Роль научно – исследовательской деятельности и медицинской службы в становлении и развитии отечественного атомного подводного флота

 

 

 

Довгуша В.В., Мызников И.Л., Осокин М.В.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                  

РОЛЬ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ   В СТАНОВЛЕНИИ И РАЗВИТИИ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ АТОМНОГО ПОДВОДНОГО ФЛОТА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

 

2015

 

 

 

 

 

 

 

 

Аннотация.   Сборник содержит  документальные материалы динамического развития становления медицинского обеспечения атомного подводного  флота и неопубликованные ранее доклады руководителей и главных специалистов медицинской службы ВМФ на научно-практических конференциях прошлых лет. Авторы прошли служебный путь от корабельных (войсковых врачей) до руководителей медицинских служб Военно-Морского Флота. Они непосредственно участвовали в организации медицинского обеспечения тех лет и современного ВМФ.

 

 

 

С о д е р ж а н и е

Предисловие Коробова Р.Н.

Лирическое вступление (для молодых учёных)                                                                                                   Историческое предисловие                                                                                                                                                             Глава 1.Опыт медицинского обеспечения личного состава атомных подводных лодок и пути его совершенствования                                                                                                                                                                       1.1. Становление медицинского обеспечения атомного подводного флота. В.В. Семёнов – начальник медицинской службы Северного флота, 1965 г.                                                                                                                  1.2. Особенности медицинского обеспечения боевой службы атомных подводных лодок. Д.П. Зуихин, И.А. Мазюк, А.В. Меренцев, А.В. Горбоконь, Е.В. Савченко, А.И. Слижевский, В.Н. Лимонов, А.Е. Овчинников,                        М.Я. Шмидт                                                                                                                                                                                       Глава 2. Итоги десятилетнего опыта медицинского обеспечения атомного подводного флота (1969). Седьмая научно - практическая конференция медицинской службы 1 Флотилии подводных лодок.                                                      2.1. Вступительное слово Члена Военного совета – Начальника Политотдела Краснознамённой флотилии подводных лодок КСФ Н.И. Девятерикова                                                                                                                                                2.2. Опыт медицинского обеспечения Флотилии за 10 лет и пути его совершенствования. Д.П. Зуихин                                                                                    2.3. Медицинское снабжение Флотилии за 10 лет. В.Н. Смеловский                                                                                 Глава 3. Научно-практическая конференция, посвященная обобщению и анализу 10-летнего опыта работы в области обитаемос­ти, радиационной безопасности и медицинского обеспече­ния атомных подводных лодок Североморск 16-19 апреля 1969 г.                                                                                                                                            3.1. Выступление Главнокомандующего Военно-морским флотом Адмирала флота Советского Союза   С.Г. Горшкова                                                                                                                                                                                        3.2. Выступление Командующего Краснознамённым Северным флотом адмирала С.М. Лобова                                                                                                      3.3. Выступление заместителя министра здравоохранения СССР А.И. Бурназяна                                                               3.4.  Десятилетний опыт работы медицинской службы ВМФ в области обитаемости и медицинского обеспечения атомных подводных лодок. Заслуженный врач РСФСР, генерал-майор медицинской службы Е.М. Иванов                                                                                                                                                  3.4.1. Медицинские требования к обитаемости атомных подводных лодок                                                                      3.4.2. Медицинское обеспечение                                                                                                                                            3.4.3. Подготовка медицинских кадров                                                                                                                                       3.5. Организационно-штатная структура специальных медицинских подразделений ВМФ, обеспечивающих соединения атомных подводных лодок, и пути её совершенствования. Е.Иванов начальник медицинской службы ВМФ                                                                                                                                                                                           3.6. Обитаемость и пути её улучшения на плавающих, строящихся и проектируемых атомных подводных лодках. А.А. Шапошников, А.Н. Бухарин, В.Г. Алтухов                                                                                                                         3.7. Опыт работы по осуществлению санитарно-гигиенического наблюдения и контроля за радиационной безопасностью личного состава соединений атомных подводных лодок. Главный радиолог ВМФ, полковник медицинской службы  О.В. Варнаков                                                                                                                                       3.7. 1. Радиационная обстановка и дозы облучения личного состава  при нормальной работе энергетических установок                                                                                                                                                                                 3.7.2. Радиационная обстановка и дозы облучения при неисправностях и авариях энергоустановки                                                                                                                                                     3.7.3. Радиационная обстановка в пунктах базирования, ремонта и перезарядки пла, а также в районах захоронения радиоактивных отходов                                                                                                                                    3.8. Выступление командира атомной подводной лодки капитана I ранга Березовского Л.К.                                                                                                      3.9. Организация медицинского обеспечения атомных подводных лодок по опыту Краснознамённого  Северного флота. Занданов А.Б. начальник медицинской службы КСФ                                                                                                 3.10. Решение научно-практической конференции, посвящённой обобщению и анализу 10-летнего опыта работы в области обитаемости, радиационной безопасности и  медицинского обеспечения атомных подводных лодок, а также специальных плавучих и береговых средств                                                                                                    3.10.1. В области обитаемости и радиационной безопасности                                                                                                3.10.2. В области лечебно-профилактического обеспечения                                                                                                 3.10.3. В области совершенствования организации медицинского обеспечения атомных подводных лодок                                                                                            Глава 4. Восьмая научно практическая конференция медицинской службы 1 Флотилии подводных лодок                                                                                             4.1. Вступительное слово командующего Флотилией атомных подводных лодок А.П. Михайловского                                                                                                        4.2. Некоторые итоги и задачи медицинского обеспечения атомных подводных лодок (по данным 1972-1974 гг.) Д.П. Зуихин                                                                                                                                                                                4.3. Из опыта организации медицинского обеспечения личного состава аварийной подводной лодки в море       А.Б. Занданов, Я.П. Семенюк                                                                                                                                                     4.4. Опыт медицинского обеспечения личного состава атомных подводных лодок КСФ А.Б. Занданов                                                                                           4.5. К истории медико-биологического обоснования обитаемости атомных подводных лодок Д.П. Зуихин, А.В. Миртов                                                                                                                                                                                        Глава 5. Третья научно-практическая конференция ВМФ г. Североморск 1983 год                                                                                                                                    5.1.Роль и задачи медицинской службы Военно-морского флота  на современном этапе развития атомного подводного флота. В.М. Иванов                                                                                                                                                5.2. Вступительное слово начальника медицинской службы ВМФ генерал-майора медицинской службы Иванова Е.М. на секции “Организация медицинского обеспечения атомных подводных лодок”                                                                                                                                 5.3. Некоторые вопросы организации медицинского обеспечения атомных подводных лодок, их соединений и объединений Е.М. Иванов                                                                                                                                                          5.4. Медицинское обеспечение атомных подводных лодок Тихоокеанского флота полковник медицинской службы Макаренко Б.Г. начальник медицинской службы Тихоокеанского флота                                                                                      5.5. Некоторые вопросы организации медицинское обеспечение подводных лодок  по опыту медицинской службы 2 флотилии подводных лодок Тихоокеанского флота полковник медицинской службы Максимов А.В. 5.6. Некоторые мероприятия санитарно-гигиенического и противоэпидемиологического обеспечения походов подводных лодок                  Д.П. Зуихин                                                                                                                                              5.6.1. Основные мероприятия подготовительного периода                                                                                                    5.6.2. Мероприятия, проводимые в походе                                                                                                                              5.6.3. Мероприятия, проводимые в послепоходовый период                                                                                                          Глава 6. Двенадцатая научно-практическая конференция медицинской службы 1 Флотилии подводных лодок   6.1. Вступительное слово заместителя командующего Флотилии контр-адмирала    Мочалова В.В.                                 6.2. Основные направления дальнейшего совершенствования медицинского обеспечения боевой службы атомных подводных лодок кандидат медицинских наук, подполковник м/с Довгуша В.В.                                                                            6.3. Пути совершенствования организационно-штатной структуры  медицинской службы флотилии атомных подводных лодок кандидат медицинских наук, подполковник м/с Довгуша В.В.                                                   6.4. К вопросу об обитаемости подводных лодок третьего поколения майор м/с Лабаев А.А.                                                                                                   6.5.Некоторые особенности медицинского обеспечения длительных походов  подводных лодок при плавании в низких широтах майор м/с Волков О.А., майор м/с Забиров Р.Х.                                                                                                  6.6. Совершенствование организационно-штатной структуры сил и средств      медицинского обеспечения на боевой службе капитан м/с Мезенцев Е.П.                                                                                                                 Глава 7 Научно-практическая конференция, посвя­щенная 25-летию    I флотилии атомных подводных лодок КСФ и 30-летию 127 Медицинской лаборатории флота: “Актуальные вопросы укрепле­ния здоровья и повышения работоспособности плавсостава в условиях Севера” 1987 г.                                                                                              7.1. Анализ медицинского обеспечения кораблей флота и задачи по его дальнейшему совершенствованию  генерал-майор м/с В.М. Строганов начальник медицинской службы Северного флота                                                                                                                                                Глава 8  Организация научной и научно - исследовательской  работы в медицинской службе флота на современном этапе                                                                               Заключение                                                                                                                                                                          Приложение 1. Список участников научно-практической конференции по проблеме работоспособности личного состава кораблей ВМФ в плавании                                                                                                                              Приложение 2. Медицинская служба Краснознамённого Северного флота                                                            Приложение 3. «Гражданские» научные интересы                                                                                                    Приложение 4. Работа по космической безопасности                                                                                                Приложение 5. Календарь военно – морского врача                                             Приложение 6. Литература по медицинской тематике

 

 

Предисловие           

Более чем 300-летняя история отечественной военно-морской медицины неразрывно связана с созданием и развитием Военно-Морского Флота России. Военно-морские врачи накопили большой опыт сохранения и укрепления здоровья военных моряков в дальних морских походах, оказания медицинской помощи в экстремальных ситуациях, в том числе при радиационных поражениях и острых отравлениях, а так же при проведении аварийно-спасательных работ. Военно-Морской Флот России по праву является гордостью нашего народа. Великие морские победы, подвиги моряков овеяны неувядающей славой.

          Развитие военно-морской медицины в послевоенный период обусловлено созданием океанского ракетно-ядерного флота. В этот период была создана система медицинского обеспечения атомных подводных лодок и надводных кораблей с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ). Современная военно-морская медицина приобрела неоценимый опыт в медицинском обеспечении кораблей, несущих боевую службу, и при ликвидации последствий катастроф и аварий, в том числе в условиях опасной радиационной и химической обстановки. Поэтому нельзя забывать, каким трудом и мужеством это доставалось. В книге освещены вопросы развития отечественной военно-морской медицины при освоении совершенно нового для тех лет направления – медицинского обеспечения атомного подводного флота. Этот опыт не должен быть забыт!

       Книга состоит из разделов (глав), схем,  иллюстраций и приложений, большого количества фотографий в рассматриваемый период из личного архива. Представлены основополагающие доклады из анализируемых конференций с тем, чтобы показать нарастающим итогом этапы становления  медицинской службы ВМФ в отношении атомного подводного флота. Подробно раскрыты вопросы совершенствования организационно-штатной структуры медицинской службы ВМФ тех лет, развития материальной базы медицинских учреждений, подготовки военно-морских врачей, становления и развития медицинского обеспечения атомного подводного флота. В приложениях приведены сведения о руководящем составе Медицинской службы Северного флота, важнейшие научные события в проведении научно – практических конференций.

Авторы  являются непосредственными участниками медицинского обеспечения сил флота тех лет. Их опыт актуален и в настоящее время. Предлагаемая книга существенно дополняют исторические сведения о развитии военно-морской медицины и  предназначена для военно-морских врачей, слушателей военно-учебных медицинских заведений, готовящих врачей для ВМФ. Она может быть полезной всем тем, кто интересуется историей и современным состоянием военно-морской медицины.

   Доктор медицинских наук профессор Коробов Р.Н.

 

 

Историческое предисловие

 

Военно-Морской Флот по праву является гордостью нашего народа. Более чем 300-летняя история отечественной военно-морской медицины неразрывно связана с созданием и развитием Военно-Морского Флота России. Военно-морские врачи накопили большой научно-практический опыт сохранения и укрепления здоровья военных моряков в дальних морских походах, при освоении новой техники, оказания медицинской помощи в боевых и экстремальных ситуациях, в том числе при радиационных поражениях, острых отравлениях, а так же при проведении аварийно-спасательных работ.

Развитие военно-морской медицины в послевоенный период обусловлено созданием океанского ракетно-ядерного флота. В этот период была создана система медицинского обеспечения атомных подводных лодок и надводных кораблей с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ).

Современная военно-морская медицина приобрела неоценимый опыт в медицинском обеспечении кораблей, несущих боевую службу, и при ликвидации последствий катастроф и аварий, в том числе в условиях опасной радиационной и химической обстановки.

          В данной монографии хотелось бы вспомнить о том, что было сделано страной, ее народом, научными организациями и медицинской службой ВМФ в послевоенные годы в создании океанского атомного ракетно-ядерного Военно-морского флота.

В течение 20-ти лет в Советском Союзе был создан океанский, атомный, ракетно-ядерный флот, обеспечивший ядерный паритет ВМС США и НАТО.

Созданы совершенно новые классы и типы подводных лодок, надводных кораблей, самолетов, систем управления, средств боевого и технического обеспечения сил флота, защитившие государственные интересы нашей Родины, с гордостью неся флаг великой морской державы.

Основные этапы создания отечественного океанского флота.

В приказе Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина № 371 от 22 июля 1945 г. было сказано: "Советский народ хочет видеть свой флот более сильным и могучим. Наш народ создает для флота новые боевые корабли и новые базы".

Уже в первом послевоенном пятилетнем плане 1946-1950 гг. законом, принятым 18.03.1946 г., сказано: «Увеличить судостроение в 1950 году вдвое по сравнению с 1940 г. Обеспечить строительство в СССР сильного и могучего флота. Построить для флота новые корабли и новые морские базы». Мы, старшее поколение, были свидетелями, а многие и участниками в обеспечении строительства легких крейсеров, эсминцев, сторожевых кораблей, тральщиков, ракетных катеров, более совершенных подводных лодок.

Причем строительство дизельных подводных лодок (проект 613), крейсеров (проект 68), эсминцев (проект 56) велось крупными сериями. Были переработаны устаревшие и разработаны новые единые руководящие документы, уставы, наставления, учебные пособия. В этой программе строительства кораблей активно участвовала и медицинская служба ВМФ. В частности, научно-исследовательские лаборатории и кафедры ВММА и ВМедА им. С.М. Кирова, НИИ ВМФ, на этапах проектирования, строительства и последующей эксплуатации.

В изучении обитаемости вступающих в боевой состав флота кораблей принимали самое непосредственное и активное участие врачи подводных лодок, надводных кораблей, а также главные специалисты медицинской службы ВМФ, медицинских служб флотов, флагманские врачи соединений и объединений. Эта первая программа была выполнена. С появлением ракетно-ядерного оружия, началась новая 10-летняя программа строительства флота 1950-60 гг.

В 1953 г. началось строительство первой атомной подводной лодки "Ленинский комсомол" (командир капитан 2 ранга Л.Г.Осипенко). В 1955 г.   впервые в мире осуществлен пуск  баллистической ракеты с борта подводной лодки  «Б-67» проекта 611(командир капитан 2 ранга Ф.И.Козлов). В 1962 г. с подводной лодки  «К-102» проекта 629А (командир капитан 2 ранга С.И.Бочкин) осуществлен пуск ракеты из-под воды.

В эти годы в состав ВМФ стали поступать современные подводные ракетоносцы, практически неограниченной дальности плавания, в т.ч. и подо льдами, на высоких скоростях. Они стали главным родом сил нашего флота.

Трудная задача легла на плечи военных строителей флота по обеспечению создания объектов базирования и пунктов управления силами ВМФ.

В сентябре 1960 г. проходило учение "Метеор" и впервые наша атомная подводная лодка вышла в Атлантику. С этого дня начинается освоение Мирового океана.

17 июля 1962 г. атомная подводная лодка "Ленинский комсомол" - первенец советского атомного кораблестроения всплыла в районе Северного полюса, где был водружен Государственный флаг СССР (командир капитан 2 ранга Л.М.Жильцов, руководитель похода контр-адмирал А.И.Петелин).

В августе 1963 г. атомная подводная лодка (командир капитан 1 ранга А.П.Михайловский), совершив всплытие в полыньях и разводах, вышла в Тихий океан. Подледное плавание становится обычным делом.

В феврале-марте 1966 г. группа атомных подводных лодок Северного флота под командованием контр-адмирала А.И.Сорокина успешно совершила кругосветный поход в подводном положении (25 тысяч миль).

Третий этап и последующие годы ознаменовался строительством и вводом в боевой состав флота противолодочных крейсеров - вертолетоносцев "Москва" и "Ленинград", газотурбинных больших противолодочных кораблей (проект 61), идет освоение палубных вертолетов одиночного и группового базирования.

В 1963 г. в ВМФ была введена боевая служба, как вид боевой деятельности сил флота в мирное время, а затем она стала постоянной.

 Боевая служба - это совокупность мероприятий и действий, проводимых силами флота в мирное время по единому замыслу и плану с целью предотвратить внезапное нападение агрессора в строгом соответствии с нормами международного права.

Качественные, коренные изменения произошли в органах и частях тыла. Тыл вышел на просторы Мирового океана для всестороннего обеспечения сил в морях и океанах. Районами выполнения задач боевой службы стали все океаны, Средиземное, Карибское и Филиппинское моря. Формируются постоянно действующие Атлантическая, Тихоокеанская, Индийская и Средиземноморская эскадры. Это потребовало серьезно пересмотреть организационно-штатную структуру медицинских служб флотов.

Был разработан целый комплекс мероприятий при подготовке, в походе и в послепоходовый период, с тем, чтобы обеспечить своевременное оказание всех видов медицинской помощи на кораблях в океане и морях, послепоходовый отдых, медицинское снабжение и поддержание устойчивого санитарно-эпидемического благополучия. В медицинской службе ВМФ были проведены организационно-штатные мероприятия. Произошли изменения в медицинской службе флота. Появились новые должности (радиологи, токсикологи-радиологи и др.), новые медицинские учреждения (спецполиклиники в соединениях атомных подводных лодок, медицинские лаборатории подводного плавания). Пересмотрены комплекты медицинских средств, были созданы новые медицинские формирования (ОМОСН, ГТВМГ, спецотделения в госпиталях флотов и в Лен ВМБ).

Были сформированы корабельные группы специализированной медицинской помощи, отдельные отряды специализированной медицинской помощи, санитарно-эпидемиологические отряды соединений кораблей и многое другое.

В 70-ые и 80-ые годы были построены и вошли в состав ВМФ новые типы  подводных лодок: тяжёлые ракетные подводные крейсеры стратегического назначения  "Тайфун" (проект 941), автоматизированные атомные подводные лодки «Альфа» (проект 705), имеющие ядерные реактор с жидкометаллическим теплоносителем, высокоскоростная   ракетная атомная подводная лодка «Папа» (проект 661),  глубоководная атомная торпедная подводная лодка  "Комсомолец" (проект 685), малошумные дизельные подводные лодки типа "Варшавянка" (проект 877).

Программы строительства ВМФ выполнялись до начала 1980 года.

          Медицинская служба ВМФ многое сделала, привлекая ученых и крупных специалистов как ВМедА им. С.М.Кирова, институтов Минздрава СССР, других научно-исследовательские учреждений для решения вопросов обитаемости и  усовершенствования систем жизнеобеспечения.

 На атомных подводных лодках третьего поколения был построен "профилакторий", где предусмотрены сауна, бассейн, основное помещение для отдыха с растениями, светомузыкой, фонтаном, аттракционом-тренажером, физкультурным залом со спортивными снарядами, бегущей дорожкой с датчиками и др. Газовоздушная среда в отсеках - близкая к атмосферной. Бодрствующая смена могла отдыхать активно в течение 4-х часов ежесуточно.

          Многие врачи кораблей защитили кандидатские диссертации, а Д.П.Зуихин один из первых  защитил докторскую диссертацию, выполненную на Северном флоте. На Тихоокеанском флоте с 1964 г. по 1970 г. было представлено к защите и присвоена ученая степень кандидата наук 41-му человеку, а 5-ти офицерам-медикам - доктора медицинских наук: А.С. Солодков,  В.А.Матюхин, И.И.Шапиро, М.В.Портной, В. А.Знаменский. В. А.Знаменским было сделано открытие в медицине. Он обнаружил возбудителя дальневосточной скарлатиноподобной лихорадки. Путем самозаражения доказал, что псевдотуберкулезная палочка именно и есть источник этого заболевания. Это еще раз доказало, что живы лучшие традиции отечественной медицины.

         За заслуги в решении задач при проектировании, строительстве и эксплуатации трех поколений кораблей в области обитаемости, большая группа специалистов-медиков была удостоена высокой награды. В 1972 году за эти работы группа ученых Военно-морского флота была удостоена Государственной премии СССР. Среди награжденных были: началь­ник медицинской службы ВМФ Е.М. Иванов, директор НИИ  ГМТ  МЗ  СССР               А.А. Шереметьев, главный токсиколог ВМФ О.В. Варнаков, профессора                  А.Н. Бухарин, И.Ф. Жильцов, А.В. Миртов, И.А. Сапов, Л.А. Тиунов, а также кандидаты медицинских наук С.А.  Керим-Мариус,     С.В.  Миропольский,  П.Г. Ходин.

        Медицинская служба ВМФ осуществляла руководство и оказывала помощь  IV управлению 1-го НИИ ВМФ в разработке требований к обитаемости подводных лодок, надводных кораблей (ГНТО-68 и ГНТО-76) и других судов флота,  и их согласованию  с промышленностью и утверждению как у заместителя Главнокомандующего ВМФ по кораблестроению, так и у заместителей министра судостроительной промышленности.

        В 1987 г. принята новая советская доктрина. Новое политическое мышление в вопросах войны и мира. Советский Союз с тех пор начал утрачивать свои позиции на мировой арене, а затем потерял государственную целостность, распался. А ВМС США и НАТО продолжают строительство и подготовку флота. В США уже имеется 26 ПЛАРБ с 4600 боеголовками стратегических ядерных сил, 15 ударных авианосцев, в т.ч. 5 атомных.

Флот России уменьшился более чем на 500 кораблей. Только в 1990-1991 г.г. из состава флота было исключено более 260 кораблей. Списываются на металлолом 142 атомные подводные лодки, из них 18 - с не выгруженными реакторами.

         Решение медико-биологических проблем освоения корабельных ЯЭУ связано с именами военно-морских врачей А.А. Бескова, О.В. Варнакова, Е.В. Величкина, Е.А. Жербина, И.Ф. Жильцова, Д.Н. Здрецова,  Д.П. Зуихина, Е.М.Иванова, С.А. Кейзера,     С.В. Миропольского,  А.В. Миртова,  И.А. Сапова,  Л.А. Тиунова, В. Г. Чвырева, А.А. Шереметьева-Самусюка, В.В. Довгуши и многих других.

Большой вклад в обеспечение радиационной безопасности личного состава атомного флота  внесли заместитель министра здравоохранения СССР А.И. Бурназян и директор Института биофизики Минздрава СССР Л.А. Ильин.

 

       Трудно назвать всех героев, все славные корабли за этот послевоенный период. Времени не под силу стереть из нашей памяти замечательных людей благородной профессии, офицеров и служащих всех звеньев медицинской службы, которые целенаправленно по долгу службы, или эпизодически внесли неоценимый вклад в становление и развитие отечественного атомного подводного флота. Сегодня хотелось бы назвать начальников Медицинской службы ВМФ: Ф.Ф.Андреева, В.И.Кудинова, Г.А.Бабкина, Е.М.Иванова, Н.Т. Потёмкина, В.В.Жеглова; начальников медицинских служб флотов и флагманских врачей: А.М.Зотова, А.В.Смольникова, И.Т. Ципичева, В.В.Семенова, Д.П.Зуихина, В.В. Довгуши, Б.Г. Макаренко, А.В.Суворова, М.И.Лукавского, Л.И.Гришаева, Н.В.Квасенко, А.Е.Пестова, А.Б.Занданова, В.М. Строганова и многих-многих других, врачей корабельного и войскового звена, внесших достойный вклад в строительство флота и медицинское обеспечение личного состава экипажей кораблей на всех этапах послевоенного периода.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото 1. Губа Западная Лица. Залив Малая Лопатка. Отсюда началось развитие советского подводного атомного флота.

Фото 2. Губа Западная Лица. Залив Малая Лопатка. Домик академика Александрова А.П. В последствие в нём был развёрнут первый базовый лазарет Флотилии.

Фото 3.  Первая атомная подводная лодка «Ленинский комсомол».

 

Фото 4. Город Заозёрск.  Западная Лица. Здесь жили подводники.

Фото 5. 1962 г. Всплытие  ПЛА в полынье на Северном полюсе. Второй слева В.С. Долганов – врач подводной лодки. В последующем флагманский врач дивизии атомных подводных лодок.

Фото 6. Экипаж ПЛА «Ленинский комсомол» на Северном полюсе. Стоят: второй справа В.С. Долганов – врач подводной лодки.

 

Лирическое вступление                                                                                                               (для молодых учёных)

     - Не ошибается лишь тот, кто не работает. Существует только один верный путь  избежать ошибок: не делать ничего, или, по крайней мере, стараться не делать ничего нового, - говорил Нобелевский лауреат Сент-Дьёрди. Можно только представить, как развивалась бы медицинская наука в период становления и развития атомного подводного флота, следуя этим принципам. Конечно, было всё: и поиски с экспериментами, ошибки и неудачи, победы и поражения, награды и катастрофы и многое, многое другое.

    В жизни, а в науке особенно,  не в том достоинство, чтобы выглядеть всегда непогрешимым, а в том, чтобы из собственных ошибок извлекать пользу и для себя, и в поучение другим.

    Каким должен быть учёный, добросовестным или компетентным? Что из этих понятий главное? Конечно добросовестность. Именно на ней базировалось корабельное и войсковое звено исследователей медицинской службы. Результаты первичных данных представлялись и обрабатывались на уровне флагманских врачей соединений и объединений, передавались в медицинскую службу ВМФ и профильные военные и гражданские институты. Именно на верхних этажах медицинской науки принимались решения по движению вперёд, изменению или отказу, принятию или непринятию решений. Только добросовестное отношение к своим обязанностям и получению первичных данных позволило быстро решать многие вопросы медицинского обеспечения наших первых подводных атомоходов. А компетентность? Компетентных много, но иногда такой человек не хочет решать. И таких немало. И упрекнуть его не в чем. А дело стоит. Добросовестный человек почти всегда компетентен (а если чего и не знал, он должен узнать и узнает). Из таких получаются настоящие   ученые – кандидаты и доктора наук.  В последе время в науке, да и в жизни вообще, резко сократилось количество руководителей, способных принимать самостоятельное решение. Причин этому много, и объективных, и субъективных, социальных  и личных,  корыстных и карьерных, и полное отсутствие компетентности. Ведь не рискуя, ничего хорошего не сделаешь. Надо желать вникать. Любой риск нельзя объявлять вне закона, а в науке нельзя говорить «этого не может быть». Ошибку, допущенную по неопытности, превращать ЧП, внушая молодым морякам, офицерам, учёным страх, но не перед опасностью, а перед ответственностью. Так и в науке, нельзя отрицать только по принципу «потому, что быть не может», а нужно выслушать, вникнуть и совместно принять решение. Тем более, если практика свидетельствует о наличии эффекта или явления.

      Руководитель медицинской службы любого ранга должен уметь слушать. Слушать не только приказы  своих командиров и начальников, а и мнение своих подчинённых, себе равных и ниже, членов семей и любого обратившегося человека. Не обязательно высказывать своё мнение, решение нужно принимать самостоятельно, так, как, приняв его, руководитель несёт полную ответственность. Именно поэтому принимать решения стало «не модным».

      Мы часто говорим «государственный человек», «государственное мышление». В чём смысл этих определений?  По нашему мнению, это связано с гражданским мужеством (мужеством гражданина), которое связано с умением говорить, что думаешь, доказывать и отстаивать своё мнение, своё убеждение, принимать решения не боясь ответственности и потери расположения или должности, - вот высшая доблесть и предназначение настоящего человека, руководителя, учёного. В современный период в этом тоже проблемы, когда подменяются или заменяются многие понятия достоинства. Нужно чётко представлять свой уровень функционирования. Нужен авторитет не должности, а авторитет должен работать на должность. Флагманских врачей соединений и объединений было много, но не многие служили на авторитет должности. На такой авторитет служил полковник медицинской службы Д.П. Зуихин. Последним начальником медицинской службы ВМФ с государственным мышлением был генерал - майор медицинской службы В.В. Жеглов (1985 -1992 гг.). Это в полной мере не касается  генерал-майора Фисуна А.Я. Да простят это мнение все остальные!

      О времени, о котором пойдёт речь, таких, людей, было гораздо больше!

 

 

 

Глава 1.

 

ОПЫТ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЛИЧНОГО СОСТАВА

АТОМНЫХ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК И ПУТИ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

1.1. Становление медицинского обеспечения атомного подводного флота

В.В. Семёнов – начальник медицинской службы Северного флота, 1965 г.

            Осенью 1959 года в одну из баз Северного Флота прибыла бригада в составе нескольких атомных подводных лодок (фото 1 – 2). Медицинская служба, кроме начальников медицинских служб ПЛА была представлена флагманским врачом и медицинской группой службы радиационной безопасности.

До этого времени о существовании ПЛА флотская медицина знала только из литературных источников, в которых сообщалось, что в США в 1955 г. вступила в строй первая атомная субмарина “Наутилус”.

С первыми же выходами ПЛА из нового пункта базирования, потребовалось широкое непосредственное вмешательство всех специалистов медицинской службы флота в организацию оказания медицинской помощи личному составу в обеспечение радиационной безопасности.

Через некоторое время, на одной из подводных лодок при отработке задач в полигоне БП, в результате течи в парогенераторе и ухудшения радиационной обстановки в отсеках, значительная часть личного состава получила различные дозы облучения (до 80 рентген).

Для оказания квалифицированной медицинской помощи и участия в разработке мероприятий по ликвидации последствий аварии была вызвана группа специалистов флота, не имевшая ещё практического опыта в этой области. Естественно, были допущены некоторые ошибки, а ряд мероприятий проводился вслепую.

 В настоящее время, медицинская служба флота во всех своих  звеньях, начиная с начальника медицинской службы атомной подводной лодки, и кончая специалистами флота, в том числе и клиницистами узкого профиля, приобрела определённые теоретические знания и практический опыт в организации медицинского обеспечения пла, активно вносит предложения по изменению организации этого обеспечения, успешно разрабатывает вопросы клиники, профилактики и лечения радиационных поражений.

Хорошо организует лечебно-профилактическую и противоэпидемическую работу на соединении флагманский врач дивизии пла Н.Н. Песков. Участвуя в ряде государственных испытаний  проекта 675, он обобщил материал по обитаемости подводных лодок этого проекта, чем способствовал улучшению организации медицинского обеспечения личного состава соединения.

Большую работу по выполнению темы «Здоровье» провели врачи майоры м/с         В.А. Шабаров, В.И. Лимонов, Е.В. Савченко, капитан м/с И.И. Афанасьев и др.

Умело сочетали повседневное медицинское обеспечение личного состава подводной лодки с научно-практической работой начальник медицинской службы капитан м/с            А.Е. Овчинников. Уже после окончания Академии он самостоятельно оперировал по поводу острого аппендицита, грыж, постоянно приватно работал в хирургическом отделении госпиталя, в лазарете, а также проходил прикомандирование в клинике госпитальной хирургии ВМОЛА. Капитан м/с Овчинников внёс существенный вклад в улучшение организации медицинского обслуживания пла, детально разработав вопросы оказания неотложной помощи. Правильно организуя работу с личным составом, он в 1964 году вышел победителем состязаний по медицинской подготовке флотилии, и возглавляемая им медицинская служба была объявлена лучшей.

Начальник медицинской службы пла старший лейтенант м/с А.В. Банько своевременно и чётко проводил все необходимые мероприятия по организации медицинского обеспечения, успешно сочетая практическую работу с научно-исследовательской работой. Являясь заочником – аспирантом института Биофизики           АН СССР, работал над кандидатской диссертацией на тему: “Изменение периферической нервной системы под влиянием внешнего облучения”.

Ценные научно-исследовательские работы, направленные на изучение влияния различных факторов обитаемости на организм подводников и улучшение организации медицинского обеспечение личного состава проводят подполковники медицинской службы И.Н. Блашков, И.А. Мазюк, И.А. Куклин, К.Я. Раскин; майоры медицинской службы А.В. Меренцев, капитан медицинской службы А.И. Полуда и другие.

Мы с благодарностью должны отметить, что совершенствование флотской медицины, постановка и разработка ряда вопросов медицинской радиологии проходит под непосредственным руководством и участием кафедр ВМОЛа им. С.М. Кирова, 4 Управления Института ВМФ, лаборатории № 16. особую признательность мы выражаем коллективу кафедры, возглавляемой профессором З.М. Волынским. На протяжении пяти лет коллектив кафедры руководит всей научно-практической работой врачей флота и, в первую очередь, врачей атомных подводных лодок.

Можно без преувеличения сказать, что сотрудники кафедры товарищи Е.Е. Гогин, Л.С. Мусихин, В.П. Поляков, М.И. Емельяненко, Б.Г. Афанасьев и другие являются штатными работниками медицинской службы флота.

Мы постоянно ощущаем помощь со стороны коллективов кафедр, возглавляемых генерал-майором м/с Б.М. Порембским, полковниками м/с Н.И. Бобровым и Е.Э. Германом.

Существенную помощь в разработке вопросов клиники, лечения и профилактики лучевых поражений оказывают врачи специального отделения I Ленинградского ВМГ, возглавляемого полковником м/с С.И. Титковым.

Медицинская служба флота, организуя медицинское обеспечение атомных подводных лодок, исходила, в первую очередь, из особенностей деятельности этих пла с учётом ряда специальных факторов, влияющих на это обеспечение.

Современная атомная подводная лодка впервые стала истинным подводным кораблём, для которого подводное плавание является преимущественным и время нахождения под водой уже не лимитируется запасом топлива, воды, возможностями техники, а зависит от физического состояния и выносливости личного состава. Вот почему разработка правильного режима подводников, проведение лечебно-профилактических и оздоровительных мероприятий, в том числе физическая закалка личного состава, стала важнейшим фактором, обеспечивающим боеспособность.

В связи с этим ещё более возросла роль медицинского обеспечения, ставшего одним из основных видов обеспечения деятельности подводных сил.

Значительная работа в этом направлении проведена врачами I  Флотилии подводных лодок и Медицинской лаборатории подводного плавания. Настойчивая планомерная работа проводится по улучшению режима труда и отдыха личного состава. Новый режим в 1964 году был утверждён Командующим флотом как типовой для атомных подводных лодок.

Ряд предложений внесено медицинской службой флотилии в улучшение физической подготовки личного состава в предпоходовый период и во время походов. Разработан специальный комплекс физических упражнений, даны предложения по оснащению подводных лодок гимнастическими снарядами.

Майором м/с В.А. Протасовым на основе изучения условий труда командиров групп дистанционного управления атомных подводных лодок, сделаны предложения по компоновке и оформлению оборудования на командном пункте управления ГЭУ, по улучшению условий труда и отдыха указанных специалистов. Эта работа оформляется как диссертационная.

Специалистами госпиталя флота и 6 Дома отдыха СФ проводится изучение процессов восстановления функциональных сдвигов подводников после длительных походов. Разработан комплекс мероприятий, направленных на быстрейшее восстановление отмечаемых сдвигов и укрепление физического состояния личного состава. Предварительные данные свидетельствуют, что 10-дневный отдых подводников после          30 суточного похода является недостаточным для полного восстановления функциональных нарушений.

  Вместе с тем, необходимо отметить, что Медицинской службой флота, работа по изучению условий обитаемости, по разработке мероприятий, направленных на улучшение труда и быта личного состава, сохранение здоровья подводников, гармонического, физического и морального развития личного состава проводится ещё недостаточно глубоко. У нас имеется много нерешённых вопросов, связанных в первую очередь с длительным пребыванием личного состава в подводном положении.

Медицинской службой сделан ряд предложений по улучшению организации физической подготовки в период плавания, однако этот вопрос до конца не решён. Разработка и проведение физических упражнений зачастую зависит от желания и настроения командира и врача той или иной лодки. Не разработаны единая научно-обоснованная методика и обязательный перечень физических упражнений, не определена их последовательность, продолжительность и частота проведения. Инструктаж по выполнению физических упражнений с учётом особенностей плавания, как правило, не проводится. Типовое оснащение подводных лодок спортивным оборудованием и инвентарём отсутствует.

Недостаточно изучено влияние определённых видов физических упражнений на поддержание и повышение работоспособности личного состава, предупреждение развития физиологических сдвигов в организме подводников. Этот вопрос является основным, как в нашей практической работе, так и научно-исследовательской работе медицинского состава. Необходимо начальнику медицинской службы флотилии и флагманским врачам соединений пл пл, медицинской лаборатории подводного плавания с участием начальников медицинских служб подводных лодок подработать типовой комплекс физических упражнений и спортивного оснащения пла на поход. Начальникам медицинской службы подводных лодок давать конкретные задачи по проведению физических упражнений и изучению их влияния на состояние здоровья. В эту работу активно должны включиться наши главные специалисты флота: терапевт, невропатолог, психиатр, гигиенист и др. К сожалению, до сего времени большинство специалистов устраняются от методического руководства и помощи врачам атомных лодок.

Много существенных недостатков в деятельности медицинской службы пла имеется в вопросах организации  контроля  за бытом личного состава во время походов.

Мы часто, на совещаниях и конференциях, говорим о недостатках в бытовом обслуживании личного состава, о необеспеченности личного состава гигиеническими салфетками, неудовлетворительном качестве и тарировании продуктов, их ассортименте, непригодности некоторых видов обмундирования подводников при плавании в различных климатических зонах, столово-камбузном оборудовании, организации питания, пригодности моющих средств, удалении отходов и ещё целого ряда других недостатков бытового обслуживания и отдыха личного состава. Но, к сожалению, научно-обоснованных цифровых данных и предложений по этим вопросам мы от врачей подводных лодок, как правило, не получаем. А это является необходимым условием для постановки этих вопросов на решение перед проектирующими организациями и командованием. В ряде случаев медицинская служба, вскрывая недостатки в бытовом обслуживании, примиряется с ними и не ставит резко вопросы перед командованием кораблей об их устранении на месте.

Длительное пребывание личного состава на подводных лодках приводит к определённым функциональным сдвигам, восстановление которых можно осуществлять с помощью ряда медикаментозных средств, в том числе и стимуляторов.

Наблюдения, проведённые непосредственно на подводных лодках свидетельствуют, что применение таких стимуляторов как кофеин, фенамин, повышенная доза витаминов улучшает работоспособность и восстанавливает нарушенные физиологические функции, однако, эти наблюдения должному научному анализу не подвергнуты, эти средства врачами подводных лодок применяются эмпирически. Имеющаяся по этому вопросу литература не обобщена.

Длительность нахождения атомных подводных лодок в море, отсутствие в районе плавания сил обеспечения, особенно в боевой обстановке и при выполнении ряда специальных заданий в мирное время,  требует от врача подводной лодки хорошей теоретической и практической подготовки по оказанию квалифицированной медицинской помощи.

Учитывая, что врач подводной лодки, находясь в длительном автономном походе, должен самостоятельно решать самые различные вопросы медицинского обслуживания, назрела настоятельная необходимость разработки обстоятельного документа, определяющего тактику врача по основным вопросам клинической и профилактической медицины. Опыт медицинского обеспечения атомных подводных лодок, накопленный медицинской службой флота в течение ряда лет позволяет создать такой документ, который не только бы определил, что должен делать врач лодки, но и содержал указания по решению этих вопросов в наиболее типичных случаях, которые могут встретиться в практике врача. Главные специалисты флота должны возглавить методическое руководство и оказать практическую помощь в выполнении этой работы.

Важной особенностью, влияющей на организацию медицинского обеспечения, является наличие на пла пла ядерной энергетической установки – источника ионизирующих излучений. Радиационный фактор поставил перед медицинской службой новую задачу – необходимость проведения широкого комплекса радиационно-гигиенических мероприятий, направленных на предупреждение воздействий ионизирующих излучений на организм личного состава. В комплекс мероприятий по медицинскому контролю за радиационной безопасностью входят: контроль за соблюдением установленных предельно-допустимых доз облучения личного состава и уровней загрязнённости РВ кожных покровов и обмундирования, питьевой воды, продуктов питания, жилых и служебных помещений и объектов внешней среды.

Медицинская служба призвана обеспечить проведение специфической профилактики поражений ионизирующими излучениями, оказание квалифицированной медицинской помощи и лечения поражённых.

Одним из важнейших направлений деятельности медицинской службы является систематический контроль  состояния здоровья личного состава и изучение влияния факторов обитаемости в условиях атомной подводной лодки, изучение условий труда личного состава, обслуживающих пла пла частей с целью своевременного проведения мероприятий, направленных на укрепление здоровья и повышение боеспособности личного состава.

Медицинская служба на флоте в целом решает вопросы медицинского контроля за радиационной безопасностью личного состава пла пла и обслуживающих их частей. Накоплен значительный опыт работы медицинской службы как в повседневных условиях, так и при ликвидации последствий аварий ЯЭУ, при ремонтных работах и перезарядке, а также аварий, связанных с использованием РВ.

При аварийных ситуациях на атомных подводных лодках грамотно решали вопросы в области радиационной гигиены такие врачи соединений пла пла как подполковник м/с      И.А. Мазюк, майоры м/с А.В. Меренцев, И.Л. Рапопорт.

Знания устройства систем на подводной лодке в сочетании с хорошей подготовкой по радиологии позволили подполковнику м/с И.А. Мазюк правильно разобраться в радиационной обстановке при аварии одной из подводных лодок и совместно со специалистами – инженерами внести предложение по улучшению конструкции системы кондиционирования.

Хорошо организуют медицинское обеспечение специального вида работ в сложных условиях радиационной обстановки врачи БТБ майор м/с И.Л. Рапопорт и капитан м/с      Н.П. Смирнов.

 

  Большой вклад в деле улучшения медицинского контроля за радиационной безопасностью внесли специалисты радиологического профиля майор м/с Е.В. Величкин, капитаны м/с     Борисов, А.А. Глушко, Ю.Н. Петров, В. Редькин, старший лейтенант м/с   Б.А. Неелов, инженер-капитан 3 ранга М. Белинский. Они не только хорошо освоили существующие методики радиологических исследований, но и предложили существенные модификации этих методик, применительно к конкретным условиям работы радиологических лабораторий на флоте.

В токсико-радиологической лаборатории ОСПО разработаны методики определения полония-210 в биосубстратах и объектах внешней среды, оказана практическая помощь по внедрению этих методик в практику работы радиобиологических лабораторий на флоте, успешно разрабатываются методики определения внутреннего заражения организма радиоактивными веществами.

Специалисты радиобиологических лабораторий СРБ I Флотилии пл проводит большую работу по контролю за радиоактивной загрязнённостью объектов внешней среды, внедрен в практику целый ряд ценных рационализаторских предложений как в области лабораторного дела, так и в разработке документов по учёту интегральных доз облучения личного состава.

Хорошо поставлена работа в области радиологических исследований в Беломорской военно-морской базе.

Много труда и энергии вкладывают специалисты медицинских групп соединений и специальной поликлиники I Флотилии пл в изучение влияния факторов обитаемости на физическое развитие и состояние здоровья личного состава, работающего с РВ и источниками ионизирующих излучений. Наглядным подтверждением этому является активное участие этих специалистов на всех проводимых нами научно-практических конференциях.

Врачи специальных отделений  ВМГ, выполняют ответственные задачи по лечению и динамическому наблюдению за лицами, подвергшимися облучению в дозах выше допустимых. В отделениях отработаны мероприятия по массовому приёму поражённых ионизирующими излучениями.

На флоте отработана типовая организация по оказанию помощи личному составу аварийных пла пла и разработаны расписания и инструкции по приёму, размещению, оказанию медицинской помощи и лечению поряжённых на кораблях-спасателях, надводных кораблях, дизель-электрических подводных лодках.

Коллективом врачей соединений пла пла под руководством и непосредственным участием специалистов Медицинской лаборатории подводного плавания проведена большая работа по подготовке проекта “Руководства по медицинскому обеспечению атомных подводных лодок”, в котором обобщён опыт медицинского обеспечения пла на нашем флоте.

Наряду с положительным опытом у нас имеется ещё много существенных недостатков и недоработок. Ещё недостаточно целеустремлённо и настойчиво проводится работа по изучению влияния радиационного фактора на состояние здоровья подводников.

Значительная роль в постановке этой работы принадлежит специалистам спецотделений и главным специалистам флота. К сожалению, ими эта задача решается ещё неудовлетворительно. Накопленный фактический материал в соединениях пла пла специалистами медицинской службы флота должным образом не систематизировался, детальному анализу не подвергнут, существенных практических выводов и рекомендаций ещё не сделано.

В связи с этим главные специалисты флота и специалисты специальных отделений должны решительным образом изменить отношение и стиль работы в этой важнейшей области медицинского обеспечения личного состава флота. Нам необходимо чётко представить, что разработка вопросов медицинского обеспечения пла пла является нашей основной задачей, и уходить от этого вопроса мы не можем.

Много досадных недоработок имеется в медицинском освидетельствовании личного состава. Ещё не единичны случаи, когда сроки очередных освидетельствований не выдерживаются. Не разработана чёткая система преемственности в обследовании личного состава не только между центральными учреждениями и флотом, но и между учреждениями и соединениями на флоте. В стороне от решения этих вопросов стоит  флотская ВВК.

В диагностике и прогнозировании лучевых поражений важная роль принадлежит радиобиологическим исследованиям. Поэтому у нас вызывает большую озабоченность инертность командования Главного  ВМГ в организации радиобиологических исследований в специальном отделении госпиталя, где до сего времени радиобиологическая лаборатория не развёрнута.

Наши действия в вопросах профилактики и лечении лучевых поражений во многом определяются полученными дозами облучения личного состава, однако с расчётом интегральных доз облучения не всё ясно и понятно. Принятая в ВМФ Инструкция по расчёту доз далеко несовершенна. В новом «Руководстве по радиационной безопасности» роль медицинских работников в учёте доз облучения личного состава, организационно необоснованно занижена. А введение этим документом секретных вкладышей в медицинской книжке вызывает недоумение.

Практика нашей работы, особенно в аварийных ситуациях, показывает необходимость включения в штат медицинской службы инженера-физика. Участие инженера-физика необходимо для правильной оценки поражающего действия ионизирующих излучений и прогнозирования лучевых поражений. Нами неоднократно становился этот вопрос на конференциях и в предложениях по организационно-штатным вопросам с выделением необходимой компенсации, но по непонятным причинам до сего времени центральными органами он не решён.

Опыт медицинского обеспечения атомных подводных лодок показывает, что слабым местом при работе в аварийных ситуациях является защита органов дыхания. Существующие средства защиты органов дыхания – несовершенны, громоздки и ненадёжны в работе. Этот вопрос в ближайшее время должен быть конструктивно решён центральными учреждениями. Особое значение он приобретает при работе на пла пла с металлическим теплоносителем.

Многие вопросы радиационной безопасности на флоте решаются с известными трудностями в силу имеющихся недостатков в инженерно-техническом оборудовании мест базирования соединений пла пла. Поэтому особенно возрастает роль врача в осуществлении медицинского контроля радиационной безопасности в этих сложных условиях базирования. Вместе с тем, в практике работы некоторых врачей вместо усиления требовательности, допускаются послабления со ссылкой на объективные  трудности.

Медицинская служба часто проходит мимо нарушений в вопросах хранения радиоактивных отходов, порядка хранения спецодежды, стирки загрязнённого РВ спецодежды и обмундирования, порядка дозиметрического контроля при выходе из зоны строгого режима.

Врачи подводных лодок и флагманские врачи соединений неоправданно устраняются от проведения контроля за радиационной безопасностью при проведении различного рода ремонтных работ. Практика медицинского обеспечения настоятельно требует чёткого решения вопросов взаимодействия с органами здравоохранения, при проведении ремонтных работ на морских заводах. Образно говоря, большинство вопросов медицинского обеспечения на морских заводах, мы решаем на добрососедских отношениях. Мы подняли этот вопрос, пользуясь присутствием на нашей конференции начальника медицинской службы ВМФ, и просим его помочь организационно решить эти вопросы.

           На подводных лодках с ЯЭУ кроме радиационного фактора имеются и другие вредные факторы, которые при определённых условиях могут приобретать характер профессиональных вредностей. Имеются ввиду высокотоксичные компоненты ракетных топлив, и биологическое воздействие электромагнитных излучений сверхвысоких частот. Однако,  влияние этих факторов обитаемости изучается слабо.

В целом медицинская служба флота приобрела большой опыт в организации медицинского обеспечения не только в повседневных условиях, но и в аварийных ситуациях, правильно решает вопросы радиационной гигиены. Специалисты медицинской службы флота всегда привлекаются к работе комиссией цен тральных органов и действия флотских специалистов оценивались как правильные. По нашему мнению своевременно поставить вопрос о расширении прав флотской медицины при решении вопросов, связанных с радиационной безопасностью, дав некоторым специалистам права сани тарной инспекции. Пока все вопросы, связанные с переоблучением личного состава, решаются представителями 3-го Главного управления при МЗ СССР и института Биофизики.

Внедрение в практику новейших достижений науки и техники влечёт за собой необходимость резкого повышения специальных знаний ряда врачей в области лучевой патологии, токсикологии компонентов агрессивных топлив и биологического воздействия сантиметровых волн ещё не отвечает современным требованиям. Имеющиеся руководящие документы, грифованная и периодическая литература по этим вопросам – изучаются ещё слабо, а поэтому действия отдельных врачей при осуществлении медицинского контроля во время контактов с указанными факторами подчас неуверенные. Наша задача не только самим хорошо знать эти вопросы, но и учить личный состав правильно действовать в условиях этих профессиональных вредностей. 

 

 

1.2. ОСОБЕННОСТИ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ БОЕВОЙ СЛУЖБЫ АТОМНЫХ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК

Д.П. Зуихин, И.А. Мазюк, А.В. Меренцев, А.В. Горбоконь, Е.В. Савченко,

А.И. Слижевский, В.Н. Лимонов, А.Е. Овчинников, М.Я. Шмидт

Особый вид боевой деятельности атомных пл – боевая служба – проходит в отдалённых районах от пунктов базирования в обстановке абсолютной скрытности, т.е. в непрерывном подводном положении, при возможности фактического контакта с вероятным противником, а в случае войны – необходимости вести активные боевые действия в объёме поставленных задач.

Из этого вытекает ряд особенностей медицинского обеспечения боевой службы как в подготовительный период, так и в периоды плавания и после возвращения пл в базу:

- необходимость подготовки медицинских служб пла пла к оказанию всех видов медицинской помощи в установленном объёме для условий военного времени;

- высокая нервно-психическая и физическая нагрузки на личный состав, вытекающая из характера поставленных задач;

- длительное непрерывное (не менее 30 суток) пребывание личного состава в подводном положении;

- медицинское обеспечение всех видов боевой и специальной подготовки экипажа, которая не прекращается в течение всего похода;

-  необходимость строгого контроля за всеми факторами обитаемости подводной лодки;

- необходимость решения задач научно-практического характера, вытекающих из конкретной обстановки плавания.

Учитывая то, что на боевую службу выходят подводные лодки I линии, отработавшие все задачи курса боевой подготовки, в подготовительный период проводится ряд дополнительных мероприятий, вытекающих из особенностей плавания.

Медицинская служба пла комплектуется медицинским имуществом, инвентарём и медикаментами по потребностям военного времени. При этом мы исходим из необходимости иметь на борту пла 2-е укладки “специальная помощь” (отдельно для носовых и кормовых отсеков), хирургической укладки из расчёта на 5 полосных операций и 5-7 первичных хирургических обработок, укладок “неотложная помощь”, “амбулаторная помощь” из расчёта на полную автономность, укладки для изолятора особо опасных инфекций, комплектуемой из инвентарного лодочного имущества, запаса витаминов и препаратов йода для целей профилактического йодирования, запасов дезинфекционных средств на полную автономность, отсечных аптечек первой помощи, а также обеспечение личного состава индивидуальными средствами первой помощи (шприц-тюбики, ИПП, ИПХП).

При подготовке пл на боевую службу мы испытываем трудности в обеспечении шприц-тюбиками с антидотами, ИПХП и ртутно-кварцевыми горелками ПРК-4.

Учитывая предстоящее высокое нервно-психическое и физическое напряжение в походе, в подготовительный период, помимо предоставления предпоходового отдыха, медицинской службой проводится ряд мероприятий, способствующих укреплению состояния личного состава. Прежде всего, активным методом, с учётом пожеланий личного состава и опыта предыдущих походов разрабатывается комплекс физических упражнений для условий подводного плавания. Этот комплекс записывается на магнитофонную ленту из расчёта 15 минут для каждой смены в трёх вариантах. В комплекс включаются силовые упражнения на приседания, подтягивания, отжимание туловища, подручные средства (резиновые ленты, личные эспандеры, самодельные гантели и т.д.). В связи с неудовлетворительным снабжением пл пл положенным по приказу Министра обороны СССР спортивным инвентарём (боксёрские перчатки, тренировочные груши, мячи) мы были лишены возможности внедрения на пла более подвижных спортивных игр, стимулирующих чувство соревнования и активного приобщения к спорту.

Фактическая проверка в ряде походов и благожелательное отношение личного состава к предложенному медицинской службой I ФПЛ физиологическому распорядку дня для условий длительного подводного плавания, позволили нам в подготовительный период рекомендовать командирам пл пл к переходу с первых дней плавания на новый распорядок дня, с последующей оценкой его преимуществ и недостатков.

С этой целью, перед походом, с врачом и командованием корабля  проводились инструктивно-методические беседы о физиологической роли и достоинствах предложенного распорядка, т.к. надо отметить, что ещё не все руководящие офицеры пла пла оценили его достоинства. Мы считаем необходимым с соответствующими коррективами обязательное внедрение нового распорядка дня для всех пла, уходящих на боевую службу с началом питания личного состава на борту пл, учитывая необходимость адаптации.

Не меньшее значение для повышения нервно-психической устойчивости имеет продуманное обеспечение экипажей, уходящих на боевую службу кинофильмами комедийно-сатирического жанра, а также высоко-художественными современными фильмами. В этом вопросе, которым также интересовалась медицинская служба, мы, как правило, не могли оказать помощь экипажам, так как кинобаза I ФПЛ сплошь и рядом поставляет фильмы давно просмотренные личным составом.

В этом же смысле, считаем необходимым, поставить вопрос о соответствующем подборе художественной литературы для корабельных библиотечек.

Считаем нужным отметить, что организация предпоходового отдыха подводников ещё не отвечает требованиям приказа МО № 076. Большое количество хозяйственных и авральных работ, предшествующих выходу на боевую службу, несовершенство в организации служб Тыла I ФПЛ по своевременному обеспечению пл пл необходимыми запасами, а также особенности в эксплуатации ГЭУ, связанные с необходимостью присутствия личного состава на подводной лодке за 2-3 дня до выхода практически не позволяют осуществить это мероприятие. Попутно отметим, что организация послепоходового отдыха, а также профилактического отдыха в течение 24 суток, предусмотренного приказом МО № 136 для военнослужащих срочной службы также является несовершенной. Хотелось бы, в конце концов, внести ясность в вопрос о порядке предоставления отдыха с тем, чтобы начальствующий состав был чётко информирован о своих правах. По-видимому, назрело время для создания документа, разъясняющего командирам все эти вопросы.

Пристальное внимание медицинской службы всегда было направлено на изучение факторов обитаемости пла пла и её влияние на боеспособность личного состава.

Существующие системы на эксплуатируемых пла пла (проект 627, 627-А, 658 и 675) обеспечивают относительно благоприятные условия микроклимата при плавании в субарктических и умеренных широтах. Однако при плавании в арктических широтах наблюдается низкая температура до 7-10° С и высокая относительная влажность (90 %) в I и в трюме электромоторного отсеков. Во всех широтах в энергетических отсеках держится высокая температура (29-31° С – в субарктической, 32-34° С – в умеренной и до 42° С –         в субтропиках). Таким образом, личный состав, обслуживающий энергетические отсеки и отдыхающий в концевых отсеках пл подвержен значительным температурным перепадам неоднократно в течение суток.

Микроклимат существующих проектов пла пла всё ещё зависит от температуры забортной воды, а существующая система кондиционирования с присущими ей недостатками (малая теплоёмкость и хладопроизводительность, отсутствие автоматической регулировки необходимых параметров микроклимата) не обеспечивает формирование автономного отсечного микроклимата.

Содержание кислорода в отсеках обычно находится в пределах 19-24 %, углекислоты 0,4-0,7 %, изредка (в местах скопления людей) до 1,6 % при недостаточном или несвоевременном включении средств регенерации.

Средства очистки воздуха не обеспечивают поддержание концентрации окиси углерода, оказывающей значительное влияние на боеспособность личного состава, на допустимых уровнях. Содержание СО, во всех отсеках (особенно энергетических), как правило, значительно превышают ПДК для 2000 часового пребывания (5 мг/м3) и достигает 15 и даже 30 мг/м3. Например, во время 30-суточного похода пл пр. 675 из 620 определений почти 50 % случаев наблюдались концентрации СО выше ПДК-2000. По-видимому, повышенное содержание СО, является одной из основных причин ухудшения самочувствия личного состава во время походов. Фильтры ФМТ-200-Г, предназначенные для очистки воздуха от СО, из-за своей малой мощности и ненадёжности в эксплуатации не обеспечивают поддержание уровня СО в пределах ПДК-2000.

Значительное влияние на общее самочувствие подводников оказывает наличие в воздухе дурнопахнущих веществ бытового происхождения (сероводорода, акролеина и т.п., от портящихся продуктов питания, хранящихся в отсеках, из камбуза, отходов питания и в результате жизнедеятельности личного состава). Применяемые для этих целей запахопоглотители и фильтры малоэффективны, а устройство ДУК, работающее на малых скоростях и с низкой производительностью, не обеспечивает своевременный выброс отходов, мусора и отработанных пластин регенерации.

Радиационны           й фактор является отличительной особенностью обитаемости пла пла.

На эксплуатируемых подводных лодках радиационная обстановка часто ухудшается из-за высокой аварийности парогенераторов, низкой антикоррозийной стойкости и обилия соединений трубопроводов I контура, а также несовершенства системы вакуумирования выгородок и других устройств, предназначенных для предупреждения распространения радиоактивности по отсекам. Такого рода аварии значительно затрудняют боевое использование пла пла, так как  требуют всплытия для вентилирования отсеков, возвращения в базу или даже снятия личного состава с аварийного корабля.

             Имея ввиду эти особенности, медицинская служба перед походом принимает активное участие в отработке действий личного состава по борьбе за живучесть ГЭУ в условиях высокой радиоактивности, с целью максимального использования всех организационных мер и технических средств для предупреждения переоблучения специалистов энергетических отсеков, а также для своевременного оказания им специальной медицинской помощи.

В 1964 г. на I ФПЛ по инициативе медицинской службы было разработано опытное учение по снятию поражённого личного состава с аварийной пла на борт однотипной подводной лодки. В разработке учения принимали участие командиры пла пла. Учение показало, что существующие проекты атомных подводных лодок не имеют специальных устройств для передачи поражённых в море, а сам маневр швартовки подводных лодок друг к другу в океане сопряжён с риском серьёзных повреждений, могущих в условиях плохой погоды лишить боеспособности корабль-спасатель.

 Этот серьёзный вопрос требует экстренного и более смелого решения, так как лечебно-эвакуационное обеспечение личного состава пла пла, находящихся на боевых позициях вдали от своих берегов, немыслимо без использования однотипных скоростных подводных лодок-спасателей.

Размещение личного состава экипажей, несущих боевую службу, как правило, не вызывало трудностей, так как в этих случаях в море выходил только штатный личный состав. Однако, мы не устанем напоминать проектирующим организациям о том, что размеры коек и их расположение по-прежнему не удовлетворяют гигиеническим требованиям.

Помещения для хранения пищевых продуктов, обмундирования, средств регенерации, ЗИПа и т.д. по своему объёму недостаточны, что приводит к загромождению отсеков и ухудшению микроклиматических условий в лодке.

Санитарно-бытовые устройства и водоснабжение в целом обеспечивают соблюдение подводниками личной и общественной гигиены.

Как недостаток следует отметить тот факт, что по существующим нормам вещевого довольствия бельё разового пользования выдаётся только на 21 сутки похода, в то время, как загрязнённость одежды ряда специалистов (коков, вестовых, специалистов энергетических отсеков) намного выше, чем у остального личного состава. Загрязнение их одежды происходит быстрее, чем предусмотрено нормами. Необходимо поставить вопрос о пересмотре норм довольствия разовым бельём и выдавать его на 7-е сутки плавания со сменой через неделю, как это предусмотрено корабельным уставом.

Заболеваемость личного состава при несении боевой службы почти не отличается от таковой при обычном автономном плавании. Однако, следует отметить, что при длительном подводном плавании уже к 15-20 суткам появляются головные боли чаще у специалистов энергетических отсеков. Эти боли удовлетворительно снимаются пирамидоном и фенацетином, но к концу плавания становятся упорными и резко снижают трудоспособность личного состава.

После похода, сразу же после выхода личного состава на свежий воздух у некоторых подводников наблюдалась резкая бледность, головокружение, а в отдельных случаях – обморочные состояния. На первые-вторые сутки у части личного состава (в основном из энергетических отсеков) развиваются сильные головные боли, которые не снимаются пирамидоном и исчезают только на 3-4-й день. Эти явления мы склонны объяснять длительным воздействием повышенных концентраций СО.

В период несения боевой службы врачи пла накопили большой опыт по проведению боевой и специальной медицинской подготовки. Систематически совершенствовались знания боевых санитаров в оказании первой помощи поражённым различными видами оружия. Инструкторы-химики-санитары отшлифовывали навыки в развёртывании операционной, изолятора ООИ и использования средств укладки “специальная помощь”. Врачи неоднократно выступали через внутрикорабельную радиотрансляцию перед личным составом по различным санитарно-просветительным вопросам.

По итогам анализа деятельности медицинской службы ВМФ, Северного флота, флотилий, дивизий и АПЛ необходимо и требует быстрейшего решения:

  1. Составить перечень имущества для подводных лодок, уходящих на боевую службу, с обязательным включением в него индивидуальных средств первой помощи и дополнительного количества ртутно-кварцевых горелок ПРК-4.
  2. Создать и узаконить перечень необходимого спортивного инвентаря для проведения физической зарядки в автономном плавании.
  3. Продолжить разработку средств и способов передачи поражённых с борта аварийной пла на однотипные подводные лодки-спасатели.
  4. Продолжать внедрение физиологического распорядка дня с переходом на него с начала питания личного состава на борту пл.
  5. Разработать и внедрить правил использования и порядок предоставления отпусков по профилю вредности и послепоходового отдыха для срочнослужащих пла.

 

Глава 2.

ИТОГИ ДЕСЯТИЛЕТНЕГО ОПЫТА МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

АТОМНОГО ПОДВОДНОГО ФЛОТА (1971 г.)

Седьмая научно - практическая конференция медицинской службы 1 Флотилии подводных лодок

2.1. Вступительное слово Члена Военного совета – Начальника Политотдела Краснознамённой флотилии подводных лодок КСФ                    Н.И. Девятерикова

Сегодня мы собрались на 7 научно-практическую конференцию врачей Флотилии. Эта конференция Юбилейная, так как Флотилия подводных лодокбыла создана в 1961 году. Прошло 10 лет со дня создания Флотилии и, естественно, 10 дет медицинского обеспече­ния личного состава. Медицинской службе Флотилии есть чем обме­няться опытом, научно осмыслить этот опыт и широко внедрить.

Примечательно, что научно-практические конференции врачей Флотилии всегда привлекают внимание широкой медицинской общест­венности Военно-морскогофлота и Военно-медицинской академии. Это и правильно, так как наша Флотилия является пионером меди­цинского обеспечения атомных подводных лодок.

Наша конференция проходит в знаменательные дни, когда весь советский народ и Вооруженные силы прилагают усилия для успеш­ного выполнения заданий XXIVсъезда КПСС, ноябрьского Пленума ЦК КПСС и III сессии Верховного Совета СССР.

Достойный вклад в медицинское обеспечение личного состава вносят медики нашей Флотилии. Достаточно сказать, что медицинс­кая служба успешно выполнила все социалистические обязательства научебный год 1970-1971 г. и включилась в соревнование за достой­ную встречу 50-летия со дня образования СССР. Выросло число от­личников боевой и политической подготовки, ударников Коммунисти­ческого труда. Медицинская служба Флотилии по итогам боевой и политической подготовки заняла I место среди отделов и служб Тыла, а Военно-морской госпиталь - I место среди подразделений Тыла.

В 1971 голу подводные лодки Флотилиипровели 23 боевые службы, которые являются высшей формой боевой готовности для наших кораблей.

Все врачи успешно справились с задачами медицинского обеспечения. Хочется отметить, что врачи капитан м/с Клепач Алексей Иванович, майор м/с Филимонов Олег Григорьевич, ст.лейтенант м/с Раевский Константин Константинович и другие успешно справились с проведением полосных операций, лечили сложные заболевания органов.

Большинство врачей используют боевую службу для проведения целенаправленной научно-практической работы. Так, капитан м/с Довгуша Виталий Васильевич первым начал исследования методики изучения реоэнцефалографии на подводной лодке. Большие исследования провёл старший лейтенант м/с Гриневич по изучению физической подвижности в походе, её корреляций с весом и показателями сердечно-сосудистой системы.

Все врачи продолжали изучать  обитаемость подводных лодок II поколения, которые в этом году несли основную нагрузку по бое­вой службе. Большой интерес представляют данные по арктическому подводному плаванию. Важно, что внедрение нового режима работы системы электролизной регенерация воздуха на пла II поколения, осуществлялось нашей химической службой в содружестве с медицинской службой.

Большой материал получила группа врачей при изучении нового проекта, где командиром тов. Голубков. Врачи Валеев Равиль Хасанович и другие в этом походе проявили настоящую настойчивость при внедрении постоянного режима в походе. Этой настойчивости я призываю всех присутствующих здесь врачей-подводников при внедрении всех научно-обоснованных рекомендаций по улучшению медицинского обеспечения в походах.

Командование Флотилии очень интересуют ваши данные по улучшению работоспособности целого ряда специалистов, а особенно гидроакустиков, при длительном поиске и слежении за кораблями нашего вероятного противника.

Нас также интересуют ваши предложения по улучшению медицинского обеспечения офицеров и мичманов, которые сейчас являются главным костяком экипажей подводной лодки.

Мы понимаем, что часть ваших рекомендаций, в частности пред- и послепоходовый отдых ещё реализуется в недостаточной мере, в силу ряда объективных и субъективных причин. Но и здесь требуется постоянная настойчивость и требовательность медицинской службы.

Особое внимание медицинская служба должна уделить экипажам, особенно офицерам и мичманам, участвующим в течении ряда лет и каждого года в повторных походах.

Все эти большие задачи под силу нашей крепкой, сплочённой медицинской службе под руководством центральных учреждений КСФ, ВМФ и Академии.

От имени Военного совета Флотилии я с удовольствием приветствую прибывших для участия в работе нашей конференции представителей Военно-медицинской ордена Ленина академии им. С.М. Кирова, Медицинской службы ВМФ, КСФ, I Института: генерал-майора м/с Занданова Антона Бадмаевича, профессоров полковников м/с Шпикина Анатолия Алексеевича, Алфимова Николая Николаевича, Сапова Ивана Акимовича; начальника Центральной радиологической лаборатории ВМФ – Бескова Анатолия Алексеевича и его сотрудников. Представителя I Института – подполковника Соколова Виктора Ивановича; наших флотских ведущих специалистов: полковников Величкина Евгения Васильевича, Семенюка Якова Павловича, Склярова Георгия Борисовича и всех других товарищей, с которыми наша медицинская служба держит тесные деловые связи.

  Желаю всем участникам конференции успешного разрешения постав­ленных задач по дальнейшему совершенствованию медицинского обеспе­чения подводников!

Первое слово для доклада “Опыт  медицинского обеспечения Флотилии за 10 лет и пути дальнейшего совершенствования” предоставляется ветерану нашей Флотилии начальнику медицинской службы, кандидату медицинских наук полковнику медицинской службы Зуихину Дмитрию Парменовичу.

2.2. Опыт медицинского обеспечения Флотилии за 10 лет и пути его совершенствования. Д.П. Зуихин

В декабре 1958 года впервые атомные подводные лодки подошли к причалам своего основного базирования, а уже в июне 1961 года количество их настолько возросло, что было создано первое объединение – I Флотилия подводных лодок. Это объединение за 10 лет своей деятельности добилось больших успехов, стало играть стратегическую роль в обороне нашего государства. Заслуги личного сос­тава Флотилии по достоинству оценены Партией и Правительством Флотилия награждена орденом “Красного Знамени”. Сотни подводников награждены орденами и медалями Советского Союза, а 16 из них удостоены высокого звания Героев Советского Союза. Среди награж­денных орденами и медалями 11 медицинских работников (И.А. Мазюк, В.С. Долганов, В.А. Косач, М.Я. Шмидт, Б.П. Никонов,             М.Х. Худорецкий, Е.Н. Селезнёв, Ю.С. Угулава, В.Г. Тихонов и другие ). 26 медицинских работников награждены к 100-летию со дня рождения  В.И. Ленина Юбилейной медалью  “За доблестный труд” и “ За воинскую доблесть”, 30 медицинских работников награждены Министерством Здравоохранения значком “Отличник здравоохранения”.

Сегодня анализируя 10-летниий опыт медицинского обеспе­чения пла целесообразно остановиться на некоторых вопросах исто­рии.

Проектирование первой пла происходило вмомент широкого физиолого-гигиенического изучения факторов обитаемости на дизель-электрических подводных лодках, построенных после окончания Великой Отечественной войны, и совпало с научным обоснованием гигиенических норм для ряда факторов обитаемости.

Внедрение в пятидесятых годах в подводное кораблестроение транспортных ядерных энергетических установок привело к появлению новых факторов обитаемости: ионизирующее излучение, длительная герметизация личного состава в помещениях малого объёма, широкая автоматизация основных процессов по управлению кораблём, в том числе и ведения боевых действий.

Исторически медицинское обеспечение атомных подводных лодок КСФ следует разделить на ряд периодов, которые соответствуют основным этапам создания и эксплуатации пла:

 

первый период – строительство первой пла;

второй период – проведение швартовых, ходовых, государственных испытаний и опытной эксплуатации;

третий период – первые походы в составе сил Военно-морского флота;

четвёртый период – походы на полную автономность с несением боевой службы.

Опытом медицинского обеспечения четвёртого периода мы решили поделиться на данной конференции.

Отличительными особенностями этого периода медицинского обеспечения являются:

- большой непрерывный рост числа личного состава пла и судов их обеспечения при постоянном отставании возможностей тылового обеспечения;

- нарастание интенсивности автономных походов подводных лодок на боевую службу во все широты Мирового океана;

- прибытие и освоение подводных лодок новых проектов (типа Р, РК и ПА);

- усложнение задач на боевой службе.

Это резко расширило задачи медицинского обеспечения как количественно, так и качественно.

В основные задачи этого периода входило:

- изучение обитаемости, в т.ч. новых проектов пла;

            - совершенствование организации медицинского обеспечения во время походов пла  на полную автономность;

- осуществление медицинского контроля за физическим разви­тием и здоровьем личного состава пла и внедрение его результа­тов в жизнь;

- выяснение возможных условий возникновения неблагоприят­ной радиационной обстановки и разработка практических рекомен­даций но организации медицинского обеспечения на пла, судах обеспечения и в пунктах базирования, при аварийных ситуациях ГЭК пла;

- анализ и совершенствование штатной структуры медицинс­кой службы Флотилии;

- анализ доз облучения личного состава в длительных плаваниях.

Наряду с выполнение обычных мероприятий, лечебно-профилактического и санитарно-гигиенического обеспечения подводных лодок, медицинская служба Флотилии имеет свои специфические задачи, обусловленные, прежде всего, радиационным фактором обитаемости пла, которые в общем виде сводятся к следующему:

- осуществление медицинского контроля за радиационной безопасностью на пла, судах и средствах их обеспечения, как на берегу, так и в море с целью профилактики радиационных поражений личного состава;

- изучение специфических особенностей обитаемости пла и влияние её на функциональное состояние организма;

-        проведение медицинского освидетельствования (военно-врачебной экспертизы) личного состава, работающего с источ­никами ионизирующего излучения, по действующим приказам “Расписания болезней”;

-        выявление и, при необходимости, лечение больных, забо­левших в результате воздействия малых доз ионизирующих излучений и всего комплекса неблагоприятных факторов обитаемости пла;

-    лечение острых поранений ионизирующих излучением.

Флотилия, которая за рассматриваемый период имела 2вариан­та организационно-штатной структуры.  До июля 1965 года медицинская служба была представлена флагманскими врачами Флотилии и дивизий, врачами пла и судов, их обеспечивающих,  медицинской службой Береговой базы и медицинской службой СРБ, последняя
была подчинена начальнику СРБ и работала во взаимодействии с флагманским врачом Флотилии.

 

Задачи медицинского обеспечения Флотилии решали (не входящиев штат Флотилии) - 100 базовый лазарет (25 коек), 101 поликлиника (на 150 посещений), 92 подвижной санитарно-противоэпидемический отряд. Эти учреждения были непосредст­венно подчинены начальнику медицинской службы Флота,

Для осуществления военно-врачебной экспертизы и изучения обитаемости пла привлекалась медицинская служба Береговой тех­нической базы (не подчиненной Флотилии),  ОСПО Флота, Медицинская лаборатория подводного плавания и для лечения больных -специальное отделение ГВМГ СФ.

Медицинские учреждения (100 базовый лазарет, 101 поликлиника) размещались в тесных, малоприспособленных поме­щениях. Медицинская (клиническая) группа СРБ только в 1963 году расположилась в здании специальной постройки, где одно­временно пришлось размещать 97 ПСЭО, ПМП береговой базы; 101 поликлиника располагалась в 7 км от дислокации основных частей.

Коечная сеть медицинской службы Флотилии с лазаретами пла­вучих баз составляла 56 коек.

При такой организационно-штатной структуре медицинские учреждения Флотилии не имели единого подчинения и специального органа управления. Удалённость специального отделения ГВМГ создавала трудности с госпитализацией больных.

Подчинение медицинской группы начальнику СРБ лишало её воз­можности осуществления действенного контроля за деятельностью самой СРБ. Маломощная клиническая лаборатория медицинской груп­пы едва справлялась с проведением планового освидетельствования, мало уделяла внимания динамическому наблюдению за контрольными группами подводников и изучению условий обитаемости на пла.

Рост числа подводных, специальных береговых частей, судов обеспечения потребовал коренного пересмотра тылового обеспечения, что привело к созданию в 1965 году Тыла         I Флотилии, куда были включены все медицинские учреждения, ранее дислоцированные в пункте базирования. При реорганизации были, в основном, учтены наши предложения по улучшению организационно-штатной структуры медицинской службы (единая подчиненность, создание группы управ­ления, увеличение штатных единиц и т.д.). Схема показывает организационно-штатную структуру медицинской службы Флотилии,  сложившуюся в связи с организацией Тыла Флотилии и существующую по настоящее время.

На этой схеме видно, что медицинская служба Флотилии через начальника медицинской службы Флотилии (первоначально, до 1970 года – Тыла Флотилии) подчинена Заместителю командующего - начальнику тыла Флотилии. При начальнике медицинской службы Флотилии создана группа, состоящая из двух офицеров – заместителя начальника – токсико-радиолога и старшего помощника начальника медицинской службы, двух служащих: медицинского статистика и машинистки-делопроизводителя. Эта группа даёт возможность начальнику медицинской службы Флотилии оперативно осуществлять руководство всеми сторонами деятельности медицинской службы.

В прямом подчинении начальника медицинской службы Флотилии находятся: военно-морской госпиталь, специальная поликлиника, гарнизонная поликлиника, подвижной санитарно-эпидемиологический отряд, пункт медицинской помощи Тыла.

Военно-морской госпиталь (на 100 коек), введённый в октябре 1966 года вместо Базового лазарета на 25 коек, имеет 10 лечебных отделений, в том числе и специальное отделение.

Военно-морской госпиталь предназначен для:

- оказания квалифицированной и специализированной помощи личному составу, в том числе поражённым ионизирующим излучением при аварии ЯЭУ на атомной подводной лодке, а также при других заболеваниях, специфичных для подводных лодок;

- проведения специальной военно-врачебной экспертизы;

- изыскания и разработки методов ранней диагностики и профилактики заболеваний, связанных с особыми условиями на пла.


Схема

организация медицинского обеспечения

 

 

 

Условные обозначения:

 

 

 

 
 


Специальная поликлиника образована на базе клинической лаборатории медицинской группы СРБ и состоит из трёх отделений: клинического, лабораторно-гематологического и исследовательского.

Специальная поликлиника должна проводить:

-    медицинское освидетельствование подводников пла и лич­ного состава специальных береговых частей с целью определения их годности к службе, в том числе на подводных лодках по специальности и в условиях воздействия ионизирующих излучений;

-    изучение обитаемости пла и её влияния на физическое развитие и здоровье личного состава путём соответствующих наблюдений в походах, во время освидетельствования, на амбулаторных приёмах, во время обследований контрольных групп в стационаре исследовательского отделения и научного анализа полученных ма­териалов;

-     контроль за своевременным осуществлением в частях лечебно-профилактических мероприятий за лицами, находящимися под наблю­дением;

-     консультативную помощь врачам пла и специальных частей;

-     оказание медицинской помощи, в том числе квалифицирован­ной, личному составу пла при аварии ЯЭУ.

Пункт медицинской помощи Тыла введён в 1966 году для медицинского обеспечения личного состава подразделений Тыла:  карауль­ной роты, технического отдела, радиотехнический, морской инженерной, автотракторной, вещевой, продовольственной и других служб.

Старшему помощнику начальника медицинской службы Флотилии подчинён  медицинский склад, имеющий в своем штате 3 служащих.

Медицинский склад предназначен для:

-     снабжения медицинским имуществом более чем 100 частей, в том числе каждой подводной лодки, всеми видами укладок и их комплектований;

-     хранения и своевременной замены большого количества меди­цинского имущества  мобилизационного запаса с истекшими сроками хранения для частей, формируемых в военное время, в том числе медицинских учреждений.

  Гарнизонная поликлиника и подвижной санитарно-противоэпидемический отряд вошли в подчинение начальника медицинской службы Флотилии без всяких штатных изменений и руководствуются в своей деятельности соответствующими положениями.

После заполнения всех штатов врачей ПСЭО стал заниматься вопросами противоэпидемического и санитарно-гигиенического обес­печения походов пла на боевую службу, принимать участие в изу­чении их обитаемости.

Радиобиологическая лаборатория осталась после реорганизации в подчинении СРБ и работает с медицинской службой в порядке взаимодействия.

По специальности начальнику медицинской службы Флотилии подчинены медицинские службы Береговой технической базы (БТБ) и Ракетно-технических баз (РТБ), плавучей мастерской (ПМ).

Медицинская служба БТБ предназначена для осуществления ме­дицинского обеспечения личного состава при перегрузке активных зон реакторов, фильтров активности, при хранении отработанных технологических каналов, при сборе и хранении твёрдых и жидких радиоактивных отходов. Медицинская служба РТБ осуществляет ме­дицинские мероприятия при подготовке специального оружия в условиях возможного воздействия на личный состав ракетных топлив и СВЧ-полей. Обе медицинские службы имеют необходимый штат.

Медицинская служба Флотилии по-прежнему осуществляет взаимодействие с основными учреждениями Флота (ГВМГ, ВВК, ОСПО, МЛПП).

Реорганизацию штатной структуры медицинской службы Флотилии, проведённую в 1965 и последующие годы, как показывает опыт, сле­дует оценить положительно.                    В определённой степени благодаря увеличению штатов медицинской службы, несколько сократилось несоответствие количества личного состава обеспечиваемых частей с существовавшей ранее малочисленностью медицинских учреждений. Строгая подчинённость почти всех учреждений начальнику медицинской службы Флотилии позволила осуществлять централизованное руководство через небольшой аппарат управления медицинской службы.

До сих пор не решены следующие вопросы медицинского обеспечения:

-      своевременная плановая госпитализация хронических боль­ных военнослужащих задерживается на 1-1,5 месяца в связи с острым недостатком штатного количества коек в госпитале Флоти­лии и специальном отделений ГВМГ КСФ;

-      в связи с ростом гражданского, особенно, детского насе­ления городка испытываем большие трудности с госпитализацией, даже по срочным показаниям;

-      существующий штат специальной поликлиники не в состоя­нии справиться с объёмом освидетельствования. При продолжающем­ся численном росте Флотилии, поликлиника не имеет возможности для организации поликлинического приёма и амбулаторного лечения подводников в необходимом объёме;

-      личный состав атомных подводных лодок практически лишён возможности полноценно использовать отдых (24 рабочих дня) за работу в условиях воздействия ионизирующих излучений по приказу МО СССР № 136, из-за отсутствия профилактория;

-      медицинский склад со штатом 3 служащих не в состоянии своевременно обеспечить все части (около 100), замыкающиеся на него, а также в срок обновлять имущество мобилизационного за­паса;

-      существующие медицинские учреждения, из-за маломощности, не в состоянии оказать в полном объёме медицинскую помощь личному составу аварийной подводной лодки без их существенной организационной перестройки, переподчинения ряда подразделений, т.е. создания на этот случай по существу новой организации.

За 10 лет можно отметить значительный прогресс в деле медицинс­кого снабжения подводных лодок, однако, не все вопросы еще решены.

За 10 лет медицинская служба Флотилии провела большую работу по научномуобобщению опыта своей работы. Для иллюстрации достаточно привести следующие данные:

-     защищено кандидатских диссертаций – 8;

-     опубликовано печатных работ  - 24;

-     опубликовано машинописных работ 215;

-     внесено рационализаторских предложений 38;      

-     активно участвовала в научно-практической работа около 80 % врачей;

   проведено научно-практических конференций – 6.

Основными направлениями научной работы являлось: изучение и совершенствование организации (боевой и повседневной) во всех звеньях медицинской службы, изучение обитаемости кораблей, изучение радиационно-гигиенической обстановки в пункте базирования, влияние факторов обитаемости на здоровье, физическое развитие и т.д. Всё это позволило более рационально создать боевую органи­зацию на самих пла, в медицинских учреждениях, внедрить новые методы обследования и лечения, более эффективно использовать госпитальные койки и т.д.

            Однако в проведении научно-практической работы имеется ряд недостатков, пробелов в тематике:

            - не обращалось внимание на изучение гигиенических условий при пребывании подводников на берегу (в береговых и плавучих казармах, на пла у стенки);

            - недостаточно изучалась физическая занятость в море и на берегу всех категорий личного состава;

            - мало сделали по изучению физической работо- и боеспособности по прямым и косвенным показателям (выполнение нормативов, ошибки при несении вахт);

            - остались без внимания вопросы определения психических особенностей личного состава, особенно молодого пополнения, в том числе психологической совместимости;

 

            - не разработаны вопросы повышения работоспособности личного состава в аварийных ситуациях и при длительном воздействии экстремальных факторов (аварии ГЭУ, пожары, загазованность, длительное преследование и слежение за противником и т.д.);

            - недостаточное внимание уделялось вопросам обучения специалистов, особенно имеющих решающее значение для выполнения боевых задач (гидроакустиков, радистов).

            Рядом научных работ показана необходимость введения новых методик изучения влияния малых доз радиации, в том числе, по влиянию их на наследственность по прямым показателям (количество спонтанных абортов, количество родов нормальных и патологических, изучение физического развития детей подводников и т.д.). Думаем, что эта проблема, несмотря на свою сложность, потребует своего решения, ибо в нашем гарнизоне сложился своеобразный коллектив, где имеются семьи, в которых мужчины подвергаются воздействию малых доз ионизирующих излучений и семьи не подвергающиеся такому воздействию. Представляется целесообразным прямое изучение влияния на наследственность подкреплять исследованиями хромосом в периферической крови, в клетках плода после аборта и т.п. Полагаем, что ответ на вопрос о влиянии службы на пла на наследственность будет выходить за рамки чисто военного значения, и будет иметь большое общегосударственное значение.

            Вместе с тем внедрение метода изучения хромосомных аббераций позволит, достаточно научно, подойти к биологической дозиметрии.

Пути совершенствования медицинского обеспечения Флотилии

            Прежде всего, строительство нового корпуса для размещения 200 коек Военно-морского госпиталя. В госпитале, без сомнения, должна быть камера для проведения лечения кислородом под давлением.

            Мы считаем, что на Флотилиях необходимо создать специальную медицинскую службу, где все учреждения были бы в едином организационном комплексе.

            Объединение всех береговых медицинских учреждений (специальную поликлинику, поликлинику, ВМГ, ПСЭО, склад) в единую службу радиационной медицины дело назревшее и позволит сконцентрировать силы и средства всех учреждений.

            Для Флотилии нужен профилакторий (туристская база), где можно было бы организовать отдых срочнослужащих, а также провести выходной день офицерам и сверхсрочнослужащим.

            Совершенствование организации медицинского обеспечения должно осуществляться и на базе существующей организации.

            На основе широкого развёртывания НОТ добиться сокращения койко-дня в ВМГ по наиболее частым нозологическим единицам за счёт внедрения научно-обоснованных схем обследования и лечения.

            Специальной поликлинике за счёт сокращения количества обследованных и уменьшения общих анализов крови и т.д., заняться изучением особенностей труда операторов, определением дозы ионизирующих излучений по биологическим показателям, в частности, по количественному составу хромосомного набора в периферической крови, т.е. вплотную подойти к вопросу биологической дозиметрии. Эта задача, начатая на Флотилии благодаря энтузиазму, требует достаточно эффектной материальной поддержки и сокращения количества общих анализов крови.

            Необходимо перейти к изучению здоровья подводника, особенно офицера, путём изучения его физического развития и выдачи конкретных рекомендаций по самоконтролю веса, питания, физической подвижности. Видимо, нужен кабинет здоровья, возглавляемый врачом с соответствующей подготовкой, не только спортивной, но и психофизиологической, где подводник мог бы получить квалифицированную рекомендацию по улучшению своего здоровья.

            Вопросы питания личного состава атомных подводных лодок нельзя считать окончательно изученными.

 

            Высококалорийный паёк нельзя считать адекватным, особенно для лиц старшего возраста (офицеров и сверхсрочнослужащих). Избыточный масса, несомненно, связана не только с гиподинамией, а с недостаточно рациональным питанием, как на берегу, так и в море.

            Выполнение задач дальнейшего совершенствования медицинского обеспечения зависит от совместных усилий командования и всех медицинских работников.

 

2.3. Медицинское снабжение Флотилии за 10 лет. В.Н. Смеловский

            За прошедшее 10-летие организация медицинского снабжения Флотилии получила значительное развитие.  До 1965 года единст­венной базой и органом медицинского снабжения являлась аптека 100 Базового лазарета. В 1965 года начал функционировать медицинский склад, общее руководство по организации медицинского снабжения было       возложено на старшего помощника начальника медицинской службы Флотилии.  Медицинский склад вначале раз­мещался в хранилищах сборно-щитового типа, с печным отоплением, в которых трудно было поддерживать нужный температурный режим.

В этот период отдельных норм для обеспечения боевой службы пла не было, снабжение производилось применительно в нор­мам приказа МО СССР № 291-60 г.  Медицинской службой Флотилии в период с 19б2-1965гг. проделана большая работа по отработ­ке описей и укладок для пла, которая затем нашла своё вопло­щение во “Временных нормах снабжения пл ЦВМУ” 1966 г.

В целях повышения боевой готовности подводным лодкам, медицинским учреждениям и воинским частям было выдано меди­цинское имущество НЗ.

В 1970-71 гг. проделана большая работа по ремонту ме­дицинской аппаратуры, реализации неликвидного имущества, освежению и пополнению дефектуры НЗ, по расширению складских ёмкостей. Удалось создать переходящий запас медицинского имущества в пределах годовой нормы. Медицинские учреждения, надводные корабли и береговые войсковые части, обеспечиваются медицинским имуществом в плановом порядке по годовым ведомостям-нарядам в период с 1/Х по 1/ХII с учётом создания переходящего запаса не менее 30 % от годовой нормы, а по имуществу БО не менее 50 %. Все подводные лодки получили и содержат на борту укладки и имущество согласно норм ЦВМУ. Расход медицинского имущества при нахождении пла в базе – запрещён. Освежение производится через медицинский склад и медицинские учреждения за 6 месяцев, а препараты сроком годности до 1 года за 3 месяца до истечения. Стерильными растворами и мазями экстемпорального приготовления пл обеспечиваются аптекой госпиталя. Реактивами для укладки “ГЛ” – лабораторией специальной поликлиники. Такая система, когда все пл содержат в полном объёме медицинское имущество, обеспечивает высокую готовность медицинской службы пл. лечебно-профилактическая помощь личному составу пл в базе оказывается медицинскими пунктами, медучреждений и кораблей, за которыми он закреплён. Так, личный состав 3 дивизии получает необходимую медицинскую помощь в специальной поликлинике, на ПБ-32, 82, ПКЗ. Чтобы врачи пл не расходовали имущество лодочной амбулатории во время нахождения личного состава на пл, им выдаётся имущество первой необходимости дополнительно. В казармах, где размещается личный состав пл, имеется шкаф с имуществом первой необходимости. После боевой службы врач пл в пятидневный срок, обязан пополнить все укладки и освежить медикаменты.

Укладки пл по описям ЦВМУ сделали большое дело, но в настоящий момент они до некоторой степени устарели. Последние 2 года мы отпускаем пл, уходящии на боевую службу, новые эффективные препараты, такие как: нитрофунгин, мазь преднизолоновая и гидрокартизоновая, мази с антибиотиками, корвалол, валокордин, випротокс, триоксазин, ноксирон, настойку элеутерококка, нафтизин и др.

 

Назрела необходимость ввести в нормы снабжения пл весы напольные (хорошего качества), УВЧ, шагомеры, портативные бормашины. Установить в каюте врача глазок с сильным источником света для работы с ЛОР набором, в этот набор включить шприц ЖАНЭ. Ввести в нормы снабжения индикаторные бумажки для экспресс-анализа мочи на белок, сахар, микрогематурию, что значительно расширит диагностические возможности врача в море.

Вызывает тревогу несоответствие организационно-штатной структуры медицинского склада поставленным перед ним задачам. За период со дня его обоснования, увеличилось количество стоящих на снабжении медицинских учреждений, пл и войсковых частей (свыше 100 единиц), расширился ассортимент медицинского имущества, увеличилось содержание НЗ, а численность личного состава склада осталась той же (3 человека).

Опыт учения “Океан-100” показал, что этим личным составом склад не может справиться с задачами по массовому отпуску (приёму) медицинского имущества, особенно при переводе на полную боевую готовность и при объявлении мобилизации.

Необходимо расширить штат до 6 человек в следующем составе:

- начальник склада (офицер);

вольнонаёмные:

- начальник отделения хранения (фармацевт);

- начальник отделения хранения НЗ (фармацевт);

- фасовщик, картотетчик и санитарка.

В перспективе на Флотилии необходимо создание склада Флота IV разряда.

Медицинские учреждения Флотилии нуждаются в полевой медицинской мебели и, в частности, необходимы станки Павловского, для размещения раненых на носилках.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 3

Североморск 16-19 апреля 1969 г.                                                                Научно-практическая конференция, посвященная обобщению и анализу 10-летнего опыта работы в области обитаемос­ти, радиационной безопасности и медицинского обеспече­ния атомных подводных лодок

        Научно-практическая конференция, посвященная обобщению и анализу 10-летнего опыта работы в области обитаемос­ти, радиационной безопасности и медицинского обеспече­ния атомных подводных лодок, специальных плавучих и береговых средств, организованная Медицинской службой ВМФ при участии отдела медицинской службы КСФ и состоялась в городе Североморске. На кон­ференции присутствовали многочисленные представители медицинских служб флотов, научно-исследовательских и научно-практических учреждений ВМФ, ряда центральных управлений ВМФ и МО, а также Министерства здравоохране­ния СССР. В процессе работы конференции было заслушано более 60 докладов и фиксированных выступлений.

В работе конференции приняли участие и выступили с речами Главнокомандующий Военно-морским флотом Адмирал Флота Советского Союза С.Г.Горшков, Начальник ЦВМУ МО СССР генерал-полковник медицинской службы Д.Д. Кувшинский,  Зам. министра здравоохранения СССР А.И. Бурназян, Командующий КСФ адмирал С.М.Лобов, Зам. начальника ПУ ВМФ контр-адми­рал А.С. Бабушкин,  Главный хирург МО СССР академик АМН СССР генерал-полковник медицинской службы А.А. Вишневский, Главный терапевт МО СССР академик АМН СССР генерал-лей­тенант медицинской службы Н.С. Молчанов, Главный радиолог МО СССР профессор генерал-майор медицинской службы Т.К. Джаракьян и др.

Конференция приняла детально разработанное решение, реализация которого, несомненно, послужила улучшению условий труда и быта подводников и способствовала  укреплению боевой мощи атомного подводного флота.

ПЕРВОЕ ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

(16 апреля 1969 г.)

3.1. Выступление Главнокомандующего Военно-морским флотом Адмирала флота Советского Союза С.Г. Горшкова

Товарищи! Мы придаём большое значение вашей конферен­ции, начинающей сегодня свою работу. Большое значение преж­де всего потому, что она посвящена такой важной области, как анализ условий обитания и жизнедеятельности личного сос­тава подводных лодок  (пл) и кораблей ВМФ и определение пу­тей их совершенствования.

Намприятно, что в работе конференции принимают учас­тие многие видные деятели советского здравоохранения и во­енной медицины: зам. министра здравоохранения тов. Бурназян А.И., начальник ЦВМУ МО СССР - генерал-полковник тов. Кувшинский Д.Д., главный хирург МО СССР, действительный член АМН СССР, генерал-полковник Вишневский А.А., главный терапевт  МО СССР, действительный член АМН СССР, генерал-лейтенант Молча­нов Н.С.,  Начальник МС ВМФ, заслуженный врач РСФСР, гене­рал-майор Иванов Е.М. и другие. Это подчеркивает значение, придаваемое вопросам сохранения здоровья личного состава ВМФ и, в особенности, руководством МО и Министерством здраво­охранения.

Ваша конференция в известном смысле является юбилейной в связи с тем, что недавно исполнилось 10 лет с момен­та вступления в строй советского ВМФ первой атомной подводной лодки  (пла).  Вместе с ней началась такая важная де­ятельность медицинской службы - как обеспечение жизнедеятельности на пла - так называемая “атомная подводная меди­цина”.  Это событие немаловажное.  Однако я хотел бы пре­достеречь участников конференции не увлекаться юбилейной стороной, а больше придерживаться обсуждения практических и, главным образом, нерешенных вопросов.

Как я доложил, недавно ВМФв целом, а также учёные-физики отметили важное событие - 10-летие со дня вступ­ления в строй первой пла. С вступлением в строй первой пла было положено начало современному атомному подводному флоту. Создание мощного флота является исторической необходимостью, обусловленной той расстановкой сил в мире, которая сложи­лась после 2-ой мировой войны.

Если до первой мировой войны, еще в царское время, когда нам противостояли континентальные державы, мы не раз горько расплачивались дорогой ценой за недостаточное внимание к развитию флота, то в нынешнее время, когда нам про­тивостоят традиционные морские державы, возникла необходи­мость создания мощного атомного Флота – для создания силы устрашения и мощнейшего атомного возмездия. В этом новом атомном флоте роль наиболее мощного ядра составил наш подводный атомный флот как неотразимая сила устрашения и неумолимого возмездия за попытку совершить нападение на нашу страну.

Без преувеличения можно сказать – в ВМФ роль человека и поддержание его жизнедеятельности играет особо большую роль. Поэтому среди многих наук которые занимаются изуче­нием морей, океанов, мы выделяем тесно связанную с могу­ществом флота – медицинскую науку, которая обеспечивает жизнедеятельность многих тысяч матросов в условиях очень сложного и трудного плавания.

Наша география так сложна, что приходится плавать во всех районах земного шара, где нет наших баз.

Держатся эти плавания на 3-х “китах”: во-первых, на очень большой надежности нашей техники. Сегодня я получил сообщение: от вас в августе ушли лодки, а сегодня они при­были во Владивосток. А ведь баз у нас нет, в лучшем случае зайдут на три дня. Они плавают полгода и больше. Итак, пер­вый “кит” - надежность техники.

2-й “кит” - выучка людей и создание всех условий для жизнедеятельности, здоровья людей.

3-й “кит” - большая идейная убежденность в необходи­мости таких плаваний, морально-политическое состояние чле­нов экипажа.

ВМФ всегда представлял собой средоточие новейшей и сложнейшей техники, самых передовых видов научных достиже­ний: радиоэлектроники, атомной энергетики и др. Корабли стали очень универсальными, очень сложными и это наклады­вает свои специфические особенности на подготовку личного состава.

Плаваем мы много, пожалуй, половина здесь присутствую­щих, если не все, - сами участники этих плаваний.

Обсуждение вопросов обитаемости и жизнедеятельности свидетельствует о том, что при всех больших достижениях, у нас еще имеются многие нерешённые вопросы.

Я хотел бы поставить несколько вопросов, которые нас волнуют. Прежде всего, когда мы говорим об обитаемости на­ших пл, мы обращаем внимание на то, что у нас еще имеет место повышенная заболеваемость, не связанная с радиацион­ной обстановкой. Хотя имели мы также и несчастья, связанные с освоением энергетических установок, когда и наша  Меди­цинская служба проявила себя с самой положительной стороны и спасла многих людей   (Тов. Бурназян принимал в этом очень много личного участия). К счастью, таких случаев было не­много.

В целом же, оценивая условия обитания на пла, беспокоит то, что у нас имеет место большой отсев личного состава из-за несовершенства этих условий.

Уволено с пла ввиду негодности к военной службе: в 1967 г. - 20 офицеров;                 84 - матросов и старшин; в 1968 г. - 22 офицера; 78 - матросов и старшин, т.е. прак­тически уволен из ВМФ целый экипаж пла. Часть из подводни­ков уволена не в связи со службой на пла (имелись недостат­ки в организме), но часть уволена в связи со службой на пла.

Списано с пла (негодны к службе на пла): в 1967 г. - 55 офицеров; 24 - матросов и старшин; в 1968 г. - 132 офицера; 41 - матрос и старшина.

Необходимо разобраться, какие причины приводят к этому, посоветоваться, что нужно сделать для улучшения подводных лодок (на надводных кораблях дело обстоит лучше).

Это 1-й вопрос, который нас беспокоит. Нам необходимо доводить обитаемость пла до совершенства. Если офицеры, матросы плавают на этом корабле месяцами, то шумы, осве­щённость, состав воздуха должны быть не только в норме, а доведены до уровней граничащих с комфортом.

Второй, очень важный вопрос, новый для флота: наши корабли мы оснащаем очень сложными автоматизированными комплексами, мы переходим к “комплексно-автоматизированным кораблям”. И движение, и живучесть, и использование ору­жия, и выполнение тактических задач, с точки зрения пси­хофизиологии, предъявляют особые требования к организму под­водников, так как не каждый человек отвечает таким требованиям.

Видимо, в ВМФдолжна быть создана система психофизио­логического отбора на такие сложные корабли и отбор должен начинаться с училищ. Здесь должно быть найдено тесное сод­ружество инженерной психологии и медицины. Мы должны по­думать, в какой цвет должен быть окрашен центральный пост, какой цвет менее всего утомляет? Всё должно быть направле­но на поддержание надлежащего тонуса.

Третий вопрос, который нас волнует - сохранение высокой боеспособности личного состава. Для этого необходимо продолжать разрабатывать предложения по организации рационального режима труда и отдыха в условиях длительного пла­вания в различных климатических зонах.

В связи с большими нервно-психическими и физическими нагрузками на личный состав в период похода большое значе­ние приобретает правильно организованный до и послепоходовый отдых и восстановление жизнерадостности личного состава. Этот важный вопрос необходимо решать совместно с политработ­никами.

На ВМФ отработана система отдыха личного состава, определены место и сроки его. Однако имеются случаи, когда отдых личному составу не предоставляется или предоставляется о большими опозданиями. Необходимо обеспечить строгое выполне­ние существующего положения по отдыху, глубже изучать эффек­тивность и проводить дальнейшее его совершенствование.

Наряду с совершенствованием методов идейно-политичес­кого и психологического воспитания, развития чувства това­рищества, коллективизма, любви к своему кораблю, флоту, желания добросовестно выполнять свой служебный долг, не­обходимо разработать рекомендации для внедрения в разумных пределах различных игр, развлечений и других мероприя­тий для поддержания хорошего настроения и эмоциональной устойчивости подводников и личного состава надводных кораб­лей в условиях длительного несения боевой службы в отрыве от своих баз.

Необходимо изучать гигиенические свойства различных новых наиболее экономических текстильных материалов и реко­мендовать их для принятия на снабжение ВМФ в целях изго­товления отвечающего всем требованиям гигиены и эстетики обмундирования и рабочего платья личного состава кораблей, особенно дляусловий несения боевой службы в различных климатических поясах.

Медицинская служба Военно-морского флота должна при­нимать активное участие в изучении, оценке, разработке ре­комендаций и внедрении на снабжение экипажей кораблей пище­вых продуктов более высоких питательных и вкусовых качеств (внедрении различных полуфабрикатов, продуктов сублима­ционной сушки, свежезамороженных блюд и т.д.), в разработке требований к упаковке, тарированию продуктов, разме­щению их на корабле, длительному хранению и правильной реализации, в изучении, оценке и рекомендации для внедрения нового, наиболее эффективного оборудования и автоматов для обработки пищевых продуктов и приготовления пищевых блюд широкого ассортимента, а также для изготовления мороженого, прохладительных и газированных напитков, льда, кофе и т.д.

По-прежнему, важными задачами, стоящими перед Медицинской службой ВМФ  являются:

- разработка и внедрение наиболее эффективных методов и средств медицинской помощи и эвакуации пострадавших, профилактики и лечения лучевых поражений, средств и методов поддержания высокой работоспособности личного состава в условиях длительных походов, высоких температур и морской качки;

- разработка и внедрение медицинской аппаратуры и обо­рудования, необходимых для решения широкого круга задач;

- дальнейшее совершенствование всего комплекса меди­цинского обеспечения кораблей;

- изучение структуры заболеваемости, причин списания и увольнения личного состава в целях разработки эффективных мероприятий, направленных на сохранение здоровья и продление сроков службы на кораблях;

- совершенствование методов подготовки высококвалифи­цированных медицинских кадров в необходимом количестве с учетом перспективы развития флота, уделив особое внимание подготовке корабельных врачей;

- участие совместно с аварийно-спасательной службой в разработке и внедрении специальных методов и средств спа­сения подводников, в том числе и с глубоководных подводных лодок;

- участие в разработке и внедрении эффективных средств коллективной и индивидуальной защиты от ионизирующих излучений, химического и бактериологического оружия, агрессив­ных компонентов топлива, сверхвысокочастотных электромагнитных излучений и другие задачи.

Выражаю уверенность, что настоящая конференция позволит наметить пути эффективного выполнения стоящих перед Меди­цинской службой задач и сыграет большую роль в деле строи­тельства и развития нашего Военно-морского флота.

Позвольте пожелать плодотворной работы вашей конференции.

 

Фото 8. Первая научно-практическая конференция, г. Североморск, апрель 1969 г. Выступает начальник  ЦВМУ   МО СССР генерал-полковник медицинской службы Д.Д. Кувшинский. За столом слева на право: главный терапевт МО СССР, академик АМН генерал-лейтенант медицинской службы Молчанов Н.С., главный хирург МО СССР, академик АМН генерал-полковник медицинской службы Вишневский А.А., командующий Северным флотом адмирал Лобов С.

 

 

Фото 9. Выступает заместитель Министра здравоохранения СССР Бурназян А.И., апрель 1969 г.

 

3.2. Выступление заместителя министра здравоохранения СССР А.И. Бурназяна

 

            Накопленный опыт медицинского наблюдения за личным составом пла свидетельствует о том, что под влиянием ряда факторов обитаемости развиваются функциональные изменения в организме. Основными из них являются – утомляемость, астенизация и др. Эти изменения возникают, главным образом, под влиянием неблагоприятных факторов микроклимата, токсических веществ в воздухе отсеков, а также в результате нервного перенапряжения.

            В плане решения связанных с этим задач проводились и проводятся специальные научно-исследовательские работы. Большой интерес, в частности, представляли испытания на пл “Декабрист”, показавшая возможность длительного пребывания личного состава под водой. Этот же эксперимент позволил дать полезные рекомендации по ПДК ряда воздушных примесей, по рациональному питанию и по другим вопросам санитарно-гигиенического обеспечения.

В настоящее время в интересах ВМФ Министерством здравоохранения создано специальное научно-исследовательское учреждение – Филиал № 6 ИБФ МЗ СССР (в будущем НИИ ГМТ), перед которым поставлены задачи разработки следующих научных направлений: определение и оценка радиационной опасности при боевых повреждениях пла, оценка психо-физиологических возможностей операторов в системе “человек-машина”, разработка новой дозиметрической аппаратуры и др.

Продолжаются изыскания по биологическому действию полония-210, ряда токсических примесей, а также по вопросам оперативной оценки последствий переоблучения личного состава.

В заключении хочется отметить хорошую организацию конференции, в частности, широкое представительство медицинских работников ВМФ, научно-исследовательских институтов, МЗ СССР, политических работников и командиров. Конференция, несомненно, внесёт полезный вклад в дело улучшения лечебно-профилактической работы на ВМФ.

 

      3.3. Выступление Командующего Краснознамённым Северным флотом адмирала

С.М. Лобова

В1968 году исполнилось 10 лет с того времени, как в Советском Военно-морском флоте появилось новое грозное оружие – атомные подводные лодки.

Знаменателен факт, что юбилейная конференция медицинской службы Военно-морского флота, посвящённая десятилетнему опыту работы в области лечебно-эвакуационного обеспечения, обитаемости и радиационной безопасности на атомных подводных лодках, береговых и плавучих средствах их обеспечения проводится на Краснознамённом Северном флоте. Именно здесь, на северном флоте, вступила в строй первая атомная подводная лодка “Ленинский комсомол”, командиром которой был Герой Советского Союза Л.Г. Осипенко (фото 3).

Партия и Правительство уделяют огромное внимание сохранению и укреплению здоровья военнослужащих. Медицинская служба Советской Армии и Военно-морского флота имеет в своём распоряжении все необходимое для медицинского обеспечения личного состава. Заботой партии и правительства о сохранении и укреплении здоровья моряков-подводников продиктовано создание на Северном флоте задолго (1956 год) до вступления в строй первой атомной подводной лодки специальных медицинских подразделений и учреждений, предназначенных для обеспечения личного состава атомных подводных лодок.

В дальнейшем на Краснознамённом Северном флоте сформировалась система специальных медицинских учреждений, показавшая свою эффективность и практическую необходимость в обеспечении повседневной деятельности личного состава и в аварийных ситуациях.

На флоте выросли замечательные кадры врачей-подводников, в совершенстве знающих своё дело. Их безупречная служба, отличное мастерство отмечены высокими правительственными наградами.

Среди награждённых хочется отметить первого врача атомной подводной лодки “Ленинский комсомол” И.И. Бечик, врача той же лодки В.С. Долганова, принимавшего участие в походе подводной лодки под командованием Героев Советского Союза А.И. Петелина и Л.И. Жильцова к Северному полюсу (фото 4-5), врачей Хуторецкого и Б. Никонова, осуществляющих медицинское обеспечение личного состава группы атомных ракетоносцев, совершивших под руководством Героя Советского Союза А.И. Сорокина кругосветный поход в подводном положении.

Особенно ярко проявились все лучшие качества наших врачей в сложных аварийных ситуациях. Их самоотверженная работа спасла жизнь не одному подводнику. Врачи         И.А. Мазюк, А.Е. Овчинников, В.А. Косач, А.В. Меренцев и др. своей работой во время ликвидации последствий аварии показали не только глубокие знания своей специальности, но и устройства лодки, сложной техники и оборудования, которой вооружены атомные подводные лодки.

Значителен вклад в дело обследования и лечения личного состава, пострадавшего при авариях на атомных подводных лодках коллективов клиник ВМедА им. С.М. Кирова и           I ВМОЛГ. Несмотря на ряд чрезвычайно сложных проблем по оказанию помощи этим больным, особенно наиболее тяжёлым, все находившиеся на лечении в этих учреждениях, кроме получивших абсолютно несовместимые с жизнью поражения, остались живы и вернулись к труду.

Центральное Военно-медицинское управление Министерства обороны СССР во главе с Д.Д. Кувшинским и Медицинская служба ВМФ, руководимая Е.М. Ивановым, постоянно оказывали помощь и руководство в организации медицинского обеспечения, специализированного лечения и дальнейшего наблюдения за пострадавшими. Непосредственное участие в ликвидации последствий аварий, оказания помощи и лечении личного состава принимали специалисты Министерства здравоохранения СССР и, в первую очередь, Институт биофизики.

Ядерные энергетические установки превратили подводные лодки из “ныряющих” в действительно подводные корабли теоретически с неограниченной автономностью и длительностью плавания. Создалось положение, при котором технические возможности боевого использования кораблей могут превосходить физиологические возможности личного состава. Поддержание высокой боеготовности экипажа атомной подводной лодки, а также профилактика заболеваний и неблагоприятных физиологических сдвигов у личного состава является одной из основных задач медицинской службы Военно-морского флота.

Медицинской службой флота сделано в этом отношении немало. Достаточно сказать, что за эти годы у личного состава атомных подводных лодок не было зарегистрировано ни одного случая хронической лучевой болезни. Врачи флота, под руководством и непосредственном участии Медицинской службы Военно-морского флота и Управления обитаемости I института ВМФ, проделали большую работу по улучшению обитаемости атомных подводных лодок, выработке научно-обоснованных нормативов и рекомендаций к обитаемости новых, более совершенных проектов атомных подводных лодок. Флотскими медиками: В. Протасовым, Г. Оксенгендлером, Ю. Петровым, А. Меренцевым и другими защищены диссертации по влиянию факторов обитаемости на личный состав и по улучшению условий труда и быта подводников.

Дальнейшее развитие атомного подводного флота характеризуется созданием высокоавтоматизированных кораблей с малой численностью экипажа и значительным увеличением автономности плавания. Обитаемость этих подводных лодок является одним из важных элементов, определяющих их боеспособность. В связи с этим, перед медицинской службой стоят большие и сложные задачи по исследованию комплексного воздействия радиационных и других факторов обитаемости на организм человека и выработке предложений по созданию эффективных и надёжных систем жизнеобеспечения.

В первую очередь, для боевого применения атомного флота имеет значение дальнейшее изучение радиационной обстановки и её воздействие на личный состав при возможных аварийных ситуациях и разработка мероприятий по предупреждению аварий, локализации и устранению их последствий.

Особое значение должно придаваться медицинскому обеспечению боевой службы атомных подводных лодок. Переход к несению боевой службы соединениями кораблей ставит перед нами новые, более сложные задачи. основываясь на приобретённом опыте, мы должны успешно решить их.

Планируемое цикличное использование атомных подводных лодок в значительной мере улучшит вопросы организации труда и отдыха личного состава, будет способствовать планомерному проведению всего комплекса лечебно-профилактических мероприятий и повышению боеспособности личного состава.

Работа данной конференции явится основой дальнейшего развития и совершенствования медицинского обеспечения Военно-морского флота.

 

3.4.  Десятилетний опыт работы медицинской службы ВМФ в области обитаемости и медицинского обеспечения атомных подводных лодок

Заслуженный врач РСФСР, генерал-майор медицинской службы Е.М. Иванов

Создание в пятидесятых годах ядерной энергетической установки для подводных лодок привело к рождению качествен­но нового атомного подводного флота, ставшего основной ударной силой Военно-морского флота Советского Союза. Это выдающееся достижение стало возможным благодаря самоотвер­женному труду большого коллектива учёных, руководимых ака­демиком А.П. Александровым, инженеров, рабочих и служащих нашей Родины.

Проектирование и строительство первой и последующих атомных подводных лодок, начало их эксплуатации, и наконец, выход на просторы Мирового океана проходили при постоянном и непосредственном участии Медицинской службы ВМФ, которая совместно с другими Центральными управлениями и службами решала с помощью командования ВМФ целый ряд принципиально новых и чрезвычайно важных задач.

Среди этих задач можно выделить следующие три основ­ные группы:

- разработка, научное обоснование и внедрение в прак­тику кораблестроения медицинских требований к обитаемости атомных подводных лодок с целью сохранения здоровья и бое­способности личного состава в период длительного непрерыв­ного плавания в подводном положении;

- создание качественно новой системы организации меди­цинского обеспечения соединений атомных подводных лодок в период автономных походов и при нахождении в пунктах бази­рования;

- подготовка медицинских кадров, способных правильно решать практически все вопросы медицинского обеспечения атом­ного подводного флота.

Эти задачи комплексно решались применительно к этапам развития атомного флота и всегда преследовали общую цель – сохранение высокой боеспособности личного состава.

3.4.1. Медицинские требования к обитаемости атомных подводных лодок

Проектирование первой атомной подводной лодки началось в период, когда в состав ВМФ вступали дизель-электрические подводные лод­ки послевоенной постройки, с непрерывной подводной автономностью 200 часов (проекты 613, 611), Их постройке предшест­вовали специальные медицинские исследования, в которых были обоснованы,  предельно допустимые параметры основных факторов обитаемости, обеспечивающие сохранение боеспособности лич­ного состава при плавании в подводном положении не более 10-15 суток.

Естественно, что результаты этих исследований не могли дать ответа на многие вопросы, связанные с обеспечением условий жизни и боевой деятельности личного состава на пер­вой атомной подводной лодке, которая должна была плавать в подводном положении 60 суток и более.

Возникла необходимость в проведении дополнительных исследований.

 

                Научно-исследовательские и научно-практические организации,

работающие в интересах медицинского обеспечения, строительства и эксплуатации атомных подводных лодок

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


В 1953 году по приказу Главнокомандующего ВМФ на спе­циально дооборудованной дизель-электрической подводной лодке были проведены испытания с непрерывным пребыванием личного состава в погруженной подводной лодке в течение двух месяцев.

Непосредственно в отсеках лежащей на грунте подводной лодки вели исследование врачи С.А. Артемьев, С.В. Миропольский Ю.Г. Нефедов.

К обеспечению их работы на берегу были привлечены такие ведущие специалисты, как: Е.Э. Герман, И.И. Савичев, Н.К. Кривошеенко и др.

Результаты этого уникального в то время исследования, во-первых, доказали практическую возможность сохранения боеспособности личного состава при длительном пребывании в герметичных отсеках подводной лодки и, во-вторых, наметили пути для правильного решения ряда вопросов обитаемости в период проектирования и строительства первой и последующих атомных подводных лодок.

Одновременно в стенах НИУ ВМФ значительно расширился фронт работ по экспериментальному обоснованию предельно до­пустимых параметров основных факторов обитаемости атомных подводных лодок.

При проектирований и строительстве атомных подводных лодок большое внимание уделялось новому фактору обитаемости - ионизирующим излучениям.

Необходимо было разработать требования к биологической защите и радиационной безопасности.

Объединенными усилиями врачей ВМФ и специалистами 3 Главного управления при Министерстве здравоохранения СССР эта задача была решена правильно и основные требования по обеспечению радиационной безопасности, отработанные для пер­вой подводной лодки, почти полностью сохраняют силу и до настоящего времени.

Разработке вопросов обитаемости способствовал тесный контакт Медицинской службы и научно-исследовательских учреж­дений ВМФ с Институтом биофизики, конструкторскими бюро и промышленностью.

На совместных совещаниях специалистов ВМФ, промышленности и ведущих учёных страны принимались решения, которые обеспечивали быструю реализацию всех выводов и предложений, полученных в процессе исследовательских работ, направленных на улучшение обитаемости атомных подводных лодок.

В 1958 году совместным решением ВМФ и МСП были введены в действие первые в практике кораблестроения “Санитарно-ги­гиенические требования при проектировании и строительстве подводных лодок” и “Временные санитарные правила № 0119-1603.1958 г.”, регламентирующие основные медицинские требования к факторам обитаемости и обеспечению радиационной безопасности личного состава на атомных подводных лодках и в пунктах их базирования. Этими медицинскими требованиями к обитаемости руководствовались ЦКБ-проектанты при проектировании практически всех атомных подводных лодок первого поколения.

На первых стадиях эксплуатации атомных подводных лодок первого поколения большую работу по улучшению обитаемости и организации службы радиационной

безопасности проделали воен­ные врачи В.В. Чумаков, Е.А. Жербин, Д.Н. Здрецов,             И.А. Сапов, Л.А. Тиунов, С.В. Миропольский, С.А. Кейзер, А.В. Миртов, И.Ф. Жильцов, А.А. Шереметьев-Самусюк, А.М. Дернов, К.В. Иванов, О.В. Варнаков и др.

            В этот период были изучены недостатки технических средств обеспечения отдельных факторов обитаемости, приводившие к случаям ухудшения радиационной обстановки,  отработаны основы организации службы радиационной безопасности.

Большая работа выполнена по разработке требований к пунктам базирования и ремонта подводных лодок.

В дальнейшем были проведены исследования причин и воз­можных способов устранения выявленных недостатков. В этой работе, требовавшей участия командования и конструкторов, спе­циалисты медицинской службы постоянно были инициаторами,              по­скольку, основной мерой качества обитае­мости является человек, его работоспособность, боеготовность и состояние здоровья.

Анализ опыта первых лет эксплуатации атомных подводных лодок и результаты многочисленных экспериментальных исследо­ваний показали, что медицинские требования к обитаемости подводных лодок 1958 года нуждаются в существенной корректи­ровке. Поэтому были разработаны и в 1963 году объявлены при­казом Главнокомандующего ВМФ № 0082 новые “Гигиенические нор­мы и требования к проектированию подводных лодок” - ГНТпл-63.

Эти действующие в настоящее время медицинские требова­ния способствовали существенному улучшению обитаемости атом­ных подводных лодок.

В настоящее время начали вступать в строй подводные лодки второго поколения.  Поэтому оценка по обитаемости является одной из первоочередных задач Медицинской службы Военно-морского флота.

           Управление обитаемости 1 Института ВМФ, Лаборатория профессиональных заболеваний ВМФ и военно-морские кафедры ВМА им. С.М. Кирова в тесном содружестве с медицинскими лабо­раториями подводного плавания флотов и врачами подводных ло­док должны тщательно исследовать обитаемость этих пла в пе­риод несения боевой службы, выявить имеющие недостатки и дать рекомендации по их устранению.

            Как известно, в настоящее время подходит к завершению строительство первенца подводных лодок третьего поколения – пла проекта 705.

Это комплексно-автоматизированные подводные лодки, на которых коренным образом изменяется характер боевой дея­тельности личного состава.

Основой боевой деятельности практически любого члена экипажа становится напряженный умственный труд.

Поэтому медицинские требования к обитаемости этих под­водных лодок имеют свои особенности.

Медицинская служба ВМФ еще в 1961 году предусмотрела проведение в Управлении обитаемости 1 Института ВМФ экспе­риментальных исследований по изучению комбинированного действия на организм подводников основных факторов обитаемости при имитации режима труда и отдыха, свойственных эки­пажу комплексно-автоматизированных подводных лодок.

Под руководством И.А. Сапова и А.Н. Бухарина эти иссле­дования были выполнены на специальном стенде подводной лодки в период 1962-1964 годов.

Испытуемые-подводники несли трёхсменную вахту на пуль­тах-имитаторах; наибольшая продолжительность герметизации составляла 130 суток.

Результаты клинико-физиологических и психофизиологичес­ких исследований, выполненные в ходе этих испытаний врачами В.Г. Алтуховым, А.В. Миртовым,                   Н.Б. Масловым, И.Ф. Жильцовым, В.П. Либом, Е.С. Трошановой, Т.П. Якимовой и др., позволили проверить и обосновать для комплексно-автоматизированных подводных лодок предельно допустимые параметры таких факторов обитаемости, как микроклимат, химический состав воздуха, уровни воздушного шума, ионизирующего излучения и др.

Также по заданию Медицинской службы ВМФ в 1964 году А.Н. Коржавиным,        А.А. Булыгиным и др. совместно с врачами флотов обоснованы требования к размещению личного состава, а в 1967 году - требования к средствам повышения работоспо­собности подводников во время автономных походов (физичес­кие упражнения, аэроионизация, дыхание кислородом, ультра­фиолетовое облучение).

Экспериментальные данные по повышению боеспособности подводников обсуждены на секции спецфизиологии и корабель­ной гигиены Ученого медицинского совета ЦВМУ.

Главнокомандующим ВМФ принято решение о проверке их в натурных условиях на специально выделенных для этого под­водных лодках.

Особое внимание медицинская служба ВМФ обращала на рас­ширение работ по вопросам психофизиологии с целью разработ­ки требований к компоновке и оборудованию боевых постов и пультов управления.

Результатом этого явилось издание в 1966 году психофи­зиологических рекомендаций к проектированию боевых постов-пультов управления оружием и кораблём.

В 1968 году разработаны “Психофизиологические требова­ния к проектированию пультов управления ГКП комплексно-авто­матизированных подводных лодок” - ПФТ-69.

Большая научно-исследовательская работа проведена за этот период врачами-специалистами флотов и медицинских ла­бораторий подводного плавания: В.Ф. Беловым, А.В. Меренцевым, А.П. Фокиным, А.А. Солодковым и др.

Исследования врачей флотов, сопоставленные с экспери­ментальными данными, полученными в различных НИУ ВМФ, поз­волили 4-му Управлению 1 института ВМФ тщательно проанали­зировать условия жизни и боевой деятельности личного состава на атомных подводных лодках первого поколения и дать всесто­роннее научное обоснование проекту новых “Гигиенических норм и требований к проектированию подводных лодок” - ГНТпл-68.

Медицинская служба ВМФ вскоре представит этот проект ГНТпл на утверждение Главнокомандующему ВМФ.

Все основные вопросы обитаемости атомных подводных лодок ежегодно обсуждались или на секции спецфизиологии и кора­бельной гигиены УМС ЦВМУ, или на специальных конференциях, в работе которых принимали активное участие специалисты-подводники самых различных профилей и представители Министерст­ва судостроительной промышленности.

Принимавшиеся на конференциях рекомендации оформлялись в виде совместных решений ВМФ и МСП и являлись одним из ру­ководящих документов по устранению обнаруженных на пла не­достатков.

Следовательно, создание таких нормативных документов, как “Гигиенические нормы и требования к проектированию под­водных лодок”, регламентирующих обитаемость пла, является результатом совместной работы очень широкого круга специа­листов различных научно-исследовательских учреждений и вра­чей флотов.

Реализации и внедрению требований на новые корабли способствуют напряженная работа Управления обитаемости 1 института ВМФ, врачей военной приёмки и экспертных комиссий по обитаемости, которые, зародившись по инициативе Медицинс­кой службы ВМФ и одобренные Главнокомандующим ВМФ, стали обязательными при рассмотрении каждого нового проекта атом­ной подводной лодки. Экспертные комиссии, как показал опыт создания атомных подводных лодок и внедрения в практику ко­раблестроения научно-обоснованных требований к обитаемости и результатов текущих НИР, играли и играют в настоящее время значительную роль.

Несмотря на достигнутые успехи, у нас имеется и ряд ещё нерешённых вопросов.

Об этом свидетельствуют недостатки в обитаемости атомных подводных лодок первого поколения: нерациональное размещение личного состава, повышение температуры воздуха в жилых и слу­жебных помещениях при плавании в низких широтах, высокие уровни воздушного шума, недостаточное обеспечение врачей пла малогабаритной корабельной аппаратурой и т.д.

Основной причиной неудовлетворительного размещения личного состава является постоянное превышение штатной чис­ленности экипажа при выходе корабля в море.

Так например, в среднем, число участников походов, как правило, превышает штатную численность экипажа на 24-30 че­ловек.

Кроме того, штатная численность личного состава от на­чала проектирования до сдачи корабля флоту, значительно возрастает. Например, на подводных лодках, проектов 627, 675 и 670 это превышение составляет 12-60 %.

Остается неблагоприятным и микроклимат при плавании подводных лодок в низкие широты. Так, в жилых помещениях температура воздуха достигает 32° С (при норме 25° С), на боевых постах 35° С (при норме 28° С), а в энергетических отсеках 40° С (при норме         30 °С). При этом отмечается чрезмер­но низкая влажность.

Газовый состав воздуха по отдельным вредным примесям не соответствует гигиеническим нормам.

Нередко в походах наблюдается превышение предельно-допустимых концентраций окиси углерода до 50 мг/м3 (при норме 15 мг/м3), углекислого газа до 2 % (при норме 0,8 %),  углеводородов до 900 мг/м3 (при норме 100 мг/м3).

Кроме того, в условиях непрерывной и длительной герме­тизации на атомных подводных лодках накапливаются другие токсические примеси, состав которых ещё полностью не расшиф­рован.

В этом направлении Химической и Медицинской службам необходимо продолжать систематические исследования.

На действующих атомных подводных лодках отмечаются высокие уровни шума и вибрации, которые постоянно воздей­ствуют на личный состав.

Уровни воздушного шума в жилых отсеках достигают 70-90 децибел (при норме      65 децибел), а в энергетических отсеках они составляют 90-110 децибел (при норме           85 децибел).

Вибрации превышают предельно допустимые величины в 3-4 раза.

В ряде помещений атомных подводных лодок отмечается недостаточная освещённость, а также прямая и отраженная блесткость, затрудняющая работу операторов.

Следует также указать на недостаточные пределы измере­ний стационарных дозиметрических установок по гамма-излуче­нию, радиоактивным газам и аэрозолям.

Учитывая опыт эксплуатации пла первого поколения, Меди­цинская служба ВМФ  должна направить свои усилия  на лик­видацию обнаруженных недостатков и особенно на недопущение их на новых подводных лодках. Для этого необходимо обратить серьёзное внимание на глубокую и всестороннюю оценку оби­таемости головных атомных подводных лодок в период их приёмо-сдаточных испытаний и автономных походов.

Одновременно с изучением обитаемости пла необходимо значительно расширить объём экспериментальных исследований.

В Управлении обитаемости 1 института ВМФ оснастить лабораторно-техническую базу современным оборудованием и ускорить проведение в стендовых условиях серии научных исследований по нормированию факторов обитаемости пла третьего поколения с учётом возможности увеличения авто­номности до нескольких месяцев.

Особое внимание обратить на расширение работ психофи­зиологического профиля, имеющих большое значение для оби­таемости комплексно-автоматизированных пла.

С целью всестороннего изучения психофизиологических аспектов деятельности операторов на различных пультах уп­равления и контроля шире привлекать к этой работе Институт психологии АПН РСФСР и другие специализированные организа­ции.

Ускорить разработку для подводных лодок новой штатной медицинской аппаратуры, позволяющей врачу в корабельных условиях оказывать высококвалифицированную помощь и способ­ствовать повышению боеспособности личного состава во время автономных походов.

С особой тщательностью разрабатывать предельно допусти­мые концентрации вредных примесей в воздухе подводных лодок с корпусом из стеклопластиков.

3.4.2. Медицинское обеспечение

Разрабатывая проект медицинского обеспечения принципи­ально нового рода сил -атомного флота, Медицинская служба ВМФ предусмотрела необходимость создания специализированных медицинских формирований и особой организационно-штатной структуры.

Еще в период строительства и ввода в строй первой атомной подводной лодки, в системе службы радиационной безопас­ности были образованы медицинские группы.

В местах базирования пла были развернуты спецполикли­ники. Они обеспечивают активное наблюдение за состоянием здоровья личного состава атомных подводных лодок и подраз­делений обслуживания.

Большую работу в этом направлении проделали первые начальники медицинских групп СРБ: В.В. Перелыгин, М.И. Емельяненко и П.М. Гапеенков - на Северном флоте,     В.А. Матюхин и Г.М. Давыдов - на Т0Фе.

Медицинскую службу первых соединений атомных подводных лодок возглавили: на Северном флоте - А.А. Булыгин, а позд­нее - Д.П. Зуихин; на Тихоокеанском флоте -         В.М. Розбаш и В.В. Сосин.

В числе врачей-ветеранов атомного подводного флота нужно назвать И.И. Бечика,  И.Н. Блажкова,  И.А. Мазюка, В.А. Косача, В.С. Долганова и др.

Для углубленного обследования личного состава атомных подводных лодок, раннего выявления нарушений в состоянии здоровья отдельных специалистов, контроля, за подбором ново­го пополнения, и решения экспертных вопросов, а также для оказания помощи больным лучевой болезнью были организованы специальные отделения при военно-морских госпиталях.

Специальное отделение 1 Ленинградского военно-морского ордена Ленина госпиталя, руководимое С.И. Титковым, преврати­лось в центр по обобщению опыта диагностики,  лечения и экс­пертизы - на атомных подводных лодках.

Ему приданы оснащенные на современном уровне лаборато­рии: радиологическая и функциональных методов исследования.

Организация спецотделений себя полностью оправдала. Деятельность их расширилась и углубилась с накоплением опыта работы.

Большой объём работы, и ответственность, возложены на Главного токсико-радиолога ВМФ. Обязанности эти успешно выполнялись до 1967 г. А.А. Шереметьевым-Самусюком, а затем - О.В. Варнаковым.

Плодотворную деятельность проводили главные токсико-радиологи флотов: на Северном флоте сперва - В.Д. Павлов, теперь - Е.В. Величкин, на КТОФ - В.А. Матюхин и Г.М. Маянский.

В 1959 году была создана специальная Центральная ла­боратория ВМФ во главе с Главным токсико-радиологом, кото­рая решает многие практические задачи, связанные со строи­тельством и эксплуатацией атомных подводных лодок и пунктов их базирования. Лаборатория внесла большой вклад в дело реализации научных достижений, их внедрения в практику ме­дицинского обеспечения атомного флота.

Для подводников атомного флота по решению ГК ВМФ соз­даны санатории и дома отдыха, базы отдыха, которые обеспечивают контролируемый послепоходовый отдых личного состава.

Серьезное значение придается питанию личного состава атомных подводных лодок.

На пла были оборудованы холодильные камеры, улучшено размещение и оснащение камбуза.

На новых подводных лодках созданы столовые для рядо­вого состава.

По инициативе Медицинской службы ВМФ специальная ко­миссия, с привлечением Военно-медицинской академии, разра­ботала и научно обосновала новый автономный паёк для лич­ного состава атомных подводных лодок.

В 1961 году он был утвержден и сегодня является одним из наиболее полноценных пайков в Вооруженных Силах СССР.

Все атомные подводные лодки имеют в штате врача. На эти корабли направляются специально подготовленные, во всех отношениях показавшие себя с лучшей стороны офицеры медицинс­кой службы.

Врачи атомных подводных лодок накопили большой опыт обеспечения длительных автономных походов.

Наиболее отличившиеся из них отмечены высокими прави­тельственными наградами.

Это товарищи: И.И. Бечик, И.А. Мазюк, В.А. Косач, М.Я. Шмидт, М.М. Хуторецкий, Ю.С. Угулова, В.С. Долганов и другие. Двумя орденами награжден врач Б.П. Никонов,  он впервые в 1962 году произвел полостную операцию на пла.

С начала эксплуатации атомных подводных лодок для них и для кораблей-спасателей пришлось обосновать новые нормы снабжения и добиться внедрения спецукладок.                В дальнейшем они несколько раз корректировались в соответствии с возрас­тающими требованиями и возможностями, а также с учётом опыта оказания помощи пострадавшим при авариях.

Были научно обоснованы новые нормы медицинского снабже­ния и на их основе созданы аптечки спецпомощи для личного состава отсеков, специальные гематологические, лабораторные, неотложной помощи и другие укладки.

Разработано оснащение для развертывания операционной в автономном походе. Это позволило успешно провести сотни хи­рургических вмешательств, в том числе большое количество по­лостных операций с благоприятным исходом.

В последние годы, в связи с повышением длительности и автономности плаваний, а также из-за увеличения числа участ­вующих в походах кораблей, заметно участились случаи, когда врач вынужден оказывать в море неотложную хирургическую помощь и проводить сложные операции (В.В. Строганов, В.М. Карельский, А.И. Хоришко, В.В. Морозов,          А.В. Сапожников, Э.И. Чайка и др.).

Особо следует отметить героический поступок врача пла А.А. Шаповалова, который впервые в истории Военно-морского флота во время автономного похода сам произвел себе хирурги­ческое вмешательство по поводу аппендицита, что позволило подводной лодке продолжать выполнение боевого задания.

На атомных подводных лодках последних проектов предус­мотрены амбулатория-операционная и изолятор, что позволит производить операции в автономных походах в лучших условиях.

Для научно-методического руководства работой на флотах и для регулярных практических консультаций Медицинской служ­бой ВМФ привлечены ведущие специалисты Управления обитаемос­ти 1 института ВМФ, Военно-медицинской ордена Ленина Крас­нознаменной академии им. С.М. Кирова и Морского филиала ЦНИИ №12 МО СССР.

Таким образом, обеспечено проведение повседневной ле­чебно-профилактической работы на высоком уровне, накаплива­ются ценные в научно-практическом отношении материалы, не­изменно поддерживается готовность к любым неожиданным и ава­рийным ситуациям.

В докладе можно лишь очень кратко проанализировать десятилетний опыт медицинского обеспечения атомного флота в повседневных условиях и остановиться на действиях меди­цинской службы при наиболее тяжелых авариях.

Более подробно каждая из этих проблем будет рассмотрена в сообщениях на секционных заседаниях.

На атомных подводных лодках возник новый фактор - иони­зирующие излучения. Во много раз удлинились сроки полной герметизации. Одновременно появились возможности за счет создания мощной системы кондиционирования улучшить микро­климат, особенно при походах в тропики. Практически отпали ограничения в расходе пресной воды, которая жестко экономит­ся на дизельных лодках.

Примечательный факт: во время экспедиции “Прилив-1” личный состав дизельных подводных лодок с радостью перехо­дил для отдыха на плавбазу, а экипажи атомных подводных лодок, наоборот, охотнее возвращались на свои корабли, так как бытовые условия на плавбазе по сравнению с пла были да­леко не комфортными.

Изменения в обитаемости атомных кораблей, по сравнению с дизельными, существенно отразились на уровне общей забо­леваемости и функциональных сдвигов у личного состава.

Так например, в течение последних 5 лет наблюдается постоянное снижение общей заболеваемости как рядового, так и офицерского состава пла.

Однако, в 1968 году имело место некоторое увеличение заболеваемости личного состава пла на КТОФ, что насторажи­вает нас и требует тщательного изучения причин повышения заболеваемости на КТОФ.

Вместе с тем, следует отметить, что среди подводников пла наиболее распространенными заболеваниями являются прос­тудные, кожные болезни, болезни уха, горла, носа и травма­тизм, на долю которых приходится около 80 % общей заболевае­мости.

Наблюдения показывают, что во время длительных автоном­ных походов происходит значительный рост заболеваемости, главным образом, за счёт вышеуказанных болезней и травматиз­ма.

Однако, несмотря на относительно высокий уровень ука­занных заболеваний во время походов, они практически не сопровождаются трудопотерями.

Общесоматическая заболеваемость у подводников не может рассматриваться в отрыве от влияния на них неблагоприятных факторов внешней среды.

Формирование болезни у некоторых наиболее предрасполо­женных лиц, несомненно, происходит в результате углубления тех или иных функциональных сдвигов в организме.

Особенности службы на пла определённым образом сказы­ваются и на увольняемости и списании личного состава.

Анализ показывает, что за последние 5 лет увольняемость и списание как рядового, так и офицерского состава не имеют тенденции к снижению, хотя по сравнению с дпл они значитель­но ниже:

- по рядовому составу - на 80 %;

- по офицерскому составу - на 50 %.

Около 75 % подводников из числа уволенных и списанных по болезни увольняются и списываются по заболеваниям внутренних органов и нервной системы (это главным образом болезни серд­ца и сосудов, неврозы, хронические гастриты, язвенная бо­лезнь желудка и 12-ти перстной кишки).

Приведенные выше данные заболеваемости» увольняемости и списаний личного состава пла требуют дальнейшего их изу­чения и изыскания эффективных мер профилактики заболеваний, и значительного снижения списания и досрочного увольнения подводников.

Для снижения заболеваемости нужно обратить серьёзное внимание на профилактику функциональных нарушений у подвод­ников в походах. Это должно быть достигнуто за счёт созда­ния нормальной обитаемости, устранения гиподинамии и улуч­шения отдыха подводников.

Двигательная активность подводников на подводной лодке во много раз меньше, чем на берегу. Это вызывает ослабление функционального состояния ряда систем организма и в особен­ности сердечно-сосудистой системы. В результате гиподинамии у подводников после похода отмечается неадекватная реакция сердечно-сосудистой системы на обычную физическую нагрузку, что снижает работоспособность и может привести к заболеваниям. Вот почему важное значение для личного состава пла приобре­тают физические упражнения во время походов.

Применение разработанного комплекса физических упраж­нений в период походов приводит к значительному улучшению самочувствия подводников. В частности, снижается утомляемость личного состава, повышается работоспособность и, что особенно важно, в период вахт подводники меньше допускают ошибочных действий.

Однако, на флотах еще недостаточно осуществляется контроль за проведением физических упражнений в период походов и снаб­жением подводных лодок соответствующим спортивным инвентарем. Наша - задача усилить контроль и устранить имеющиеся недостатки.

По некоторым классам болезней заболеваемость заметно уменьшилась. Так среди рядового состава КСФ снижение травма­тизма, простудных и кожных болезней, среди офицерского сос­тава снизились травматизм и простудные болезни.

Данные КСФ показывают, что увольняемость личного состава пла, как среди рядовых, так и среди офицеров, за последние 5 лет была в среднем вдвое ниже увольняемости в целом по флоту.

Однако, функциональные сдвиги в организме участников длительных походов атомных подводных лодок определяются не менее постоянно, чем на дизельных лодках, а заболеваемость по отдельным классам болезней остается высокой.

Во время походов первичная обращаемость, также как на дизельных лодках, значительно возрастает.

Надо оговориться, что имеющиеся статистические материа­лы не всегда надежны. Необходима тщательная проверка методики накопления этих сведений и дальнейшее изучение вопроса.

Однако, и по данным послепоходовой госпитальной заболе­ваемости и увольняемости, походы атомных подводных лодок в определенной степени отражаются на состоянии здоровья лич­ного состава.

Общесоматическая заболеваемость у подводников не может рассматриваться в отрыве от влияния на них неблагоприятных факторов внешней среды.

Формирование болезни у некоторых, наиболее предраспо­ложенных лиц, несомненно, происходит в результате углубления функциональных сдвигов в организме.

Как показывает опыт последних лет, в связи с увеличе­нием времени пребывания личного состава в море усилилось, влияние на организм подводников комплекса неблагоприятных факторов обитаемости.

После повторных походов функциональные сдвиги усугуб­ляются, учащаются заболевания сердечно-сосудистой и нервной систем возникает тенденция к повышению увольняемости - осо­бенно среди специалистов энергетических отсеков,

О накоплении неблагоприятных изменений в организме под­водников в результате длительного и повторного воздействия комплекса профессиональных факторов говорит более высокая заболеваемость и увольняемость личного состава 3-4 годов службы сверхсрочнослужащих и, особенно, офицеров.

Элементы физического труда на атомных подводных лодках все больше уступают место напряженной нагрузке операторского профиля, что усиливает нервно-психическое напряжение личного состава.

Существенное значение на пла имеет гиподинамия и неко­торые другие факторы, присущие замкнутому пространству ог­раниченного объёма (монотонность окружающей среды, отсутст­вие смены дня и ночи, резкое сокращение зрительных раз­дражителей и т.д.). Вот почему важное значение на пла приобретают такие вопросы, как физические упражнения для личного состава, рациональное освещение, окраска поме­щений и т.д.

До настоящего времени в походах ещё не всегда обес­печивается рациональный режим труда и отдыха.

Не совсем благополучно обстоит дело с проведением пред- и послепеходового отдыха.

Иногда в предпоходовые дни экипаж привлекается к ин­тенсивным авральным работам, выходит в море сильно утом­ленным. Это затрудняет адаптацию к условиям плавания.

Из-за нечёткой организации и недостаточного количест­ва вторых экипажей послепоходовый отдых не всегда предос­тавляется своевременно всему экипажу. Этот недостаток от­мечался в приказах Командования.

Между тем, только при условии хорошо обеспеченного от­дыха происходит быстрое восстановление трудоспособности, исчезают появившиеся в походе функциональные расстройства, в подавляющем большинстве случаев предотвращается их пе­реход в патологические состояния, в те или иные заболевания.

Организованный отдых под контролем опытного методиста создает возможность полного восстановления здоровья и бе­зопасного участия в повторных походах.

Особо должно быть рассмотрено влияние на личный состав атомных подводных лодок радиационного фактора.

Отечественные атомные подводные лодки отличаются высокой надежностью биологической зашиты энергетической уста­новки, продуманной системой радиационной безопасности на всех этапах эксплуатации и перезарядки реакторов.

Самая тщательная проверка не выявила за истекшие 10 лет ни одного случая развития лучевой болезни у подводни­ков, несущих вахту в реакторном отсеке.

Дозы облучения личного состава при нормальной радиа­ционной обстановке в отсеках в большинстве случаев ниже предельно допустимых.

Количество специалистов, получающих дозы более 5 бэр за год, т.е. выше принятых общесоюзных норм невелико.

Как показал опыт, накопившийся за годы эксплуатации атомных подводных лодок, правильные и своевременные действия команды при неисправностях энергетической установки, как правило, обеспечивают устранение повреждения без серьёз­ного переоблучения личного состава.

Тем не менее, следует не только продолжать, но и уси­ливать строгий контроль и разработку материалов, относящих­ся к последствиям воздействия на организм подводников ма­лых доз ионизирующих излучений.

При тщательном исследовании спецтрюмных, а также моряков, участвующих в ремонтных работах или в перезарядке реакторов, удается отметить некоторые статистические дос­товерные сдвиги, например, со стороны гематологических показателей. Хотя регистрируемое в обычных условиях облу­чение не нарушает состояния здоровья специалистов, не име­ет самостоятельных патологических последствий, но в усло­виях комплексного воздействия одновременно с нерадиацион­ными факторами может влиять на возникновение в организме неблагоприятных сдвигов.

В последние годы проводится всё более углубленный научный анализ влияния отдельных профессиональ­ных факторов и всего комплекса условий плавания на сос­тояние здоровья подводников.

Медицинская служба ВМФ считает своей первоочередной задачей скорейшее внедрение в широкую практику всех значи­тельных научных достижений.

Признанием и уважением на флотах пользуются те врачи, которые не только отлично справляются со своими повседнев­ными обязанностями, но развивают в себе чувство нового, сами проводят актуальные научные исследования.

По проблемам, важным для атомного флота, успешно за­щитили диссертации          И.И. Бечик, Ю.Н. Петров, М.И. Емельяненко, А.И. Борисов, В.А. Протасов, Э.В. Елизаров, Г.И. Оксенгендлер, А.С. Солодков, А.В. Меренцев, Ю.Н. Егоров, Б.С. Тищенко,                 Л.И. Гуменник,  В.И. Дмитриев, Л.И. Оскотский и др.

Весьма большое значение имеют теоретические и экспери­ментальные исследования, проведенные по заданиям Медицинс­кой службы ВМФ Е.А. Жербиным, А.П. Румянцевым, Р.А. Бесядовским, С.А. Кейзером, И.Ф. Жильцовым, В.Г. Чвыревым, А.В. Миртовым,       Д.И. Гусевым и др.

Мы смело можем сказать, что сегодня разработка вопросов обитаемости, радиационной безопасности и медицинского обеспечения пла не отстаёт, а во многом даже опережает ис­следовательскую мысль в Соединенных штатах Америки.

Однако, по мере расширения стоящих перед атомным фло­том задач возникает всё больше вопросов, требующих своего разрешения.

При этом особое внимание уделяется разработке вопросов медицинского обеспечения личного состава атомных подводных лодок при аварийных ситуациях.

Дважды - в начале эксплуатации атомных подводных ло­док, в 1961 г., и совсем недавно, в истекшем году, - Меди­цинской службе пришлось практически решать вопросы оказа­ния помощи при массовом радиационном поражении на атомных кораблях. В обоих случаях имело место тяжёлое повреждение ядерной энергетической установки с поступлением осколков ядерного деления в отсеки корабля.

В 1961 г. медицинская служба ещё не имела достаточного практического опыта в оказании помощи больным с радиацион­ными поражениями. Поэтому наиболее тяжело пострадавшие были направлены в клиническое отделение Института биофизи­ки. Большая группа заболевших получила помощь в клинике военно-полевой терапии ВМедА им. С.М. Кирова.

Только около одной трети легко пострадавших лечилось в спецотделении                    1-го Ленинградского военно-морского госпиталя.

В то же время Медицинской службой ВМФ и учреждениями Флота были обработаны без каких-либо ошибок или упущений вопросы эвакуации пострадавших, проведена санитарная обра­ботка и сортировка личного состава, обеспечена необходимая терапия заболевших.

Изучение последствий лучевой травмы целиком взяла на себя Медицинская служба ВМФ с привлечением специалистов Ленинградского и Североморского госпиталей и клиницистов Академии.

Было обеспечено не только регулярное наблюдение за теми переболевшими, которые продолжали службу на флоте, но и повторный вызов для стационарного обследования всех уво­ленных с военной службы.

Сложность заключалась в том, что тот вариант острой лучевой болезни, который возникает при тяжёлых авариях атомных реакторов в условиях подводной лодки, сильно отли­чается от классических форм острой лучевой болезни. Тече­ние, исходы и последствия сочетанной лучевой травмы лич­ного состава подводной лодки оказалось невозможно прогно­зировать и понять на основе предшествовавшего опыта радиа­ционной медицины.

Для решения неотложных практических задач пришлось в срочном порядке разрабатывать теоретические проблемы, касающиеся интеграции биологических эффектов различных видов радиационного воздействия на человека.

Медицинская служба ВМФ организовала проведение боль­шого комплекса углубленных научных исследований.

Анализ радиационной обстановки во время аварии был проведен совместно специалистами Медицинской службы ВМФ, кафедры военно-морской и госпитальной терапии Академии, 1-го Института ВМФ, Морского филиала 12-го Института МО,                  1 ВМОЛГ.

Изучение и обобщение этого уникального клинического опыта заняло несколько лет. Получены капитальные научные данные, во многом обогащающие современные представления о течении радиационных поражений.

Выработаны новые критерии для ранней диагностики и прогнозирования степени тяжести, а также для окончательной оценки истинного объёма поражения при острой лучевой болез­ни от сочетанного лучевого воздействия. Описаны различные клинические симптомы и ведущие синдромные нарушения. Раз­работаны принципы оценки военно-врачебной экспертизы в раз­ные сроки после лучевой травмы.

Весь этот огромный материал обобщен в отчётах, сборни­ках и монографиях.

Ряд частных вопросов потребовал углублённой разработки, которая и была проведена Г.И. Алексеевым, В.И. Самцовым, В.П. Поляковым, Е.Е. Гогиным, С.И. Титковым,            Н.Д. Шульгой, А.А. Бесковым, Н.А. Куклиным,  И.М. Суворовым,  Г.А. Трофимовым,       В.П. Власовым, А.А. Шереметьевым-Самусюк и др.

Медицинская служба ВМФ оперативно использовала полу­ченные научные данные, практически реализовала наиболее важные выводы, дополнила и уточнила действующие на Флоте инструкции и положения. Так, мероприятия, проводимые врачом пл, и принципы прогнозирования лучевой болезни на кораб­лях и в частях ВМФ определены приказом Главнокомандующего ВМФ № 00117, подготовленным Медицинской службой ВМФ на осно­ве опыта аварии 1961 г. В 1970 году будет издано “Руководст­во по медицинскому обеспечению пла”.

Глубокое освоение опыта позволило обеспечить быстрые и безошибочные действия Медицинской службы на всех этапах помощи пострадавшим при аварии в 1968 г. Общей организацией работ и действиями Медицинской службы в очаге поражения непосредственно руководил Начальник Медицинской службы ВМФ. Радиологическую группу возглавил    О.В. Варнаков.

Чётко была проведена первичная сортировка пострадавших, обеспеченная               И.Ф. Жильцовым, Е.В. Величкиным и А.В. Коньковым, своевременно определены показания для эвакуации тяжело пораженных.  Уже через 18 часов пораженные были доставлены в Ленинград, несмотря на трудности с организацией санитарно­го транспорта.

Своевременно было развернуто и бесперебойно в сложных условиях действовало спецотделение Североморского военно-морского госпиталя. Абсолютное большинство пострадавших лечилось в 1 ЛВМОЛГ. Наиболее тяжелые больные находились в спецотделении, руководимом С.И. Титковым, подготовленность коллектива которого за истекшие годы неизмеримо выросла.    

Руководство лечебным процессом возглавил Главный тера­певт Вооруженных Сил ДЧ АМН профессор Н.С. Молчанов и Глав­ный терапевт ВМФ профессор З.М. Волынский.

Постоянное наблюдение за больными обеспечивали высо­коквалифицированные клиницисты Академий И.С. Колесников, Г.И. Алексеев, Е.В. Гембицкий, А.Н. Сененко,     Е.Е. Гогин и др.

Для регулярных консультаций были приглашены ведущие специалисты Министерства здравоохранения СССР: А.К. Гуськова, Г.Д. Байсоголов, А.А. Шереметьев-Самусюк,         С.А. Кейзер, А.И. Воробьев, В.А. Петушков, А.И. Шорохов.

Тяжелобольным потребовались массивные подсадки донорс­кого костного мозга, повторные прямые переливания крови, лейкоцитарной массы, лейкотромбовзвеси, гемостатических жидкостей. Было подготовлено белее 8-х тыс. доноров, у половины из них была взята кровь. Почти сто человек добро­вольно и безвозмездно дали для спасения тяжелопострадавших свой костный мозг.

По специальному распоряжению Начальника Центрального военно-медицинского управления генерал-полковника медслужбы Д.Д. Кувшинского были использованы фонды дефицитных антибиотиков. Лечащие врачи не знали затруднений в снаб­жении больных наиболее эффективными препаратами.

           Все проведенные мероприятия позволили добиться бла­гоприятных результатов лечения пострадавших. Удалось пре­дотвратить гибель одного из пораженных с безусловно несов­местимым с жизнью объёмом лучевой травмы: острая лучевая болезнь IV степени и радиационный ожог почти 100 % поверх­ности тела (Логунов) и всех пяти больных - с острой луче­вой болезнью III и II степени тяжести, в том числе - имевших распространенный лучевой ожог.

Поправились также все больные с легкими aормами острой лучевой болезни. Подавляющее большинство постра­давших после лечения и отдыха возвращены для службы на флоте.

Материалы медицинского обеспечения пострадавших в 1968 году существенно дополнили сведения, полученные пос­ле аварии в 1961 г.

Перед врачами атомного флота и Медицинской службы ВМФ в целом стоят сегодня большие задачи:

-      обеспечить максимальную боеспособность и сохранение здоровья личного состава пла в длительных и повторных походах в любые широты; для этого необходимо совершенство­вать лечебно-профилактическую работу и рекомендации по дальнейшему улучшению обитаемости, разработать рациональ­ные режимы труда и отдыха специалистов, изыскать способы активного стимулирования работоспособности личного сос­тава, уточнить сроки послепоходового отдыха в зависимос­ти от условий плавания;

-      подготовить все предпосылки для правильных и быст­рых действий различных звеньев медицинской службы в случаях поражения личного состава при возникновении чрезвычайных или аварийных условий; предусмотреть использова­ние при этом санитарно-транспортных и госпитальных судов;

-      в связи с расширением форм боевой службы современ­ных кораблей изучить функциональные сдвиги и заболевае­мость личного состава пла в условиях маневренного бази­рования; обеспечить накопление единообразных в методи­ческом отношении сведений об изменениях в состоянии здо­ровья подводников при однократных и повторных походах и на базе; сопоставить эти данные с характерными для ди­зельных подводных лодок и других кораблей и частей ВМФ;

-      продолжать углубленную разработку всех материалов по изучению профессиональных воздействий на состояние здоровья подводников, по выяснению удельного веса отдель­ных факторов обитаемости в общем комплексе неблагоприятных влияний;

- на основании опыта наблюдения за переболевшими острой лучевой болезнью от сочетанного облучения определить физическую и умственную трудоспособность пострадавших в разные сроки после радиационной травмы, уточнить принципы военно-врачебной экспертизы переболевших, регламентировать кри­терии для ранней сортировки пораженных и прогнозирования тяжести лучевой болезни,  отработать схему лечебно-профилак­тических мероприятий на этапах эвакуации при острой лучевой болезни разной степени тяжести.

3.4.3. Подготовка медицинских кадров

В предыдущих разделах доклада мы уже неоднократно го­ворили о кадрах, перечислили наиболее отличившихся товарищей. Без этого невозможно было доложить о проделанной работе, потому что люди решали все задачи,  справлялись со всеми трудностями.

Интенсивная работа сопровождалась быстрым ростом ква­лификации самих медицинских кадров.  В последнем разделе доклада к сказанному нужно добавить немногое.

На первых этапах мы располагали весьма ограниченным кругом врачей, работавших в области обитаемости дизельных подводных лодок и врачей-радиологов.

            Первые врачи атомных подводных лодок проходили курс подготовки по атомной энергетике в Учебном центре  (препо­давателями которого были: Б.Ф. Корчагин и               А.А. Бесков) и по лечебной работе - в Институте биофизики Министерства здра­воохранения СССР.

На этапах проектирования и строительства первой под­водной лодки и, особенно, на этапе её государственных ис­пытаний круг медицинских специалистов значительно расширился. В этот период подготовку в Учебном центре и Инсти­туте биофизики прошли:

-        начальники медицинских служб Флотов;

-        начальники кафедр Медицинской Академии;

-        ведущие специалисты и организаторы медицинской служ­бы флота;

-        научные работники научно-исследовательских подразде­лений 1 Института ВМФ, медицинских лабораторий подводного плавания и СРБ.

Подготовленные специалисты, вовлечённые в практичес­кую работу, приёмно-сдаточные испытания и опытную эксплуа­тацию атомных подводных лодок, прошли путь всестороннего изучения вопросов, связанных с созданием атомного флота.

Система обучения и воспитания медицинских специалистов различного профиля в настоящее время в основном решена.

Учебные центры ВМФ и ВМОЛКА им. С.М. Кирова обеспечи­вают подготовку медицинских кадров для атомного флота.

Вместе с тем, требуется постоянное уточнение и совер­шенствование программ обучения специалистов, так как они быстро устаревают. Это относится, в частности, к изучению врачами корабельной психофизиологии, способов и методов сохранения боеспособности подводников в походах, последст­вий переоблучения личного состава при аварийных ситуациях и комплекса лечебных и эвакуационных мероприятий.

Постоянное развитие атомного флота ставит перед Меди­цинской службой всё новые и новые задачи. Поэтому нельзя успокаиваться достигнутыми успехами.

Предстоит провести большие работы по совершенствова­нию медицинского обеспечения в походах с учётом боевых повреждений подводных лодок и возможного ухудшения факто­ров обитаемости.

При решении этих вопросов следует учитывать, что по мере удаления подводных лодок от мест базирования, органи­зация медицинского обеспечения должна ориентироваться на выполнение всей лечебной работы врачом подводной лодки.

В заключение следует также подчеркнуть, что решение ряда специфических вопросов по медицинскому обеспечению атомного подводного флота все ещё связано с немалыми труд­ностями обусловленными разрозненностью и малочисленностью научно-исследовательских медицинских подразделений.

По-видимому, целесообразно рассмотреть вопрос об объе­динении разрозненных научно-исследовательских медицинских подразделений в единый научно-исследовательский центр воен­но-морской медицины.

Несмотря на отмеченные в докладе недостатки, за 10-лет­ний период развития атомного подводного флота достигнуты большие успехи в улучшении обитаемости и медицинского обес­печения пла.

Этому в решающий степени способствовало постоянное вни­мание и забота о сохранении здоровья и боеспособности под­водников со стороны Главнокомандующего ВМФ, который с боль­шим пониманием относился ко всем начинаниям и потребностям медицинской службы.

Важная и трудоёмкая работа по созданию средств обеспе­чения обитаемости выполнена Главным управлением кораблестроения ВМФ, Химической службой ВМФ, учреждениями и организация­ми Министерства судостроительной промышленности и других министерств и ведомств.

            Неоценимую помощь в деятельности Медицинской службы оказали командиры соединений пла и первых атомных кораб­лей:    А.И. Петелин, А.И. Сорокин, Л.Г. Осипенко, В.В. Маслов, В.М. Сивков, А.П. Михайловский и др.  Их замечания и предло­жения позволили в значительной степени улучшить техничес­кие средства, обеспечивающие обитаемость пла. Со своей стороны, врачи ВМФ прилагали максимум усилий на поручен­ном им участке работы.

Дружный и сплоченный коллектив медицинских работников флота идёт навстречу 100-летию со дня рождения В.И. Ленина во всеоружии знаний и опыта, всецело  направленных на сох­ранение здоровья личного состава и боеспособности Военно-морского флота.

Большую проделанную за истекшие годы работу, наличие беззаветно преданных делу Коммунистической партии кадров мы рассматриваем - как залог того, что Медицинская служба и впредь будет успешно справляться со всеми поставленными перед ней задачами.

 

 

3.5. Организационно-штатная структура специальных медицинских подразделений ВМФ, обеспечивающих соединения атомных подводных лодок, и пути её совершенствования

генерал-майор Е.Иванов начальник медицинской службы ВМФ

            В 1968 году исполнилось 10 лет с момента организации и начала деятельности на флотах специальных, качественно новых, медицинских формирований, созданных для обеспечения атомных подводных лодок. По истечении такого срока, на основе накопленного и обобщённого опыта, стало возможным в настоящее время подвести некоторые итоги и обменяться мнением по вопросам организации медицинского обеспечения атомных подводных лодок в повседневных условиях, при несении боевой службы и в аварийных ситуациях.

            Создание корабельных атомных энергетических установок, обеспечивающих практически неограниченную дальность плавания атомных подводных лодок, оснащение флота ракетно-ядерным оружием и широкое внедрение средств автоматики неизмеримо повысили боевые возможности подводного флота и, вместе с тем, существенно изменили характер и организацию медицинского обеспечения.

            Эта организация создавалась с учётом важнейшей особенности, а именно, постоянного комплексного воздействия на личный состав атомных подводных лодок радиационного и других неблагоприятных факторов, профилактику и лечение от воздействия которых мы и считали одной из первоочередных задач.

             Именно эта задача определила организационно-штатную структуру и особенности деятельности первых формирований, созданных для медицинского обеспечения атомных подводных лодок.

            История становления подводной радиационной медицины начинается с момента организации Учебного центра ВМФ, где личный состав экипажей атомных подводных лодок впервые подвергается воздействию ионизирующих излучений.

Медицинской службе Центра, созданной в 1956 году, приходилось проводить разностороннюю работу: осуществлять радиационно-гигиенический контроль на объекте, обучать по специальной программе врачей кораблей, разрабатывать методики по отбору личного состава для службы на лодках, внедрять в практику методики по раннему влиянию функциональных сдвигов в организме от лучевого воздействия и т.п.

В 1957 году, впервые на ВМФ, была обоснована и организационно оформлена первая Служба радиационной безопасности, в состав которой вошла медицинская группа с клинической и радиобиологической лабораториями, укомплектованными врачами-специалистами различного профиля с радиологическим уклоном. В этот же период времени на флотах были созданы медицинские лаборатории подводного плавания и 88 Центральная лаборатория ВМФ (1959 г.).

Накопленный опыт практической работы этих первых специальных формирований позволил выработать принципы организационного построения специальных, вновь создаваемых, подразделений медицинской службы на флотах.

Это нашло своё отражение не только в количественном росте медицинских подразделений, но и в качественном изменении их структуры и подчинённости.

На основании этого была разработана и обоснована организационно-штатная структура специальных учреждений, обеспечивающих проведение лечебно-профилактических мероприятий в отношении личного состава атомных подводных лодок.

Дальнейший опыт работы этих специальных подразделений показал, что они совместно с научно-исследовательскими учреждениями ВМФ обеспечили на высоком уровне проведение испытаний и эксплуатацию атомных подводных лодок, оказались эффективными в деле обеспечения радиационной безопасности личного состава, проведении лечебно-профилактических и лечебно-эвакуационных мероприятий в отношении личного состава соединений пла, а также дали материал для научного обоснования действующих в настоящее время руководящих документов по медицинскому обеспечению специальных частей и снабжению их медицинским имуществом (специальные укладки для пла, кораблей-спасателей и т.п.).

В настоящее время на ФМФ функционирует следующая специально созданная и в достаточной степени апробированная система лечебно-профилактического и лечебно-эвакуационного обеспечения атомных подводных лодок и частей обслуживания:

а) Медицинская служба атомной подводной лодки представлена врачом и оснащена укладками спецпомощи. На подводной лодке может быть оказана квалифицированная помощь при единичных и первая врачебная помощь при массовых поражениях.

Кроме того медицинская служба корабля располагает всем необходимым для оказания неотложной квалифицированной хирургической помощи.

В повседневных условиях автономного плавания медицинская служба атомной подводной лодки проводит лечебно-профилактические мероприятия в отношении личного состава, осуществляет контроль за поддержанием установленных параметров микроклимата и воздушной среды, а также соблюдением правил радиационной безопасности.

б) Специальные поликлиники соединений пла и медицинские группы Служб радиационной безопасности, предназначенные для специальных обследований военнослужащих, рабочих и служащих, назначаемых на работу и работающих с радиоактивными веществами, источниками ионизирующих излучений. Компонентами ракетного топлива и генераторами СВЧ. Спецполиклиники располагают силами и средствами для оказания квалифицированной медицинской помощи личному составу, поражённому радиацией. Кроме того врачи-специалисты осуществляют контроль за соблюдением личным составом соединений атомных подводных лодок правил радиационной безопасности.

в) Спецотделения военно-морских госпиталей флота (базы), предназначенные для стационарного обследования и лечения личного состава спецчастей, в том числе поражённых ионизирующими излучениями.

г) Группа лечебных учреждений Центра (спецотделение 1 ВМОЛГ и клиники ВМА им. С.М. Кирова), осуществляющие специализированное лечение поражённых со сроками выздоровления более 60 суток.

д) Лечебно-оздоровительные учреждения, куда относятся базы отдыха флотов, дома отдыха и санатории МО и ВМФ СССР, предназначенные для быстрейшего восстановления работоспособности и боеспособности личного состава после похода, а также долечивания лиц, подвергшихся лучевой травме.

е) Штатные и нештатные корабельные группы квалифицированной медицинской помощи, размещаемые на судах обеспечения, основное назначение которых. Как показывает само название, - оказание квалифицированной медицинской помощи личному составу подводных лодок, несущих боевую службу. 

ж) Суда радиационного контроля, имеющие задачу контролировать уровни радиации на акватории в пунктах базирования пла и в районах моря, назначенных для захоронения радиоактивных отходов. На этих судах также имеются специальные радиобиологическая, радиохимическая и радиометрическая лаборатории.

з) Токсико-радиологические лаборатории ОСПО флотов, осуществляющие предупредительный и текущий санитарный надзор за проектированием, строительством и эксплуатацией объектов ВМФ и контроль за условиями труда личного состава, работающего с источниками ионизирующих излучений, компонентами ракетного топлива, генераторами СВЧ и др.

Следует обратить внимание на тот важный факт, что между перечисленными подразделениями медицинской службы имеется преемственность, обусловленная всей системой организации медицинской службы ВМФ. Это прежде всего относится к наблюдению за состоянием здоровья личного состава атомных подводных лодок и проведению комплекса профилактических мероприятий, направленных на повышение устойчивости организма к воздействию различных вредных факторов внешней среды.

Организация медицинского обеспечения атомных подводных лодок в повседневных условиях зарекомендовала себя вполне удовлетворительно.

Достигнутые положительные результаты явились плодом коллективных усилий медицинских служб КСФ и КТОФ, IV Управления  I Института ВМФ, Военно-медицинской ордена Ленина Краснознамённой академии им. С.М. Кирова, 88 Центральной лаборатории, в.ч. 70170 и др.

Необходимо подчеркнуть, что в организации оказания помощи поражённым ионизирующими излучениями и в подготовке квалифицированных медицинских кадров большую роль сыграли созданные при военно-морских госпиталях спецотделения.

В короткий срок эти подразделения освоили сложный комплекс специальных диагностических и лечебных мероприятий. Немалый вклад в этом направлении сделан коллективом специального отделения I ВМОЛГ.

В настоящее время спецотделение I ВМОЛГ является центром, в котором наряду с практической работой, проводится большой объём научных исследований по изучению влияния профессиональных вредностей на личный состав ВМФ, улучшению качества диагностики профзаболеваний, разработке и внедрению в повседневную практику современных методов лечения.

Так, врачи I ВМОЛГ под научным руководством Главного терапевта Министерства обороны СССР генерал-лейтенанта медицинской службы Молчанова Н.С. совместно             с   учёными   ВМА  им. С.М. Кирова    впервые  в   практике   медицинской   службы   ВМФ осуществили лечение значительной группы поражённых ионизирующими излучениями. Лечение осуществлялось на современном научном уровне и закончилось весьма благоприятными исходами. В ходе обследования и лечения больных успешно использовались самые эффективные и весьма сложные методики (переливание лейкоцитарной массы в большом масштабе, массивные трансплантации костного мозга сразу от нескольких доноров и другие мероприятия).

            Имевшие место аварии ЯЭУ на атомных подводных лодках, сопровождавшиеся одномоментным массовым поражением личного состава, разной степени тяжести, дали нам возможность оценить достоинства и недостатки существующей организации медицинской службы и способность медицинских кадров – от непосредственных исполнителей до командного звена – решать сложные задачи лечебно-эвакуационного обеспечения в аварийных ситуациях.

            При этот опыт практической работы показывает, что существующие специальные отделения ВМГ по своим штатным возможностям (количество коек, оснащённость оборудованием и т.д.) не в полной мере отвечает требованиям сегодняшнего дня.

Постоянно увеличивающееся количество атомных кораблей, несущих боевую службу, резко увеличило потребность в специальном стационарном обследовании и лечении личного состава, особенно при авариях ядерных энергетических установок и массовом поступлении пострадавших.

Приведу несколько примеров.

В процессе лечения в спецотделении I ВМОЛГ только 7-ми тяжело пострадавшим потребовалось обследовать 3350 доноров: для приготовления лейко-взвеси была взята кровь у 1312, а костный мозг – у 71 доноров. В этой работе приняли участие 43 врача и                   58 лаборантов.

Опыт по массовому подбору доноров с полной очевидностью подтверждает необходимость заблаговременного определения группы крови у всего личного состава Вооруженных Сил, с записью этих сведений в военные билеты.

Для обеспечения переливания крови, лейкоцитарной массы и пересадки костного мозга поражённым при массовом их поступлении необходимо иметь в спецотделениях госпиталей штатные станции или группы переливания крови.

Для размещения тяжёло поражённых с радиационными ожогами и кровотечениями пришлось приспосабливать отдельные стерильные палаты и организовывать в них индивидуальные посты, с привлечением дополнительного количества сестёр и санитарок.

Все тяжёлые больные ежедневно обеспечивались стерильным нательным и постельным бельём, а наиболее тяжёлым больным бельё менялось несколько раз в сутки.

Ранее в практике медицинской службы подобного опыта не было.

Из этих примеров видно, что весь комплекс мероприятий по оказанию специализированной помощи поражённым ионизирующими излучениями на этапах эвакуации возможно осуществить при наличии более мощных и хорошо оснащённых специальных отделений военно-морских госпиталей.

В связи с этим Медицинская служба ВМФ вышла с предложением перед командованием об увеличении штатной численности коек в спецотделениях базовых госпиталей до 50-75, в госпиталях флотов – 75-10, а в спецотделении I ВМОЛГ – до 150 коек.

Спецотделения необходимо переоборудовать с учётом требований радиационной безопасности, создать в них полноценные лабораторно-диагностические и процедурные кабинеты, оснастить и оборудовать палаты для обеспечения асептики и антисептики.

Опыт практической работы показал, что существующая штатная дозиметрическая аппаратура специальных отделений ВМГ не обеспечила проведения точной количественной и качественной дозиметрии поражённых. Для устранения этого положения необходимо оснастить специальные отделения госпиталей флотов современной высокочувствительной аппаратурой, в том числе установками типа “СИЧ” и ”Север-3”.

В случае необходимости на базе этих спецотделений могут быть развёрнуты госпитали по лечению больных острой лучевой болезнью.

Интенсивное развитие техники (ионизирующие излучения, агрессивные жидкости, СВЧ и лазерное излучение), появление кораблей с новыми принципами движения (экранопланы, суда на воздушной подушке и подводных крыльях), изменение характера службы (длительные походы по несению боевой службы и различные экспедиции специального назначения) – всё это приводит в ряде случаев к появлению новых, мало изученных факторов, профессиональных вредностей. Это в свою очередь явилось причиной возникновения специфических для Военно-морского флота стёртых, а иногда и выраженных форм некоторых профессиональных заболеваний (лучевая болезнь, поражение агрессивными компонентами ракетного топлива, воздействие СВЧ-полей и др.), требующих тщательного изучения.

В этих целях в 1968 году была создана исследовательская лаборатория профессиональных заболеваний ВМФ, основное назначение которой – разработка следующих вопросов:

- изучение влияния особых условий военно-морской службы и новой техники на состояние здоровья личного состава ВМФ и разработка вопросов профилактики этих воздействий;

- обобщение и анализ материалов по профессиональной заболеваемости и разработка рекомендаций по её снижению;

- обобщение и анализ материалов по общей заболеваемости личного состава кораблей и частей, проявляющейся на фоне воздействия специфических факторов и разработке рекомендаций по профилактике и снижению заболеваемости.

Мы ждём от Лаборатории весомого вклада в дело разработки научно-практических рекомендаций, направленных на длительное сохранение высокой работоспособности и боеспособности, а также по профилактике и дальнейшему снижению общей и профессиональной заболеваемости личного состава ВМФ, несущего боевую службу.

 

 


 

 



Организация медицинской группы

службы радиационной безопасности соединения пла

 

 

 

 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Оснащение подводного атомного флота большим количеством сложной электронной аппаратуры, средствами автоматизированного дистанционного управления и специфические условия обитаемости атомных подводных лодок предъявляют повышенные требования к нервно-психической сфере подводников.

Выполнение операторных функций специалистами-подводниками в ряде случаев проходит в ряде случаев в условиях воздействия различных помех, нехватки или большого потока информации с высокой ответственностью за исход выполнения рабочих операций. Эти особенности привели к необходимости при отборе кандидатов для обучения в Учебных отрядах обращать особое внимание на нервно-психические качества личного состава, наиболее способствующие успешности обучения определённой специальности в ограниченные сроки.

Для полноценного решения этой проблемы созданы новые подразделения – психофизиологические лаборатории при Учебных отрядах подводного плавания на флотах, укомплектованные специалистами и необходимой аппаратурой.

По нашему мнению психофизиологические лаборатории необходимо создать и при 2-х Учебных центрах ВМФ, где идёт интенсивная подготовка личного состава для атомных подводных лодок.

Кроме того, целесообразно рассмотреть вопрос о введении в штат спецполиклиник и клинических лабораторий СРБ врачей-психологов. Это обеспечит полноценный контроль за правильностью отбора операторов, и наблюдение за их деятельностью в процессе службы.

Введение системы профессионального отбора специалистов-подводников позволит на научной основе подбирать кандидатов, наиболее способных к обучению операторным специальностям и эффективному выполнению боевых задач на подводных лодках.

Медицинской службой Военно-морского флота особое внимание уделяется обеспечению атомных подводных лодок, несущих боевую службу. Для этого мы были вынуждены выделять в состав соединений, несущих боевую службу, нештатные корабельные медицинские группы усиления, из числа специалистов медицинских учреждений флотов: хирурга, терапевта-радиолога, стоматолога, бактериолога и фельдшера-лаборанта (с соответствующими укладками медицинского имущества).

Группы комплектуются, как правило, из числа наиболее квалифицированных и опытных специалистов (начальники отделений госпиталей, старшие ординаторы). Вполне естественно, что продолжительных отрыв врачей от выполнения своих прямых обязанностей отрицательно сказывался на деятельности медицинских учреждений.

Практика показывает, что при плавании кораблей в составе соединения, кроме штатных медицинских сил кораблей и флагманского врача соединения, необходимо иметь штатные медицинские группы, оснащённые необходимыми средствами для оказания квалифицированной помощи поражённым.

В настоящее время уже решён вопрос о создании на флоте 5 штатных корабельных групп квалифицированной медицинской помощи, что значительно облегчит работу по организации медицинского обеспечения соединений подводных лодок, несущих боевую службу, однако не решит эту проблему полностью, поэтому необходимо ускорить создание достаточного количества подобных групп на флотах.

Наряду с этим разрабатывается вопрос дальнейшего совершенствования организации оказания медицинской помощи аварийным подводных лодкам.

В настоящее время в комплект сил и средств медицинской службы военно-морских баз и флотов военного времени предусматривается включение штатных медицинских групп спасательных отрядов.

Штатные медицинские группы спасательных отрядов, входящие в состав новых формирований медицинской службы флота – базовых и флотских отрядов медицинского усиления (ОМУ), предназначаются для выполнения задач приёма, медицинской сортировки раненых, поражённых и больных, поступающих с аварийной атомной подводной лодки, и оказания им медицинской помощи до квалифицированной включительно.

Известно, что длительные и особенно повторные автономные походы предъявляют повышенные требования к физическому состоянию подводников. Даже в мирное время переутомление личного состава, не компенсированное своевременным полноценным отдыхом, может привести к срыву выполнения учебно-боевой задачи и более тяжёлым последствиям.

Увеличивающееся с каждым годом количество экипажей подводных лодок, нуждающихся в профилактическом отдыхе, поставило нас перед необходимостью совершенствования существующей с 1961 года системы отдыха, введённой приказом Министра обороны СССР № 076.

Глубоко и всесторонне изучив данный вопрос, Медицинская служба ВМФ выдвинула предложения, одобренные Главнокомандующим Военно-морским флотом об отдыхе матросов отдельно от сверхсрочнослужащих и офицеров с семьями.

В результате был издан приказ ГК ВМФ № 0415-68 г. о создании нового формирования – баз отдыха флотов, предназначенных для целенаправленного отдыха и тренировки рядового и старшинского состава срочной службы после походов.

Офицеры и сверхсрочнослужащие с семьями в настоящее время направляются для послепоходного отдыха в специально выделенные для этих целей санатории и дома отдыха ВМф (”Паратунка”, ”Ялта”, “Сокол”, “Горки”, “Зеленогорск”), с созданными при них пансионатами.

Эта система положительно принята на флотах и зарекомендовала себя с лучшей стороны.

В настоящее время проектируется строительство базы отдыха под Ленинградом и на Краснознамённом Черноморском флоте.

Для организации медицинского обеспечения атомных подводных лодок и других кораблей, несущих боевую службу, крайне необходимы специальные суда медицинского назначения. Командованием ВМФ принято решение о их проектировании и строительстве.

Введение в строй специальных судов медицинского назначения позволит обеспечить оказание квалифицированной помощи личному составу подводных лодок, находящихся вне операционных зон военно-морских баз. Кроме того, эти суда предусматривается использовать в качестве базы межпоходового отдыха сменных экипажей подводных лодок при нахождении их в море.

Определённые успехи, достигнутые в организации медицинского обеспечения атомных подводных лодок стали возможны ещё и потому, что нами было своевременно обращено внимание на подготовку кадров.

В результате большой организационной работы, проведённой по специальной подготовке медицинских кадров во всех звеньях Медицинской службы ВМФ, мы располагаем в настоящее время большим отрядом высококвалифицированных специалистов, которые с успехом решают сложные практические и научные вопросы в ходе медицинского обеспечения атомных подводных лодок.

Особое внимание уделяется подготовке начальников медицинской службы атомных подводных лодок. Молодые врачи должны быть специалистами самой высокой квалификации. Это обстоятельство требует от всех нас уделять больше внимания их подготовке, как во время первичного обучения в ВМА им. С.М. Кирова, так и при усовершенствовании на различного рода курсах и прикомандированиях. В частности, необходимо решить вопрос о первичной специализации по хирургии во время обучения, а также обязательной стажировки курсантов ВМА им. С.М. Кирова на атомных подводных лодках.

Основным направлением в совершенствовании повседневного обеспечения атомных подводных лодок на ближайшее будущее должно явиться повышение эффективности работы имеющихся учреждений, изыскание и использование скрытых резервов.

Особое внимание должно быть обращено на организацию оказания медицинской помощи в условиях неблагоприятной радиационной обстановки, которая требует чёткой отработки и взаимодействия всех боевых частей самой пла, на судах обеспечения, в пунктах рассредоточенного и постоянного базирования, во всех медицинских учреждениях ВМФ.

Необходимо работать над совершенствованием организационно-штатной структуры медицинской службы объединений атомных подводных лодок, приблизив оказание всех видов медицинской помощи к пунктам базирования кораблей путём создания там специальных отделений госпиталей.

В то же время, целесообразна дальнейшая унификация штатных медицинских учреждений и подразделений на однотипных соединениях и объединениях атомных подводных лодок, с осуществлением единого руководства всеми медицинскими  подразделениями.

 

3.6. Обитаемость и пути её улучшения на плавающих, строящихся и проектируемых атомных подводных лодках

 А.А. Шапошников, А.Н. Бухарин, В.Г. Алтухов

 

Как известно, под обитаемостью подводной лодки пони­маются те условия жизни и боевой деятельности личного сос­тава, которые создаются всеми техническими средствами, оружием и архитектурными особенностями корабля, а также повседневной и боевой корабельной организацией. Среди мно­гочисленных факторов обитаемости основными являются: ком­поновка и оборудование боевых постов, размещение личного состава, ионизирующие излучения, микроклимат, химический состав воздуха, воздушный шум и вибрация, освещённость и окраска помещений, обеспечение личного состава водой, пищей и одеждой.

Обитаемость подводной лодки считается хорошей, если она обеспечивает сохранение здоровья и боеспособности лич­ного состава при плавании подводных лодок на полную автономность в любых режимах и климатических зонах мирового океана. При этом следует отметить, что систематическое воздействие на организм подводников неблагоприятных факто­ров обитаемости не должно вызывать нарушений состояния здоровья и потери трудоспособности, являющихся прямым след­ствием специфики и особенностей службы на подводных лодках.

Десятилетний опыт эксплуатации атомных подводных ло­док свидетельствует о том, что их обитаемость от проекта к проекту улучшается, И в этом большая заслуга кораблестрои­телей, инженеров, химиков, а также военно-морских врачей, выполнивших за последние годы многочисленные эксперимен­тальные исследования в стенах различных научно-исследова­тельских учреждений и натурные испытания непосредственно на подводных лодках в период длительных автономных походов. Вне­дрение результатов этих исследований в практику кораблестрое­ния позволило на ряде проектов создать для личного состава такие условия жизни и боевой деятельности, которые обеспе­чивают сохранение высокого уровня боеспособности подводни­ков во время несения боевой службы при плавании подводных лодок на полную автономность в любых климатических зонах мирового океана.

Разрешите дать краткую характеристику состояния оби­таемости, при оценке которой мы отметим не только положи­тельные стороны и наши достижения, но и рассмотрим отдельные недостатки и пути её улучшения.

 

 

 

 

 

 

 

 

Схема

подготовки офицеров медицинской службы для атомных подводных лодок

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Схема

организации лечебно-эвакуационного обеспечения аварийной атомной подводной лодки

 

Схема

лечебно-эвакуационного обеспечения на атомной подводной лодке

 

 

 

 


Состав

корабельной группы квалифицированной медицинской помощи

 

 

 

 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Размещение личного состава

По сравнению с дизель-электрическими подводными лод­ками условия размещения личного состава на пла безусловно улучшены: увеличены площади и объёмы жилых помещений, более рационально размещаются штатные спальные места, открытые койки оставлены только в концевых отсеках, улучшены внут­ренняя отделка кают, оборудование, мебель. На подводных лодках первого поколения значительно улучшены условия размещения офицерского состава, в размещении же рядового и старшинского состава существенного улучшения достигнуть не удалось, На различных проектах пла от 36 до 62 %штатных спальных мест размещено вне кают и специальных выгородок.

На отдельных пла не весь личный состав обеспечен штат­ными койками. Это объясняется тем, что от начала проектирования до сдачи построенного корабля флоту постоянно увели­чивается штат экипажа, например, на пр. 627 - с 76 до 105 человек, на         пр. 675 - с 91 до 103 человек, на пр. 670 – с 49 до 79 человек. На подводных лодках второго поколения (проекты 667А, 670 и 671) весь личный состав размещен в каютах.

Следует отметить, что во время автономных походов на пла, как правило, находятся 24-30 человек сверх штатной численности, в связи с чем условия отдыха личного состава резко ухудшаются.

 Размеры коек (1800x600 мм) для абсолютного большинства личного состава недостаточные. Опрос подводников показал, что размеры коек достаточны только для лиц, имеющих рост не более 163 см. При росте 164-165 см на недостаточные раз­меры коек жалуются 18 %, при росте 171-175 см – 36 %, а при росте 176-180 см - более половины личного состава.

Большим недостатком является размещение жилых помещений по обе стороны от реакторного отсека, так как приводит к систематическому хождению личного состава через зону стро­гого режима для  обслуживания БП БП, приёма пищи и т.д. Чис­ло человеко-проходов через реакторный отсек составляет 700-900 в сутки. При ухудшении радиационной обстановки это может приводить к распространению радиоактивных газов и аэро­золей по всем отсекам.

На подводных лодках второго поколения число вынужденных проходов через реакторный отсек снижено за счёт размещения жилых помещений в носовой группе отсеков и только на пр. 671 это достигнуто за счёт оборудования автономных продпищеблоков по обе стороны от зоны строгого режима.

На плавающих подводных лодках отсутствуют также спе­циальные помещения для проведения физических упражнений.

При проектировании практически всех атомных подводных лодок проектанты руководствовались “Временными гигиеническими и санитарно-гигиеническими требованиями ...” 1958 года. Внедрение в практику подводного кораблестроения утвержденных приказом Главнокомандующего ВМФ ГНТпл-63 встречало постоянное и упорное сопротивление со стороны МСП. Ряд основных положений ГНТпл-63  удалось внедрить только на пла пр. 667А, 670 и 671. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на подводных лодках в размещении личного состава обнаружива­ется целый ряд серьезных недостатков.

Для улучшения размещения личного состава на атомных подводных лодках необходимо осуществить следующие мероприя­тия:

1. Все бытовые помещения размещать в одном-двух носо­вых отсеках, несмежных с  реакторным, а также изолированно от основного оружия. Во-первых, такое расположение наиболее выгодно с точки зрения обеспечения радиационной безопаснос­ти личного состава, так как исследования, проведённые в период автономных походов, показывают, что при неблагоприят­ной радиационной обстановке концентрация радиоактивных га­зов и аэрозолей в кормовых отсеках бывает в 3-4 раза выше, чем в носовых; во-вторых, размещенный в носовых отсеках личный состав будет меньше подвергаться воздействию шума, уровень которого здесь на 4-12 дб ниже, чем в кормовых  отсеках.

Кроме того, сосредоточение жилых помещений в едином блоке будет способствовать более рациональному размещению и использованию средств, обеспечивающих обитаемость, и  рас­ширит возможности для единого архитектурно-художественного оформления этих помещений.

2. Личный состав размещать только в каютах, причём офицерский состав - только в одно- двухместных каютах, а старшинский и рядовой - в двух-четырёхместных каютах. Ми­нимальные площади кают увеличить в соответствии с данными таблицы 1.

Таблица 1

Минимальные площади бытовых помещений

Помещения

Площадь, м3

общая

свободная

Каюта командира

5,5

1,8

Каюта одноместная

4,0

1,0

Каюта двухместная

5,0

2,0

Каюта четырёхместная

7,5

3,0

Салон офицеров (на 1 чел.)

1,1

-

Кают-компания (на 1 чел.)

1,0

-

Столовая (на 1 чел.)

0,8

-

Буфетная

4,5

2,0

Помещение для занятий физическими упражнениями

не менее

8,0

-

Курительное помещение

не менее

4,4

-

 

3. Длину коек увеличить до 1950 мм, а ширину – до 750 мм, что будет соответствовать данным динамической антропометрии. Число запасных (резервных) коек предусматривать из расчёта 10 % от штатной численности личного состава.

4. Общую площадь кают-компании офицеров и столовой для рядового и старшинского состава рассчитывать на 80 % от соответствующего контингента штатной численности личного состава.

5. Предусматривать специальное помещение для занятий физическими упражнениями, оборудованное всем необходимым спортивным инвентарем, источниками ультрафиолетового облуче­ния, искусственной аэроионизацией и т.д.

Необходимость выполнения перечисленных мероприятий на вновь проектируемых пла регламентируется ТППЛ-68 и проектом ГНТпл-63. Что же касается подводных лодок, находящихся в строю, что на них возможна лишь частичная реализация этих требований в период модернизаций.

Компоновка и оборудование БП БП

На атомных подводных лодках компоновка и оборудование большинства боевых постов выполнены значительно лучше, чем на дизель-электрических. Здесь нашли применение приборы-ав­томаты (управление вертикальными и горизонтальными рулями, автопрокладчики курса и т.д.). Управление работой ГЭУ сос­редоточено в одном специальном помещении - пульте ГЭУ, при этом для обслуживания целого ряда механизмов широко исполь­зуются дистанционный контроль и дистанционное управление. Для подводных лодок второго поколения (проекты 667А, 670 и 671) созданы и установлены в ГКП специальные пульты управления, а на комплексно-автоматизированных пла все пульты будут сосре­доточены на едином ГКП.

Вместе с тем, и на атомных подводных лодках в компоновке и оборудовании боевых постов имеется ряд недостатков. Напри­мер:

-      на некоторых боевых постах контрольно-измерительные приборы не оформлены в виде панелей и пультов;

-      индикационные части приборов, световые табло, различ­ные сигнализаторы и органы управления на ряде боевых постов размещены не в соответствии с действующими требованиями ВМФ – ГНТпл-63;

-     далеко не всегда учитываются привычные двигательные навыки и реакции, антропометрические размеры и биомеханичес­кие особенности организма человека;

-     недостаточно широкое использование средств дистанционного контроля и управления системами и механизмами, всё ещё низкий уровень механизации и автоматизации на боевых постах не позволяет существенно сократить численность экипажа подводной лодки.

Основной причиной возникновения указанных недостатков яв­лялось отсутствие в период проектирования и постройки пла первого поколения требований к компоновке и оборудованию БП БП. Первые требования к компоновке и оборудованию БП БП появились только в ГНТпл-63.

Разработке всесторонних научно обоснованных требований к проектированию пультов управления и контроля Управление обитаемости Первого Института ВМФ придаёт большое значение. По результатам многочисленных и трудоёмких психофизиологи­ческих исследований в 1966 году изданы “Психофизиологические рекомендации к проектированию боевых постов - пультов управ­ления кораблей ВМФ (ПФР-66)”, а в декабре 1968 года разрабо­тан проект “Психофизиологических требований к проектированию пультов управления ГКП комплексно-автоматизированных под­водных лодок (ПФТ-69)”.

Необходимо отметить, что при разработке сложных систем управления возможности человека зачастую завышаются. Поэтому в исследовательских работах по созданию оптимальных условий для работы операторов необходима большая и систематическая помощь врачей флотов, ибо только с их участием можно всесто­ронне изучить деятельность специалистов-подводников на БП БП и вскрыть все недостатки, допущенные при проектировании и строительстве пла второго поколения. Актуальность и своевре­менность выполнения этой работы не вызывает сомнений.

Микроклимат

В связи с применением сравнительно мощных систем кон­диционирования воздуха, позволяющих производить поотсечную тепловлажностную обработку, а также душирование боевых постов и мест отдыха, на атомных подводных лодках созданы значительно лучшие микроклиматические условия, чем на дизель-электрических.

При плавании в субтропической и умеренной климатических зонах температура воздуха в жилых отсеках и на открытых бое­вых постах энергетических отсеков, как правило, поддержи­вается в пределах гигиенических нормативов ГНТпл-63; 18÷25° С и18÷27° С.Однако при плавании в субтропической и тропичес­кой зонах в некоторых жилых отсеках средняя температура воздуха все же превышает гигиенические нормы (см. таблицу 2). Кроме того, выходящие за пределы гигиенических нормативов максимальные крайние колебания температуры наблюдаются в отдельных жилых отсеках при плавании в любых климатических зонах.

В энергетических отсеках, и прежде всего в отсеке вспомо­гательных механизмов и турбинном, средняя температура воз­духа при плавании в любых климатических зонах превышает 30° С, а её максимальные значения в отдельных местах отсеков дос­тигают при плавании в низких широтах 43÷57° С.


Таблица 2

 

Колебания температуры и относительной влажности воздуха в отсеках атомных подводных лодок

 при плавании в различных климатических зонах

 

Показатели

Субарктическая зона

Умеренная зона

Субтропическая зона

Проект пла

627А

659

645

658

675

627А

659

645

658

675

627А

659

645

658

675

 

Температура воздуха в жилых помещениях, °С

Колебания средних величин

19,0-

-25,0

19,3-

-22,4

20,0-

-25,5

19,8-

-24,4

19,9-

-24,0

23,0-

-27,0

19,5-

-23,9

21,0-

-27,2

19,8-

-24,4

19,0-

-26,3

-

-

22,6-

-27,7

23,0-

-29,8

22,2-

-29,8

21,0-

-29,0

Максимальные колебания

18,0-

-25,0

12,0-

-31,0

18,0-

-29,0

17,0-

-31,0

17,0-

-27,0

21,0-

-28,0

16,0-

-28,0

19,0-

-31,0

17,0-

-31,0

16,0-

-30,0

-

-

19,0-

-35,0

18,0-

-36,0

20,0-

-35,0

17,0-

-36,0

 

Температура воздуха в энергетических отсеках, °С

Колебания средних величин

24,0-

-30,0

27,9-

-31,7

26,0-

-32,0

27,7-

-33,8

26,0-

-33,0

27,0-

-37,0

25,1-

-33,2

27,0-

-38,0

27,7-

-33,8

25,0-

-35,0

-

-

24,8-

-36,3

27,7-

-41,0

30,2-

-35,8

21,0-

-35,0

Максимальные колебания

16,0-

-32,0

14,0-

-34,0

23,0-

-35,0

22,4-

-42,8

21,0-

-37,0

25,0-

-38,0

17,0-

-37,0

23,0-

-48,0

22,4-

-42,8

20,0-

-44,0

-

-

22,0-

-47,0

20,0-

-57,0

27,0-

-43,0

19,0-

-45,0

 

Относительная влажность воздуха на пла, %

Колебания средних величин

25-60

37-79

44-72

37-58

49-70

25-60

57-79

52-80

34-62

57-72

-

58-60

46-72

39-68

72-87

 

 

 

 

 

 


Характерным для большинства отсеков пла, в отличие от дизель-электрических подводных лодок, является низкая абсо­лютная влажность; относительная влажность воздуха в среднем на большинстве проектов при плавании в любых климатических зонах колеблется в пределах действующих гигиенических норма­тивов (25÷70 %). Максимальные значения относительной влажности, превышающие верхний предел гигиенических нормативов, имеют место только при плавании в низких широтах.

Микроклимат в отсеках пла определяется, прежде всего, режимом работы системы кондиционирования воздуха, которая на подводных лодках первого поколения уменьшала свою производительность при температуре забортной воды свыше 24 °С.

Фактические суммарные полные тепловыделения на атомных подводных лодках значительно превышают расчётные величины и тепловая нагрузка на систему кондиционирования оказывает­ся выше номинальной холодопроизводительности установленных холодильных машин. Это не позволяет во всех отсеках, и преж­де всего в энергетических, поддерживать температуру и влаж­ность воздуха в соответствии с ГНТпл-63, особенно при пла­вании в низких широтах.

Основным мероприятием по улучшению микроклиматических условий на пла является дальнейшее совершенствование сис­темы кондиционирования воздуха. Оно осуществляется в сле­дующих направлениях.

1. Создание более мощных холодильных машин (пароводя­ных электронных и фреоновых) с автоматическим регулирова­нием холодопроизводительности и дистанционным управлением, устойчиво работающих при температурах заборной воды до +30° С.

2. Разработка новых типов холодильных машин, полупро­водниковых и бромисто-литиевых.

3. Создание малогабаритных автономных кондиционеров. Особый интерес  представляет использование термоэлектри­ческого охлаждения, позволяющего создать весьма надежную, бесшумную и легко управляемую холодильную машину. Работы в этих направлениях, по нашему мнению, ведутся с достаточной интенсивностью.

Химический состав воздуха.

Перечень вреднодействущих химических веществ, содер­жащихся в воздухе плавающих подводных лодок, достигает более 150 наименований. Наличие одних точно установлено, присутствие других с большой вероятностью предполагается. Предельно допустимые концентрации разработаны для 40 хими­ческих веществ. Исследования с целью выявления наиболее токсических примесей и определения для них ПДК продолжаются.

К токсическим примесям, наиболее часто определяемым в воздухе пла в концентрациях, превышающих ЦЦК, относятся: углекислый газ, окись углерода и углеводороды (см. таблицу 3).

Таблица 3

Максимальные пределы колебаний кислорода и токсических примесей,

определяемых в воздухе атомных подводных лодок

Наименование примесей

Единицы измерений

Проекты подводных лодок

627

627А

645

659

675

658

Кислород

%

20,2-23,0

18,5-25,0

20,0-23,0

18,8-23,6

18,0-25,4

19,7-23,0

Углекислый газ

%

0,3-1,5

0,3-1,5

0,4-1,1

0,2-1,1

0,2-1,5

0,3-1,2

Окись углерода

мг/м3

3-15

3-50

0-15

5-50

0-50

3-50

Органические примеси      (в основном углеводороды) в пересчёте на углерод

 

мг/м3

 

10-500

 

15-150

 

40-160

 

20-150

 

15-250

 

5-150

Другие же вредные примеси определяются, как правило, в кон­центрациях, не превышающих предельно допустимые. В отдель­ных походах эпизодически имеет месте превышение предельно допустимых концентраций по некоторым вредным примесям вследствие возникновения каких-либо неисправностей или аварий­ной обстановки. Улучшение химического состава воздуха на пла достигнуто, прежде всего, за счёт более совершенной сис­темы очистки воздуха. В отсеках устанавливаются штатные ко­рабельные фильтры в соответствии с действующими ПХС № Г-79 (1962 г.). Эти фильтры, за исключением ПФК-500 и ПФК-2000, предназначенные для очистки воздуха от радиоактивных аэро­золей, практически такие же, как и на дизель-электрических подводных лодках. Однако общее их количество, значительно, увеличено и достигает 25-30 штук.  Отдельные фильтры имеют более высокую производительность.

На пла второго поколения применена система электрохими­ческой регенерации воздуха типа ЭРВ-3000/59, которая имеет существенные преимущества перед химическими средствами разового действия по весовым и габаритным показателям, автоматизирована и менее трудоёмка в эксплуатации.

Дальнейшее улучшение химического состава воздуха на пла целесообразно вести в следующих направлениях:

1.           Совершенствование электрохимических систем регенера­ции воздуха, особенно так называемых совмещенных, в которых процессы получения кислорода и поглощения углекислого газа тесно связаны между собой и являются частями одного и того же технологического цикла.

2.           Создание комплексной системы обработки воздуха, ко­торая позволит вопросы регенерации, очистки, тепловлажной обработки и вентиляции решать в едином технологическом цикле, то есть позволит процессы регенерации и очистки воздуха выгодно увязать не только между собой, но и с холодиль­ными циклами и процессами тепловлажностной обработки воздуха.

3.           Обеспечение на пла непрерывного автоматического конт­роля: в жилых и служебных помещениях - за концентрациями кислорода, углекислого газа, окиси углерода, комплекса орга­нических примесей (суммарно), бензола, толуола и кислоты;                              в аккумуляторных ямах и аккумуляторных отсеках - за концентра­цией водорода и кислорода; в отсеках с фреоновыми холодиль­ными машинами - за концентрацией фреона-12; в шахтах ра­кетного оружия - за концентрацией окислов азота, триэтиламина и диметилгидразина.

4. Дальнейшая расшифровка химического состава воздуш­ной среды пла и разработка ПДК для веществ, подлежащих нормированию.

5. Осуществление тщательного токсикологического конт­роля за всеми синтетическими материалами, внедряемыми в практику подводного кораблестроения.

Во всех этих направлениях работы ведутся, на наш взгляд, также с достаточной эффективностью.

Воздушный шум


Несколько лет тому назад ведущей проблемой в области обитаемости подводных лодок являлась проблема обеспечения удовлетворительной газовоздушной среды и надлежащего микро­климата. Должному решению этой проблемы (и это было пра­вильно) удалялось основное внимание. С удовлетворением можно сказать, что, несмотря на отдельные недостатки, эти вопросы в целом решены правильно.

  В настоящее время наиболее актуальной как для подвод­ных лодок, так и для надводных кораблей, стала проблема борьбы с воздушным шумом.

Изменение характера деятельности личного состава кораб­лей (она приняла в настоящее время характер операторской деятельности) требует иных условий для труда и отдыха лич­ного состава. При высоких уровнях воздушного шума не обес­печивается высокая умственная работоспособность и восста­новление её в период между вахтами. Это ведёт (кроме раз­вития патологических явлений) к возрастанию числа ошибок в деятельности, могущих привести (и приводящих) к весьма пагубным последствиям, в том числе и для боеспособности корабля в целом.

В отличие от дизель-электрических подводных лодок, высокие уровни воздушного шума в жилых и служебных поме­щениях пла создаются не только при надводном ходе, но и во время подводного плавания. Причём по своему спектру воздушный шум на пла приближается к “белому шуму”, являю­щемуся наиболее неблагоприятным для человека.

Большинство шумящих механизмов, как и на дизель-элект­рических подводных лодках, средств шумопоглощения не имеют и нередко располагаются в районе боевых постов и жилых по­мещений. Так, например, на пла пр. 658 в 1 отсеке рядом с койками установлен электрокомпреccор, генерирующий шум -105 дб и работающий по несколько часов ежесуточно. В Х от­секе в районе коек размещен электровентилятор системы кондиционирования, создающий шум порядка 87-90 дб и используе­мый во время похода постоянно.

Как следует из таблицы 4, на подводных лодках первого поколения уровни воздушного шума колеблются: в жилых по­мещениях - от 70 до 108 дб, на открытых боевых постах - от 72 до 102 дб, в энергетических отсеках - от 92 до 112 дб.

Таблица 4

Уровни воздушного шума в помещениях атомных подводных лодок различных проектов

№ п/п

 

Боевые посты, помещения

Общая интенсивность шума (дБ) на пл

пр. 627

пр. 627А

пр. 645

пр. 659

пр. 675

пр. 658

1.

Боевые посты, расположенные непосредственно у энергоустановок и вспомогательных механизмов

 

103-

110

 

92-98

 

106-110

 

100-104

 

99-104

 

100-110

2.

БП дистанционного управления энергоустановками и вспомогатель-ными механизмами

 

85-87

 

86-88

 

86-88

 

79-87

 

92-102

 

86-88

3.

БП, расположенные вне ЦП

86-92

72-75

78-86

82-87

81-95

80-90

4.

Помещение ЦП

81-92

78-85

86-88

75-80

75-80

80-86

5.

Рубка гидроакустики, радио- и штурманские рубки, шифрпосты и посты связи.

 

75-84

 

72-80

 

76-82

 

76-80

 

72-78

 

76-82

6.

Жилые помещения и места отдыха:

- в носовых отсеках

- в кормовых отсеках

 

85-86

97-100

 

70-75

78-98

 

82-103

84-88

 

75-98

88-95

 

80-86

86-96

 

85-94

88-98

7.

Кают-компания, столовая

84

76

84

72

80

74

8.

Медицинские помещения

-

-

80-82

85-88

84-90

82-88

 

На пла второго поколения для снижения уровней воздуш­ного шума в более широком объёме выполнен ряд конструктив­ных мероприятий: обеспечена звукоизоляция пульта управле­ния ГЭУ, рубок гидроакустика и радиотелеграфиста, высоко­шумные механизмы сконцентрированы в звукоизолированных вы­городках, установлены шумопоглощающие кожухи на некоторых механизмах, встроены глушители шума в трубопроводы вентиля­ции. Однако и на этих пла уровни воздушного шума не удалось снизить до гигиенических нормативов.

Основным источником шума на пла являются высокошумные главные (ГТЗА) и вспомогательные механизмы. Вместе с тем, в жилых и ряде служебных помещений уровни воздушного шума существенно зависят от системы вентиляции и кондиционирования воздуха. Шум от работающих вентиляторов, распростра­няющийся по воздуховодам, приводит к повышению уровня воздушного шума в этих помещениях на 8-11 дб.

Для того, чтобы обеспечить в помещениях пла существен­ное снижение уровней воздушного шума.,  необходимо проведе­ние следующих мероприятий:

1. При проектировании и строительстве пла широко ис­пользовать весь комплекс корабельных средств обесшумливания механизмов (звукоизоляция помещений, шумопоглощающие кожухи, глушители шума в трубопроводах и т.д.).

2. Одновременно с размещением жилых и служебных поме­щений в носовых отсеках обеспечить дистанционное управление всеми механизмами, расположенными                           в энергетических отсеках.

3. Ускорить разработку малошумных центробежных и осе­вых электровентиляторов,    а также вентиляторов, основанных на новых аэродинамических принципах (вихревые, диаметральные, многоступенчатые).

Ионизирующие излучения и радиационная безопасность

            Радиационная обстановка на атомных подводных лодках изменяется в зависимости от мощности, на которой работает реактор, технического состояния ГЭУ. Последнее обстоятельство заставляет рассматривать три варианта радиационной обстановки на пла: при нормальной эксплуатации ГЭУ, неисправностях ГЭУ и при крупных авариях.

Благодаря реализации комплекса конструктивно-техни­ческих и организационных мероприятий, вопросы радиационной безопасности на пла в условиях нормальной эксплуатации решаются успешно. Биологическая защита реактора на всех пла обеспечивает снижение уровней гамма-нейтронных излуче­ний до действующих предельно допустимых величин и при соблюдении установленного режима гарантирует безопасность личного состава. Продолжительность пребывания личного сос­тава ограничивается определённым временем только в реакторном отсеке, составляя в различных местах отсека от 38 минут до 2,5 часов при водо-водяных реакторах и от 42 минут до 24 часов при реакторных с жидко-металлическим теплоноси­телем. В отсеках, смежных с реакторным, время пребывания личного состава практически не ограничено.

В условиях нормальной эксплуатации ГЭУ случаев пере­облучения личного состава выше установленных предельно допустимых доз (15 бэр в год) не отмечаемся. Годовые дозы об­лучения, как правило, не превышают 5-7 бэр. В последнее время в связи с увеличением числа боевых походов отмечает­ся некоторое увеличение годовых доз облучения до 10-12 бэр.

При мелких и средних неисправностях ГЭУ, связанных с нарушением герметичности 1 контура, уровни гамма-излучения в реакторном и смежных с ним отсеках повышаются главным образом за счёт загрязнения воздушной среды РБГ и аэрозо­лями, а также в связи с загрязнением поверхностей радиоактивными веществами. Наблюдающиеся в этих случаях максимальные концентрации радиоактивных газов и аэрозолей составляют, соответственно, 6·10-6 и 1·10-8 кюри/л. При крупных авариях концентрации РБГ могут достигать 10-2-10-1  кюри/л, а кон­центрации радиоактивных аэрозолей – 10-5-10-4 кюри/л. Мощ­ность дозы зависит от характера и тяжести аварии, и от изо­топного состава теплоносителя 1 контура.

Помимо недостатков, связанных с неисправностями ГЭУ, имеется ряд существенных недостатков и в системе радиационного контроля. Интегральные дозы облучения определяются рас­чётным путём. Точность определения их невелика, а расчёт весьма трудоёмкий. Индивидуальные дозиметры (КИД-4) позво­ляют определить только дозу гамма-облучения, имеют низкий верхний предел измерения и недостаточный срок хранения информации (не более 48 часов).

Дальнейшее улучшение радиационной обстановки и безопас­ности личного состава должно осуществляться в следующих направлениях.

1. Создание надежно работающей на протяжении всего пе­риода автономного плавания ГЭУ за счёт совершенствования её конструкции.

2.          Широкое внедрение автоматизации и дистанционного управления механизмами и системами, расположенными в энер­гетических отсеках, чтобы полностью исключить посещение их с целью обслуживания механизмов. Если из-за несовершенства ГЭУ и дистанционного управления периодическое посещение энергетических отсеков всё же окажется необходимым, оно должно быть сведено до минимума.

3.          Использование для предотвращения распространения радиоактивных загрязнений не только герметизации энергети­ческих отсеков, но и эффективной системы счистки воздуха от радиоактивных газов и аэрозолей.

4.          Автоматизация системы радиационного контроля, исключающая необходимость её постоянного обслуживания. При этом следует добиться того, чтобы в соответствии с сигна­лами радиационного контроля автоматически включались средст­ва очистки воздуха от радиоактивных примесей. Одновременно необходимо обеспечить автоматический расчёт и регистрацию индивидуальных доз облучения по данным, получаемым от ста­ционарных датчиков и системы индивидуальных дозиметров.

5. Снижение предельно допустимой дозы облучения личного  состава до 5 бэр в год за счет:

- размещения жилых и служебных помещений в нос от реакторного отсека;

- полного исключения или резкого сокращения посещае­мости энергетических отсеков личным составом;

- применения автоматических систем радиационного контроля;

- внедрения надежной системы очистки воздуха от радиоактивных газов и аэрозолей.

Освещение и окраска помещений

Освещённость и цветовое оформление внутренних помещений подводных лодок являются важными факторами обитаемости, от которых в значительной степени зависит психологическое состояние и здоровье подводников. Однако на пла свето-технические решения во многих отношениях пока ещё не обеспечивают нормальные гигиенические условия для работы зрительного анализатора. Низкая и неравномерная освещён­ность, малая доля рассеянного света, высокие уровни прямой и отражённой блесткости, недостаточная яркость рабочих по­верхностей приборных щитов и панелей создают помехи работе вахтенных специалистов и вызывают неблагоприятные сдвиги в функциональном состоянии зрительного анализатора.

Цветовому и архитектурно-художественному оформлению внутренних помещений на пла уделено значительно больше внимания, чем на дизель-электрических подводных лодках. Более широкое использование таких отделочных материалов как цен­ные породы дерева (бук, дуб, ясень, орех и др.), слоистые пластики, кожезаменители и лёгкие алюминиевые сплавы, поз­волило более разнообразно и с хорошим вкусом выполнить де­коративное и цветовое оформление помещений. Использование для окраски большой гаммы красок различных оттенков, прив­лечение к художественной отделке интерьера архитекторов, ху­дожников-декораторов позволяет добиться наилучших, с гигие­нической и эстетической точки зрения, решений по созданию комфорта в жилых и служебных помещениях.

Как показывает опыт проектирования пла, вопросам окрас­ки внутренних помещений необходимо уделять значительно боль­ше внимания, чем это делалось до настоящего времени. С целью выбора варианта оптимального цветового оформления жилых и служебных помещений пла должен обязательно разраба­тываться специальный архитектурно-художественный проект, учитывающий эстетические и психофизиологические требования. Кроме того, целесообразно исследовать возможность использо­вания на подводных лодках малогабаритных устройств, позво­ляющих в жилых помещениях имитировать смену времен года, дня и ночи, шум ветра, дождя и т.д. К сожалению, работы в этом направлении ведутся недостаточно.

Обеспечение личного состава пресной водой и питанием

Проблема водоснабжения на атомных подводных лодках раз­решена вполне удовлетворительно. Общий запас возимой прес­ной воды составляет от 15 до 33,5 т. По мере расхода этой воды запас её пополняется от мощных испарительных устано­вок, производительностью около 15-20 т/сутки. Это позво­ляет в кратковременных походах обеспечить практически не­ограниченный расход пресной воды. В более длительных похо­дах расход пресной воды несколько ограничивается и состав­ляет в среднем от 15 до 65 л на человека в сутки, и зави­сит главным образом от продолжительности плавания и коли­чества личного состава, участвующего в походе.

Для хранения провизии на всех пла предусмотрены спе­циальные помещения. Однако ёмкость этих кладовых недоста­точна, вследствие чего разместить в них весь запас провизии на полную автономность не представляется возможным. До 40 % провизии приходится размещать непосредственно в отсеках, что приводит к значительному ухудшению обитаемости и порче продуктов. Кроме того, на пла пока ещё отсутствуют охлаж­даемые провизионные камеры с температурой минус 18 °С, что тормозит внедрение в рацион подводников готовых замороженных блюд.

Необходимость на пла неограниченного расхода пресной воды не вызывает сомнений. Тем более, что это может быть сравнительно легко обеспечено путём дальнейшего совершен­ствования опреснительных установок. Создание же устройств для обогащения опреснённой воды соответствующими солями жёсткости позволит, по-видимому, полностью отказаться от запасов возимой пресной воды.

 Что же касается дальнейшего улучшения питания под­водников, то с этой целью осуществляются следующие мероп­риятия.

1. Разработаны три основных рациона подводников и для каждого из них определён объём одной сутодачи. Считается, что запас провизии на полную автономность будет  состоять на 50 % из продуктов рациона 1, на 30 % - из продук­тов рациона 2 и на 20 % - из продуктов рациона 3. Исходя из этих данных, и должны рассчитываться объёмы провизионных помещений на пла.

2. На всех вновь проектируемых пла предусматриваются охлаждаемые провизионные камеры с температурой минус 18 °С для хранения готовых замороженных блюд.

3. Завершается создание различного камбузного оборудования, позволяющего резко сократить затраты времени на обработку и приготовление пищи, а также увеличить ассортимент и улучшить вкусовые качества готовой пищи.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что, несмотря на отмеченные недостатки в обитаемос­ти отечественных подводных лодок, благодаря внедрению но­вейших достижений науки и техники, совершенствованию техни­ческих средств, обеспечивающих обитаемость, последняя от проекта к проекту неуклонно улучшается. Об этом свидетель­ствуют данные таблицы 5, в которой представлены основные показатели, характеризующие обитаемость отечественных и иностранных подводных лодок.

Как видно из таблицы, по многим показателям обитаемость отечественных подводных лодок не уступает и даже превосхо­дит обитаемость иностранных подводных лодок. При этом не­обходимо учитывать, что буржуазная печать тенденциозно пре­увеличивает положительные стороны и замалчивает или умыш­ленно преуменьшает недостатки в обитаемости своих подводных лодок. Поэтому к данным иностранной печати по вопросам оби­таемости подводных лодок следует относиться критически, па­мятуя о том, что в оценке тех или иных показателей обитаемости часто допускаются элементы рекламности и дезинформации.

 

 


Таблица 5

Сравнительная характеристика основных факторов обитаемости подводных лодок

№ п/п

 

Показатели

Дизель-электрические подводные лодки

Атомные подводные лодки

Иностранные атомные пл (США)

первого поколения

второго поколения

перспективные

1.

2

3

4

5

6

7

1.

Автономность, сутки

10-90

50-60

60-70

до 120

60

2.

Штатное количество личного состава

35-85

105-115

76-104

12-25

100

3.

Размещение личного состава:

 

 

 

 

 

 

- в каютах, %

2,8-69

43-60

100

100

-

 

- офицеры

2-4-мест. каюты, диваны к/к, открытые койки

2-4-6-8-мест. каюты

2-4-мест. каюты

1-2-мест. каюты

каюты разных типов, открытые койки

 

- рядовой состав

8-10-мест.кубрики,

открытые койки

6-10-12-мест.каюты и кубрики, открытые койки

4-6-8-10-мест. каюты

-

 

4.

Средняя площадь жилых помещений на 1 человека, м3

0,8-1,1

0,9-1,1

-

4,5

1,79 – Д. Вашингтон

1,82 – Скипджек

3,20 - Лафайет

5.

Свободная площадь жилых помещений на 1 человека, м3

0,10-0,25

0,14-0,25

-

1,2

 

6.

Наличие помещений:

 

 

 

 

 

 

- кают-компания офицеров

есть

есть

есть

есть

есть

 

- столовая рядового состава

нет

нет

есть

есть

есть

 

- салон для отдыха

нет

нет

нет

есть

есть

 

- спортзал

нет

нет

нет

есть

резиновый надувной

 

- для курения

нет

нет

на пр. 667А

есть

разрешено

7.

Провизия, размещаемая в кладовых, %

30-60

40-70

75-86

100

менее 100

8.

Микроклимат

 

 

 

 

 

 

Средняя температура воздуха при плавании в субарктической и умеренной зонах, °С:

 

 

 

 

 


1

2

3

4

5

6

7

 

- в жилых помещениях

11,5-29,2

19-27

15-29

-

 

 

- на открытых БП БП

11,5-32,1

19-35

15,6-29

20-23

25 °С  при нерегламентированной влажности,

30 °С – при влажности 50 %

 

- в энергетических отсеках

25-31,1

24-35

24-32

необитаемые

 

Относительная влажность, %

70-83

25-80

44-73

40-60

 

Температура воздуха при плавании в субтропической и тропической зонах, °С:

 

 

 

 

 

 

- в жилых помещениях

28,2-35,1

22,2-29,8

-

-

 

 

- на открытых БП БП

28,2-38

22,2-36,3

-

20-23

 

 

- в энергетических отсеках

35,1-38

24,8-36,3

-

необитаемые

 

 

Относительная влажность, %

73-95

39-87

-

40-60

 

9.

Химический состав воздуха:

 

 

 

 

 

 

Кислород, %

17-24

18-25

19,6-22

20-23

19-20

 

Углекислый газ, %

0,8-2,7

0,3-1,5

0,2-0,9

не более 0,5

0,1-3,5

 

Окись углерода, мг/м3

5-60

3-50

1-15

5,0

6-125

 

Окислы азота, мг/м3

1-10

0,5

0,5

0,5

0,2-30

 

Органические примеси

(в основном углеводороды):

 

 

 

 

 

 

- суммарно по окисляемости мгО23

250-400

-

150

65

-

 

- в пересчёте на углерод

20-450

5-500

100

50

138

10.

Воздушный шум, дБ:

 

 

 

 

 

 

- в жилых помещениях

71-105

70-100

67-88

60-65

 

54-82

 

 

- на открытых БП БП

72-118

72-102

72-90

 

- в энергетических отсеках

84-128

92-112

83-100

необитаемые

85-115

11.

Вибрация:

 

 

 

 

 

 

- частота, Гц

9-48

23-24 верт.

13-19 гориз.

-

10-50

-

 

- амплитуда, мм

0,013-0,132

0,012-0,075 верт.

0,007-0,082 гориз.

-

0,011-0,005

-


1

2

3

4

5

6

7

12.

Освещение

лампами накаливания

лампами накаливания

люминесцентное

люминесцентное

люминесцентное

13.

Водоснабжение:

 

 

 

 

 

 

- запас возимой пресной воды, т

2,2-22

15-33,5

21,3-37

-

-

 

- среднесуточный расход пресной и опреснённой воды на человека, л

3,5-10

20-65

более 25

не ограничен

-

14.

Технические средства обеспечения обитаемости

 

 

 

 

 

 

Система кондиционирования:

компрессорная фреон. установка

низконапорная

низко- и высоконапорная

-

комбинированная

 

- суммарный объём, м3

1,4-1,5

100

100-180

-

-

 

- суммарный вес, т

1,7-2

100

100-160

-

-

 

Система регенерации воздуха:

химическая одноразового действия

(РДУ и В-64)

химическая одноразового действия

(РДУ и В-64)

электро-химическая многократного действия

комплексная обработка воздуха

химическая, электролизеры

 

- суммарный объём, м3

7,2-11

27-38

-

 

 

 

- суммарный вес, т

6,7-10

29-43

-

 

 

15.

Технические средства обеспечения радиационной безопасности:

 

 

 

 

 

 

-  стационарная установка радиационного контроля

-

дистанц.

КДУС-1А

дистанц.

КУРК

комплексно-автомат. АЛЬФА

-

 

- средства очистки воздуха от РБГ

-

нет

нет

в стадии разработки

-

 

- средства очистки воздуха от аэрозолей

-

есть

фильтрующе-сорбционного типа

фильтрующе-сорбционного типа

-

 

- средства дезактивации

-

ДПЛ-2, ПДП

система ТССД, ПДП

-

-

 

- средства индивидуальной защиты

-

ИП-46М, респиратор комплект 6

ИП-М, ПТМ, ПАК-1,

комплект 6П

един. универсальн. противогаз,

 един. универсальн. комплект

Изолирующий противогаз, маска, защитная одежда


Для того, чтобы иметь возможность в ближайшие годы обеспечить на наших атомных подводных лодках хорошую обитаемость, необходимо сконцентрировать усилия всех специалистов на выполнение работ в следующих основных направлениях:

- исследования с целью проверки и оценки обитаемости пла второго поколения (проекты 667А, 670 и 671) в период их походов на полную автономность в различных климатических зонах;

- разработка и дальнейшее совершенствование гигиени­ческих норм и требований к обитаемости подводных лодок, особенно комплексно-автоматизированных;

- создание надёжных современных высокоавтоматизирован­ных технических средств, обеспечивающих обитаемость, как например: система комплексной обработки воздуха, малошум­ные электровентиляторы, система радиационного контроля и т.д.

- осуществление повседневного научно-технического конт­роля в промышленности за проектированием и строительством пла с целью своевременного внедрения вновь разработанных гигиенических норм и требований, а также технических средств обеспечения обитаемости.

В заключение следует подчеркнуть, что современная под­водная лодка представляет собой крайне сложную систему и является в известной степени компромиссным сооружением. Однако главным звеном в этой системе был и остаётся человек с его психофизиологическими особенностями и определённой степенью моральной и физической выносливости. Поэтому при проектировании и постройке подводных лодок созданию необходимых условий для жизни и боевой деятельности подводни­ков в соответствии с научно обоснованными физиолого-гигиеническими нормами и требованиями должно придаваться перво­степенное значение. Только в этом случае наши подводные лодки, превосходящие иностранные по своим боевым и техни­ческим возможностям, будут иметь и лучшую в мире обитае­мость.

 

3.7. Опыт работы по осуществлению санитарно-гигиенического наблюдения и контроля  радиационной безопасности личного состава соединений атомных подводных лодок. Главный радиолог ВМФ, полковник медицинской службы                          О.В. Варнаков

Создание атомных подводных лодок поставило новые за­дачи перед Медицинской службой ВМФ. Среди многочисленных факторов, определяющих обитаемость подводных лодок, на пла одно из ведущих мест занял новый фактор - ионизирующие излучения.

Это потребовало новых конструктивных решений при проектировании подводных лодок, создания специальных тех­нических средств и разработки организационных мероприятий по обеспечению радиационной безопасности личного состава.

Проведение ремонта механизмов и оборудования ЯЭУ в береговых условиях в межпоходовый период, перегрузка ак­тивных зон реакторов, сбор, транспортировка и захоронение радиоактивных отходов также связаны с воздействием на человека ионизирующей радиации и потребовали строительства специальных береговых сооружений и разработки технических средств, обеспечивающих радиационную безопасность личного состава и населения.

Как уже указывалось в докладе Начальника медицинской службы ВМФ, в целях обеспечения сохранения здоровья и безо­пасности личного состава был создан ряд научно-обоснован­ных специальных норм и требований, регламентирующих проек­тирование и строительство атомных подводных лодок, вспомо­гательных судов и береговых баз их обеспечивающих.

Медицинская служба ВМФ должна была решать ряд воп­росов, связанных с обеспечением радиационной безопасности, частности:

1.       Осуществлять контроль в процессе эксплуатации спецобъектов ВМФ за:

-        соблюдением режима радиационной безопасности;

-        дозами облучения личного состава;

-        загрязнением радиоактивными веществами кожных покровов, спецодежды, питания;

-        сбором и захоронением радиоактивных отходов;

-        загрязнением радиоактивными веществами акватории и территории ВМБ.

2.           Осуществлять систематическое медицинское наблюде­ние за личным составом спецобъектов ВМФ.

3.           Организовать проведение научно-исследовательских работ по радиологическим и радиационно-гигиеническим проб­лемам, связанным с проектированием и эксплуатацией пла и спецобъектов ВМФ.

4.           Осуществлять санитарно-предупредительный надзор за проектированием и строительством пла, вспомогательных судов и береговых объектов ВМФ, обеспечивающих их эксплуата­цию.

3.7. 1. Радиационная обстановка и дозы облучения личного состава

при нормальной работе энергетических установок

Анализ радиационной обстановки на пла показывает, что в условиях их нормальной эксплуатации на личный состав прак­тически воздействует только гамма-нейтронное излучение от активной зоны ядерного реактора, уровни которого в обитае­мых помещениях регламентированы нормативными документами и реально составляют величины, приведенные в таблице 1.

Таблица 1

Уровни гамма-нейтронного излучения (мкбэр/сек) в помещениях пла                                     при работе реакторов на 100 % мощности

 

 

Нормативы и №№ проектов

Реакторный отсек

Смежные отсеки

Проходные коридоры и периодически посещаемые помещения

 

Эпизодически посещаемые помещения

 

на переборке

 

на береговых постах

 

в местах отдыха

СП-00119-58

20

40

1,8

0,6

-

ГНТ-пл-63

20

40

1,8

0,3

0,05

627

16,6

25-35

0,9

0,5

-

658

19,8

35-40

0,46

0,4

-

659

12,4

20-35

1,1

0,5

фон

675

8,6

30-38

1,2

0,3

фон

671

3,2

25-35

1,2

0,5

фон

670

5,2

20-30

1,3

0,4

фон

667

3,0

25-40

1,1

0,2

фон

 

Как видно из таблицы, уровни гамма-нейтронного излучения на пла разных проектов, как правило, не превышают допустимых величин, установленных дляданной категории помещений.

При испытаниях после окончания строительства или мо­дернизации пла в некоторых случаях наблюдалось превышение установленных уровней гамма-нейтронного излучений вслед­ствие некачественного монтажа биологической защиты.

В целом биологическая защита ядерного реактора на пла первого и второго поколения обеспечивает радиационную безопасность личного состава при строгом соблюдении допустимо­го времени пребывания в реакторном отсеке. В смежных отсе­ках обеспечивается неограниченное время пребывания. Это подтверждается данными о дозах облучения личного состава пла.

В таблице 2приведены дозы облучения личного состава за поход и суммарные дозы в год.

Таблица 2

Суммарные дозы облучения личного состава

при благоприятной радиационной обстановке на пла КСФ и КТОФ

 

 

Годы

 

Количество походов

 

Средняя продолжительность походов (сутки)

Дозы гамма-нейтронного облучения (бэр) за поход

Дозы внешнего облучения (бэр) личного состава за поход

 

личный состав неэнергетических отсеков

 

личный состав энергетических отсеков

1960

4

15-30

0,09-0,12

1,1-1,2

1,5-3,0

1961

5

10-20

0,1-0,2

1,2-1,8

1,1-1,5

1962

9

15-42

0,15-0,22

1,1-2,1

1,1-3,5

1963

8

10-45

0,2-0,25

0,9-1,3

1,0-3,0

1964

5

35-40

0,2-0,3

2,2

1,2-3,0

1965

11

15-60

0,15-0,2

2,2

1,5-3,0

1966

24

15-22

0,1-0,3

1,2-1,5

1,8-6,5

1967

49

40-60

0,15-0,3

1,2-1,6

5,0-7,0

 

Приведенные данные свидетельствуют, что наибольшему облучению в походе подвергаются специалисты энергетических отсеков, причём доза их облучения на порядок выше, чем доза облучения личного состава концевых отсеков. При этом необходимо иметь ввиду, что годовые дозы облучения зависят не только от качества биологической защиты, но и от сред­ней мощности работы реактора, числа походов за год, а так­же от характера ремонтных и перегрузочных работ, проводи­мых в базе.

В целом годовые дозы облучения личного состава пла, без учёта крупных аварий, не превышают 5-7 бэр. При этом основная часть личного состава (80-90 %) получают дозы об­лучения в пределах 0,2-1 бэр. Однако, при рассмотрении этих данных необходимо иметь в виду несовершенство индиви­дуальной дозиметрии.

До настоящего времени отсутствуют индивидуальные до­зиметры для регистрации доз нейтронов различных энергий. В то же время установлено, что в ряде случаев доза нейтро­нов может составлять 60-80 % суммарной дозы гамма-нейтрон­ного облучения. Расчётные методы определения дозы нейтронов ввиду невозможности точно отхронометрировать время нахождения каждого человека в определённой зоне реакторного от­сека, не всегда дают достоверные сведения.

            Таким образом, в настоящее время мы располагаем доста­точно полными данными о радиационной обстановке на пла пер­вого поколения. Получены первые результаты и в отношении пла второго поколения, которые позволяют утверждать, что в условиях нормальной эксплуатации дозы облучения личного состава будут не выше, чем на пла первого поколения.

           Представляет значительный интерес изучение особенностей радиационной обстановки на пла пр. 705, т.к. при проекти­ровании биологической защиты для корабля этого проекта предусмотрены более высокие уровни излучения. Опыт испыта­ний и эксплуатации пла пр. 705 послужит обоснованием для корректировки медицинских требований к биологической защите для пла третьего поколения.

 

3.7.2. Радиационная обстановка и дозы облучения

при неисправностях и авариях энергоустановки

При неисправностях и авариях ЯЭУ, связанных с потерей герметичности первого контура, на личный состав, кроме гамма-нейтронного излучения, воздействуют также радиоак­тивные благородные газы и аэрозоли.

В большинстве случаев повышение концентраций РБГ в отсеках связано с неплотностями первого контура в парогене­раторах. При этом величина концентраций РБГ зависит от времени и интенсивности течи теплоносителя первого контура, а также от состояния оболочек ТВЭЛ и времени, необходимого для отключения поврежденной секции. Как правило, при та­ких неисправностях концентрации РБГ в турбинном отсеке не превышают 10-7 кюри/л и лишь в отдельных случаях достигали 5·10-5  кюри/л.

В последние годы число случаев ухудшения радиационной обстановки вследствие неплотностей парогенераторов значи­тельно уменьшилось.

Исследования, проведенные в в/ч 27177 и Институте биофизики МЗ СССР показали, что принятые в настоящее время ПДК РБГ для пла равно 1·10-9  кюри/л, рассчитанные для полусферы с бесконечным радиусом, может быть повышена до 5·10-8  кюри/л, т.к. помещения подводной лодки имеют эффек­тивный радиус в большинстве случаев не превышающий 2 м. Од­нако, существующая в настоящее время аппаратура для контроля плотности парогенераторов и определения уровней радио­активного заражения кожных покровов и поверхностей может работать только при концентрации РБГ в отсеке не выше 1·10-8  кюри/л. В связи с этим для пла в настоящее время можно принять новую ПДК равную 1·10-8  кюри/л. Эта величина ПДК должна быть регламентирована дляпла в ближайшее время.

В настоящее время предложено отказаться от регламенти­рования концентраций РБГ, а в соответствии с приказом МО № 136-1968 года перейти на определение величины дозы внеш­него бета-гамма облучения от РБГ, получаемой кожными покровами.

Опытно-конструкторские работы по созданию такого дат­чика для систем радиационного контроля пла уже начаты в Союзном научно-исследовательском институте приборостроения.

После поставки на флот новой аппаратуры мы перейдем от регламентации ПДК к величине дозы, получаемой кожными покровами. В настоящее время величина кожной дозы полу­чается расчётным путем исходя от концентрации РБГ.

Как показывают расчёты в большинстве случаев дозы облучения личного состава не превышали 1,5 бэр.

Например, при ухудшении радиационной обстановки на одной из пла (1969 г.), связанной с разгерметизацией ПК по парогенераторам, аварийные работы обусловили облучение в дозах 0,3 рада - 20 человек и 0,2 рада - 26 человек.

К существенному переоблучению личного состава в дозах свыше 15 бэр могут привести лишь аварии, характеризующиеся прорывом контура. Все другие разновидности ухудшения радиа­ционной обстановки обуславливали дозы облучения за период ликвидации аварии в пределах 0,5-2,0 бэр.

Следует подчеркнуть, что в случае прорыва контура - чёткая организация работ и соблюдение требований радиа­ционной безопасности способствует облучению личного соста­ва в дозах не выше 12 бэр. Примером может служить авария на одной из пла в 1963 г., где максимальная доза облучения членов экипажа, работающих в аварийном отсеке, составила 8 бэр. Аналогичная авария на одной из пла в 1960 г, привела к облучению личного состава в дозах 50-80 бэр.

Ухудшение радиационной обстановки в реакторном отсеке в большинстве случаев было связано с потерей вакуума в герметичных выгородках над реакторами. Наблюдались случаи поступления РБГ при повреждениях отдельных узлов первого и третьего контуров. Однако и в этих случаях концентра­ции РБГ, как правило, не превышали 10-7  кюри/л.

При повышении концентраций РБГ в энергетических отсе­ках, как правило, имеет место распространение РБГ по всем отсекам пла. Это явление особенно выражено на подводных лодках первого поколения, не имеющих санитарных шлюзов на границе зоны строгого режима.

Пла второго поколения имеют проходимые коридоры и саншлюзы на границе зоны строгого режима, что ограничивает распространение РБГ по отсекам.

В подавляющем числе случаев повышения концентраций РБГ в отсеках, при мелких неисправностях и авариях, дозы облучения личного состава были сравнительно невелики и не вызвали серьёзных изменений состояния здоровья и потери боеспособности личного состава.

При тяжелых авариях, связанных с повреждением актив­ной зоны реактора с одновременной потерей герметичности первого контура, концентрации РБГ в реакторном отсеке могут достигать 10-1- 10-2 кюри/л. Такие концентрации РБГнаблюдались при двух крупных авариях пла. При этом у личного состава, находившегося в реакторном отсеке в период аварии, возникали радиационные поражения кожных покровов, кроме того гамма-излучение РБГ вносило значительный вклад в общую дозу облучения.

Распространение РБГ по отсекам приводило к внешнему бета-гамма-облучению всего личного состава аварийных пла. Так, на одной из таких пла изменения со стороны открытых участков кожных покровов наблюдались примерно у 70 %личного состава.

Высокие концентрации РБГ в энергетических отсеках наблюдались в течение сравнительно коротких периодов време­ни, так как аварийные лодки всплывали и вентилировались наружным воздухом. В боевой обстановке возможность венти­лирования в атмосферу будет практически исключена. В связи с этим возникает вопрос о необходимости разработки аварий­ных средств очистки воздуха от РБГ для предупреждения радиационных поражений личного состава.

Повышение концентраций бета-радиоактивных аэрозолей в отсеках подводной лодки, как правило, связано с появле­нием РБГ.

На пла с водо-водяными реакторами при нарушении гер­метичности 1 контура в состав радиоактивных аэрозолей вво­дят изотопы йода. Радиоактивный йод поступает в воздух отсеков и в паровой фазе. Концентрация радиоактивного йода в отсеках в значительной степени зависит от состояния обо­лочек ТВЭЛ. Использование в последние годы новых ТВЭЛ с более качественными оболочками привело к снижению концентра­ции радиоактивного йода в теплоносителе 1 контура и соот­ветственно в воздухе отсеков при неисправностях и авариях.

Однако, несмотря на это, и сейчас ухудшение радиацион­ной обстановки, связанное с нарушением герметичности пер­вого контура, приводит к накоплению радиоактивного йода в щитовидной железе личного состава. Так, у личного состава одного из соединений пла КСФ радиоактивный йод был обнаружен в 1966 г. у 84 человек, в 1967 г. у 62, а в 1968 году у 57 человек. У большей части этого личного состава количество радиоактивного йода не превышало предельно допустимых вели­чин.

Полученный при ликвидации крупных аварий опыт показал, что бета-радиоактивные аэрозоли, как правило, не имели са­мостоятельного значения в формировании острого лучевого по­ражения, а лишь отягощали эффект общего гамма-облучения.

На подводной лодке о ЖМТ при неисправностях и авариях ГЭУ основную радиационную опасность может представлять полоний-210. В период походов при нарушении герметичности контура сплава или газового контура в воздухе реакторного отсека концентрация полония-210 достигала 10-12 кюри/л. Попадание сплава во второй контур являлось причиной повы­шения концентраций полония-210 в турбинном отсеке.

Загрязненность полонием-210 воздушной среды и поверх­ностей отсеков приводило к внутреннему заражению личного состава пла этим изотопом. Концентрация полония-210 в выделениях личного состава на различных этапах эксплуата­ции пла превышала фоновые величины.

При крупных авариях, связанных с повреждением актив­ной зоны, основным поражающим фактором является внешнее гамма-облучение от осколков ядерного деления, поступивших в первый контур и обитаемые помещения пла. При этом в начальный период аварии наблюдаются значительные мощнос­ти доз (до сотен и тысяч р/час). В дальнейшем в связи с радиоактивным распадом короткоживущих изотопов мощности доз снижаются.

Как показал опыт последней крупней аварии значительная часть дозы облучения личным составом реакторного отсека была получена в первые 20-30 минут. Своевременный вывод личного состава, не занятого борьбой за живучесть, значительно снизит дозы облучения, а следовательно уменьшит процент выхода из строя личного состава.

Для правильного и своевременного принятия решения необходимо быстро представить командиру информацию о сте­пени опасности аварийной радиационной обстановки. Своевре­менное получение этих сведений зависит от работы стацио­нарной системы радиационного контроля.

Существующие на пла системы радиационного контроля обеспечивают получение информации о радиационной обстанов­ке в условиях нормальной эксплуатации и при небольших не­исправностях и авариях. В то же время диапазоны измерений оказались недостаточными для оценки уровней излучений в условиях крупной аварии.

Учитывая эти данные при разработке новых и модернизации существующих систем радиационного контроля необхо­димо увеличить верхние пределы измерений.

Медицинская сортировка пострадавших от ионизирующих излучений в первую очередь производится на основании данных индивидуальных дозиметров.  Имеющиеся на флоте ин­дивидуальные дозиметры комплекта КИД-4 имеют верхний пре­дел измерений 2 р. и не предусмотрены для работы в аварий­ных условиях.  Отсутствуют индивидуальные дозиметры для определения дозы бета-гамма-излучения на кожные покровы, а также нейтронные дозиметры.

Всё сказанное указывает на необходимость значительно расширить научно-исследовательские и опытно-конструкторс­кие работы в области индивидуальной дозиметрии, а также ускорить снабжение флота новыми индивидуальными гамма-    дозиметрами КИД-6 с верхним пределом измерения 500 р и принятие на снабжение группового гамма-дозиметра “ Омар ”.

Медицинская служба флотов накопила значительный опыт по контролю за соблюдением режима радиационной безопасности как на пла, так и в местах их базирования. Работа в этом направлении проводится совместно с Химической службой ВМФ.

3.7.3. Радиационная обстановка в пунктах базирования, ремонта и перезарядки пла,

а также в районах захоронения радиоактивных отходов

            Данные специального радиационно-гигиенического наб­людения показывают, что за минувшие годы радиационная обстановка в пунктах базирования пла КСФ и КТОФ в целом была благоприятной.

Мощности доз гамма-радиации на территории пунктов базирования пла, как правило, не превышали фоновых величин, которые колебались в пределах 8-11 мкр/час в зависи­мости от интенсивности глобальных выпадений радиоактивных продуктов деления урана от экспериментальных ядерных взрывов.

Радиоактивная загрязненность поверхностей в зонах строгого режима в основном не превышала установленных допустимых величин, а в зонах режима радиационной безопас­ности находилась в пределах естественного фона.

Более напряженная радиационная обстановка, по срав­нению с пунктами базирования пла, наблюдалась на некото­рых участках береговых технических баз и вспомогательных судах, где проводились наиболее опасные в радиационном отношении работы: перезарядка реакторов, ремонт, пересна­ряжение фильтров активности, сбор и временное хранение радиоактивных отходов.

При перезарядке активных зон реакторов и перегрузке отработанных технологических каналов отмечались локаль­ные загрязнения поверхностей спецпричала и объектов в зоне режима радиационной безопасности БТБ, которые в ос­новном происходили из-за несовершенства технических средств и средств транспортировки.

При выполнении отдельных операций по перезарядке реакторов наблюдались значительные уровни гамма-излучения. На некоторых этапах работ они достигали 5-10 р/час, а в отдельных случаях - до 50 р/час.

В случаях перезарядки аварийных реакторов дозы облу­чения были выше.

При проведении ремонтных работ основным фактором, оп­ределяющим радиационную обстановку,   является гамма-излу­чение от ремонтируемого оборудования, мощность дозы от которого лежит в пределах 300-450 мр/час.  Значительных величин достигает загрязненность РВ поверхностей зоны строгого режима и спецодежда личного состава  (до 10000 расп/см2 в мин).

По обобщенным отчётным данным СРБ соединений пла КСФ и КТОФ суммарные годовые дозы облучения личного состава при ремонте пла не превышали пре­дельно-допустимых и колебались в пределах 1-2 бэр.

Радиоактивность морского грунта, донных отложений, водорослей и гидробионтов акватории пунктов базирования не превышали фоновых величин, за исключением периодически наблюдавшихся случаев повышения активности донных отло­жений (непосредственно у контрольно-дезактивационных причалов), достигавших максимально величин порядка 10-7 кюри/кг.

Важным этапом в системе санитарного надзора является контроль за сбором, хранением и удалением жидких и твёр­дых радиоактивных отходов, образующихся в процессе эксплуа­тации, ремонта и перезарядки пла.

Захоронение радиоактивных отходов осуществляется в соответствии с “Временными специальными требованиями по захоронению радиоактивных отходов”, введёнными в действие приказом ГК ВМФ № 00118-1966 г. (ВСТЗ-66) и находится под постоянным контролем Химической и Медицинской служб ВМФ и 3 ГУ МЗ СССР.

По данным систематического радиобиологического контроля за выделенными районами моря захороненные количества радио­активных отходов не привели к увеличению удельной актив­ности морской воды и представителей морской флоры и фауны.

Заключение

Накопленный опыт по обеспечению радиационной безопаснос­ти на атомных подводных лодках и частях их обеспечивающих позволяет сделать следующее заключение:

1. Биологическая защита ЯЭУ на атомных подводных лодках при нормальной работе ГЭУ обеспечивает радиационную безопасность личного состава при соблюдении установленного времени пребывания в реакторном отсеке. В отсеках, смежных с реакторным, время пребывания личного состава не ограничи­вается.

2. При авариях и неисправностях ГЭУ, связанных с потерей герметичности первого контура, основной причиной ухудшения радиационной обстановки являлись радиоактивные благородные газы. При этом дозы облучения личного состава, как правило, находились в пределах, не представляющих опасности для здоровья личного состава.

3. При крупных авариях ЯЭУ с повреждением активной зо­ны, выходов осколков деления в систему первого контура и помещения реакторного отсека, ведущими поражающими факторами являлись внешнее гамма-излучение от осколков ядерного деле­ния и бета-облучение кожных покровов.

4. При этом серьёзные лучевые поражения имели место только у личного состава, находившегося в период аварии в реактор­ном отсеке и у части личного состава смежных отсеков.

5. Годовые дозы облучения личного состава пла, за ис­ключением случаев аварий, за весь период эксплуатации не превышали предельно допустимых.

6. Аппаратура радиационного контроля пла и индивидуаль­ные дозиметры не полностью обеспечивают получение информации о радиационной обстановке в условиях нормальной эксплуатации ЯЭУ. В то же время диапазон измерений этой аппаратуры оказался также недостаточным дляаварийных условий,

В связи с этим целесообразно расширить научно-иссле­довательские и опытно-конструкторские работы по созданию индивидуальных дозиметров, позволяющих проводить достоверное измерение доз внешнего гамма-нейтронного облучения во всём диапазоне энергий и внешнего бета-гамма облучения кожных покровов с диапазоном измерений, обеспечивающим  радиацион­ный контроль в нормальных и аварийных условиях с длительным хранением информации.

Радиационная обстановка в пунктах базирования пла была благоприятной. Однако в соединениях пла ещё отмечаются отдельные случаи нарушения режима радиационной безопасности в связи с чем в 1967 и 1968 гг. были изданы специальные Приказы ПС ВМФ, в которых давался анализ случаев нарушения режима РБ и ставились задачи по их предупреждению.

 

3.8. Выступление

командира атомной подводной лодки капитана I ранга Березовского Л.К.

Советскими судостроителями в последние годы создано новое поколение атомных подводных кораблей, в том числе подводного атомного ракетоносца, которым мне выпала честь командовать. Это могучий корабль, огневая мощь которого по тротиловому эквиваленту превосходит мощь взрывчатых веществ, применявшихся во всех предыдущих войнах. Этот корабль в подводном положении способен совершить несколь­ко кругосветных плаваний, обладает большей скоростью и другими качествами, превосходящими - тактико-техничес­кие данные аналогичных кораблей США.

В настоящее время мы начали освоение этих кораблей, совершаем длительные походы, успешно решаем задачи пос­тавленные командованием ВМФ.

Второе поколение пла характерно не только увеличением боевой мощи и технической оснащённости, но и значительным улучшением условий обитания личного состава. Своевременность и полноценность решения вопроса обитаемости на корабле мы смогли оценить уже в первом длительном автономном по­ходе. Мы считаем, что обитаемость на боевых постах ука­занных типов кораблей вполне удовлетворительная. Однако ввиду того, что труд подводника становится преимущественно операторским, умственным, нервно и психологически напря­женным, необходимо целеустремить усилия на улучшение усло­вий полноценного отдыха специалистов. В этом отношении необходимы конструктивные технические и организационные решения.

На новых пла условия размещения личного состава харак­теризуются с хорошей стороны: подводники живут в уютных, не более чем 8-местных каютах, имеющих кондиционирование и систему очистки воздуха. На корабле обеспечены условия для хранения достаточных запасов продуктов и питьевой воды. В течение плавания обеспечивается благоприятная радиацион­ная обстановка. Однако опыт показал наличие дефектов в системе регенерации воздуха, повышенных уровней воздушной шумности в отсеках. По нашему мнению,  решение вопроса об устранении подобных дефектов должно осуществляться за долго до ходовых испытаний корабля, где-то на стадии проек­тирования и строительства его.  И в этом отношении многое зависит от требовательного санитарно-предупредительного контроля со стороны медицинской службы.

Нечасто, но всё же встречаются недоделки, влияющие на качество работы личного состава:  зеркальность однотипных органов управления на приборах, расположение приборных панелей не перпендикулярно полю зрения оператора, неудобное рас­положение светильников и др.

Общими усилиями все мы должны добиваться выполнения кораблестроителями требований приказа ГК ВМФ № 0082-63, пре­дусматривающих создание на кораблях высоких условий оби­тания, обеспечивающих высокую боевую готовность.

 

 

3.9. Организация медицинского обеспечения атомных подводных лодок по опыту Краснознамённого  Северного флота. Занданов А.Б. начальник медицинской службы КСФ

Вопросы организации медицинского обеспечения личного состава атомных подводных лодок уже более десяти лет находят­ся в центре внимания медицинской службы Краснознаменного Северного флота. Возможность пла длительное время находить­ся под водой, широкое внедрение на них автоматики и новей­ших, технически сложных механизмов и приборов, наличие атомного реактора выдвинуло психическую и физическую выносливость личного состава в число важнейших факторов, обус­ловливающих боеготовность атомных подводных лодок.

В период длительных автономных походов пла имеет место снижение физической активности, что вызывает у личного состава определенные физиологические сдвиги. Проведение во время похода строго дозированных физических упражнений под врачебным контролем приводит к нормализации указанных про­цессов. В этой связи, мы считаем, что изучение влияния физических упражнений в походе на состояние здоровья лич­ного состава, разработка специальных комплексов упражне­ний, а также оснащение пла необходимым спортивным инвента­рем, являются одной из насущных задач, стоящих перед меди­цинской службой и научно-исследовательскими учреждениями ВМФ.

Длительность отрыва пла от своих баз, невозможность оказания помощи извне, особенно при подледном плавании, предъявляет особые требования к подготовке врачей пла, и, в первую очередь, к их хирургической подготовке. В целом, врачи атомных подводных лодок КСФ имеют хорошую хирурги­ческую подготовку, что позволило им за последние четыре (65-68) года успешно провести в море 22 полостных операций. Только лишь в одном случае врач пла был вынужден обратиться за помощью во время операции в море.

Подготовка врачей пла по неотложной хирургии органи­зуется и проводится на флоте: на курсах офицерского соста­ва медицинской службы, в порядке рабочего прикомандирования к госпиталям, базовым лазаретам и гражданским лечеб­ным учреждениям. Это приводит к длительному отрыву врачей от выполнения ими своих обязанностей по медицинскому обес­печению личного состава пла. В связи с этим необходимо решить вопрос о первичной специализации по хирургии слуша­телей ВМА       им. С.М. Кирова и военных факультетов, которые по окон­чании учебного заведения направляются для прохождения служ­бы на атомные подводные лодки.

 

Использование на подводных лодках в качестве энергетической установки атомного реактора привело к появлению новогоI фактора обитаемости - ионизирующих излучений. Это в свою очередь вызвало необходимость создания на флоте, в том числе и в медицинской службе, новых подразделений и специальностей. Пришедшие на флот врачи первых атомных подводных лодок, И.И. Бечик, И.Н. Блашков, И.А. Мазюк, В.А. Косач и другие, имели специальную подготовку не только по хирурги и спецфизиологии, но и по радиационной медицине.

В 150 отдельном дивизионе подводных лодок (начальник медицинской службы Булыгин А.А.) в 1958 году была сформи­рована медицинская группа СРБ, в которой служили В.В. Перелыгин, М.И. Емельяненко, П.М. Гапеенков, Г.И. Оксенгендлер, Д.С. Розанов,     Е.В. Величкин, И.Ф. Кадочников и другие.

При госпиталях флота и Беломорской ВМБ в 1959 году были созданы специальные лечебные отделения, работу кото­рых возглавили С.Н. Соколов, В.И.Усольцев, К.Я. Раскин.

Перед медицинской службой Флота и, в первую очередь, перед вновь созданными медицинскими подразделениями была поставлена задача изучения влияния нового фактора обитае­мости на состояние здоровья личного состава, недопущения его переоблучения, профилактики радиационных поражений и лечения пораженных ионизирующими излучениями.

Опыт эксплуатации пла на КСФ показывает, что дозы облучения личного состава при нормальной радиационной об­становке значительно ниже предельно-допустимых суточных, недельных и годовых и только у специалистов реакторного отсека бывают однократные превышения суточных (0,05 бэр) и недельных (0,3 бэр) предельно-допустимых доз. Количество личного состава пла получающего за поход дозу облучения свыше 0,1 бэра составляет 6-20 % от всего личного состава, а дозу свыше 0,5 бэр – только 2-3 %.

Анализ суммарных годовых доз облучения личного состава пла и частей их обслуживающих за последние 4 года пока­зывает, что подвергается облучению (начиная с доз, которые возможно зафиксировать существующими индивидуальными до­зиметрами) от 23 % до 31 %личного состава (см. табл. 1).

Таблица 1

Количество личного состава, получившего облучение

за 1965-1968 годы (в %)

 
 
 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

Случаи облучения свыше 5 бэр касаются личного состава реакторного отсека, а также связаны с ухудшением радиацион­ной обстановки и серьёзными авариями. Практически на флоте за 10 лет не было зарегистрировано ни одного случая возник­новения хронической лучевой болезни.

Однако следует иметь ввиду, что существующие табельные индивидуальные дозиметры крайне несовершенны, практически не учитываютдозу облучения от нейтронов, которая может состав­лять в среднем 50 и выше процентовот общей гамма-нейтронной дозы, не могут хранить даже на сравнительно непродолжительное время зафиксированные дозы (свыше 48 часов).

Важное значение в характеристике физического состояния личного состава имеет уровень заболеваемости и трудопотерь личного состава.

Заболеваемость и трудопотери личного состава пла пред­ставлены на таблице 2.

Таблица 2

Заболеваемость и трудопотери личного состава пла (1 : 100)

 

 

Заболеваемость

Трудопотери

1966

1967

1968

1966

1967

1968

По флоту в целом

р/с

о/с

861

428,6

777

360

812

366

3671

2545

3382

2363,7

3431

2326,8

пла

р/с

о/с

945

408

767

400

718

358

3126

2460

2774

2086

305