Флотские афоризмы.

 
 

 



 

 

 

 

Ф.ИЛИН

 

 

 

 

 

 

ЗАПИСКИ СТАРОГО ФИЛИНА,

ИЛИ

МЕРФИНИЗМЫ ПО-ФЛОТСКИ .

 

 

Полярный

2001

 

Рукопись, найденная при раскопках каюты

на корабле N

 

Того,  кто периодически проводил раскопки различной документации в рундуках, на полках шкафов, в ящиках рабочих столов в офицерских каютах, не удивишь изобилием исторического и даже литературного материала, который можно извлечь на свет. Папки

с документацией за несколько лет назад и вперед. Толстые гроссбухи расследований. Толстые скоросшиватели объяснительных записок, причем, одна фантастичней и забавней другой, как по стилю, так и по содержанию. Мне тоже повезло, так как при этих раскопках удалось получить в подарок кучу старых, ненужных записных книжек, где на полях можно было найти куда более интересные факты и мысли, чем в изложении основных рабочих событий. По удивительному совпадению, хозяин каюты Ф.Илин прошёл почти через все те же военно-учебные заведения, те же самые гарнизоны, военные городки и другие ключевые пункты военно- морской службы, что и я. Мы с ним были знакомы со всеми классиками, носившими разные погоны, занимавшими разные должности и ступени на служебно-социальной лестнице. Все оригинальные высказывания этих достойных людей и остроумные или ехидные комментарии, сделанные самим Ф.Илиным, по чистой случайности имеют шанс стать достоянием широкой флотской и околофлотской общественности. Практически у каждой приведенной в этой книге мысли есть свой конкретный автор, появлению того или иного «мерфинизма» способствовало какое-то историческое, известное нам обоим, событие местного уровня. Флотская служба и жизнь гарнизонов богата на такие события, может, еще и потому, что просто ни один случай не остается не замеченным для окружающих, люди там относятся друг к другу — может, плохо, может быть, хорошо, но никогда — равнодушно. Люди там стремятся помочь друг другу даже тогда, когда их об этом и не просят. Что тоже порождает очередные «афоризмы».

Когда сформировалась сама идея о создании этой книги, все «классики», чьи мысли я постарался популяризовать благодаря Ф.Илину, были живы, и дай Бог им здоровья еще на долгие годы.

Надеюсь, что моя работа над «мерфинизмами» вышеназванных классиков в военно-морских мундирах не испортила их содержания.

Виктор Белько.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Почему «мерфинизмы»? И почему по-флотски? Для человека, даже мало-мальски эрудированного, «Флот» и «Мерфи» — понятия не совсем совместимые. (Как известно, Мерфи был капитаном авиации. И вообще...) И все же я их совместил. Во всяком случае, попытался. А

уж как это у меня получилось, судить тебе, дорогой обладатель сего произведения. И все же, почему «Мерфинизмы по-флотски»? Может даже и потому, что есть макароны с подобной родословной. Но на самом деле все гораздо проще. Просто, читая известные многим, по книге А. Блоха, законы Мерфи, проходя службу на флоте, заметил интересные закономерности. В преломлении к нашему флотскому бытию мерфинизмы приобретают несколько иное звучание, и из них вытекают абсолютно другие следствия, наши родные — флотские, так всем знакомые, но не всегда всеми замечаемые. Ну, например: «Если какая-нибудь неприятность может случиться, она случается». Или: «Всякая работа требует больше времени, чем вы думаете». И еще много-много. А существуют еще законы Сирила Норткота Паркинсона,

Принцип Питера», законы Клипштейна, Чизхолма и т.п., они такого же рода, но в своих областях: техники, проектирования, программирования, жизни общественных и государственных организаций. Как это будет выглядеть, по наблюдениям автора, вы сможете прочитать ниже.

Конечно, с «родительскими законами» тут много общего, а потому многие, читая «Мерфинизмы по-флотски», могут встретить до боли знакомые слова, понятия и афоризмы. Предвидя это, сразу же хочу предотвратить ваши мысли о наступающем на ваши мозговые извилины «плагиате». Его перед вашими глазами нет. Есть закономерности. Ибо на флоте тоже служат люди и им тоже присущи те же ошибки, которые нередко встречаются в других областях человеческой деятельности. Поэтому это не пересказ всего вышесказанного, а скорее запись личных наблюдений, или, как это называется «по мотивам...». В этой книге нет ничего принципиально нового, нет никакого «откровения свыше». Во всяком случае, работая над «Мерфинизмами...», автор был далек от такой мысли. Все это давно как-то проговаривалось в среде офицеров флота, мне оставалось только записать, сформулировать и прокомментировать. Это не произведение художественной литературы, но и не «околонаучный труд». Кстати, получилось достаточно специализированное чтиво (особенно первые главы) — только для тех, кто имеет определенное отношение к флоту. Это что- то в стиле «кубика Рубика» — обучающая игрушка со скрытым смыслом.

Необходима еще одна оговорка: очень многие из названных законов имели место тогда, когда флот занимался своим естественным делом — боевой подготовкой в море. К сожалению, молодым офицерам это известно лишь из учебной и популярной литературы, документальных и художественных кинолент советского периода. Но автор надеется, что у них еще обязательно будет возможность проверить эти наблюдения на собственном опыте. Добиться же успеха можно, преодолевая и обходя все «мерфинизмы». Но «кто предупрежден — тот вооружен». Друзья, прочитавшие рукопись, потребовали обязательной оговорки, которую я и делаю, дабы не бросить на них тень подозрения: «Все совпадения — случайны, а намеки — беспочвенны». Если кто кого из знакомых узнал, то автор напоминает, что, читая, например, словарь по психиатрии многие тоже узнают не только знакомых, но и самих  себя, причем, в каждой его статье.

 

            А В Т О Р.

 


ФЛОТ, КОТОРЫЙ ГУЛЯЕТ САМ ПО СЕБЕ!

 

Пусть море и глубоко, значительно глубже нашего роста, мы все-таки по нему ходим, а не плаваем! Поэтому у нас есть и свои законы, и свои условности — флот, который гуляет сам по себе!

Как утверждают боевые армейские друзья, «рапорт» и «маяки» говорят только моряки. Аббревиатура «ВК» у этих самых друзей означает «воинский коллектив». У нас же - совсем-совсем другое. Спросите тех, кто это еще помнит!

Если вы заранее спланировали, как провести день рождения (свой или жены) или другой праздник, у вас появляется хороший шанс отметить его в море. Если не на своем, то на соседнем корабле, на котором будет отсутствовать офицер вашей специальности.

Если предстоящий выход в море подан в план достаточно заблаговременно, то тем более вероятна его отмена.

Если день выхода корабля приходится на день получки, он обязательно состоится. Если обещают привезти хлеб перед самым выходом в море, то автомашина или хлебозавод обязательно должны сломаться.

Если перед выходом в море все боевые части доложили, что вся «матчасть» в строю - что-то здесь не так.

Прежде чем «крыть» кого-то на чем свет стоит, проверьте — отключен ли микрофон. Глубокомысленные комментарии к прозвучавшим командам произносятся только после отключения микрофона ГГС (устройства громкоговорящей связи) от ходового, ГКП и других постов управления.

Критика решений командования умнее звучит при отключенном микрофоне.

Если перед выходом в море вся материальная часть в строю — значит, что-нибудь сломается в море.

Во время боевой службы неприятности пробуют вас на прочность в начале, дают расслабиться в середине и... выдают все положенные за этот срок гадости «на десерт».

Если вы ничего не успеваете и смертельно устали, а «бумажный вал» все не уменьшается, то бросьте все дела на один день и ничего не пишите. После этого посмотрите, что получится: если корабль утонет — делайте выводы. Если нет — тоже.

Если вы активно трудились ночью на благо своего корабля, это еще не значит, что вам дадут отдохнуть днем.

Активные и массовые посещения вашей каюты начальниками и подчиненными начинаются сразу же после того, как вы решите отдохнуть. Имеете ли вы право на этот отдых или нет, особого значения не имеет.

Если офицер после вахты все-таки лег на свою койку, то все равно найдется кто-то, кто потрясет его за плечо и спросит: «Тащ! Вы спите, тащ?» Другой вариант: какой-либо старший начальник отдернет занавеску или включит свет, внимательно вглядывается в вас, пока вы не проснетесь, после чего дозволяюще изрекает: «А, это Вы? Ну, спите, спите...»

Самый дурацкий вопрос, который можно задать спящему: «Вы спите?» Глупее бывает только ответ: «Да, сплю!»

Офицер имеет шанс отдохнуть днем от ночных трудов праведных лишь в том случае, если ему удастся найти для этого самое непредсказуемое, пусть даже и не очень уютное место. Чужая каюта — это слишком слабо сказано!

Спящего офицера скорее разбудит остановка двигателя, чем шум от его работы.

Восстановление сил в непредусмотренное для этого время производится исключительно лежа на спине, дабы лицо не покрылось следами, похожими на следы развернувшегося трактора, от твердой подушки и не выдало с головой, чем, на самом деле занимался «покоритель морей» последние полчаса.

Лучше не считать часов, которых ты не доспал, чтобы не расстраиваться, пока ты в море. Но ими можно хвастаться уже по приходу в базу, а также пугать молодых коллег своим личным примером в преодолении грядущих для них испытаний.

Если корабельный офицер говорит, что он доволен службой — значит, он уже нашел способ выполнения своих обязанностей с минимумом затрат сил и времени.

Если корабельный офицер желает добиться успеха, то в служебное время он должен готовиться к проверкам, а в личное время — к выходу в море.

Вероятность выхода в море обратно пропорциональна качеству подготовки к нему.

Фундаментальная теория: нос — спереди, корма — сзади. Неуверенное знание морской и военно-морской терминологии уверенно приводит к неприятному конфузу.

Высокорослые быстрее, чем другие, запоминают расположение плафонов и вентилей , клапанов в отсеках, анализируя происхождение шишек на своей голове.

Каюта механика — склад дефицитных деталей и разнокалиберного крепежа, различных патрубков, железяк невообразимой конфигурации и неведомого назначения, разных и всяких прокладок (но не женских, с крылышками и без), наждачной бумаги, ключей и других расходных материалов. Не верите — загляните ему под койку!

Механик — это тот офицер, которому легче думается с гаечным ключом в руках. Механик на корабле чувствует себя ответственным за соблюдение закона физики насчет всемирного сохранения энергии.

Чем больше помещений на корабле, тем меньше вероятность, что вы их будете регулярно посещать. Но еще вероятнее, что кое-где вы так и не побываете.

Нетвердое знание командных слов вахтенным офицером вызывает у командира возмущение и вводит экипаж в заблуждение.

Утвержденные командные слова каждый пытается передать в своей собственной интерпретации, борясь за собственную оригинальность.

Парадокс старпома: никогда не хватает времени выполнить работу как следует, но, что интересно, всегда находится время ее переделать в приемлемом варианте.

— Проще организовать покраску внутренних помещений, чем устранение ее последствий.

     Большая приборка — мероприятие пусть не очень культурное, зато самое массовое.

Никто не собирается выходить на приборку, если не уверен, что его все равно туда

обязательно выведут. Или выгонят.

— Если голова старпома не знает, чем занять свой личный состав, то его губы сами объявляют большую приборку.

Девиз старпома: кто не работает... тот пьет! Или антитеза: кто работает, тот не пьет. Одновременно.

Работу по наведению порядка на корабле никогда нельзя закончить. Можно только объявить временный перерыв.

Количество общих построений экипажа обратно пропорционально состоянию организации порядка на корабле, но прямо пропорционально стремлению старпома добиться положительных сдвигов в этом вопросе.

Чтобы пробудить экипаж на приборку, нужно хотя бы возбудить служебное рвение у командиров боевых частей.

Организация работ — это поиск компромисса между желаемым, необходимым и достаточным.

Улучшение качества надраивания палубы до блеска приводит к увеличению скольжений и падений на ней ничего не подозревающего личного состава. И гостей корабля тоже. Что обиднее, так как этот блеск в основном для них и чтобы убедить в неистребимом флотском шике.

Отлично надраенная до блеска палуба в зимнее время — главный источник падений и травм одних и веселья других, наблюдающих за этим, как на городском ледовом катке.

При поиске компромисса в распределении времени между борьбой за корабельную организацию и самостоятельным обучением настоящему делу военным образом, наука неизменно проигрывает.

Время, необходимое и затрачиваемое для отработки боевой и повседневной организации на корабле, всегда многократно больше, чем время, потребное для ее деградации и развала.

Командир боевой части, который успешно предъявил старпому всю необходимую документацию, к моменту монументальной проверки отдаст ее на соседний корабль для «передирания», где ее потеряют. За что достанется, для начала, именно старпому.

Что-либо, розданное по боевым частям (например: служебные карточки, образцы документов, кисти, инструмент) никогда нельзя вовремя собрать в том же количестве.

Если служба на флоте тяжела как таковая, то усилиями отдельных людей она становится невыносимой. Самое интересное, что начальники высокого уровня и не требуют таких жертв, каких требуют условия, создаваемые отдельными ретивыми исполнителями в лице начальников поменьше.

Категорический императив помощника по снабжению:

Если периодически удается заменить практические пуски ракет условными и даже засчитать их как фактические, то никому еще не удавалось накормить условным обедом экипаж.

Все, что не поставлено в рефкамеру (холодильник промышленного типа) — испортится. Все, что поставлено — испортится тоже.

Выход из строя рефкамеры увеличивает количество мяса в рационе личного состава в данный период, твердо гарантируя компенсацию запасов в будущем, но уменьшает количество нервных клеток у механиков и сокращает им жизнь посредством воспитательной работы с ними командира.

Как  волков не корми, а шакалы все равно утащат больше!

Наличие запасов провизии в кладовых на корабле никогда не равно расчетному балансу. Продовольствия всегда либо меньше, либо больше. Отчет — дело тонкое, помоха!

Плохо припрятанный "на черный день" излишек продуктов способен обрадовать только ревизора.

— Цыплят по порциям считают!

Раньше других всегда заканчиваются наиболее вкусные продукты.

Баталеры ответственны за закон всемирной энтропии — всё, что к ним попало, в конце концов обязательно хрен знает куда исчезает.

Оставленное без присмотра продовольствие возбуждает аппетит у тех, кто это заметил. Помощник по снабжению, начальник продслужбы — самые горячие поклонники

медицинского постулата о том, что много есть — вредно.

Кулинарных слабостей у всех много, а продовольственная норма — она одна.

Однако, тем не менее, существует разница в ее восприятии: например, матросы «служб и команд» видят в своих тарелках куски курицы и представляют ее, в целом виде, этакой пухленькой сороконожкой, а турбинисты и мотористы — тощим «драконом-сорокошейкой». И да отсохнет рука, обделившая себя!

От первого блина, сотворенного начинающим коком, иной раз может свернуть комом желудок любого доверчивого дегустатора.

Корабельный кок, оставшись без контроля, может продемонстрировать вам процесс превращения хороших продуктов в непривлекательную малосъедобную массу, которая, тем не менее, делает невозможной проверку количества израсходованного продовольствия на камбузе.

Проверяющий качество пищи или состояние камбуза вправе рассчитывать на особое дополнительное питание. Для уменьшения его (проверяющего) собственной вредности.

Корабельный кок редко пробует то, что он сотворил для личного состава. Себе и своим друзьям он готовит отдельно.

Экономия продуктов — процесс, избирательно касающийся личного состава в обратно пропорциональной зависимости приятельской близости к помощнику командира (помощнику по снабжению, начальнику продовольственной службы, где они есть).

Консервы — это вкусная пища! Если «сидеть» на них меньше недели.

Кто дружит с помощником, тому всегда есть чем закусить! Особенно когда он найдет, что с ним выпить.

Желающих водить не бескорыстную службу с помощником всегда больше, чем у него есть материальных возможностей эту дружбу подпитывать!

Для «узкого круга ограниченных людей» у продовольственника всегда найдутся продукты, которых будто бы и нет на корабле. Закон угощения: «Чем круг уже, тем ассортимент шире».

«Чума на оба ваших штаба» — восклицание и искреннее пожелание в духе Шекспира помощника командира корабля на контрольном выходе перед боевой службой или на выходе на прием курсовой задачи. Он вынужден как-то размещать и кормить всех проверяющих или принимающих какую-нибудь задачу, совершенно лишних (по его субъективному мнению, конечно) на корабле.

Представитель вышестоящего штаба, прикомандированный на корабль, хочет или нет, но нарушает на нем привычный порядок вещей. Как порядочному человеку, ему совестно просто так бездельничать. Он начинает желать кому-нибудь в чем-нибудь помочь или что-нибудь проверить. Поэтому командование корабля организует его рабочее время и вынужденный досуг таким образом, чтобы у него не было времени на вольную программу успокоения своей совести.

Как бы заблаговременно вы ни собирались в море, вы обязательно забудете что-нибудь из необходимых вещей.

Расчетного количества запаса сигарет на период длительного выхода в море никогда не хватит на реальное количество ходовых суток.

Заказанные предметы необходимого ЗИПа и разные нужные расходные материалы будут доставлены к вам на причал в самый последний момент перед отходом. Или на следующий день после него.

Офицер, прикомандированный с другого корабля на выход в море — это тот счастливчик, который занимается только своим делом, согласно воинской специальности и служебной категории и распорядку дня. А также процессом совершенствования своего собственного самообразования и повышением культурного уровня.

Офицеры береговых частей, всяких служб и управлений в разговорах с корабельными офицерами выражают свою добрую зависть к их почетной и романтической службе — в глаза, и радуются в глубине души, что их миновала «чаша сия» — вообще или уже.

Если вам потребуется выйти из каюты перед выходом в море, понадеявшись на приборщика в заполнении бачка умывальника, то:

а) если закроете клапан наполнения — останетесь без воды;

б) если откроете, успешно затопите свою каюту, т.к. приборщик будет занят в этот момент чем-то несравненно более важным.

При расхождении в море путь уступает умнейший — арбитраж далеко, а море глубоко. При расхождении один из судоводителей думает, что он имеет преимущества по МППСС, а встречный уверен — что по уважению другого к своему значительно большему водоизмещению. Что безопаснее?

«Главной дорогой считается та, по которой движутся танки» (Нудная мудрость сухопутных водителей.)

Если изначально предположить, что судоводитель встречной цели неожиданно поведет себя как пьяный идиот, то меньше удивишься возможным неожиданным маневрам в опасной близости и будешь к ним вполне готов.

Говорят, что есть международный закон, запрещающий идиотам выходить в море. Во- первых, ни один из них сам не признается и таковым себя не считает, а когда это наиболее ярко проявляется, делать что-то уже поздно. Во-вторых, законы везде выполняются лишь эпизодически. В-третьих, не все честные идиоты об этом знают.

Если капитан «рыбака» считает, что его деньги, в виде косяка рыбы, проплывают где- то рядом, ему все равно, какое там у вас преимущество по МППСС.

Большая дистанция позволяет не только избежать столкновения, но и подобрать наиболее убийственные слова для радиообращения к судоводителю (командиру) встречного корабля или судна, совершившему наглый или опасный маневр у вас перед носом.

Команда на маневр будет неправильно отдана (или понята, или исполнена) в самой неподходящей для этого ситуации.

Отдающий команду на морском языке должен учитывать не только время на естественную реакцию исполнителей, но и время для перевода ее на бытовой язык, если он не уверен в их морской подготовке.

Чем больше начальников скопилось на ходовом посту управления (на ходовом мостике), тем больше вероятность ошибки вахтенного офицера. И тем меньше его самостоятельность в принятии необходимых решений.

Возвращаясь с моря, не говори "гоп!", пока на причал не спрыгнешь!

Оказавшись на новом корабле, оптимист интересуется его мореходными и боевыми качествами, а пессимист — количеством спасательных плотов и шлюпок.

Корабли, как и братья, похожи друг на друга только внешне.

Удачное и успешное маневрирование при швартовке (и т.д.), пусть и с нарушениями ограничений и всяких требований, но без последствий, называется морской лихостью, а неудачное, повлекшее за собой последствия», назовут, самое мягкое, «хулиганством».

Во всем есть хоть что-то свое позитивное:

 

Если по вашему кораблю спокойно бродят целые футбольные команды крыс — значит, вы ещё не тонете!

Если по вашему кораблю толпой гуляют тараканы — значит, на корабле достаточно тепло и пока еще, оказывается, есть, что поесть!

Если сосед по каюте храпит по ночам, с ревом и свистом, совсем как бомбардировщик на старте, то представьте, что вы летите в свой летний отпуск на самолете. Тогда вы сможете быстро заснуть приятным сном.

Если обстоятельства не позволяют вам поспать по-человечески, то у вас появляются моральные права не давать это сделать и подчиненным.

Если, возвращаясь в базу, вы не планируете мчаться на встречу с женой сразу после швартовки, то почти не расстроитесь, оставшись каким-нибудь старшим, дежурным, кого- нибудь чем-нибудь обеспечивающим или ответственным за ввод в строй уставшей больше, чем вы, и закапризничавшей материальной части.

Контроль ночной вахты — это не форма недоверия, а форма борьбы за выживание.

Приготовление корабля «к бою и походу» перед выходом в море — это: — последняя возможность ужаснуться тому, сколько же всего еще вы не успели сделать; — ожидание, какой сюрприз может выкинуть ваша многострадальная «матчасть» в самый неподходящий момент. Кто готовится к походу, тот трудится и готовит свою матчасть, а кому надо готовиться к бою, тот готовит к нему свою нервную систему в укромном уголке подальше от начальства. Надеясь, что на этот раз бой не состоится, и от души веря в мощь своего оружия. Если начальники не видят.

Погода бывает трех типов — которую вы ожидаете по прогнозу, которую предсказал ваш штурман и та, которая будет на самом деле.

Блестяще рассчитывая точное время выхода в заданную точку, штурман никогда не может продемонстрировать точность своих расчетов по времени возвращения корабля в базу. Потому что переменные величины — скорость и расстояние — действительно очень переменны и зависят от фокусов механика и его матчасти, от частоты посещения головы командира разными светлыми мыслями, а также непредсказуемыми решениями, продиктованными профессиональной тягой к перестраховке всей восходящей цепочки оперативных дежурных в отношении плана и режима плавания.

Чем больше штурман вооружен технически, тем выше его шансы потерять истинную профессиональную квалификацию.

Признак хорошей штурманской культуры — это разница между счислимым и обсервованым местом на один укол иголки. Диаметр иголки не оговаривается.

Выход из строя современной, «крутой и навороченной», техники производит меньшее впечатление на того штурмана, который дольше привык обходиться без нее вовсе, используя, чаще всего, старые добрые вечные светила и неизменную береговую черту.

От тщательности заточки карандаша точность определения места, конечно, не зависит напрямую, но ярко свидетельствует о прилежности штурмана и его отношении к своей профессии.

Самый популярный номер навигационной карты будет получен в самом меньшем количестве экземпляров из всего каталога.

Рыскание мыслей в голове рулевого отражается на рыскании корабля по курсу и зигзагах на курсографе.

Вероятность получения незапланированного «добра» на незапланированный маневр от соответствующего оперативного дежурного, а тем более на вход или выход в базу (из базы), тем меньше, чем меньше времени ему остается до смены.

Типовая позиция нормального оперативного дежурного: «Кто не рискует, тот не пьет шампанского. А нам и водки вполне хватит.

Чем ближе к базе, чем радужнее надежды на скорое возвращение к родному причалу, тем больше шансов, что оперативный дежурный «нарежет» вам новое задание.

Не так страшен пирс, как к нему швартуют!

Вмятины на бортах кораблей, замененные стальные листы на их скулах, старательно закрашенные свежей, отличающейся по колеру краской, свидетельствуют об ошибках при учете переменных величин в расчетах при швартовках.

На буксиры надейся, а сам не плошай!

Закон швартовки: форштевень всегда крепче борта.

Если очень лихо швартоваться, то «море кончится» несколько раньше, чем корабль успокоит свою инерцию.

Лихая и красивая в своей легкости (если смотреть со стороны) швартовка требует рутинно-занудной подготовки и предварительной проверки исправности всех технических средств.

Борт корабля, к которому швартуются, находится в большей опасности, чем у того, который швартуется.

Если корабль при швартовке должен сильно ткнуться о борт другого корабля или о стенку причала, то именно в это место не успеют подтащить необходимый кранец.

Полбеды, если командир подзабыл, как надо швартоваться, хуже, если ему и вспоминать почти нечего.

Действия неподготовленной швартовой команды направлены на спасение доверенных им кранцев от зверских ударов по ним бортами.

При подаче бросательных концов во время швартовки корабля с его борта подающие ведут прицельный «огонь» легостями по тем, кто на берегу. Если бы не целились, то могли бы в кого-нибудь попасть.

Не облокачиваться на леера — это не просто требования морской культуры, а тонкое знание разгильдяйской сущности матросов боцкоманды, которые в трех случаях из пяти не крепят их, как следует. Кто не хочет купаться за бортом, никогда этого не делает!

Нет такого хорошего крепления, которое бы не мог сорвать хороший шторм. Чего бы там ни думал о себе ваш боцман.

Команда проверить и усилить крепление имущества по штормовому будет дана не- медленно и сразу после того, как что-то очень ценное будет сорвано с места и безвозвратно погибнет.

Такая команда, своевременно отданная, не спасет, конечно, того, что должно разбиться, но даст вам моральное право в красках рассказать всем о том несчастном, кто эту команду как следует не выполнил.

Сорвавшееся с креплений имущество угробит те наиболее ценные предметы, которые на них все-таки удержались.

Выпавший от качки из своего гнезда подкоечный рундук (ящик), заклинит дверь в каюте изнутри. Именно в то время, когда в ней никого нет, чтобы вернуть его на место.

Обвалившийся же стенд или огнетушитель, или аварийный брус — заклинит ее снаружи. Именно тогда, когда там кто-то окажется и не сможет выйти из каюты, а в коридоре именно в этот момент не будет никого, чтобы его освободить.

Если вдруг вокруг вас все пытается двигаться, а ваши внутренности начинают шевелиться как бы отдельно от тела, но вы точно помните, что ничего спиртного не пили, значит, за бортом корабля — шторм.

От сильной качки ваше собственное содержание, взбесившееся внутри вас, может испачкать вашу форму. Чужое — тоже, если вы не успеете увернуться.

Первый же серьезный шторм заставляет «почувствовать разницу» между плаванием на боевом корабле и морской прогулкой, а также между акварельно-ласковым морем юга и той бешено враждебной стихией, которая пытается перевернуть эту вашу металлическую скорлупку, как бы там в формуляре она ни называлась и какой бы там класс и ранг ей ни был бы присвоен.

Если посуда выставлена на столы (т.н. «баки») заранее перед обедом или ужином, то должен последовать поворот на другой галс, после чего придется собирать с палубы то, что не разбилось и случайно уцелело. Предупреждение о предстоящем повороте будет объявлено слишком поздно или вообще не будет услышано.

Во время шторма или достаточно приличного волнения, весь экипаж делится на следующие категории: на тех, кому некогда замечать эту свистопляску стихии, на тех, кто делает вид, что этого не замечает, на тех, кто ничего уже не может — ни делать, ни замечать и, наконец, на тех, кто просто ничего не хочет делать под этим благовидным предлогом, как под прикрытием.

Летая под воздействием качки по ходовому посту, лучше схватиться за чьи-то... уши, чем за ручки машинного телеграфа.

Шторм у некоторых пробуждает зверский аппетит, а у других его напрочь отшибает. По всей видимости, для того, чтобы первые съели только невостребованные порции вторых, в столовых и кают-компаниях, а не их самих, прямо на месте, урча от голода.

Того, кого труднее раскачать, того труднее успокоить. Это верно как в прямом, так и в переносном смысле, как для человека, так и для корабля.

Между кораблями действует закон взаимного притяжения — как бы много ни было моря, но корабли находят друг друга — кто носом, кто кормой, кто бортами. И даже под водой.

При игре подводных лодок в «кошки-мышки» под водой может здорово достаться и «кошке», и «мышке». Подводный контакт может быть не только акустическим, но и полным и очень тесным.

Пресная вода — это именно то, что вы начинаете ценить, как только вы «оторветесь» от причала.

Морская вода будет всегда стараться посолить свою пресную сестру. Иногда ей это все- таки удается. И таким образом, что этого не смогут объяснить механики, и не только командиру, но даже самим себе.

Вектор отклонения вероятной ошибки уверенно направлен в сторону ближайшей навигационной опасности. Накапливаясь, ошибка стремится сблизить с ней ваш корабль.

Неотмеченная на карте навигационная опасность непременно подвернется прямо по вашему курсу.

Навигационные происшествия с самыми серьезными последствиями случаются в самую хорошую видимость и при минимальном волнении.

Если вам рекомендовали точку якорный стоянки, то скорее всего именно такую, где уже несколько предшественников потеряли свои якоря.

Грунт в этой точке очень хорошо и уверенно удержит ваш якорь в случае самой похабной погоды. Сам же корабль шторм может понести по волнам дальше. Но уже без него, с обрывком якорь-цепи в клюзе.

Кают-компания — это место для общения офицера с коллегами и короткого отдыха от личного состава.

Каюта — это такое место для работы и отдыха офицера, где ему точно не дадут ни отдохнуть, ни поработать.

Чем чаще посещения каюты офицера остальным населением корабля, тем выше показатель его необходимости на корабле, а чем чаще посещения каюты командира членами экипажа, тем заметнее беспомощность его заместителей. Или слишком авторитарен стиль его собственного управления.

Боевые посты для матросов и старшин, кроме своего прямого функционального на- значения, имеют еще и назначение, аналогично кают-компании: для общения «по интересам», отдыха от командования и «перемывания костей» отцам-командирам.

Командир, его старпом и заместитель часто борются за высокую морскую культуру корабля, а личный состав пытается победить эту самую культуру, по мере сил и способностей. Он делает это постоянно и небезуспешно.

Настоящую морскую культуру на корабле можно внедрить только совершенно варварскими методами.

Если вечно не выспавшийся, но педантичный — это штурман; если осторожный, занудный и прижимистый — механик; хитрый, но в меру наглый и находчивый — минер; отчаянно-находчивый и готовый объяснить любой отказ техники — ракетчик; хитрый, как змей, и выпить не дурак — доктор; озабоченный всем, чем попало, и всем недовольный- это старпом; тот, кто в выходной день не жалеет своих сил, чтобы никому не дать просто отдохнуть — замполит; а вот тот, кто всеми ими руководит — это командир.

(Краткий корабельный определитель для гостей и шефов.)

Трудно внедрять морскую культуру, если сам плохо представляешь, что это такое, если это понятие не вбито в голову с курсантских времен или хотя бы еще самым первым твоим командиром.

Морская культура — это то, чего всегда не хватает соседнему с вами кораблю. Во всяком случае, больше, чем вашему родному.

Если не напомнить дежурному (вахтенному офицеру) о своевременном включении и выключении, соответственно, ходовых или якорных огней, о вашей морской культуре могут думать так, какова она есть на самом деле.

Трудно найти маленькую подлодку в большом квадрате моря, особенно если ее там уже нет!

Во время слежения за чужой подлодкой ваш штурман легко может рассчитать, где она будет, скажем, через десять минут. Но у ее командира, как правило, свои планы. Ему почему-то не нравится, когда за его лодкой следят.

Когда очень нужно, каждый корабль КПУГа находит подводную лодку на контрольном поиске. Причем, каждый — свою собственную.

Использованная практическая торпеда сделает все от нее зависящее, чтобы подольше поболтаться среди моря, если ей не удалось сразу же просто утонуть, покончив свою жизнь самоубийством, и посмотреть со стороны, как все заинтересованные лица бороздят море на своих кораблях, разыскивая ее там, где она должна быть, а не там, где она есть, представляя, что о ней говорят на ходовых постах и сигнальных мостиках.

К проведению стрельб всегда все готово. По крайней мере, все так думают вплоть до первой минуты на боевом курсе.

При подготовке и проведении различных стрельб создается такой ажиотаж, который по психическим нагрузкам равен напряжению боя. Вот это-то и готовит нас к сражениям морально.

Чем меньше внешняя военная угроза для страны, тем в большей опасности находится флот и жизнь его кораблей!

Ни один план не может быть выполнен до конца. Сумма случайных внешних факторов будет направлена на уменьшение вероятности желаемого и спланированного события.

Закон успешного выбора: из двух ожидаемых оказий выбирай первую. Вторую могут отменить. Следствие: из трех — тоже!

Корабельный праздник — мероприятие, требующее серьезной подготовки до, и серьезного отдыха — после.

Ожидание праздника страшнее самого праздника. Если ваш корабль задействован в большом празднике, то ничего так не хочется, как того, чтобы этот праздник быстрее кончился. Даже не начинаясь. Показное гостеприимство превосходит все разумные пределы (с точки зрения экипажа). Начальство думает иначе.

После окончания большого праздника вы наконец-то будете иметь право на свой маленький личный вариант праздника. В кругу близких друзей и своих домашних.

Нет порядка, кроме Устава, и старпом — столп его!

Если старпома не будут бояться — над ним будут смеяться! Нет бога, кроме командира, а замполит — пророк его!

Ни один старпом не может поймать сказочную золотую рыбку. Провидение не допустит: уж слишком его желания будут кровожадными.

Нет дыма без огня, если это не химические учения;

Помимо своего прямого назначения, по которому использовать его пока, слава Богу, не надо, противогаз исполняет роль индикатора. Например:

— противогазы у нескольких встреченных вами офицеров или мичманов говорят о начале какого-нибудь учения.

— наличие противогаза у отдельно бредущего по городу матроса свидетельствует о том, что он — оповеститель и идет расстроить планы какого-то офицера или мичмана, по которому уже соскучились на корабле. Для чего противогаз оповестителю, не скажет вам даже тот, кто ввел эту традицию лет 50-60 лет назад. Предполагается, что для придания ему сурового военного вида.

Противогаз на боку североморца означает, что матрос, отправившийся за сигаретами или пивом, желает отвлечь внимание у встреченных офицеров.

На учениях по ППДО матросам вместо оружия часто выдают лишь противогаз. Чтобы нечаянно всплывший супостат, увидев зеленую динозаврово-бегомотью морду, утонул от разрыва сердца. Матросы почти уверены в этом, потому что ничего другого для уничтожения проклятых диверсантов им не дают.

С ходового поста видно далеко вперед, но главные опасности порождаются внутри корабля.

Чем больше служишь, тем больше чувствуешь, что везде-то мы побывали и послать-то нас уже некуда. Разве что в запас.

Где бы и в каких бы морях подводник ни был, считают, что видел он только свой пульт. Ну почему только пульт? Еще и каюту, кают-компанию, гальюн, а также много разных красивых мест — по видику».

Как бы ни была сложна работа в море, там все равно экипаж отдыхает после подготовки к выходу в него в родной базе.

Как ни планируй покраску корабля, она все равно будет авральной. В свежую краску хоть кто-нибудь должен вляпаться. Нужной вам краски всегда чуть-чуть не хватит.

Краска вносится на корабль бочками и «барабанами», а выносится банками и баночками. Для решения больших и маленьких проблем.

Ни одна кисточка или валик не доживет до следующей «покрасочной страды». Матросу их проще выбросить, чем отмыть, а боцману это проще не заметить, чем проконтролировать.

Кто-нибудь обязательно должен влить в масляную краску синтетический растворитель, чтобы убедиться в том, что она безнадежно испорчена, а затем выслушать все, что думают о нем и его родственниках.

После покраски корабля приступают к отмыванию членов его экипажа. Причем, очень важно вовремя отобрать кисточки у матросов. Пока еще закрашено не все, чего не надо бы красить.

Большая приборка — это не процесс, это состояние корабля. В этот период вытаскивается на свет божий и выносится с корабля прочь весь тот мусор, который в течение недели старательно распихивался по всем укромным углам, а также производится попытка смыть ту самую грязь, которую до этого лишь долго и планомерно размазывали по палубе и панелям приборных ящиков. В ожидании проверки какой-нибудь комиссии этот процесс становится перманентным.

Когда приборки теряют свой рациональный смысл поддержания необходимого морского порядка для выполнения кораблем задач в море и становятся самоцелью, то любое их количество не спасет этот порядок от постепенного угасания.

Чем длиннее объявленная приборка, тем меньше людей в ней реально участвуют с течением времени!

Бездельник — это человек, который просто не хочет вредить любимому делу и боеготовности родного корабля.

Бездельник только думает, что он ничего не делает. На самом деле, он организует неприятности — и сам себе, и своим начальникам тоже.

Если офицер «загремел» по трапу или провалился в люк, то он должен внушить видевшим это матросам восхищение тем, как он быстро спустился. А заодно и самому себе, чтобы успокоить самолюбие и обмануть собственный занудливый внутренний голос.

Если, начиная служить на корабле, считаешь, что спрашивать окружающих об особенностях устройства корабля или стыдно, или рано, то непременно наступит время, когда это будет делать поздно, а потому и действительно стыдно.

Обучая наш родной личный состав мерам безопасности, мы сами как-то уверены, что офицера без страховочного пояса волна с надстройки или с палубы не смывает (особенно— старпома и помощника), а «поросшие ракушками в соляровом соусе» механики могут дышать безо всяких там дыхательных приборов в отравленном угарным газом и даже фреоном отсеке.

Катастрофы бывают стихийные, роковые и отлично организованные. Аварии и катастрофы случаются, чаще всего, тогда, когда в одном месте собираются, чьи-нибудь Беспечность, Разгильдяйство, Непрофессионализм и плохие погодные условия вместе с капризами техники. Когда присутствует хотя бы один из первых трех факторов, все остальные обязательно приложатся. Эти факторы даже как-то притягивают сумасшедшего ишака, управляющего встречным вам судном, пересечь вам курс на пределе наглости.

Причины аварий и поломок объясняются отдельно: для высоких начальников — как надо, и для себя и близкого круга коллег — как оно было на самом деле.

Тяжелее всего оправдаться за аварию, совершенную по непредусмотрительности, перед самим собой.

Сумма мелких ошибок и легкомыслия дает большую аварию.

За ошибкой одного члена экипажа неизбежно следует ошибка кого-либо еще.

Сигнал аварийной тревоги в море — это надо представить себе вой бормашины, визг железа по стеклу и грохот будильника среди ночи. Причем, когда все это врывается в сознание одновременно.

Аварийная тревога и реальная опасность вышибает из головы все, кроме того, что знаешь наизусть, кроме стойких приобретенных рефлексов и автоматических навыков.

После объявления аварийной тревоги неизбежно произносится слово: «фактически», убеждая личный состав, что на этот раз его не «разыгрывают».

Идеальные условия для аварии создает идиот (банда идиотов), который (которые) уверен (уверены), что поступают совершенно правильно. С точки зрения их собственной логики.

Чем больше беспечность экипажа, тем больше вероятность аварии.

Технические совершенные аварийно-спасательные и резервные средства оказываются неспособными работать в аварийных условиях и выходят из строя одновременно с основными в период самой острой потребности в них.

Об АСС вспоминают только при аварии.

Нельзя устранить последствия аварии в системе, не выходя за ее пределы. Если это все же удалось — значит, у вас была просто сложная поломка.

Отсутствие разумного страха у экипажа перед стихией аварии повышает вероятность ее возникновения.

Чем реже выходы кораблей в море, тем чаще подворачиваются «трагические случайности» в расчете на средний ходовой час.

«Конец света» — это выход из строя последнего дизель-генератора при плавании в море. Свет просто кончился.

Длительное отсутствие аварийных ситуаций вырабатывает самоуспокоенность и повышает вероятность серьезной аварии.

0 неожиданной учебной тревоге будет объявлено заблаговременно.

Ни одна авария не совпадает со сценарием учения по живучести по этой теме. «Человек» — у нас звучит громко! Особенно: «Человек за бортом». Но, слава Богу, редко.

Частое использование маршрута вырабатывает не только навык плавания по нему, но и беспечное пренебрежение опасностями.

Обозначенные на картах навигационные опасности слишком очевидны, чтобы отдельные морские орлы их учитывали.

Если к кораблю еще на стапеле прицепились неудачи, они будут преследовать его до последнего причала, как бы ни менялось командование или экипаж.

Мысль о вероятной неудаче крепко вцепляется в сознание, заставляет осторожничать и перестраховываться и... верной дорогой приводит прямо к ней.

От стояночного режима жизни корабля ржавеют механизмы, «залипают» контакты,

«закисают» клапаны систем, а также разжижаются мозги и разрастаются лень, беспечность и апатия к службе у его экипажа.

Корабль никогда не сможет реально дать ход (развить скорость), который указан в формуляре.

Если якорь будет отдан аварийно или же с нарушениями каких-то ограничений, то он должен угодить на единственный кабель, пролегающий в этом районе.

Бочка или здоровенное бревно, плавающие в море, всегда норовят подобраться поближе к вашему курсу и угодить под винты или стукнуть в самое больное  и  уязвимое место корпуса.

Капризы средств  связи проявляются тогда и только тогда, когда в ней возникает наибольшая необходимость. Как имя женского рода, связь любит общественное признание своей исключительности. За что ее поклонники и служители-связисты всех званий часто справедливо и вполне оправданно, с точки зрения командиров, ими же морально «размазываются тонким слоем по большой площади».

Когда надо срочно подать исполнительную команду на маневр или предупредить об опасности, связь начинает давать сбои.

Обычное качество связи обостряет слух и тренирует догадливость в период добывания, сквозь треск и шумы, обрывков необходимой информации из невнятного бурчания.

Самая острая необходимость в связи возникает именно во время попадания корабля в зону неустойчивого приема или в период неисправности ближайшего действующего ретранслятора.

Громче орать в микрофон первым начинает тот, кто сам хуже слышит.

Командир боевой части связи всегда готов представить командованию десяток уважительных причин, почему нет устойчивой связи, причем все — без его личной вины. (Вся- кие зоны неустойчивого приема, магнитные бури, скальные экраны и т.д.).

Неисправность средств радиосвязи — безобразие! Но иногда это позволяет не услышать , приказ, отменяющий ваше решение, имеющее большие шансы на успех, и путающий вам все планы. Как зрительная труба, поднесенная адмиралом Нельсоном к незрячему глазу,  позволила ему, если верить легенде, не увидеть трусливый приказ, а потому победить в 9 сражении.

Доклад о готовности боевого поста к бою еще не значит, что там уже что-то готовилось. Заведующим радиотрансляцией на корабле или лодке будет назначен матрос с самым ;.

плохим музыкальным вкусом изо всех возможных. С вашей точки зрения. Без связи служить невозможно! Без связей — тем более. Камбуз и столовая — индикатор стиля управления командования, состояния порядка .

и характера взаимоотношений на нем между различными категориями.

Сигналы «Ветер 1, 2, 3» — это узаконенная степень уважительного отношения к стихии- погоды, а также дополнительная возможность пообщаться с коллегами и заняться недоделанными корабельными делами во время вынужденного «сидения» на корабле.

Эти самые « Ветры...» могут объявить и тогда, когда в вашей родной базе стоит и- полный штиль. Но все неприятные условности выполнения сигнала все равно коснутся вас в полной мере. С бугра оно виднее.

Если штормовое предупреждение приходит в день вашего планового схода на берег, - особенно если вечер обещает интересную встречу, — значит, этот «Ветер» обязательно объявят.

«Ветры» объявляют именно тогда, когда старпом собрался наконец-то сойти на берег и позвонил об этом жене.

Вахта — это возможность почти беспрепятственно реализовать свои знания и навыки по специальности и морской подготовке в четко ограниченный отрезок времени. Порулил — дай другим! Особенно, если они есть!

Время прибытия для заступления на ходовую вахту показывает степень джентльменского отношения офицера к своим товарищам.

Заступить вовремя на вахту — дело чести, смениться же с нее в назначенный час - зависит еще и от коэффициента везучести.

Ночная вахта на якорной стоянке — борьба желания спать с недремлющим чувством долга. Когда делать нечего, но спать нельзя — никак не обойтись без посторонней помощи!

Если вы среди ночи подняли из коек и разогнали по тревоге на свои боевые посты любимый личный состав, это еще не значит, что вам удалось его разбудить фактически!

Прежде чем принять доклад с боевого поста или командного пункта, надо как-нибудь убедиться, что вахтенный там до конца проснулся.

После объявления учебной тревоги глубокой ночью надо еще ухитриться как-то проверить, что личный состав, быстро добравшись до боевых постов, также быстро не устроился там досыпать.

Несерьезное отношение к вахте рано и поздно приведет к серьезным последствиям. Когда вахтенный офицер «считает ворон», то сигнальщик находится не там, откуда

лучше видно, а там, где меньше дует и заливает волной.

Мечтательность вахтенного офицера на ходовом посту каким-то непостижимым образом провоцирует сонливость у рулевого.

Дежурный по кораблю:

а) это непосредственная сила очень быстрого реагирования на все штатные и нештатные ситуации;

б) преграда, очень часто единственная, стоящая на пути осуществления коварных планов и замыслов корабельных разгильдяев;

в) тот, кто должен знать о корабле все то, что знают его главные специалисты;

г) первое должностное лицо, встречающее начальников, различных проверяющих, а также своего командира, возвращающегося после разноса у вышестоящего начальника. Вот по этому самому лицу обычно и достается, как молнией — по громоотводу!

д) тот, на ком старший помощник отрабатывает новые управленческие идеи и военно-педагогические приемы;

е) тот, с кого начинается список виновных в приказе начальника при разборе любого происшествия;

ж) тот, кому обязательно достанется, когда все забудут про спуск флага, включение якорных огней и даже существование морских приливов.

Скучающие разгильдяи из числа личного состава планируют свои «подвиги» исходя из известных им личных качеств дежурного по кораблю или дивизиону.

Чем больший начальник находится на корабле, тем меньше решительность и инициатива дежурного офицера.

Дежурство по кораблю — хороший шанс проверить себя в роли командира, на своей шкуре испытать, насколько тяжела эта шапка Мономаха.

Дежурному по кораблю ночью спать не положено инструкцией, а днем начальники, сослуживцы и подчиненные тоже не дадут отдохнуть.

0 случившемся на корабле, в соединении «подвиге и приключении» ни один объективный доклад «наверх», по линии дежурной службы, не будет сделан умным дежурным без «добра» командира. Ибо лучше уж быть походя ударенным чем-нибудь административным «сверху» за запоздалый доклад, чем быть обстоятельно «размазанным по переборкам» прямо на месте родным отцом-командиром за дурную инициативу.,

Самое хорошее в дежурстве то, что оно когда-нибудь обязательно кончается! Дежурство — это еще один способ расстроить ваши личные планы, когда вместо кого- либо, так или иначе уклонившегося от заступления «по плану», хватают того, кто не успел увернуться от рассвирепевшего старпома, которому уже надоело выслушивать всевозможные уважительные причины, почему вам нельзя (или не хотелось бы) заступать на вахту именно сегодня.

 В этом случае на старпома действуют только доводы о вашей острой служебной необходимости в другом месте и качестве, по своей экстраординарности равные тому, что если вас где-то там сегодня не будет, то небо точно упадет на землю.

Дежурный по кораблю — это тот офицер, которого стараются замучить всего за одни сутки. Причем, все начальники сразу.

Во имя интересов корабля и службы многие из нас готовы не только закрыть глаза своей совести, но и ненавязчиво нарушить законы.

Как бы мы внешне ни демонстрировали свой рационализм, где-то внутри у каждого из нас бережно хранится романтик, который дает нам силы многое вытерпеть, во имя моря и службы, в трудные времена.

Корабельная служба объективно тяжела, и физически, и психологически, но что-то в ней все-таки есть этакое.... Потому что именно об этом периоде службы больше всего слагается забавных баек и остаются самые теплые воспоминания.

 

«ЭЛЬДРОБУС» — ТО ЖЕ САМОЕ, ЧТО «ОТЛИЧНИКИ», «СЕВЕРОМОРЦЫ»

и ... все остальные ласковые слова, применяемые

для обобщенного названия матросов и старшин корабля

{Из устного словаря  военно-морского сленга)

Если у вас есть личный состав или л/с (эль дробь эс или эльдробус), вам нужно учесть столько «если»…

Если, проявляя инициативу, матрос может выполнить несколько действий, он выбирает именно те, последствия которых наиболее трудно устранимы.

Если есть переборка, стена или вообще гладкая поверхность, даже скала, то посмотрите внимательно — там обязательно будет написано (нацарапано) «ДМБ-...».

Если полезные традиции трудно внедряются в жизнь экипажа, то вредные трудно искореняются.

Если целую неделю на корабле нет пьянок, драк и синяков — значит, вы все же чего-то не знаете.

Если матросы ходят вокруг вас веселые и счастливые, вы точно чего-то не знаете! Следствие: Не успокаивайтесь, пока не узнаете! Может быть, не совсем еще поздно!

Если вахтенный матрос упорно борется с соблазном сна, то сон все равно победит!

Матрос уверен, что на вахту его ставят не для выполнения каких-то конкретных задач, но лишь для того, чтобы он мучился какое-то определенное время.

Если говорят, что матрос пьет все, что горит — не верьте, диапазон вероятных продуктов его возлияний гораздо шире.

Если вы считаете, что сделали все, чтобы уберечь своих матросов от водки и алкогольных суррогатов, то — напрасно.

Матрос пьет все, что даже и не пахнет спиртом, а о последствиях думает уже потом, когда они уже проявляются.

Матрос может отравиться и таким суррогатом алкоголя, имя которого даже еще не внесено в каталог ядов в самой военно-медицинской академии за все время ее существования. Иначе говоря, никому до него в течение около 300 лет пить это даже в голову не приходило.

Бутылка на корабле опаснее, чем корабль в бутылке.

Алкогольные напитки на корабле- соизмеримы с зажигательной смесью — по вероятным последствиям.

Уличенный в употреблении спиртного неопровержимыми доказательствами и даже валясь с ног от опьянения, матрос всегда говорит, что пил только пиво, ну а если и водку, то только сто грамм (максимум).

Причем, пил он исключительно из-за того, конечно, если этому верить, что ему не пишет девушка или из дома пришло плохое письмо, или в знак протеста против несправедливости жизни или черствости командира...

Бороться за справедливость матрос начинает исключительно в пьяном состоянии. Даже последний обормот старается подвести благородную мотивационную базу под свое скотское поведение, тем более, если последствия уже на чем-то или ком-то сказались.

В состоянии достаточно ощутимого опьянения матроса раздирает желание обличать грехи начальства, а также бороться за свои, якобы попранные, права.

Под все свои пьяные грехи матрос попытается подвести оправдательную базу из дав- них известных ему грехов командования.

Чего бы ни было налито в бутылке, которую вы забыли спрятать или сделали это формально, жидкость обязательно будет обнюхана, опробована, а затем и выпита кем- нибудь из ваших матросов.

Если матрос будет точно знать, что в спиртное добавлен страшный яд, он не откажется от затеи с выпивкой.

 Он попытается его обезвредить при помощи какого-то хитроумного способа (о котором он когда-то от кого-то слышал), а потом все равно попробует это пойло (как бы там оно ни называлось!) на вкус, героически преодолевая засевший в глубине души страх.

В эпоху разгула рыночных отношений, с устранением, практически, проблем доступа к приобретению спиртного нашим любимым личным составом, проблема борьбы с по- следствиями отравлений всякой дрянью снялась сама по себе.

 Сейчас травятся исключительно «паленой» водкой, купленной где-то по дешевке,               «с доставкой к борту».

При виде женщины не очень тяжелого поведения или бутылки водки, а тем более и того, и другого, матрос полностью теряет всякую способность к управлению.

Еще ни одному матросу не удавалось преодолеть искушение водкой. Перспективная возможность выпивки (особенно дармовой) начисто отшибает у матроса чувство долга, способность реально оценивать обстановку, страх ответственности, остатки воспитания и инстинкт самосохранения.

Отказ от выпивки считается среди них признанием собственной трусости.

Стремлению выпить любую алкогольную жидкость подвержены даже те матросы, которые к этому и не склонны. Хотя бы из чувства непонятной романтики и противоречия установленным порядкам.

Эти же чувства придают одним им понятный шарм выпивки в трюме, кожухе трубы или вообще — в гальюне.

Огнетушитель на щите или на креплении, питьевой или аварийный бачок на штатном месте — идеальное, с точки зрения матросов, место для вызревания самодельной браги.

Каждый матрос, прячущий спиртное в эти места, всегда считает себя в этом смысле первым новатором в истории человечества.

Дальновидность большинства матросов не распространяется дальше прилавка вино - водочного магазина. Его больше интересует бутылка водки за украденный дорогой прибор сегодня, чем приличный срок наказания за него завтра.

Материальные ценности вокруг него воспринимаются матросом уже в виде бутылок водки, выменянных на эти самые ценности.

Выраженное в письме к родителям современного матроса возмущение начальников тем, что их чадо пьянствует целых два раза в месяц, приводит их к радостной мысли, что тот начал вести трезвый образ жизни.

Потому что еще с восьмого класса он пил каждый день до потери всяческой сознательности.

Чадолюбивые родители сами имеют целый арсенал средств и методов для обмана начальников своих сыновей, пытаясь снабдить «деток» водкой, которая спровоцирует их дальнейшие «подвиги».

За которые, в конечном счете, опять платят родители. Только значительно дороже.

Периодическое демонстративное публичное уничтожение собственными руками ото- бранного у матросов «трофейного» спиртного, особенно добрых старых национальных напитков, оставляет у офицеров болезненные рубцы на сердце.

Кроме всех известных способов добычи и проноса водки на корабль (в часть), у матросов есть еще в запасе парочка новых, о которых вы еще не знаете, каким бы служебным опытом вы уже ни обладали к этому моменту.

Курение в «неположенных» местах (что следует читать как: «где попало») — неизлечимая болезнь, окурки и обгорелые спички, как ее язвы, можно найти в любом укромном уголке. Не нашли? Плохо искали!

Если не производить своим «юным друзьям» внушительные «вливания в профилактических целях» о вреде курения, то... Тогда, рано или поздно, придется приглашать к себе аварийную партию с соседних кораблей.

Матрос, более всех доставляющий хлопоты командованию, оберегаемый офицерами от нападок сослуживцев в первые

месяцы службы, в конце службы заставляет тех же начальников защищать от него новых молодых моряков. Причем, в тех же ситуациях.

Кубрик (или казарма) — последнее место в жизни мужчины, где он находится под присмотром семи нянек. Но все равно может остаться «без глаза».

Процесс поддержания воинской дисциплины — это вечный процесс незатухающей борьбы, аналогичный борьбе «брони и снаряда».

В рундуке каждого матроса лежит «фитиль» для его начальника!

На корабле существуют разные «шхеры» и «шхерочки», где матрос пытается укрыться от недреманного ока своих начальников и выключиться из распорядка дня.

Следствие: если дверь боевого поста или другого служебного помещения закрыта и опечатана, вроде бы, снаружи, это еще не значит, что за ней никого нет!

Доведение вами до ушей матросов документов и сообщений о разных страшных и ужасных случаях, о дурных и подлых поступках их «братвы» почему-то непременно подталкивает кого-нибудь из них на повторение популяризованного «подвига», но на новом исполнительском уровне.

Некоторые матросы даются под наше начало и командование за какие-то страшные грехи наши. Поэтому, когда приходит время их увольнения в запас, отцы-командиры рады за подчиненных не менее их самих. Но среди них есть еще и такие «индивиду», что их увольнение — национальный праздник всего экипажа.

Загрузка продуктов на корабль — единство и борьба противоположных надежд: помощника по снабжению — загрузить все без потерь, а матросов расходного подразделения— сделать личный запас продуктов на всякий случай.

Если же при загрузке им все-таки не удастся заготовить продукты к очередной «тайной вечере» вахты, они просто заболеют от потери самоуважения к себе.

При погрузке продуктов банки со сгущенкой, тушенкой и компотом непостижимым образом разлетаются по всем невероятным отверстиям и укромным местам.

Если у вас есть в подчинении матросы, то вы всегда должны помнить, что когда цирковой тигр сидит на неудобной тумбе и занят одной мыслью — как бы с нее не свалиться, то тогда и только тогда его не интересует, какой на вкус его дрессировщик.

Следствия:

1) матрос всегда должен быть занят, и тогда вы сможете рассчитывать на свое свободное время;

2) отдых экипажа — это всего лишь смена вида деятельности;

3) замученный футболом, эстафетами и кроссами матрос, как правило, с содроганием думает о самой перспективе самоволки и других «подвигах Геракла»,

4) интенсивные строевые занятия с личным составом экипажа:

а) способствуют повышению его аппетита;

б) улучшению процесса мышления;

в) уменьшению концентрации дурных гормонов в крови;

r) способствуют появлению в головах у проштрафившихся матросов трезвых мыслей, вроде: «И с чего это я, собственно?»,

д) учат ваших матросов ценить хорошее настроение и доброе отношение командования;

е) позволяют им самостоятельно приходить к мысли, похожей, например, на: «Чего же это нам не хватало в жизни, кроме строевых занятий».

Следствие: в замученном теле — здоровый сон! А во время сна матрос наиболее безопасен!

Матросское письмо — образец виртуальной реальности, где 90% вымысла желаемого, а остальное — лучшая (или худшая) часть действительности в зависимости от адресата и впечатления, которое необходимо на него произвести.

Кто сразу же пишет домой что-то похожее на: «живу я хорошо, так мне, гаду и надо», или:

«мичман называет нас очень мягко: раздолбаи... плюшевые», — обычно не унывает и в более сложных ситуациях.

Готовясь к увольнению в запас, матрос готовит «ДМБ-овую» форму, памятный альбом, сувениры, собирает песни и морские «афонаризмы» и, конечно, заранее сочиняет легенды о дальних походах и личных подвигах.

В качестве сувениров он пытается увезти с собой самые невероятные вещи, как лично изготовленные, так и прикупленные, а также те предметы, которые просто где-то и у кого-то «плохо лежали».

Если бы матрос смог, он попытался бы сделать «сувенир» и из ядерной боеголовки.

К счастью, пока ему этого сделать не дают...

«У матросов — служба срочная, но мне все больше кажется, что срок этот дали, все-таки, мне...» (из письма лейтенанта своему товарищу).

Принцип безопасного управления: хороший начальник всегда знает лучше матроса, чего на самом деле он хочет, и предоставляет ему возможность полного удовлетворения потребностей, но только... в своем собственном понимании.

Офицер обязан в период борьбы с разгильдяйством, ленью и бестолковостью матросов умудриться еще и научить их тому, что хоть как-то дает им право называться моряками, причем с минимальными последствиями от их экспериментальной деятельности.

Он (офицер) также обязан не дать матросу закончить свой земной путь трагически до увольнения в запас с военной службы, как бы тот ни старался.

Долгие тренировки приводят к полному автоматизму необходимых практических навыков, а длинные лекции — к полному остекленению глаз и мозгов.

Действия начальника должны быть организованы так, чтобы исключить всякую возможность противодействия.

Матросы (особенно переведенные к вам разгильдяи) затрачивают гораздо больше времени на изучение слабых мест у начальников и в организации службы и подходят к этому вопросу

Более серьезно, чем это делают начальники по изучению подчиненных.

Матрос готов признать свое поражение перед задержавшим его патрулем. Если это не в присутствии девушки или «зеленых» боевых друзей.

Ничего так не способствует подъему чувства гордости за принадлежность к флоту и всплеску остроумия у матросов, как наблюдение длительных строевых занятий подразделения армейских боевых друзей.

Если вы искренне считаете, что экипаж вас понял и «проникся» — вы чего-то не учли.

Если вы хорошо продумали, подготовились и успешно провели инструктаж, то найдется пара-другая матросов, которые даже не слышали вас.

Приведенный на инструктаже устрашающий пример вопиющего головотяпства кто-то должен повторить на практике, но уже с более впечатляющими последствиями.

Если вы очень уверены, что ваше приказание понято — проверьте! Потому что если его можно исполнить хоть как-то иначе — то «бойцы» так и исполнят, особо не задумываясь, как будет лучше.

Матрос исполняет приказание не так, как надо, а так, как понял.

Как и бывший премьер, матрос тоже хочет, как лучше, но только для него самого. Получается, хуже. Как всегда, для его начальника.

Если матросы заскучали, значит, в ближайшее время офицерам станет не до скуки. Чем больше корабль, тем меньше вероятность найти на нем заскучавшего и спрятавшегося где-то матроса до того, пока он чего-то не «отмочил».

Оставшись без контроля, группа матросов будет поступать так, как поступил бы самый легкомысленный, рисковый и, по их же выражению, самый «безбашенный» из них.

 После происшествия никто из них, каждый в отдельности, не сможет вам объяснить, что заставило его лично поступить так по-идиотски.

Отдельный «отмороженный индивидуй», попав в благополучный до этого коллектив, способен его самостоятельно перевоспитать.

 Бывшим «отличникам» при нем становится стыдно вести себя прилично в соответствии с командирскими требованиями.

Если «индивидуя» «аккуратно не размазывать» ежедневно за каждый его не одобренный вами шаг.

Никто не может точно сказать, как поведет себя группа матросов, осознавших, что они остались без контроля. Тем более, они сами.

Матрос пытается доказать группе своих товарищей, что он и есть самый худший среди них. Понятно, что с нашей точки зрения.

Матросская любознательность имеет самые разрушительные последствия. При определенной организации и некотором старании матрос может заставить взорваться то, что до него никогда не взрывалось за всю историю цивилизации. Или загореться- то, что гореть не может даже в принципе.

Рискованность поведения матросов прямо пропорционально зависит от уверенности в анонимности своего «подвига».

Чем больше корабль, тем больше там личного состава, тем больше помещений, которые остаются бесконтрольными, и тем насыщенней «негативами» скрытая от вас ночная жизнь ваших любимых подчиненных.

Но все потому, что труднее вычислить организатора возможных «подвигов».

«Скотоклизм» — разбор старпомом группового проступка матросов, связанного с опьянением некоторых из них до скотского состояния.

Матрос — экспериментатор по своей сути, а суть его экспериментов состоит в поиске путей осложнения жизни начальников.

Если он уверен в анонимности своих поступков, рискованность экспериментов существенно возрастет.

Матрос постоянно определяет пределы терпения офицеров, и чем дальше, тем наглее. Уступчивость начальника расценивается как поощрение к увеличению объема требований.

Если ваш матрос найдет любой непонятный предмет или капсулу, он обязательно будет пытаться это вскрыть и разобрать. В результате, может удивиться не только он, но и еще много людей. В том числе врачи и патологоанатомы.

Если ваш матрос смог засунуть руку в какой-то трубопровод «в интересах службы», это не значит, что вы сумеете помочь ему вытащить свою конечность обратно, не распилив эту самую трубу.

Рано или поздно, но должен найтись идиот, который попробует влезть или вылезти в иллюминатор, не отягощая свои мозги сравнением его диаметра и собственных габаритов, и прочно застрянет там, как бы механики ни поливали его матом и всеми имеемыми маслами. На «радость» всем начальникам и для развлечения экипажа.

Поэтому в том числе новые корабли делают с минимумом иллюминаторов в корпусе.

Матроса всегда раздирает желание лично выяснить, насколько на самом деле опасны те действия и поступки, о каких предупреждают и которые запрещают его «занудливые» командиры и начальники.

Матросы — как белки, прячут свое имущество по «шхерам», воруют друг у друга, обчищая «шхеры» товарищей, и перепрятывают «трофеи», потом забывают, где и что прятали. И так далее, и так далее...

0 чем бы вы ни спросили дремлющего вахтенного, он ответит: «А я не сплю!». Поднятые среди ночи по учебной тревоге опытные «годки» добираются до боевых постов быстрее других. Чтобы занять наиболее удобные места и продолжить прерванный сон.

Статус «годка» вещь довольно дорогая. Недаром за хитрым ходом командования по его ущемлению должен последовать не менее хитрый ход старослужащих по его восстановлению.

Ни один КПП не в состоянии остановить матроса, стремящегося проникнуть через него в любом направлении, потому что вахтенный, как правило, молодой матрос, без страха получить по голове способен проверять документы только у офицеров или в их присутствии.

Дежурный же «прилипает» к грелке и реагирует только на довольно высокие звания или узнаваемую внешность известных начальников.

Никто и никогда не остановит матроса, бегущего или идущего куда-то быстрой поход- кой, тем более с повязкой на рукаве. Даже если и подозревают, что он бежит к ближайшей койке или даже «за забор».

На веру принимается любая самая фантастическая цель. И тем более, никто не оскорбит своим недоверием гордого морского орла, уверенно несущего куда-то какой-то мусор в ведре или ящике.

Молодой матрос подобен неразорвавшейся бомбе — как по непредсказуемости поведения, так и по возможным последствиям.

У молодых матросов проявляются много различных симптомов хронической болезни, известной как «АНС», или «абсолютное нежелание служить». Причем, как скучно-старых, так и оригинальных.

На «бойца» и дверь бежит. Синяки у молодых матросов действительно появляются от неумения быстро перемещаться по палубам и трапам. Но лишь иногда.

С каким «годком» черт не шутит, когда «зам» спит!

Кроме штатных матросов на каждом корабле есть какие-то «матросы ТРАП, ЛЮК и КОМИНГС», которые и являются авторами всех синяков и «шишек» у молодых матросов, если им, конечно, верить. Ну, и кто же им поверит?

Уважающий себя начальник им не верит.

Если только просто не делает доверчивый вид, когда не хочет копаться в навозе, кропотливо раскапывая зерно истины.

Если вам представляют неправдоподобную версию случившегося — не верьте! А вот если слишком правдоподобную — не верьте тем более! Правда — она всегда где-то посередине!

Ничего так искренне не оскорбляет нагло врущего вам матроса, как ваше насмешливое неверие в его ложь.

Помещение, в котором хранятся вещи молодых матросов, притягивает всех ваших воров сильнее, чем кота — сметана. Поэтому обязательно будут попытки вскрыть это помещение во что бы то ни стало.

Форма одежды молодых матросов — объект постоянных посягательств со стороны старослужащих и источник ваших неприятностей.

На соседнем корабле молодое пополнение всегда кажется более лучшим, чем у вас. Молодой матрос выполнит сначала приказание «годка» Феди, а лишь потом — ваше,

если вы не проследите. «Годок» может дать ему по голове «за низкую исполнительность», а вот вы — нет.

Дарвинизм на флоте: «Годки» — это хищники, «караси» — их кормовая база, а офицеры, как лесники, пытаются максимально сохранить популяцию последних, причем замполиты — всех, а командиры у себя на корабле — только здоровую ее часть!» — вольная трактовка теории Дарвина применительно к кубрику. (Из разговора умных курсантов 3 курса Калининградского училища.)

Главная задача офицера — обеспечение безопасности матросов от них самих и им подобных в условиях активного сопротивления их этому.

Пока мы разбираемся с одними неприятностями, наши матросы уже готовят нам следующие.

Процесс становления молодого матроса начинается с того, что его ближайших командиров каждый день ставят «на уши» начальники повыше. За его личные упущения и подвиги.

Матросы делятся на невротиков и психотиков.

Невротики страдают сами, психотики заставляют страдать других. Но от тех и от других, прямо или косвенно, в первую очередь страдают их начальники.

К грядущим праздникам наш любимый личный состав готовится не только под нашим руководством. Но может и самостоятельно. Вот это-то нас и волнует больше всего.

Мотивы поведения матросов находятся за пределами логики вашего понимания.

Много умных матросов притворяются бестолковыми. Очень похоже, что именно потому, что они умные.

Предположение, что у ваших подчиненных три извилины (на кубическую милю) изначально неверно. Остальные просто построены и спрятаны таким образом, чтобы их не замечали и не использовали в период военной службы.

Провокация — это попытка матроса заставить вас выйти из себя, да так, чтобы вы забыли вернуться обратно.

Матросу трудно подняться до офицера по многим параметрам. Поэтому он стремится заставить офицера опуститься до его уровня, заставив того размахивать руками, ругаться с пеной у рта отборным матом, впадать в истерику и т.д.

Матросы не ругаются матом. Они им разговаривают.

Каждый «годок» на своем личном опыте может написать монографию: «Методы и способы нелегальной ночной жарки картошки на корабле» или «Ночная жарка картошки как форма протеста против авторитаризма».

А каждый  старпом — такую же монографию, но потолще, а по названию где-то и что-то около: «Main  kampf  und  бачкование».

Если смена обеспечения на корабле ночью не поела «трофейной» картошки — она работала или очень хорошо, или очень плохо.

Если иллюминатор буфетной кают-компании не нависает над морем, он будет использоваться как «окно выдачи дополнительного питания» личному составу.

Умение добыть «дополнительное питание свидетельствует о высоком неформальном статусе добытчика.

Если матрос сел за пульт, его начинает мучить вопрос «А что будет, если повернуть эту ручку (нажать кнопку, включить тумблер и т.д.)?».

А если пульт оставлен без присмотра и тем более подключен к питанию и системам, это желание становится просто неодолимым.

Следствие: не хотите иметь неприятностей, не оставляйте подключенные пульты и приборы без присмотра.

Кабельные коридоры, разные выгородки, кожухи труб и газоходов и т.д. — настоящая «Terra incognita», где наши матросы тайно готовят нам разные сюрпризы.

Во время ракетных стрельб матросы и старшины стоят подальше от пультов управления и своих штатных мест, не мешая офицерам работать за них, в целях повышения безопасности ратного труда.

Современные ракеты бывают типа: «выстрелил — забыл», а операторы бывают следующих типов:

а) «выстрелить забыл»,

б) «забыл — и выстрелил»,

в) «забыл, как выстрелить».

Если матросу дать сразу несколько гаечных ключей или отверток, он должен хоть один (одну) из них потерять.

Из теории обучения в зоопсихологии известно, что быстрее обучаются те подопытные крысы, которые получают щелчок электротоком за ошибки, но дольше сохраняют полученные навыки те, кто получает корм за правильные действия.

Однако хотя нашего матроса никто током не бьет, а только кормят, он, долго обучаясь, все равно все быстро забывает.

Отправляя молодого матроса закрыть или открыть какой-нибудь клапан, вы рискуете быть удивленным обратным эффектом.

Вначале убедитесь, что он точно знает, куда, в какую сторону вращать маховик этого клапана. Лучше нарисуйте эту схему, отметив, где верх, а где низ, и вручите ему, заранее предупредив, что это не эротическая картинка.

(В 1919 году матрос чилийской ПЛ «Рукумилье», которому не дали такой картинки, отправил свою лодку на дно, открыв клапан вентиляции АБ в момент погружения. Вместо того, чтобы закрыть.)

Всякий плохо лежащий предмет должен быть стянут кем-нибудь из матросов, т.к. его сначала утащат, а затем будут думать, зачем он, собственно, нужен.

Не придумано еще замка, который бы не смог вскрыть любознательный матрос.

Если матросу понадобится какая-то деталь из прибора, пусть и весом в один грамм, ему, мягко говоря, все равно, что будет с остальной тонной приборов этой системы.

Запрещающая табличка возбуждает у матросов (и не только у них!) внутренние мотивы к запрещенным действиям.

Табличка, запрещающая проход куда-то, производит на матроса впечатление лишь в одном случае: когда она прикручена к трехметровым кованным воротам с колючей проволокой под напряжением.

Теоретические знания личного состава об источниках опасности и механизмах разных несчастных случаях провоцируют у них неодолимую тягу к проведению «подтверждающих» экспериментов на подручных средствах, но потрясающей разрушительной силы!

«Если кто-то опять полезет открывать блоки под напряжением, и его шарахнет током немного, — не переживайте, я потом добавлю)» — обещание начальника РТС своим матросам на инструктаже.

Чем более матрос приближен к начальству, тем более он распущен и внешне и внутренне, по форме и содержанию. Чем это самое начальство выше, тем правило верней.

Если высокое начальство не справилось с матросом, доведя его наглость до предела, оно сошлет его к вам на исправление — туда, где начальник — попроще, а служба — потяжелее.

Если к вам перевели матроса из центра, какого-то штаба или другой «элитной» части, это значит, что он этого долго добивался и совершил много подвигов, но из скромности ни он сам, ни его бывшее командование вам о них не расскажут.

Пока он их вам наглядно не продемонстрирует в новой фазе, да еще добившись в этом значительного совершенства.

Если к вам переведут матроса из какого-нибудь центра, который уже там предварительно достаточно созрел для совершения «подвига» и совершил его в первые дни службы на вашем корабле, то виновным за это все равно назначат вас.

В период вынужденного безделья аппетит личного состава повышается прямо пропорционально длительности этого периода.

Морская болезнь одних — это дополнительная нагрузка для других и оправдание для приступов махровой лени у третьих.

Проявленная забота о личном составе никогда не останется не отомщенной им.

После каждого случая вашего доверия к подчиненным должно наступить ваше искреннее раскаяние.

Ни за что так дорого не расплачиваются командиры, как за собственную доверчивость и доброту к матросу.

Наивное доверие к матросу — это всего лишь сладкие воспоминания о первых месяцах лейтенантской службы, а доверчивость как невинность и бесплатное приложение к лейтенантским погонам скоро потеряется, когда вам «старшие товарищи» наглядно продемонстрируют, что за своих подчиненных надо лично отвечать.

«Проблемные» военнослужащие — это не носители собственных проблем. Это организаторы ваших будущих крупных проблем,

«Мавр сделал свое дело»... и вовремя успел убежать от дежурного.

«Кубричный авторитет», проявляющий на публике, перед матросами, симптомы психопата-лидера, в каюте, в присутствии одних только офицеров, становится вполне вменяемым и более понятливым.

 Правда, после возвращения в привычную среду происходит рецидив и даже прогрессирование болезни.

Прежде чем убедить разгильдяя-матроса выполнять свой долг перед Родиной, нужно как-то объяснить ему, чем же он так одолжился перед ней, что платить приходится именно ему, а не другим его сверстникам из обеспеченных семей, которые где-то учатся в вузах и отдавать этот самый долг не собираются.

Воспитательная работа — это не ключ к сердцу матроса. Это — набор разных отмычек. Поэтому пользоваться ими могут только достаточно опытные мастера.

Чтобы попасть к вам на корабль, личный состав должен пройти фильтры всей верти- кали штабов, в которых осядут люди, умеющие чертить, рисовать, работать на компьютере или имеющие высокие спортивные разряды, музыкальное образование и другие достоинства.

 А вот тех, кто достался вам, вы должны сами научить чертить, рисовать и т.д., и вы это сделаете, потому что иначе просто не выжить.

«У кого есть спортивные разряды, кто умеет играть на музыкальных инструментах, чертить и хорошо рисовать? Поднять руки! А теперь твердо запомните, что, если об этом узнает замполит, то эти руки я вам лично поотрубаю!» (Пламенная установочная речь командира БЧ-5 перед матросами молодого пополнения).

Лучше других служит тот матрос штабной команды, которому сразу же «ненавязчиво» намекнули, что служить он может не только в штабе, но и на каком-нибудь острове.

Остров — это место службы, где матрос тоже может бегать в «самоход». Но только по . периметру вдоль береговой черты.

Служебный энтузиазм возникает у матроса не тогда, когда он узнает, что кто-то служит лучше него, а тогда, когда он осознает, что есть места, где служить ему будет намного тяжелее. И у него есть реальный шанс проверить это на деле.

Предупреждая подчиненных об опасности их разгильдяйства и глупости, надо иметь в виду, что кое-кто просто не может вас понять. Потому что нечем! Не позволяет объем извилин.

Если во время пожара вы не уследили за своими подчиненными, то найдется какой-

нибудь балбес, который героически кинется его тушить в фильтрующем противогазе и даже попробует в нем отравиться угарным газом.

При утрате вахтенным офицером бдительности может найтись кто-то, кто попробует понаблюдать за погружением своей же подводной лодки из ограждения рубки.

Если во время стрельб не все двери на верхнюю палубу перекрыты, кто-то захочет познакомиться со стартующей ракетой или РГБ, причем поближе.

 Скорее всего, это будет кто-нибудь из вестовых или баталеров.

 

 

«Все то, что смертию грозит...»,

Матроса вашего манит!

Он, если б смог, в ракету б влез

С отверткою наперевес!

Он сможет удивить весь мир!

 (Не видит если командир...)

 

Матросы (к сожалению, и не только) изучают морскую терминологию со слов тех, кто о ней лишь что-то слышал, и чаще всего, не совсем то, что надо. Иллюминатор они называют, например, «ломатором». Потому что довольно часто и очень успешно ломают его крышкой себе пальцы.

Если у вас нет трудностей с личным составом, это значит:

а) у вас нет личного состава, за который вы полностью отвечаете;

б) его у вас слишком мало;

в) у вас все еще впереди;

г) вы уже забыли, что это такое.

Когда-нибудь потом многие из ваших бывших подчиненных скорее всего все же оценят ваши труды и заботы, и, может быть, даже, что вы об этом узнаете.

 

МЫ И ТЕХНИКА

Техника живет по своим законам, и самый грамотный инженер втайне осознает,

 что он только думает, что их знает.

Если какие-либо действия по обслуживанию техники могут быть выполнены не так, как надо, обязательно найдется тот, кто так и сделает. Следствия:

а) перекроют тот клапан, который ни в коем случае нельзя перекрывать;

б) если предохранитель сгорает, его поменяют на более мощный, и ценный прибор сгорит первым, героически защитив собой предохранитель;

в) невероятным образом подключат какой-либо прибор или устройство к большему напряжению, чем его конструктор вообще мог себе представить;

г) штепсельный разъем или фидер питания, проявив техническую находчивость, всунут не в то гнездо, даже в том случае, если это, на первый взгляд, и невозможно;

д) шайбу или уплотнитель вставят не той стороной;

е) защитный экран установят не в ту сторону;

ж) переключатель режимов переведут совсем не туда, куда нужно;

з) тот, кто должен был бы все это проверить, будет не в состоянии это сделать до подачи питания или давления в систему.

Если командир боевой части серьезно думает, что грамотное обслуживание его материальной части еще кому-то, кроме него, нужно, он крупно заблуждается.

Следствие: такое заблуждение не может быть долгое время безнаказанным.

На любую защиту от «дурака» найдется такой «дурак», который ее преодолеет без особых усилий и напряжения мозговых извилин.

Технические и программные блокировки гарантируют защиту устройства от дурака. Но не от изобретательного и находчивого.

Если есть правила техники безопасности, значит, есть и исключения. Знания техники безопасности вызывают у нарушителей какие-то муки совести, но уже потом, когда что ни будь серьезное и непоправимое уже произошло.

Упавшая в трюм деталь обязательно попадет в самое труднодоступное место. Вероятность ее обнаружения и извлечения тем меньше, чем меньше их имеется в запасе.

Сопротивление изоляции может упасть даже тогда, когда никто его и не ронял. Сопротивление изоляции активнее всего сопротивляется своему восстановлению. Сопротивление изоляции тоже может упасть прямо в трюм. Через залитый забортной

водой прибор или датчик, про который еще не знают.

Ни один трюм до конца сухим не бывает.

Если пробовать искать пропавшую фазу голыми руками, можно найти крупные неприятности на свое седалище.

Если вы долго не можете найти на приборе согласно описанию нужные детали или элементы управления, значит, взяли описание не к тому прибору.

Если в запасе имеется всего одна-единственная прокладка, то при сборке устройства ее должны прорвать.

Если что-то быстро покрасили, значит, краска быстро слезет. Почти везде. Но кроме тех мест, где ее вовсе быть не должно.

Необходимая деталь или утерянный инструмент найдется в самом последнем ящике, а ключи — в последнем кармане.

Подальше положишь — возьмет тот, кто случайно окажется поближе в ваше отсутствие.

Чужой опыт получения техногенных» неприятностей никого не учит. Следствия:

а) если кто-то пострадает от электротравмы, остальные не перестанут пользоваться приборами без заземления, разбитыми вилками и штекерами;

б) каждый нарушитель и разгильдяй считает, что страдают и попадаются дураки и растяпы, а он — как раз наоборот;

в) если кто-то пытается регулировать или ремонтировать приборы под напряжением, он будет это делать каждый раз, но до тех пор, пока его самого как следует не шарахнет током;

г) если будет кому-то будет лень искать спички, он попробует прикурить при помощи какого-нибудь убийственно-примитивного устройства от электродуги, причем, выберет напряжение «покруче». Если ему и вам повезет, он лишится только бровей и части прически;

д) в холодное время года на корабле будут действовать нелегальные нештатные электрогрелки, изготовленные из чего угодно, со всеми нарушениями всякой безопасности. По возможным побочным проявлениям они еще надежнее и эффективнее американского электрического стула для преступников.

д') количество этих грелок, а также ужасность их конструкции обратно пропорционально зависит от исправности вспомогательного котла и систем отопления на корабле и объективно свидетельствует об этом любому наблюдательному офицеру. Чем котел работает хуже, тем примеры нарушения электробезопасности будут ужаснее.

Если груз поднят над палубой или трюмом (вообще, хоть как-то поднят), то обязательно найдется кто-то, кто постарается под него подлезть, дожидаясь с открытым ртом, пока уронят этот самый груз прямо на его бестолковую голову или ногу.

Оборвавшийся трос должен стукнуть хоть одного зазевавшегося.

Всякий оборвавшийся блок (такелажный), груз норовит попасть прямо в голову стоящему в «зоне досягаемости». Это же старается сделать даже самая паршивая сосулька с вант или антенн.

Прокладка на паровом клапане прорвется в тот момент, когда кто-то окажется под струей пара.

Случайный удар или толчок придется именно на место дефектной пайки или сварки паропровода и манометрической трубки.

Случайное превышение рабочего давления случайно придется именно на участок паропровода с дефектной сборкой.

Личный состав может «уронить давление» в паропроводе, вызвав возмущенную реакцию автоматики в самый неподходящий момент, допустим, пытаясь прокипятить свою робу под струей пара от трубки вентиляции датчика манометра.

Если, начиная возиться с прибором, вы случайно забудете снять обручальное кольцо, то оно обязательно должно зацепиться за какой-то контакт, да еще под напряжением. Или просто за какой-то предмет, стараясь сделать так, чтобы вы сами оторвали себе палец с его помощью.

Самыми вероятными неисправностями приборов и систем в море будут самые невероятные.

Не ремонтируй того, что пока еще работает! (Закан ЕФанова).

Следствие: не чини ничего, не проверив, что это действительно сломалось. Может быть, сработала какая-то блокировка или пропал один из видов питания.

Аварийные средства могут работать не во всех аварийных ситуациях.

Если что-то удалось запихать или засунуть куда-то (в ящик, емкость, нишу,) то это еще не значит, что вам его оттуда удастся вытащить. Не разломав это самое «что-то».

Если откачать воду из какого-либо корабельного помещения никак не удается, то убедитесь лично, а не перекачиваете ли вы океан через какое-то отверстие?

Забирая приборы из мастерских, убедитесь: а не остались ли у них на рабочих столах «лишние» запчасти после их сборки, без которых вы потом не обойдетесь.

В ремонтных мастерских ваши приборы и станции вполне могут укомплектовать вместо относительно новых деталями от «радиомамонтов», почивших естественной смертью, и убедить, что так оно и было.

Если вы включили прибор, а он не работает, что бы вы с ним ни делали, — внимательно прочтите инструкции.

К чтению инструкции приступают только после неоднократных провалов применения «методов прямого тыка». Инструкция становится понятной, когда при попытке исправить поломку вдруг находишь пункт, строго запрещающий делать то, что вы всегда делали, успешно добившись этой самой поломки, которую уже битый час теперь пытаетесь устранить.

Аварийные аккумуляторные фонари к моменту аварии оказываются разряженными.

Горькое дополнение «смутного времени»: если вы выполнили все требования инструкции, но прибор (устройство) все равно не работает, то посмотрите, где его содержимое всякие там микросхемы, полупроводники, конденсаторы и трансформаторы. Может быть, все они уже не в корпусе прибора, а в пункте приема лома цветных и редкоземельных металлов.

Матросов теперь больше волнует то, из каких металлов сделан прибор, чем то, для чего

он предназначен.

Запуская комплекс, вводя в действие систему, убедитесь, что не все его блоки еще раскурочили.

Эксплуатация — это неизбежный процесс уверенного превращения технических средств в металлический лом.

Кажущийся неисправным прибор начнет работать как ни в чем не бывало, издеваясь над вами, если его просто разобрать и снова собрать или просто вытащить из гнезда и вставить обратно.

В присутствии представителей промышленности, инженеров из бригад гарантийного обслуживания новой техники эта самая техника дает меньшее количество сбоев и отказов на единицу времени, чем в любой другой период эксплуатации.

Кабель-трассы в отсеках корабля предназначены для скопления пыли, мусора и посторонних предметов.

Если ваш подчиненный отвечает, что он знает устройство (прибора, системы и т.д.), но вы сами этого за ним не замечали, все-таки проверьте его до того, пока он всю эту вашу технику не обезвредил.

В водонепроницаемый прибор рано или поздно вода обязательно проникнет. Повреждение ударопрочной упаковки свидетельствует о том, что до этого ее так сильно еще не били. Тем более на заводских испытаниях.

Конденсат, скапливаясь на подволоке, будет стекать именно туда, где влага уверенно

может что-то замкнуть или испортить.

Вода, прорываясь в помещения, сразу выводит из строя самые новые и необходимые приборы.

Блок, требующий замены, всегда находится в самом труднодоступном месте. Для его замены нужно будет разобрать в кратчайший срок пол-отсека, а верхние блоки будут нагло издеваться.

Как только трудный ремонт завершен, так сразу становится ясно, как его надо было, оказывается, проводить с самого начала! Как было не нужно — тоже. Сила — она в заднем уме!

Если в описании приведены типовые неисправности прибора, то у вас проявляются почему-то нетиповые. Потому что типовые неисправности» нормальные люди и неисправностями-то не считают.

После того, как будут выполнены все нужные действия, начнут пробоваться все ненужные.

Количество технических решений всегда превосходит ваши физические и материальные возможности.

Самое лучшее принципиальное решение технической проблемы не имеет практического материального обеспечения его реализации.

Новое техническое решение — это еще и ваша новая головная боль.

Любая умная новая техническая находка требует длительного доведения «до ума». Компьютер отличается от мозга тем, что им чаще пользуются.

Решение технической проблемы часто лежит на поверхности. Но, чтобы это понять, надо «копнуть» достаточно глубоко в теорию.

Если в отсеке корабля, подводной лодки находятся несовместимые рабочие среды (ВВД, гидравлика, электроприборы, вода, масло, регенерация и т.д., что неизбежно), то в определенный момент сложится ситуация, которая совместит их в самом неподходящем месте. И в самое неподходящее время! У этой «ситуации», скорее всего, будут конкретные фамилии, как установит проведенное расследование.

Если из описания (прибора, устройства и т.д.) выдрана всего одна схема, она будет именно той, которая вам сейчас просто позарез необходима.

Следствие: на соседнем корабле этого описания вообще не найдут.

Если вы легко достали из оригинальной упаковки прибор, то засунуть его обратно будет значительно труднее.

Эпизодическая любовь к технике не бывает взаимной.

Пружина в каком-либо механизме, которая разжалась, сжиматься обратно не собирается. Попытки запихнуть ее обратно приведут к разрушению другого механизма.

При установке прибора на месте должно выясниться, что в комплектации прибора нет какой-то детали, коммутационного кабеля и т.д, без которого ввод в строй прибора должен быть отложен на неопределенное время.

Если в комплект прибора ошибочно вложено описание другой модификации, то имен- но он потребует вашего внимания в море, где его родное описание взять негде.

Если вы уже совсем разобрали прибор и не поймете в чем дело, проверьте, наконец, предохранители и питание на разъемах. Прочтите же, наконец, инструкцию и хорошенько встряхните прибор.

Электромагнитный или механический переключатель на какой-либо системе будет оставлен и забыт в самом неподходящем положении. Последствия тоже будут неподходящими для вашего поощрения.

Если измерительный прибор упорно показывает вам погоду в Африке», значит, дат- чик уже стянули.

Далеко не все то, что вскрыто и разобрано вашими подчиненными, удастся собрать и вновь закрыть под крышки блоков даже достаточно опытным специалистам.

Только отечественный прибор способен работать лучше после того, как его уронили на палубу.

Только отечественный прибор может показывать истинное состояние измеряемой среды после того, как у него разбили датчик.

Только отечественный прибор может вытерпеть энергичные постукивания по своему корпусу, выслушать убийственные характеристики в свой адрес, а после всего этого улучшить свои рабочие характеристики. Нежный и дорогой «японец» от такого обращения сразу теряет всякое сознание или вообще «загибается» и «замыкается в себе».

Наши приборы, безусловно, прочнее импортных. Иностранным конструкторам и изготовителям почему-то не приходит в голову, что их детища будут ронять на стальную палубу, а также встряхивать, бить кулаком и пинать ногами.

Отечественный прибор рассчитан не только на выполнение своих функций, но и на отражение всяких боевых воздействий.

«Захваленная» техника в определенный период может давать такие же неожиданные сбои, как и зазнавшийся человек.

Любой прибор, требующий при установке регулировки и наладки, как правило, не поддается ни тому, ни другому в корабельных условиях. После попыток его отрегулировать он будет вести себя еще хуже. Самое интересное, что на стенде в мастерской эта поумневшая железяка будет выдавать результаты лучше паспортных.

Все заложенные конструктором возможности в систему невозможно полностью использовать из-за несовершенства сопутствующих систем и подсистем.

Полные знания устройства сложной системы и освоение ее боевых технических возможностей затрудняются упрощенным применением в повседневной жизни.

Значительная часть деталей системы практически не используется.

Часть приборов и подсистем в вашей системе предназначены для взаимодействия с системами, которые на ваш корабль не поставили.

Выход из строя одной системы может сделать взаимодействующие системы практически малопригодными.

«В нашей лодке так много дырок, по проекту и просто так...»

А. Сопдвтенно, врач, подводник и поэт.

Каждый регулировщик настраивает прибор в соответствии с собственным представлением о нем.

Если вам удалось списать старый неисправный прибор, это еще не значит, что вам удастся получить новый.

Если «мавр» уже сделал свое дело на технике и успел сбежать, то устранять последствия его труда люди будут достаточно долго!

Сроки окончания ремонта сданной аппаратуры необходимо умножить на два и в своих планах и надеждах исходить именно из этого.

Даже если вы договорились и вам твердо пообещали, вам все равно с первого раза не удастся получить свою отремонтированную аппаратуру обратно из ремонтных мастерских.

Любая утерянная деталь найдется только после того, как вы выпросите, выменяете, получите или приобретете взамен нее другую.

Большую часть дефицитных деталей и инструментов, спрятанных подальше от легкомысленных подчиненных и щедрых за чужой счет начальников, впоследствии трудно найти самому.

Чаще всего оброненный инструмент падает именно туда, где он может причинить наибольший вред или бесследно сгинуть.

Мелкие детали опровергают закон Пола: С пола упасть нельзя». Наверное, потому, что на корабле нет пола, а только палубы. Свалившись со стола, они обязательно найдут в палубе или линолеуме на ней отверстие, которого буквально только что не было. Это закон Дека.

Ни один прибор не получает и половинной нормы спирта, положенной ему для регламентных работ. За исключением тех приборов и устройств, до которых доберется забортная вода, и, хочешь или нет, а приходится им отдать всю их норму, которую уже кто-то из людей считал своей.

При хорошей организации и определенном усердии можно сломать не только ключ или отвертку, но даже лом.

Закисшую гайку сорвать могут вместе со шпилькой. Наличие большой физической силы у исполнителя часто оставляет его мыслительные процессы невостребованными: «А ларчик просто разломался!»

Свищ в трубопроводе образуется аккуратно над открытым в недобрый час электроприбором.

Когда с закисшей гайки срывается гаечный ключ, то ваши пальцы, сжимающие его, должны врезаться в железяку с самыми острыми углами, какие только есть в пределах досягаемости.

Когда становится слишком ясно, что замок неисправен, прилагаются еще большие усилия для поворота ключа, тот ломается в скважине, а замок становится неремонтнопригодным. При наращивания физических усилий применительно к технике главное — вовремя остановиться.

Чем с большим нетерпением ждать подвоза необходимых запасных частей, тем больше времени он займет.

Отсутствие необходимых запчастей и технических средств стимулирует изобретательность. Изобретательность — это производная от дефицита времени и средств, помноженная на интеллектуальный потенциал личного состава соответствующей боевой части и степень ожидания безнадежности решения проблемы установленным порядком.

Если вы с нетерпением ждете блок (или фильтр, или сальник), который должны вам привезти со склада, то когда его доставят, вы убедитесь, что это очень похожий, подходящий (почти), но не тот, что нужен для восстановления техники.

Тестер, находящийся в ЗИПе, на который вы очень рассчитываете, уже сожжен.

Если на ящике с ЗИПом пломба пока цела, то все-таки неплохо бы проверить, что еще, кроме пломбы, уцелело.

Если вы рассчитываете обменяться с коллегой какой-либо завалявшейся у вас запчастью на что-то очень необходимое, то вы, как правило, выясните, что ваш мичман уже успешно обменял ее, ну, скажем, на «шило» или тушенку, на другом корабле.

Следствие: прежде, чем что-то обещать, убедись, что это еще у вас не «приватизировали» другие!  

Чем ваш корабль старее, тем ниже вероятность обнаружения готового ЗИПа на разных складах и хранилищах.

Следствия: 1) тем выше потребность в вашем собственном интеллекте и инженерной мысли;

2) тем выше потребность в организации меново-криминальных действий на соседних кораблях в интересах службы.

Промышленность никогда не создаст такой техники, которую не смог бы сломать ваш матрос. Даже чугунная станина ему вполне по силам.

Два матроса, оставшиеся на пять минут без присмотра, в состоянии сломать прибор, рассчитанный на прямое попадание атомной бомбы.

Безвременная кончина материальной части, случившаяся по вине какого-то «дуба», ~ оправдывается и списывается килограммами документов бумажной «липы».

Показательная демонстрация вами нового технического приема ремонта «матчасти» имеет шансов на успех тем меньше, чем больше людей вам удалось собрать на это показное мероприятие.

Если кто-то залез в блок или прибор хотя бы раза два и что-то там паял, то его реальная рабочая схема не имеет ничего общего со схемой в описании.

Брак создается на небесах! Только небожитель может поставить в прибор ведущую шестерню из мягкой пластмассы. Или вредитель.

Если какая-нибудь блестящая «железяка» на двигателе или приборе непостижимым образом подходит к легковому автомобилю, то она будет обязательно скручена и унесена кем-нибудь из запасливых мичманов.

Если какая-нибудь деталь или устройство на вашем корабле может быть как-то использована чьем-то в личном гараже, она или оно все равно туда попадет.

Пропажа или утрата хотя бы одного маховика на клапане, вентиле или «клювика» на переключателе вызывает в ближайшее время их массовый «падеж» на всем корабле.

Чем глупее выглядит пункт инструкций, тем катастрофичней могут быть последствия его невыполнения.

Количество запрещенных операций при эксплуатационных ограничениях техники определяется таким образом, что даже пренебрежение большей их частью все же позволит кораблю как-то оставаться на плаву.

Переключение корабельных сетей и источников питания происходят в самое неподходящее время. Разрешения на них дают те, кому оно не нужно, не особенно задумываясь над вероятными последствиями и не интересуясь особенно мнением тех, кому это питание нужно более всего...

Неожиданное переключение источников питания, броски напряжения и провалы по частоте неизменно вызывают у офицеров и мичманов чувствительную головную боль. О том, как и каким образом восстановить ту технику, которая непременно выйдет из строя, или на каком основании списать все сгоревшие детали и блоки.

Нельзя быть полностью уверенным в успехе мероприятия, которое полностью зависит от состояния техники. Этот успех еще более сомнителен, если он полностью зависит от малознакомых людей.

Наружные устройства и блоки выходят из строя в самую плохую погоду.

Заползший в прибор таракан выведет его из строя в самый неподходящий момент. Гаечные ключи, отвертки, щупы и т.д. имеют уникальную способность исчезать без

видимых причин.

Ничто никуда в этом мире не исчезает! Оно кем-то и куда-то уносится и на что-то меняется!

Снятый «на время» маховик с вентиля или «клювик» с пакетника никогда не будет возвращен на свое место. Как и другие запчасти.

Даже самое маленькое реле, «сдохшее» не вовремя, может принести крупные неприятности большому начальнику. Если оно часть важной системы.

Устранение замеченной предпосылки к поломке стоит значительно дешевле устранения поломки, которая может еще и развиться в аварию. Однако для этого не всегда удается победить лень. (Собственную, или ваших подчиненных.)

Ожиданий вроде «авось, еще протянет» техника, как правило, не оправдывает.

Если к прибору или к системе подходит несколько видов питания с разным напряжением (силовое, сигнализация и т.д.), то перед ремонтом хоть одно из них отключить забудут. В этом убедится тот, кто полезет делать ремонт, аккуратно ткнувшись в «живые» контакты. Полученные ощущения произведут неизгладимое впечатление на пострадавшего на долгие годы. Если они у него будут.

Попытка исправить пустяковую неисправность под напряжением часто приводит к полному «аутодафе» прибора. После этого уже дешевле его просто выкинуть, а не восстановить.

Всякий, кто имеет в своем заведовании сложную «матчасть», но не заботится о ней так, как положено, непременно дождется, что эта самая «матчасть» будет иметь его.

Замок на двери каюты и даже дверцы сейфа не смогут надежно защитить то, что там спрятано:

если замок нельзя открыть, его выбьют;

если замок нельзя выбить, выбьют дверь;

если дверь нельзя выбить, ее снимут с петель.

Печать на двери еще не останавливала ни одного любопытного взломщика. Кроме того, существуют несколько общедоступных эффективных методов вскрыть дверь, оставив печать нетронутой.

Временная проводка будет постоянной до тех пор, пока на нее не наткнется кто-либо из высокопоставленных проверяющих.

Временная проводка обеспечит вам постоянную головную боль из-за местного перегрева в местах безграмотно сделанных сростков и вытекающих отсюда последствий. Обещания «все исправить» выполняются после первой серьезной предпосылке к пожару.

Конечно, если на нее резко отреагирует высокое начальство, пообещав после жестоко проверить и разобраться.

Последствия длительного использования временной проводки в конечном итоге обойдутся дороже монтажа постоянной проводки.

Временное техническое сооружение, береговая постройка будет служить постоянно до своего полного физического износа.

Одна сторона кажущейся прямоугольной или квадратной рамы корабельной прибор- ной стойки никогда не бывает точно равна противоположной стороне.

Если систему приема топлива можно собрать как-то иначе, то найдется кто-нибудь, кто так и сделает, приняв его в трюм или в еще менее подходящее для этого помещение. Аналогично могут поступить и с пресной водой, и с маслом.

Прорыв трубы водяной системы, трагическая кончина прокладки на каком-то ее фланце будут обнаружены уже после того, как что-то ценное уже как следует затоплено.

Не все то, что топливная служба называет «дизельным топливом», способны проглотить ваши дизеля и турбины. Жидкий навоз, между прочим, тоже топливо. Но ему вряд ли очень обрадуются ваши двигатели.

Запасы топлива и масла на корабле никогда не равны учетным.

Нормы расхода топлива являются чудом экономии и берутся прямо из пальца и с потолка.

Тот, кто принимает топливо на корабль из береговых резервуаров, должен вспомнить, что он тоже будет находиться на корабле в шторм. Но желательно до того, когда двигатели «подавятся» дрянным топливом, т.к. начальника топливной службы или склада в море точно не будет.

Кончина (выход из строя) одного гирокомпаса в море резко повышает статус остальных. Когда же ГК остается всего один, то он обретает право на королевский уход. До тех пор, пока не отремонтируют еще хотя бы один.

То, что человек некомпетентен в устройстве техники и неопытен в ее ремонте, выяснится уже сразу после того, как он что-то безнадежно испортит!  

Мастера бывают:

— те, кто действительно знает и умеет, как проводить ремонтные работы (опытные, собственно мастера);

     те, кто видел как надо ремонтировать (начинающие инженеры и техники);

     те, кто читал, как надо все это делать.

Если начинающий специалист залез в какой-либо блок с отверткой, то после этого его с трудом сможет отрегулировать только высококлассный мастер.

Чем меньше влезать без необходимости в приборы и блоки, тем безупречней они будут работать. Необходимая надпись на кожухе прибора: «Стой! Не вскрывать! Ломаюсь без предупреждения!».

Если крышка блока не открывается, не спеши вырывать ее с корнем, может быть, она просто отодвигается в сторону.

Ремонт прибора дилетантом почти наверняка делает его непригодным к восстановлению. Даже бригадой мастеров.

Количество лично испорченных приборов и «запоротых» запчастей называется «профессиональным опытом».

Метод «тыка» — отец технического опыта, сын лени и дилетантства и... постоянный могильщик приборов и механизмов.

Все, что как следует не упаковано для перевозки, будет разбито. Все, что упаковано— тоже!

Бьющийся прибор могут разбить в любой предохраняющей упаковке. Главное — желание!

Конструкторы и проектировщики необоснованно высокого мнения о долговечности техники. Поэтому иной раз, чтобы отремонтировать или заменить блок или вспомогательный дизель, приходится разобрать полкорабля. Причем, всегда выходит из строя самый труднодоступный из них.

Следствие: как только вы начнете опробовать новый блок после сборки на месте, будьте готовы к тому, что он тоже неисправен.

Даже конструктор не всегда знает о всех секретах созданной им техники. То, что «плохо лежит», долго лежать не будет!

Пока вы семь раз мерили, кто-то уже унес наскоро им отрезанное! От вашего куска.

Чем длиннее инструкция по эксплуатации, тем меньше шансов, что ее кто-нибудь когда-нибудь дочитает до конца.

Длинная инструкция по эксплуатации в три раза полезней и эффективней любого патентованного средства от бессонницы и, безусловно, совершенно безвредна для организма. При попытке читать ее лежа уже третья ее страница гарантирует вам здоровый сон.

Тот, кто сочинял эти инструкции по эксплуатации, работал с этой «матчастью» в лучшем случае в лабораторных условиях.

Если у вас есть новый тестер, но он не заперт в сейфе, то обязательно найдется тот, кто замерит им или сопротивление изоляции под напряжением, или запредельное напряжение.

Как только какой-нибудь двигатель или устройство будут разобраны для профилактики, в них тут же возникает жизненная необходимость. После того, как их быстро соберут снова, сначала выяснится, что они уже неисправны, а затем, что необходимость в них отпала.

Схему электрического подключения прибора, тщательно составленную при его разборке, должны непременно потерять. Кембрики с номерами проводов тоже куда-то загадочно исчезнут.

Эксплуатационник (не путать с эксплуататором) — это тот офицер, который уверенно объяснит командиру, как работает его матчасть, но не сможет ответить ему, почему она не работает.

Дилетант свято верит в надежность техники, специалист же слишком хорошо ее знает для этого.

При поиске неисправности дилетант идет сумбурно от сложного варианта к простому, а специалист — последовательно, от простого к сложному.

Дилетант — это тот, кому стыдно сказать, что он чего-то не знает, но уже умеет договариваться с мастерской о ремонтно-восстановительных работах.

Когда вы, наконец, доберетесь до места поломки где-то среди дебрей трубопроводов, то в подготовленной ремонтной сумке окажется весь комплект ключей, кроме того, что нужен именно в этом случае.

Если сгорел один блок в приборе или в системе, то вставленный на его место блок из ЗИПа тоже должен выйти из строя (Закон парной подлости).

Оставленные на месте разбора системы крепежные болты, шайбы и гайки к моменту обратной установки прибора бесследно исчезнут.

Чем чаще снимать кожухи с приборов, тем меньше крепежных винтов на них останется. Забытые предохранительные устройства (замки, чеки, стопора) порождают аварийные ситуации.

Во время экстренного приготовления хоть один клапан, который должен быть открыт, закроют, а который должен быть закрыт — откроют.

Сулящие невиданный эффект рационализации, не просчитанные до конца, могут принести невиданные ранее неприятности.

Резервные и дублирующие средства имеют обыкновение выходить из строя сразу вслед за основными. А бывает, и раньше них, скромно не оповещая никого об этом.

Техника выходит из строя в момент острой необходимости в ней: РЛС — в туман, гидроакустика — во время поиска ПЛ, рулевая автоматика — при плавании в узкости.

Как только в технике возникает острая необходимость, так сразу же выясняется, что у нее кончились сроки какого-нибудь допуска, поверки или расстыковки.

Паяльник, рассчитанный на малое напряжение, будет жить очень короткое время. Особенно, если рядом с 24-вольтовым есть еще разъем или электророзетка с большим напряжением.

Количество припоя на клеммах и соединениях обратно пропорционально истинной практической квалификации инженера и техника.

После тарировки прибора необходимую поправку быстро введут, но, чаще всего, с об- ратным знаком.

Всегда найдется умелец, который в преддверии очередной проверки изготовит свою копию «штампика» отметки о ежегодной проверке измерительных приборов, причем куда лучше лабораторного оригинала.

В новой системе, как правило, нет недостатков старой, но и некоторые достоинства тоже уничтожены.

Новая техническая система, как правило, избавлена от недоработок старой предшествующей системы, но достаточно обогащена новыми недостатками. Хуже всего то, что их еще придется выявить самому, «наткнувшись» на них в самый неподходящий момент.

Даже практическая ракета опасна прежде всего для того, кто собирается ей стрелять.

Установленная на корабль чудо-техника «завтрашнего дня» к моменту ее окончательного «доведения до ума», по мнению ее же отцов-конструкторов, становится уже вчерашним днем.

Разработчик системы оружия и технического вооружения озабочен проблемой внедрения своих идей, а не потребностями и запросами корабельных офицеров.

Как только вы сломали и выбросили ненужную, на ваш взгляд, конструкционную де- таль, сразу же выяснится, сколько всего на ней держалось.

Экипаж искренне считает, что все предупредительные надписи у щитов и трапов (и т.д.) выполнены исключительно для проверяющих. В крайнем случае — для новичков.

При попытке освободить какое-либо помещение приборы, оборудование, мебель и документация, размещавшееся в нем, займут больший объем, чем можно было себе вообразить.

Чем чаще ломается матчасть, тем лучше знаешь ее устройство.

Индикатор сигнализации может и не гореть при срабатывании предупредительной уставки прибора, потому что лампочка уже сгорела заранее.

Частое срабатывание сигнализации подстрекает оператора к ее отключению и собственноручной организации им самим аварийной ситуации.

Авария может начаться, даже если не горит аварийный сигнал.

Как только вы выбросите списанный блок или устройство, как тут же выяснится, что вы не сняли с него забытую, а теперь позарез необходимую деталь.

Отверстия для крепежа приборов никогда не подходят к кронштейнам.

Крепежные отверстия на блоках никогда не подходят к отверстиям на амортизаторах, а их диаметр не соответствует диаметру прилагаемых к прибору крепежных болтов.

Необходимые для ремонта куски доски, кабеля, провода, отмеренные и нарезанные где-нибудь в мастерской, при установке на месте окажутся короче, чем необходимо.

Чем дольше система или устройство бездействовала, тем меньше шансов ее восстановления. У предприимчивых людей будет время, чтобы снять, вынести и использовать «в мирных целях» ее детали.

Ни один двигатель не выйдет на проектную мощность. По крайней мере, без удивляющих последствий.

 

 

РЕМОНТ КАК ФИЗИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ Физические состояния корабля могут быть следующими:

движения, покоя, и…  ремонта.

Ответ   у доски не мальчика но мужа..

Даже ожидаемый ремонт всегда неожидан.

Ремонты бывают не только восстановительные. Но и сокрушительные тоже.

Не уверен — не начинай! (Серьезное предупреждение перед апогеем любовного свидания и выводом корабля в навигационный ремонт.) И в первом, и во втором случае желание может не совпасть с возможностями, и кто-то непременно постарается вам помешать.

Качество ремонта никак не зависит от его продолжительности.

Ремонт — это плановая замена одних неисправностей другими. План ремонта не имеет ничего общего с его реальным ходом.

Постановка корабля в завод еще не означает, что к нему готова хоть одна из сторон. Возможности судоремонтного предприятия часто ограничиваются его возможностями

по производству военно-морских сувениров. Именно эти возможности волнуют в первую очередь вышестоящее командование, ожидающее очередную волну высоких гостей.

Высоко держится марка того предприятия, производственных мощностей которого в любое время дня и ночи хватает на производство штурвальчиков с рындочкой и эбонитовых макетов подводных лодок

Появление рабочих на корабле — явление, родственное стихии. По прогнозу вроде бы должно состояться, но по опыту уже знаешь — может пронести мимо или рассеяться.

Прибыв на корабль, судоремонтники долго, где-то половину срока, отведенного на ремонт думают, с чего бы начать, ходят с глубокомысленным видом по кораблю, разминая кое-что у себя в штанах. Потом, под финиш, делают энергичный рывок и совершают трудовой подвиг, работая в две смены, почти уморив обеспечивающих членов экипажа. Причем, рабочие всех задействованных цехов пытаются сделать это одновременно, и поэтому одни пытаются срезать какую-то деталь, которую только что приварили другие. Это называется «плановый ремонт». Хотелось бы знать, как его планируют.

Аварийный ремонт проще и быстрее провести, чем согласовать все необходимые для этого документы. Чтобы за время аварийного ремонта решить еще кое-какие технические проблемы, требуется затратить дополнительное количество нервов, связей, энергии и терпения.

Начало интенсивного ремонта — это как нападение монголо-татарской орды на несчастную водокачку:

а) с самого начала заводского ремонта на корабле доломают и то, что еще недавно

работало;

б) начнут загадочно и бесследно исчезать приборы, оборудование, арматура различных систем и даже трубы из цветного металла;

в) будет выпито все «шило», предназначенное для оплаты доставки к вам разных нужных вещей и необходимых запчастей, утащенных еще откуда-то, может быть, даже с соседнего корабля;

г) на корабле появится толпа диких сварщиков, которые будут пытаться подпалить ваш корабль одновременно с четырех концов. Обеспечить их, как положено, у вас уже не хватит ни сил, ни средств;

д) вольно или невольно, но любой бесконтрольный ремонт приносит больше вреда, чем пользы. Если высокое качество ремонта не нужно соответствующему корабельному офицеру, то ремонтникам оно нужно еще меньше.

Впрочем, интенсивность ремонта скоро спонтанно стихнет, так как выяснится, что нет в наличии ужасно необходимого оборудования, без которого невозможен монтаж всего остального.

Исчезновение цветных металлов с ремонтируемого корабля будет тем вероятней и интенсивней, чем ближе враги и супостаты сумеют поставить будку для приема цветного лома к дыре в заводском заборе.

При стоянке в заводе по трапу корабля идут два встречных потока: с корабля — ворованные материальные ценности, а на корабль — водка и неприятности.

Сегодня главное в ремонте — это помнить, что кабель не только часть электросети, но еще и запрятанная в изоляцию медь. Иначе после такого заводского ремонта ваш корабль может не подлежать никакому восстановлению.

Рабочие рассматривают ваш корабль как кладовку с полезными вещами для удовлетворения личных потребностей. Главное — опередить других.

Если с твоего корабля рабочие что-то выносят — убедись, что это не воровство среди белого дня.

Любая предъявленная вам накладная на передачу чего-либо — это всего лишь то, что

проще всего подделать!

Командование вашего славного соединения начнет отправлять к вам на корабль всех тех, от кого командиры других кораблей давно мечтали избавиться, но как-то не было возможности, а ваших «родных» и испытанных отправят к ним на замену. Причем, ни за первых, ни за вторых, никто вам «благодарность в запотевшей посуде» на стол не поставит. Даже если вы на это тонко намекнете, попробовав «заволокитить» процесс.

К вам обязательно пришлют и офицеров, готовых служить где угодно, лишь бы не служить, у которых одно только слово «море» вызывает отвращение и ужас. Поэтому командование не без оснований считает, что ремонтирующийся корабль им вполне для этого подойдет.

Назначение командира на ремонтирующийся корабль — это или сомнение в командирской зрелости, или в его высоких морских качествах. Наконец, это может быть из-за уверенности в командирской перезрелости. И еще один вариант — продуманное назначение с учетом врожденных и развитых лично в процессе службы доставально-выбивальных качеств повышенной предприимчивости, с целью максимального использования этих самых качеств в социально-полезной сфере и мирных целях.

В начале ремонта все относительно новые и исправные механизмы с вашего корабля будут переставляться и перетаскиваться на другие корабли, а в конце — с других кораблей на ваш.

Ремонтные ведомости во все времена составляются и утверждаются таким образом, чтобы для выполнения необходимых, но не включенных в нее работ командир и его механик имели возможность использовать свою предприимчивость для околозаконных и незаконных сделок с персоналом завода.

Говорят, что по законам судоремонта, если закажешь ерунду, то ее и получишь. Но однако никто вам и не говорит, что если закажешь чудо техники или шедевр дизайна, то получишь хоть что-то похожее на то, что изображено в чертеже или в эскизе вашего заказа.

Если вам удастся «добыть» для своего корабля необходимый дефицитный механизм или устройство, то сразу же найдется кто-то, кто убедит высокое начальство, что эта самая ваша «добыча» ему неотложно нужнее, чем вам.

Если не проследить за монтажом техники, вам подсунут «сэконд-хэнд» вместо выписанных вам новых деталей и запчастей, на реализацию которых у мастеров свои виды.

Стремление установить на корабль всякие прокладки, изоляционные покрытия и вспомогательные системы из более дешевых материалов приведут к тому, что их разрушение произойдет раньше установленного срока, но позже подписания приемо-сдаточного акта или гарантийного срока.

Продление межремонтных сроков — попытка убедить вашу матчасть поработать еще и продержаться до улучшения экономического климата в нашей стране.

Длительное пребывание офицера или мичмана в состоянии ремонта неуклонно приближает его к состоянию алкогольного психоза.

Заводской ремонт для корабля — как госпитализация для человека. А в наше смутное время заводской причал часто становится для многих кораблей не лечением, а заключением. И даже не просто тюрьмой, а все чаще еще и камерой смертников.

Наблюдая за спуском корабля на воду, романтик думает о том, сколько миль ему еще предстоит пройти, а прагматик — о том, сколько иголок из него выйдет при очередном изменении политической конъюнктуры.

Действия главного строителя заказа по окончанию планового срока ремонта направлены на склонение командования к признанию минимума произведенных заводом работ за якобы произведенный их максимум в обмен на будущие блага. При реальном расчете обещанные блага уменьшаются раза в два. Или в пять.

Чем значительней подношения от строителей и бригадиров командиру и механику по какому-либо поводу и даже без него, тем больших уступок они потребуют взамен.

Окончание планового ремонта — это еще не его конец. Это начало новой его фазы. Эта фаза будет не меньше первой, а зовется «устранением замечаний».

Чем больше корабль, тем труднее «довести до ума» все выявленные замечания. Недостатки, за устранение которых командир не «ест главного строителя поедом», никто устранять не собирается.

Если командир боевой части не пролезет перед испытаниями и сдачей корабля все системы лично, он еще долго будет мучаться сомнениями, страхами и угрызениями совести.

Доковая операция никогда не начинается и не заканчивается в назначенные сроки. Вероятность ее проведения в планируемый период не превышает 10%. Как постановка, так и всплытие.

Доковая операция фактически будет проведена заводом обязательно ночью и обязательно — в выходные дни. В интересах оплаты труда рабочих по повышенным тарифам.

Самые неприятные и грязные работы производятся силами личного состава, при минимуме или полном прощении их оплаты заводом.

Экипаж докующегося корабля проживает на нем с целью узнать, что личный состав изучил еще не все трудности военно-морской службы. Например, романтику посещения гальюна на стапель-палубе дока, с вентиляцией всех действующих ветров, особенно в мороз и особенно среди ночи.

Когда снят съемный лист с верхней палубы или в отсеке, то внутрь корабля должны уронить что-нибудь, чего там быть вовсе не должно. Или кого-нибудь, что значительно хуже!

Когда съемный лист, наконец, установлен на место и заварен, тут же должно выясниться, что забыли загрузить что-то достаточно большое и тяжелое, что затащить внутрь другим путем совсем невозможно.

Гальюны доков всегда предназначены для команды дока. Экипажи кораблей и лодок, по мнению доковых аборигенов, к ним не имеют отношения, поэтому на подступах к гальюнам аборигены сражаются с моряками, как с захватчиками, проявляя упорство, достойное лучшего применения.

После выхода корабля «из завода» с окончанием ремонта нужно будет долго вбивать экипажу мысль о том, что эта штука как-то предназначена для того, чтобы ходить в море, а не служить плавказармой, стоя у причала в приличном городе. Где-то через полгода, с видимым удивлением, личный состав, наконец, начнет соглашаться с вами, что, похоже, это так и есть!

Сдаточная команда — как «грибной человек» на ходовых испытаниях в море. По принципу: «Вот, что приготовил, то и откушай!»

Сдаточная команда уверяет, что все протечки — так и должны быть «по жизни» и якобы, со временем, устранятся сами собой. Так оно и будет, конечно. Но они упускают одну деталь — устраняться они будут вашими руками!

Члены экипажа корабля приобретают по сходной цене всевозможные и редкие сувениры, очень полезные в домашнем хозяйстве вещи и поделки, которые дают заводским «народным умельцам» неплохой доход и которые не надо, рискуя, выносить за КПП и заводские проходные.

Все заводские сувениры, а также дефицитные детали утром в понедельник почему-то стоят значительно дешевле, чем в другие дни и в другое время. (Имеется в виду — в СБВ.)

 

 

 

 

 

 

ОДИН КОМАНДИР С БОЛЬШИМ ОПЫТОМ

СЛУЖБЫ СКАЗАЛ КАК-ТО:

«КОРМАНДИРОМ  БЫТЬ ОЧЕНЬ ЛЕГКО:

НАДО ВЫУЧИТЬ ВСЕГО ЧЕТЫРЕ СЛОВА».

 Однако эти слова не пропустил бы и не пропустит ни один редактор.

Если командир часто перед строем повторяет, что он — не дурак, значит, он почему- то в этом сомневается. (Может быть, у него есть для этого основания.)

Если вы нецензурно выражаетесь при начальнике — извинитесь, так как вы неординарно нарушили субординацию. А если же начальник обрушивает на вас многоэтажные словесные конструкции, то не переживайте, вас просто обхамили.

Даже умный начальник чаще борется не со своими недостатками, а с теми людьми, недостатком которых является их обсуждение.

Лучше и дешевле сделать любого своим временным союзником, чем превращать его в непримиримого кровного противника. Однако до этого обычно труднее додуматься. Или заставить себя проверить это на практике.

Спросите любого командира: «Что вы можете сделать подчиненному?» Он начнет сначала перечислять все возможные кары и лишения. Но ни один сразу не скажет, что он может сделать для него хорошего. Исключения: все-таки есть. Сам видел и удивлялся.

Если вы, развив командирскую (руководящую) деятельность с благими намерениями и во имя великих целей, вдруг обнаружите, что соратников у вас как-то поубавилось, а возросло количество скрытых и явных противников, то, наверное, вас учили чему-то не тому или как- то не так. Хотя вполне вероятны другие причины — например, что-то с генами.

При постоянном давлении на подчиненный вам коллектив производительность и качество его работы сначала повысятся, а затем будет ухудшаться. И, наконец, найдется лазейка, через которую вытечет все ценное, а все ценные разбегутся сами. Если смогут.

Командир-сибарит, самодовольный и вальяжный, — бедствие для службы. Командир-альтруист, активный, требовательный к себе и людям, работающий, не зная отдыха, — бедствие не только для подчиненных, но и для своих родных и близких.

Если командир часто повторяет, что он командир, значит, он сам еще не до конца поверил в это. Поэтому среди подчиненных принято постоянно напоминать ему об этом, употребляя неуставное обращение «товарищ командир», которое, кроме функционального, выполняет назначение «бальзама» на его сердце. Случайное отсутствие этого бальзама в речи подчиненного заставляет командира нервно вздрагивать (внутренне и даже внешне). К хорошему быстро привыкаешь. Как к наркотикам.

Старпому специально создаются такие условия службы, такой ритм жизни, чтобы он захотел стать командиром как можно скорее. На это прямо намекает даже соответствующая статья Корабельного устава, которая, конечно, в очень вольной интерпретации, звучит так: «Хочешь чаще сходить на берег — становись командиром!»

Командир — это тот, кто принимает быстрые и иногда правильные решения. Если командир не старается сделать всего, чтобы его корабль признали лучшим — то, похоже, он выбрал не ту «тропу жизни».

Хороший командир — это не тот, кто хочет добиться высоких результатов, а тот, кто знает, как это сделать, и делает это каждый день. Его отличает готовность и стремление делать больше, чем ему положено, и даже больше, чем ему разрешено.

Отсутствие выходов в море, походов и реального дела больнее всего жалит сердце хорошего командира.

Для хорошего командира в море не то чтобы спокойней. Но диапазон направлений, с- которых ожидаются возможные неприятности, значительно уже.

Только в море командир может почувствовать себя хозяином корабля. Потому что:

-          ворох новых руководящих документов до него просто не доберется;

-          проверяющие — тоже;

-          матросы, скорее всего, отсюда никуда не денутся.

Если плюнуть с бака корабля, и то, что вы выплюнули, не долетит до юта, значит командир этой самостоятельной единицы обязан вести документацию, вполне сравнимую по объему с объемом его каюты.

Командирское кресло — достаточно опасное место, особенно если с него не вставать целыми днями и не «засучивать» рукава. В таком случае сидеть на бочке с порохом с горящей сигаретой в зубах будет безопаснее.

Верное правило — седина в бороду, а нитроглицерин в карман.

Командир, которому удастся добиться лучшего порядка в кают-компании, а качество пищи довести до ресторанного, будет обречен принимать у себя все прибывающие в гарнизон высокие комиссии и делегации.

Если командир с вечера поссорился с женой, а утром встал не с той ноги или ему просто «вожжа попала под мантию», то в этот день он должен заниматься только самообразованием и пить чай, не выходя из каюты, чтобы не доводить себя — до истерики, а подчиненных, — до инфаркта. Вот бы кто еще смог бы сказать ему об этом без особого риска...

Два типичных стиля поведения командира:

а) сначала выходит из каюты, затем — из себя;

б) сначала — из себя, затем — из каюты (второй опаснее для всех).

Следствие: с больной головой, экипаж, забудь покой.

Если вы чувствуете внутренне возрастающее бурное недовольство периодическими возражениями жены по поводу ваших директивных указаний в семье, то это означает, что у вас проявляются симптомы профессиональной болезни — командирита (воспаление командиризма). Это излечимо, но уже только на пенсии, проводимой на поплавковой рыбалке или над клубничными грядками.

Командиризм приводит к развитию гипертрофированного чувства собственности, считая личным даже то, что таковым не является. Потом наступает разочарование. После того, как«поправят старшие товарищи». Или соответствующие органы...

К завышенному самомнению, комплексу превосходства и сопутствующим этому отклонениям у людей, долгое время прослуживших на командирских должностях, окружающим нужно относиться с пониманием, как к профессиональному заболеванию. Ведь не смеемся, не обижаемся же мы на кашель шахтера или радикулит водителя-дальнебойщика?

Нельзя долго командовать людьми безнаказанно для собственной психики! Нарастающее внутреннее раздражение и его внешние проявления при любых попытках возражения ему окружающих людей — симптомы производственной психической трав- мы большинства опытных командиров. Люди могут надоесть не только командиру, но даже людоеду.

Если командир (начальник) старается сделать все сам, не доверяя подчиненным, заявляя им всем, что они ничего не могут, то он демонстрирует ярко выраженную управленческую и педагогическую импотенцию.

Бог любит храбрых и рисковых командиров! Но чаще только тех из них, у кого предусмотрительный старпом, умный замполит, грамотный штурман, осторожный механик и знающие толк в своем деле минер и ракетчик. И тех, кто реализовал возможность, чтобы их всех найти и собрать под свою команду, и дать им условия, научить работать во всю мощь их сил и способностей!

Командир, отдавший приказание, менее склонен считать его заблуждением, чем младший командир, его получивший.

Командир отдает только умные приказания. Их оценка начальниками и подчиненными — это уже другой вопрос.

Самый «бешеный» океан назвал «Тихим» тоже какой-то командир (пусть и испанский). И никто его до сих пор не поправил!

Когда командир в море, то там звезды, конечно, ближе к погонам. Вот только падают они слишком хаотично и чаще всего мимо. Зато в штабах и управлениях они шлепаются медленно, уверенно, точно по астрономическим таблицам и времени выслуги, на строго определенные «просветы».

Командир корабля — это не только организатор, распорядительный хозяйственник и тактик. Он что-то еще, что называется очень емко: «моряк». Вот это «что-то еще» либо есть в человеке, либо нет. Тренировкой и опытом «это» можно развить, но не приобрести.

Командир не только знает, что нужно делать в каждый конкретный момент, но и кто будет все это делать. Причем, лучше других.

Кто не рискует, говорят, тот не пьет шампанского. Но «валерьянку» пьет значительно реже.

Количество людей, критикующих командира, достаточно велико. Вышестоящие начальники критикуют его явно, в приказах и на разборах, а ядовитые подчиненные делают это «за глаза» и «за уши», с большим удовольствием и в разных формах устного народного творчества.

Если командир не умеет отдыхать, то он не даст это делать и подчиненным, искренне удивляясь, зачем тем нужны выходные и отгулы.

Вынужденное решение командиром хозяйственных вопросов околозаконным путем ставит его в зависимость от подчиненных-хозяйственников.

Если ваш корабль разукомплектован, большая часть приборов и механизмов сданы, а остатки экипажа расформированы, материальные средства списаны, но вас все еще не от- пускают к новому месту службы — не переживайте, значит, вы теперь уже командир корпуса.

Когда командира упрекают, что у него на корабле в строю лишь один бортовой номер, он, обижаясь, говорит, что целых два.

Стоит только командиру приоткрыть «дверь» своего доверия, как кто-то обязательно сунет туда свой ботинок. Мягкость характера командира — твердое основание для решения наглецами своих личных проблем.

Все относительно

Проявление невоспитанности или несдержанности кем-то «сверху» признается высокой требовательностью, а кем-нибудь «снизу» — нетерпимым хамством.

Чем выше командир, тем с большим рвением его ближайшие подчиненные уверяют его в непогрешимости и исключительности и тем больше он им верит.

Подобострастие подчиненных, действительно, виновато в управленческих и тактических ошибках командира — увы, со времен древнего Рима известно, что рабы воспитывают тиранов.

Командир опирается на своих заместителей. Поэтому лучше опираться на тех, кто твердо пружинит, чем мягко растекается под командирским давлением. Все понимают это, но вот амбиции мешают...

«Когда много власти, то мудрость не нужна» — очень вольный перевод казахской пословицы.

Когда достижения соседа больше, чем свои, то собственные подчиненные кажутся такими бездарными и нерадивыми по сравнению с соперниками. Когда же вы добиваетесь успеха, то вас прямо распирает от гордости. За самого себя.

Стремление «не выносить сор из избы» и заметать его под ковер, скрывая свои промахи и придумывая благородные мотивы самооправдания вроде местного патриотизма — страусиная тактика. Стремясь не видеть опасности и пугаясь, он резко прячет голову в песок. Но у нас... Ребята, палуба-то — она железная!

Тщательно замалчиваемая проблема в конце концов грохнет с силой, прямо пропорциональной длительности процесса стыдливого умолчания.

Психиатр — первый, к кому хочется отправить подчиненного, который открыто выступил против мнения начальства, поскольку все несогласие и возмущение обычно высказывается уже позже, где-нибудь в курилке.

Подчиненный, во всем с вами согласный и ни в чем не возражающий, вольно или невольно вредит вам. Но вы не сразу (да и не всегда и далеко не все) это поймете.

Командир — одна из немногих профессий на этом Земном шаре, где ваш оппонент всегда не прав. Если он не является вашим командиром.

Уезжая в отпуск, будьте готовы, что найдете дела еще в худшем состоянии, чем они были до этого.

Когда командир едет в отпуск, его служебные дела остаются на месте или начинают идти совсем не туда, куда бы должны, и в десять раз медленнее, чем бы хотелось.

Пребывание в отпуске не избавит вас от «головомойки» за все промахи, которые допустят ваши заместители.

Хотите проверить своего заместителя на деловые качества и склонность к мании величия— дайте ему хоть пару месяцев побыть вашим ВРИО.

«Пузыризм» — раздувание своей значимости для себя и попытка убедить в этом окружающих в период назначения страдающего этой болезнью каким-либо ВРИО.

«Пузыризм» — стремление представить себя большим, чем значишь на самом деле. Хотя бы для самого себя.

«Пузыризм» — проявления скрытого (для себя) и очевидного (для окружающих) неудовлетворения своей собственной карьерой и больного самолюбия, возникающие при случайно складывающихся ситуациях.

При разгуле «пузыризма» главное — это преждевременно не лопнуть и не выпустить из себя воздух, так как ничего другого за душой не остается.

Спокойное чаепитие командиром в собственной каюте — это признак или длительной и упорной предшествующей организаторской работы с офицерами корабля, или мирного сна совести.

Наличие хороших заместителей ослабляет чувство опасности и притупляет мыслительные процессы. Наличие плохих — утомляет физически и раздувает манию собственной значимости.

Командир может заслуженно войти в историю, это нередко бывало. Но чаще удается в нее влипнуть, причем вопреки всякому желанию и не прикладывая никаких особых усилий.

Некоторые так напряженно восходили на «командирский мостик», что, достигнув этой вершины, сразу же пытаются лежать на нем, отдыхая.

Нормальному командиру проще пройти огонь и воду — хоть полигонов, хоть реального боя. К этому он всю жизнь готовился. Но медные трубы славы и достижений наносят ему невосполнимые моральные потери.

Командирский опыт со временем убеждает в собственной исключительности. Изредка лишь внутренне.

Возле каждого «морского волка» найдется хоть один шакал.

Если вы запретили какие-то опасные действия приказом, исключите, организационно и технически, всякую их физическую возможность. Спать спокойно можно только после этого.

Даже находясь в отпуске, командир будет вздрагивать от раннего телефонного звонка, так как он хорошо знает изобретательность подчиненных в области организации неприятностей.

У командира и его боевой смены — старпома всегда найдется куча важных дел, годных для оправдания просроченных сроков сдачи зачетов.

Самый золотой характер у командира — это железный!

Даже будучи представителем самой дисциплинированной и ответственной категории, не каждый командир без контроля и давления будет заниматься своим самообразованием!

Сдача зачетов командирами — это стимул к повышению разносторонних специальных знаний, развитию коммуникабельности, поиску слабостей у принимающих эти зачеты, воспитанию личного упорства и упрямства. Короче говоря, это учеба настоящему делу, но военным образом. Да, есть многое на свете, друг Горацио, чего не зная, можно о... опозориться.

 

 

ШТАБ — ЭТО ГОЛОВА

И ЕСЛИ ОНА, НЕ ДАЙ БОГ, БОЛИТ, ТО ТРЯСЕТ ВСЕ ТЕЛО

Корабельный философ.

Если, вычитав свежеотпечатанный документ, вы наскоро обнаружили и исправили 5 ошибок, то найдутся еще шестая и седьмая, за которые вам и достанется.

Если документ каким-либо непостижимым образом утерян, то черновик его уже обязательно уничтожен.

Базу справочных данных в вашем файле в компьютере уничтожит какой-то болван, играя в игру, И именно ту информацию, которую вы почему-то не стали переносить на дискету и не распечатали.

Ошибка на карте или схеме обязательно обнаружится перед самым ее представлением начальству.

Сведения об изменении обстановки или новом приказе поступят, когда карта будет уже готова.

После того, как вы, чертыхаясь, срочно ее переделаете, поступит команда все отменить и числить обстановку по-старому.

Разведка во время учений — это стремление добыть через своих знакомых в вышестоящем штабе те сведения об обстановке и замыслах сторон, которые вам почему-то забыли «спустить» перед учениями.

Нормативный документ дойдет до вас позже, чем приедет комиссия, проверяющая ход его выполнения.

Если вам срочно потребовался какой-либо офицер, то он обязательно будет отсутствовать по болезни, окажется в командировке или будет на выходном.

Если вы рассчитываете утром получить отпечатанный материал, выполненную схему, но не проконтролировали ход процесса выполнения задания — оставьте свои надежды до лучших времен.

Если у вас имеется всего один-единственный экземпляр какого-либо бланка, его обязательно должны испортить. (Эталонный экземпляр уже кто-то взял и не вернул.)

Вышестоящие канцелярии разрабатывают образцы новых форм бланков быстрее, чем типографии осваивают выпуск старых.

Если штабной или деловой документ рассылается в несколько адресов, то, по крайней мере, один из них должен быть кем-то забыт.

Как бы вы не старались, всегда найдется необходимый или важный документ, который до вас не доведут или сделают это после контрольного срока его исполнения.

Парадокс делопроизводства: нужный в данный момент документ всегда труднее всего найти. Зато постоянно попадаются те, которые не смогли найти за два дня до этого.

Чем выше организация учета, тем толще папки с совершенно ненужными бумагами. Оснащения какого-либо отдела штаба компьютером резко увеличивает в нем количество папок с вновь созданными бумагами.

Если вы систематически задерживаетесь на службе дольше обычного — вам простят, но не обязательно простят случайные опоздания.

Только после подписи начальника свежие бумаги могут попасть прямо в корзину.

Начальник никогда не теряет никакие ваши документы, записки и донесения. Он их просто не может найти на своем столе и в своих папках.

Если вы находитесь в чужом кабинете и вдруг звонит телефон — не снимайте трубку, ибо можете доставить неприятности хозяину кабинета и даже сами получить неожиданное задание, которое спутает вам все планы. Следствие: не бери чужой телефон, на черта тебе чужие проблемы.

Вовремя брошенная телефонная трубка при разговоре с начальником позволяет отсрочить получение самого неприятного на сегодня задания или вообще избавиться от него. Начальник не будет долго ждать, он дозвонится до кого-то еще.

Еще никому не удавалось доказать, что когда начальник вам звонил, ваш телефон был «в строю». Правда, взбешенных этим начальников это не очень интересует.

Прежде чем начинать «воспитывать» кого-либо или давать кому-то очень ценные указания по телефону, убедитесь, что славная военная связь соединила вас при помощи АТС — ровесницы арифмометра именно с тем абонентом, который и был вам нужен, так как телефон мастерски искажает не только голос, но и слова. Иначе у вас есть серьезные шансы потратить свой «порох» на вахтера городской бани, например.

Не думай, кому звонит твой телефон среди ночи. Увы, он звонит именно тебе. Ходжа Насреддин сказал, что ишак, постоявший в тени, на солнце работать не будет. А офицер, прослуживший в штабе, на корабль ни за что не вернется. Бывают исключения, но лишь подтверждающие правило. Значит, ишак стоял в тени не слишком долго.

Опытный штабной офицер знает, что приказание должно быть выполнено точно, но не больше, в срок, но не раньше. Ибо отстающую лошадь могут подталкивать под зад, зато выбежавшая вперед — обязательно получит по морде.

Если вам приходится что-то исполнить, у вас всегда возникает дилемма: исполнить это правильно вообще или правильно — в понятии начальника. Консенсус между этими двумя критериями часто трудно достижим.

Если есть возможность что-то перепутать, значит, найдется и тот, кто это обязательно перепутает.

Хороший штабной офицер знает, что своей работой он представляет начальника и «подставлять» его вследствие своей безграмотности он никогда намеренно не станет, и даже не из чувства порядочности, а из чувства самосохранения. Ибо, если болит голова, уколы все равно делают в ... другое место.

Стандарты, форматы, размеры документов придуманы для того, чтобы вы были вынуждены делать в них ошибки.

Не может быть такой простой формы документа, в которой нельзя было бы сделать ошибки при заполнении.

Нет такого заранее сделанного средства «малой механизации», например, шаблона или трафарета, которое нельзя было бы приложить как-нибудь не так, испортив карту и убив время.

Ваши соседи по кабинету или каюте предназначены главным образом для того, чтобы вы не смогли сосредоточиться на выполнении поставленной задачи.

Чем быстрее вы захотите получить отпечатанным нужный вам документ, тем глупее и больше в нем окажется «очепяток».

Как бы вы ни объясняли, машинистка или писарь все равно чего-нибудь не поймут. Обрывок бумаги или плохая записная книжка — лучше хорошей памяти!

Когда имеешь несколько записных книжек и рабочих тетрадей — тогда есть шанс забыть, в какую из них записаны ценные указания начальника.

Составление штабного документа — это попытка облечь в приличную литературную и деловую форму идеи и мысли начальника. Даже те, которые он не успел еще высказать.

Наиболее ценные мысли начальников рождаются у их подчиненных.

Внимание! Бегая по кабинету в поисках ускользающей от вас мысли, не растопчите писаря или машинистку, ожидающих ее изречения вами!

Чем симпатичнее машинистка, тем труднее удержать в голове мысль, которую собираешься продиктовать. Чем короче юбка у молодой машинистки, тем корявей получаются ваши фразы, тем длиннее рождаются предложения. Поэтому материалы с письменных черновиков полу- чаются логичнее и последовательнее.

Печатающий с ваших черновиков, как правило, думает о своих проблемах, а не об искажаемой сути ваших мыслей внедрением своих ошибок и опечаток.

Напряженность мыслительной деятельности работника штаба или управления измеряется количеством изуродованных скрепок и кнопок, а также их нестандартным применением в мирных целях.

Карта изучается проверяющими с большим пристрастием, чем пояснительная записка к ней, причем это правило тем верней, чем эта «записка» толще. Ну кто же в здравом уме будет перечитывать прилежное переложение на местный лад руководящих документов и прочих «записок сумасшедшего»?

Поток разнообразной информации об обстановке неизбежно топит того, кто пытается управлять этой обстановкой.

Отчетные документы по спланированному даже на отдаленную перспективу мероприятию готовятся сразу же. Чтобы потом не забыть и не обрадовать очередного проверяющего.

Весь перечень необходимых документов удается отработать как раз к тому времени, когда «наверху» уже утвержден новый.

Все отчетные данные относительны! Абсолютно недостаточен только размер денежного содержания!

Статистические учетные данные никогда не соответствуют истинному количеству единиц, подлежащих статучету.

Обобщенный документ представляет собой среднегеометрическую сумму ошибок обобщаемых документов.

Штаб — не кормушка, а поле, на котором прорастают идеи начальников. И поэтому, кто тянет, на том и пашут. Нормальная карьера хорошего штабного офицера — это, все-таки, попытка лучше влиять на судьбу избранного дела, а не желание приблизиться к кормушке еще на пару шагов, уже хотя бы потому, что, как правило, она находится достаточно далеко от штаба и идти к ней было нужно раньше. И совершенно другим путем.

Служебные неприятности сами по себе не появляются, они случаются или по вашей вине, или организуются кем-то из вашего окружения.

Каждый офицер штаба, а тем более — корабельный офицер, стремящийся в штаб, точно знает, что сейф в самоволку не ходит, стол и стул между собой не дерутся, а папка с документами никогда не пьет.

Попадая, наконец, с корабля на службу в штаб, первые дни все удивляются обилию свободного времени, потом, со временем, уже кажется, что начальник все-таки его просто бессовестно «зажимает».

Отчетное донесение — вольное сочинение на заданную тему, ограниченное допустимыми параметрами техники и рамками требований документов.

Качество разработанных документов зависит не от начальника, его подписавшего, а от потенциала подчиненного, его создавшего.

Начальник сам всегда знает, что бы он хотел видеть в создаваемом документе, но точно сказать не может.

Начальники, подписывающие вал документов, не смогут припомнить и половины из них.

В любом штабе есть человек, который расписывается за начальника лучше него самого.

Кампания по борьбе с бумажным валом приводит к его неминуемому увеличению и ... обречению захлебывается в новых бумагах.

Когда отменяют одну кучу давно действующих документов, значит, скоро введут новую.

Упрощение отчетности приводит к неминуемому усложнению ее составления. Множество директивных документов создается начальниками лишь из-за их опасений в том, что подчиненные на местах неправильно понимают требования Уставов и других основных документов.

Если в ответ на вашу телеграмму в адрес нижестоящих подчиненных вам структур никто не стал вас «доставать» назойливыми звонками с требованиями разъяснить изложенное в ней, просьбами отодвинуть сроки исполнения «вправо» и т.д, то:

а) вашим подчиненным все ясно, и они экономят время для подготовки вам доклада о блестящем выполнении задания;

б) ваша телеграмма не дошла до адресата;

в) никто и не собирался «отрабатывать» телеграмму и выполнять ваши требования вообще. (Пункты изложены в порядке возрастания вероятности события.)

Назначенный выезд в составе группы для проверки подчиненных частей может быть неоднократно отложен по разным причинам.

Кроме тех случаев, когда именно в этот день вам позарез необходимо остаться на месте.

Отправить рабочую группу в другой гарнизон — дело начальника. Вернуться обратно — чаще всего это уже личное дело каждого члена этой группы.

В состав рабочей группы назначают тех офицеров отделов, чье отсутствие дольше может оставаться незамеченным. Если есть выбор.

Если офицеры штаба после службы закрылись в каком-нибудь кабинете, то, скорее всего, они обсуждают новый приказ и разрабатывают новые направления в работе. А слышимый звон стекла и короткие тосты — это так, для маскировки.

Интриги, «подковерная» борьба развиваются именно в тех подразделениях штаба (управления), которые слабее других загружены делом с реально ощутимым конечным результатом. Чем выше штаб, тем тоньше интриги.

Внутри структуры любого штаба или управления обязательно есть подразделения, которые считают, что они выполняют более важную работу, чем все остальные. И более того — все его офицеры работают куда напряженней, чем незаслуженно поощренные соседи.

Рожденные в творческих муках документы являются оправданием существования структурного подразделения и использования рабочего времени его офицеров в период застоя реальной боевой подготовки.

Завершение разработки документа «в свете требований и указаний» завершается перед самой отменой этих самых «требований» и получением новой версии этих же «свыше изложенным требований.

Новое — это слегка переработанное старое. Конечно, озаглавленное по-новому и с новым списком разработчиков. Чем древнее старое, тем интереснее кажется «новое».

Начинающие штабисты наивно думают, что «внизу» обрадуются их разработкам и кинутся их выполнять.

После работы по очередному улучшению какого-либо комплекта инструкций и наставлений эти документы становятся еще хуже.

Всегда найдется достаточно «доброжелателей» донести до ушей начальника ваши нехорошие слова и поступки.

Если подумать, военная реформа — вещь хорошая. Но это, если бы подумать... Особенно перед тем, как ее начинать.

Утро вечера мудренее. Именно поэтому все важнейшие документы и приказы разрабатываются с вечера до глубокой ночи.

Не откладывай на завтра то, что можно вообще не делать!

Не откладывай на завтра то, что уже сегодня сможешь заставить сделать своего подчиненного!

Если безоглядно бороться за форму, то можно успешно победить содержание. В борьбе за форму первым может пасть содержание и суть идеи и всего дела.

Если начальство поразила какая-либо творческая идея, то для ее претворения в жизнь потребуется куча данных со сроком представления «чем скорее, тем вчера».

Необходимые данные, в большинстве случаев, будут представлены с опозданием.

Данные, потребованные и представленные «в кратчайший срок», будут или устаревшими, или неточными, частично интерполированными между «полом и потолком», отличаясь от реальных цифр на 5-10% в «нужную» сторону.

Оптимальный вариант подготовленного решения — нечто среднеквадратическое между «как хотелось бы», «как положено», и... приземленными материально-техническими возможностями.

Планирование — это создание продуманного комплекса последовательных мероприятий, направленного на решение конкретных задач, достижение определенных результатов в определенный отрезок времени в соответствии с требованиями существующих организационных и методических документов, наличными силами, средствами и людскими ресурсами.

Все это делается в тайной надежде, что названные условия радикально не изменятся и вам не успеют поставить задачи с диаметрально противоположными целями.

Если план не корректируется, значит, его никто всерьез не воспринимает и даже не думает его выполнять.

План — довольно выполнимая штука, если вероятный противник твердо пообещает вам не мешать, а взаимодействующие силы — не вредить, и силы снабжения и обеспечения действительно смогут сделать то, что от них требуется.

При планировании невозможно учесть все сопутствующие и препятствующие факторы.

Неучтенный фактор имеет больше шансов оказать влияние на итоговый результат, чем все  учтенные.

При прогнозировании ситуации выясняется, что именно прогнозированию она и не поддается.

План мероприятий на случай разных экстремальных ситуаций в реальных условиях где-то совпадает в главном и расходится в деталях при случае фактического проявления такой ситуации.

Однако при его разработке начальники тычут вас носом именно в детали.

Если к составлению плана подходить слишком серьезно, то выходит смешно.

В самом правдивом отчете о проделанной работе содержится определенная доля фантастики, в зависимости от находчивости, которая более или менее научная, в зависимости от уровня профессиональной подготовки его составляющего.

Любая фантастическая версия должна быть подтверждена документально, пусть и абсолютно фантастическим, но реально существующим документом.

Планирующий распределяет ответственность и объем работ таким образом, чтобы поменьше делать самому и своему непосредственному подразделению.

Составление плана требует развитой фантазии. Например, выход в море на рыбалку на каком-нибудь катере называется: «осмотр побережья», «осмотр десантно-доступных мест», элементарный выход на природу для отдыха, называется как-то наподобие «культпохода по местам боевой славы», как будто старший начальник, утверждающий план, не понимает истин- ной его подоплеки. Но так положено кем-то и давно. А потом на все это «положили».

Если вероятность положительного результата планируемого мероприятия больше 50%;

это эксперимент, а если меньше — это уже авантюра!

Противник — слабее и глупее нас. Но он об этом еще не знает.

Лучше всего мы готовимся воевать в прошлой войне или в конфликте. На старом опыте . планируя свои будущие действия.

Разница между войной и конфликтом существует только для тех, кто в них лично не участвует.

Продумать, как следует, перспективный план никогда не хватает времени. И в этом не вид- но никаких перспектив.

Чем на более длительный период составляется перспективный план, тем больше у него шансов безнадежно устареть до истечения срока своей реализации в свете изменившихся условий и требований.

Ни один план сражения не доживает даже до первой атаки.

Суточное планирование — это совещание, на котором вечером тебе говорят, чем ты будешь заниматься с утра, хотя очень вероятно, что утром тебя уже «обрадуют», что уже «все не так».

Чем больше существующих одновременно разных параллельных планов, тем анархия и прочая бесплановость становится более вероятной.

«Все знают, в горах самый короткий путь — это путь с вершины на вершину. Но где взять такие длинные ноги?» (Аварская народная пословица.)

Всем нам известно, как надо сделать все, что угодно, но где взять необходимые средства? Наконец, где взять желание сделать все это?

Тот, кто путается под ногами у начальства, чаще попадает под его «горячую руку». В приказы о поощрении — тоже.

Специалист отличается от дилетанта глубиной заблуждений.

Отложенные «на потом» дела имеют подлую особенность собираться в кучу, причем в один из самых неудобных для вас дней, когда дальше откладывать их выполнение уже некуда.

Если отрабатывать все приходящие «сверху» телеграммы, то некогда будет сочинять свои собственные для «нижележащих».

Гриф секретности на документе не всегда свидетельствует о том, что в нем содержится что- то действительно конфиденциальное, но гарантирует уважительное и бережное отношение к нему. Кроме того, его всегда можно будет найти на своем месте, в отличии от «простых» документов. В конце концов, его просто не засунут куда-то между других бумаг и не постелят на стол вместо импровизированной скатерти.

Разбор или подведение итогов не очень удачного мероприятия — театр одного актера, а занятия по специальности или семинар в присутствии большого начальника — театр одного зрителя. Причем все, включая начальника, об этом знают.

Ординарные, само собой разумеющиеся вещи не удостаиваются внимания, и, как правило, бывают забыты. Это и приводит к неожиданным неприятностям.

Согласно закону больших чисел, чем большее количество раз офицер повторит привычную операцию, тем выше вероятность непредвиденной, глупой и даже дурацкой ошибки.

Отчет о состоянии воинской дисциплины — это добросовестное исследование надводной части айсберга, когда точно знаешь, что бортам угрожают нарастающие подводные массы.

Результаты работы по предупреждению происшествий видны только в случае ее впечатляющего провала.

Хочется думать, что плоды твоей длительной и кропотливой работы с напряжением физических сил и мощи интеллекта нужны еще кому-нибудь, кроме тебя самого.

Проверка перед выходом в море — как валидол при сердечной боли: уже не лечит, но успокоиться еще помогает.

Силы на карте — желаемый уровень, силы фактические — действительность. Разница между ними обратно пропорциональна компетентности офицера и достоверности информации.

Стрелы и другие обозначения на картах всегда в хорошей технической готовности. В отличие от реальных кораблей.

Обойтись без всяких внештатных матросов (чертежников, художников, печатников и т.д) при штабе невозможно. Как и невозможно убедить в этом тех, кто утверждает все эти штаты.

 

 

КАДРЫ НЕ ИЗ КИНО

Законы служебной лестницы

Получая назначение на корабль, убедитесь, что его имя — не «Титаник».

Выбирая на вакантную должность из нескольких кандидатур — вы выберете наименее для себя подходящую.

Выбирая из нескольких предложенных должностей — вы выберете именно ту, которая принесет вам в дальнейшем наибольшие неприятности.

Ближайшая, на первый взгляд, кадровая перспектива на деле чаще всего оказывается наиболее затянутой.

При решении кадровых, финансовых и квартирных вопросов обходной путь всегда короче прямого.

Принимая под свое «крыло» офицера по просьбе друзей или знакомых, как правило, заранее не продумывают благовидного пути избавления от него в будущем. А зря!

Лучше всего загорать в тени генеалогического дерева с мощными военно-морскими  корнями.

Для продвижения по службе некоторым вместо головы вполне достаточно иметь руку  где-то наверху.

Избавляясь от посредственного офицера с высокими покровителями путем отправления на учебу в академию, заручитесь гарантией, что он не вернется опять к вам, но на более высокую должность.

Самый простой путь избавления от бездарности — это рекомендовать начальнику на- значить его с повышением, но подальше от себя, чтобы потом невинно удивляться со стороны, почему провалено дело.

И таким образом между кадровыми органами происходит обмен бездарностями и неугодными людьми. Это и называется ротацией кадров».

Как бы то ни было, грамотного, толкового, но ершистого и неугодного специалиста '- предпочитают придерживать у себя под любыми предлогами, а угодливую и исполни- тельную бестолочь охотно отпускают куда угодно, с Богом и при первом удобном случае.

В кадрах и в планах на выдвижение скорее замечают того, кто не высовывается.

Кто говорит, что он изо всех сил отказывался от вышестоящей должности, но все равно : был на нее назначен — лукавит. Или он отбивался слишком слабо, для приличия, чтобы начальники случайно не восприняли его аргументы всерьез.

Право выбора должности — это право выбора видимых льгот и скрытых неприятностей. „- Если должность выбрал лично сам, уровень спроса начальства с тебя за все промахи

существенно повышается.

Направление на преподавательскую работу (или в качестве командиров курсантских рот) в учебные заведения тех, кто уверенно доказал свою непригодность к службе на кораблях, создает уверенность, что еще многие поколения командиров кораблей будут возмущаться

качеством профессиональной подготовки и офицерского воспитания будущих выпускников.

Кто умеет служить и командовать — тот служит и командует. Ну, а кто нет — преподает и учил, как это надо делать. А кто и учить не может, тот организует учебный процесс.

После завершения учебы лучшие идут на флот, а умные остаются в столицах.

Умные офицеры становятся хорошими специалистами, а мудрые — их начальниками.

Высокие назначения получают не за мозги и обширные знания, а за умение ими пользоваться

Больше всех стремятся стать начальниками те, кто не хочет сам делать рутинную работу. Чтобы там о себе ни думали разные начальники, но кадровая политика вершится именно в

кадровых органах.

Кадровые решения принимаются начальниками, прежде всего, в скрытых от них интересах кадровых органов по выполнению задач, заданий и личных планов кадровых тружеников. В кадрах решили. И все!

Если начальникам предоставить полное право подбора ближайшего служебного окружения (команды), то согласно закону С.Н.Паркинсона они все будут классом ниже него и иметь все его недостатки, но более выраженные, ибо на их фоне собственные не так заметны.

 Преданные люди получат должности, а рабочие места — специалисты. В случае успеха никто не будет обижен, первые получат награды, вторые — моральное удовлетворение.

Прохождение всех документов в кадровых органах стопорится из-за их собственных ошибок в ими же придуманных формах документов.

Формы кадровых документов меняются чаще, чем простые смертные успевают их освоить. Наверное, для того, чтобы нам всем их служба не показалась легкой.

Большинство кадровых документов отрабатывается на кораблях и в частях, а кадровые органы лишь критикуют работу, которую, по всем правилам, они должны были бы выполнить сами.

Штатный кадровый работник ЗНАЕТ, как оформить требуемый документ. Он же УМЕЕТ заставить сделать случайно пойманного внештатного кадровика свою собственную работу. Всякие «представления» — это личное дело самого представляемого.

Если есть документ, который регламентирует определенные условия службы, то существует и документ, который трактует те же условия, но по-другому. Причем, широкому кругу лиц более известен тот, который более выгоден командованию, чем рядовому офицеру.

В любой «кузнице кадров» вас могут как следует стукнуть о наковальню. Ибо, когда предложение вам должности не произвело должного впечатления, «кадры» используют шантаж и «выкручивание рук» как «метод убеждения» принять «единственно правильное решение».

Единственный недостаток, который ваш подчиненный устранит со 100%-й вероятностью,— это молодость.

Самое интересное в кадровой политике то, что когда офицер к чему-либо стремится и чего- то желает добиться, готов взять на себя любое дело и не боится ответственности — ему этого не дают. Но ровно до тех пор, пока ко всему этому у него не появится отвращение. После чего его уже уговаривают сделать то, к чему раньше не допускали.

Назначая на ответственную должность офицера по чьей-то протекции, сразу же определите тех, кто будет фактически выполнять его обязанности. На всякий случай.

Ваша помощь и поддержка нужна активным и талантливым офицерам, у серых бездельников найдутся покровители «покруче» вас.

Для тех, у кого нет влиятельных покровителей, служебная лестница бывает без перил. Ошибка для него всегда чревата падением.

Помогите в продвижении по службе тем, кто действительно к ней способен и увлечен службой. Кто увлечен лишь своей служебной карьерой, пробьется сам. Даже если достаточно «сероват».

«Исполнительный и дисциплинированный» ваш подчиненный, как правило, пороха не изобретет. Но и велосипеда тоже не испортит.

Гибкая спина — более твердое основание для продвижения по службе, чем гибкие мозги. Если в аттестации пишут о ком-то: «Груб, но только с подчиненными», — значит, офицер

службу понял. Однако было бы хорошо, если бы начальники поняли, что его нельзя допускать к людям.

 

Метод проб и ошибок в кадровой политике — путь проб кадровиков и ошибок начальников. Пример:

     Вы помните бывшего командира этого корабля Н.?

     Конечно, это был махровый бездельник и бездарь!

— Поздравляю, вам удалось найти на его место еще более худшего!

Из разговора одного большого и очень большого начальников после проверки корабля

 

Если верить статистике, то мичманы и контрактники у нас — люди не жадные к деньгам, они не хотят получать ни прибавку за службу на корабле, ни морское денежное довольствие. Ни первых, ни вторых на кораблях не хватает, зато все штаты береговых подразделений забиты до отказа и ни дня вакантными не бывают.

Оптимист считает, что попал служить на лучшее соединение на флоте, а пессимист всерьез опасается, что, кажется, так оно и есть.

Попав служить на лучший корабль, не возмущайтесь его порядками, состоянием и внешним видом! Вообразите, ведь остальные еще хуже!

Если вам предлагают вышестоящую должность, где-нибудь в Тмутаракани, требующую огромного труда и нервотрепки, и говорят, что вам оказывают большое доверие, не верьте скорее всего, кроме вас, больше просто некому.

Вышестоящая должность привлекает, кроме прочего, своими правами. Получив ее, достаточно быстро выясняешь, что это опять (и прежде всего) новые обязанности.

Если вас назначают с повышением на должность с большим количеством личного состава- это не всегда поощрение. Чаще наоборот.

Ни одна серьезная и ответственная должность еще не добавляла никому ни серьезности, нет ответственности. Ума тоже.

Чтобы убедиться, что ваша новая должность — это неудобный и тяжелый чемодан без ручки, должно пройти какое-то время, в ходе которого вы все же успеете к ней привыкнуть. А тогда уже просто так его взять и бросить становится как-то жалко.

К тому моменту, когда вам удается кое-чего добиться в отработке организации и благоустройства корабля, даже определенного шика в его содержании, и вы уже собираетесь немного «поваляться на собственных лаврах», начальство уже выносило мысль перевести вас куда-то на якобы перспективный, но самый облезлый корабль на этой планете. Причем, опять же исключительно в ваших же служебных (и личных) интересах — по официальной версии, конечно.

Изо всех обещаний, предупреждений и напутствий перед назначением на должность быстрее всего сбываются только все самые плохие.

Если ради карьеры вы не готовы отказаться от многого и через многое же переступить, значит, вам она не очень нужна.

Быстрая карьера позволяет уверенно и в кратчайший срок достигнуть своего уровня некомпетентности (по Питеру).

Подбирая свою команду, вы почти всегда будете пользоваться не теми критериями, которыми бы хотелось. Найдется достаточно начальников, правил и обстоятельств, которые помешают вам собрать эффективную управленческую команду на новом месте службы.

Надежда на то, что, возглавив часть, соединение, отдел, вам удастся избавиться от старых бездельников и тупиц (с вашей точки зрения) в своей новой команде, означает лишь один позитивный момент: вы еще молоды и не избавились от иллюзий!

Как ни стремись занять приглянувшуюся тебе должность, все равно опоздаешь, если у кого- то из высокого начальства есть свой кандидат.

Умеющий хорошо работать локтями должен иметь за спиной, в своей команде, хоть пару человек, умеющих работать еще и головой.

Оптимальная искомая должность, как искомая жена для ханжи-моралиста (девственница- нимфоманка), представляется с максимумом прав, льгот и размеров оклада, но при минимуме ответственности и объема, работы и контроля.

Посредственного врача, как правило, не подпускают к операционному столу — уж слишком велика цена ошибки.

Ошибки посредственного командира вряд ли стоят меньше, но их сразу не заметно, да и можно будет на кого-нибудь их свалить впоследствии.

С глаз долой — из списков вон!

Диплом или свидетельство удостоверяет факт, что человек чему-то учился, а не то, чему и как он выучился.

Офицер, получивший заочное образование, также обогатился теоретическими знания- ми, как заочно пообедавший — вкусовыми ощущениями и калориями.

Только закончив очередной этап обучения — училище, классы, курсы, академию — и приступив к исполнению обязанностей в новой должности, до конца понимаешь, что именно из предметов ты учил совершенно напрасно.

«Интеллигентность, вежливость, внутренний такт, моральная устойчивость и другие негативные качества. »| (Из аттестации офицера.)

Из характеристики: «Женат, имеет жену». Примечание на полях: «Ну, допустим, но и

не только же!»

В прохождении службы чаще везет тем, кто больше возит. В кадровые органы или тому, кто непосредственно готовит кадровые решения.

Вопросы ваших поощрений, наград и служебного роста — это забота ваших начальников, но об этом им нужно скромно, но постоянно лично напоминать.

Линию судьбы ведет рука Провидения — руками начальников. А кадровые работники чувствуют себя как минимум этим самым Провидением.

Слишком серьезно занимаясь своим правом занять «место под солнцем», часто успевают только к его закату.

Должности бывают горячие, рабочие и лежачие. Чтобы «лежать» без последствий на горячей должности, простому смертному мало родиться «в рубашке», нужно в бронежилете, а лучше в бронепальто, и при этом без разреза сзади.

Чем дольше служишь, тем меньше принципов у тебя остается.

Лейтенант — как испытываемый грузовик на стенде: на него грузят все и всё, а когда он гнется или, не дай Бог, ломается, кто-нибудь сразу удовлетворенно скажет: «Ага! Я так и знал!»

Как только прибывший жизнерадостный лейтенант приступит к службе, тотчас найдется достаточно желающих отбить у него интерес к ней, вольно или невольно.

«Вы обязаны стойко переносить тяготы и лишения службы! А если кто не хочет переносить тяготы, то того мы всего лишим в очередном приказе!»

(Из выступления старпома АПЛ перед несколько осмелевшими в борьбе за свои права лейтенантами.)

Лейтенант, прибывая на свой первый корабль, испытывая эффект импринтинга, подсознательно копирует стиль поведения своего первого командира и воспроизводит в дальнейшем все его особенности, даже те, которые он тогда осуждал.

Лейтенант в первые же дни службы узнает от старших товарищей, как надо делать то, чего делать нельзя.

Лейтенант желает стать адмиралом, чтобы все изменить, однако достигнув этой высоты, он ничего так не хочет, как того, чтобы до конца его службы ничего всерьез не менялось.

Освоив программу училища, лейтенант вполне готов командовать кораблем или даже со- единением. Справляться же с группой или батареей ему удается несколько хуже.

С лейтенантом — командиром БЧ-З в море любой командир пойдет вполне спокойно, с лейтенантом-связистом — почти спокойно. А вот с юным механиком — это уже перебор!

Переученный офицер так же нуждается в контроле, как и недоученный.

Когда теоретических знаний девать просто некуда, тогда и допускаются практические ошибки по всем правилам теории.

Если лейтенанта поймать на месте во время попытки проявить инициативу, в результате которой могла бы произойти неприятность, и как следует его изругать, то он больше никогда и ничего вредного не совершит самостоятельно. И полезного — тоже.

Когда об офицере говорят, что он незаменим на этой должности, то его сразу же пытаются заменить, чтобы подтвердить или опровергнуть это.

«Незаменимыми» когда-то офицерами теперь полны списки пенсионеров в военкоматах.

У военных пенсионеров есть еще одно неучтенное образование без диплома — 25 лет политзанятий.

Чем больше теоретических познаний, тем аргументированное можно оправдать свои практические ошибки.

 

ТЫЛ — ОРГАНИЗАЦИЯ,

ПОВЕРНУТАЯ К ФЛОТУ ЗАДОМ

Из выступления отчаявшегося командира соединения.

Для того чтобы она повернулась «к лесу задом, а к кораблю передом», должно произойти что-то экстраординарное.

Только периодически напоминания очень высоких начальников могут заставить героических тружеников славного тыла сомневаться в том, что не корабли обязаны оправдывать существование последних, а тыл изначально был как-то предназначен для обеспечения жизнедеятельности кораблей.

Следствие: если бы не было кораблей, многочисленные службы тыла жили бы еще лучше. Как бы ни шел процесс сокращения сил и войск, тыл будет соединением (подразделением),

которое сократят последним. Перед самым оргмобуправлением.

Тыл непобедим, победы над ним могут носить только кратковременный характер. Но кто же будет отрубать руку, которая его же кормит? Или подкармливает, на худой конец.

Поэтому: над тылом часто гремит гром, но почти никогда в него не бьет молния. Тыл непотопляем. Еще никому не удавалось заставить его выйти в море.

Достаточно крупные начальники не связываются с тылом, дабы не показать свою некомпетентность и бессилие в вопросах снабжения и обеспечения в кошмарно-романтических условиях современности.

Даже если тыл и поворачивается к вам «передом», то часто просто для непристойного жеста. Если у начальника склада последняя мышь повесилась от голода, он все равно уважаемый человек, а не какой-нибудь там командир корабля или старший офицер штаба.

Следствие: скажи, на чем сидишь, а я скажу, чего ты стоишь! Поэтому чем дефицитнее ценности, распределением которых ведает офицер, тем выше его авторитет, тем шире улыбки при встрече с ним, тем желаннее его присутствие в компаниях, тем уважительнее тон в разговоре по телефону.

Чем длиннее перечень дефицита и чем больше в нем предметов первой и ежедневной необходимости, тем выше гордость тружеников тыла.

На складах вам рады предложить только то, чего у вас и так достаточно.

У них нервы существенно крепче, да и менее измотаны, потому что тыловики никогда не объясняют матросам, почему нет того или иного из всего положенного им, а тем более не смотрят им в глаза при этом, великодушно предоставляя это делать командирам и офицерам-воспитателям.

Если вы заранее спланировали автомашину в тылу, это не значит, что вы ее получите, скорее наоборот, и тем безнадежней ситуация, чем нужнее вам грузовик.

Следствие

1. Обращение к вышестоящим начальникам приведет к демонстрации тылом своей независимости, чем бы впоследствии все для тыловиков ни кончилось.

2. Выделенная вам машина окажется или неисправной, или без необходимой и достаточной заправки горючим.

3. Путевой лист будет выписан не так, как надо.

Поэтому сколько бы машин в тылу ни было, очень многие грузы хронически переносятся на матросском горбу, даже на значительное расстояние.

Забота органов тыла о личном составе часто организуется так тонко, что остается незамеченной этим самым личным составом.

При отсутствии материальных средств в настоящее время могучие структуры управления тылом сохраняются в надежде, что на их складах когда-нибудь, что-нибудь, но все- таки появится.

Если вам что-то необходимо для службы или жизнедеятельности вашей части, то мало отнести в тыл заявку. Надо найти еще то подразделение тыла, в котором все это есть.

Если речь заходит о тыле, никто, наблюдая со стороны, не может точно сказать, что же на самом деле происходит в данной организации, так как мощностей и запасов тыла в настоящее время едва хватает на обеспечение положенным имуществом служащих собственного управления тыла, их приближенных и «нужных» людей.

В этой работе главное не смысл, а видимость смысла.

Мы все готовы понять трудности тыловских органов снабжения «в наше трудное время». Но только в тех случаях, когда это не касается нас лично.

Следствия:

1. На пути к получению законно положенного вам имущества существует множество документов, позволяющих вам в нем отказать по той или иной причине. Кроме этого для отказа всегда найдется множество других уважительных причин.

2. Личные контакты нуждаются в стимулировании и в средствах для закрепления у полезного знакомого положительного рефлекса на вас.

3. «Главную скрипку» в решении проблем снабжения играет начальник склада, у которого еще есть то, что давно списано со всех счетов и о чем даже не подозревают начальники соответствующих отделов и служб.

Принцип работы: если гора не идет к Магомеду, то пусть она идет к чертовой матери. Типовая позиция:

1) вообще-то этого нет, но можно поискать;

2) вообще-то у нас этого нет, но я знаю, с кем можно договориться на определенных взаимовыгодных условиях.

Главное для тружеников тыла — это вовремя доложить высоким начальникам все таким образом, будто бы командир корабля еще и сам виноват в том, что в тылу ему ничего не дали, а из воздуха создавать он так и не научился.

Характер взаимоотношений с кораблями: «Скажи-ка, дядя, ведь не даром свою списал ты мешкотару?» или: «Без бутылки — не проймешь!»

Принцип «личной заинтересованности» работника тыла повышает вероятность выполнения вашей заявки и существенно сокращает сроки ее реализации.

Древний принцип составления заявки: «Проси больше, дадут меньше». Современный: «Проси чаще... Может, что-то и дадут. Когда-нибудь потом, если не расхочешь...»

Абсолютно честен тот, кому абсолютно нечего присвоить.

У хранителей материальных ценностей в борьбе с соблазнами чаще всего побеждают соблазны. Голодный не сможет долго охранять хлеб, а бедный — деньги.

Все охранные системы предназначены для противодействия посягательствам извне. Поэтому разные ценности тащат чаще всего только свои, и исключительно — изнутри.

Вследствие пожара на складе всегда кому-то «выгорают» материальные блага, которые якобы в нем сгорают.

Удача — это когда в пожаре сгорают подотчетные средства. А если вместе с ними сгорает и вся бухгалтерия учета их расхода и движения — это уже счастье!

Пожары на складах случаются чаще всего тогда, когда их содержимое уже невозможно вовремя списать более мирным путем.

В тылу почти ничего нельзя получить. Можно только «достать», «найти», «договориться».

В ожидании большой «тыловской» проверки, когда местный тыл ожидает прибытия «гостей» с головокружительного «верха», можно решить маленькие проблемы своего корабля, получив за один день для своего корабля все то, что вам нужно и давным-давно обещали.

Следствие: если же вам все обещанное не дадут до ее (комиссии) приезда, значит, уже не дадут никогда.

Потому что: на складах тыла есть все! Но не для всех!

Финансовые органы предназначены для защиты наших прав от нас самих.

Чем выше начальник, тем дальше от реальности его представление о функционировании низовых(оконечных) звеньев цепочки тыловской организации по снабжению кораблей и обеспечению личного состава положенным ему довольствием.

Отсутствие в довольствующих органах чего-то необходимого вашему кораблю не спасет вас от упреков и «внушений» за вашу нераспорядительность.

Стремление ничего не отдать на корабли с родного склада — форма самоутверждения «хозяина» склада. Накопленное имущество может пригодиться ему в случае, например, апокалипсиса.

Если вам на корабль выдали что-то деликатесное, значит, у него уже кончается (или кончился) срок годности.

«Как из мяса сделать колбасу? Причем здесь колбасный завод? Надо обменять мясо на кур, кур — на тушенку, а вот ее уже — на копчености, согласно приказам и нормам по заменам пищевых продуктов, за вычетом доли того, кто будет тебе эти замены проводить!» — обучение молодого помощника уму-разуму видавшим виды корифеем снабженческих наук.

Доставала — это не тот, кто умеет что-то достать из под земли. Нет! Это тот, кто может настолько «достать» черные души тружеников тыла, что те открывают свои тайные сокровищницы и отдают ему последнее (так мы и поверили! ), в благой надежде все-таки отвязаться от него.

Право что-то разрешать — это право чиновника на благодарность от тех, кому это разрешение нужно.

Все, что у вас имеется в избытке, можно обменять на что-то, чего у вас не хватает. Кроме личных неприятностей.

Оправданиям тыловских офицеров мы склонны верить менее всего. Если мы слышим от них, что чего-то нет, считаем, что или мы плохо просили, или они плохо искали, или мы еще как следует не достали.

Самое большое удовлетворение от крутых мер высокого командования мы испытываем в том случае, если они приняты в отношении тыловских деятелей.

Объективная основа существования тыла: выписывается одно количество, получается со склада другое, доставляется к кораблю третье, в кладовые грузится четвертое.

Бумаги на списание якобы израсходованного имущества оформляются еще до его поступления на корабль.

Списание того, что уже положено списать, и того, что еще не положено — два закона одной науки.

Чтобы получить на корабль весной что-нибудь приличное из ассортимента продовольствия, помощника заставят расписаться за получение того картофеля, который сгноили на складах тыла еще ранней зимой.

В ворохе папок и документов тыловской бухгалтерии при первой же попытке разобраться сам черт сломает ногу, конечно, если захочет. Поэтому он туда не ходит и ноги не ломает. Не хочет, рогатый!

Нормы замены продовольственных продуктов — прямые потомки закона диалектики о преобразованиях количества и качества. Чем больше количество, тем хуже качество.

Чтобы до всего этого додуматься, труженикам тыла ума мало, в приложении к училищным дипломам им выдают, чаще всего, его градиент — хитрость.

Не откладывай на завтра получение того, что может кончиться на складе еще сегодня. Довольствующие органы прививают офицеру жизненную закалку в борьбе за свои права с

училища и до пенсии.

Когда пропадает ящик — воровство, а когда целый склад — предприимчивость. Значительная часть якобы потопленного в море, а затем списанного имущества благополучно осела на дне многих гаражей, а затем всплыла где-то на дачах. Было бы что, а как списать в тылу найдут десять способов.

Чем больше людей стоит на довольствии, тем ближе к норме достанется каждому. Продовольственники и приближенные к ним люди все равно унесут свою долю, как бы и кто бы ни старался это пресечь.

Свои тяготы и лишения труженики славного тыла часто успешно перекладывают на плечи кораблей и частей. И искренне им сочувствуют.

Обменять и мыло на «шило», и «шило» на мыло — для снабженцев нет ничего проще. Лишь  бы хоть что-то было для начала.

Кого не «привлекли» за махинации еще лейтенантом, полковником уже не привлекут.

Нарукавные шевроны у мичманов — начальников складов и хранилищ фактически свидетельствуют о количестве лет нераскрытых преступлений.

Если кладовщик (начальник склада) на месте уличен в том, что выдал вам меньше, чем положено — значит, вы временно (или ошибочно) чего-то не дополучили. Если же нет — значит, вас обвесили.

Говорят, что «и незаряженное ружье раз в год стреляет». А если у тебя этих «ружей» видимо- невидимо, будь готов к тому, что не все выстрелы удастся предотвратить заблаговременно.

Если работа тыла организована так, что все положенное довольствие получается по необходимости и установленным потребностям, к его начальнику все испытывают искреннее уважение и признательность.

Социальный же вес «вторых и третьих» лиц в качестве «распределителей» упадет. А вот уж этого они никогда не допустят!

Из точки А в точку Б. Законы переездов

1. Два переезда равны одному пожару — народная мудрость, основанная на большом и горьком опыте.

2. Переезды неизбежны.

3. Переезд из точки А в точку Б происходит через множество знаков препинания.

 4. Ни один переезд не осуществляется в назначенные сроки.

5. При переезде ваши вещи потребуют больше места, чем вы предполагали. Вещей окажется больше, чем вы можете себе представить.

6. Истинная практическая ценность приобретенных вами вещей и потребительская необходимость в них определится только при подготовке к переезду. В их переоценке у вас должны будут возникнуть разногласия с женой. Следствие: как только вы их выбросите, на новом месте в них опять возникнет необходимость.

7. Переезд потребует больше машин, ходок и ездок, больше рабочей силы, чем вы планировали.

8. Вам будет выделено меньше транспорта, рабочей силы и полезного места, чем вам требуется.

9. Если вы согласились помочь кому-то в переезде, то нести придется пианино и, непременно, на пятый этаж.

10. Переезд — прекрасная возможность избавиться ото всего, что уже сильно надоело, но еще выбросить жалко. Также придется избавляться и от всего того, что будет как-либо безнадежно испорчено при транспортировке, погрузке и выгрузке.

Следствие: первыми бьются и пропадают именно те вещи, которыми вы больше всего дорожите.

11. При переезде убеждаешься и удивляешься, сколько вами было приобретено ненужных вещей за очередной период оседлой жизни.

12. После переезда вам придется его еще узаконить при помощи нескольких килограммов справок, часть которых, оказывается, нужно было оформить еще на прежнем месте службы.

13. За каждым переездом неизбежно следует хоть маленький, но сокрушительный домашний ремонт!

14. Начиная домашний ремонт после переезда, трудно предположить, когда же он закончится. Пыл к благоустройству вашего жилья у вашей же жены угаснет очень-очень не скоро!

15. Суммарный диаметр высверленных вами отверстий в стенах новой квартиры за первые недели проживания в ней равен диаметру стволов орудий главного калибра линкора.

 

 

 

ПЕРВЫЙ МИФ НАУКИ УПРАВЛЕНИЯ СОСТОИТ В ТОМ,

ЧТО OHA СУЩЕСТВУЕТ

А.ХИЛЛЕР.

«МЕРФИНИЗМЫ ПО-ФЛОТСКИ»

О ВОЕННОМ УПРАВЛЕНИИ, или

МЕНЕДЖМЕНТ ПО-НАШЕНСКИ

"Эмоциональный разнос" имеет назначение скорее психической разрядки для самого начальника, чем воспитание и обучение подчиненного. Поэтому из всего услышанного нужно просто усвоить 3 вещи:

     что вы, собственно, сделали (или не сделали);

      что вам за это полагается (или не полагается);

— что нужно сделать, чтобы устранить это безобразие сейчас и не допускать его впредь. Следствия:

а) если начальник разряжается на вас — включите заземление, не задерживайте в себе его искры и молнии. Вам они ни к чему;

б) если вы оправдываетесь — вы подбрасываете топливо в полыхающий костер благородного гнева своего начальника;

в) если в порыве гнева начальник делает разные ошибки и оговорки, будьте снисходительны к нему, а если уж решили его поправить, то только (и непременно) мысленно;

г) не перебивайте начальников, дайте им высказаться до конца. Черт возьми, вам что, жалко?

д) не улыбайтесь, не огрызайтесь, не доводите начальника до истерики! Его здоровье надо беречь! Помните, что вам с ним работать, а то ведь могут прислать нового, и намного хуже!

е) наконец, находясь уже в роли начальника, вспомните себя в роли подчиненного и не тратьте свою нервную энергию на обогрев космоса!

ж) своевременное публичное посыпание своей головы пеплом раскаяния смягчает удар по ней административным топором.

з) уважительные причины, в какой-то мере оправдывающие ваши срывы и промахи, являются таковыми, если начальник достаточно уважает и их, и вас самого;

и) если начальник хамит и нарывается на ответное хамство, то проявляйте выдержку, субординацию, подчеркнутую вежливость и воспитанность. Только так можно довести этого гада до истерической невменяемости.

Личная ответственность — это, прежде всего, безответное стояние перед начальником, выслушивая все печатные и непечатные слова, характеризующие вас и ваш проступок, и вашу безответственность.

Закон нарушения массы: чем на более высоком уровне происходит разбор какого- либо служебного провала, тем больше виновных, но, тем не менее, меньше тех, кому после ознакомления с приказной частью «показалось мало».

Обращение за советами и консультациями к командирам и начальникам проливает бальзам на их творческие души и стимулирует позитивное восприятия ими вашей личности. А также притупляет у них оружие критики и административного воздействия на вас, по крайней мере, на ближайшее время.

Особенно, если вы точно руководствуетесь их советами, хотя бы в видимом ими диапазоне.

Просьба начальника — хуже приказания. Не выполнив приказание, можно найти объективные причины для оправдания, в худшем случае вас могут просто наказать и усомниться в вашем профессионализме. Это мы в большинстве своем переносим довольно легко и спокойно. Невыполнение же просьбы ставит под сомнение наши человеческие качества. Выглядеть свиньей в чьих бы то ни было глазах не нравится абсолютно никому. Впрочем, нет правил без исключений!

«Товарищеская критика» вас начальником — это когда хоть и величают по батюшке, но кроют уже по матушке. Или по батюшке вызывают, но послать могут уже по матушке.

Более высокой педагогической культурой обладает тот начальник, который только и просто обматерил подчиненного, а не бросил в него каким-то тяжелым предметом.

Вопрос, поставленный перед начальником ребром, как правило выходит вам боком. Каждый повышенный в должности считает, что его повысили и в тоне голоса.

Критика подобна соли. Норма позволяет как-то улучшить вкус блюда, а избыток — безнадежно его испортить.

Если вы решили наступить на «спящую змею», то лучше всего это сделать асфальтовым катком! Сразу и быстро.

Если начальник, долгое время убеждая подчиненного в чем-либо, говорит напряженным голосом «Дорогой товарищ!», то те слова, которые он действительно хочет произнести, он с большим трудом скрывает где-то в самом темном углу своей души.

Ваш начальник тоже еще не умер, чтобы слышать о себе только хорошее.

Даже в хорошо подготовленном документе начальник должен сделать свою правку. А иначе . вдруг подчиненный посчитает себя умнее или хотя бы таким же умным, как его начальник,

Каждый, кто считает себя умнее начальника, должен скрывать это по крайней мере от него. Ни один начальник не потерпит рядом с собой подчиненного, которого в глубине души считает умнее себя!

Умный начальник не помогает хорошему специалисту — он ему просто не мешает и создает условия для работы.

Даже у вышестоящих начальников есть свои  вышесидящие!

Нужно много ума, чтобы иной раз оправдать глупость старшего начальника перед своими подчиненными. Если же вам не удается придумать благовидного объяснения грубой или глупой выходке высокого начальника, то скажите своим подчиненным, что тот просто пошутил. Тогда они сочтут, что элегантность юмора начальника превосходит их собственный уровень его пони- мания.

Закон первой подачи: лучше позаботиться о том, чтобы ваша версия по факту неприятного события была первой донесена до ушей соответствующих инстанций, чем пытаться опровергнуть чужую версию, которая дошла до начальника быстрее вашей.

Закон второй подачи: хороший заместитель сумеет научно интерпретировать любое неудачное выступление (даже бред) начальника в самом выгодном для того свете. И даже как-то сгладить следы его «ляпа».

Но: все же легче убедить кого-либо, чем его же переубедить!

Пример из внушения командира своему заместителю: «Даже если я и нес вчера бред, но вы-то умный человек!» (Историческии случай.)

Следствие: если всадник без головы все же скачет — значит, она есть хотя бы у лошади! .

Своевременный толчок или увесистый пинок начальника может подтолкнуть подчиненного не только к ратному подвигу, но и к научному открытию.

Начальник-трудоголик ужасно удивляется, почему его подчиненные совсем не радуются возможности поработать сверхнормативное время, в выходные и праздничные дни в целях, понятных лишь ему одному.

Во время личного отсутствия такого начальника выстроенная организация службы непременно рушится. Каждый спешит использовать бесконтрольное время для решения накопившихся личных дел.

Следствие: «Если один с сошкой, то семеро — козлят». (Народным юмор.)

 Примечание: «козлят» — это глагол.

Проще всего управлять людьми можно, внушая им страх всеми методами. Только поворачиваться к ним спиной тогда будет страшно.

Неправда, что начальник не любит правды. Он любит, но не всякую. Он хотел бы знать лишь ту ее часть, которая его обрадует.

Плюрализм на флоте позволяет начальнику стравить пар из котла общественной мысли, выслушав всех недовольных. Перед тем, как все сделать по-своему.

Следствие: после того, когда «пар стравлен», то «гайки» опять закручивают. Как правило, еще туже.

Вес вашего авторитета в глазах подчиненных и начальников не может никогда быть избыточным!

На показательных занятиях показывают обучаемым, как надо что-нибудь делать. Но наибольшие и даже неизгладимые впечатления производит на них разбор того, как не надо, оказывается, было делать. Особенно, если это сопровождается соответствующими «вливаниями» «автору» сего знаменательного события.

Подчиненному очень сложно выполнить задачу, если она, как следует, не сформулирована начальником.

«Зачем вам умный подчиненный офицер? Он же сразу поймет, что поставленная ему задача — невыполнима, а цель — нереальна.»

Компетентный специалист — это тот, кто сумеет вам грамотно доказать, что никто не в состоянии выполнить вашего задания без надлежащего материального обеспечения.

Реальным инструментом управления обладает тот, кто распоряжается:

1) определением кадровых перспектив и перемещений по службе;

2) распределяет финансы и руководит очередью на получение денег;

3) решает жилищные вопросы и руководит очередью и здесь. Все хотят управлять, и никто не хочет управляться.

Самые неуправляемые подчиненные пытаются управлять вами. Чтобы извести чертей, нужно сначала найти самый тихий омут.

Часто оказывается, что этот омут был под самым носом у начальства. После

того, как оттуда вылезли черти и отмочили что-то очень громкое.

Заботьтесь о службе и быте ваших подчиненных, а о вас и вашем бытие позаботится ваш вышестоящий начальник....Нет, ну все-таки какая живучая вещь — эти утопии!

Забота о подчиненных — долг хорошего начальника. Но кто же теперь платит долги? (Исключения  бывают! Они приятно удивляют, вызывают жгучую зависть у тех, чьи начальники — правило.)

Плановый, а особенно неожиданный приезд достаточно высокого начальника ломает личные и служебные планы десятков и даже сотен людей.

Чем приезжающий начальник старше, тем потери производительного ратного труда и личного времени подчиненных выше.

Всякий, кто не желает учиться на чужом горьком опыте ошибок, обречен на приобретение своего собственного. Как говорили древние китайцы, теми же граблями, да по тем же... лбу.

На своем опыте ошибок тоже вполне можно учиться. Только выходит как-то больнее.

Если ваш подчиненный вовсе не имеет право на ошибку, он приобретает право на беспомощность в принятии самостоятельных решений.

Шея искренне считает, что вертит головой, так же, как и голова абсолютно уверена, что

управляет шеей.

Удачный управленческий экспромт — результат хорошо скрытой и продуманной предварительной подготовки.

«Авантюризм» — это оценка смелого решения, неудача которого принесла неприятные последствия в силу случайного стечения обстоятельств. В случае удачи такое решение называется «нестандартным и новаторским».

Учебник — это тот вид полезной и умной литературы, который не читают без крайней на то необходимости.

Механики скромно скрывают таланты Дэвида Коперфильда: в трюмах, цистернах гряз- ной воды и т.д. накапливаются льяльные воды и прочая дрянь, но за борт откачивать нельзя — экологическое преступление, а «грязнухи» (баржи для сбора жидких отходов) бывают в базах раз в сто лет по большим праздникам.

Тем не менее эти льялы по ночам исчезают «в никуда», в другое измерение. А не пойман — не в приказе!

Любое управленческое или техническое решение, как и кулинарный рецепт, имеет устойчивую тенденцию к упрощению — от того дорогого и качественного, что требуется, к более простому и дешевому — что есть под рукой. Но за провал все равно достанется его автору-разработчику. Если он вовремя и умело не свернет все на эксплуатационника.

Старый конь борозды не портит. Он Уже учит это делать молодую флотскую поросль в каком-то ВВУЗе или в учебном центре.

В ВВУЗе учебный процесс организован таким образом, чтобы перекормить курсантов этой наукой, отбив вкус к научной деятельности на долгие годы. Как астраханский купец начала века упорно кормил своего приказчика: «Кушай икорочку, милай, ешь от пуза!», а он, бедняга, после такого щедрого угощения не мог ее потом даже на нюх переносить до конца своей жизни.

Нет такого продуманного решения начальника, которое бы не могло быть доведено до абсурда где-то в «низах», причем «из лучших побуждений».

Всякую здравую мысль можно довести до абсурда.

«Внедрение в жизнь» документа больше всех волнует его разработчика. Разработавший руководящий документ считает его панацеей от бед, а получивший его исполнитель — еще одним камнем на своей многострадальной шее.

Все инструкции и наставления рассчитаны на нормальных людей, но понятие «нор- ма» не определено даже в психиатрии.

Если эмоциональный взрыв «разноса хлопнет где-то наверху, то события будут развиваться по принципу «цепной реакции», пока все это не грохнет где-нибудь внизу уже с большей разрушительной силой административных и физических последствий.

При разборе любого провала, если невозможно определить виновного, его стараются поскорее назначить.

«В первый блин — мордой!» — правило науки управления, эффективно отшибающее желание у подчиненных создавать хоть что-то, кроме ранее установленных и высочайше одобренных «блинов».

Излишний страх перед начальством мешает выполнению даже одобренных мероприятий.

Если руководитель (старший) в группе не определен, им становится тот, кому первому надоест бестолково тратить время и силы.

Получив неприятное задание от начальника, не спорьте, не ругайтесь, а лучше сосредоточьтесь на его выполнении.

Начальник был на вашем месте в свое время, и он уже без вас знает, где бы вы хотели видеть его задание и куда он вместе с ним должен идти.

Начальник — он не злопамятный. Но и не забывчивый.

Не может быть такого плохого начальника, вместо которого не могли бы назначить еще худшего.

Не обращайте внимания на грозный внешний вид начальника! Характер у него еще хуже!

Начальник бывает добрым или от состояния души, или от большой лени.

Организация рабочего времени офицера заключается в распределении его на выполнение части обязанностей вышестоящего начальника, исполнении неотложной части своих служебных дел и разъяснении подчиненным порядка исполнения рутинной части своих собственных обязанностей.

Если с наглецом начинают говорить вежливо, то он воспринимает это как слабость и считает разрешением хамить. С теми, кого он не достаточно знает...

Речь умного начальника поставлена таким образом, что каждый (у кого есть мозги) видит, что под мягкой варежкой слов просьбы скрывается боевая рукавица приказа.

Начальник, уже уставший от службы, как правило, не мешает подчиненным выполнять его обязанности.

Чтобы уверенно переполнить чашу терпения начальника, некоторые приходят сразу с полным ведром раздражителя.

Если вы поняли, что начальник уже достаточно «разогрет», вам лучше в этот раз даже не касаться главного служебного, а тем более своего личного вопроса.

Называть «дураком» (или производными синонимами этого термина) за глупость или некомпетентность равного вам или вышестоящего по служебному статусу — это не ваше удовольствие, это тяжелая работа вашего начальника.

Начальник, который не умеет отдыхать, не даст этого делать и другим. Особенно своим ближайшим подчиненным.

Начальник, во власти которого вдруг оказались значительные материальные ценности, не ворует. Он просто пытается хоть как-то компенсировать себе то, что ему недодавали в течение всей предыдущей службы.

Петр Великий говорил, что «получать деньги и не служить — стыдно», однако для некоторых необходимо сделать исключения. Пусть они, в интересах службы, только получают деньги и ничего не делают. Тогда высвободятся силы, средства и люди, устраняющие по- следствия их деятельности.

Порядок — это комплекс беспорядков, организованных особым образом.

В военной педагогике наиболее эффективны не совсем (или совсем не) педагогичные приемы.

Дурак опаснее пьяницы хотя бы потому, что с последним можно договориться, можно заставить его работать, хоть какой-то определенный период так, как нужно. Дурак же не предсказуем и всегда опасен как таковой. Особенно в период повышенного рвения к служебной и общественно-полезной деятельности.

Глупость — это не отсутствие ума, а ум, организованный особо диким способом.

Лучший способ повысить популярность подчиненного-правдоискателя — это начать его административное преследование.

Искусственная драматизация ситуации — способ заставить подчиненных быстро шевелиться хотя бы некоторое время.

Повышенная требовательность начальника к своим подчиненным позволяет ему надеяться на результат, несколько превышающий средний. До тех пор, пока подчиненные не найдут способа обойти эти требования,

Пока бумаги ходят, дела будут стоять. Деловые бумаги доставляются к вам бегом, но... черепахой.

К рассмотрению обыденных, по мнению начальника, бумаг приступают только после того, как они, накопившись, «дадут сок».

Проявления сверхпедантизма и сверхответственности даже там, где это никому не нужно,

свидетельствует о том, что бюрократ в погонах в детстве явно не доиграл. Недоигравший в детстве в солдатики теперь играет матросиками и офицериками.

Бюрократические препоны не дают воли разным злоупотреблениям и нарушениям и отшибают всякое желание внедрять какие-то улучшения и усовершенствования.

Теми, кому есть что терять, управлять значительно проще. Нельзя человека заставить бояться потерять то, чего у него уже нет.

«Служебный страх» офицера перед начальством приводит к ужасным и дорогостоящим ошибкам при решении поставленных задач.

Начальник, не сделавший вам зла, уже сделал добро!

Прежде чем что-то требовать, надо хоть что-то дать! Если же при постановке задачи вы ничего не можете дать подчиненному, кроме приказания, дайте ему хотя бы благословение на добрые дела.

Если даже понятия не имеешь, как решить какую-то хозяйственную проблему — поставь её одному-двум мичманам как боевую задачу, Они что-нибудь сами придумают!

Если вам приходится вызвать офицера на службу, выразите ему соболезнование по поводу безвременной кончины его выходного дня. Пообещайте ему как-то все это компенсировать. В пору всеобщего изобилия.

Лишенный «напряженности» больше напрягаться не будет.

Прикончив выходной день у подчиненных, объясните этот нехороший поступок ужасной необходимостью той работы, которую они будут выполнять в этот день. Объявите этот выход- ной не погибшим, а лишь перенесенным. Если, конечно, вас интересуют результаты работы, а не уровень дополнительной усталости подчиненных.

Начальник, совершающий странные поступки, считается эксцентричным, а подчиненный, поступающий также, — сумасшедшим.

Работа не волк, если начальник не лев! Или еще не озверел, глядя на стоящую работу. Отобранная вовремя авторучка у ретивого, но недостаточно профессионально грамотного подчиненного может спасти его командира от мелких и крупных конфузов и неприятностей!

Личные дела нельзя откладывать «на потом» из-за напряженности служебных, это напряжение никогда не спадет.

Вестовых кают-компании должно быть достаточно много для того, чтобы одни из них готовили разные блюда в пределах рациона и фантазии, наблюдая, как другие занимаются усилен- ной строевой подготовкой или трудотерапией за лень и халатность, опасаясь поменяться с ними местами.

Вестовых в кают-компаниях не замечают, при них, не стесняясь, говорят все то, что потом становится расхожими сплетнями и правдоподобными слухами. К удивлению «пострадавших».

Лучший совет — это не давать советы, если вас не просят. Умные люди и так знают, что делать, а другим они вообще не нужны. В таком случае существуют два исхода, и оба удачные:

а) вас ни в чем не обвинят, если вы были не правы.

б) если вы были правы, вы сможете гордиться своим предвиденьем и всем рассказывать, какой вы умный.

Отсутствие домашнего телефона или его неисправность сокращает количество служебных вопросов, решаемых в личное время, и снижает вероятность неожиданных вызовов на службу.

Рентген Ивановичи, т.е. те, кто «видит любого человека насквозь с первого взгляда, и без всякой «дурацкой науки», чаще других разбивают физиономию о бетонную стену собственных ошибок и заблуждений, но тут же пытаются назначить за это виновных. Хотя бы тех, кто об этом предупреждал, но недостаточно настойчиво.

Если знания после очередного повышения квалификации девать некуда, то можно нечаянно принять неверное решение, выбирая из множества вариантов.

Когда же знаний мапо, выбирать особенно не из чего...

Каждый имеет право разбить свою... лицо в тупике собственных заблуждений.

В тупике самонадеянных заблуждений прячется «волчья яма» административной ответственности.

В самый безнадежный тупик попадаешь в результате особо мудрых рассуждений.

Если в тупике служебной ситуации виден выход, то в скором времени выяснится, что он ведет в еще более глухой тупик...

Реже всех ошибается последовательный и упорный бездельник.

Запись наказания за отсутствие инициативы претендует на категорию библиографического раритета, тогда как «строгачей» и «НССов» за разные ответственные, но нестандартные решения «полным-полна коробочка» у любого состоявшегося серьезного командира.

Подводник (с опытом «автономок») отличается от всех остальных тем, что героически бросается затыкать своим телом даже разрывы садовых шлангов и закрывает за собой все двери, которые он проходит, даже на даче, доводя этим всех нормальных «штатских» людей до «белого каления» и столбнячного изумления.

Если вас в самом конце рабочего дня вызвали к начальнику, значит, неприятности еще только начинаются.

Если ваш начальник получил очередной «фитиль», который еще дымится, то он должен скоро «взорваться», разрядившись на кого-нибудь. Если же вы попались в этот момент ему под ноги, то, виноваты или нет, вполне подойдете для этого.

 Для детонатации же сойдет любой повод. Если ударная волна взрыва пришлась не на вас, к эпицентру по своей воле лучше не приближаться еще какое-то время.

Если вы пришли к начальнику для решения вопроса, но в неподходящее время, вам сразу же может достаться за что-то, да так, что забудете, зачем, собственно, приходили.

Офицер, зашедший попрощаться с начальником, рискует продлить свое пребывание на борту на неопределенное время, получив еще одно задание или нарвавшись на поток его откровений.

Если ваш молодой коллега, возмущенный начальником, высказывает убийственные пожелания в его адрес, требуя от Бога или черта их скорого исполнения, немедленно остановите его! Скажите, чтобы он быстро встал в очередь и не лез вперед старших по службе и воинскому званию, тоже желающих шефу того же самого, но уже намного раньше него!

Если начальник спрашивает у собравшихся подчиненных, например, «кто из вас больше всех устал?», или «кому не хватает рабочего времени?» и т.д., то его не интересуют ответы на эти вопросы. Ему просто хочется узнать, нет ли среди них потенциальных членов клуба самоубийц или клиентов «дома без ручек».

Если начальник все же сделал какую-то работу за вас, вам это обойдется значительно дороже!

Плох тот подчиненный, который не мечтает занять кресло своего начальника, пусть даже и на короткое время!

Если вы спорите с дураком, то выше или ниже он вас по служебному статусу, помните: ишак лягается больнее лошади.

Сойти с ума можно, если он есть, но многим такое несчастье не угрожает. Ну, может быть, максимум психическое расстройство.

Сойти с ума легче, если его слишком много.

Отсутствие совести и чувства сострадания исключает развитие нервно-психических расстройств на службе.

Всегда найдется добрый человек, который подумает и примет решение за вас. Когда вы об этом узнаете, будет уже поздно.

Как назвался груздем — так сразу загрузят! Вторая версия: назвался кузовом, получай груздей.

Тянущий на себя чужое одеяло рискует быть покусанным чужими блохами!

В непрерывном процессе «улучшения», «усиления», «повышения» и «углубления» самое главное — это вовремя остановится самому и сдержать прыть своих подчиненных. Организация управления — это организация контроля за исполнением указаний и приказаний. В противном случае это просто пожелания.

 

 

Ни один нормальный человек не будет делать больше,  чем с него спрашивают. Но насколько меньше можно сделать -- он пытается выяснять каждый день,

ЗАКОН ИСПЫТАНИЯ

ТЕРПЕНИЯ

            Тенденция к упрощенчеству будет развиваться до предела терпения начальника.

Переход предела наглости провоцирует административные репрессии, в результате которых диапазон неписаных послаблений резко ограничивается.

Если подчиненный выполнил задание ниже качеством, чем позволяют ему его возможности, а вы не обратили внимания, то следующее задание будет выполнено еще хуже.

Если подчиненный не будет уверен в проверке выполнения вашего приказания, будьте, уверены в том, что он и не собирается его выполнять. По крайней мере, в срок.

 Особенно если вы не очень компетентны в технологических деталях его работы. Следствие: «Если Волк— серый, то семеро его подчиненных — козлят». (Козлят — опять глагол.)

Под лежачего флагмана «шило» не течет! (флотский фольклор.)

Если подчиненный перестает в вас нуждаться, это свидетельствует о его профессиональном росте и повышении уровня личной наглости и сулит потенциальные трудности в управлении им в самом ближайшем будущем. Поэтому именно в этот момент от вас требуются личные усилия, чтобы аккуратно спустить его с небес на землю. В его же собственных интересах.В тех же интересах рекомендуется продемонстрировать монументальность и недосягаемую высоту своих собственных знаний.

Если на проделки подчиненного долго смотреть сквозь пальцы, то через некоторое время на него нужно будет смотреть через прицел дисциплинарной ответственности. Причем, в полный рост.

Если в кают-компании примитивное меню, грязная скатерть, не хватает приборов, но вы все это терпите, значит, вы этого заслуживаете. Будьте готовы к дальнейшему ухудшению «сервиса».

Если к обеду вестовые «забыли» и не подали к приборам столовые ножи, но не получили за это внушение, то к ужину не подадут и вилок.

Если матрос уверен, что его не видят начальники, он никогда не донесет мусор до далекого бака-мусоросборника на причале, когда "совсем рядом, прямо подбортом, такое большое и глубокое море.

Если вы очень хотите, чтобы ваше задание было выполнено в срок, тут же начинайте контролировать его исполнение.

Самый страшный грех в перечне наших «заповедей» — это полное прощение невыполнения подчиненными вашего собственного приказания.

Матрос, который не отдал вам воинское приветствие при встрече, уже мысленно послал вас на дальний полюс, но всегда напряженно ждет, как быстро вы вернетесь, заранее заготовив фразу в ответ на любой ваш вопрос: «А я вас не заметил!»

Когда матрос решит, что уже достаточно приучил офицеров к мысли, что они могут вполне обходиться и без его приветствия, он станет подыматься на следующую ступень их игнорирования. Потому что акула — это, чаще всего, лишь озверевшая килька, чью наглость вы достаточно долго терпели.

Периодические отступления командованием от требований уставов порождают колебания стиля, которые со временем увеличивают амплитуду и не собираются затухать. Такой стиль управления раздражает старшее командование и нервирует подчиненных.

Приняв новую должность, приступаешь к перестройке стиля, начав со слома старого. Построив что-то новое на его обломках, часто, в глубине души, сомневаешься, а не было ли старое как-то лучше и роднее. Найдется достаточное количество подчиненных, которые будут считать, что так оно и есть.

Долгий страх любых перемен всегда приводит к необходимости самых неотложных и радикальных преобразований.

Нет предела совершенству! Но предусмотрительный командир всегда этот предел должен установить в своем приказе. Во избежание возможных жертв и разрушений!

Когда начальнику дать вам больше нечего — он отдает приказание. А дальше он ждет от вас доклада о его выполнении: «Достал, нашел, но еле ушел!» Если все-таки уйти не удалось, то наказывать вас все равно придется именно ему.

В высказываниях и поступках начальника зоркие и догадливые подчиненные всегда ищут и находят второй смысл, о котором начальник и не подозревал. И наоборот.

Вещающего начальника лучше всего выслушать до конца. Вам все равно — время рабочее, а вот ему — приятно!

Каузальная атрибуция вами высказываний и поступков начальника также деструктивна, как и им — ваших.

Разбирая конфликт двух сторон, предполагаешь, что истина в нем где-то посередине. Но эту самую середину не найти днем с огнем.

Любая пустая голова не бывает абсолютно пустой! В ней, как и в пустой корабельной топливной цистерне у дна, всегда болтается столько всякой дряни!

Самые искренние и последовательные в пожелании начальнику скорейшего повышения по службе — это подчиненные, претендующие на его должность.

«Аврал» — это значит «все наверх!» и трудиться с полной отдачей сил, потому что все давно запланированные работы наконец-то можно провести, но только именно в этот день.

Истинная стоимость офицера — это то, что говорят о нем за его спиной.

Чужая идея, схваченная вами на лету и опробованная на своем корабле, в случае успеха получает дальнейшее развитие и одобрение, в случае же неудачи — обогащает жизненный опыт. Идея же неопробованная вызывает долгие сомнения и неоправданную зависть.

Лучше, слегка напрягшись, организовать соревнование в том, кто из ваших подчиненных сумеет добиться более высоких результатов, чем при отпущенных управленческих вожжах ваши подчиненные спонтанно организуют негласное состязание, кому из них удастся меньше сделать за одинаковое денежное содержание.

Устав — универсальная настольная книга на все случаи жизни и службы. С ее помощью можно объяснить кому угодно и что угодно. В конце концов, неуравновешенный начальник может использовать ее против непонятливого подчиненного в ударно-бросательном вари- анте.

При убеждении в чем-либо непонятливого подчиненного слово, конечно, предпочтительнее, но дубина производит большее впечатление.

Дубиной Устава при умелом обращении с ним можно добиться больших результатов, чем резиновой дубинкой.

На всякого мудреца довольно статей Уставов! В противном же случае все дальнейшие случаи будут очень противные.

В Корабельном Уставе термин «человек» употребляется только один раз. И то в контексте: «Человек за бортом!»

Дорвавшиеся к микрофону в рубке дежурного новички-«дикторы» обязательно должны повеселить личный состав и огорчить старпома. Например: «Команде катера — в хлеборезку! Хлеборезку — к спуску!» Или: «Буфетчице Петровой прибыть в рубку дежурного одетой!» Телефонограмма из «той же оперы»:

 «Начальник гарнизона проводит прием военнослужащих-женщин по случаю 8 марта. От вас быть комбригу и его заместителю».

«Всем, кто не нашел уважительные причины. Построиться на строевые занятия!»

Проявления головотяпства повторяются из года в год и так похожи друг на друга, что при очередной встрече хочется поздороваться.

Фактически виновный более всех в «организации» несчастного случая страдает меньше всего.

При нарушении техники безопасности и проявлении чьего-то головотяпства чаще всего страдают случайно подвернувшиеся прохожие и зеваки.

Если на корабле творится «цирк», то и финал может быть уже очень драматический. Если с якобы отмирающим негативным явлением призывают бороться — значит

слухи о его грядущей кончине сильно преувеличены и оно вовсе не собирается отмирать. (Например, пьянство, неуставные взаимоотношения, хищения и хулиганство).

Если говорят, что все под контролем, значит что-то или кто-то настойчиво пытается из- под него вырваться. Причем говорящий явно сомневается, что его удастся удержать в заданных рамках.

Очередной объявленный месячник по борьбе с чем-либо или за что-либо фактически заканчивается, как и «гинекологическое явление», имеющее с ним однокоренное название, — в первые три-четыре дня.

Благодаря консервативному военно-бюрократическому языку легко удается сделать интересные факты — скучными, яркие события — серыми, а поздравительный адрес— некрологом, в который так и просится: «Спи спокойно, дорогой товарищ!».

Если вас кто-то несколько раз похвалил или как-то еще «задобрил» — подумайте хорошенько, какого черта, собственно, ему от вас надо!

Если кто-то из подчиненных проявил небывалую заботу об общем деле, да еще и не- сколько раз, да еще так, чтобы вы это непременно отметили, то приготовьтесь, он скоро заставит вас решать его личные проблемы.

Представленный вместе с деловым документом личный рапорт имеет больше шансов на положительную визу.

Лихой доклад командиру об успешном выполнении задания или поручения, как правило, предваряет представление важной личной просьбы, отказать в которой начальнику уже просто как-то неудобно.

Приказ, совпадающий с личными целями, выполняется немедленно. Пока не отменили.

Руководящее указание сомнительного характера выполняется так, чтобы нанести себе и делу минимум ущерба и избежать непоправимых последствий, а после его отмены— избежать своей личной ответственности за это и быстро устранить следы этого недоразумения.

Временный вывод из действия (материальной части, оборудования, техники целого корабля, казарменного фонда) приводит к таинственному исчезновению всего, что может быть как-то использовано в других местах и в чьих-нибудь личных целях прямо сквозь запертые двери, что делает их восстановление в последствии невозможным. При этом вам просто не удастся найти виновных.

Структура, планирующая сокращения численности подразделений и частей, сама не только сохраняется, но и имеет тенденцию к внутреннему расширению.

Вселение офицером во временное жилье отодвигает получение им постоянной квартиры на неопределенный период.

Временные постройки бывают постоянными до их полного обветшания и саморазрушения.

Один офицер справляется с интеллектуальным трудом быстрее, чем два. Но не обязательно лучше.

КПД рабочей группы всегда равен не более, чем 50-66% от суммы КПД всех членов этой группы. Работая в составе группы, легче не работать. Причем, так считает каждый член группы.

Проще взболтать пустоту, чем заполнить вакуум. Концентрация людей на ходовом посту или ГКП корабля приводит к ситуации, сходной с актом любви на городской площади. Это сплошные остроумные слова и мудрые советы.

При этом чем разговоры интереснее, тем больше отклонения от заданного курса. Должен же будет рулевой о чем-то рассказывать в своем кубрике после вахты?

Героизм начинается там, где кончается организация и наступает безответственность.

яркому проявлению героизма одними предшествует или безумный разгул стихии, или удивительное головотяпство других.

Подчиненным приходится совершать подвиги там, где начальники допустили ошибки и тактические просчеты.

Романтическое путешествие на природу, с точки зрения нормального офицера, — это тот же полевой выход, но организованный потрясающе необдуманно и бездарно.

Тяготы и лишения службы — чаще всего рукотворные явления, последствия провалов в различных областях административно-хозяйственной деятельности или бездеятельности начальников разного уровня.

Если «экономика должна быть экономной», то служебные трудности будут трудными.

Если мероприятие или даже операция сначала пошло черт знает как, но потом выровнялось и закончилось не так уж и плохо, все будут убеждать окружающих (и самих себя), что так оно и было спланировано — с тактическими военными хитростями.

Нештатные обязанности — это такая дополнительная нагрузка, с которой не могут хорошо справляться в силу недостаточной компетенции и слабого технического оснащения.

Однако они еще и активно мешают выполнению основных обязанностей, причем, в самое неподходящее время.

Нештатные рабочие группы часто создаются в ответ на требования руководящих документов, рожденных в творческих муках где-то на оторванном от грешной земли верху, обьявляются приказами, обозначаются планами работы, а затем уходят в забвение.

Создание нештатной группы — попытка решить актуальную проблему дешево, не вкладывая в это средств. Это дешевое решение! Поэтому оно никогда не достигает ожидаемого уровня решения поставленной задачи.

Сколько бы людей ни было включено в эту нештатную рабочую группу, фактически будут работать один или два ее члена максимум.

Качество выполнения сложного задания внештатной командой достигает своего совершенства тогда, когда приобретен опыт, учтены все ошибки, добыто оборудование и исчезла сама необходимость этой работы.

Если вы не можете представить себе действующий серпентарий непрерывного цикла в природных условиях, значит вы еще не готовы руководить женским коллективом.

 

ЗАКОН УПУЩЕНИЙ,

ИЛИ ГДЕ ТОНКО, ТАМ И РВЕТСЯ

Чаще всего провалы случаются в центре, так как самое большое внимание уделяется

«краям» — например, разгильдяям и передовикам, всякого рода «странным» подчиненным. Поэтому центр, лишенный подпорки, может рухнуть.

Главное в работе то направление, за провал которого могут наказать значительно сильнее, чем за другие упущения в сфере вашей деятельности.

Если вы тщательно и со всей ответственностью провели инструктаж перед выполнением мероприятия, то в случае неприятности пострадает или навредит именно тот человек, который на нем отсутствовал.

Когда вы наконец пунктуально выполните весь план подготовки к какому-либо важному мероприятию, то окажется, что упущены очень важные аспекты, даже не попавшие в этот план.

Примечание: или вообще это мероприятие отменят за день до контрольного срока.

Если вами почему-либо нарушены любые требования, то нарушения ваших подчиненных будут производными от этого нарушения.

Например:

а) самовольную отлучку совершит именно тот матрос, который не имеет необходимых учетных данных по вашему недосмотру (текучка заела);

б) синяки обнаружатся у того, кто, по вашему же недосмотру, не осмотрен врачом;

в) выяснится; что обратившийся без вашего' ведома с жалобой к вышестоящим начальникам окажется единственным, с кем вы не побеседовали, и, более того, даже не в курсе его проблем;

г) забытый и невыполненный вами пункт задания при проверке не позволит вовремя обнаружить нарушение, которое разовьется в неприятный ляпсус;

д) большого начальника непременно занесет на тот командный пункт или боевой пост, где вы уже давно собирались побывать и устроить разгром «авгиевых конюшен», но ... как-то все не доходили ни руки, ни ноги. Поэтому высокий гость все найдет сам, а «разгром» после его отъезда устроят уже вам. И руками, и ногами.

Следствие: как только какой-то обормот догадается сунуть свои нестиранные носки под свой же матрас, то тут же появится высокий начальник, который собственными руками убедится в том, насколько они уже не гнутся от грязи.

Если вы боитесь, что неопытный офицер не справится с ответственным заданием без вашего контроля, то напрасно. Он его просто с блеском провалит. Если вы не боитесь тоже...

Рядом с любыми большими воротами КПП всегда есть маленькие лазейки, тропинки, которыми пользуются те, кому нельзя, и даже те, кому можно идти легальным путем.

КПП приучают военнослужащих не только постоянно носить с собой необходимые личные документы, но и проявлять находчивость и изобретательность при поиске и грамотном использовании обходных путей в тех случаях, когда документов с собой не оказалось.

Ни на одном КПП не удалось поймать серьезного нарушителя или отчаянного «самовольщика» или беглеца. Их ловят уже далеко за ними.

Нужно очень много усилий и технических средств, чтобы заставить людей ходить там, где положено, а не там, где короче и удобней. Но, вероятно, можно и наоборот — где удобно, там и положено.

Если вам станет известно о каком-либо предстоящем событии задолго до него, все равно серьезную подготовку к нему вы начнете в минимально допустимый срок.

Как только появились слухи о предстоящем списании корабля, как он тут же превращается в неофициальный склад запчастей. К нему скрытно тянется очередь посланцев и просителей.

Говорят, что принципиальная разница между гражданским и военным врачом состоит в том, что первый доказывает здоровому человеку, что он больной, а второй — больному, что он здоровый. Росчерк докторского пера спасает и от административного топора.

Написанное врачебным пером не вырубишь и самодурским топором. Не имея специальной подготовки и образования, большинство из нас все-таки считают себя крупными специалистами в политике, экономике, разведке, медицине и педагогике (воспитательной работе). И ужасно обижаются, когда окружающие в этом сомневаются.

 Если к вам сосед обратится за помощью, а вы ответите ему отказом в известной форме, как тут же сложится ситуация, когда в ответ на вашу просьбу вам тоже предложат аналогичный неприличный предмет.

Если деятелям военкоматов слишком очевидно, что стоящий перед ними тракторист — это почти готовый танкист, а рулевой-моторист с речного катера — почти готовый матрос, они не верят своим глазам, и первый идет служить на флот, а второй — в сухопутные войска.

Не все результаты выполнения вашего задания одним добросовестным глупцом можно устранить даже общими усилиями.

 

 

 

ЗАЧЕМ ЩУКА В ПРУДУ?

 А ЧТОБЫ КАРАСЬ НЕ ДРЕМАЛ !

(Закон проверки)

 

Проверка — это особая область жизни и деятельности всех структур флота.

Проверки бывают:

     плановые;

     внезапные;

     периодические;

     попутные (они же — случайные);

— по предлогу (для отдыха, рыбалки или охоты, если есть для этого места в окрестности соответствующих гарнизонов!);

— эпизодические;

     инспекторские; т.е. заранее запланированные, всеобъемлющие и многодневные;

     «по поводу», и не дай Бог, «по случаю»...

БЕДА НИКОГДА НЕ ПРИХОДИТ ОДНА. (Вслед за ней приезжает комиссия)

Проверки имеют цель:

1. До конца уяснить и без того довольно ясное положение.

2. Напомнить нижестоящим о существовании вышестоящих.

3. Доказать вышестоящим свою необходимость.

4. Отработать получаемое денежное содержание. (Хотя бы показать кое-кому, что его не зря получают.)

5. Чтобы расстроиться самому и испортить настроение другим.

б. «Отмстить неразумным хазарам», то есть показать кое-кому из проверяемых начальников, что тот во многом заблуждается.

7. Создать иллюзию «недреманного ока» и «домоклова меча» одновременно над головами:: офицеров на кораблях и в частях, а также в низовых структурах управления и заставить ниже- стоящих хоть как-то и хоть иногда выполнять свои обязанности в той мере, в какой от. них  поджидают.

8. Посочувствовать труженикам периферии и оказать им моральную поддержку.

9. Попытаться научить офицеров подчиненных структур и частей тому, чему, как им кажется, они уже научились сами.

Проверка камуфлируется менее кровожадными целями: «оказание помощи...», «обучение специалистов корабельного звена...», «изучение опыта работы...».

Интенсивность и глубина проверки определяется предварительной установкой старшего начальника. В зависимости от серьезности целей проверки и установки опытный проверяющий знает, куда следует заглянуть сразу, а куда не стоит влезать вообще, что ему обязательно надо посмотреть для дела, а что — для акта.

Возрастающее количество проверок в данный период приводит к ухудшению подготовки к каждой из последующих. Ко всему привыкаешь!

Цель проверки не всегда ясна даже самим проверяющим, так как в автобусе или в катере офицеры рабочей группы часто задают друг другу вопрос: «Мужики, и чего это мы все вдруг?»

Пришел, увидел — наследи! Хоть в каком-то в журнале. Пришел, увидел, ... до(за)ложил.

Пришел, увидел — устранил. Все собственные замечания. Заставили старшие товарищи. впредь будешь умнее.

Проверяющий — это офицер, который всегда точно знает, что, где и как должно быть, и думает, что знает, как сделать, чтобы этого добиться. Но на практике он это делал или слишком давно, или вообще никогда не делал, Хорошо зная «в целом», он уже слабоват в деталях.

Руководитель же проверки заострит свое внимание именно на деталях.

Проверяющий может сделать открытие в ходе работы — для себя и своего начальства..в том, как долго на местах можно обходиться без руководящих указаний.

Мягкость и доброжелательность проверяющего гарантирует еще худшую подготовку проверяемых к следующей проверке.

Наиболее опасен проверяемым тот проверяющий, который еще не утратил ближнюю перспективу службы (ему еще не надоели проверки) и который еще верит, что в результате проверок хоть что-то изменится.

Начинающий проверяющий всегда хочет показать коллегам свои знания. На бедную голову проверяемых.

Высокопоставленный проверяющий часто проявляет свое интеллектуальное и эрудиционное превосходство перед проверяемыми, опрашивая их о том, что они, по его мнению, должны знать, и демонстрируя собственные познания. Заблаговременно подготовившись. Он также заставляет проверяемых искренне удивляться не столько уровнем своих познаний, сколько тем, на фига, собственно, им такие же глубокие, но узкие познания?

Руководящие штабные органы управления создали столько документов «по диагностике"

корабля и так преуспели в этом, что ни один живой корабль не может соответствовать им всем

сразу и в достаточной степени.

Еще не выезжая на место проверки, можно априори оценить состояние корабля как «неготовое». К приему с первого предъявления.

Неопытного проверяющего всегда раздирает желание гордо доложить добытый «жареный факт» своему начальнику, но, вместе с тем, не хочется огорчать проверенного им хорошего знакомого.

Желающий выделиться на фоне остальных проверяющий, выкопавший забытый или спрятанный проверяемыми пахучий кусок «добра», старается сделать так, чтобы он «всплыл» под самым носом начальника.

Если проверяющий соглашается «войти в положение» проверяемых, хорошо не подумав,  сам может влипнуть в дурацкое положение.

При подготовке к длительному плаванию и другим серьезным выходам в море в течение недели на корабле побывает вся начальственная вертикаль по подчиненности. Это настойчиво усиливает желание экипажа быстрее оторваться от причала и уйти куда подальше от всех этих проверок и связанных с ними бесконечных «ночных бдений» по переписыванию разных документов и перманентных приборок.

Золотое правило проверки: «Остановитесь вовремя, копая»! Не надо находить ничего такого, что вас же и заставят устранять! Причем, тут же и в свое личное время.

Зачисление в состав рабочей группы комиссии дает «рога власти» даже безголовому бычку.

Безголовый бычок больнее бодается.

Глубоко закапываясь в проверяемую проблему, проверяющий офицер всегда невольно ограничивает свое поле зрения.

Умный и опытный проверяющий понимает, что никто не знает состояния дел лучше «хозяев». Он всегда постарается узнать, где ест тот, кто отвечает за питание, и где лечатся те, кто отвечают за здравоохранение. А также их непосредственные начальники...

Сведения о любой внезапной проверке все равно поступят проверяемому заранее. Разве только ее проведет сам высокий начальник, а отдаленность выбранных объектов не превышает пятнадцатиминутного движения.

Желающий неожиданно выяснить состояние дел где-то на периферии, высокий начальник предварительно проводит мероприятия по маскировке своего выезда и дезинформации собственного дежурного.

Внезапную проверку провоцирует или острый характер внезапно полученной информации, или длительные обоснованные сомнения начальника в правдивости докладов «снизу».

Приехавшая «по случаю» к соседу высокая комиссия неожиданно может завернуть и к вам. Для сравнения полученных результатов.

Проверяемые: узнав о прибытии высокопоставленной комиссии, начальник проверяемых объявляет своим подчиненным: «Господа, к нам едет ревизор»! И вводит в действие сигнал «Паника» с соответствующим номером, который определяется уровнем проверки. «Паника-1»— самый высокий.

Главная задача: перепугать подчиненных возможными «оргвыводами» и заставить их повысить трудоспособность, КПД служебной деятельности, продлив рабочий день и расправившись с выходными.

Начальнику всегда с успехом удается вызвать лютую ненависть не только к комиссии, но и к самому себе. Обещанного после проверки выходного, как правило, на кораблях ждут долго. Даже если он и будет объявлен высоким начальством.

Подготовка к проверке наглядно демонстрирует, что флот мог бы вполне обойтись без выполнения требований доброй половины спущенных «сверху» документов, т.к. все отчетные материалы по ним отрабатываются лишь за последние 72 часа до проверки — «денно» и «нощно».

Заблаговременная подготовка всегда имеет свои недостатки:

     выброшенный во время аврала мусор ко времени проверки успешно заменяется новым;

     заведенные новые журналы чаще всего попадают в руки проверяющих уже в

заляпанном или испорченном виде, более того, старые журналы забывают уничтожить, и кто-нибудь дает в руки изумленному проверяющему оба варианта;

— на покрашенной с трудом добытой свежей краской переборке кто-нибудь что-нибудь напишет или пройдется по ней грязной тряпкой;

— замученный бесконечными однообразными приборками личный состав подготовит со скуки что-нибудь веселенькое, обеспечив головную боль своим начальникам;

                офицеры и мичманы, ориентированные, как правило, не на результат, а на работу «с утра и до ночи», по-тихому забиваются по каютам и, коротая время, развлекаются чаем и устными мемуарами;

     теряются папки с отчетными документами по якобы проведенным мероприятиям;

     энтузиазм экипажа выдохнется задолго до проверки, как прохудившийся резиновый

шарик. Ни к одной проверке нельзя полностью подготовиться заранее!

Однако: очень свежая краска с только что покрашенных корабельных поверхностей, попадая на рукава тужурок, полы шинелей и пальто, штанины брюк высоких проверяющих ужасно расстраивают последних, возбуждая у них потребность в кровожадной мести виновнику.

Чем выше уровень проверки, тем более спокойны низовые проверяемые — офицеры, мичманы, тем более матросы, мудро следуя древнему правилу: «клопов танками не давят».

'           При встрече высокой комиссии коридоры выкладывают коврами. Но такой ритуал при ее проводах был бы более искренен. И красиво, и от души!

Если бы пожелания проверяемых в адрес приезжающих комиссий исполнялись, то это был бы «конец света в одном отдельно взятом автобусе (самолете, катере).

Не поминайте проверку к ночи! Иначе кто-то из начальников вспомнит, что он у вас давно не был.

Переносы проверок расслабляют и раздражают проверяемых. Можно, конечно, продолжать готовиться и дальше, но уж лучше «ужасный конец, чем ужас без конца».

Благодаря чьему-либо головотяпству, каждой комиссии должен быть преподнесен «инспекторский факт» — достаточно серьезное свидетельство чей-то глупости и разгильдяйства.

Начальник хочет знать от проверяемых всю правду. Но желательно, бодрую, оптимистичную и хорошую.

Плохая забота о нас, главным образом в материальном плане, со стороны вышестоящего командования — результат и следствие чересчур бодрых наших докладов очередным комиссиям.

Кто-то из ваших скучающих балбесов должен попасться на глаза главному проверяющему, который и найдет на нем 101 замечание. Однако за это достанется не ему, а офицеру, который не сумел спрятать это «чудо».

Передовой корабль в соединении всегда первым (иногда — единственным) встречает все пребывающие проверяющие комиссии.

При подготовке к проверке свои силы распределяются в соответствии с законами военной науки:

1. Сосредоточь силы на главном направлении!

2. Не дай «противнику» развить успех! Навяжи свою тактику!

3. Узнай все о «противнике»! Каждый крупный проверяющий имеет свои мелкие слабости! Разведка: что, кто и где будет проверять. И как!

4. Прикрой «опасное направление» резервом!

5. Изуми хоть какой-то новинкой!

6. Отведи в глубокий тыл своих ленивых, глупых и равнодушных!

7. Свяжи свободные силы (и время тоже) «противника» каким-то общественно полезным занятием.

8. Не уверяй, что у тебя совсем нет «пробелов» и «проколов». Иначе будут их внимательно искать! И найдут...

Проверяющий:

— более снисходителен к равному по званию и положению;

— не сделает гадости своему бывшему сослуживцу или сокурснику без крайней нужды;

— каждый проверяющий знает определенные «узкие места», куда обязательно будет лезть каждый раз, несмотря на чинимые ему трудности;

— среди проверяющих найдется хоть один «компанейский» и пьющий, который совратит и всех принципиальных, и непьющих;

— действительно непьющий проверяющий вызывает у проверяемых панический ужас, они не знают, что с ним тогда делать...

— обязательно полезет посмотреть, как устранили его замечания, сделанные в прошлый раз;

— может серьезно удивить проверяемых, спрашивая о каком-то новом документе, который вообще не дошел до несчастной периферии. Вот тогда-то у него действительно есть шанс оказать помощь;

— испытывает легкую неловкость перед корабельными офицерами, которые терпят в пол- ной мере тяготы и лишения морской службы, в отличие от него самого.

Слабые волевые качества проверяющего повышают риск серьезно подорвать свое собственное здоровье. Наличие же язвенной болезни у проверяющего вызывает искреннее участие и некоторую растерянность у проверяемых.

Частые проверки вырабатывают поверхностный взгляд на проверяемые объекты. Омут потому и кажется тих, что в нем никто глубоко не «копал».

Проверяющий, достаточно воспитанный и из благих побуждений задавший женщине-воен- нослужащей самый простой вопрос, обречен выслушать летопись ее славных дел за ближайшие пару лет, искренне сожалея, что не укусил себя за язык перед этим заблаговременно.

Проверяют чаще всего не там, где надо бы, а там куда легче добраться.

Проверка в рыболовном или грибно-ягодном раю носит «полевой» характер с выходом на природу, причем подписанию акта обязательно предшествуют шашлыки (для «продвинутых»— барбекю), качество и «алкогольное обеспечение» которых обратно — пропорционально качеству подготовки к проверке материальной части и документации. В этих краях проверки высокого уровня особенно часто бывают в соответствующий сезон.

Штабы проверяются всегда. До них добраться проще, кроме того, там уютнее и теплее, да

и обстановка для проверяющего привычнее, чем на кораблях и объектах. Только климат другой.

Любая внезапная проверка или инспекция приедет «не вовремя», в самый неподходящий

момент.

Порядочного проверяющего «издалека и сверху»: если не мучает мания величия, то мучает какой-то комплекс вины перед теми, кто вовремя не сумел перебраться куда-то туда, где из окон кабинетов не видно моря, которое все еще «пашут» проверяемые.

Проверяемых надо любить, ибо своим существованием они обеспечивают необходимость выплачивать проверяющим денежное содержание и командировочные, вносят некоторое разнообразие в их серую жизнь.

Проверяющих тоже проверяют!

Прием комиссии — если и бой, то оборонительный. Однако лучшая оборона — это активная оборона!

Работа умных проверяемых — это целое искусство и находится на стыке дипломатии и торговли.

ДИПЛОМАТИЯ:

Важной частью ее является мягкая нейтрализация проверяющих путем их отвлечения от дел насущных и загрузки их времени чем-то, не имеющим к их задачам никакого отношения.

Опробованные формы нейтрализации:

а) чай;

б) жалобы на свою тяжелую жизнь;

в) сочувствие тяжелой жизни проверяющих;

r) поиск общих знакомых и сослуживцев, устные мемуары;

д) опять чай, но уже с бутербродами. Особое питание не только восполняет проверяющему затраченные калории, но еще и демонстрирует ему его собственную исключительность, а также участливое отношение со стороны проверяемых;

е) сытный обед, который не только способствует позитивному восприятию окружаю- щей среды проверяющими, но и подрывает их работоспособность (тем более если им перед обедом коварно предложить зайти в подготовленную каюту «помыть руки». Пояснять не надо?). Как и всяких нормальных моряков, после обеда их тянет ко сну, во всяком случае, куда-то идти и чего-то серьезное смотреть уже не хочется;

ж) если проверка многодневная — в тех же целях применяется «легкая» вечерняя затяжная баня с «тяжелыми» утренними последствиями. Бедная печень у обоих сторон!

з) экскурсия по «местам боевой славы» с пикниками различной категории. Культурная программа для проверяющих строится таким образом, чтобы как можно скорее довести их до некультурного состояния;

и) навязывание проверяющему самостоятельного выбора загрузки его времени: интересный видеофильм, товарищеский ужин или копание допоздна в бумагах со всяким бредом;

к) дайте почувствовать проверяющему себя самым значительным и умным среди вас человеком. и желанным гостем. Вам что, жалко?! Ведь у себя в управлении он такой же обычный офицер, как и вы;

л) организация какого-нибудь занятия (лучше — нескольких) с «провинциальными младшими» коллегами. Мы все любим кого-то поучить, особенно когда считаем, что есть чему;

м) проявите интерес к его осведомленности в планах высокого начальства и выразите искреннее восхищение и зависть к его познаниям. Такой бальзам лечит любые раны самолюбия.

Для достижения успеха при работе с комиссией все средства хороши! Особенно, если за них потом не надо отчитываться...

Если проверяющий все-таки захочет «копать», дайте ему что-нибудь небольшое, лежащее почти на поверхности, но так, чтобы при желании копнуть поглубже он наткнулся бы на здоровенную гранитную плиту.

Не надо выметать мелкую пыль из своей избы — лучше пустить ее в глаза.

Если проверяющий остается один, без должного обеспечения, к нему начинают подкрадываться угрызения совести и умные мысли о продолжении проверочных действий в вечернее и ночное время. Вот это-то проверяемые и не должны допустить!

Проверяющий выуживает для себя самые «жареные» факты при одиночном спонтанном брожении. Как правило...

Радушно вываленная для просмотра гора папок и журналов может напугать только самых слабонервных из проверяющих.

Если проверяющий у себя в управлении, в отделе занят какой-либо узкой специализацией, то глубже всего он будет смотреть именно свой родной вопрос независимо от того, с какой бы там общей задачей его ни прислали.

Проверяющий справедливо считает, что, предупреждая несчастья и страхуясь от возможных происшествий, иной раз полезнее постучать по чьей-то деревянной голове, чем по столу в своем кабинете.

Грамотный проверяющий с пристрастием исследует средний уровень управления, чтобы получить полную картину о проверяемых. «Сверху» деталей не разглядеть, «внизу» детали занимают все поле зрения. Средний же уровень позволяет вполне объективно судить, как управляют начальники и как управляются подчиненные.

Будьте внимательны и терпимы к проверяющему. Он приехал к вам не по собственному желанию. Впрочем, нет правил без исключений!

Чем хуже подготовились к проверке подчиненные, тем приветливее и гостеприимнее будет к членам комиссии (рабочей группы) их начальник!

Если старшему проверяемому начальнику удается исхитриться и угостить прибывших проверяющих, которые младше его по воинскому званию и опыту службы (под любым благовидным предлогом — «с мороза», «с дороги», «с устатку» «за знакомство»), то их уже легко будет убедить в том, что идти с «выхлопом» к личному составу — это, простите, полный моветон. И один вечер у них уже выигран...

Представитель вышестоящего штаба считает априори> качество документов, разработанных нижестоящими органами, на целый порядок ниже и хуже, чем документы «своего» штаба. И в этом его не победить!

Уровень требований, предъявляемых к проверяемому вопросу различными комиссиями, тоже различен.

Если спрашивают о том, где находится комиссия, это не значит, что ее собираются искать. Скоре всего, просто хотят знать, куда не следует ходить, чтобы на нее невзначай не напороться.

Проверяемый! Если хочешь, чтобы у тебя чего-то не нашли, — лучше сделай так, чтобы и не искали!

Самый простой способ вскрыть недостатки — это внезапно заставить кого-то сделать то, что ему положено по основному предназначению. Например, кораблю выйти в море и выполнить определенные задачи. Однако все его недостатки будут слишком очевидны. Недоработки всей «вертикали власти» — тоже.

 

«Тьмы низких истин мне дороже

Нас возвышающий обман(»

А .Пушкин, «Герой».

Иной раз некоторые ретивые, но недалекие подчиненные добывают такие данные, что ставят начальника в неудобное положение (а что с ними теперь делать?). Не всякое выявленное нарушение принимается с удовлетворением хотя бы одной стороной. Иногда далее следует совещание, чтобы такое предпринять, чтобы все «ЭТО» не всплыло выше.

Отсутствие повседневной рутинной работы и должного уровня исполнения текущих документов прикрывают заботой о глобальных проблемах. Однако на поверку в итоге нет в наличии ни первого, ни каких-то достижений по второму.

Недостатки легче всего спрятать на самом виду.

Пыль в глаза проверяющих позволяет на какое-то время закрыть призрачным блеском темные места ваших недоработок.

Как и любая пыль, пыль в глаза также имеет свои пределы допустимой концентрации. Главное — не перестараться!

Вид очень круглых цифр, как и ровных показателей, привлекает пристальное внимание проверяющего и порождает его справедливые сомнения в их правдивости.

Если вам сразу же не удается найти какой-то документ, то проверяющий сразу же настораживается, как охотничья собака, подозревая, что его нет и вовсе. (Чаще всего так оно и бывает.) Он чует в нем свою добычу! И не отцепится, пока вы ему этот документ не представите. Если все-таки его успеют сделать хоть как-нибудь, но до отъезда комиссии.

Чем больше проверяющих и контролирующих, тем выше вероятность того, что они пропустят что-то действительно существенное.

Чем серьезнее проверяемый вопрос и чем опаснее последствия «незамеченных» просчетов, тем меньше вероятность достижения компромисса между проверяемыми и проверяющими.

На всякий каверзный вопрос найдется каверзный ответ.

Не надо искать слов для отговорок! Всегда должны быть под рукой целые фразы, предложения и абзацы!

Если проверяющий был принят «как следует» и «от души», то в его следующий приезд он ожидает приема не хуже.

Если проверяющий не загружен вашей заботой, он загрузит вас своими вопросами. Проверяющий имеет право задать дурацкий вопрос и ожидать умного ответа.

По тому, какие вопросы задает проверяющий, отчетливо видно, что он действительно знает о своем деле.

ТОРГОВЛЯ:

а) это демонстрация проверяющему лучшего, что у вас есть, и тактичное, ненавязчивое пресечение всяких его попыток посмотреть «товар с изнанки»;

б) втягивание его в спор о формах и методах вашей работы;

в) «навешивание всех собак» на довольствующие и ремонтные органы и службы;

г) склонение, вашего коллеги-проверяющего к употреблению достаточно крепких напитков способствует искажению им восприятия окружающей действительности в нужную вам сторону;

д) мягкое предложение комиссии своего варианта «перечня замечаний»,

е) особое внимания оправданно уделяется старшему из проверяющих — именно его настроение звучит главной темой в «Акте проверки»,

ж) совместный поиск путей предельных допусков в отклонениях в сторону от существующих нормативов;

з) устранение хоть каких-то недостатков до подписания акта, доклад об этом проверяющему и уверение его в том, что все остальное уже тоже «доводится до ума».

Чудес не бывает! Самих по себе, как таковых. Но при должной организации кое-что сотворить все же можно!

Сувениры и подарки влияют на тон итогового акта проверки, а их оригинальность мешает проверяющему отметить ваши банальные недостатки. Совесть не позволяет!

Сувенир должен быть поднесен своевременно, не раньше и не позже, а по цене не должен тянуть на взятку. Взятка кусает совесть (у нормального человека, конечно), а не принять подарок «от души» — та же самая совесть ему не позволит! Это приятно, а человеку, который сделал тебе приятное, организовать неприятность морально трудно. Для нормального среднего человека, конечно.

В случае удачной работы на первых двух фазах начинайте совместное обсуждение компромиссного решения с целью накормить волков и дать овцам сохранить мясо на своих ребрах. Это называется «составлением акта».

Если акт содержит только констатацию фактов и предложения по устранению недостатков — значит, стороны пришли к обоюдному согласию. Если же к акту прилагается проект приказа о наказании — очень похоже на то, что дипломатия блестяще провалилась.

«Не спорю, может быть, вы и были готовы к бою, но противник этого как-то не заметил!» — из заключительного выступления по итогам проверки боеготовности. (Быль).

Из акта в акт кочуют типовые недостатки. Например: «слабое знание книжек «боевой номер» ~ или: «низкая информированность личного состава». Хоть что-то, но написать надо!

У любого акта, как правило, есть две стороны, левая и правая. Правая — официальные итоги и выводы, а левая — фактические, не афишируемые широко результаты, которые могли бы иметь куда более серьезные административные (и даже хуже!) последствия. Левая часть остается «для личного пользования». Чтобы не сильно обрадовать, при случае, еще более вышестоящих проверяющих и контрольные органы.

0 подготовленном акте проверяющие ставят командование проверяемых в известность, а оно, в свою очередь, ставит невезучих проверенных в соответствующую позу.

Личное знакомство проверяемых и поверяющих значительно снижает остроту итоговых актов.

В любом акте проверки «по случаю» можно обнаружить отражение удивительного симбиоза матросского разгильдяйства и офицерского «дофенизма», которые, объединившись, уверенно привели ситуацию к несчастному случаю или происшествию. Причем, все давно за этим наблюдали, все об этом знали, все это предсказывали. Кроме тех, кому это положено по долгу службы.

Выводы комиссии, как правило, подтверждают самые мрачные опасения начальников.

Если же ничего в течение года фактически не делал, то ничего и не поможет.

Не пугайтесь даже ужасного акта! Сами же знаете, действительность еще хуже!

После чтения и утверждения этого акта происходит «раздача слонов и пряников» — за все упущения и «прохлопы» от собственного начальства. Причем «пряников» бывает всегда меньше, чем «слонов».

План устранения замечаний по итогам проверки — попытка внушить проверяющим надежду, что их работа не прошла даром и не осталась не замеченной командованием проверяемых.

 

 

 

 

СОВЕЩАНИЕ -- 

ЭТО ФОРМА СУЩЕСТВОВАНИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

(С.Н. Паркинсон).

Совещание — это совместное сидение для прослушивания начальственного вещания. Совещания никого не заставляют работать лучше.

Совещания проводятся для того, чтобы, выслушав в течение пары часов все, что говорилось по этой теме, вернуться на свой корабль и сделать все по-своему.

Совещание на высоком уровне подобно камню. Падая сверху в пруд повседневной службы оно вызывает целую серию затухающих волн совещаний на всех уровней по всей нисходящей структуре.

Пятиминутка — короткое совещание, которое бывает короче получаса только в случае жесточайшего цейтнота, дефицита времени у начальника.

Совещание — безделье, утвержденное суточным планом.

Чем лучше вы подготовитесь к совещанию, тем меньше вероятность, что вам дадут на нем выступить. Если же у вас действительно есть что сказать и даже хочется высказаться, то такая вероятность еще меньше.

Совещание - как форма, проводится для проформы.

Выступающий, который в начале выступления заявляет, что он не оратор, доказывает это долго и нудно в течение всего выступления, далеко перекрывая установленные старшим начальником временные нормативы.

Подготовив выступление, не надо особенно рассчитывать, что вас будет слушать кто-нибудь кроме начальника и тех, кому еще предстоит выступить после вас в свете обсуждаемой темы.

В отличие от артиста достаточно высокий начальник сможет всегда обеспечить себе любой необходимый «аншлаг» на своем выступлении. Именем Устава и военной. организации.

Кто уже выступил, тот расслабляется и мысленно покидает совещание.

Если вы опаздываете на совещание, значит, оно начнется вовремя. Опаздывая на совещания, не спешите до тех пор, пока не подготовите убедительную и уважительную причину.

Если важные дела и встречи спланированы на время после совещания, то его начало будет затянуто или перенесено на наиболее неудобное время, оно будет безобразно долго тянуться, «всплывет еще один вопрос или будет объявлен перерыв.

Если ваше мероприятие пошло как-то не так, не пугайтесь. Никто, кроме вас, и не знает, как оно должно было идти.

Если начальник собирает рабочее совещание «на сорок минут», то обещает делать перерыв через каждый час.

Всякое течение мысли, не совпадающее с мнением командира, регистрируется как неверное.

На совещания никогда не удается собрать всех тех, кто действительно нужен.

Совещания высоких начальников приучают оставшихся на своих местах подчиненных работать самостоятельно. Или вовсе не работать в этот день.

Если вы не взяли с собой блокнот на совещание, у начальника будет повод вас упрекнуть, а вам самим негде будет записывать и рисовать все то, что придет вам в голову.

Рисунки на полях рабочих блокнотов свидетельствуют о творческом полете мысли автора. Куда-нибудь в сторону и подальше от темы совещания, мирно дремлющий

под самой трибуной получает замечания реже, чем прячущийся на заднем ряду любитель поспать.

Слушая доклад на совещаниях высокого уровня, с особой ясностью понимаешь, что не одни только декабристы были так далеки от народа!

Не каждый докладчик умеет удерживать внимание аудитории, но и не каждого докладчика оно действительно интересует.

Сценарий совещания должен предусматривать, чтобы дураки если и выступали, то только в прениях.

Безусловная польза крупных совещаний состоит в возможности увидеть приятелей из других соединений и гарнизонов, а также в возможности изучить посторонний интересный материал или почитать в это, все равно пропащее время, что-нибудь интересное и художественное, на что на службе просто не может быть времени.

Полезность совещания обратно пропорциональна его длительности.

Если совещание идет длительное время без перерыва, желание посетить «мужскую комнату» побеждает желание вникнуть в суть излагаемой проблемы.

Если совещание затягивается по времени, угрожая покушением на обеденный пере- рыв, то какой бы глубокомысленный вид офицер ни делал, он все равно на самом деле думает об обеде.

По количеству совещаний можно судить о живучести системы. В жизнеспособных системах основные процессы происходят на уровне первичных структур.

Количество рабочего времени, затраченное на служебные совещания, никогда не компенсируется повышением производительности труда после их окончания, или, в свете принятых на них решений, хотя бы в светлом будущем.

Любое совещание всегда на самом деле съедает больше рабочего времени, чем кому-то кажется.

Планируя совещания, задумывают одно, а выходит совсем другое. Люди или обстоятельства не дадут провести вам так, как бы хотелось, ни одно совещание.

Собирая очередное совещание, начальник не всегда еще знает, что он должен вам сказать.

Самые продуктивные по соотношению «затраченное время/принятые деловые решения» будут те совещания, которые проводятся стоя. На приличном морозе,

Единственная возможность услышать что-то близкое к истине — это заставить выступать без подготовки, причем начиная с младшего. Это выступление без подготовки может повергнуть в шок непосредственного начальника «оратора».

Способность выступать «без бумажки» всеми одобряется, но многими переоценивается — прежде всего, у самих себя.

Предложения, или даже идеи, высказанные вами на совещании, каждый поймет по- своему. 0 сути совещания не присутствовавшие на нем узнают, как правило, в трансформированной форме ироничных комментариев тех, кто там побывал.

Широко известными сразу же становятся все казусы и «прохлопы», произошедшие на совещании, причем тем известнее, чем уровень выше. Во всяком случае, это будет многим известнее, чем тема и суть проводимого совещания и выработанные там решения.

Продуманный и толковый доклад никогда не дадут дочитать до конца, не перебив и не сбив докладчика с мысли или не скомкав по времени окончание доклада.

Доклад делается (чаще всего) не в конкретных целях, а потому что так положено.

Чем больше хочется «оторваться от бумажки» с текстом подготовленного доклада, тем реальней риск, что вы можете оторваться напрочь от излагаемой темы.

Если ваше мнение не очень отличается от мнения начальника, его можно высказать на совещании. Если оно все же другое — предложите его потом, один на один. Так больше шансов, что его учтут, а не раскритикуют «в пух и прах»!

На совещании начальнику можно задавать только те вопросы, ответы на которые он точно знает. Чтобы не сильно его расстроить.

Если начальник чего-то не знал до совещания, то всегда найдется подчиненный, который об этом пожалеет.

Для дела лучше конструктивный спор, чем всеобщее одобрение. Это известное выражение абстрактно всеми одобряется, а в конкретном случае не каждый начальник может подавить в себе раздражение при первой же попытке чьего-то возражения.

 

 

 

 

 

За самостоятельную позицию коллектив может вас съесть на совещании или после него. Но обязательно пожалеют. Где-то в душе. Когда-то потом.

Когда не высказываешь своего мнения, то все думают, что оно у тебя есть.

Говорят, что в спорах уступает умнейший, Черт возьми, как за начальство-то обидно! Искреннее всеобщее одобрение вызывают только известия о повышении денежного

содержания.

Болтающий вслух о своих личных планах снижает вероятность их реализации. (Суеверие на научно-теоретической основе и шаманско-практической, проверенное многолетними наблюдениями.)

Большой оригинальный доклад — это мелкий нераскрытый плагиат. В ходе совещания вырабатываются два мнения — одно командирское, а второе — неверное.

У всех есть право голоса, но не всем есть что сказать.

Резкая реакция на критику — верное подтверждение ее обоснованности. Беспочвенная или беспредметная критика — лай собаки на караван.

Если после действительно важного совещания по подготовке ответственного мероприятия вопросов совсем не поступило, подумайте, кого же все-таки забыли на него пригласить.

 

 

 

НАРОДНЫЕ ПРИМЕТЫ

ЕСЛИ ДЕЖУРНЫЙ l30 ЧАСТИ НАЧИНАЕТ ГОНЯТЬ СОБАК НА ПЛАЦУ ЗНАЧИТ, СЕЙЧАС КОМБРИГ БУДЕТ СТРОИТЬ ВСЮ БРИГАДУ

(Народная примета Н-ского гарнизон)

Если с вами вдруг заговорили подозрительно вежливо, значит, сейчас вам или здорово достанется, или вас отправят в неприятную командировку.

Если, отдавая вам приказание, командир говорит, что оно легкое — значит, дело серьезное. А если уж трудное — вам потребуется вся ваша удача и пару чудес в придачу,

Если все начальники убедились в чьей-либо непригодности и некомпетентности — значит, скоро его отправят на учебу или назначат с повышением.

Если командира БЧ-5 тихо-тихо вызвали из каюты или кают-компании в ПЭЖ — значит, скоро будет очень много шума.

Чем больше количество членов рабочей группы, тем более она бесполезна и тем быстрее станет очевидна абсурдность ее создания.

Если ответственных за выполнение какой-либо работы больше одного, вам никогда не удастся найти истинную причину ее срыва.

Если про изменившуюся и усложнившуюся обстановку говорят, что все идет по плану, значит что-то пошло как-то не так.

Если, когда обстановка ухудшилась, начинают заявлять, что «все под контролем», значит, дела могут пойти еще хуже.

Если вам сразу понравился новый начальник, значит, вы его плохо разглядели. Если кому-то что-то запретили, значит это разрешил

и другому.

В конце каждого туннеля должен быть свет. Если кто-то не вывернул лампу на выходе.

Чем дальше влез, тем хуже вылаз. Следствие: и дальше обратный выход. С удалением от входа и запасного выхода растет решимость идти вперед!

Если за «материальную ценность» никто не отвечает конкретно, она, рано или поздно, но й неминуемо попадет в корабельную «Книгу недостач».

Если руководящий документ не потребовался вам в течение года — он никому больше не и .понадобится.

Если ветер перемен дует слишком долго, то это уже сквозняк.

Если «сверху» требуют от подчиненных доложить какой-нибудь бред (с точки зрения практического исполнителя) — то именно бред они и получат.

Если сегодня начальник увлеченно читает какую-то книгу, внимательно изучает какой-либо документ, то это значит, что он точно будет спрашивать их содержание у своих подчиненных -  завтра.

Если корзина для бумаг постоянно переполняется, то хозяин каюты кабинета собирается в отпуск или к новому месту службы.

Если жена командира собирает разные коробки и ящики — значит, где-то в кадровых недрах  уже дозревает какой-то приказ с его новым назначением.

Если о чем-то не знают точно или вообще не имеют понятия, то говорят, что это секретно.

Если в каком-то помещении не могут навести надлежащий порядок, его закрывают и опечатывают, надеясь, что никого из начальства туда не занесет.

Если командир и старпом любители вкусно поесть, значит, в столовой и в кают-компании  корабля неплохо кормят.

Если офицер вечером перед сходом с корабля тщательно бреется — значит, он на что-то очень  надеется.

Если телеграфы часто ставят в положение вперед полный», значит, механик в стрессовом.  состоянии. 

Если механик «долго запрягает», значит, ему совсем не хочется куда-то «ехать».  Если часто говорить о возможной неудаче — она произойдет. Вероятность возникновения иразвития нештатной ситуации всегда больше 50%, а в море этот коэффициент существенно повышается.

Если офицеры вечером не сходят с корабля, а матросы устраиваются спать на боевых постах — значит, ожидается неожиданная учебная тревога!

Если каким-либо подразделением начинают управлять с различных уровней, то в конце концов оно станет неуправляемым!

Если планируются две «оказии» (с рейда или отдаленного гарнизона), а вы решите выбрать наиболее удобную из них (для вас), то именно ее непременно отменят. И как раз в то время, когда— другие уже ушли.

Если обещают скорое и грядущее всеобщее благоденствие, значит, скоро всеобщие выборы.

Если командир корабля или вышестоящий начальник начинает свое выступление перед офицерами в кают-компании, обязательно найдется дежурный по низам, мичман, который в этот момент дорвется к микрофону корабельной ГГС (громко говорящей связи) и будет его перебивать: своими «важными» объявлениями.

Если говорят, что в машинном отделении корабля (в других помещениях также) «черт ногу сломит», то это значит, что там не бывает не только черт лично, но он туда и не «заносит» командира этого корабля.

Если для выполнения задач в море необходима хорошая погода, то в назначенный день разразится неожиданный шторм.

Если вам обещают что-то подвезти в море, погода неминуемо не даст это сделать.

В шефские делегации, прибывающие на корабли, их руководители отбирают тех, кому почему-то не дают ни выпить, ни погулять в своем родном городе. Что они у нас полностью компенсируют.

Пустая голова как-то реже болит!

Чтобы хоть что-то сделать, надо, как минимум, делать! Не все то золото, что не пахнет!

Тихим будешь — вообще не уедешь!

Доверяй, но ... после того, как проверишь!

Если вашему ребенку друзья на день рождения подарили игрушечный автомат, громко ими- тирующий стрельбу, вы вправе подарить их ребенку барабан, даже не дожидаясь дня его рождения, и лучше это сделать субботним вечером. Месть сладка!

Под свежей краской всегда прячутся пятна старой ржавчины.

Если коки и рабочие по камбузу одеты в чистые белые штаны, куртки и колпаки — это к большой комиссии.

Если офицер перед строевым смотром пошел в поликлинику, значит, он уверен, что на этом строевом смотре без него вполне обойдутся.

Если моторист не будет на коротком поводке, то дизель может и не быть «на подогреве». Когда механик изрядно «на подогреве», то «дежурный» дизель-генератор может быть холодным.

Если офицер моет руки перед посещением гальюна (туалета), значит он вернулся из аппаратной выгородки АПЛ или работал с РВ (радиоактивными веществами).

На лучший корабль все «шишки» летят.

Находясь далеко в море, не надо планировать, особенно вслух, чем вы будете заниматься, вернувшись в базу. Если вы вернетесь, то найдется достаточно возможностей приятно и полезно заполнить свободное время и решить насущные проблемы.

Если кто-то постоянно всем рассказывает, как много у него работы, значит он фактически ничего не делает.

Если ОМИС начал ремонт тепловых коммуникаций и отопительных систем, значит, уже на- ступила зима.

Если тыл начинает интенсивно завозить что-то не только на свои склады, но и выдавать это на корабли, если вспоминает о том, что и в каких условиях едят наши матросы, значит ожидается большая неординарная проверка тыловских структур.

Если на вашем пути вдруг появляется что-то очень аппетитное, привлекательное, но очень доступное и никем не охраняется — значит, это приманка в ловушке. Корабельный Крыс.

Если дорогу или лестницу (трап) усиленно чистят, значит скоро по ней пойдет начальство. Если при необходимости что-то срочно отметить у вас не хватает ни места, ни мебели, ни

посуды, ни разнообразной закуски — значит, это будет фуршет.

Если кажется, что все уже устоялось и накатано — вот тут-то неприятности и притаились.

Если командование корабля спит (в прямом или в переносном смысле) и не вылезает из своих кают, то обязательно изо всех щелей повыползают «корабельные бесы» и творят непотребные чудеса. Руками вашего горячо любимого личного состава.

Если вслед начальнику улыбаются, значит, ему придумали удачное прозвище или сочинили в его честь хорошую эпиграмму, о которой он пока не знает.

Если начальнику почему-то не хочется идти домой, к жене, он не даст это сделать и кое- кому из подчиненных!

Если ваш отпуск не совпадает с отпуском беспокойного начальника, значит можно предварительно отдохнуть на службе.

Если вы думаете, что о вас говорят за спиной только плохое — у вас паранойя, если же думаете, что только хорошее — у вас мания величия!

Если вам сказали, что вас не обсуждают (и не осуждают) за вашей спиной, значит, вы, наверное, уже умерли.

Если у вашего соседа что-то загорелось — это к приезду комиссии, и к вам тоже.

Если несколько комиссий проверили работу по безопасности и профилактике травматизма — ой, что-то будет! Серьезная травма, например, в лучшем случае.

Когда узнаешь, что молодые матросы начали тянуться к югу со своих кораблей, значит, в

природе наконец-то потеплело.

Если на корабле не все основательно закреплено по-штормовому, как положено, значит, он обязательно попадет в шторм или сильное волнение и все это не закрепленное начнет по нему летать и ползать.

Если в помещении есть сломанный стул, который кто-то наспех отремонтировал, то найдется и тот, кто на него сядет. И вместе с его обломками окажется на полу.

Если пренебрегать опасностями стихии, легкомысленно относиться к силам природы, то рано или поздно придется за это расплачиваться. Даже когда это случится рано, что-то делать уже будет поздно.

Если вы пытаетесь скрыть случившуюся у вас неприятность, она, рано или поздно, станет известна вышестоящим начальникам.

Следствия:

1)      дерьмо — оно и есть дерьмо, обязательно всплывает на поверхность!

2)      чем больше этот кусок дерьма, тем быстрее и выше он всплывет.

Если вы проснулись в каюте от грохота, как вам показалось, авиадвигателей — не пугайтесь-, это просто ваш сосед слишком глубоко ушел в себя и захрапел.

Если ждут высокую комиссию — могут дать и долгожданную получку.

Если эстрадная «звезда» долетела до военных гарнизонов, значит, она уже приближается к горизонту заката своей популярности.

Если выброшен какой-нибудь блок или списанный механизм, тут же выяснится, что с него забыли снять жизненно необходимые детали.

Если в первом акте на сцене свободно висит ружье на стене... В антракте, наверное, его кто-то украдет.

Если перековываются мечи, то открываются орала» у политиков.

 

«НИЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ МНЕ НЕ ЧУЖДО»,—

ЯДОВИТО ЗАМЕТИЛ НАЧАЛЬНИК, ПРОВОДЯЩИЙ

СОВЕЩАНИЕ, ШЕПТАВШИМСЯ МЛАДШИМ ОФИЦЕРАМ,

— «Я ВЕДЬ НЕ ТОЛЬКО ЗАРЫЧАТЬ, НО И УКУСИТЬ МОГУ»

(Корабельный фольклор.)

Если какую-то глупость или явную чушь вам скажут несколько человек, то вы сначала смеетесь, потом пытаетесь доказать обратное, затем просто не обращаете внимания, потом злитесь, и в конце концов вам уже как-то хочется в это верить.

Очевидная лесть примитивна и прозрачна, она даже раздражает, но черт возьми, как приятна! Ибо даже умным людям очень часто что-то мешает заткнуть фонтан чьей-нибудь лести.

Имеющего власть всегда что-то подталкивает злоупотребить ею.

Ни один самодур сам себя таковым не считает.

Памятный адрес по случаю проводов со службы — это возможность самостоятельно прочесть или услышать свой собственный некролог еще при жизни.

Если вы терпите одну неудачу за другой, но считаете, что жизнь полосатая, как тельняшка, и надо вскоре ждать удачи, то оглянитесь — быть может, из-за вашего упрямства, рассеянности или разгильдяйства вас несет вдоль черной полосы.

Чтобы легче запомнить что-либо, мы придумываем разные условные пометки и мнемонические знаки — крестики, узелки и т.д. Потом же часто мучительно вспоминаем — что бы это значило?

С возрастом приобретаешь служебный опыт, который не купишь, углубляешь свои теоретические познания в специальной области, которые не сразу соберешь, и поневоле приобретаешь кое-какие познания в медицине, от которых никуда не денешься. Так сказать, «на собственной шкуре»...

Профессиональные болезни — это бесплатные приложения к послужному списку: радикулит — от поста вахтенного офицера на ходовой вахте, гастрит — от корабельного камбуза, ревматизм — от боевых служб, нервы — от начальников, сердце — от подчиненных, аритмия — от ночных тревог, геморрой и простатит — от штабной работы и командировок, цинизм — от слишком долгой службы.

Любая очередь вызывает желание искать пути ее обхода для достижения заветной цели в ее начале, а также стремление мобилизовать для этого возможности своих знакомых.

Чем миролюбивей кажется (или считает себя) человек, тем чаще ему приходится доказывать это своими кулаками.

Если есть сила (физическая или административная), то легче доказать и наличие ума. По крайней мере, очень сомневающиеся в этом не будут высказываться в слух.

8 марта — самый военный праздник, ибо только в этот день нет ни торжественных построений, ни других официальных мероприятий, отнимающих ваше личное время. Наконец, в этот день не нужно пить за праздничным столом за здоровье присутствующего начальника. Разве только за здоровье его жены. А за всех женщин мы всегда пьем с удовольствием.

Врач искренне рекомендует вам для лечения новые, малоизвестные препараты. Верьте ему! Ему тоже интересно, что из этого выйдет!

В ходе процесса ковки своего счастья человек получает неприятности как сопутствующую продукцию.

Отказ от радикальных мер к мелким и крупным пакостникам, прикрываемый на словах жалостью к их родителям и будущей судьбе, на деле является заботой о чистоте своего лица или сохранности своей собственной шкурки.

Когда дел накапливается столько, что не знаешь за что и браться, тогда поневоле хватаешься за голову!

Очень трудно шевелить мозгами, когда извилины уже выпрямились! Прямому течению военной мысли все же мешают остатки извилин.

У опытного офицера множество извилин. Но они как-то закостенели и не хотят менять свою форму.

Некоторые путают морщины своего мозга с извилинами, пытаясь их заставить выдать оригинальное решение.

Очень трудно хранить молчание, особенно когда твоего мнения никто не спрашивает. Молодой офицер выдает больше оригинальных решений, чем опытный не потому, что он умнее. Опытный просто уже знает, что ему же и придется их выполнять.

Когда заканчивается молодость, офицеру приходится придумывать другое оправдание своим глупым поступкам и нелепым ошибкам.

Даже умные люди часто выбирают себе в единомышленники таких индивидуумов, у которых в голове больше одной мысли просто не помещаются по скудоумию.

Сорвавшись откуда-то, лететь не так уж и плохо. Упасть же и убедиться, что вода — мокрая и холодная, или палуба — жесткая, в этом совсем мало приятного.

Когда Бог отнимает должность, он непременно возвращает разум!

Во время «автономки» подводники отличаются друг от друга, не взирая на должности и звания, только размером и рисунком желтых пятен на голубых разовых трусах!

«Лучше всего чувствуешь себя подводником тогда, когда ты в отпуске. Но до него еще надо постараться дожить!» — из выступления командира ПЛ перед началом подготовки к выходу в море.

Отпуск — это пятое и всегда лучшее время года.

Получив отпускной билет, умный и опытный офицер быстро скрывается из поля зрения начальника на сверхвизговой скорости, оставляя за собой шлейф пыли, опавших листьев или белой метели (по времени года). Пока начальники не вспомнили, что же он не успел доделать. Молодой же и не в меру наглый офицер продолжает курсировать в зоне прямой видимости начальства, раздражая его своей независимостью и непричастностью к проблемам, которые мучают командиров. За что он, так или иначе, потом расплачивается.

Если начальство знает о том, где ты находишься, — не будь там!

Если сегодня ничего не хочется делать — лучше ничего не делай! Чтобы завтра ничего не переделывать. Но если и завтра...

Сколько ни спи в рабочее время, все равно тебе не компенсировать тех выходных и «сходов», которые у тебя отобрал твой начальник!

Выход на пенсию — последний шанс стать молодым. По типу: «молодой курсант», «молодой офицер», «молодой командир», «молодожен», и ... «молодой пенсионер».

Безнадежность — это когда приходится верить обещаниям начальника, а безысходность— даже правительства.

Повышение окладов госчиновнику с целью повышения его иммунитета к взяткам приводит к неизбежному повышению размеров взяток и подношений, необходимых для решения вопросов, находящихся в его ведении, а также минимально — приличных цен подарков к его дню рождения!

УПАВШИЙ  БУТЕРБРОД ВСЕГДА ПАДАЕТ МАСЛОМ ВНИЗ-

 НА НОВЫЕ БРЮКИ

ДЛИТЕЛЬНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ИЛИ

ЗАКОН  

БЕЗЫСХОДНОСТИ

Вероятность опрокидывания тарелки или соусника прямо пропорциональна новизне ичистоте скатерти и яркости цвета пролитой жидкости.

Где и какую бы вы очередь ни выбрали, все равно соседняя движется быстрее.

Вероятность падения пищи со стола прямо пропорциональна новизне и стоимости ковра.

Чем хуже вы относитесь к храпу, тем больше вероятность получить храпуна в соседи по каюте.

Куда бы и с какой бы суммой вы ни отправились в отпуск, все равно в его конце вы окажетесь «на мели»!

Вероятность того, что вашу койку в каюте займет прикомандированный на выход в море старший офицер тем выше, чем ваша койка ниже и чем каюта уютней и ухоженней.

Чем ваша каюта удобнее, тем выше вероятность того, что вас заставят ее освободить для «гостей».

Вероятность пролития чая на рабочий стол прямо пропорциональна важности разложенных на нем бумаг.

Вероятность решения важного вопроса, по стечению обстоятельств отложенного на последний день перед выходом в море или отъездом, всегда меньше 50%.

Наибольшая служебная необходимость возникает в офицере после окончания рабочего дня.

Радиограмма о продлении сроков боевой службы (слежения и т.д.) будет получена сразу же после того, как вы уже раздадите менее запасливым приятелям и подчиненным оставшийся, как вам недавно казалось, запас сигарет.

Всплытие на сеанс связи будет как раз в середине именно вашего времени самого сладкого ночного сна между вахтами.

При плавании в надводном положении во время шторма с задраенным верхним рубочным люком его будут отдраивать тогда и именно тогда, когда лодку накроет очередным могучим валом холодной воды и именно в тот момент, когда под люком будет находиться хотя бы один человек.

Вероятность нанесения максимального вреда случайным несанкционированным выстрелом значительно больше, чем при прицельной очереди или серии выстрелов (пусков).

Самостоятельно стартовавшая шибко умная ракета или торпеда (с помощью кого-то не очень шибко умного и ответственного) должна куда-нибудь попасть и нанести максимально возможный вред.

Самолет может перенести вас из аэропорта не только в другой город, но и в другой мир.

Вероятность того, что вам удастся быстро дозвониться до кого-либо тем меньше, чем скорее вам нужно это сделать. Особенно, если это нужно сделать для того, чтобы предупредить его о надвигающейся опасности. (Например, о приближении к нему начальства или изменении обстановки в худшую сторону.)

Ловко уклоняясь от «административной пули», можно попасть под тяжелый дисциплинарный снаряд!

Если начальник и не обратил внимание на ваш промах или оговорку, то найдется кто- то, кто разъяснит ему особую пагубность вашей ошибки или перескажет ему якобы скрытый обидный смысл ваших слов. И даже несколько раз, пока до начальника, наконец, не дойдет.

 Зная заранее о предстоящем юбилее своего сослуживца или даже друга, заботиться о подарке, сочинять памятный адрес, придумывать тосты и поздравления вы все равно начнете в последний день.

Зубные щетки и паста, мыльницы и мыло у ваших матросов и старшин исчезает из рундучков и шкафчиков именно тогда, когда кому-то из ваших начальников вздумается проверить их наличие.

Если что-то никак нельзя ронять при погрузке — значит, именно это и уронят. Или ударят. Ловко и точно брошенный спасательный круг попадет тонущему прямо в голову.

Самый удачно брошенный спасательный круг окажется без привязанного к нему фала. После чего надо будет вылавливать из воды еще и круг.

Если у упавшего за борт человека совсем «не его день», то брошенный ему спасательный круг тоже может утонуть.

Чем реже организуются проверки материальных ценностей, тем меньше этих ценностей остается в наличии к следующей проверке.

Если в чем-то проявилась срочная необходимость, то:

— склад, с которого необходимо что-то получить, уже закрыт, а его служащие бесследно куда-то пропали;

     офицер, который должен подписать документы, куда-то уехал и не вернулся;

     печать заперта в сейфе, а ключ случайно унесен кем-то с собой;

— за пять минут до того, как кто-то ухитрится разбить себе голову или пораниться, ваш доктор сойдет с корабля (врач с соседнего корабля давно в отпуске);

— зубная боль достанет» вас непременно вечером, и непременно — в субботу;

     фотопленка, кадр с которой вам экстренно необходим, будет засвечена при проявке;

     в дежурной машине не будет достаточно горючего.

Если вам понадобится срочно связаться с кем-либо по телефону, то его телефон будет занят, линия на профилактике или оборвана. Чем отдаленней часть или гарнизон, куда надо дозвониться и чем меньше других видов связи, чем неотложней решаемый вопрос, тем закон верней.

Если у вас жесткий цейтнот и вам нужно что-то очень срочно получить со склада и т,д., то, прибежав туда, вы обязательно узнаете, что кладовщица ушла пить чай. Всего на полчаса, но зато за две минуты до вашего прихода.

Хранящий что-то важное и нужное в сейфе забудет или потеряет ключи от него или просто не сможет добраться до своего сейфа. Причем, именно в тот самый момент, когда это самое «нужное» просто необходимо, может быть, единственный раз в обозримый период своей жизни.

Закон цепного сдвига: если проведению мероприятия в назначенный день что-то помешает, то при его переносе «вправо» будут проявляться новые помехи в каждый назначенный день.

Состояние погоды обратно вашему желанию.

Если вам надо куда-нибудь идти в плохую погоду — то, куда бы вы ни шли и откуда бы ни дул ветер — он будет в лицо.

Ветер всегда и обязательно будет сносить капли растаявшего мороженого со стаканчика вашей подруги на ваши же свежевыглаженные брюки.

Спланированный с учетом благоприятного прогноза погоды выход в море на мероприятие боевой подготовки будет откладываться по другим причинам, но ровно до тех пор, пока погода окончательно не испортится.

В период приезда очень больших начальников погода гораздо лучше, чем бы хотелось. Чтобы они до конца прочувствовали весь местный колорит и экзотику.

В военных гарнизонах обеденные перерывы в магазинах, на почтах, во всяких коммунальных службах обязательно совпадают с обеденным перерывом в воинских частях, подталкивая офицеров к решению личных дел за счет служебного времени.

Если какая-нибудь крышка шахты, люк, дверь окажутся завалены каким-либо имуществом при погрузке, как тут же возникнет необходимость их открыть. Открывая их, сделают это таким образом, чтобы что-то испортить или даже достаточно аккуратно уронить кое-что за борт. На- пример, стоящий на крышке ракетной шахты штабель ящиков с продовольствием. (Было, сам видел.)

Жирная смазка с тросов и деталей палубных механизмов должна пристать к штанинам чьих- то брюк и полам шинелей.

Как ни готовься, все равно может сложиться ситуация, к которой не будешь готов вовсе. Справедливость чьего-либо предупреждения о вероятной неприятности убеждает в своей

правоте только после свершения данного события.

Как ни запрещай выход на верхнюю палубу в шторм, все равно кто-нибудь на нее вылезет.  Если сможет.

Если не проверить фактически канал ствола (любого оружия), вместо контрольного спуска обязательно получится контрольный выстрел.

Пострадавший во время несчастного случая всегда оказывается именно там, где находиться был совсем не должен.

Решительная борьба за экономию приводит к самым большим убыткам.

Если слишком увлечься «игрой в войну», то могут быть настоящие потери.

Чем больше звеньев в цепи необходимых и достаточных условий для успешного свершения (выполнения) плана мероприятия, тем больше вероятность отказа системы. Например, если для погрузки оружия необходимы подъемный кран, безветренная погода, спецмашина и лицо, ответственное за погрузку, а также все мыслимые их допуски к этому, то им очень трудно собраться всем в месте в одно и то же время. Поэтому своевременный выход в море галеры с бронзовыми пушками вероятнее, чем пароходофрегата и тем более современного эсминца и подводной лодки.

Нет такого плохого положения дел на корабле, которое бездумное вмешательство «свыше» не смогло бы сделать еще хуже.

Если тайно бросить горящий окурок за борт, он неминуемо попадет в тайно же откры- тый иллюминатор чей-то каюты.

В открытый иллюминатор должна ударить струя из шланга при помывке бортов. Сигнальная ракета, сдуру упавшая на берег, должна чего-нибудь поджечь.

Окурок, брошенный куда попало, чаще всего попадает на горючие материалы.

Если обстоятельства заставляли вас вынужденно откладывать посещение гальюна, то добежав до него, наконец, вы убедитесь что он занят или сломан. А если вы на ПЛ, его (гальюна) баллон может быть еще или заполнен, или продувается именно в это время, или около него собралась уже целая очередь, а терпеть уже нет возможности.

Если все идет хорошо — то так долго продолжаться не может. Тогда лучше не только постучать по дереву, но и проверить все «тонкие места».

Вероятность нанесения пятна на одежду или чистую поверхность тем выше, чем больше яркость посторонней жидкости. Следствие: и тем более, чем труднее ее будет впоследствии отстирать.

Если взять с собой сигарет на два запланированных дня выхода, то он продлится минимум три дня. Следствие: сигареты все равно кончатся раньше возвращения. Найдется «стрелок», который в этом обязательно поможет.

«ВСЕ ЖИВОТНЫЕ РАВНЫ,

НО НЕКОТОРЫЕ ЖИВОТНЫЕ РАВНЕЕ»

(ДЖОРДЖ ОРУЭЛЛ)

Когда все ваши подчиненные — равны, но вверенных вам благ на всех явно не хватит, сразу чувствуешь, что некоторые из них все же равнее.

Равных по статусу всегда мучает вопрос, не стал ли кто-нибудь из них равнее. Почувствовавший себя «равнее», тут же на глазах становится все наглее.

Ставшего несколько «равнее» других ревнивые друзья постараются несколько задвинуть= обратно.

Всегда легче доказать, что кто-то достоин выдвижения на вышестоящую должность, чем то, что он соответствует занимаемой.

Все подчиненные равны, но некоторые из них как-то ближе. Особенно родственники.

Когда благ не хватает, у кого-то должно хватить мужества их делить. При любом раскладе недовольных вами будет больше, чем довольных.

«Лучше подло, чем никогда!» (В.А.С., комментарии к борьбе за получение законных льгот офицерами запаса.)

Социальный статус тогда и только тогда приносит моральное удовлетворение, когда есть другие люди, у которых он значительно ниже. Поэтому обладающим определенным статусом не хочется никого подпускать на свой уровень и тем более сравняться своим доступом к благам. (Пример: борьба чиновников с приравниванием к их окладам окладов военнослужащих.) Им совсем не жалко бюджетных денег, но ведь дело принципа...

Прежде, чем разделить блага, надо разделить подчиненных на плохие и хорошие категории, изобрести критерии и распределить «радости жизни» исходя из этого... Чтобы материли не только вас одного.

Отсутствие интеллекта у подчиненного не восполнишь направлением его на учебу. Учить некоторых просто бесполезно! Поэтому очень часто направляют на курсы не того, у кого есть необходимость в совершенствовании своих знаний, а того, в ком нет особой необходимости в подразделении на данном этапе.

Кипучая деятельность начальников заставляет подчиненных иной раз искренне завидовать высшим церковным патриархам и Папе Римскому лично. Ведь только они на всем Земном шаре имеют возможность видеть своего начальника распятым на кресте в любую грустную минуту. Что всегда способствует некоторому повышению настроения.

Когда беспокойный начальник уезжает в длительный отпуск, за него рад весь коллектив.

Начальника нельзя обмануть, если он этого не хочет. Он опытнее, а уловки, к которым прибегает незадачливый подчиненный, уже кем-то использовались, возможно, и самим начальником, но в более раннее время. В этом мире трудно придумать что-нибудь новенькое.

Прослуживший долго на одном месте чувствует себя «равнее» тех, кто пришел сюда позже,

Ищущих «полезных связей» и умеющих ими пользоваться раздражает чья-то независимость или стремление к ней.

Когда хвастаться особенно нечем, хвастаются своей независимостью.

Абсолютно независимым человек может быть только тогда, когда абсолютно никому не . нужен.

Если плохого начальника сняли с должности — это еще не значит, что не могут назначить еще более худшего на его место.

Недовольство начальником приглушает склоки в коллективе. Потому что общая обида в определенный период является объединительным мотивом против него.

Переменчивее северной погоды бывают только планы начальника.

Вторая мысль у подчиненного-единомышленника уже считается начальником крамольной.

Лучше всех сохраняет отношения с окружающими тот «благораспределитель», который всем все обещает, а право отказывать предоставляет старшему начальнику.

Жизненный опыт позволяет вам делать с большей уверенностью старые ошибки. Чем быстрее принимаешь глупое решение, тем дольше за него расплачиваешься!

Выбирая из двух зол меньшее, можно все-таки выбрать и то, из-за чего в последствий могут ударить больнее.

Психологические установки — это чужие убеждения и заблуждения, прочно вбитые вам в голову.

За слишком очевидно выпяченной якобы верной выгодой обязательно прячется скрытый, но еще более верный убыток.

Рождение слухов — результат чьих-либо тайных желаний, а их распространение обусловлено популярностью ожидаемого явления или страхом перед его свершением.

Вероятность скорого оправдания плохих слухов всегда больше 50%.

Привилегии — это не то, что есть у некоторых. Нет, это то, чего нет у многих!

Скупой платит дважды только из государственного кармана.

Отпуск подчиненных тянется очень долго. Зато собственный пролетает, как одно мгновенье.

Морские офицеры, как правило, неплохие домашние кулинары. Вероятно, это вызвано перенасыщением тем, что готовится на камбузе, и недоверием к тому, как это готовится.

Если во весь голос высмеиваешь суеверие других, то не забудь тихо постучать по дереву или незаметно сплюнуть через левое плечо. Когда никто не видит.

Суеверие на флоте — это напоминание опечальном опыте предшественников. Отличительная черта дилетанта — объявление себя мастером или знатоком.

Полезный человек — это, как правило, человек способный и даже талантливый во многом. Кроме своих штатно-должностных обязанностей.

ЧЕМ БЛИЖЕ УЗНАЕШЬ ЛЮДЕЙ ...

(Лопеде Beгa)

... тем меньше хочется это делать... 

... тем больше убеждаешься, что ты их вовсе не знаешь...

... тем чаще приходишь к выводу, что лучше бы этого не надо было делать вообще.

(Старый Филин)

Мелкие подлости совершаются по глупости и прикрываются благими намерениями, а самые большие глупости совершаются, как правило, по заранее подготовленному плану.

Оправдать высокими мотивами можно и довольно низкие поступки.

Личную низость и вероломство чаще всего пытаются оправдать высокой заботой об общественном благе и выполнением служебного долга.

Личную социальную трусость оправдывают, сравнивая себя с еще большими трусами.

За громко объявленными интересами службы часто скрываются чьи-то конкретные личные интересы.

Каждый, кто не может или боится украсть (так или иначе), считает себя обворованным. Когда вдруг очень захотелось стать большим человеком, почему-то начинаешь вести себя

как скотина. По отношению к младшим по званию, конечно.

Когда нет ни квалификации, ни эрудиции, когда порушены традиции — вот тогда выпирают голые амбиции.

Совершенно спокойных людей не бывает. Все «закипают», как природные элементы — но при разных физических условиях.

От некоторых людей стошнило бы даже людоеда!

Если вы кого-то похвалите за глаза, то он, возможно, об этом не узнает. Но стоит вам о ком-либо отозваться плохо или двусмысленно, то, будьте уверены, это ему обязательно передадут.

Даже белая зависть порождает черные мысли.

Быстрее всего распространяются сведения, переданные конфиденциально, «под большим секретом».

Такие вопросы, например: «есть ли у вас совесть?» или «есть ли у вас мозги?» и т.д., нетолько риторические, но и заданные глупо. Если появились в этом сомнения, значит, даже если они и есть у опрашиваемого, он ими все равно не пользуется.

Чем более успешна ваша деятельность, тем более вероятно, что при неудаче вам не протянут руку, а подставят ногу.

Не надо создавать искусственных проблем дураку! Он сам себе их найдет, в крайнем случае даже создаст или подстроит!

Стремясь показаться умным, человек делает самые большие глупости!

Порядочность и сочувствие к начальнику, потерпевшему служебную неудачу, не только делает вам честь и сохраняет ваше лицо, но и способствует вашей безопасности: ибо даже у раненого льва хватит сил оторвать шакалу глупую голову.

Если кого-то постигла крупная служебная неудача, вы услышите от многих высказывания: «Я говорил», «Я предупреждал»... Однако свидетелей таких заблаговременных высказываний тем меньше, чем выше был пост пострадавшего.

Пристраиваясь к начальству, трудно усидеть на двух стульях, особенно если не знаешь,  какой из них подпилен.  

В степи сумевший взобраться на холмик считает себя достигшим Олимпа.

Следствие 1: и среди холмиков есть свои Олимпы!

Следствие 2: если в степи нет и холмиков, сойдет и кучка навоза!

Свои мысли и идеи, которые считаются проявлениями «дурного тона» среди своего окружения, при необходимости выдаются за идеи начальника.

Отвесить удачный комплимент — это в нужный момент суметь сказать собеседнику то, что человек сам о себе думает!

Нам мало, чтобы самому разбежаться, подпрыгнуть и взлететь. Неплохо бы еще, чтобы кто-то из соседей рядом споткнулся бы на разбеге и ляпнулся носом во что-то неприятное. Когда кто-то рядом неожиданно взлетает, остальные заинтересованно ждут, когда он свалится.

Самые безапелляционные суждения о морской службе изрекают те, кто большую часть своей службы «дрейфовал» по штабным кабинетам из кресла в кресло, избежав боевые посты, ходовые мостики и рубки. Особенно в обществе людей, которые, по его мнению, не знают особенностей его служебной биографии.

В запале спора, доказывая свой опыт и давний срок службы, можно сослаться и на удивляющие доказательства вроде: «Я помню время, когда крейсер «Х» еще тральщиком был».

Если ваши слова могут быть истолкованы как-то иначе, то кто-нибудь именно так кому-нибудь передаст.

Чтобы «добить» авторитет оппозиционера-правдоискателя, начальнику всего лишь надо продемонстрировать к нему дружеское отношение, публично поддержать его требования, наградить и объявить своим другом.

От качества испуга напрямую зависит количество выделенных отходов испуганным чело- веком.

Если недоброжелатель злословит в ваш адрес, то друг это вам обязательно передаст. Таким образом, огорчить вас недруг сможет только с помощью вашего друга.

Если человек понимает, что он поступил непорядочно, он заявляет, что только исполнял свой долг.

Люди всегда готовы вам помочь, особенно в следующих случаях: 1) когда это им ничего не стоит материально; 2) когда ничего особенного вообще делать не надо; 3) когда их об этом никто не просит и их помощь вообще не желательна.

Разочаровать могут только те, на кого надеешься и кому доверяешь.

Способность человека держать язык за зубами всегда нами переоценивается. И им самим тоже.

Когда «из благих побуждений» болтают о чужих тайнах, то ничего кроме гадостей в итоге не получается.

Если стараешься слишком много узнать о человеке, которого уважаешь, то, скорее всего, разочаруешься.

Раздвоение личности — это не всегда психиатрическое заболевание, это еще и суждения человека до и после назначения на высокий пост.

Если больше нечем гордиться, то гордятся достижением этого поста.

«Наполеоновский комплекс» — это стремление маленького человека стать великим во что бы то ни стало. Даже если приходится идти по чьим-то головам. Ну не может голова быть долго рядом с задницей безнаказанно.          ( Ликбез для офицеров, проведенный одним очень толковым военным психиатром).

У человека тем выше самомнение, чем меньше оснований он имеет для этого. Субъект, демонстрирующий большое чинопочитание на грани поклонения к вышестоящим начальникам, сам став начальником, проявляет выраженное высокомерие.

Чтобы получить сотрясение мозга, нужно, как минимум, иметь мозг. В противном случае, можно только ушибить череп.

Офицер, в начале карьеры проявляющий признаки комплекса неполноценности, в ходе ее трансформирует их в комплекс превосходства или даже в манию величия.

Интересно, что старпом, став командиром, первое время опирается на авторитет своего заместителя (если тот на своем месте) и нуждается в его поддержке. Затем он начинает ревновать к его авторитету, а далее он вообще начинает думать, что уже схватил «Бога за бороду» и перестает нуждаться в нем.

Следствие: а) властью не делятся, а понять, что каждый просто должен делать свое дело мешает резко раздувшийся апломб и разгулявшиеся амбиции; а-1) властью не делятся, щедрее делятся обязанностями; б) раздувшийся апломб давит не только на здравый смысл, но и подавляет чувство самосохранения.

Когда проявляешь свой конформизм, делаешь все правильно, то живешь спокойно, но... скучно. Поэтому когда в зрелом возрасте вспоминаешь свои шалости и авантюры, то жалеешь не о тех, что совершил, а о тех, которые совершить не удалось.

Вспыльчивость, подозрительность, недальновидность, отсутствие чувства юмора и другие проблемы — это личные проблемы человека. Но при достаточном служебном весе — это уже проблемы его подчиненных.

В служебных состязаниях и кадровых «конкурсах» как в японском сумо. Чаще всего побеждает тот, кто имеет больший вес. Еще чаще — большой вес того, кто стоит за этим выдвижением.

Не один начальник недоволен своими подчиненными. Но и подчиненные им — тоже! У больших начальников — большие проблемы.

Большой начальник — сам большая проблема. Для начальников поменьше.

У некоторых начальников может быть особая анатомия тела. Если исходить из их выражений наподобие: зачем мне ваш геморрой на мою голову?

Каждый «перец местного значения» считает себя, как минимум, Перцем де Куэльяром. (Был такой Генеральный секретарь ООН.)

Комплексы бывают не только на корабле (оружия, навигационные и т.д.), но и те,. которые мы носим в себе, отравляя стрессами жизнь и себе, и окружающим.

Если скромность некоторых людей долго не замечают — они начинают говорить об этом окружающим.

Служебная карьера подобна гонке: к освободившемуся месту на пьедестале рвутся несколько претендентов. Если вы дальновидно и удачно «поставили» на победителя, например, помогли ему в силу своих возможностей, то это еще не значит, что он вас не «лягнет», оказавшись впереди. На всякий случай необходимо помнить, что, участвуете ли вы сами в гонке, или нет, вырвавшаяся вперед лошадь лягается, а отставшая — кусается.

Мелким обидам придают большое значение только мелкие люди.

Мелкая месть — сладкий бальзам для маленького сердца.

Мелкий человек чаще других организует крупные гадости.

Самая высокая волна поднимается именно на мелком месте.

Всякая неудача выглядит более мрачно на фоне удачи других, особенно у «друзей- соперников».

Плохим слухам легче верится.

В угрозы начальника — тоже, во всяком случае, больше, чем в реальность его помощи.

Нельзя упростить службу самому себе, не усложнив ее окружающим.

Слухи о неблаговидных поступках большого начальника сразу воспринимаются «на веру» и, попав на «благодатную почву», начинают разрастаться.

Начальник устраняет свои ошибки, не жалея сил ... подчиненных.

Говорят, опыт не купишь. Однако можно накопить и опыт безопасного безделья и имитации бурной деятельности, и поиска неотразимых оправданий.

Призывая способных и даже талантливых быть скромнее, мы помогаем более серым и еще более наглым быстрее достичь и даже превзойти свой уровень некомпетентности (на основе принципа Питера).

Приглашение почетного гостя — это демонстрация социальной значимости хозяина - перед остальными гостями.

Большинство посетителей больших банкетов говорят, что их буквально тошнит от этих официозов. Тем не менее, все же ходят, так или иначе компенсируя себе ущерб «за вредность».

Культурная программа для шефов и гостей считается выполненной, когда они доведены до некультурного состояния.

Отсутствие у начальника с персональным автомобилем привычки ходить пешком при- водит к появлению свидетеля его мелких грешков при неизбежных «расслаблениях».

Резво восходящему по служебной лестнице, как правило, плевать, что о нем думают нижестоящие. Он о них думает еще хуже, потому что видит только тех, кто сверху, а вниз смотреть некогда, наступить на руки могут только сверху.

Если вы находитесь на подъеме карьеры, не обольщайтесь количеством друзей и товарищей вокруг вас.

Нужные люди — это нужные вам люди. Насколько вы нужны им? Дорога с односторонним движением не может быть длинной, и в конце ее, как известно, стоит грустный знак — «кирпич».

Дороговизна подарка демонстрирует не столько ширину души дарителя, сколько степень практической заинтересованности в получателе.

Истинное количество друзей вы узнаете только после того, как попадете в опалу или отойдете от дел и перестанете управлять какой-нибудь кормушкой.

Лень — это перманентное состояние души непризнанного гения. Лень — скрытый мотив любой рационализации в работе.

Лень — это удовольствие. И как всякое удовольствие на службе — обходится достаточно дорого... в конечном счете, ничто так дорого не обходится, как восстановление всего того, что утрачено вследствие лени.

Чаще всего люди списывают свои собственные неудачи за счет лени, чьей-то предвзятости и никогда — из-за недостатка интеллектуальных способностей у самого себя.

Когда жизнь предоставляет несколько возможностей, то просто нет времени всех их использовать.

Человек с завышенным самомнением не признается, что у него нет мозгов. Он с гордостью скажет, что просто ими не пользуется.

Все свои великие дела, начало борьбы со своими вредными привычками лентяй откладывает на следующий год или понедельник. Все остальные люди, впрочем, тоже!

Субординация — вынужденная необходимость скрывать свои эмоции и мысли, даже свое истинное лицо в присутствии старших, а воспитанность — и еще и в присутствии младших.

Воспитанность — умение загнать своего собственного зверя в клетку норм поведения в окружающего вас общества. Нормы — это то, что каждый стремится нарушить, если он уверен, что его никто не видит или не слышит.

Каждый участвующий в «съедении» своего товарища даже против своей воли, в будущем сам имеет шансы познакомиться с этим процессом «пищеварения» изнутри.

Организатор интриг сам видит их вокруг себя даже тогда, когда их вовсе нет. В конце концов, он сам становится жертвой более удачливого интригана.

Интриган окружен врагами. Но сами они, как правило, об этом и не подозревают.

Искушенный в интригах человек всегда видит в словах, поступках и поведении других людей второй и даже третий смысл, о чем те даже и не догадываются.

Рядом чей-то фаворит — думай, блин, что говоришь! Лесть, которую неприлично сказать начальнику прямо, просто говорят при его фаворите. Лучший способ не проболтаться о секрете — ничего о нем не знать!

Нет ничего проще, чем убедить любого в необходимости введения для него персонально дополнительных льгот за его особые заслуги.

Борьбу за собственные привилегии и льготы начинают борьбой за привилегии ближайших вышестоящих руководителей.

Мало иметь гласные и негласные льготы, надо еще ими хвастаться, чтобы вызвать зависть и ее более существенные производные — мелкие гадости и сообщения «куда следует». Когда вы начнете получать эти неприятности, то можете гордиться, вам точно завидуют.

Меньше всего мы склонны прощать окружающим наши собственные ошибки.

Чтобы читать другим нравоучения и втолковывать им нормы морали, необязательно их соблюдать. Надо просто занимать более высокое служебное положение по сравнению с обучаемыми.

 

О демократии: что немцу — здорово, то у русских — цирк!

Пороки и грехи — это у противников и конкурентов. У нас и наших друзей — слабости и грешки.

Общественная мораль — это то, что заставляет нас подавлять некоторые наши сокровенные желания.

Когда мы все-таки делаем что-то, что не отвечает нашей морали, мы сваливаем вину на время. «А что делать? Время такое!»

Если вам что-то внутренне мешает извиниться перед несправедливо обиженным «вгорячах» подчиненным и даже перед женщиной, значит, вы стали начальником не только по форме, но и по содержанию. Но этом случае называть за глаза вас будут как-то по- другому.

Одностороннее начальственное «тыканье», которое якобы должно свидетельствовать о то-

варищеских отношениях, прежде всего свидетельствует о снисходительном и даже пренебрежительном отношении к подчиненным и плохом личном и служебном воспитании.

Иной раз складывается такое впечатление, что человек добивался высокого служебного . положения, чтобы иметь возможность безнаказанно хамить свысока.

Диктаторский стиль управления, хамство и пренебрежение человеческим достоинством . подчиненных вполне годятся, если руководитель уверен, что в критической ситуации ему никогда не придется стоять к ним спиной.

С правдой надо поступать очень осторожно. Ратуя, на словах, за правду, мы часто называем «правдоискателей» — склочниками, а повторяющих нам грустную правду — занудами.

Клевету отвергают, ложь высмеивают, а вот за разглашенную правду — преследуют и мстят.

От шутки больно только тому, в кого ею точно попали! И именно по больному месту. Поэтому он и громче всех кричит на шутника. Или тихо-тихо готовит ему ответную «бяку».

Комплименты — это то, что нам всем нравится. Кто бы их нам и по какому бы случаю ни; говорил. Комплиментов никогда не бывает много.

Выступившего против нехороших поступков и других злоупотреблений начальника, как правило, поддерживает большинство членов коллектива, но — больше морально и чаще — про себя. Потом все сочувствуют тому, что останется от «правдоискателя» и интересуются его психическим здоровьем.

Памятники Дон Кихотам ставят только после их смерти. С большим облегчением, придавливая их могилы, чем-нибудь потяжелее. На всякий случай.

Если деятель оправдывает свои действия высокими мотивами патриотизма и заботой об общем деле, но кричит и брызжет слюной, когда слышит предположения и прозрачные намеки на более приземленные причины личной материальной заинтересованности — это значит, что кто-то угадал в самую десятку!

Политика — это комплекс ярких и нереальных идей, красивых несбыточных обещаний и других способов убедить массы легковерных людей удовлетворить честолюбивые амбиции и растущие бытовые потребности, решить экономические проблемы политиков и их приближенных.

Меньше всех страдает от экономических, политических и военных кризисов тот, по чьей вине это случается.

            Нельзя все конфликты решать только кулаками! Мы же цивилизованные и культурные люди! Ведь есть же у нас высокоточное ракетное оружие!» — из выступления депутата Государственной думы. (Каюсь, не записал его фамилию. Прим. авт.)

Новые политические течения — это ширма, за которой прячутся «знакомые все лица». Политики придумывают и утверждают правила для нас и исключения из них — для себя.

Реализовав свои честолюбивые замыслы, политик, заняв официальный пост, сразу же начинает борьбу за повышение благосостояния и улучшение трудоустройства своих... собственных близких и друзей.

Выбирая, трудно угодить в «золотую середину». Кто и когда видел много золота на пути? Поэтому, как ни выбирай, все равно «шарахнет» в крайность. А там выясняется, что опять попали в ..., короче, совсем не в золото. Зато обеими ногами сразу.

Нельзя удовлетворить требования оппозиции, но можно прикормить ее лидеров. Настоящих политиков отличает умение врать так, что они сами начинают верить себе. Интересно, что в мировой истории не было ни одного министерства нападения, всегда

только «обороны». Тем не менее, на нашей старушке-Земле редкий месяц одна страна не нападала на другую. Кто же планировал эти процессы?

Если бы психопатов не пускали в политику, а для выдвижения на выборы в органы власти нужно было бы заключение психиатра, то кто же тогда вел бы нас по пути социально-экономического прогресса в светлое будущее?

Не всем дано быть вождями, нужны еще и те, кто бы говорил им, куда вести свои массы. Первый из политиков, начавший «мутить воду», выходит из нее сухим. С парой приличных

рыбин в карманах.

Если народ превращается в толпу и начинает кого-то упорно величать вождем, значит, скоро пойдет громить соседнее племя, или, на худой конец, выяснять у себя в пещере среди своих соплеменников, куда девался совместно забитый мамонт. По традиции, многих при этом тоже забьют. Как в добром старом каменном веке!

Действия и поведение политиков настойчиво прививают нормальным людям стойкое от- вращение к политике. Потом, проигнорировав очередные выборы, все дружно удивляются, как и кто нами правит.

Навязчивость агитаторов за выборы их кандидатов приводит к обратным результатам.

Прогнозы итогов выборов делаются на научной основе. Но без учета погоды в день выборов, тяжести субботнего злоупотребления зеленым змием, а также наличия киосков с пивом по пути к избирательным участкам, которые могут существенно повлиять на тонус его настроения, и луж, в которые избирателя угораздит вляпаться.

Решения, подготовленные опытным военным (силовиком), будут приняты единогласно любым Советом. По команде «Руки вверх!».

Если политик не выражает чьи-то конкретные экономические интересы — это значит, что журналисты искали плохо или совсем не там.

Полупустые головы являются лучшей тарой для разных политических лозунгов.

Как только нам разрешается делать то, что раньше запрещалось, так тут же это теряет для нас всякий интерес.

Экстремистские идейки легче и лучше всего умещаются в пустых головах. Но на этом наживаются люди с пустыми душами.

Радикализм — попытка громко заявить о самом себе лично на фоне разрушения якобы консервативного уклада, не задумываясь о последствиях для других.

Политические блоки — временные объединения людей, втайне мечтающих обмануть друг друга, в целях достижения собственных целей. Как только вопрос о том, кому же, все-таки, быть первым, становится актуальным и выходит в практическую плоскость, блоки из «братских» партий и движений сыпятся, как карточные домики.

Идеологи — это те люди, которые умеют превращать слова в набор материальных благ для себя и своего окружения.

Когда вместе с ярким политиком к власти приходит группа людей, которые несут свои идеи управления — это его команда, а если они стараются что-то урвать для себя — так это стая!

Самые яркие обличители грязной политики — это те, кого грубо и насильно вышвырнули из этой грязи более сильные. Или вообще даже не дают, как следует, «испачкаться». Эти относятся к категории самых ярых и самых обиженных.

ОЖУДА ЧТО ПОШЛО?

И НА ФЛОТЕ, И НЕ ТОЛЬКО

Самым первым заместителем начальника, сосланным на периферию за наличие собственного мнения и попытку проведения самостоятельной политики, был Дьявол.

Если бы Дьявол был бы все же лучшим и удачливым организатором интриг и заговоров, то он бы звался Господом Богом.

Bоенно-морской вариант заповеди: если вас кто-либо ударил по левой щеке, то сверните тому правую на затылок, иначе вам сразу же сядут на шею.

0 «Заповедях» можно спорить, но то, что их всего только десять — уже внушает уважение к разработчику. Сравните-ка с любым другим кодексом! И «Комментариями» к нему... Или с нашими Уставами...

Трудно не нарушать статьи целых пяти уставов, когда знаешь, что на каждом шагу нарушают даже всего десять божьих заповедей!

Вывод: сколько и каких заповедей, запретов, кодексов ни создавай, найдется достаточное количество людей, которые сочтут их игнорирование прямо-таки делом своей чести. А безопасное их преодоление — своей профессией. Или хотя бы хобби.

Только с женщиной можно нарушить все десять заповедей сразу!

Любознательность — изобретенный Богом двигатель цивилизации, который предполагает стремление к личному опробованию всех предлагаемых искушений, а не их постоянное избежание. Несмотря на то, что за историю человечества это качество могло надоесть Творцу, кое-кто из любопытных и любознательных все же выживал. Иначе бы человечество не изобрело термоядерное оружие и его средства доставки, другие средства общевидового самоубийства в конце концов!

В этом мире зло попадается на каждом шагу — наверное, для того, чтобы добру не приходилось долго искать, чего бы победить.

Грех всегда имеет больше стимулов, чем праведное житие. За моральным барьером к совершению греха всегда стоит какое-то материальное или эмоциональное вознаграждение.

Когда хочется согрешить, вспоминаешь целую серию разных великих грешников, но стараешься

вытеснить из памяти праведников. Чтобы совесть от их света не проснулась.

Под сиянием нимба передовика и отличника не всегда сразу различишь пробивающиеся рожки. Процесс раздувания этого самого нимба провоцирует рост этих самых рожек.

Приветливость многого стоит, но ничего не значит. Господь Бог и Дьявол, наверное, тоже здороваются и интересуются делами друг друга каждое утро, приходя на службу.

Когда Господь Бог узнал, что его эксперимент с Адамом и Евой в раю провалился по вине Дьявола, он сказал то, что в литературном переводе звучало как: «Плодитесь и размножайтесь!» То же самое, но другими словами, кричит старпом, когда, например, швартовщики не могут попасть три раза подряд бросательным концом на причал.

«Прости им, Господи, они не ведают, что творят!» — воскликнул командир радиотехнической службы, наблюдая, как его подчиненные подключают и устанавливают умный импортный прибор, к которому прилагались описание и инструкция на японском языке.

Где-то там же было сказано с целью как следует напугать Адама, что хлеб свой он будет добывать в поте лица своего. К тому же предполагается, что именно труд сделал из обезьяны чело- века. Наверное, это правда, потому что только угрозой подневольного дополнительного труда его удается удержать в этих рамках, не давая одним развиться в «сверхчеловека», а другим— вернуться назад к предкам, на деревья.

Бог сотворил человека в субботу. А потом все ученые долго спорили, почему у «венца творения природы» столько недостатков. И было бы о чем! Кому и когда удавалось создать что-нибудь приличное в парко-хозяйственный день?

Ни один дурак не попадает на флот без Божьего на то дозволения! Только с Божьего дозволения редкий самодур может стать именно вашим начальником!

Если командир корабля — Бог, то атеистов тем больше, чем крепче корабль привязан к причалу.

Свобода выбора, обязательное условие любой религии, подразумевает абсолютно самостоятельный выбор верующим неприятностей для себя. Все после этого жалеют. Одни о том, что их выбрали и они кое-что совершили, а другие — о том, что не выбрали и не совершили.

На склоне лет с тоской думают о грехах молодости. Особенно о тех, которых было совершено до обидного мало, а совершить новые уже нет никакой физической возможности.

Излюбленный прием — искреннее раскаяние после целой цепи «крутых» грехов. Он позволяет уверенно выйти на новый виток карьеры, годится для святых и высоких политиков. На флоте это не проходит.

Правая рука не ведает, что творит левая — инструкция силам по скрытому управлению и запутыванию обстановки.

Когда учеников и последователей становится слишком много, пророку проще сотворить чудо, чем объяснить этой толпе, что чудес не бывает!

Попытки разобраться в чудесах с позиций материализма почти всегда приводили к разборке любопытных на составные части толпой поклонников, подогретых не только чудесами, но и чудотворными напитками.

Священник — это рекламный агент царства небесного, который не только не может показать «товар лицом» даже издали, но и сам его не видел, а знает только по старым проспектам и буклетам. Тем не менее он умудряется жить всю свою жизнь на проценты с этих продаж. И очень неплохо!

Служители божьи — самые ярые разоблачители всех современных чудес с позиций воинствующего материализма. Наверное, им лучше других известно, что все чудеса творятся шарлатанами. А других просто не бывает. Лимит на них на Земле кончился.

С развитием психиатрии количество пророков на свободе явно сократилось.

Пророки могут и сегодня вещать нам истину. Но кто же их теперь выпустит из психиатрички?

Модернизируя самца большой обезьяны, Господь Бог назвал его Адамом и поставил на него ненадежные контрольные приборы и часто «залипающую» систему аварийной защиты, да и загрузил его хоть и «сбойными», но саморазвивающимися программами. В чем теперь и раскаивается. Если уже не махнул на нас рукой, конечно.

Бог внушил Дарвину теорию происхождения человека от обезьяны, когда понял, что с человечеством что-то пошло не так. Что бы кто чего плохое о нем самом не подумал.

Обезьяна как базовая модель для человека вполне подошла, а вот для женщины — нет. Получилось настолько ужасно, что Создатель ее напрочь ликвидировал и взял за основу Адама. Получилось несколько лучше...

Известно, что Ева — второй вариант женщины, созданной Богом. Можно только представить себе, что бы мы делали с первым вариантом. Или что бы она с нами делала...

Ликвидировав этот первый опытный экземпляр, Творец, очевидно, применил при создании Евы типовые конструкционные блоки не только от Адама, но и от неудачной модели, в которых остались ее метастазы. Иначе почему дочери Евы так здорово смахивают на Лилит не только внутренне, но, бывает, и внешне?

Имея хотя бы небольшой опыт общения с женщинами, понимаешь; насколько несостоятельна библейская версия о коварном Змии, — скорее всего, сама Ева спровоцировала его на эту авантюру с запретным плодом, так как ей достаточно поднадоел благополучный, но скучноватый рай. Как всегда, начальство толком не разобралось. И в итоге Ева получила все, что хотела — мужчину, самостоятельность, приключения на земле, и, кстати, запретный плод в придачу. Бедняга же Дьявол «загремел» в провинцию на должность «с меньшим объемом работы», возглавив организацию, пользующуюся дурной славой, на века обзавелся ужасной репутацией и потерял доверие у Бога. Адама тоже «поперли» из рая, оторвав от вкусной и обильной еды и отдыха под деревьями и заставили работать «в поте лица». Выиграла же опять только женщина. Многие из нас знают такие история из реальной жизни, имевшие место а жизни наших знакомых, но не такие значимые для всего человечества. Поэтому, по данным многолетней статистики, у женщин выше живучесть и средняя продолжительность жизни. Дьявол вовсе не спешит встречаться с ними! Попробуйте теперь сказать, что в Библии написаны одни фантастические мифы!

Примечание: все-таки Господу надо было объявить запретным сразу Змея! Поели бы Адам с Евой змеиного супчика, и больше никаких проблем! (Замполит БПК который, действительно, знал людей.)

Если бы у Дьявола не вышло с яблоком и машина цивилизации тогда бы не запустилась, то Богу бы пришлось это сделать самому. Но Дьявол бы тогда схлопотал от него «НСС» (неполное служебное соответствие) и лишился всех премий и служебных перспектив за отсутствие инициативы и сообразительности!

Следствие: когда общественное положение и забота о собственной репутации не позволяют самому «пачкать руки» сомнительным поступком, тогда надо поискать Дьявола в своем окружении.

Старпом, как и Дьявол, никому зла не желает! Но работа такая, черт ее подери...

Полбеды, если Дьявол — это падший ангел, но хуже, если это очертеневший в карьеризме человек!

Когда черту пора пошутить с чем-нибудь на благо общего дела, Бог делает вид, что спит! Когда Бог спит, омут перестает быть тихим!

Когда мы чего-то даже не собираемся делать, мы поручаем это Богу. Например, когда говорим «Бог подаст — это означает «Фиг ты от нас чего получишь!», а если мы кому-то говорим «Бог простит — это означает «Ну ты у нас дождешься!», а также то, что мы собираемся, как следует, отомстить при случае. «Бог знает!» — означает только то, что если мы что-то и знаем по этому вопросу, то, во всяком случае, с вопрошающим делиться информацией не собираемся.

Встречаясь в период боевой службы на подводной лодке с одними и теми же людьми, даже не просто из состава экипажа, а только своей боевой смены, да еще и на фоне «одних и тех же декораций», в голову приходит навязчивая мысль о том, что на самом деле Каин убил Авеля за старый анекдот или «жизненную историю», рассказанную тем несколько раз одному и тому же слушателю. Потому что с выбором слушателей у него было еще хуже, чем в прочном корпусе.

Всякой твари — по паре! Принцип комплектования штатов на Ноевом ковчеге. И не только- так же комплектуется и корабль, отправляющийся в море. Только уже по тройке — по одному на смену вахты.

Ревновать своих мужиков первым дочерям Евы было не к кому, возвращаться «на рогах» за полночь под огонь критики своей половины мужьям было неоткуда. И только поэтому женщина не возглавила список убитых в мировой истории!

«Ноев ковчег» — первый в мире корабль, отправленный в море без четко сформулирован- ной задачи, без карт, навигационного обеспечения, связи и предварительной прокладки. Зато в точно установленный командованием срок. Таким образом, был создан прецедент в истории флота...

Рай и ад — две первые конкурирующие фирмы, которые и изобрели все формы и приемы конкурентной борьбы.

Рай и ад — это как дорогой санаторий и тюрьма. Часто стремясь отдохнуть в дорогом сана- тории можно заслужить «отдых» в тюрьме. Рай — это санаторий строгого режима.

Ад — это структура, где соблюдение норм морали и требований Устава строго преследуется в уголовном и административном порядке.

При здравом рассуждении всякий моряк сразу предвидит, что в раю наверняка больше всяких ограничений и запретов, чем в аду.

Ад — это что-то вроде ремонтного экипажа корабля, комплектуется страшными или систематическими грешниками. Только наказывают и мучают всем этим не их, а офицеров. Опыт корабельной службы навязчиво навевает такие мысли. Никто не слышал, чтобы черти тоже были очень довольны своей работой.

Что такое рай и ад? Как вам сказать, ад — это как последняя неделя перед выходом на боевую службу, а рай — это как первая неделя отпуска после нее.

Бог во всех известных священных книгах указал прямой путь в рай царства небесного. Но все почему-то пытаются найти какие-то обходные пути или стремятся въехать туда прямо

в вагоне СВ.

Дьявол и его подручные, согласно штатному расписанию и обязанностям, вынуждены круглосуточно возиться с пьяницами, хулиганами и психопатами. И у них же есть категории клиентов и значительно хуже! Если же еще и учесть, что это им приходится делать каждый день и на протяжении целой вечности... Поневоле озвереешь, запьешь горькую и станешь похож на черта! Поэтому, прослужив достаточно на корабле, офицер готов вполне понять персонал ада!

Попав в ад, офицер флота вряд ли особенно удивится. Во всяком случае, окружение и руководители будут ощущаться вполне привычно.

Даже в аду нет равенства с начальниками! Говорят, кому много было дано, с того много и спросится.

Рационализм — безусловно, от дьявола. Потому что под все подлости совершившие их люди пытаются подвести рациональную логическую базу.

Армагеддон, конец света, страшный суд — это библейская версия «планово-внезапной» инспекторской проверки очень-очень высокой инстанцией, с ожидаемыми решительными «оргвыводами», когда очень надеешься, что ее или отменят, или отложат, или ее пронесет мимо, куда-нибудь к соседям.

Кадровая проблема — главная проблема любой бюрократической, политической и т.д. структуры. Проблема подбора кадров — всегда проблема. Сам Бог выбрал себе в ближайшее окружение Дьявола, а Христос — Иуду. Вероятность нашей ошибки еще выше.

В наше время учителей, друзей и соратников никто не продаст. За тридцать сребреников... Разве только за «длинные» доллары!

Ищите и обрящете. Вот некоторые и ищут, что можно обрести из того, что не очень хорошо лежит на корабле или в части, и унести все это домой или в свой гараж. Предварительно найдя также, какой выход плохо охраняется.

Принципиальная разница между пророком и командиром: если пророка не поняли и не приняли, его постигали суровые испытания и кары. Всем тем, кто не принял или не понял нового командира, он сам в состоянии организовать и кары, и суровые испытания.

Вера помогает избегать аморальных и бесчеловечных поступков, а ее отсутствие — трезво оценивать обстановку и принимать решения и действовать адекватно сложившейся ситуации. И с выгодой для себя.

Всемирный потоп — первая удачная попытка спрятать концы проваленного дела в буквальном смысле в воду и начать все сначала! В наше время под воду спрятали тоже всего достаточно.

Чтобы обратить свою жену в «соляной столб», библейскому Лоту нельзя было придумать ничего верней, чем строго запретить ей оборачиваться для обзора происходящего за спиной катаклизма, пригрозив ей этим превращением.

Молитва привлекает уже тем, что вы точно не услышите в ответ на ваши просьбы: «Зайдите как-нибудь на неделе!» сквозь подавляемые зевания. Кроме того, чтобы изложить свою просьбу Богу, не надо записываться у его секретаря и стоять в очереди.

Когда вы слышите, что ваш матрос молится, разговаривая с Богом, вы благосклонно киваете. Когда же он говорит, что Бог сам беседует с ним, вы подпрыгиваете и тащите его к психиатру. Самое же в этом интересное то, что священники поступают точно так же.

Искренность молитв «верующих эпизодически» прямо пропорциональна безнадежности ситуации. Например, прямо пропорционально силе шторма и качеству и исправности двигателей и водоотливных средств. У неверующих — то же.

Бог лучше слышит молитвы тех, кто лучше подготовился к действиям и предусмотрел все возможные изменения обстановки и все вероятные изменения хода событий. И даже принял превентивные меры. Удача — это организованная случайность.

Бог сотворил наш мир за семь дней. Можно спорить о совершенстве его создания, но тем не менее он не мобилизовал своих подчиненных на устранение недостатков, а объявил им выходной, справедливо полагая, что на это вполне хватит и последующих рабочих дней.

Примечание на полях: «1. Проверять его было некому! 2 До сих пор  у него не дошли руки до этих недостатков, а Землю ставить на капремонт  уже пора! Подпись: СПК П-ов .

Даже церковные праздники подвергают верующих искушению грехом злоупотребления вином. А уж неверующие сами рады натолкнуться на известие о таком празднике как о благородном и неотразимом поводе при желании «злоупотребить».

Дьявол выглядит так ужасно в наших глазах потому, что Библию создавали средства массовой информации под главной редакцией Бога.

Наше мнение о дьяволе не улучшается, так как ему никак не дают издать свои мемуары. Манна небесная — это всего лишь считавшиеся давно списанными продукты из обнаруженного лично Моисеем в личном гараже одного из воровато-запасливых начпродов во время исхода еврейского народа.

Накормить толпу пятью хлебами... Продовольственники тоже часто проделывают это, используя пять условных хлебов вместо, к примеру, семи положенных. Остальные — про запас!

Судя по повадкам, Фома Неверный до встречи с Учителем долго имел дело с молодыми матросами-симулянтами.

Листая Библию, приходишь к мнению, что все в этом мире уже было. Соломоново «Bce пройдет очень точно переводится на флотский язык как «А пошло оно все, а «И это пройдет как «И это вместе с ним, да еще дальше!». Если бы начальники знали, сколько у нас последователей Соломона в этом варианте!

Святой — на нашем сленге что-то вроде ругательства. Когда человек не понимает или делает вид, что не понимает, что от него требуется на самом деле вопреки существующим официальным нормам законов, инструкций и... даже морали «для пользы общего дела...»

Святые рождаются для того, чтобы всех остальных мучила совесть. Тех, у кого она есть, по крайней мере. И кто ею иногда, хоть изредка, пользуется.

Ну, определенно, невозможно придумать ничего нового в этом мире!

 

 

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ВЗРЫВ,

ИЛИ 8 МИНУТ, НЕ ПОВТОРЯЯСЬ

Ненормативная лексика, непечатные выражения, мат и т.д. — разные названия одного некрасивого, но неизбежного на флоте явления.

Соболевский боцман ругался 8 минут, не повторяясь, наши офицеры и мичманы повторяются 8 раз в минуту, т.к. кроме вариаций из известных трех слов по простоте душевной ничего придумать не могут.

Флотская ненормативная лексика — это комплекс непечатных выражений, предназначенных для управления кораблем, частью и соединением.

Для передачи эмоций начальника к ушам достаточно удаленных от него подчиненных разработано специальное устройство под названием «матюгальник», которое позволяет делать это без выхода в открытый эфир. Каким образом это происходит, вытекает из самого названия.

Оно служит весомым дополнением к различным сводам «командных слов» и «эволюционных сигналов», способствует повышению скорости исполнения команд и приказаний и пресекает всякие сомнения в необходимости немедленных действий по их реализации.

Говорят, что есть секретные наставления: «Командные слова и комментарии к ним», а секретные — именно комментарии. Потому что они непечатные. Также эти выражения применяются для упрощенного общения и преодоления задумчивости собеседников и подчиненных.

Когда мы кого-то обкладываем многоэтажными конструкциями из-за своей административной слабости или бессилия, мы чувствуем себя все же достаточно цивилизованными людьми, так сказать, вершиной эволюционной и исторической лестницы. Ну кто и когда видел возбужденно матерящуюся обезьяну? Она бы в этих случаях дралась и бросалась камнями...

Применение «малопочтенных слов» (по Л.Соболеву) демонстрирует: а) степень разгневанности начальника и Утраты им контроля над собой; б) степень обиды подчиненного; в) степень готовности военнослужащего отстаивать свои попранные права.

Она же (ненормативная лексика) применяется при обсуждении полученных малопонятных и неудачных, с точки зрения исполнителя, распоряжений сверху. При отсутствии авторов выше- названных команд и документов.

Непечатные слова — они потому и непечатные, что могут выразить всю гамму ваших эмоций в доступной для всеобщего понимания форме, причем в самый нужный момент. Напечатанные же потом, все они выглядят как-то нелепо.

Грамотное использование непечатных слов способствует сокращению времени, затрачиваемого на проведение докладов, совещаний и разборов. Поэтому присутствие на этих мероприятиях женщин увеличивает их продолжительность на 10-15%, т.к. начальник и выступающие вынуждены заменять такие знакомые и родные слова на менее энергичные, но более литературные. Все это требует большого напряжения чувства самоконтроля.

Говорят, чтобы научиться материться по-настоящему, сначала надо пару раз швартоваться в незнакомой базе при отжимном ветре и с помощью буксира с пьяным капитаном.

Ненормативная лексика — это то, во что облекаются чувства и эмоции, когда заканчиваются обычные слова. Например, при попытке адекватно отреагировать на интересную ситуацию.

Объяснение несдержанности: слов нет, одни чувства остались...

Когда некоторые штатские, иронизируя, называют все это «командирским языком», они просто завидуют нам, стыдясь бедности и однообразности вербального выражения своих чувств. Ну, допустим, при ударе молотком по собственным пальцам или после падения в забытую строителями канаву.

Кто поверит, что, получив среди ночи дурацкое, по его мнению, приказание, офицер сказал: «Зачем мне это нужно?». То есть по смыслу, наверное, так и было, но звучало это явно как-то иначе...

Когда в горячий момент не знают, что лучше — молиться или материться, то одни комбинируют, а на флоте чаще считают, что мудрее, все-таки, второе...

Мы себе льстим, считая, что слишком много материмся в своих каютах. Мы просто не слышим, что говорят народные избранники, когда уходят на перерыв между заседаниями в свои кулуары...

Энергичные выражения, по всей видимости, в физическом смысле легче остальных. Почему? Да потому, что когда чувства вскипают, то эти слова первыми подскакивают к вашему языку.

По субботам, когда женщины-служащие на службу не ходят, офицерам штабов и управлений наконец-то можно поговорить между собой по-человечески и без оглядки.

Прекрасная половина человечества тоже может прекрасно материться, но они больше скрывают от нас свое умение, чем мы от них. Иногда...

Подсчитано, что ходовое выражение про чью-то мать отражает 9 эмоций в диапазоне от возмущения и негодования до восхищения и радости (и это еще не все!) и заменяет еще 392 слова.

Это же выражение увеличивает силы группы моряков, тянуще-толкающих что-нибудь большое и тяжелое, в два раза больше, чем известная «Эх, дубинушка, ухнем!».

Активное применение энергичных выражений существенно повышает эффективность усилий, прикладываемых моряками при откручивании гаек и перемещении тяжестей, а также повышает вероятность успеха этих действий.

«Без мичмана и матрос — сирота! Он растет сам, как полынь, и некому его уматерить». (Из выступления на совещании старшин КОМАНД по обмену опытом.)

Только на флоте умеют ругаться с особым убийственным юмором — совмещая несовместимости мое и сталкивая противоположные понятия, не стремясь кого-то конкретно смертельно обидеть.

Для выражения эмоций и повышения уровня настроения окружающих вполне подходят и измененные в определенном стиле этой главы тексты надоевших реклам, и слегка подправленные фамилии политических деятелей всех времен и всего мира.

Характеристики людей, высказанные «в сердцах» непечатными словами, часто точнее и правдивей отражают весь комплекс проблем конкретной человеческой личности, чем все другие виды аттестаций.

Устройство любой материальной части лихо объясняется каким-нибудь мичманом или офицером в вариациях 3-х известных слов, заменяющих техническую спецификацию на 3 листах.

Разговорный военно-морской язык (на уровне общения между офицерами) представляет собой невероятный коктейль из научной терминологии, специфического сленга и отборного мата.

Мат на флоте долго и уверенно служит для преодоления межкультурных и межтерминологический различий словарного запаса собеседников при поиске общего решения проблемы.

Если по соображениям дипломатии или другим этическим резонам материться нельзя, то взаимопонимание достигается хуже и значительно позже, чем с применением всех известных слов и их комбинаций.

Корабельная палуба подобна шахматной доске — что ни шаг, то мат. На швартовках матерились бы даже ангелы.

Закон предела: куда бы тебя с ходового или центрального ни послали — все равно дальше концевого отсека не уйдешь!

Никакое воспитание, образование, религиозность, происхождение, убеждения или предубеждения не помешают любому человеку, попавшему на корабль, в кратчайший срок освоить этот самый комплекс и виртуозно использовать его на практике.

«Военно-морской матерный» язык курсанты училищ осваивают факультативно еще на 1 курсе.

Вступившему на палубу корабля лейтенанту проще освоить и активно применять лексику подчиненных, чем бороться с нехорошими ее проявлениями.

Употребление мата для связки слов способствует выигрышу времени для продумывания дальнейшего хода разговора или поиску выхода из тупиковых ситуаций.

Насыщенность речи сверхэнергичными выражениями повышается с усилением общего накала обстановки в целях сокращения времени реакции подчиненных на получаемые команды...

Сверхэнергичные выражения, произнесенные до или после команды или приказания, игра- ют роль «разрешающего пароля» и автоматически устраняют сомнения в необходимости и экстренных сроках выполнения команды.

При закрытии района стрельб и общении с неумеренно любопытными иностранными суда- ми-нарушителями на известном канапе УКВ после вызова их на английском обычно следует перечисление целого ряда типично русских направлений, куда бы им всем было бы неплохо сходить в полном составе.

Их капитаны, как правило, это понимают без особого труда. Правда, они идут не туда, куда были посланы, но зато за пределы района.

В «горячие минуты» в море отцы-командиры покрывают самым плотным слоем мата с переменным успехом связиста или механика. Значительно чаще, чем других подчиненных, вместе взятых.

Начальник часто заканчивает свое пламенное выступление фразой: «Ну вот, опять вы меня довели до грязного мата!».

Начальник обладает не то, чтобы большей свободой слова, но свободой особенно не выбирать выражения.

Если офицер в обычных условиях не употребляет этих слов, это еще не означает, что, постаравшись, подчиненные не смогут довести его до применения всех своих теоретических познаний и практических навыков в этой области.

Взаимный обмен такими выражениями между офицерами и их подчиненными в повседневных ситуациях уверенно показывает, что на корабле есть проблемы с субординацией и управляемостью экипажа.

Удар головой о плафон или маховик клапана в отсеке полностью освобождает ваш язык от комплекса воспитанности и приобретенной культуры. И даже от врожденной...

Выражения, намекающие на «нестандартную» сексуальную ориентацию начальника, означают всего лишь административно-воспитательный процесс по отношению к подчиненному, который таким же самым образом имеет свои обязанности. По крайней мере, по мнению вышеназванного начальника.

Если человек с ревом выкрикивает вслух невероятные сексуальные фантазии, он вовсе не сексуальный маньяк-извращенец. Он просто уронил домкрат себе на ногу.

В старших офицерах заложено нечто, что блокирует озвучивание своих «ярких» эмоций в матерных выражениях при детях и дамах, однако они не умеют привить это своим коллегам и подчиненным (ну, конечно, в наше время дождь был мокрее, а килограмм тяжелее).

Более того, их самих (в основном) внутренне коробит, если они сталкиваются с этим явлением за предела- ми службы и привычного круга общения.

Сознательное употребление слов ненормативной лексики при женщинах и детях — это уже признак наступающей деградации.

Плотность употребления выражений усиленной энергичности в служебных помещениях напрямую зависит от наличия в них женщин и уверенности офицеров в том, что женщины их не слышат.

Ничто не производит такого неизгладимого и несколько удручающего впечатления, как возможность послушать свою возбужденную речь, записанную скрытым микрофоном. Тог- да вы с особой ясностью понимаете, что были о своем собственном воспитании и внутренней культуре необоснованно высокого мнения.

Таким образом, матерные слова служат офицеру для выражения эмоций, связки слов и демонстрации принадлежности к военно-морскому флоту, особенно в нетрезвом состоянии. «Военно-морской матерный» язык позволяет офицеру блестяще скрыть от окружающих свое высшее образование и приличное воспитание.

 

 

О  ДАМАХ

ИЛИ БЕЗ ЖЕНЩИН ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ НА СВЕТЕ. НЕТ?

Существуют полярные мнения:

     Жениться надо хотя бы для того, чтобы иногда, приходя домой, вы могли сказать:

«Старпом — болван!» (возможны варианты), а вам искренне посочувствовали.

— Жениться надо для того, чтобы до конца понять, насколько хорошо тебе жилось до этого. Кто смотрит в завтрашний день — долго и тщательно выбирает жену, а кто в послезавтрашний — еще более тщательно ее родителей.

Выбрав «подругу жизни», сначала считаешь, что попал в магазин с новогодними подарка- ми, но, через некоторое время, понимаешь, что оказался в кладовке с граблями. Причем от- дельные товарищи «путают двери» несколько раз подряд.

Наконец, женившись, мы считаем, что уж теперь-то мы сами будем выполнять минимум рутинных домашних обязанностей. Беда только в том, что супруга, оказывается, рассчитывала на то же самое.

Все женщины могут выйти замуж, просто красивые делают это быстрей. И чаще.

После женитьбы класс привычно употребляемых сигарет и спиртных напитков неизменно понижается.

Если офицер не женился до тридцати лет — похоже, что это уже диагноз.

Выходя замуж, жена верит что муж со временем изменится и забудет свои дурные, с ее точки зрения, холостяцкие привычки. Все-таки женщины более оптимистичны и биологически предрасположены верить в химеры!

С приобретением жизненного опыта, оценивая свой жизненный выбор с высоты совместно прожитых лет, фаталист считает, что именно такую жену он и заслужил, максималист втайне думает, что вполне мог бы выбрать и кого получше, а реалист уверен, что вполне могло бы угораздить на кого-то и гораздо хуже.

Настоящая женщина ищет себе в мужья сильную личность, своего хозяина и властелина. Но такого, которым бы она смогла достаточно уверенно управлять.

Командиру категорически запрещено брать с собой в море жену! Чтобы он действительно мог чувствовать себя там «царем, богом и воинским начальником».

Не стоит с женщиной делиться скандальными новостями и служебными секретами, ибо заставить женщину удержаться от возможности поделиться с подругами свежей новостью это все равно, что пытаться заткнуть собственной, скажем так, кормой, разбушевавшийся вулкан.

Чтобы сохранить тайну, женщины объединяются. Результат почему-то получается обратный.

Если умный человек доверяет тайну женщине, значит, он хочет ее быстрой огласки и широкого распространения.

Лучше наступить голой ногой на ядовитую змею, чем, «отвешивая» комплимент женщине о ее внешности, сказать, что она выглядит на... и ляпнуть число, точно угадав ее возраст. А тем более превысить его.

Чтобы вызвать интерес у женщин, не надо быть доном Жуаном. Достаточно создать себе такую репутацию при помощи слухов.

«Бабником» чаще всего женщины называют именно того, кто лично их обделяет своим игривым вниманием и изящными домогательствами.

Обет безбрачия означает, что мужчина просто не может остановиться на какой-то одной конкретной женщине и не желает обидеть остальных, лишив их красоту своего внимания.

Однако чаще всего количество декларируемых любовных побед превосходит реальные.

У кого много реальных «достижений», тот помалкивает, потихоньку увеличивая боевой счет. Бабочки бывают и однодневки, но чаще одиночки!

Женщины строят свои ловушки для мужчин исходя из того, что «все они кобели». И оказываются правы! Причем, как в отношении тех, кто в попался в их сети, так и в отношении тех, кто вырвался из них. Чтобы тут же попасть в ловушки других.

Драконы — свирепые существа, жившие в древности и питавшиеся исключительно девственницами. В настоящее время вымерли. От голода и почти полного отсутствия кормовой базы.

Любовь зла! (суждение Осла) — самое распространенное оправдание «мелких шалостей у представителей обоих полов. А также для оправдания своей очередной ошибки при выборе.

Если вам «бес ударил в ребро» с соответствующими последствиями, то даже если ваша законная подруга жизни поймала вас с поличным (на следах губной помады, записке, нижнем белье, следах на теле и т.д.) — не признавайтесь и не кайтесь. Вас, скорее всего, простят. Может быть, даже поймут, но... вашего «подвига» никогда не забудут. И даже когда-нибудь потом, когда «бес» окончательно оставит ваши ребра в покое, вы все равно будете получать по ним от супруги. Следствие: признание вины смягчает наказание, но превращает вас в виноватого пожизненно.

Хоть и давно известно, что по своей физиологической сути между разными женщинами нет "никакой принципиальной конструктивной разницы, многие из нас пытаются убедиться в этом ' сами экспериментальным путем. Такая серия опытов у некоторых может длиться всю активную  фазу жизни. Только после утраты определенных способностей все делают вывод, что женщины действительно, одинаковы. Но только в этом смысле.

Хочется убедить подругу, что ты более страстен, чем она себе может представить.

(Трудно быть страстным любовником в присутствии собственной жены. Феликс Райчак.)

Друг мужа — это враг его жены. Если только не тайный ее любовник.

Я бы, конечно, мог поставить вопрос ребром перед женой: «Кто в доме хозяин?». Но коврик, блин, в спальне такой жесткий...

При стоянке корабля в чужой базе, бывает, что во время схода на берег так хочется быть  холостяком, что начинаешь сам в это верить. И даже как бы между прочим говорить об этом сосед по столику в ресторане.

Если вам досталась фригидная женщина, значит, вы хорошо выспитесь и не опоздаете на. корабль к подъему флага.

Если вам досталась недотрога (бывает), вы тоже выспитесь, но уже в своей каюте.

Из двух зол мы выбираем наиболее симпатичное и длинноногое. И лучше бы с квартирой для встреч.

Если, находясь в служебной командировке, вы после бурного вечернего отдыха оказываетесь в одной постели с женщиной — это еще не повод для близкого знакомства с ней.

Тем  более, избавьте своего начальника от такой перспективы.

Случайные связи могут доставить сразу два удовольствия: первое — сразу, от достижения  поставленной цели, второе — по прошествию некоторого периода. Точнее — инкубационного.

Примечание: и даже третье — при некоторых непонятных проявлениях, уже от того, что результаты анализов не подтвердили подозрений.

Развод — судьбоносное изобретение человечества. Он многим супругам позволил сохранить свои жизни, а другим позволил избежать кровавых преступлений в отношении своей половины. Иногда какие-то паршивые 12-15 лет заключения кажутся ничтожной платой за освобождение из «ада на двоих».

Если жены нет дома длительное время, не волнуйтесь, она все равно найдется. Вам просто- не может так сильно повезти!

Если ваша жена вышла к подруге на пять минут, то по крайней мере час вы ее не увидите.

Если подруга жены приобрела какую-то обновку, в ближайшее время вам придется тоже покупать что-нибудь своей супруге и во всяком случае не дешевле. Попытка увильнуть от этого обойдется еще дороже.

Если вы забыли поздравить жену с какой-то памятной датой романтического события (дня вашего знакомства, объяснения в любви, изречения вами того самого предложения, не говоря о самом дне свадьбы), то... Но уж лучше бы вам этого не делать!

Жена искренне радуется служебным успехам мужа. Теща им удивляется с той же искренностью.

Офицер флота:

Никогда не обидит женщину непреднамеренно.

Не скажет о женщине ничего плохого. Если не хочет, чтобы ей это передали. Никогда не обманет свою жену. В том, в чем она не хочет быть обманутой.

Никогда не поднимет руку на жену, даже когда она будет на это напрашиваться. (Хотя, чем он дольше с ней живет, тем чаще его мучает мысль, что все в жизни надо попробовать и начинать, наверное, когда-то все-таки надо).

Никогда не ударит женщину без повода.

Никогда не похвалит женщину в присутствии другой, если не хочет узнать о ней ничего плохого.

Не будет заводить романов на службе, так как ему их все равно припишут.

Проводя деловой разговор с женщиной, постоянно пытается удержать его в русле заданной темы. Иначе он не скоро закончится!

Не будет соблазнять женщину до тех пор, пока она на него за это не обидится.

Не будет энергично выражаться при женщине (жена не в счет), предварительно не сделав вид, что он ее не заметил.

Всегда следит за своим языком, находясь в женском обществе, и никогда не сделает замечания женщине, которая при нем матерится, рассказывает сальные истории и похабные анекдоты.

Ни за что не покажет своего испуга в присутствии женщины. Чем бы ни пытались его напугать. Бояться он будет только потом.

Изменяет своей жене исключительно только ради того, чтобы убедиться, что она  единственная, любимая и неповторимая!

Никогда не боится обещать золотые горы женщине. Все равно можно будет списать потом на то, что именно суровая морская служба помешала реализации всех его благих намерений.

Охотно пропускает женщину впереди себя. Даже к зубному врачу, на прививку, в темный подъезд и на эшафот.

Всегда встает при входе женщины (опять — жена не в счет) в помещение. Если вспоминает о том, что это надо делать джентльмену. (Чем женщина симпатичнее, тем быстрее этот тезис вспоминается.)

Настоящий офицер может говорить по-человечески, не снижая голос до шепота, только при отсутствии женщин в зоне прямой видимости.

Всегда внимательно осмотрит себя в зеркале перед тем, как идти на свидание с женщиной, и в два раза внимательнее — перед тем, как выйти от нее.

Никогда не носит на себе следов бурных ночей, он всегда найдет правдоподобное объяснение техногенного происхождения ссадин, царапин и маленьких синячков на своем теле, полученных как бы в результате своего героического труда на корабле. И даже сумеет убедить в этом жену, даже не дожидаясь, пока жена вспомнит о своей собственной причастности к этим знакам.

Офицер обязан при встрече жены из отпуска, командировки (или при прибытии невесты) приготовить цветы, шампанское, хороший обед или ужин при свечах. Все остальное она привезет с собой на десерт.

Примечание на календаре: «Не забыть вынести большинство пустых бутылок до ее приезда! Все нельзя — не поверит!»

Джентльмен — это тот офицер, который, пригласив к себе домой молодую симпатичную женщину выпить кофе, действительно, только пьет с ней кофе. Несмотря на то, что женщина о нем в этот момент думает.

Если офицер говорит, что у него красивая жена, он не хвастает, а просто имеет ввиду, что женщины бывают либо умные, либо красивые. Ему досталась красивая.

Если вам кажется, что женщина слишком увлекается косметикой, значит, вы просто никогда не видели ее не накрашенной.

На хорошенькую женщину всегда хочется произвести более хорошее впечатление. Даже в самой безнадежной (в определенном смысле) ситуации. Для нее легче подписывать заявки, справки и прочую мелочь, а также труднее отказать в чем-то значительном. Это лучше перепоручить своим подчиненным.

Если офицеру не хочется вставать при входе женщины в его кабинет, то он всегда вспоминает, что женщины всегда боролись за равные права с мужчинами. Так пусть же она считает, что хоть в этом женщины победили!

Разница между подчиненными мужчинами и женщинами старательно вытесняется воспитанными начальниками из своего сознания.

Невоспитанным начальникам еще проще — они ее и не знают.

Часто после многолетних трудов по созданию семейного уютного гнездышка супруги вдруг выясняют, что построили достаточно комфортабельный «садик» на двоих.

Приводишь молодую жену в свой дом, потом понимаешь, что он уже еще чей-то, еще позже, рассматривая совершенно другой порядок в расстановке привычных вещей, осознаешь, что этот дом скорее уже чей-то, чем твой.

Как бы вам ни увеличивали оклады, жена найдет, как уничтожить любое количество полученных вами денег.

В военных семьях часто главенствует жена, причем даже у сильных и волевых офицеров, так как выкладываясь на службе, они уже не имеют ни времени, ни сил, ни желания на выяснение вопроса «Кто в доме хозяин?».

Спорить с женой — это как бодаться с паровозом: в лучшем случае, добьешься головной боли и разогреешься от работы. Но этот самый «паровоз» с места не сдвинешь. Паровоз едет только по рельсам, и сворачивать не собирается.

Женщины любят молчаливых мужчин, они почему-то считают, что те их слушают.

Если вас долго не критикуют и не воспитывают — значит, в худшем случае, ваша жена уже вышла к подруге.

Когда после ряда лет семейной жизни вы с супругой начинаете наивно думать, что уже знаете все о неприятностях, у ваших детей начинается юность. Тогда вы начинаете понимать, как вы заблуждались!

Примету о связи женщины и появлений на корабле несчастий капитаны придумали сами еще в древние времена. Чтобы те даже не думали ходить с ними в море, не учили бы, как и куда нужно плыть, как ставить паруса и как воевать.

Чтобы никто не толкал под руку, поднимающую, по мнению женщины, лишний кубок.

Чтобы, наконец, отдохнуть от них и иметь свободный выбор развлечений, хотя бы во время захода в чужой порт после трудов праведных.

Если из гуманных соображений разрешить жене не готовить вам завтрак, то через некоторое время обед тоже придется готовить самому. И для нее тоже.

Прожив долгое время с «ангелом во плоти», как-то, в глубине души, начинаешь понимать дьявола.

С женщиной всегда можно договориться. Если не прислушиваться к тому, что она говорит.

Совместный ремонт квартиры позволяет выяснить истинный (и даже скрываемый) запас слов своей половины, выслушать, что, оказывается, ваша половина о вас думает, и высказаться о том, какая негативная информация накопилась в вашем собственном подсознании, проанализировав вслух свои заблуждения и ошибки при принятии решения о женитьбе когда-то давно и не в добрый час.

Жена считает, что если бы не вы, то ваша супружеская пара могла бы вполне считаться идеальной.

Не поднимайте руку на женщину! Национально-исторические традиции гласят, что вожжи надежнее!

Мы всегда готовы оборудовать на кухне «пост у вечного огня» для своей жены всем необходимым, в т.ч. телевизором. Чтобы избавить себя от просмотра женских сентиментальных программ в вашем присутствии и конкуренции на диванной площади перед основным телевизором.

Автоматизируя и механизируя, по возможности, труд жены на кухне, мы не просто стремимся облегчить ей жизнь. Нет! Мы еще и избавляем себя самого от вероятной мобилизации нас на кухню для выполнения вспомогательных работ!

Каждая жена (любимая женщина), которая уже знает, что самая большая железяка под капотом называется мотором (или даже двигателем), считает себя уже достаточно компетентной, чтобы учить вас, как и когда его нужно обслуживать.

Наличие прав у жены позволяет ездить в гости на машине, а там не давиться слюной, глядя, как другие мужики пьют водку. Но главное в этом случае — успеть выпить первую рюмку вперед нее, чтобы не возникало сомнений, кому вести машину обратно!

Увлечение жены вождением семейной машины неуклонно отодвинет вас с роли водителя на роль автомеханика или даже мойщика-заправщика.

Совместное семейное посещение рынка или универсального магазина напоминает совместное плавание боевого корабля и транспорта обеспечения. Жена на форсажных ходах носится по рынку, скупая все на своем пути, а муж, покорно принимая в сумки, как в грузовые трюмы, новые покупки, прикрывает ей тыл и ждет, когда же ему дадут «добро» в базу, для продолжения заслуженного отдыха у телевизора, с премиальной — «3a терпение», бутылкой пива в руке.

 Увидев на ком-либо из встречных точно такую же кофточку, платье и т.д., женщина непременно огорчается и начинает требовать от мужа приобретения чего-то «свежего». Довод «такого ни у кого нет» она считает самым неотразимым. Хотя сомнительным для мужа, так как мы все ходим лучшую часть своей жизни в том, что уже есть еще, по крайней мере, у нескольких сотен тысяч человек в Военно-Морском флоте.

Если стремиться украшать жену, как елку, и достаточно преуспеть в этом, то от избытка игрушек она может рухнуть, оставив на вашей голове шишки. В виде рогов.

Самые серьезные семейные конфликты вырастают из пустяков, которые в начале поощри- ли вниманием, а затем искусственно раздули.

Попытка разрешить семейный конфликт со стороны усложняет ситуацию и делает «миротворца» виновным в любых негативных его последствиях.

Когда жене не хватает аргументов в споре, то вполне годятся и скалка, и сковородка. Это как тяжелая артиллерия. Но применение слез как оружия психологического воздействия действует безотказнее в 80% случаев.

Удивительно, но человечество все-таки как-то прогрессирует. Хотя, по длительным наблюдениям, во всех известных мне семьях (в том числе, в своей собственной), оба супруга убеждены, что все негативные гены и плохие качества их отпрыски унаследовали от другой половины и родственников «с другой стороны».

Не иначе, что два минуса как-то по правилам математики умудряются все-таки дать плюс.

Всю свою гениальность наши отпрыски унаследовали непосредственно от нас. Все разгильдяйство, нытье и слабости — только от жены.

Нет более надежного способа разрушить приятельские и деловые отношения с женщиной, чем сблизить их до интимных.

При виде декольте или крутого бедра взбесившиеся гормоны бьют в голову, достаточно подогретую алкоголем, с такой силой, что там происходит локальное сотрясение затуманенного мозга. Такой удар начисто отшибает память у офицера о своем возрасте, положении и реальных возможностях. (Чем дольше отрыв от жены, тем больше разгон у этих гормонов, а следовательно, выше эффективность этого удара.)

Женщины — преобладающая тема разговоров в мужской компании. С ней могут достойно конкурировать только разговоры о службе. Закон древних викингов: «В море — о бабах, с баба- ми — о море!»

Домашний тиран — это явление, когда один из супругов, который не удовлетворен уровнем своей реализации в обществе, пытается утвердиться за счет своих близких.

«Заначка» — источник небольших мужских радостей, опустошив который жена может ли- шить их не только мужа, но и себя.

Исторические пиратские клады — это, по сути, первые большие заначки от жен. Древние викинги и средиземноморские пираты, ограбив встречный корабль, прятали часть добычи на пустынных островах, чтобы жены не добрались. Сейфов-то на их кораблях в каютах у них еще не было, а без штабных кабинетов, они, не понятно, правда, как, но прекрасно обходились вообще.

Командиру строго запрещено брать на корабль свою жену при выходе в море. Чтобы он действительно мог чувствовать себя: «Богом, царем и воинским начальником».

Дама — это такая женщина, с которой, хочешь того или нет, ведешь себя как джентльмен. Женский «девичник» — это прачечная по «перемыванию» мужских костей (и женских тоже).

Если две женщины шепчутся, значит, они обсуждают третью. Совет женщине: не советуйте своей одинокой подруге выходить замуж за старого убежденного флотского холостяка и никогда не помогайте ей в этом!

Если, конечно, ваша одинокая подружка не украла у вас мужа, не ограбила церковной кружки, не обирала трупы на поле боя, не насыпала вам в сапог битого стекла, не отбирала конфетки у ребенка и не совершала других, более страшных преступлений. А вот если же она совершила что-то вышеперечисленное, то пусть выходит! Так этой зверюге и надо!

За старого холостяка-офицера женщина должна выходить только по приговору суда!

Если вечеринка удалась и вы проснулись утром с болью в голове и женщиной под боком в окружении незнакомой обстановки, не торопитесь удивляться и спрашивать, как ее зовут.

Возможно, вы дома, рядом ваша жена, но что-то стало не так с восприятием. В противном случае, вы это утро запомните надолго!

Дон Жуан отличается умением доставлять женщине большое удовольствие. Однако главное — не перестараться, иначе, оставив часть спины на маникюре одной подруги, можно оставить часть своей физиономии на острых ногтях другой.

"Любимая" — очень хорошая форма обращения к женщине. Ну, по крайней мере, до тех пор, пока вы, наконец, не вспомните, как ее зовут.

Пилить мужа постоянно — пустое и вредное занятие. Из дуба тополь все равно не выпи- лишь, он или засохнет, или найдет другую Березку, которая к нему прислонится.

Каждый отбежавший от жены больше, чем на сто метров, считает себя холостяком.(Ну, хорошо, пусть будет не каждый, а 80% отбежавших.)

Чтобы можно было убедить свою жену в том, что именно вы попадаете в оставшиеся 20%.

Вступая в любовный роман, «старый донжуан», как опытный шахматист, видит игру молодой партнерши «на три хода вперед», начинает и... проигрывает в поддавки» уже по привычке.

Опьянение комплиментом вернее и безотказнее действует на старательно молодящуюся женщину, чем на молодую и хорошенькую.

В каждой бабе можно разбудить Ягу. При желании. И особенно без него. (Простите за «бабу».)

Женщина называет садистом того «скота», который остается к ней равнодушным.

Роман между мужчиной и женщиной — это игра. Счет же определяется женщиной вместе с подругами, которые, как судьи на ринге, подсчитывают результаты, исчисляя их в материальных приобретениях, моральных издержках и упущенных возможностях.

В начале романа и мужчина, и женщина считают себя в нем охотником. После же его завершения оба приходят к мысли, что, скорее всего, были дичью.

Говорят, что любовь — временное поглупение человека. Но тогда и нечего удивляться тому, что это часто заканчивается браком.

И только потом уже супруги начинают испытывать неудовольствие своим выбором. Умнеют с возрастом! Как говорится, хорошее-то дело браком не назовут!

Когда говорят, что тебя любят, вспоминается, что волчица тоже искренне обожает в баране... баранину. Но баран пока об этом и думать не хочет.

Прозрение в браке наступает тогда, когда отменять что-то поздно, но уже возникает академический интерес к тому, чем все это кончится.

Как-то ненаучно получается. Наши подруги, называемые когда-то для завоевания их расположения «кисоньки» и «кошечки», «зайки», неминуемо превращаются в называемых заочно (а если они сами достаточно постараются и преуспеют в выводе нас из себя, то и очно) — «гюрзочек», «коброчек» и «эфочек», не только эволюционируя по прямой линии, но даже изменяя свой биологический вид.

Женщина, выходя за вас замуж, утверждает, что полюбила вас таким, какой вы есть. Но всю совместную жизнь потом пытается сделать из вас совершенно другого человека.

Говорят, что семья, жена — это тыл офицера. Но в каждом гарнизоне, в каждой крупной организации есть свой «инспектор по тылу», который всем своим обаянием и другими средствами пытается проверить, насколько этот наш тыл крепок. Опасна и трудна у него служба, каждый мечтает его отблагодарить, но не всем это удается!

Постоянное возращение домой в непредсказуемое время, по «случайному закону», снижает вероятность «неприятных сюрпризов», но понижает степень готовности ужина.

Женщина считает своего мужа полной своей собственностью. Вот только еще не придумала, как и куда присобачить на него охранную сигнализацию.

С возрастом ваша робкая Дездемона все увереннее превращается в Отелло или точнее, в Отеллу. Шекспир как-то проглядел эту трансформацию. У вас же будет возможность в этом убедиться.

Кроме того, у вашей Отеллы всегда найдется рядом парочка Яго в юбках. Короче, как минимум, две бабы-Яги, которые будут, к тому же, ее активно «подзуживать».

Самые «компетентные» советы по преодолению «порогов» на реке семейной жизни вашей жене дает ее одинокая подруга. Рекомендации по исправлению ваших недостатков — тоже.

Жена, как правило, ревнует вас не к той женщине, к какой бы следовало,

Если жена говорит, что ее не интересует содержимое вашей записной книжки, значит, она уже с ним ознакомилась.

Даже самая деликатная и воспитанная жена найдет благовидный предлог ознакомиться с содержимым карманов ваших шинелей, тужурок, курток и пиджаков. Скорее голодная кошка пройдет мимо куска рыбы, чем женщина отведет глаза от адресованного вам неизвестно кем конверта. Даже стыдли