Медицинское обеспечение экваториальной экспедиции особого назначения и его результаты

 

Довгуша В.В., Мызников И.Л., Осокин М.В.

 

 

 

 

 

МЕДИЦИНСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

ЭКВАТОРИАЛЬНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ И ЕГО РЕЗУЛЬТАТЫ

 

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

                                                         2017

 


 

 

ББК   58

УДК  614.2+614.44

ВНИ 76.01.09+76.35.55

ВАК  14.03.08

          Д 58

 

 

Работа содержит уникальные материалы по организации медицинского обеспечения первой Экваториальной экспедиции специального назначения "ЭЭОН-67" и его результаты. В настоящее время, после всех перипетий в военном ведомстве и образовательной сфере многие на флотах, особенно молодые врачи, не знают подробностей первых достижений при освоении новых форм медицинского обеспечения в ВМФ. Экваториальная экспедиция внесла весомый вклад в дальнейшее совершенствование организации медицинского обеспечения сил флота в океанской зоне, а также в модернизации технического и тылового обеспечения.

Монография рассчитана на руководящий состав медицинской службы, врачей-организаторов, корабельных врачей, ветеранов медиков и может быть рекомендована широкому кругу читателей для общего сведения, для курсантов и слушателей факультетов подготовки врачей для Военно-морского флота как дополнительный учебный материал. 

 

 

 

 

 

JSBN

 

 

 

Перечень сокращений

АБ -   аккумуляторная батарея

АПЛ – атомная подводная лодка                               

БП –боевой пост  

БС – боевая служба          

ВВК – военно-врачебная комиссия                                                                                                                              

ВМГ – военно-морской госпиталь                                                                                                         

ВМОЛА – Военно-медицинская ордена Ленина академия                                                                    

ГК ВМФ – Главнокомандующий Военно-Морским флотом                                                        

ГНТО НкНк -                                                                                                                                      

ГОН – главный опреснительный насос                                                                                            

ГСМ – горюче смазочные материалы                                                                                                

ДПЛ – дизельная подводная лодка                                                                                                    

ДиПЛ – дивизия подводных лодок                                                                                                     

КСФ – Краснознамённый Северный флот                                                                                        

МЗ – морской завод                                                                                                                               

МПП – меж походовый период                                                                                                               

МПР – меж походовый ремонт                                                                                                           

НК – надводный корабль                                                                                                                 

ОСНАЗ – отряд специального назначения                                                                                        

ОСПО -  отдельный противоэпидемический отряд                                                                                                                                                   

ПБ – плавучая база                                                                                                                               

ПБС – плавучая база снабжения                                                                                                         

ПДД – предельно-допустимая доза                                                                                                    

ПДК – предельно-допустимая концентрация                                                                                     

ПДУ – предельно-допустимый уровень                                                                                                       

ПЛА – подводная лодка атомная                                                                                                     

ПЛАРК – атомная подводная лодка с крылатыми ракетами  

ПЛО – рубеж противолодочной обороны                        

ПМ – плавучая мастерская                                                                                                                 

ПМП – пост медицинской помощи                                                                                                           

ПРТБ – плавучая ракетно-техническая база                                                                                       

ПХСГ -  правила химической службы                                                                                                      

РДУ – регенеративно-дыхательная установка                                                                                                                                                  

РДП – работа двигателя под водой          

СФ – Северный флот                                                                                                                          

ЦКП – центральный командный пункт                                                                                                

ЦНИИ – центральны научно-исследовательский институт                                                            

ЭМС – электро - механическая служба                                      

ЭМЧ – электро – механическая часть                                                                                              

ЭОС – экспедиционное – океанографическое судно                                                                         

ЭЭОН – экваториальная экспедиция специального назначения

 

 

Введение

В марте 2017 года исполнится 50 лет с начала Экваториальной экспедиции особого назначения – ЭЭОН ("Прилив"). Это был уникальный, широко масштабный элемент проверки деятельности  Военно-морского флота на океанских просторах, и опыт его медицинского обеспечения. Приближение пунктов базирования кораблей к районам их боевого использования было для советского ВМФ весьма актуальным. В отличие от вероятного противни­ка, имевшего возможность для базирования своего флота использовать военно-морские базы (свои или союзников), расположенные вблизи нашей террито­рии, нашим подводным лодкам приходилось затра­чивать значительное время на переходы в задан­ный район боевой службы и возвращение на базу. "Холодная война" на тот момент переросла уже в "горячую" во Вьетнаме и вот-вот могла вспыхнуть на Ближнем Востоке вследствие израильско-египет­ского противостояния. В этих условиях СССР   за­нимал по отношению к вероятному противнику жёсткую позицию и нередко демонстрировал свою морскую мощь. Обострение международной обста­новки участники экспедиции ощутили на себе, осо­бенно после начала боевых действий в Египте.     
         Пункты маневренного базирования
предназначены для комплексного обеспечения кораблей в отрыве от основных пунктов базирования. В ПМБ осуществляется: дообеспечение кораблей материальными средствами до полных норм, межпоходовые ремонты, аварийно-восстановительные ремонты, обслуживание личного состава, медицинское обеспечение с оказанием помощи до квалифицированной включительно, межпоходовый отдых экипажей подводных лодок,  и другие мероприятия тылового и технического обеспечения.

Районы временного маневренного базирования в океане (море) в обязательном порядке должны включать в свой состав пункты снабжения, пункты рассредоточенного судоремонта, мест стоянки кораблей. Силы и средства временного базирования должны быть маневренными, способными в короткие сроки переместиться в новые районы.

 ЭЭОН была организована в соответствии с Постановлением Правительства СССР с целью обоснования целесообразности увеличения автономности плава­ния кораблей ВМФ в условиях маневренного базирования. При этом сущест­венное значение отводилось медико-биологическим исследованиям, которые должны были очертить границы человеческих возможностей при длительном и непрерывном пребывании людей в море.
      В 1967 группа кораблей ВМФ, в состав которой входили атомные и дизель-электрические подводные лодки, плавбазы и суда обеспечения, выдвинулась к месту боевой службы в район Карибского моря. После завершения боевой службы корабли направились в экваториальные широты в пункт маневренного базирования. Здесь после смены экипажей и пополнения запасов корабли вновь выходили на боевую службу. Всего за достаточно короткое время подводные лодки совер­шали по три похода на полную автономность.

       Начальником ЭЭОН был назначен инициатор и организатор экспедиции адмирал Лев Анатольевич Владимирский. После окончания Военно-морского училища он прошёл все ступеньки флотской служ­бы, от должности вахтенного начальника крейсера до командующего Черноморским флотом в период Великой Отечественной войны (1943-1944) и заместителя ГК ВМФ.  В Военно-морской академии, где он последние 20 лет службы был заместителем начальника, много времени уделял вопросам изучения океанологии и океанографии. Увлечение изучением океана началось еще с   1938 года, когда он в качестве командира отряда из двух гидрографи­ческих судов совершил переход из Кронштадта на Камчатку через Панамский канал, пройдя 15 тысяч миль. В шестидесятые годы адмирал Владимирский возглавил ряд комплексных океанографических экс­педиций в составе "кораблей науки", занимавшихся различными исследованиями, в том числе приклад­ного характера, однако ЭЭОН "Прилив" принципи­ально отличалась от них.

На момент экспедиции адмиралу Владимирскому Л.А. было 64 года.

          Время берёт своё. Давно уже нет с нами активных участников ЭЭОН - адмирала Л.А. Владимирского, контр-адмирала  И.И. Карачева,  кто  вложил много сил в её подготовку - контр-адмирала Ю.В. Задермана, вице-адмирала М.М. Будаева, капитана I ранга А.Ф. Агапова. Ушел из жизни капитан I ранга Б.А. Калистратов, который в должности заместителя командира 5-ой Оперативной Средиземноморской эскадры с успехом использовал опыт ЭЭОН.  Недавно ушел из жизни капитан I ранга в отставке Г.П. Онопко. Нет и многих медиков, остальные в отставке на пенсии.

Этой работой хотелось бы воздать должное всем тем, кто непосредственно участвовал и готовил ЭЭОН "Прилив" 1967 года, этого значительного события периода "холодной войны". В том числе и всем медицинским работникам, которые помогли обеспечить, провести, проанализировать результаты медицинского обеспечения первой Экваториальной экспедиции.

         Поход был завершён к 50-летию Великого Октября. Начальник экспедиции, командиры ПЛ были награждены орденами Ленина. Правительственными наградами отмечены и другие участники экспедиции. Вновь был забыт медицинский состав.

Глава 1.  Цели и задачи ЭЭОН. Корабельный состав.                       Подготовка экспедиции

Целью ЭЭОН являлась проверка возмож­ности обеспечения длительного пребывания советских подводных лодок, несущих боевую службу в океане, без возвращения на береговые базы с восстановлением их бое­способности в условиях маневренного бази­рования на плавучей базе в экваториальной зоне Атлантики. Особое значение придава­лось участию в этой экспедиции атомной подводной лодки. Ранее подобные задачи перед флотом не ставились, и их предстояло решать впервые.

Задачи ЭЭОН, выделенный корабельный состав и план проведения экспедиции были опре­делены директивой Главного штаба ВМФ № 733/422 от 30.08.1966 года. Ответ­ственность за подготовку состава сил флота для этой экспедиции в целом была возложена на штаб Северного флота, за подготовку кораблей и личного состава – на командование со­ответствующего объединения и соединения флота, из состава которого выделялись корабли.

В состав экспедиции вошли следующие силы.[1]

Атомная подводная лодка с крылатыми ра­кетами (ПЛАРК) проекта 675 "К-128" 7 дивизии 1 флотилии атомных подводных лодок СФ (командир - капитан 2 ранга П.Ф.Шаров, командир второго 225-го экипажа капитан 2 ранга Г.П. Онопко).

ПЛА "К-128" принадлежала к самой большой серии атомных подводных лодок первого поколения 675 проекта, была вооружена 8 крылатыми ракетами и предназначалась для нанесения ударов по боевым кораблям, а также по военно-морским базам и другим объектам, расположенным на побережье и в глубине территории противника. Она имела скорость надводного хода – 14 узлов, подводного хода – 23 узла, автономность – 50 суток, экипаж – 104 человека.

Выделение ПЛАРК в состав ЭЭОН объяснялось не только её тактическим предназначением. Одно­временно ставилась задача по проверке возмож­ности длительного хранения ракет в контейнерах в условиях высоких температур и влажности без выгрузки и выполнения регламентных проверок ракетного комплекса в условиях маневренного ба­зирования;

Две большие дизельные торпедные подвод­ные лодки проекта 641 - "Б-21" (командир - капи­тан 2 ранга В. Иванов) и "Б-36" (командир - капитан      2 ранга Л.И. Судаков) эскадры подводных лодок СФ, вторые экипажи капитанов 2 ранга В.В. Жданова и И.М. Стрюкова.

 

Плавучая база атомных подводных лодок про­екта 1886 "Тобол" (ПБС-20)[2], командир - капитан 2 ранга М.В. Пинищенко;

       

 

 

Плавучая ракетно-техническая база (ПРТБ) проекта 323А (ПМ-93) СФ, командир - капитан 2 ранга  В.С. Твардовский.

Экспедиционно-океанографическое судно (ЭОС) "Полюс", г. Кронштадт, командир – капитан 2 ранга Г.С. Образцов.

Кроме того, для обеспечения кораблей экспедиции было выделено два танкера (с Балтийского флота - "Лена",  с Чёрноморского флота - "Койда").

 

         Сменившиеся экипажи дизель-электрических подводных лодок планировалось отправить на Большую землю на РЗК "Магнит", входящий в состав КЧФ. Вторые экипажи для этих подводных лодок предполагалось доставить в море на проходящей с Чёрного моря на КТОФ, к месту постоянного базирования, ПБС-6, проекта 1886, однотипной с флагманским кораблём экспедиции.

Новым в системе обеспечения маневренного базирования было включение в состав экспедиции вертолёта Ка-25. Плавбаза "Тобол" имела только временную площадку для базирования вертолёта, без ангара и прочей системы обеспечения. Это был один из первых серийных вертолётов морского предназначения. Полёты предусматривали проводить двумя экипажами. Один летает, другой обеспечивает полёт. Командиры: майор Н.И. Павлов и капитан В.Е. Поздеев. За время экспедиции экипажи налетали около 100 часов без чрезвычайных происшествий.

Перед ЭЭОН были поставлены следующие задачи:

- ПЛАРК выполнить 3 похода в заданный район на боевую службу с восстановлением боеспособнос­ти в межпоходовый период (МПП) у борта плавбазы силами и средствами ПБС и экипажей ПЛ. После первого похода подводной лодки её принимал второй экипаж, осу­ществлявший подготовку и несение  второй боевой службы[3];

- ДПЛ выполнить 2 похода в заданный район на боевую службу с восстановлением боеспособ­ности в МПП у борта ПБС и сменой экипажа после первого похода;

- ПБС обеспечить в океане маневренное базирование подводных лодок с экипажами, включая все виды довольствия и снабжения, с подачей на ПЛ необходимого горючего и электропитания, восстановление боеспособности  ПЛ силами специалистов ремонтной мастерской, пополнение запа­сов и т.д.;

- ПРТБ осуществить перегрузку крылатых ра­кет на подводные лодки в условиях маневренного базирования в океане.

1 декабря 1966 года был сформирован штаб Экваториальной экспедиции особого назначениям из флагманских специалистов и офицеров штабов боевых соединений СФ. Начальником штаба был назначен заместитель командира         7 дивизии 1 флотилии АПЛ капитан 1 ранга И.И. Карачев. Из этого же соединения были назначены капитан 3 ранга Л. Кузнецов - флаг­манским штурманом, капитан 3 ранга А. Былинкин – флагманским ракетчиком. Начальником политотдела стал капитан 1 ранга С.М. Булатов, заместителем начальника экспедиции по тылу – офицер управления тыла СФ капитан 2 ранга В.К. Кононов.

Электромеханическую службу, на которую легла основная тяжесть подготовки и обеспечения вос­становления боеспособности ПЛ при маневренном базировании в океане, представляли: начальник - капитан 3 ранга Б. Калистратов, заместитель на­чальника ЭМС 7 ДиПЛ, и два помощника – капитан 3 ранга О.К. Мирошниченко (помощник начальника ЭМС 1 флотилии атомных ПЛ) и капитан 2 ранга Н.А. Скрылев (флагманский инженер-механик бригады дизельных ПЛ проекта  641).

Б. Калистратов, имевший большой опыт эксплуатации атомных энергетических установок и ПЛА проекта 675, отлично знал своё дело, был энергичным, волевым и инициативным офицером. Он был назначен заместителем начальника экспедиции по ЭМЧ в звании капитана 3 ранга. Вторым заместителем по ЭМС (по ДПЛ) был назначен капитан 2 ранга         Н.А. Скрылев.

Для выполнения программы научных иссле­дований и обобщения на месте опыта маневрен­ного базирования и эксплуатации кораблей в со­став экспедиции была включена научная группа из сотрудников 1, 4, 14 и 34 НИУ ВМФ во главе с начальником отдела эксплуатации 1 ЦНИИ МО капитаном        1 ранга М.Е. Мининым и его заместите­лем представителем ГТУ ВМФ капитаном 2 ранга Н.И. Одиноковым.

Для изучения "человеческого фактора" и ре­зервных возможностей личного состава в условиях длительного плавания при воздействии повышенных температур в экспедиции участвовала медицинская группа усиления.

К работе в экспедиции были также привлече­ны представители конструкторских бюро: ЦКБ МТ "Рубин", ЦКБ "Айсберг", Невского ПКБ, КБ "Связь-морпроект".

Общее число участников ЭЭОН составило около 1000 человек.

В подготовительный период все корабли прошли доковый осмотр и заводской ремонт в необходимом объёме. По инициативе ЭМС экспедиции ремонтная мастерская плавбазы была дооснащена необходимым оборудованием и дополнительным личным составом специалистов-ремонтников (в 1,5 раза больше штатного!) во главе с офицером.

Для материально-технического обеспечения и снабжения всеми видами довольствия в океа­не кораблей экспедиции, осуществления замены личного состава экипажей дизельных подводных лодок после боевой службы  использовались военные танкеры "Лена", "Койда" и "Шесна".

Уверенности в возможности успешного выполнения всех поставленных задач не было, поскольку такие задачи предстояло решать впервые.

Основные задачи по обеспечению маневренного базирования ПЛ: восстановление их боеспособнос­ти в МПР и при необходимости аварийный ремонт, обеспечение обитаемости и все виды довольствия экипажей, пополнение запасов, - решала плавбаза проекта 1886, предназначенная (по проекту) для обслуживания двух ПЛА первого поколения в усло­виях стоянки у пирса в базе или на якоре. Кроме ремонта корпуса, механизмов и систем ПЛ, обо­рудование ПБ позволяло осуществлять хранение и подготовку торпед. Полное водоизмещение ПБ около 8000 т, полная скорость 16 узлов, экипаж 250 человек.

       

 

        Плавучая ракетно-техническая база проекта 323А предназначалась для хранения, приготовления, транспортировки и выдачи на ПЛ корабельных ракет различных типов. Полное водоизмещение 4100 т, полная скорость 13 узлов, экипаж 154 человека.

 

 

 

 

 

 

 

Глава 2.  Медицинская служба

2.1. Подготовительный период

           Весьма ответственным и трудным для медицинской службы был подготовительный период. Сложность его для врачей экспедиции, медицинской службы флота и ВМФ, ко­торая возглавляла подготовку, усугублялась тем, что довольно боль­шой отряд совершенно различных кораблей впервые в истории ВМФ готовился на длительный срок маневрового базирования в экваториальной зоне Атлантического океана. В море планировался межпоходовый ремонт кораблей,  смена экипажей подводных лодок и организация межпоходового отдыха экипажа атомной подводной лодки. Маневровое базирование смешанного соединения  кораблей планировалось впервые.

         Первого декабря 1966 года во исполнение директивы Главнокоман­дующего Военно-морским флотом № 733/422 от 30.08.1966 года был сформи­рован штаб  Экваториальной экспедиции особого назначения по штату равный штабу соединения подводных лодок.

Впервые дни работы флагманские специалисты штаба инспектировали корабли, намеченные в состав ЭЭОН, определили состояние своих бое­вых частей служб, укомплектованность их личным составом и определили планы мероприятий, необходимые для подготовки   кораблей к предстоящему плаванию.

      Учитывая уникальный характер экспедиции, была собрана нештатная медицинская служба, в количестве 20 человек, в том числе и медицинская научная группа из 4 человек.

       Командованием экспедиции в предпоходовый период перед медицинской службой ЭЭОН бы­ли поставлены следующие задачи:

- подготовить личный состав ЭЭОН к участию в экспедиции;

- подготовить медицинские службы кораблей к выполнению задач экспедиции в море;

- обеспечить контроль со стороны медицинской службы за подготов­кой на кораблях экспедиции технических средств и сис­тем, обеспечивающих жизнедеятельность личного состава и, в целом, обитае­мость корабля;

- заблаговременно изучить опыт плавания кораблей Северного флота и других флотов СССР в низких широтах с целью использования его при подготовке экипажей корабля и во время длительного морского похода.

        Офицерами штаба ЭЭОН в развитие поставленных задач был сос­тавлен план мероприятий по подготовке личного состава и кораблей к плаванию, куда по медицинской службе вошли следующие вопросы:

- проведение медицинского освидетельствования офицеров, старшин и матросов, участвующих в экспедиции;

- проведение углублённого обследования личного состава контрольных групп (по 20 человек в каждом экипаже  корабля) с участием врачей ко­раблей, усиленных специалистами   1-го Военно-морского ордена Ленина госпи­таля (г. Ленинград), 127 медицинской лаборатории (подводного плавания) и 1-й Флотилии атомных под­водных лодок КСФ;

- формирование обследованных групп доноров на всех кораблях экспедиции;

- отработка хирургических бригад на клинических базах Северного флота (в военно-морском госпитале г. Североморска и г.Заозёрск (в то время - Североморск-7);

- обеспечение штатных медицинских служб корабля и приданных медицинских групп усиления экспедиции необходимыми запасами расходного и инвентарного медицинского имущества (подводные лодки снабжались на полную автономность, ПБС "Тобол" - запасом медицинского имущества на полтора года, а также пятью нормами для  доснабжения медицинской службы подводной лодки и одним комплектом укладки для оказа­ния медицинской помощи и лечения при радиационных поражениях, остальные корабли - годовым запасом);

- разработка заданий флагманского врача начальникам медицинской службы кораблей по темам  изучения комплекса факторов обитаемости и его влиянию на состояние здоровья личного состава экипажа;

- формирование медицинской группы усиления на ПБС "Тобол" за счёт медицинских учреждений КСФ в составе хирурга, стоматолога, эпидемиолога, невропатолога и врача-лаборанта;

- на базе 127 медицинской лаборатории (подводного плавания) КСФ провес­ти методические сборы врачей, участвующих в экспедиции по изу­чению задач и согласования программ научно-исследовательской работы, тестирования методик исследования и аппаратуры.

        Кроме того, по рекомендации медицинской службы экспедиции в план подготовки были включены следующие вопросы:

- проведение методических сборов нештатных руководителей физической подготовки кораблей ЭЭОН;

- обеспечение кораблей экспедиции спортивным инвентарем на пе­риод плавания;

- проведение трёхдневных сборы коков и хлебопеков для совершенствования навыка в приготовлении пищи и выпечке хлеба в условиях корабеля;

-  разработка рекомендаций по использованию типового продовольственного пайка для всех кораблей экспедиции при плавании в различных широтах с учётом разрешаемых замен.

        Данный план был утвержден Командующим КСФ. План подготовки личного состава и кораблей экспедиции был полностью выполнен в намеченные сроки, а по ряду вопросов (противоэпидемические мероприятия, подготовка медицинских бригад, снабжение медицинским имуществом) значительно расширен по предложениям флагманских специалистов.

         Весь личный состав экспедиции был дополнительно освидетельствован на пред­мет годности к службе в районах с неблагоприятным жарким клима­том. Основную нагрузку в этой работе взяли на себя специалисты 30 военно-врачебная комиссия КСФ.                    

Бла­годаря качественно  проведённому отбору и отстранению от плавания моряков с заболеваниями, имеющими хроническое течение, в море не возникало серьезных проблем по причине состояния здоровья.

          По результатам медицинского обследования и освидетельствования личного состава экспедиции был сделан вывод о нецелесообразности централизации работы, которую можно было выполнить  территориально в гарнизонных поликлиниках и госпиталях по месту базирования кораблей.

          Бичом всех масштабных мероприятий на флоте всегда были поздние (перед самым выходом в море)  прибытие на борт прикомандированных на поход и доукомплектование штатов экипажей а также замена отстраненного от плавания (по разным причинам: семейным, дисциплинарным, идейно-политическим, по причине острых заболеваний и травм) личного состава и позднее прибытие на корабли прикомандированных и личного состава штатных формирований (ремонтная группа, водолазы, группы специального назначения и т.д.). Эти лица, как правило, прибывали не  освидетельствованными медицинской комиссией в соответствии с требованиями директив по экспедиции. Эти недоработки в дальнейшем легли в основу новых редакций документов, определяющих выход экипажа корабля в длительный морской поход.  А придаваемые экипажу на период плавания отдельные военнослужащие и группы специалистов ВМФ в дальнейшем освидетельствловались на предмет годности к службе на носителе и по своей учетной специальности, а в дальнейшем дополнительно проходили психологическое тестирование с целью прогнозирования устойчивости военно – профессиональной деятельности  в море.

 По медицинским показаниям от плавания в составе ЭОН с кораблей экспедиции было  отстранено 32 человека.

         Специалистами 20-го ОСПО КСФ (в настоящее время - 20 Центр государственного санитарно – эпидемического надзора по Северному флоту )   в предпоходовый период было проведено двукратное обследование всего личного состава кораблей на патогенное бактерионосительство. На ПМ-93 в связи с неустойчивой эпидемической ситуацией, такое обследование про­водилось трёхкратно. От выхода в море по эпидпоказаниям, кроме указанных выше, было отстранено ещё 20 человек.

        При участии специалистов отделения переливания крови ВМГ КСФ на всех кораблях экспедиции были созданы группы обследованных доноров.

        Нештатные хирургические бригады (врач, санитар) всех кораблей ЭЭОН прошли одно- или двухмесячное прикомандирование в хирургическом отделении госпиталей Северного флота и получили допуск флагманского хирур­га флота к самостоятельному проведению полостных опе­раций в условиях корабля. Кроме того, врач ПМП хирург ПБС "Тобол" на базе ВМГ флота получил подготовку для оказания неотложной помощи при заболеваниях глаз, ЛОР и кожных заболеваниях, а начальник медицинской службы этого корабля был подготовлен по рентгенологии.

При стоянке ПБС "Тобол" у стенки 35-го Морского завода на корабле было проведено учение по развертыванию операционного блока с фактичес­ким проведением операции по поводу острого аппендицита. На плавбазе "Тобол" была размещена сформированная из специалистов медучрежде­ний флота медицинская группа усиления в составе: хирург, эпиде­миолог, невропатолог, стоматолог и врач-лаборант. 

             Перед выходом атомной подводной лодки в море меди­цинской службой экспедиции совместно с командованием флагманского корабля и химической службой проведено учение по приёму поражённого личного состава с аварийной атомной подводной лодки при стоянке в базе. Оба учения прошли организовано, слажено и показали высокую готовность меди­цинской службы экспедиции к оказанию квалифицированной медицинской помощи в полном объёме. На проведённых разборах учений уточнялись детали по расстановке сил и средств медицинской службы, взаимодействия отдельных лиц, нормативы по развёртыванию и приведению в боевую готовность постов медицинской службы (рентгенкабинета, операционно­го блока, лаборатории, штатных лазаретов в кубриках личного состава).

Научная группа экспедиции в составе: двух высококвалифицированных терапевтов с подготовкой для оказания помощи при радиационных  поражениях и инфекционных заболеваниях, врача физиолога с подготовкой по спецфизиологии и врача гигиенис­та. Последние двое вышли в море на подводных лодках.

В составе штаба экспедиции был врач-организатор с функциональными обязаннос­тями флагманского врача соединения кораблей. В его подчинении  находилась медицинская группа усиления в составе пяти специалистов (хирург, эпидемиолог, невропатолог, врач-лаборант и стоматолог). Медицинские службы кораблей по специальным вопросам подчинялись флагманскому врачу. Секция обитаемости была подчинена заместителю начальника экспедиции по научной работе. Несмотря на разное под­чинение отдельных медицинских формирований, все без исключения ме­дики, работали как единый дружный коллектив.

Следует отметить, что все узловые вопросы подготовительного периода, по мнению руководства медицинской службы ВМФ и Северного флота, были решены правильно и качественно.

Таким образом, медицинский состав флагманского корабля (ПБС "Тобол") был готов к оказанию квалифицированной медицинской помощи в полном объёме по всем видам поражений и при любых за­болеваниях без  необходимости последующей эвакуации в береговые лечебные учреж­дения.

Совместно со специалистами электромеханической боевой части кораблей были проверены все технические средства, обеспечивающие обитаемость отсеков. Однако в этой работе было сделано упущение - не были проверены на чистоту система забортной воды и пожарная магистраль. При пользовании этой системой в море для гигиени­ческих целей (при плавании в экваториальной зоне на кораблях пос­тоянно работали души на забортной воде),    выяснилось, что бактериологические посевы воды из магистралей неблагополучны. После промывки системы забортной  воды пергидролем бактериологические показатели её улучшились. Эту работу нам следовало сделать в базе перед выходом в море.

Продовольствие, принимаемое на корабли, подвергалось регламентируемому контролю со стороны медицинской службы. Вместе с продслужбой Тыла ВМФ и КСФ были разработаны и выданы рекомен­дации по использованию продовольственного пайка для всех проектов кораблей  экспедиции при плавании в различных климатических широтах с учётом разрешаемых замен. Рекомендациями по меню-раскладкам для автономного пайка атомных подводных ледок при плавании в низких широтах, полученные из лаборатории питания и водоснабжения ВМОЛА им. С.М. Ки­рова воспользоваться не представилось возможным ввиду несоответ­ствия норм пайка количеству продуктов, предлагаемых для расклад­ки. Раскладка предусматривала завышенные нормы продуктов питания.

Под контролем медицинской службы на кораблях были подготовлены цистерны для приёма пресной воды, помещения для хранения продовольствия и камбузы.

На подводных лодках, ПБС "Тобол" и ПРТБ-26 перед выходом в море была про­ведена тотальная дезинсекция, но на исходе 2-го месяца плавания на этих ко­раблях вновь расплодились  тараканы. Вероятно они были занесены на борт в таре, в которую было упаковано продовольствие.

Все корабли экспедиции были полностью обеспечены необходимым количеством расходного и инвентарного медицинского имущества, при этом:

а) подводные лодки - на полную автономность;

б) ПБС "Тобол" - полуторагодовым запасом согласно норм снабжения, запасом для пополнения подводных лодок, расходным медицинским имуществом в море при смене экипажа, укладкой для оказания по­мощи и комплексного лечения личного состава при радиационных поражениях. Кроме того, на плавбазу было загружено большее ко­личество сверхштатного медицинского имущества для работы хирур­гического блока, клинической лаборатории, стоматологического и физиотерапевтического кабинетов, а также имущество для прове­дения комплекса санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий;

в) ПМ-93 - годовым запасом имущества, согласно табеля снабжения, и сверхштатным медицинским имуществом для оказания различных видов ме­дицинской помощи.

Под руководством Заместителя начальника ВМФ были проведены сборы врачей, привлекаемых в состав экспедиции, по уяснению задач ЭЭОН, программ научных исследований, методик исследования и аппаратуры. Раз­работано и выдано на все корабли задание для начальников медицинских служб по изучению комплекса факторов обитаемости кораблей и его влиянию на состояние здоровья личного состава. Для вы­полнения этой работы из Медицинской лаборатории подводного пла­вания, 20-го ОСПО, гидрографической службы КСФ и через централь­ные органы медицинского снабжения была получена аппаратура для проведения исследований.

Перед выходом в море готовность медицинских служб кораблей и хирургических бригад была проверена на предмет оказания всех видов медицинской помощи, выполнения программ научных исследований и медицинского обеспечения в целом. В ходе проверки было установлено, что медицинские службы корабля готовы к выполнению задач экспедиции.

2.2. Период плавания

Выход кораблей экспедиции в море начался 23 марта 1967 года. Флагманский корабль вышел в ночь с 10 на 11 апреля 1967 года.

В этот период медицинская служба экспедиции решала следующие задачи:

-     сохранение здоровья личного состава экспедиции, профилактика травматизма и инфекционных заболеваний;

-     динамическое медицинское наблюдение за всем личным составом, изучение заболеваемости и клинико-физиологических поражений у личного состава, при плавании в различных зонах и, в основном при длительном базировании в экваториальной зоне Атлантики;

-     выполнение задач специальной и боевой подготовки медицинской службы во время плавания;

-     изучение в динамике обитаемости кораблей и её влияние на состояние здоровья личного состава экспедиции;

-     определение предельных сроков плавания личного состава на различных кораблях и возможностей организации межпоходового отдыха и восстановления боеспособности экипажей подводных лодок в межпоходовый период на надводных кораблях при манев­ренном базировании в низких широтах;

-     восстановление боеготовности медицинских служб подводных лодок во время их межпоходового ремонта и смены экипажей;

выдача практических предположений для разработки проектов руководящих документов по организации медицинского  обеспечения подобных плаваний и её улучшению, а также по улучшению обитаемости кораблей.

При переходе кораблей в районы боевой службы и маневренного базирования в период с 23 марта 1967 по 26 апреля 1967 года внешние метеорологические  факторы менялись по мере пересечения кораблями основных климатических зон.

Температура наружного воздуха в период перехода кораблей в районы боевой службы и маневренного базирования изменялась с постоянным увеличением от -3 − -5 °С до +25 − +32°С. Температура забортной воды в верхнем слое увеличивалась от +4 − +6 °С до +25 − +29,9°С.

Основная часть времени плавания на подводных лодках при несении ими боевой службы проходила в субтропической зоне, а маневрен­ное базирование кораблей и межпоходовый ремонт подводных лодок – в тропической – экваториальной зоне.

Метеоусловия в тропической  экваториальной зоне характеризовались, как правило, относительно устойчивой температурой наружного воздуха в пределах 26-30°С, относительной влажности его – 66-96 %, силой ветра            0-15 м/сек, барометрическим давлением 758-763 мм рт. ст. и солнечной радиации 0,3-0,9 кал/см2 в мин. Температура забортной воды на поверхности океана была 26-29,9°С и приблизительно соответ­ствовала температуре наружного воздуха, но с увеличением глубины постепенно изменялась, оставаясь на глубине до 30-45 метров рав­ной температуре воды на поверхности 26-29,9°С, а на глубинах 45-200 метров снижаясь до 13-15°С.

Таблица 2.2.1

Основные гидрометеорологические факторы

в период плавания кораблей ЭЭОН

 

Метеофакторы

 

Климатические зоны

субаркт.

от 60° сш

умеренная

60-40° сш

субтроп.

40-20° сш

тропическая

20-0° сш

Температура наружного воздуха (в °С)

сред.

колеб.

6,5

-3,2-+9,9

11,8

5-20

19,0

18-25,6

26,7

25-32

Относительная влажность (в %)

сред.

колеб.

65-85

70-80

70-85

80-95

Сила ветра (в баллах)

сред.

колеб.

7,8

4-10

4,3

2-6

2,1

1-4

1

1-4

Барометрическое давление (в мм рт. ст.)

сред.

колеб.

759,3

753,8-762,3

766,6

758,5-771,0

769,1

763,3-772,0

760,9

758-763

Температура забортной воды (в °С)

сред.

колеб.

2-6

8-16

21-25

25-29,9

Температура воды на глубине 100 м

сред.

колеб.

6-10

8-14

15-17

16-18

Состояние моря в баллах

колеб.

2-8

1-5

1-3

1-3

 

За все время плавания не имело случаев инфекционных заболева­ний при столь тяжелых условиях размещения личного состава на под­водных лодках, где число присутствующих постоянно превышало число штатных мест для отдыха.

Единичные случаи тяжелых заболеваний не были связаны с дефектами при отборе личного состава перед выходом кораблей в море.

С первых дней плавания был составлен график дежурства врачей и санитаров в медицинском блоке флагманского корабля, определено время приё­ма, составлено боевое расписание медицинского состава, распределены обязанности по заведованиям и при проведении углубленных медицинских обследований контрольных групп личного состава с кораблей экспе­диции.

В этот же период было вновь проведено учение по развертыванию операционного блока и медицинского блока с проверкой готовности к  массовому поступлению поражённых.

При маневренном базировании на плавучей  базе всегда будут присут­ствовать вторые экипажи подводных лодок. Учитывая данное обстоя­тельство, личный состав медицинской службы этих экипажей был распи­сан как для участия в повседневной работе медицинского блока, так и на период учений и фактического развёртывания медицинской службы по корабельным расписаниям. Начальники медицинских служб, которые получили задание по изучению обитаемости на своём корабле и влиянию её на сос­тояние здоровья личного состава, конечно, не смогли бы выполнить эту программу без помощи приданных врачей в полном объёме.

На подводной лодке в первом походе принял участие майор м/с     Кулаков В.Е.[4], входящий в состав научной группы, в 1-м и 3-м по­ходе атомной подводной лодки в море на корабле был майор м/с Моро­зов Л.А., так же из научной группы. Во время маневренного базиро­вания с флагманского корабля на другие надводные корабли и подводные лодки в сложных гидрометеорологических условиях на катерах, в любое время суток,  группами и по одиночке, переходили врачи для оказания квалифицированной медицинской помощи, консультаций, амбулаторных приёмов, плановых медицинских осмотров всего личного состава, проведения противоэпидемических мероприятий, оказания помощи выполнении программы научной работы,  а также для проверки готовности медицинских служб и санитарного состояния корабля.

Еженедельно по субботам весь медицинский коллектив флагманского корабля и кораблей, находящихся у его борта, а также рядом дрей­фующих, собирался для подведения итогов работы за неделю и планирования мероприятий предстоящей рабочей недели.

Это давало возможность контролировать деятельность каждого специалиста, выявлять нужды врачей, недостатки в работе, организации и устранять их. Что позволяло планомерно проводить весь комплекс различных медицинских мероприятий на всех кораблях экспедиции.

 

2.3. Послепоходовый период

По возвращении кораблей в базу был организован медицинский осмотр личного состава с опросом жалоб, проведено углублённое обследование личного состава контрольных групп.

        Для решения вопроса об эффективности послепоходового отдыха в первой декаде марта месяца было проведено углубленное обсле­дование контрольных групп личного составе экипажей атомной под­водной лодки, где особое внимание было уделено личному составу первого экипажа, совершившего два выхода на боевую службу с межпоходовым отдыхом на плавбазе, маневрировавшей в экваториальной зоне.

        Всему личному составу экспедиции для восстановления здоровья было предоставлено   30 суток дополнительного отпуска.

        Следует отметить, что, поскольку подобное плавание было ор­ганизовано впервые в морской практике и его медицинское обеспечение не оговорено никакими официальными документами, но в перспективе такие пла­вания планировалось совершать на регулярной основе, то целесообразным было бы издать документ, регламентирующий предоставление дополнительного отпуска для личного состава надводных кораблей. Однако окончательной редакции регламентирующих документов применительно к данной тактической ситуации по медицинской службе разработано не было.

        Личный состав под­водных лодок получал дополнительный отпуск за автономный поход согласно приказу МО СССР  1961 года    № 076, а для личного состава надводных кораблей, прибывав­ших в море, этот отпуск предусмотрен не был (существовал приказ о предоставлении дополнительного отпуска личному составу кораблей радиотехнической разведки, но это не относилось к разряду кораблей, участвующих в экспедиции).

Экваториальная экспедиция получила богатый опыт и материал, по вопросам организации медицинского обеспечения плаваний, по обитаемости ко­раблей и влиянию её на состояние здоровья личного состава, однако это совершенно не исключает необходимости более глубоких и деталь­ных исследований перечисленных проблем в последующих экспедициях, а может быть даже при плаваниях маневренных эскадр или флотов. Была составлена папка документов медицинской службой ЭЭОН, которая стала актуальной для того времени.

Глава 3.  Обитаемость кораблей экспедиции. Общие вопросы

    Обитаемость является одним из важнейших тактико-технических и боевых элементов корабля и поэтому изучению её во время экспедиции уделялось большое внимание. Параллельно и целенаправленно изуче­ние обитаемости кораблей и применение большого арсенала различных клинико-физиологических методик для динамического наблюдения за состоянием здоровья личного состава, а также детальный анализ за­болеваемости участников экспедиции, позволили ответить на од­ин из главных вопросов этой комплексной работы: «Как влияет подобное плавание на состояние здоровья человека?».

Известно, что обитаемость считается удовлетворительной, если она обеспечивает сохранение здоровья и боеспособности личного сос­тава при плавании корабля на полную автономность в любых боевых режимах и климатических зонах. При этом в отсроченном плане совокупность походов в течение всей службы личного состава в ВМФ не должна приводить к значительной потере здоровья и трудоспособности.

Изучением обитаемости кораблей занимался весь медицинский коллектив экспедиции. Кроме выполнения своих прямых обязанностей по сохранению здо­ровья личного состава и лечению больных специалисты медицинской группы усиления активности занимались решением различных раз­делов программы научных исследований. Врачи научной группы, успеш­но выполняя программу, неотъемлемой частью своих обязанностей в экспе­диции считали лечебную работу. Только так должна строиться работа коллек­тива по медицинскому обеспечению личного состава и проведению науч­ной работы в подобных плаваниях.

Обитаемость кораблей различных проектов и даже разных кораблей одного проекта была различной.

На формирование микроклимата жилых и служебных помещений надводных кораблей и отсеков подводных лодок в период плавания оказывали влияние: внешние гидрометеорологические факторы, работа системы кондиционирования, режим и работа основных механизмов. Наиболее благоприятный микроклимат был в помещениях ПЛАРК при нормально работающей системе кондиционирования. Температура воздуха отсеков там была в среднем 25,5 °С, а относительная влажность - 50,3 %. На осталь­ных кораблях в районе маневренного базирования в тропической и субтропической зонах температурно-влажностный режим во многих помещениях был неудовлетворительным.

Газовый состав воздушной среды на подводных лодках является одним из важных факторов обитаемости. На надводных кораблях этот вопрос стоит менее остро, но и ему также было уделено внимание, в аспекте эффективности работы систем вентиляции.

В период плавания в помещениях кораблей производились замеры концентраций кислорода, углекислого газа, окиси углерода, окис­лов азота, сурьмянистого водорода и углеводородов. Определение этих вредных примесей производилось штатными стационарными и переносными корабельными приборами.

Характеристика микроклимата

На ПЛАРК средняя концентрация углекислого газа в воздухе отсеков в период плавания была 0,71 %, с максимальными подъёмами до 0,9 и, однократно в одном отсеке, до 1,5 %. За поход израсходовано 3024 регенеративного комплекта В-64, что соответствовало расчётным данным для 121 человека личного состав с учётом объёма отсеков подводной лод­ки. Ежесуточный расход патронов составлял  60,4 шт.

Для сравнения, на ДПЛ концентрация СО2 в воздухе отсеков в среднем составляла 0,91 - 1,4 %  при периодическом отклонении до 2,7 %. На борту подводных лодок находилась по 630 патронов В-64 (норма для ПЛ641 проекта на 90 суток).  Среднесуточный расход патронов на 81 человека экипажа составил 7,2 патрона, что очевидно является недостаточным для поддержания СО2 в пределах нормы при длитель­ном плавании под водой. При 11-ти часовом регенерационном периоде в сутки на этих кораблях,  согласно норм ПХСГ-77 расход регене­рации должен составлять 14 патронов В-64 в сутки. Следовательно, запас патронов В-64 на подводных лодках проекта 641 должен быть увеличен вдвое, но возникает неразрешимая проблема размещения этого количества в отсеках корабля. Возник так же вопрос о необходи­мости сокращения спецификационной автономности этих кораблей до 75 суток, как это было оговорено в тактико-техническом задании на данный проект.

На ПЛАРК количество СО в период плавания значительно превышало ПДК для 2000 часового пребывания личного состава в гер­метично закрытых помещениях, концентрация СО на подводных лодках Б-1 и Б-36 была иногда выше ПДК.

Концентрация углеводородов на дизельных подводных лодках была в пределах санитар­но-гигиенических норм  (0,0-0,1 м/л) за исключением 4, 5, 6 отсеков ПЛ Б-36, где концентрация углеводородов периодически достигала 0,2-0,3 мг/л, что связано с загрязнением трюмов корабля горюче­-смазочными материалами.

Окислов азота, сурьмянистого водорода на ПЛ обнаружено не было.

Содержание кислорода в помещениях всех кораблей было в пределах нормы, при периодическом снижении до 16-17,5% в отсеках и был связан с большим скоплением в них личного состава (собрания, просмотр кинофильмов). Сниже­ние процентного содержания кислорода в воздухе отсеков дизельных подводных лодок до этих пределов отрицательно сказывалось на самочувствии и работоспособности личного состава заступающих смен.

На камбузе и в машинном отделении надводных кораблей перио­дически отмечалось появление СО, но  в допустимых пределах.

Других вредных примесей в воздухе жилых и служебных помещениях надводных кораблей обнаружено не было.

Уровни шумов не превышали допустимых норм.

На ПЛ уровни шума для жилых помещений колеба­лись в пределах 62-    80 дб, а на боевых постах 87-125 дб.

Уровень шума в жилых, служебных помещениях и на боевых постах на ПБС ''Тобол'' и ПРТБ-26 во время плавания на разных режимах рабо­ты основных механизмов не превышал, как правило,  тех показателей, которые и соответствовали нормам ГНТО НК НК-65 года.

Освещённость на подводных и надводных кораблях, в основном, соответствует санитарно-гигиеническим нормам. Однако в результате эксплуатации осветительной арматуры, замены некоторых светиль­ников приборами и механизмами, заменой в некоторых случаях личным составом самостоятельно одних ламп накаливания и ламп дневного света, дру­гими, мощность которых меньше мощности ламп, предусмотренных проек­том, освещённость в некоторых помещениях и на отдельных боевых постах была заниженной.

        Радиационная обстановка во время плавания на ПЛАРК была нормальной, за исключением кратковременного повышения газовой ак­тивности 4 октября 1967 года. Доза облучения личного состава, участвовавшего в ликвидации радиационной опасности не превышала 48 млбэр (0,48 млЗв), что на 6 млбэр (0,06 млЗв) превышало суточную недельную дозу. Дозы облучения остального состава не превы­шали предельно допустимых норм. Существующая организация радиаци­онной безопасности на ПЛАРК обеспечивает защиту личного сос­тава от ионизирующих излучений, как при нормальной, так и при небла­гоприятной радиационной обстановке.

        На дизельэлектрических подводных лодках в период плавания ежедневно производились измерения радиоактивного загрязнения заборт­ной воды и атмосферного воздуха. Повышения уровня радиации и радиа­ционного загрязнения обнаружено не было.

       При стоянке ПЛАРК у борта плавбазы ''Тобол'' радиационная обстановка на подводной лодке и плавбазе была нормальной. Химическая служба ПБС ''Тобол'' в тесном контакте с медицинской службой была хорошо подготовлена как в вопросах строгого контроля за радиационной обстанов­кой, так и к приёму на себя в море аварийной атомной подводной лод­ки с личным составом, пораженным радиационным излучением. В связи с этим, кубрики личного состава для аварийной  атомной подводной лодки при базировании у  плавбазы, а также помещения для поражённых радиационным излучением были рассписаны в непосредственной близости от химического блока, а не так, как первоначально было предусмотрено на ПБС ''Тобол'' - в носу корабля.

Размещение личного состава на подводных лодках оставляли же­лать много лучшего. Дефицит штатных мест отдыха во время плавания ПЛАРК  составил 7 %, на ДПЛ он достигал 4 % от численности личного состава. Это объясняется тем, что количество лиц, вышедших на подводных лодках в море, превышало штатную численность экипажей корабля. Кроме того, часть коек было снято для установки на это место дополнительных ме­ханизмов, приборов и оборудования. Продовольствие на кораблях размещалось в провизионных и рефрижераторных камерах, а  в начале плавания, из-за недос­татка мест и ёмкостей продовольственных кладовых,  значительное количество хранилось прямо в отсеках, на койках личного состава. На кораблях, при этом, были оборудованы дополнительные нештатные койки, а часть личного состава была вынуждена отдыхать в «теплой койке», то есть на месте, ушедшего на вахту товарища.

       На ПБС ''Тобол'' за счет переоборудования одноместных кают в   двухместные, увеличения числа коек в некоторых кубриках, оборудова­ния спальных мест на боевых постах количество коек было увеличе­но на 52 единицы. Вместе с тем, при базировании на плавбазе двух экипажей дизельэлектрических подводных лодок дефицит коек доходил до 40. Учитывая благоприятные климатические условия тропиков, часть личного состава располагалась на ночь на верхней палубе.

        На ПРТБ-26 вместо 169 человек штатного личного состава в море вышло 196 человек. Для размещения сверхштатного личного сос­тава также оборудовались места отдыха.

        Питание личного состава подводных лодок во время плавания бы­ло по соответствующим нормам автономного пайка. Все пайки, в том числе и для личного состава надводных кораблей, по калорийности обеспечивали энергетические затраты личного состава при нормальном соотношении белков, жиров, углеводов и минеральных солей в суточ­ном рационе.

Витаминизация личного состава экспедиции осуществлялась под контролем медицинской службы поливитаминами рецептуры, закладкой их и   аскорбиновой кислоты в охлажденный компот.

       Поедаемость суточного рациона зависела от периодов и районов плавания и, конечно, от качества приготовленной пищи. К концу похода, в штормовых условиях, а также при плавании в низких ши­ротах она падала на 20-30 %.

Хорошо зарекомендовали себя фрукты и мясо сублимационной сушки, консервированный картофель в металлической таре.

       На ПЛАРК К-128 , начиная с 15 суток плавания, выпекался белый хлеб.

Личный состав всех подводных лодок при нахождении на плавбазе питался по нормам берегового пайка для личного состава атомных подводных лодок, что приводило к тому, что во время пребывания на плавбазе личный состав дизельэлектрических подводных лодок питался белее калорийным пайком с лучшим ассортиментом продуктов, чем на подводной лодке во время плавания.

При таких же энерготратах, а в некоторых случаях даже больших, личный состав надводных кораблей питался по специальным нормам экспедиционного пайка.

       Медицинской службой был сделан вывод, что питание личного состава различных кораблей (атомные, дизельэлектрические подводные лодки и надводные корабли) на плавбазе во время маневренного базирования должно осуществляться единым пайком. Организация единого пайка облегчит работу коков и ор­ганов продовольственного снабжения. При плавании в низких широтах в этом пайке целесообразно уменьшить количество жирной свинины, уве­личить количество легко усваиваемых белков и углеводов, вводя в рацион больше фруктов, фруктовых соков, мороженое. Суточную норму хлеба при этом можно сократить. Для улучшения пищева­рения, утоления жажды, повышения аппетита и улучшения перисталь­тики кишечника, исходя из опыта плавания Торгового флота СССР в низких широтах, было рекомендовано введение в рацион всех категорий личного состава сухое вино (50 мл ежесуточно).

       Большинство помещений продовольственно-пищевого назначения на надводных кораблях не имеют системы аэрокондиционирования и были крайне недостаточны по площади и объёму.

       На ПБС "Тобол" ёмкость всех провизионных камер рассчитана на 31 тысячу сутодач продовольствия, однако в них было размещено 51 тысяча сутодач, что естественно ухудшало условия хранения продоволь­ствия. Кроме того часть продовольствия была размещена в неприспособ­ленных для этой цели помещениях (кубрики, выгородки и служебные помещения другого назначения).

       Тарирование продовольствия в картонные коробки и бумажные мешки оказалось  неудовлетворительно, т.к. тара при перегрузке в океане с корабля на корабль приходила в негодность.

Водоснабжение и личная гигиена в походе

Медицинская служба принимала активное участие в разработке режимов расхода воды на кораблях.

         Возимый запас пресной воды на атомной подводной лодке составлял        32  тонны, он расходовался в первые 7-10 дней плавания. По­полнение запаса пресной воды происходило за счёт работы испарителей. Расход воды в сутки на                 1 человека на этом корабле составил 25-30 литров. Помывка личного состава производилась 1 раз в 10 суток.

        Дизельэлектрические подводные лодки проекта 641 принимали на борт 40 тонн пресной веды и вынуждены довольствоваться этим запа­сом на весь период автономного плавания.

        Опреснительные установки на них маломощны и расходуют при эксплуатации большое количество электроэнергии, в силу чего не использовались. Расход воды на одного человека в сутки на этих ко­раблях составил 4-4,5 литра, что было крайне недостаточно. Помывка производилась забортной водой с применением порошка "Но­вость", закупленного за личные деньги экипажа, мыло для морской воды, вы­данное на корабли, имело плохие моющие качества. Поэтому был сделан вывод о целесообразности ввести в нормы снабжения стиральный порошк типа "Но­вость".

       Расход пресной воды на одного человека в сутки на надводных кораблях составил 20-25 литров, мытьевой - 17 литров. Однако, за счёт несовершенства конструкций, имели место значительные непроиз­водительные траты и потери воды.  В каютах следовало бы установить 10-литровые бачки для запаса пресной воды,  а краны ставить вагонного типа с отсекателем.

       Запасы воды на надводных кораблях пополнялись за счёт работы испарительных установок и доставки пресной воды танкерами с берега. Для гигиенических целей широко использовалась забортная воды (души, забортный и набортный бассейны).

Одежда

        Тропическая форма одежды и бельё одноразового пользования, в основном, удовлетворяли предъявляемым к ней требованиям при плава­нии в низких широтах, однако потребовали конструктивной доработки и уменьшения сроков носки. Бельё одноразового пользования целесообразно подавать на ПЛ в спрессованном виде. Дорогостоящие кожаные сандалии предлагалось заменить плетёнками из кожзаменителя на микропористой подошве малой теплопроводности.

        Медицинские помещения и медицинское оборудование на ПЛАРК К-128 по нормам к проекту удовлетворяло требованиям медслужбы, были предложены лишь незначительные качественные доработками. На дизельэлектрических подводных лодках медицинское помещение отсутствовало, имущество хранилось в разных отсеках. Чемо­даны для медицинских укладок не были приспособлены для размещения медикаментов, неудобны для транспортировки и хранения медицинского имущества.

Медицинские помещения надводных кораблей и их оборудование в основном, удовлетворили потребности медицинском обеспечения личного состава.

3.1. Обитаемость атомной подводной лодки

Автономность и боеспособность кораблей, особенно подводных лодок, определяется не только их техническими возможностями или запасами, а в значительной мере и физическим состоянием, выносливостью и работоспособностью личного состава.  Основной задачей медицинской службы флота в этих условиях является сохранение здоровья личного состава, особенно офицерско­го и старшинского состава кораблей, на протяжении всего срока службы на флоте, предупреждение заболеваемости, а также проведение комплекса мероприятий, направленных на улучшение обитаемости кораблей.

Плавания кораблей в отдалённых районах океана с созданием пунктов маневренного базирования, межпоходовым ремонтом и сменой экипажей в океане – это новый этап в деятельности ВМФ. Интенсификация плавания и новые формы несения кораблями боевой службы предъявили к медицинскому обеспечению новые по­вышенные требования по сохранению здоровья моряков.    
          Особенностью этой экваториальной экспедиции, её  медицинского обеспечения,  являлось:

-    длительный отрыв кораблей от своих баз на сроки, значи­тельно превышающие их спецификационную автономность;

-    длительность плавания в условиях высокой температуры забортной воды (29-32 °С), наружного воздуха (28-31 °С) и высокой относительной влажности (70-96 %), что создавало тяжёлые микроклиматические условия в помещениях корабля;

-    необходимость оказания всех видов квалифицированной ме­дицинской помощи на кораблях в море и невозможность последую­щей плановой эвакуации в береговые лечебные учреждения;

-    необходимость проведения комплекса санитарно-гигиеничес­ких и противоэпидемических мероприятий, изоляции и лечения ин­фекционных больных на кораблях;

-    проведение специальных мероприятий при подготовке к плаванию с заходами в иностранные порты;

-    выделение кораблей с различных флотов для совместного выполнения боевых задач, что требует чёткой организации медицин­ского обеспечения и взаимодействия на всех этапах деятельности.

Микроклиматические условия

Материалы, накопленные за длительный период эксплуата­ции атомных подводных лодок, показывают, что при плавании их в различных климатических широтах, когда температура забортной воды колеблется в пределах от +2 °С до +28 °С при условии исправной работы системы кондиционирования, пара­метры температуры и относительной влажности воздуха в от­секах почти не зависят от температуры забортной воды.    

Характерные показатели температуры и относительной влажности в отсеках пла при исправной работе систем обеспе­чения обитаемости приведены в таблицах 2 и 3. Аналогичные показатели для дизель-аккумуляторных подводных лодок при­ведены в таблицах 4 и 5.

Если сравнить таблицу 2 с таблицей 4, таблицу 3 с таблицей 5, то можно увидеть значительные различия в температурно-влажностном режиме между ПЛА и ДПЛ. На ДПЛ он значительно хуже, практически ничем не регулируется и цели­ком зависит от температуры забортной воды и наружного воз­духа. Это можно проиллюстрировать таким примером: при плава­нии ПЛА и ДПЛ в условиях тропиков и субтропиков первые их эки­пажи должны были отдыхать в условиях плавбазы. Так лич­ный состав ДПЛ с большой охотой покидал помещения ПЛ и переходил на плавбазу, а личный состав ПЛА делал это с большой неохотой, поскольку мощная система кондиционирования воздуха на ПЛА позволяла поддерживать там хорошие температурные условия.

Совсем иная картина по температурно-влажностному режиму наблюдается на ПЛА при выходе из строя холодиль­ной машины, особенно кормовой (Э-500), даже на непродол­жительное время. В этом случае наблюдался резкий подъём температуры и влажности в отсеках до 43-59 °С и 81-100 % соответственно. Введение в строй носовой холодильной машины (Э-300) не всегда приводило к эффективному пони­жению температуры и влажности, особенно в энергетических отсеках.

         Для большинства существующих ПЛА характерным явля­ется наличие низкой относительной влажности воздуха от­секов (46-65 %), при размахе колебаний от 28 % до 76 % (табл. 3). При этом различия между отсеками незначительные. С продвижением в низкие широты относительная влажность может снижаться на 5-15 %. Отмечено, что при низкой относительной влажности в условиях подводной лодки легче переносятся повышенные температуры возду­ха, но именно из-за пониженной влажности воздуха от личного состава поступают массовые жалобы на сухость в носу, першение в горле, нарушение секретной функции слизистой носа (наиболее характерно это явление для ПЛА проекта 675). В связи с этим на ряде подводных лодок для повышения относительной влажности воздуха в отсеках развешивали влажные простыни, нижние концы которых опускали в обрезы с водой.

Скорость циркуляции воздуха на ПЛА экспедиции в це­лом удовлетворяет предъявляемым требованиям. Однако, существующая конструкция воздухораспределителей способ­ствует повышению шумности в отсеках, не позволяет создавать равномерно-регулируемый поток воздуха, не ко всем местам отдыха подведены воздуховоды физиологического душирования.

Шумность в отсеках ПЛА ниже, чем в отсеках ДПЛ. Но по своему спектру шум на ПЛА приближается к "белому" шуму, который имеет одинаково высокую интенсивность на всех час­тотах и более вреден. В ряде случаев уровни шума значитель­но превышают ПДУ и достигают величин 100-120 децибелл. При этом необходимо подчеркнуть, что личный состав ПЛА подвергался  воздействию шума в течение всего периода плавания, в то время как на ДПЛ это имело место только при определённых режимах хода.

Освещённость на большинстве боевых постов и в местах отдыха соответствовала санитарно-гигиеническим нормам того времени. Неудачное расположение светильников по отношению к операторам, затенение их приборами и механизма­ми приводило к снижению общей освещённости. Наиболее благоприятная освещённость наблюдалась на ПЛА с люминесцент­ным освещением, которое в физиологическом отношении являет­ся более полноценным и не даёт больших тепловыделений.

В связи с тем, что личный состав ПЛА длительное время находился в условиях ограниченного объёма и постоянной, не меняющейся обстановки, вопрос светового и цветового конди­ционирования приобрёл важное  значение и потребовал быстрейшего решения.

Газовый состав и система регенерации воздуха

Газовый состав воздуха отсеков пла является одним из важнейших факторов обитаемости. Борьба за чистоту атмосферы помещений подводной лодки продолжается с момента её появления. Для этих целей в настоящее время используется система регенерации воздуха. Если на первых проектах ПЛА использовалась и ис­пользуется химическая система регенерации воздуха одноразового пользования (РДУ и В-64), то в последнее время она на­чинает заменяться на электрическую систему.

Содержание кислорода в воздухе помещений пла, как правило, поддерживается в пределах допустимых величин – 19-22 %. Нередки случаи, когда содержание кислорода повы­шается до 24-26 % или снижается до 17,5-    18 %, что являет­ся результатом несовершенства самой системы. При выходе из строя аппарата ''К-3'', который производит кислород, его содержание снижается и приходится прибегать к химической регенерации.

Содержание углекислого газа в воздухе помещений пла в значительной мере определяется эффективностью работы системы регенерации, соответствием расчётных норм запасов средств регенерации фактическому количеству личного сос­тава. В целом система регенерации воздуха обеспечивает поддержание углекислого газа в пределах 0,5-0,8 % (табл. 3.2.1). Но в ряде случаев, при проведении массовых ме­роприятий (кино, собрания, совещания, приём пищи) наблю­дается повышение концентраций углекислого газа до 1,5-1,8 % и даже до 2,4 %. Превышение штатной численности личного состава на 20-38 человек, что имеет место постоянно, так же приводит к ухудшению атмосферы помещений.

Внедрение электрохимической системы регенерации типа ЭРВ-3000 с аппаратами УРМ-180-12 и накопленный опыт их эксплуатации показывает ещё недостаточную их надёжность в работе. Так на одной из пла в походе из            12 аппаратов УРМ-180-12 на поглощение СО2 не работали 6-7 аппаратов. Выходят из строя, как указывалось выше, аппараты ''К-3''.

Из других вредных примесей, наиболее распространенных и определяемых доступными  методами газового анализа, следует отметить окись углерода (СО). Источниками её появ­ления в помещениях подводной лодки являются греющиеся ме­ханизмы, продукты сухой возгонки смазочных масел и сами люди. В ряде случаев концентрации СО превышают ПДК в 3-5 раз. В аварийных ситуациях, при пожарах концентрации СО в короткие промежутки достигают смертельных концентраций.

В связи с длительной герметизацией личного состава пла опасность вредного воздействия целого ряда других примесей (определение которых в в то время не произ­водилось) значительно возрастает.

Следует подчеркнуть, что несмотря на то, что газовый состав атмосферы пла улучшен по сравнении с дпл, общее время воздействия вредных примесей на организм подводника на пла значительно больше. Поэтому целесооб­разно пересмотреть существующие нормы ПДК на вредные примеси для пла с целью их снижения.

Размещение и условия отдыха личного состава

Личный состав атомных подводных лодок имеет значи­тельно лучшие условия размещения, чем личный состав дпл. Особенно заметно это улучшение на новой поступающей на флот технике. Если на первых атомных подводных лодках до 40-50 % личного состава размещалось на открытых койках в отсеках, то есть место отдыха ничем не отличалось от места несения вахты, то на вновь строящихся пла 100 % личного состава размещается в 2-4 местных каютах и    6-10 местных кубриках. Наблюдается увеличение свободной площади и кубатуры, приходящихся на одного человека. Однако, здесь необходимо остановиться на одном интересном, с точки зре­ния нарушения норм, факте: ещё не наблюдалось ни одного случая выхода пла набоевую службу со своим штатным чис­лом личного состава. Мы наблюдаем постоянное превышение штатной численности личного состава корабля на 20-39 че­ловек, то есть  порядка 30-35 %. А это приводит к тому, что имеющееся число мест отдыха не соответствует фактической потребности в них, нарушаются спецификационные требова­ния, ухудшаются условия размещения и отдыха. Обращает на себя внимание и тот факт, что увеличение численности эки­пажа наблюдается не только в период выхода в море, а уже с момента поступления того или иного проекта на флот. Для сверхштатного личного состава приходится оборудовать до­полнительные койки в местах, для этих целей не приспособленных. Нет ничего удивительного в том, что имеющиеся системы обеспечения обитаемости порой при исправной работе не справляются с нагрузками (регенерация).

Ничем не оправданным является использование ряда специализированных помещений не по назначению. Это касается таких помещений медицинского назначения, как изоляторы, которые на пла проекта 675 используются для группы ОСНАЗ, а на пла проекта 670 для хранения секретной литературы.

Условия работы на боевых постах

В условиях боевой обстановки, при проведении повседневной боевой подготовки своевременность и правильность действий личного состава на боевых постах зависит от ра­ционального их размещения, удобства органов управления, контрольно-измерительных приборов и обслуживаемых механизмов с учётом психофизиологических возможностей человека. В целом, условия несения вахты на БП пла лучше, чем на дпл. Но и здесь продолжают иметь место недостатки в конструктивном оформлении ряда постов, затрудняющие обслуживание расположенных на них механизмов и проведение ремонтных работ. Так, например, чрезвычайно велико ещё время пребывания вахтенного трюм­ного в реакторном отсеке пла, что в ряде случаев приводит к переоблучению. На пульте управления главной энергетичес­кой установкой (ГЭУ) на переднем приборном щите ряд прибо­ров, контролирующих основные параметры ГЭУ, размещён таким образом, что постоянный контроль за ними приводит к повы­шенной утомляемости оператора. Вместе с тем, ряд приборов, контролирующих менее важные параметры, имеет более выгод­ное расположение.

Необходимо как можно шире внедрять автоматику и теле­механику, улучшать конструкцию и качество приборов и меха­низмов, применяемых на пла. Вместе с тем, широкая автомати­зация предъявляет новые требования к обслуживающему персо­налу в связи с увеличением объёма поступающей информации и необходимостью принятия им оптимального решения в короткий промежуток времени. А это, в свою очередь, приводит к необходимости решения проблемы отбора, проверки пригод­ности и особой подготовки специалистов операторного профиля.

Водоснабжение и работа санитарно-технических систем

         Наличие неограниченного запаса энергии и высокопроиз­водительных испарителей позволило решить проблему водоснаб­жения для пла. Та пресная вода, которая берётся в базе, расходуется в первые 7-10 дней похода и в дальнейшем используется вода, получаемая от испарителей, предварительно обогащенная солями жёсткости через фильтры обогащения.

Если на дпл на одного человека в сутки приходит­ся не более 5-6 литров воды, то для личного состава пла суточный расход пресной воды составляет 35-50 литров на человека, а в банные дни до 60-80 литров. Практически в течение всего периода похода расход пресной воды на пла идёт без ограничения. Опреснённая вода хранится в цистернах для пресной воды, которые имеют различное покрытие: от этинолевых красок до полиизобутилена. Кстати, до сего времени нет чёткого мнения и обоснованно­го решения о том, каким видом покрытия обрабатывать цистерны пресной воды. Не решён окончательно вопрос и о фильтрах обогащения воды солями жёсткости, так как имеющиеся на снабжении фильтры обладают низкими ка­чествами.

Дистиллированная вода имеетнепривычный вкус. Нет исследо­ваний,  подтверждающих безвредность её для человека.

Мы считаем, что добавление к дистиллированной воде 2-3 % морской воды (1/6 часть в зависимости от объёма и солёности) должно улучшить её вкус и обогатить воду солями. Эти вопросы требуют тщатель­ной лабораторной и органолептической проверки.

 Работа санитарно-технических систем на пла, в целом, обеспечивает нужды личного состава. Так, существующие на пла мусоровыбрасывающие устройства обслуживаются вручную, что связано с большой физической нагрузкой для обслуживающего персонала и снижает произ­водительность. Поступающие на снабжение сшивные пластикатовые контейнеры для хранения и удаления отходов непрочны. Размещение мусоровыбрасывающего устройства в непосредственной близости от камбуза, как это имеет место на пла, приводит к накоплению отходов в райо­не камбуза, что ухудшает санитарно-гигиенический режим.

Имеющиеся на пла фильтры очистки воздуха и запахопоглотители работают, в большинстве своём, эффективно. Но следует отметить, что фильтры ФМТ-200Г в ряде случаев не справляются с работой, что приводит к накоплению ватмосфере помещений повышенного содержания окиси углерода.

По результатам экспедиции оборудование камбузного блока от проекта пла к про­екту совершенствуется, и на пла последних проектов име­ется хорошо оборудованный камбузный комплекс, обеспечиваю­щий быстрое и качественное приготовление пищи. Необходи­мо уже на подводных лодках устанавливать сатураторные ус­тановки для питьевых целей.

Личный состав атомных подводных лодок на период пла­вания обеспечен качественным обмундированием, но нормы снабжения по ряду номенклатур недостаточны. Так одного комплекта верхнего обмундирования (куртка, брюки) на поход мало, надо два. Для части специалистов: трюмных, турбинистов,  коков, рефрижераторщиков целесообразно уменьшить сроки носки разового белья до 3-4 суток, вместо 7 суток.

Наличие неограниченного запаса пресной воды позволя­ет иметь на пла стиральную машину с сушильным агрегатом, что в значительной мере будет способствовать улучшению санитарно-гигиенического режима.

Радиационная обстановка

          Можно с удовлетворением отметить, что при нормальной работе реакто­ра радиационная обстановка на существующих пла нормальная. Уровни гамма-нейтронного излучения не превышают ПДУ, радио­активные газы и золи в десятки раз ниже ПДК или не обнаруживаются вовсе. Дозы облучения личного состава значительно ниже ПДД - суточных, недельных, годовых.

3.2. Особенности обитаемости и медицинского обеспечения дизельэлектрических подводных лодок

         Как указывалось раньше, в экваториальной экспедиции особого назначения принимали участие и океанские дизельэлектрические подводные лодки. Они были представлены двумя подводными лодками 641 проекта. На каждую подводную лодку было скомплектовано по два экипажа личного состава. Первые экипажи на боевую службу вышли непосредственно из главной базы,  вторые сменили их в океане,  в районе маневренно­го базирования.

Согласно директиве ГК ВМФ № 733422сс от 30.08.1966 года одной из главных задач плавания явилось изучение обитаемости подводных лодок 641 проекта в условиях длительного автономного плавания и маневренного базирования в экваториальной зоне.

Исходя из того, что плавание кораблей будет проходить преимущественно в районах низких широт, для плавания в которых подводные лодки 641 проекта практически не приспособлены, на них был произведён ряд модернизационных работ для улучшения их обитаемости.

Характеристика гидрометеорологических условий плавания

Плавание подводных лодок 641 проекта проходило в весенне-летне-осенний период, продолжалось более 200 суток и охваты­вало районы от субарктических до экваториальных широт. Около 5-ти месяцев плавания приходится на районы экваториальных тро­пиков и субтропиков в самое жаркое время года.

При переходе подводных лодок из места постоянного базиро­вания к местам несения боевой службы и маневренного базирова­ния и обратно смена климатических зон происходила довольно быстро, что сопровождалось значительными изменениями показате­лей гидрометеофакторов (табл. 3.2.1).

Таблица 3.2.1

 

Показатели гидрометеофакторов

Климатические зоны

Барометрическое давление

Температура наружного воздуха              °С)

Относительная влажность наружного воздуха   (в %)

Ветер (балл)

море (балл)

Температура забортной воды на поверхности (в °С)

Температура забортной воды на глубине 100 метров (в °С)

Субарктическая         до 60 °С сш

757-768

от -5 до +5

65-85

3-10

2-9

от +2 до +6

от +6 до +10

Умеренная                60-40 °С сш

758,5-771

от +6 до +17

70-80

2-6

1-5

от +8 до +16

от +8 до +14

Субтропическая        40-20 °С сш

763-772

от +18 до +25

70-85

1-4

1-3

от +21 до +25

от +14 до +20

Тропическая             20-00 °С сш

758-767

от +25 до +30

80-95

1-4

1-3

от +25 до +29

от +13 до +16

 


 

Относительная влажность наружного воздуха по мере продви­жения в низкие широты возрастала от 60-85 % до 80-95 %.

При длительном нахождении в подводном положении (8-16 часов)постоянно наблюдалось повышение атмосферного давления в отсеках, которое превышало нормальное на 100-160 мм ртутного столба, что является неблагоприятным фактором при содержании в воздухе отсеков повы­шенных концентраций вредных примесей (СО, СО2). Повышение давления происходило за счёт стравливания воздуха в отсеках через неплотности воздушных магистралей из баллонов высокого, среднего и низкого давления.

 В районах несения боевой службы преобладала штилевая пого­да: море не более 1-3 баллов, ветер не более 1-4 баллов.

В общей сложности каждый экипаж находился в прочном корпусе на боевой службе от 70 суток (первый экипаж) до 83 суток (Б-21, первый экипаж).  Период нахождения ПЛ в районах несения боевой службы, а также переходы к ним, форсирование рубежей ПЛО характеризовались большой напряжённостью и сложностью. Основной ре­жим плавания - это подводное положение, время которого составляет от 71 % до 79 % к общему времени пребывания в море.      О напряжённости обстановки в период плавания говорит такой факт: личный состав (первые экипажи) ПЛ в течение 69 суток не видел дневного света.

Условия плавания требовали от личного состава огромного физи­ческого и нервно-психического напряжения, что, в свою очередь, предъявляло к медицинской службе повышенные требования по поддержанию и сохранению здоровья личного состава.

Не безынтересно отметить, что при плавании ДПЛ 611 про­екта (автономность 75 суток) 10 лет назад (ПЛ, которые находились в море соответственно 73, 73 и 134 суток в подобных районах), процент нахождения их в подводном положении составил от 16 до 26 %.

Микроклиматические условия

Как известно, формирование микроклимата отсеков подводкой лодки находится в непосредственной зависимости от гидрометеофакторов, режима хода подводной лодки, от работы механизмов и аппаратуры в отсеках, от работы систем обеспечения обитаемо­сти.

Нахождение кораблей в различных климатических зонах позво­лило наблюдать и проанализировать  влияние различных метеофакторов, а также режима плавания на формирование элементов микроклимата.

Замеры параметров микроклимата на дизельэлектрических под­водных лодках производились по общепринятым гигиеническим мето­дикам.

Наиболее высокая температура воздуха во всех рай­онах плавания наблюдалась в 4, 5, 6 отсеках, из которых 4 и 6  являются жилыми и в них расположено 40 % спальных мест.

Во время перехода через субарктическую и умеренную зоны температура в энергетических отсеках (5, 6) в подводном положе­нии и в режиме хода под РДП не превышала 35-37 °С. Наиболее низкой в этих районах она была в   концевых отсеках (первом, седьмом, а также в третьем) – +8,7 – +19 °С.             В момент проведе­ния зарядки аккумуляторных батарей в этих районах (особенно в субарктическом) происходило значительное снижение температуры воздуха во 2 и 4 отсеках (на 4-6 °С) за счёт подачи наружного воздуха.

При плавании в субтропической и тропической зонах темпера­тура воздуха почти во всех отсеках превышала 30 °С, а в 5-6-м отсеках она возрастала до 40-45 °С. После зарядки аккумуляторных батарей во 2-м и 4-м отсеках температура воздуха в них повыша­лась на 3-7 °С. Температура воздуха в выгородке камбуза в момент приготов­ления пищи достигала 38-43 °С.

В боевых рубках (гидроакустической, радиометристов, группы 0СНАЗ) температура воздуха, как правило, превышала температуру воздуха отсека на 3-5 °С. Это результат работы аппаратуры, кото­рая постоянно нагревается.

При плавании в надводном положении температура воздуха от­секов по сравнению с подводным положением поднималась на 3-4 °С.

Относительная влажность воздуха отсеков была несколько вы­ше при плавании в субарктических широтах. Причём в подводном положении она была всегда на 10-15 % выше, чем в надводном.

Наибольшие величины относительной влажности отмечаются в концевых отсеках и в 4-м (78-98,6 %, наименьшие - в 5, 6 отсеках (55-78 %) обеих ПЛ.

         Более низкую относительную влажность воздуха отсеков можно объяснить наличием мощной системы кондиционирования. Однако на обеих ПЛ относительная влажность воздуха в отсеках в большинстве своём превышала нормы ГНТ-пл-63. Столь неблагоприятный температурно-влажностный режим воздуха отсеков ПЛ отрицательно влиял на общее самочувствие личного состава, на его работоспособность.

Скорость воздушного потока из воздухораспределителей на рассто­янии одного метра равна 0,5-3,7 м/сек и в низких широтах не даёт нужно­го освежающего эффекта. Скорость конвекционного движения воздуха в помещениях не превы­шала 0,2-0,3 м/сек.

Газовый состав воздуха отсеков

Газовый состав воздуха является одним из важнейших факторов обитаемости. При плавании подводной лодки  (особенно в подводном положении) воздух отсеков загрязняется большим количеством вредных примесей, которые появляются в результате жизнедеятельности человеческого организма, при работе различных механизмов, в процессе приготовле­ния пищи, испарения и разложения смазочных масел, топлива, жиров и многих других причин.

Во время плавания производилось определение следующих компонен­тов газового состава: кислород, СО2, СО, NO, NO2, углеводороды (пары ГСМ), сурьмянистый водород, пары серной кислоты (по запаху). Для индикации газового состава использовалась штатная корабельная аппаратура. При этом, не обнаружены в воздухе помещений NO, NO2, сурьмянистый водород.

    Средние концентрации СО2 в воздухе отсеков колебались в пределах 0,7-1,4 %  при ежедневном повышении до 2,5-2,7 %,  что наблюдалось в основном в 7 отсеке во время демонстра­ции кинофильмов, собраний и других культурно-массовых мероприятий.

Содержание СО2 в отсеках ДПЛ в большей своей части превышали допустимые нормы. Причины: недостаточный запас патронов регенерации       В-64, что, в свою оче­редь, вынуждает командование корабля идти на экономный режим использования этих средств. Простой расчёт показывает, что имеющегося запа­са патронов В-64 недостаточно. На ПЛ 641 проекта по сущест­вующим нормам на 90 суток плавания положено 630 патронов В-64 на 74 человека,  то есть 25суток непрерывного пребывания под водой. Однако в походе, как правило, участвует не менее 80 человек и время нахождения под водой значительно превышало  25 суток.

         Содержание О2 в воздухе отсеков в среднем составляло до 19,5 % с периодическим снижением до 17-17,5 %. Снижение наблюдалось преимущественно в отсеках с большим количеством личного состава.

  Окись углерода на ПЛ обнаружена в 4, 5, 6 отсеках в коли­чествах, превышающих ПДК-200 (до 0,03-0,04 мг/л). СО появля­лась в отсеках ПЛ при попадании выхлопных газов во время продувания балласта, после маневра срочного по­гружения, при вскрытии крышек дизелей для осмотра их, при подгорании и сухой возгонке горюче-смазочных материалов. Кроме то­го, источником СО  являлся и сам человек. Так, при замере  во 2-м отсеке (где в обычных условиях СО не определяется)после собрания личного состава обнаружена в концентрации 0,02 мг/л.

Углеводороды определялись в 4, 5 и 6 отсеках в концентрациях 0,4-0,45  мг/л. Наиболее высо­кое содержание углеводородов в воздухе отсеков наблюдалось в 6 отсеке. Это имеет свое объяснение. Трюмы 6-го отсека загрязнены забортной водой, конденсатом, смешанным с топливом, маслом и труднодоступны для проведения приборок. Поскольку в отсеке постоянно держалась высокая температура воздуха (до 35-40 °С), а в трюме наблюдалась повышенная скорость его дви­жения за счёт работы вентиляторов охлаждения главных электро­двигателей, то содержимое трюма испарялось и поднималось  в отсек. Личный состав этого отсека постоянно жаловался на го­ловную боль, резь в глазах со слезотечением, сухость в носу.

Во время зарядки аккумуляторных батарей в низких широтах в воздухе    2-го и 4-го отсеков в момент проведения замеров плотности электролита АБ, ощущался слабый запах электролита (паров серной кислоты).

Сурьмянистый водород в воздухе отсеков не обнаружен.

Уровни шума и освещённости

    Во время первого плавания ПЛ были проведены замеры интенсивности воздушных шумов на боевых постах и в обитаемых помещениях (табл. 3.2.2). Замеры производились шумомером марки "Ш-3М" в начале, середине и конце плавания в различных режи­мах хода ПЛ. Как показали измерения, интенсивность шума к концу плавания не изменилась.

Наименьшая шумность наблюдается в отсеках ПЛ подводном по­ложении, когда работа механизмов сведена к минимуму (табл. 3.2.2). При этом шумность в 1, 2, 7 отсеках равна 35-65 дб, а  в 3, 4, 5, 6 отсеках – 60-77 дб.  В подводном положении при работе вспомогательных механизмов и агрегатов шумность резко возраста­ет. Так, в 1, 2, 7 отсеках она достигает величин 70-87 дб, а в 3, 4, 5, 6 отсеках – 70-105 дб.

Наибольшие уровни шума наблюдаются в отсеках в режиме хода под РДП, и особенно,  в надводном.    В этих случаях они значительно превышают

 

Таблица 3.2.2

 

Уровни шумов в отсеках (в децибелах)

 

Отсеки

Подводное положение

РДП

Надводное положение

Уровни по ГНТ-пл-63

Работа механизмов ограничена

Все механизмы работают

Работа механизмов ограничена

Все механизмы работают

Работа механизмов ограничена

Все механизмы работают

1

30-35

70-86

70-73

73-77

72-77

74-82

75

2

60-66

75-87

65-74

75-87

73-75

74-87

65

3

63-67

77-95

80-81

84-97

75-80

86-90

70

4

65-74

73-82

75-82

86-97

75-98

86-98

65

5

60-64

94-96

98-99

102-117

98-100

100-130

80-95

6

74-76

97-105

76-78

90-107

74-78

95-103

80

7

60-64

80-87

70-72

74-76

72-82

82-93

65-75

                                                                                                                         


 
 

нормы ГНТ-пл-63, а в 5-м отсеке они находятся на уров­не болевого порога  (125-130 дб).

Источником шума на ПЛ являются всё работающие механизмы, но в первую очередь: дизеля, система общесудовой вентиляции, помпа, ГОН, насосы гидравлики, вентиляторы главных электродвига­телей.

Шум, помимо того, что отрицательно действует на личный состав во время отдыха, мешает и порой делает невозможным восприятие той или иной команды. Какие-либо глушители или амортизаторы шума отсутствуют.

Для освещения помещений ПЛ используются лампы накалива­ния напряжением 220 вольт на 60 ватт, заключённые в плафоны молочного стекла. В труднодоступных местах используются переносные лампы.

 Освещённость помещений ПЛ нерав­номерна и не всегда соответствует нормам ГНТ-пл-63. Во многих местах она занижена, а на палубах всех отсеков значительно ниже минимальных норм. От вахтенных 1 и 7 отсеков в начале похода поступали жалобы на утомление зрения и общее утомление к концу вахты. К середине плавания и к концу похода такие жалобы уже не поступали  (по-видимому, наступала адаптация). Значительно сокращается освещение в период режима экономии, когда все вспомогательные светильники выключаются. Одной из причин низкой освещённости можно считать и то, что не во всех светильниках лампочки соответствуют спецификационным требованиям.

Система вентиляции и кондиционирования

         Режим использования вентиляции в период похода был различным и зависел от условий скрытого плавания. Вентилирование отсеков в районах несения боевой службы производилось в течение 30-40 минут при постановке ПЛ под РДП во время сеансов связи. Оно было неравномерным, так как количество воздухообменов в отсеках различное. Для концевых отсеков на обеих ПЛ эффективность вентилирования была ниже, чем для остальных, в результате чего снижение концентрации СО2 там происходило медленно. А именно в концевых отсеках размещается 30-35 % личного состава. Проверена эффективность системы вентиляции по скорости снижения СО2 в отсеках. Отмечено, что за время вентилирования (30-40 минут), концевые отсеки недостаточно подвержены вентиляции.

          При всплытии ПЛ в надводное положение вентилирование производилось только после продувания балласта. К этому време­ни 3, 4, 5 отсеки оказывались провентилированными за счёт просо­са воздуха через верхний рубочный люк и эти отсеки.

Перемешивание воздуха между отсеками для выравнивания концентрации СО2 нецелесообразно, т.к. по отсекам разносится неприятный запах из 4, 3 отсеков, ухудшается газовый состав.

В низких широтах для душирования на боевых постах, в боевых рубках и в местах отдыха широко использовались переносные электровентиляторы (типа НВ-1, прозванные "ушастиками"), которые оказались эффективными в своей работе. Эффект душирования от них был гораздо выше, чем от системы общесудовой вентиляции, тем более, что в подводном положении общесудовая вентиляция не включалась.

Технические средства, обеспечивающие обитаемость

         К техническим средствам, обеспечивающим обитаемость, относятся:

-    система кондиционирования и воздухоочистки;

-    система водоснабжения;

-    фановая система и система забортной воды;

-    камбуз, провизионные цистерны;

-    система хранения и выброска отходов с корабля.

В условиях скрытного плавания из-за экономии энергии система кондиционирования работает не постоянно, включается только в момент приёма пищи или каких-либо массовых мероприятий.  В остальное время температура воздуха отсеков превышает нормы ГНТ-пл-63.

Для очистки воздуха отсеков от вредных и дурнопахнущих ком­понентов использовалась система воздухоочистки с применением раз­личных фильтров.  Фильтры на баллонах гальюнов, цистернах грязной воды обеспе­чивали очистку воздуха нормально.

Следует только отметить, что в 4, 7 отсеках в связи с размещением там продовольствия, скопления пищевых отходов, кото­рые не удалялись за борт по 2-3 дня и хранились в неприспособлен­ной таре, постоянно ощущался запах разлагающихся остатков пищи.

Общий запас пресной питьевой воды на каждой из ПЛсоставлял по 39  тонн. Для увеличения запасов пресной питьевой воды на ПЛ были подготовлены и использовались уравнитель­ные цистерны, цистерны кольцевого зазора, что позволило увели­чить запас воды еще на 25 тонн. Однако в этих цистернах из-за неправильной подготовки системы вода была засолена. При подходе к ПБС "Тобол" производилась дозаправка ПЛ водой.

Расход пресной питьевой воды в условиях плавания был стро­го ограниченным, жёстким: только на приготовление пищи и для питья. Вода подавалась централизованно через камбуз. Среднесу­точный расход воды составил 4-4,5 литра на человека. Это в ус­ловиях высокой температуры, повышенной потливости и жажды – крайне низкая норма.

Для улучшения вкусовых качеств воды, используемой для питья, она подкислялась экстрактами. Отсутствие сатураторов и специальных бачков для охлаждения воды не позволило произ­водить её газирование и охлаждение, отчего и жаждоутоляющий эффект её был низким.

На обеих ПЛ вода в цистернах № 3, 4 через 1-1,5 месяца плавания приобретала неприятный затхлый запах и горьковатый привкус, что, по-видимому, связано с повышением температуры забортной воды. После кипячения запах и привкус исчезали. Бак­териологический и химический анализ воды не выявили отклонений от ГОСТа.

Опреснительные установки в походе в силу малой производи­тельности, большой энергоёмкости и повышенного теплоизлучения не работали. Во 2-м походе ДПЛ дистиллятор проработал 11 часов, получено было всего лишь 500 литров воды, при этом наблю­далось значительное повышение температуры воздуха отсека.

Для нужд личной гигиены пресная вода для умывания подавалась ежедневно на 10-15 минут на умывальники перед приёмом  пищи. Однако, этого было недостаточно личный состав использовал для этих целей забортную воду. Поскольку до сих пор нет доста­точно эффективных табельных моющих средств, то личный состав в течение всего похода пользовался синтетическими моющими по­рошками всех наименований.  Побочных влияний этих средств на кожные покровы не наблюдалось, за   исключением незначительной сухости кожи у части лиц.

В низких широтах душ на забортной воде работал постоянно. Мотористы, коки мылись ежедневно, смена нательного белья им производилась через 3-4 дня. Остальному личному составу через 7-10 дней.

Ежедневное протирание кожных покровов марлевыми тампонами со спиртом и морские души позволяли вести эффективную борьбу с гнойничко­выми заболеваниями кожи, потницы – столь характерными для условий тропиков-субтропиков.

В течение всего плавания санитарно-бытовые устройства ра­ботали исправно, за исключением устройств для удаления пищевых отходов. На обеих ПЛ они не использовались, так как позволяют удалять только жидкие отходы, мала надёжность их в работе, низкая производительность, неудачное расположение в непосред­ственной близости от продпищеблока.

Во время первого похода ПЛ рефриже­раторные машины работали исправно, обеспечивая заданный режим. Во время второго похода на обеих ПЛ рефмашины часто выхо­дили из строя, требовали постоянного наблюдения и ремонта. Хорошо зарекомендовали себя в работе холодильники "ЗИЛ" в кают-компании офицерского состава.

Отсутствие хорошего мусоровыбрасывателя, невозможность ежедневного удаления мусора (удалялся через люк центрального поста один раз в 2-3 дня), приводило к тому, что отсеки буквально переполнялись пищевыми отходами, для хранения кото­рых нет приспособленной тары. При высокой температуре и влаж­ности воздуха происходило разложение пищевых отходов, атмосфе­ра отсеков загрязнялась дурнопахнущими газообразными примесями, что ухудшало обитаемость. Имеющиеся на ДПЛ герметичные контейнеры для хранения отходов своему назначению не отвечают. Необходимо ввести в снабжение соответствующие полиэтиленовые дуковские мешки, имеющиеся на АПЛ. Радикальным решением данного вопроса будет наличие надёжного, удобного в эксплуатации, с хорошей производительностью устройства для удаления отходов.

Обувь, одежда

Разовое нательное и постельное бельё и рабочее платье удовлетворяют основным гигиеническим требованиям при плавании в низких широтах. Однако необходимо отметить, что эстетическая сторона этого белья (покрой, окраска, форма) оставляют желать много лучшего. Форма должна дисциплинировать, чего не скажешь о разовом белье.

Существующая обувь для плавания в условиях низких широт мало приспособлена. Во-первых: она закрыта, имеющаяся перфора­ция на кожаных сандалиях недостаточна. Ноги в ней потеют. Во-вторых: кожаная подошва раскисает, скользит по палубе (что при­водит к травмам). Одной пары на поход не хватает, желательно разработать и ввести на снабжение для низких широт открытые сандалии типа вьетнамок, плетёнок из гигиенических кожзаменителей с низом на мягкой микропоре.

Контроль и организация питания

На период плавания подводных лодок и кораблей обеспечения были полностью обеспечены продо­вольствием по существующим нормам автономного пайка в более лучшем ассортименте, чем обычно. При этом произведены некото­рые замены: галеты на соки, сухофрукты на сублимированные яго­ды, свежее мясо частично на сублимированное.

Часть продовольствия (около 30 %) из-за отсутствия доста­точного количества штатных мест хранения размещалась в отсеках, что приводило к ненужному их загромождению. В связи с этим сокращалось количество мест отдыха, ухудшалась обитаемость.

Во время первого плавания на обеих ПЛ порчи продоволь­ствия не отмечено. При втором плавании на этих ПЛ пришлось удалить за борт по 550-580 кг хлеба в спецупаковке, полученного с ПБС "Тобол" и пришедшего в негодность из-за нарушения герме­тичности упаковки во время погрузки и хранения.

Сельдь в спецтаре также не выдержала сроков хранения и была удалена.

Плавание ещё раз убедительно показало, что необходимо шире вводить на снабжение такие продукты, как сублимированные ягоды (малина, клубника), бульонная паста, которая при добавлении в первое блюдо улучшает его вкусовые качества, сублимированное мясо, консервированный картофель в спецупаковке, консервированные первые и вторые блюда. О преимуществах картофеля в спецтаре говорят такие факты:

- по вкусовым качествам не уступает свежему;

- удобен в размещении и хранении, не загрязняет атмосферу отсеков;

- не отвлекается личный состав на его очистку, не слышно традиционной команды: бочковым собраться для чистки картофеля в таком-то отсеке;

- позволяет готовить вкусные первые и вторые блюда и экономит время.

Отрадно отметить наметившиеся сдвиги в тарировании продовольствия, что играет немаловажную роль в улучшении обитаемости и сохранении продовольствия. Такие продукты, как сахар, крупа, мука, сухофрукты расфасованы в небольшие полиэтиленовые пакеты, удобны в размещении и хранении. В то же время продолжают поставляться в крупно-габаритной деревянной таре макаронные изделия, которые легко адсорбируют на себе лодочные запахи и в результате чего снижают вкусовые качества. Яйца без спецобработки для длительного хранения и в крупногабаритных ящиках неудобны для размещения и хранения. Все эти вопросы требуют скорейшего решения. Необходимо смелее внедрять в жизнь уже имеющиеся результаты и достижения.

Постоянное наблюдение за организацией питания и контроль за качеством приготовления пищи, учёт запросов личного состава и его отношения к пище позволяют проследить динамику изменений и требований личного состава к пище в различных климатических зонах.

В среднем суточный каллораж за поход составил 4700 калорий. Питание было 4-разовым: завтрак (730-830), обед (1130-1230), чай (1530-1630) и ужин (1930-2030). Завтрак составляет 25 % суточного рациона, обед 35-40 %, ужин 25-35 % и чай 10-15 %.

Для одной из смен завтрак организовывался в 4 часа утра с тем, чтобы личный состав этой смены имел непрерывный сон не менее 7 часов.

В северных широтах поедаемость пищи была 95-100 %. По мере продвижения в низкие широты, с повышением температуры воздуха в отсеках наблюдалось понижение аппетита, отвращение к жирной пище и повышался спрос на молочную пищу (супы, манные каши, охлаждённое молоко с гречей), овощные, рыбные блюда, бульоны, мясные консервы (не жирные), воблу, фрукты и фруктовые соки, сублимированные ягоды, холодное сухое белое вино. В низких широтах поедаемость первых блюд составляла 80-90 %, вторых – 65-45 %. С переходом в высокие широты аппетит личного состава значительно улучшался (табл. 3.2.3).

Таблица 3.2.3

Поедаемость пищи в зависимости от районов плавания

 

Высокие широты

(%)

Низкие широты

(%)

Возвращение в высокие широты (%)

Завтрак

100-95

90-85

90-100

Обед

 

 

 

Закуски …………..

100-95

90-85

85-95

I блюдо …………..

100-95

90-80

80-95

II блюдо ………….

95-80

65-45

50-70

Компот …………..

100

100

100

Ужин

 

 

 

I блюдо …………..

100-95

90-70

80-95

II блюдо ………….

95-85

70-55

75-95

Компот …………..

100

100

100

Чай

100

100

100

 

         Необходимо отметить, что поедаемость пищи во многом зависит от кулинарной культуры коков, их подготовки, которая до настоящего времени находится на недостаточном уровне.

В питании личного состава ДПЛ при их нахождении на борту и на ПБС ''Тобол'' было несоответствие: в море они питались пайком для ДПЛ, на ПБС ''Тобол'' – пайком для АПЛ, то есть значительно лучше. Паёк для атомных подводных лодок  богаче по ассортименту продуктов (больше соков, фруктов, молочных блюд, творога) и больше соответствовал условиям плавания.

На ДПЛ при плавании в низких широтах в I отсеке довольно успешно выращивался зелёный лук, кото­рый шёл в окрошку личному составу.

Отрицательным моментом в питании личного состава ДПЛ явля­ется отсутствие приспособленных мест для приёма пищи. Пища при­нимается, как правило, в самых неудобных местах, мало отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям.

Отсутствие прочной, удобной, герметичной посуды для разноса пищи по отсекам не редко приводил к травматизму, ожогам  (особенно в условиях штормовой погоды).

В походе помимо несения вахты личному составу приходилось выполнять большой объём ремонтных работ. Это в большей степени касалось мотористов, трюмных специалистов. В связи с чем вахта нередко была двухсменной.

Помимо физической нагрузки личный состав радиотехнической, электромеханической, штурманской боевых частей испытывали боль­шое нервно-психическое напряжение, что связано с повышенной от­ветственностью их за материальную часть и совершаемые маневры.

Учитывая всё это, командование корабля принимало все меры к тому, чтобы личный состав не тратил энергию попусту без надоб­ности. В подводном положении, особенно при форсировании рубежей ПЛО, а также при длительном нахождении под водой соблюдался принцип экономического режима. Это значит, что все второстепенные работы сводились к минимуму, различные маневры совершались силами одной смены. Личный состав, свободный от вахт, отдыхал.

Размещение и условия отдыха

Согласно первоначальной спецификации корабля,спальных мест на ПЛ 641 проекта - 75,  т.е. по числу членов экипажа. После уста­новки дополнительных узлов охлаждения для 2, 4, 7 отсеков на ПЛ и кондиционеров типа АМК-100С, а также после оборудования рубки ЗАС число штатных коек уменьшилось на 11, то есть стало равным 64-67 при численности участников похода 80-81 человек. После загрузки продовольствия, ЗИПов, белья и про­чего снаряжения из общего баланса штатных спальных мест выпадает еще 12-17  мест. Таким образом, на начало обоих походов имелся дефицит в штатных спальных местах 21-28 мест. Чтобы найти выход из положения, оборудовались  дополнительные спальные места в количестве 11-17 мест в первых похо­дах и 17-22 мест  во вторых походах.

Дополнительно оборудованные спальные места представляют собой обычный матрац, положенный на палубу, ящики или какой-либо щит. Естественно, что все эти места мало отвечали требо­ваниям санитарии и гигиены.

При плавании в низких широтах личный состав старался размещаться в наиболее прохладных (относительно) местах: в I отсеке, где нет ни одного штатного спального места, в трюмах, боевой рубке, под и на торпедах. Отдых происходил в вынужден­ной позе, место плохо вентилировалось, быстро загрязняются белье и матрацы, что создаёт дополнительные неудобства.

Из-за неблагоприятного температурно-влажностного режима снижается эффективность отдыха личного состава. Сон беспокойный не освежающий. После сна личный состав часто встаёт не отдохнувшим, с чувством разбитости.

Через 30-40 суток плавания у 30-40 % личного состава при плавании в низких широтах нарушается представление о времени (это характерно для смены, сменяющейся в 400). Они после смены с вахты в течение 3-4 часов не испытывают потребности во сне и занимаются игрой в домино, шахматы, шашки. Перестановка смен местами ничего существенного не даёт.

Следует отметить неудачную компоновку оборудования штатных спальных мест. Расположение их у работающих механизмов (три койки у     ЭК-15 в VI отсеке, 4 койки у насосов гидравлики в VII от­ссеке) из-за повышенной шумности (75-103 дб) не позволяет лично­му составу полноценно отдыхать.

Окраска помещений, переборок, стен маги­стралей отличается блеклыми, серыми тонами, нет светового и цветного кондиционирования.

На ПЛ не все койки имеют штатные прикроватные светильники. Поскольку большинство личного состава имели переносные электровентиляторы, однако возникали осложнения с оборудованием то­чек их включения. Отсутствуют штатные места их крепления, что очень важно в   штормовых условиях.

Проблемным для ДПЛ становится вопрос борьбы с тараканами. Несмотря на то, что в подготовительном периоде на обеих ПЛ были проведены мероприятия по борьбе с тараканами, последние всё же имели место. В низких широтах тараканы размножаются с поразительной быстротой (особенно во II-м и IV-м отсеках). Средств для борьбы с ними в море, безопасных для личного состава, но эффективных в борьбе с тараканами, на снабжении пока нет.

У большинства личного состава отсутствуют места для хранения   личных вещей, туалетных принадлежностей так как подавляющее число личного состава живет вне кают, в отсеках, то есть отдыхает в тех же условиях, что и на боевых постах.

Личному составу первых экипажей перед выходом в море в на­рушении приказа ГК ВМФ № 0115 от 19.04.65 года не был предоставлен предпоходовый отдых, так как до последних дней проводились подготовительные работы, погрузка запасов, продовольствия.

Личному составу ПЛ был предоставлен трёхдневный отдых, но из-за большого объёма работ он сокращён до одного дня. Однако и в этот один день большинство личного состава участвовало в по­грузке продовольствия. Это привело к тому, что экипажи уходили в море с чувством усталости.

Медицинское обеспечение и заболеваемость

Медицинское обеспечение личного состава ПЛ во время несения боевой службы осуществлялось штатными начальниками медицинской службы, которые имели хирургическую подготовку и опыт работы на подводных лодках.

Главной задачей медицинской службы ПЛ была профилактика заболеваемости, травматизма среди личного состава, сохранение его боеспособности.

В период проведения межпоходового ремонта и стоянки у ПБС "Тобол" в медицинском обслуживании личного состава ПЛ активное участие принимали специалисты медицинской группы усиления.

Все работы лодочного врача на ПЛ 641 проекта, за неимением другого места, проводятся в кают-компании 2-го отсека, что связано с целым рядом серьёзных неудобств. В кают-компании постоянно находятся офицеры, так как это единственное место для их работы и отдыха. Из-за шумности в отсеке невозможно хорошо прослушать больного, проперкутировать его. Обработка различных травм, гнойные пере­вязки, лечение больных с грибковыми заболеваниями, осмотры лич­ного состава производятся также в кают-компании, за тем же сто­лом, где принимают пищу.

Поэтому, поскольку строительство ПЛ 641 проекта продол­жается, необходимо предусмотреть для врача отдельное место (каю­ту), тем более, что в связи с модернизацией существующих ПЛ такие возможности есть. Это позволит значительно повысить ка­чество медицинского обслуживания личного состава в море.

В общей сложности каждый экипаж пробыл на боевой службе не менее 2,5 месяцев. За это время на 4-х экипажах зарегистриро­вано 278 случаев первичных обращений, что в промильном исчисле­нии составило около 661,9 %. Трудопотери за этот период состави­ли 124 дня. Анализ заболеваемости при несении боевой службы по­казывает, что больше половины всех заболеваний (73,6 %) приходится на кожные и хирургические заболевания, мелкий травматизм, флег­моны, панариции, абсцессы. При этом, на первом месте стоят кож­ные заболевания, на долю которых приходится 42,0 %, на втором мес­те стоят хирургические заболевания - 31,6 %. На долю остальных классов заболеваний приходится 26,4 %. Из кожных заболеваний 1/3 всех обращений падает на потницу, причём на первые походы ДПЛ. Зафиксировано 22 случая потницы в районе несения боевой службы в тропической зоне . Не безынтересным является тот факт, что в низких широтах кожные заболевания (фолликулиты, остеофолликулиты, пиодермия) протекают с повышенной реакцией со сто­роны окружающих тканей: наблюдается обширный отек, увеличена зо­ны гиперемии, повышенной болезненности. Если это происходит в об­ласти сустава, то отекают ткани вокруг сустава, затрудняется движение.

В высоких широтах при такой длительности плавания подобных явлений не наблюдалось. Из хирургической заболеваемости более половины падает на мелкий травматизм (ссадины, порезы) без трудопотерь.  Трудопотери связаны, в основном, с потницей, опера­тивным вмешательством по поводу абсцессов, флегмон, аппендэктомии, простудными заболеваниями.

Анализ заболеваемости среди личного состава отдельных экипа­жей подводных лодок показывает, что количество и их структура значительно отличаются друг от друга. Так, за период несения боевой службы первыми экипажами первичная обращаемость была значительно выше, чем за такой же период несения боевой службы вторыми экипажами. Такое расхождение в количестве обращений (особенно у первых экипажей) можно объяснить различием в факто­рах обитаемости на кораблях, а также отсутствием адаптации к новым климатическим условиям, так как адаптация личного состава первых экипажей в основном проходила в условиях ПЛ, а у вторых экипажей пе­риод адаптации к тем же условиям совпал с их пребыванием на ПБС-6, ПБС-20.

Здесь уместно заметить, что из личного состава наблюдаемых групп двух первых экипажей спустя 4-6 суток их жизни на ПБС-20 50 % жаловались на насморк, кашель, то есть налицо были явления простудного характера. Это можно объяснить тем, что после ПЛ температура воздуха на ПБС-20 была на 3-4 °С  ниже, повышена ско­рость движения его, сквозняком.

          В период несения боевой службы в целях наблюдения за функциональным состоянием организма в динамике был использован ряд методик: функциональная проба с нагрузкой по Мартине, проба на работоспособность и выносливость, ряд психофизиологических ме­тодик, а также заполнение индивидуальных карт опроса.

Эти исследования проводились у личного состава контрольных групп, которые были выделены на каждом корабле в количестве 20 человек. Всего проведено таких исследований от 2 до 4 раз в походе, а с учётом до- и послепоходового исследования - до 8 раз. Кроме того, две контрольные группы первых экипажей на­блюдались во время перехода на ГИСу "Магнит", где они обследо­ваны дважды.

Динамическое наблюдение за некоторыми показателями сердечно­сосудистой системы, антропометрическими данными, работоспособ­ностью позволили выявить некоторые закономерности, зависящие от условий плавания.

До 25-30 суток плавания идёт увеличение показателей частоты пульса, артериального кровяного давления, а начиная с 40-45 су­ток до 70-х суток наблюдается  снижение этих показателей. Послепоходовые показатели пульса и давления у первых двух эки­пажей выше, чем до похода. Это можно объяснить тем, что личный состав в допоходовом периоде имел значительную нагрузку в связи с подготовкой к плаванию, был значительно утомлен. Аналогичная картина наблюдается и с показателями работоспособности, вынос­ливости.

У вторых экипажей наблюдается несколько иная картина. Допоходовые показатели выше, нежели послепоходовые (что практичес­ки так и бывает). Резко снижены показатели у них при обследова­нии в конце ремонта.

Необходимо отметить, что изменения, которые наблюдались по всем показателям, в большинстве не выходили за границы физио­логических колебаний. Здесь следует указать, что у второго эки­пажа ПЛ при проведении функциональной пробы Мартине во время обследования после ремонта отмечено семь человек с бес­конечным тоном до нагрузки, после нагрузки такая картина наблю­далась у 10 человек и спустя 3 минуты после нагрузки такое явление отмечено у 8 человек. У второго экипажа ПЛ  такие случаи единичны. При проведении этой пробы до похода, в походе и после подобной картины не наблюдалось.

 Каждая смена имела продолжительность непрерывного сна не менее 7 часов. При следовании через районы штормовой погоды объём работ по отсекам в подводном положении был сведен к минимуму с тем, чтобы личный состав имел возможность выспаться, так как в ночное время при нахождении ПЛ в надводном положении или в режиме РДП нор­мально отдыхать (спать) всему личному составу не представлялось возможным из-за качки, крен во время которой достигал 45°.  Такая мера себя оправдала.

На кораблях имелся спортинвентарь: гантели, эспандеры, гири, резиновые бинты, боксерские перчатки с грушей. Личному составу были рекомендованы физические упражнения. Разрешено было заниматься физическими упражнениями и во время несения вахты (там, где это не мешает  выполнению служебных обязанностей). Были и энтузи­асты спорта (из тех, кто чем-либо занимался до похода, в условие базы). Однако со временем (на 35-45 сутки плавания) даже энтузи­асты прекратили заниматься физическими упражнениями, объясняя это ухудшением самочувствия после занятий. Ухудшение самочувствия связывали с плохим газовым составом воздуха (СО2 до 1,5-1,7 %), что имело место. В ночное время, когда ПЛ находились в надводном положении и хорошо вентилировали отсеки, личный состав  отдыхал и ни о ка­ких занятиях не могло быть речи.

Для таких специалистов, как мотористы, коки, акустики, ра­дисты, у которых условия несения вахты на БП были наиболее тяжёлые, был разрешён выход наверх, на свежий воздух, что в значи­тельной мере улучшало их самочувствие.

Ежедневные кварцевания лампами УФЛ способствовали в какой-то мере компенсации светового голодания, а совместно со спиртовыми обтираниями кожных покровов служили хорошим лечебно-профи­лактическим средством в борьбе с гнойничковыми заболеваниями.

Большой популярностью на ПЛ пользовались души мор­ской водой, особенно с переходом в районы субтропиков-тропиков. В подводном положении на глубинах 80-100 метров вода имела температуру 14-18 °С и подавалась через шланг под регу­лируемым давлением.

На одном из экипажей для дыхания с профилактической целью применялся кислород, и с положительным резуль­татом. Проведение различных турниров (шахматы, шашки, нарды), демонстрация кинофильмов способствовали снятию эмоционального напряжения у личного состава. Отрицательным моментом в де­монстрации кинофильмов является то, что  для этих целей нет приспособленного места. Фильм демонстрируется в       7 отсеке, где размещено 30 % спальных мест, и это, в какой-то степени, ме­шало отдыхать другой части личного состава. Кроме того, не совсем удачными были подборки кинофильмов (мало комедийного, веселого жанра).

Все перечисленные организационные и медицинские меропри­ятия способствовали сохранению здоровья личного состава и поддержанию его боеспособности. За период плавания на боевой службе не было ни одного случая тяжелых травм, заболеваний или каких-либо осложнений после оперативных вмешательств. Командование кораблей прислушивалось к рекомендациям медицинской службы в вопросах, касающихся здоровья личного состава, и почти всегда их проводило в жизнь.

Таким образом, можно отметить:

1. Микроклиматические условия на ДПЛ в период плавания
на боевой службе и маневренного базирования находились в прямой
зависимости от внешних гидрометеофакторов, от режима плавания,
работы основных механизмов и работы системы кондиционирования.
Между отсеками наблюдаются значительные различия в микроклимате.

При плавании в тропической и субтропической зоне температура всех отсеков превышала 29-30 °С, а в 5-6 отсеках достигала 43-45 °С.

2.   Газовый состав воздуха в отсеках в основном соответствовал
нормам и требованиям ГНТ-пл-63 года. Однако, в связи с жёстким
режимом в использовании средств регенерации ежедневно в конце регенерационного периода содержание СО2 превышало допустимые уровни
достигая цифр 0,9-1,4 %,  с эпизодическим подъёмом до 2,5-2,7 %.

По этой же причине содержание О2 в течение всего периода пла­вания держалось на низких границах нормы, с периодическим сниже­нием до            17-17,5 %.

Средние концентрации СО и углеводородов отмечены в 4, 5, 6 отсеках в количестве 0,015-0,02 мг/л и 0,2-0,35 мг/л соответственно. Технические средства не обеспечивали эффективного снижения этих примесей.

3.       Система регенерации (РДУ, В-64) является громоздкой, взрыво- и пожароопасной. Пластины в условиях высоких температур и влажности оплывают. Возимого запаса патронов В-64 недостаточно.

4.       Система вентилирования отсеков на ПЛ 641 проекта в на­стоящее время не обеспечивает эффективного вентилирования конце­вых отсеков, имеет повышенную шумность. Перемешивание воздуха между отсеками следует признать нецелесообразным.

5.       Уровни шумов на ДПЛ 641 проекта только в подводном положении при минимальном количестве работающих механизмов соответствуют нормам и требованиям ГНТ-пл-63. В остальных режимах как на БП, так и в местах отдыха значительно превышают допустимые уровни.

6.       Освещённость на ДПЛ 641 проекта на БП и КП удовлетворительная. Однако, в результате затенения некоторых светильников приборами и механизмами, замены одних ламп накаливания другими фактическая освещённость была заниженной.

7. Питание во время плавания было организовано удовлетвори­тельно. Ассортимент продуктов был разнообразным (но несколько лучший - у первых экипажей). Калорийность рациона была не менее 4837 калорий.

При плавании в низких широтах необходимо увеличить количество  углеводов за счёт введения на снабжение для ДПЛ свежих фруктов, фруктовых соков, увеличения количества свежих овощей. Для улучшения аппетита, пищеварения, утоления жажды необходимо рекомендовать в суточный рацион сухое белое вино в количестве не менее 300 грамм.

Кулинарная подготовка большинства лодочных коков не соответствует требованиям.

8.        Расход пресной воды по 4-4,5 литра на человека следует считать заниженным. Запас пресной воды на ДПЛ 641 проекта можно увеличить только за счёт создания новой, высокопроизводительной с малой энергоёмкостью испарительной установки, а также за счёт увеличения запасов мытьевой воды с использованием цистерн кольцевого зазора, торпедозаместительных, уравнительной № 1.

9.        Разовое нательное и постельное бельё по санитарно-гигиеническим качествам удовлетворяет требованиям. Необходимо улучшить его раскрой, окраску. Сроки носки разового белья для некоторых специалистов ДПЛ (мотористов, коков, трюмных) необходимо сокра­тить до 3-5 дней.

Для сокращения объёма разового белья подавать его на ПЛ в спрессованном виде.

10.  Работа технических средств, обеспечивающих обитаемость на ДПЛ,
в основном удовлетворяла предъявляемым требованиям. Однако, низка  надёжность в работе рефрижераторных машин, холодильников. Устройство для удаления мусора не используется из-за низкой производительности, малой надёжности. Для ДПЛ необходимо иметь устройства, подобные имеющимся на АПЛ.  Для плавания ДПЛ в районах тропиков и субтропиков на них необходима установка кондиционеров типа АМК-10ПС в жилых отсеках (
II, IV, VII). Для  каждого члена экипажа необходимо иметь переносной электровентилятор типа НВ-1 и оборудованное место для его включения и крепления по штормовому.

11. Размещение и отдых личного состава значительно затруднены,
в связи с превышением штатного количества личного состава,  на 6-10 человек  и уменьшением штатных мест отдыха. Последнее происходит в результате пополнения отсеков техническими средствами, загромож­дением их продовольствием, бельем, ЗИПом.

У всего личного состава отсутствуют места для хранения личных вещей.

12.       Для качественного медицинского обеспечения личного состава на ДПЛ необходимо иметь специальное медицинское помещение, ти­па каюты-амбулатории. Такие возможности на ПЛ 641 проекта есть. Размещение медицинского оборудования в неприспособленных для этих целей помещениях затрудняет работу врача.

13.       Заболеваемость личного состава ДПЛ при несении боевой службы в экваториальной зоне существенно не отличается от таковой в других зонах. Однако здесь наблюдается преобладание кожных забо­леваний над остальными, большое количество потниц.

14.       Адаптация личного состава к новым климатическим условиям проходит без каких-либо патологических сдвигов.

15.       Мероприятия, проводимые медицинской службой, командованием и направленные на сохранение здоровья и боеспособности личного со­става, достигают своей цели, но нуждаются в улучшении технического оснащения.

 

Глава 4.  Медицинское обеспечение похода

4.1. Заболеваемость и лечебно-профилактические мероприятия

Состояние здоровья и физическое развитие отобранного для участия в экспедиции личного состава было хорошим. Поэтому, наряду с проведением мероприятий по профилактике заболеваний в задачу медицинской службы экспедиции входило изучение заболевае­мости личного состава и оказание квалифицированной медицинской помощи в полном объёме без последующей эвакуации в береговые ле­чебные учреждения.

По клинико-физиологическим методикам в предпоходовый период были обследованы специально выделенные группы из числа экипажей кораблей ЭЭОН.

Эти постоянно обследуемые группы состояли из 20 человек, в состав  которых входили специалисты всех частей корабля, по 2-3-4 году службы. Большинство в этих группах были специалисты из БЧ-5, а на ПЛА в число их входили и работающие в реакторном отсеке. Такой подбор личного состава в эти группы предопределял изучение клинико-физиологических сдвигов и по специальности, с учётом изу­чения условий их труда и факторов обитаемости.

Углублённое обследование постоянно наблюдаемых групп прово­дилось через каждые 20-25 дней похода, затем сразу же после похо­да, а также в период проведения межпоходового ремонта подводных лодок. Для 2-х экипажей ПЛА  и на 7, 10-й и 20-й день их отдыха на плавбазе "Тобол".

Специалистами из спец.отделения I ВМОЛГ и IV-го Управления 1-го Института ВМФ полковниками медицинской службы Саповым И.А., Титковым  С.И. и подполковником м/с Поляковым С.И., совместно с начальниками медицинских служб кораблей было проведено углублённое обследование двум экипажам дизельэлектрических подводных лодок при их следовании с места маневренного базирования в базу, после автономного похода с целью изучения влияния на личный состав условий различных кли­матических зон.

Таким образом, за весь период экспедиции наблюдаемые группы из  числа экипажей всех кораблей были обследованы 70 раз.

На состояние здоровья и боеспособности личного состава экспе­диции оказывали влияние внешние гидрометеорологические факторы, обитаемость кораблей, а также режим труда и отдыха. Следует отме­тить, что во время плавания личный состав подвергался значи­тельным физическим и нервно-психическим нагрузкам.

Одной из главных задач в работе медицинской службы ЭЭОН была профилактика заболеваемости и травматизма среди личного состава.

Общая заболеваемость по данным первичной обращаемости среди личного состава подводных лодок и плавбазы за первые три месяца плавания является сравнительно высокой. Наиболее высокий уровень заболеваемости по трём экипажам отмечен в первый месяц плавания.

Наибольшее количество обращений приходится на травмы и болезни кожи, что соответствует данным предыдущих походов. Каких-либо специфических для тропических широт заболеваний за указан­ный период не отмечено.

Наибольшее количество дней трудопотерь приходится на инфекционные болезни, травмы и болезни органов пищеварения.

Отмечено повышение числа дней трудопотерь, а в ряде случаев и общего уровня заболеваемости у офицеров и старшин сверхсрочной службы по сравнению с личным составом срочной служ­бы.

В дальнейшем медицинской службе необходимо усилить рабо­ту по профилактике травм и кожных заболеваний на кораблях подобных экспедиций, в частности, обратить особое внимание на соблюдение правил личной гигиены. Способствовать принятию эффективных мер по улучшению системы водоснабжения на кораблях.

Ввиду большого количества кожных заболеваний в условиях длительного плавания в низких широтах, в подобных экспедициях целесообразно иметь врача-дерматолога.

          Учитывая большую отдаленность, длительность плавания и базирования в низких широтах, наличие различных возрастных групп личного состава, медицинская служба ЭЭОН была скомплектована и оснащена всем необходимым для оказания квалифицированной медицинской помощи в полном объёме.

На ПБС "Тобол" была придана специальная медицинская группа усиления,  состоящая из опытных врачей,  имеющих достаточную теоретическую и практическую подготовку в обследовании и лечении боль­ных.

Опыт работы медицинской группы при плавании в низких широтах подтверждает необходимость и целесообразность создания подобных медицинских групп.

Общая заболеваемость личного состава экспедиции в переводе на год составила 2600 %.  Это более, чем в два раза выше общей заболеваемости личного состава в среднем по ВМФ.

Среди личного состава ДПЛ экспедиции заболеваемость в переводе на год составила 2712 %,  у личного состава ПЛА – 2710 %, а заболеваемость личного состава НК составила 2360 %.

Повторная посещаемость за медицинской помощью составила 54,5 % первичной обращаемости.

В таблице 4.1 приводятся показатели общей заболеваемости лич­ного состава всей экспедиции,  а также отдельно личного состава ПЛА, ДПЛ и НК по месяцам плавания.

Анализ представленных данных показывает, что основными заболеваниями, которые составляли общую заболеваемость личного состава экспедиции,  были простудные, кожные,  болезни ЛОР - органов и травматизм.

Эти заболевания составили 81,3 % от всей общей заболеваемости личного состава экспедиции. Наибольший удельный вес среди общей заболеваемости занимал мелкий травматизм - 34,8 %, на втором месте по количеству были кожные болезни – 29,7 %,  затем ЛОР-заболевания - 9,9 % и острые катары дыхательных путей - 6,3 %. Причём характерно, что удельный вес этих заболевании, в отдельности, среди личного состава ПЛА, ДПЛ и НК в значительной степени отличался.

Так, острые катары дыхательных путей преобладали среди лич­ного состава НК, и составляли 8,6 % от общей заболеваемости лично­го состава,  тогда как среди личного состава ПЛА эти заболева­ния составили 4,4 %, а среди личного состава ДПЛ - всего 0,7 %.

Наоборот, гнойничковые заболевания кожи преобладали у лично­го состава ДПЛ, и составляли 31,6 % от общей заболеваемости лично­го состава ДПЛ.         У личного состава ПЛА эти заболевания составили 16,2 %,   а у личного состава НК - 17,4 %.  То есть,  почти в два раза меньше, чем у личного состава ДПЛ. 12,4 %заболеваний у личного состава ДПЛ составляла потница, у личного состава ПЛА эти заболевания встречались в единичных случаях и составляли 2,2 %,  а у личного состава НК этих заболева­ний вовсе не отмечалось.

Таблица 4.1  

Общая заболеваемость личного состава экспедиции

 

 

Название болезней

 

ПЛА

Всего    по ПЛА

 

ДПЛ

Всего    по ДПЛ

 

НК

Всего    по НК

Всего     по экс-

педиции

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

 

 

I

 

 

II

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

 

 

I

 

 

II

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

 

 

I

 

 

II

 

 

I

 

 

II

Ангины

1

1

1

-

-

1

4

-

-

2

1

-

-

1

4

-

4

3

1

3

4

3

18

-

26

-

ОКДП

1

-

9

1

-

1

12

-

-

1

-

1

-

-

2

-

4

21

32

16

2

9

84

1

98

1

Эпидермо-фитии

2

4

3

3

-

1

13

5

3

3

-

-

-

-

6

4

5

25

1

3

2

3

39

96

58

105

Прочие пара-зитарные болезни кожи

-

-

1

4

1

-

6

8

-

-

2

2

-

5

9

7

4

-

5

4

12

10

35

37

50

52

Травмы без трудопотерь

31

31

23

12

3

-

100

-

14

25

14

5

1

1

60

18

46

102

49

78

58

44

377

72

537

90

Травмы с  трудопотерями

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

1

3

1

-

-

3

8

-

8

-

Неврозы

-

-

-

1

-

-

1

12

-

-

2

-

-

-

2

-

3

-

1

-

3

-

7

3

10

15

Болезни пери-ферической нервной системы

 

-

 

1

 

-

 

2

 

1

 

1

 

5

 

2

 

1

 

1

 

-

 

-

 

-

 

-

 

2

 

2

 

2

 

2

 

6

 

 

-

 

-

 

5

 

17

 

13

 

24

 

17

Болезни ЛОР-органов

5

5

18

6

4

7

41

9

7

7

2

3

1

1

21

17

12

14

28

12

13

12

91

91

153

117

Фурункулёз и прочие гной-ничковые забо-левания кожи

 

10

 

12

 

10

 

7

 

-

 

1

 

44

 

3

 

6

 

31

 

12

 

20

 

15

 

10

 

94

 

87

 

14

 

44

 

32

 

26

 

32

 

22

 

170

 

 

200

 

308

 

290

Потница

2

3

1

-

-

-

6

-

-

24

5

7

1

-

37

16

-

-

-

-

-

-

-

-

43

16

Прочие хирур-гические заболевания

 

1

 

1

 

1

 

-

 

-

 

1

 

4

 

2

 

2

 

1

 

1

 

8

 

11

 

9

 

32

 

22

 

4

 

12

 

12

 

7

 

11

 

12

 

58

 

66

 

94

 

90

Проч.  болезни

11

4

9

8

-

3

35

13

11

6

9

2

-

-

28

7

8

22

25

7

4

5

71

29

134

49

ИТОГО:

64

62

76

44

9

16

271

54

44

101

48

48

29

27

297

180

107

248

193

158

141

128

975

608

1543

842

                Примечание: В итоговых данных в графе II показана повторная посещаемость.


 

По количеству травм без трудопотерь первое место занимал личный состав НК - 38,6 % от  общей заболеваемости личного состава, почти столько же микротравм отмечалось у личного состава ПЛА – 36,9 %.

Относительно меньшее количество травматизма было у личного состава ДПЛ – 20,2 %.

Из всего периода плавания наибольшая заболеваемость личного состава экспедиции отмечалась в мае месяце, в основном, за счёт кожных болезней и в июне - за счёт простудных и ЛОР-заболеваний.

В июле значительно снизилось количество простудных и грибковых заболеваний кожи, однако гнойничковые заболевания кожи оставались на прежнем высоком уровне, а микротравматизм личного состава даже несколько возрос.

Увеличение микротравматизма в этот период связано в основном с ремонтными работами материальной части кораблей, которые про­водились в этот период времени.

Обращает на себя внимание тот факт, что, начиная с 4-го месяца  плавания, произошло заметное снижение общей заболеваемости и в особенности простудных и ЛОР-заболеваний.

Уменьшилось также количество грибковых заболеваний.

Это снижение заболеваемости, по-видимому, объясняется явле­ниями акклиматизации личного состава к условиям плавания.

В группу прочих болезней, представленных в таблице 4.1, вошли  единичные случаи воспалительных заболеваний конъюнктивы глаза, аллергических расстройств, гельминтозов, паразитарных болезней желчных путей, бронхитов, пневмоний. Течение этих заболеваний, как и других, не имело каких-либо  особенностей.

Далее представляется таблица 4.2о работе лазарета ПБС ''Тобол'' и трудопотерь личного состава. Как видно из таблицы, за 6 месяцев плавания кораблей экспедиции в стационаре лечилось 109 человек, при общем количе­стве 913 дней трудопотерь. Средний койко-день составил 8,4 дня.

Кроме того, 58 дней трудопотерь составили амбулаторные больные,         в основном, за счёт больных острыми катарами дыхательных путей, которые ввиду отсутствия мест в лазарете в некоторых случаях оставлялись в каютах и кубриках. В эту группу трудопотерь также вошли трудопотери, вызванные  больными, которые лечились на подводных лодках при несении ими боевой службы.

Таким образом, общее количество трудопотерь стационарными амбулаторными больными составило 971 день.

Наибольшее количество больных, лечившихся в лазарете, составили больные острыми катарами дыхательных путей - 33,9 % от общего  количества всех стационарных больных. Эти заболевания возникали в основном при смене климатических зон и были связаны с простудным фактором. Течение их было обычное, средний койко-день составил 4,7 дня.

Из класса инфекционных болезней заслуживает внимания больной старший матрос С., который обратился в медицинский пункт с жалоба­ми на боли в левой половине грудной клетки при дыхании. При осмотре у больного прослушивался грубый шум трения плевры. При обследовании установлен правосторонний очаговый туберкулез лёгких. Проводилось специфическое антибактериальное лечение, в дальнейшем в удовлетворительном состоянии больной был переведён в тубер­кулезное отделение госпиталя КСФ.

Таблица 4.2

Характеристика трудопотерь и работы лазарета ПБС ''Тобол''

Название болезней

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

ВСЕГО

Средний койко-день

число случаев

число дней

число случаев

число дней

число случаев

число дней

число случаев

число дней

число случаев

число дней

число случаев

число дней

число случаев

число дней

Ангины

1

16

1

8

1

7

1

9

1

7

2

11

7

58

8,3

ОКДП

1

7

18

90

17

73

1

4

-

-

-

-

37

174

4,7

Туберкулёз лёг-ких (активный, небациллярный)

 

-

 

-

 

-

 

-

 

-

 

-

 

1

 

30

 

-

 

-

 

-

 

-

 

1

 

30

 

30

Туберкулёз прочих органов

-

-

-

-

1

6

-

31

-

-

-

-

1

37

37

Эпидермофитии

1

11

-

-

2

14

1

10

1

15

1

4

6

54

8

Гельминтозы

-

-

1

6

-

-

-

-

-

-

1

3

2

9

4,5

Травмы

1

31

2

14

1

3

-

-

-

-

-

-

4

48

12

Аллергические расстройства

-

-

-

-

1

2

-

-

-

-

-

-

1

2

2

Отиты

-

-

1

7

5

33

1

9

1

4

-

-

8

53

6,6

Острый ларингит

1

9

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

1

9

9

Очаговая пневмония

1

14

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

1

14

14

Аппендицит:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

а) острый

1

7

1

9

2

16

2

14

4

45

4

78

14

169

12,1

б) хронический

-

-

1

8

-

-

-

-

-

-

-

-

1

8

8

Проие болезни органов пище-варения

 

-

 

-

 

-

 

-

 

2

 

14

 

-

 

-

 

-

 

-

 

2

 

22

 

4

 

36

 

9

Фурункулы, фурункулёз и пиодермии

 

-

 

-

 

-

 

-

 

2

 

9

 

2

 

12

 

1

 

5

 

-

 

-

 

5

 

26

5,2

Острый сепсис

-

-

1

3

-

28

-

-

-

-

-

-

1

31

31

Абсцессы, гид-роадениты, флегмоны

 

1

 

4

 

2

 

15

 

-

 

-

 

3

 

21

 

1

 

5

 

-

 

-

 

7

 

45

 

6,4

Прочие болезни

-

-

-

-

3

44

1

12

2

26

2

28

8

110

13,7

ИТОГО:

8

99

28

160

37

249

13

152

11

107

12

146

109

913

8,4


Анализ заболеваемости среди личного состава отдельных кораблей экспедиции показывает, что количество заболеваний и их структура зачастую значительно отличались друг от друга. Так,  за период автономного похода с 23 марта по 20июня 1967 года личный состав ПЛ  имел 147 первичных заболевании,  а личный состав ПЛ  за период аналогичного похода с 13 апреля по 20 июня 1967 года только 46 заболеваний. Причём заболеваемость  в основном возросла на втором месяце похода за счёт фу­рункулеза, гнойничковых заболеваний кожи и потницы,  тогда как на ПЛ в этот период похода отмечались лишь единичные подобные заболевания.

Такое расхождение в количестве и качестве заболеваемости на разных подводных лодках в значительной степени может быть объяснено более плохими факторами обитаемости на той, где  и заболевае­мость оказалась выше.

Повышалась заболеваемость и травматизм личного состава также во время ремонтных работ,  проводимых в межпоходовый период,  на ДПЛ и ПЛА.

Так,  заболеваемость личного состава 2-го экипажа ПЛ до ремонта составляла 16 первичных заболеваний, а во время ремонта за такой же период времени она увеличилась до 37 заболевании.

Заболеваемость личного состава 2-го экипажа ПЛ увеличи­лась соответственно с 21 до 49,  а заболеваемость личного  состава 2-го экипажа ПЛАРК – с 18 до 52 заболеваний. Увеличение заболеваемости в период ремонтных работ происходило,    в основном, за счёт повышения гнойничковых заболеваний кожи, фурункулёза, а также повышения микротравматизма.

Высокий процент фурункулёза и прочих гнойничковых заболеваний связан с большой загрязненностью кожи во время проведения ремонтных работ при ограниченном количестве пресной воды для помывки личного состава,       а также в связи с высокой температурой и влажностью отсеч­ного воздуха.

        Таким образом, общую заболеваемость личного состава кораблей экспедиции составили, главным образом, мелкий травматизм, на который приходится наибольшее число обращений, затем кожные заболевания, острые катары верхних дыхательных путей и болезни ЛОР-органов.

Мелкий травматизм связан с тяжёлыми условиями труда личного состава, особенно в период межпоходового ремонта у борта плавба­зы. Простудные заболевания, имевшие место в начальный период пре­бывания в тропической зоне можно объяснить влиянием на личный состав разности   температур (очень высокой во внутренних помеще­ниях и менее высокой наружного воздуха). По истечении месячного периода адаптации в тропической зоне количество простудных забо­леваний и болезней ЛОР-органов резко снизилось.

Во все периоды плавания медицинской службой экспедиции проводилась большая санитарно-просветительная работа в виде лекций, бесед в кубриках, отсеках и по корабельной трансляции, что дало положительный эффект. Прочитано 12 лекций и проведено 26бесед.

В период плавания в тропиках по рекомендации и с участием медицинской службы был разработан и внедрен новый распорядок дня с 4-х часовым обеденным перерывом, обязательными физическими зарядками и душированием личного состава забортной водой.

Опыт плавания показал, что каких-либо заболеваний, связанных со спецфизическими климатическими условиями низких широт у лич­ного состава экспедиции не отмечалось. Течение заболеваний было обычным.

Заболеваемость личного состава существенно не влияла на работоспособность экипажей кораблей.

По мере надобности на ПБС ''Тобол'' собирались консилиумы, на которых коллегиально обсуждались сложные диагностические воп­росы, определялась тактика врача в отношении больного, и назнача­лось наиболее рациональное и эффективное лечение. Широкое предста­вительство на этих консилиумах было хорошей школой для молодых врачей и давало возможность квалифицировано проводить лечение. Подобную практику перечисленных выше мероприятий мы рекомендуем для медицинской службы во время последующих плаваний кораблей.

В соответствии с планом работы медицинской службы экспедиции при подходах к борту плавбазы подводных лодок впервые 2-3 дня проводился врачебный осмотр всего личного состава подошедшей лодки с опросом жалоб и проведением некоторых методик исследования. Восстановление боеготовности медицинских служб кораблей, попол­нение запасов медимущества, исследование пресной воды, подготовка для неё цистерн и так далее занимали            3-5 суток, в это же время проис­ходила передача медицинской службы одним начальником другому (вто­рого экипажа).

Медицинское обеспечение межпоходового ремонта подводных ло­док, как выяснилось в процессе работы, имеет ряд особенностей, которые не были предусмотрены нами в подготовительный период.

1. Общая заболеваемость личного состава экспедиции при плава­нии в низких широтах превышала показатели общей заболеваемости лич­ного состава в целом по ВМФ более чем в два раза и характеризовалась преимущественно кожными, простудными и ЛОР-заболеваниями.

Кроме того, большой удельный вес в общей заболеваемости занимал микротравматизм личного состава.

Каких-либо особых нозологических форм, связанных с длительным пребыванием в низких широтах, не отмечалось, а течение наблюдаемых заболеваний было обычным.

2. Одной из ведущих причин возникновения высокой заболеваемости личного состава экспедиции являлось воздействие неблагоприятных факторов обитаемости и своеобразных метеоусловий разных широт океана.

 

4.2. Противоэпидемическое и санитарно-гигиеническое обеспечение

  При решении задач противоэпидемического и санитарно-гигиенического обеспечения личного состава экспедиции в период плава­ния на кораблях проводились следующие мероприятия:

1. Осуществлялся постоянный медицинский контроль  сани­тарного состояния жилых, служебных, производственных помещений, за источниками водоснабжения, состоянием пищеблоков, хлебопе­карней, продовольственными хранилищами и санитарными узлами.

2. Систематически производилась дезинфекция коридоров, сан­узлов и пищеблоков, мест общего пользования.

3. Проводились дезинсекционные мероприятия.

4. Барьерные мероприятия в отношении личного состава резерв­ных экипажей и прикомандированных, пребывающих на ПБС "Тобол".

5.  Осуществлялся контроль за доброкачественностью поступающих на корабли с танкеров пищевых продуктов, пресной воды, за пра­вильностью хранения и выдачи продуктов на камбуз, за приготовлением пищи и сроками хранения готовых блюд.

6. Строгий контроль за допуском к работе на объекта пищеблоков, водоснабжения постоянных работников и суточного камбузного наряда.

7. Систематическое лабораторное обследование работников прод-пищеблоков, хлебопекарней и водоснабжения на тифо-паратифозную и дизентерийную группы микробов.

8. Лабораторный контроль  качества пресной и заборт­ной воды.

Комплексное проведение санитарно-гигиенических и противо-эпидемических мероприятий обеспечило устойчивую благоприятную эпидемиологическую обстановку на кораблях на всём протяжении пла­вания.

Исследования пресной воды показали, что физико-химические и бактериологические показатели её в течение 2-хмесяцев хранения на кораблях существенно не изменяются и, как правило, не выходят за пределы требований руководящих документов тех лет. Спустя 2 месяца необходимо производить обеззараживание цистерн.

При ограничении пресной воды для санитарно-гигиенических нужд может быть использована забортная морская вода с глубины.

Наряду с решением конструктивных вопросов по улучшению обитаемости кораблей, необходимо разработать специальный комплекс лечебно-оздоровительных мероприятий, предусматривающий качественный отбор экипажей кораблей для несения боевой службы в океа­не, регулярные осмотры в период плавания с целью выявления ранних форм заболеваний, а также тщательный контроль соблюдения противо-эпидемических и санитарно-гигиенических мероприятий

Глава 5. Организация и основные итоги научных исследований

Изучение обитаемости кораблей ифункциональных изменений у личного состава, а также изучениеработоспособности и возможностей её восстановления у эки­пажей подводных лодок на плавбазе "Тобол" в условиях длитель­ного плавания и маневренного базирования в низких широтах Атлантическогоокеана являлись основными задачами в научной работе медицинской службы экспедиции.

При решении этих сложных задач было обращено особое внимание на изучение клинических показателей состояния здоровья, на определение степени физического и нервно-психического напряже­ния.

Эти показатели были положены в основу оценки обитаемости,   показателей эффективности работы технических средств, обеспечиваю­щих её, так как нормальное функционирование этих средств, особенно в условиях столь длительного и беспрерывного плавания в низких широтах океана,  приобретает осо­бо важное значение в снижении физиологического напряжения, тепло­вого стресса, в улучшении общего состояния и, в целом, в по­вышении работоспособности личного состава кораблей.

В условиях шестимесячного, беспрерывного плавания в низких широтах Атлантического океана динамическое медицинское наблюдение за всем личным составом, регулярные, углублённые иссле­дования постоянно наблюдаемых групп из числа экипажей всех кораб­лей экспедиции и анализ полученных клинических данных в комплексе с данными параллельно изученных факторов обитаемости Медицинской службой Военно-морского флота проводились впервые. Самое конкрет­ное исследование было целенаправленно на научное обоснование выво­дов, рекомендаций и предложений с целью дальнейшего улучшения медицинского обеспечения личного состава и повышение, таким образом, боеготовности кораблей, при несении ими боевой службы в открытом океане.

Эти данные послужили основанием для рекомендаций не только в  медико-тактическом отношении, но и по вопросам конструирования отдельных технических средств, обеспечивающих обитаемость кораб­ля.

Поставленные командованием Военно-Морским флотом сложные и новые задачи по боевой подготовке, выполнение кораблями флота оперативно-технических и стратегических задач требуют, чтобы вопросы обитаемости занимали в кораблестроении и в процессе модернизации кораблей особо важное место.

Научная работа производилась по программам, в разработке ко­торых принимали непосредственно участие ведущие специалисты из аппарата Медицинской службы Военно-морского флота, специального отделе­ния I Военно-морского ордена Ленина госпиталя,  Медицинской служ­бы Краснознаменного Северного Флота, а также из управления Инсти­тута Военно-морского флота.

Эти программы разрабатывались коллективами задолго до нача­ла экспедиции.

Необходимо отметить, что снабжающие органы, особенно КСФ вы­дали нам всё необходимое для проведения научной работы: различные приборы, реактивы, лабораторную посуду и т.д.

В научныхпрограммах были представлены неврологические и психофизиологические методики, в том числе плетизмография, артериальная ос­циллография, методики анкетного опроса, методики по изучению па­мяти, устойчивости, внимания, определения мышечной работоспособ­ности, методики, характеризующие состояние координационных меха­низмов.

Медицинская служба была оснащена достаточным количеством приборов для изучения факторов обитаемости по многим гигиени­ческим методикам.

          Изучение факторов обитаемости на кораблях производилось ежед­невно, в определённые часы, по специально разработанным програм­мам и графикам.

Очень важные работы были проведены по бактериологическому изучению различных биосред: воздуха, отдельных помещений и отсеков, загрязненности кожи рук работников продпищеблоков, водоснабжения, кожи личного состава до- и после помывки морской водой.

Медицинские осмотры и обследования по некоторым клинико-        физиологическим методикам проводились также и всему личному составу подводных лодок до- и после походов, а также всему офицерскому сос­таву штаба, политотдела, научной группы и сверхсрочнослужащим, ко­торые находились на плавбазе "Тобол" и других кораблях.

Созданные на плавбазе "Тобол" клиническая, биохимическая и бактериологическая лаборатории позволили часть исследований прово­дить на месте. В остальных случаях материал консервировался и за­тем обрабатывался в лаборатории специального отделения I ВМОЛГ и в лабо­ратории подводного плавания КСФ. Эти лаборатории способствовали также квалифицированному решению диагностических и лечебно-профи­лактических задач.

Данные по всем методикам подвергались статической обработке.

Было проведено три научно-практических медицинских конференции с  участием не только командования и политического отдела экспедиции, но и с другими специалистами, с которыми в процессе работы имелся тесный и плодотворный контакт.

На этих конференциях были доложены данные исследований и предварительные выводы по работе, которую медицинская служба про­делала в подготовительный период, а также при изучении вопросов обитаемости и по клинико-физиологическим наблюдениям. Материалы конференции обобщены в специальных сборниках.

Научная работа

Научная работа коллектива врачей проводилась во время подготовки, проведения и, в основном после возвращения в базу и была не чисто научной, а научно-практической, так как все вопросы программы научных исследований тесно  связывались с повседневной практичес­кой работой во всех её аспектах. Из опыта работы можно сказать, что такую работу способен сде­лать только дружный коллектив при чётком разграничении обязанностей и участков работы, но, вместе с тем, при активной и деловой помощи друг другу.

Ряд врачей экспедиции уже перед походом имели темы диссертаци­онных работ по материалам экспедиции и сейчас продолжают трудиться над обработкой и систематизацией полученных данных.

Следует подчеркнуть, что многие рекомендации, вытекающие из результатов научной работы, реализовались в ходе экспедиции.

В составе соеди­нения на флагманском корабле была развернута  медицинская группа усиления, оснащённая необходимым оборудованием и аппаратурой для диагностики и лечения (клиническая, бактериологическая лаборатории, электрокардиография и т.д.). Специалисты во вре­мя плавания неоднократно переходили с корабля на корабль для оказания квалифицированной медицинской помощи и противоэпиде­мического обеспечения.

Опыт плавания  показывает, что крайне необходимо иметь на боевой службе флагманского врача соединения, бригады, который бы руководил и направлял деятельность медицинской службы бригады, действующей в отрыве от базы.

Штатные врача флагманского (штабного) корабля (крейсера, плавбазы подводных лодок и др.) в подобных плаваниях должны иметь допол­нительную подготовку для оказания медицинской помощи и лечения при ЛОР, глазных и кожных заболеваниях, а так же но рентгенологии.

На период плавания устанавливаются виды и объём помощи на кораблях различных классов. На флагманском корабле соединения с медицинской группой усиления (корабельной группой специализи­рованной медицинской помощи) предусматривается оказание отдельных видов специализированной помощи, квалифицированная помощь в полном объёме. На кораблях I-го ранга квалифицированная хи­рургическая, терапевтическая и стоматологическая (при наличии стоматолога) помощь в полном объёме. На кораблях 2-го ранга и подводных лодках - первая врачебная и квалифицированная помощь. На кораблях 3-го ранга с фельдшером - доврачебная помощь.

Эвакуация из районов боевой службы раненых и больных, нуж­дающихся в оказании квалифицированной медицинской помощи и с длительными сроками лечения с кораблей 2-3-го ранга, предусмат­ривается и осуществляется  на флагманские корабли или на суда обеспечения (танкеры, спасательные суда и т.д.), возвращающиеся в базу.

Собран огромный и большой научной ценности материал, который должен послужить дальнейшему улучшению медицинского обеспечения личного состава кораблей, несущих службу в открытом океане.

Анализ проведённых исследований позволяет сделать следующие основные выводы:

На состояние здоровья и работоспособность экипажей кораб­лей постоянно оказывали влияние, главным образом, своеобразные метеорологические условия низких широт, которые характеризовались постоянно высокой температурой воздуха, высокой влажностью, слабой силой ветра и высокой солнечной радиацией, а также и значительное физическое и нервно-психическое напряжение личного состава и обитае­мость кораблей.

Наиболее неблагоприятная обитаемость отмечалась на дизель-электрических подводных лодках, особенно в период проведения межпоходового ремонта при маневренном их базировании на плавбазу "Тобол", что приводило к выраженным клинико-физиологическим нарушениям и снижало работоспособность личного состава этих кораблей.

Из надводных кораблей условия для жизнедеятельности личного состава были более благоприятными на ЭОС "Полюс" (Экспедиция океанографов).

В период маневренного базирования подводных лодок на плав­базу "Тобол", проведения ремонтных работ, при приёме продовольствия, топлива и воды с танкеров значительно повышалась нагрузка на лич­ный состав плавбазы "Тобол", ухудшались многие факторы обитае­мости на этом корабле.

Личный состав экспедиции был отобран здоровым и с хорошими данными  физического развития. Однако  в период похода заболеваемость была более чем в 2 раза, выше, чем средняя заболеваемость личного соста­ва по ВМФ. Она характеризовалась, главным образом, простудными, кож­ными заболеваниями,  ЛОР-органов. Количество микротравм значительно увеличилось в период ремонтных работ подводных лодок при их манев­ренном базировании на плавбазу "Тобол".

В научной работе главное внимание было обращено на изуче­ние функциональных сдвигов у личного состава кораблей экспедиции. Выявлены определённые клинико-физиологические изменения.

При изучении сердечно-сосудистой системы по данным артериального давления, частоты пульса и электрокардиограмм показано, что изменения, в большинстве случаев, не выходили за пределы физиологических колебаний. Гематологические и биохимические показатели, в основном, были на нижних границах норм. Психо-неврологические исследования по­казали, что, в ряде случаев, изменения носили стойкий характер, выходили за рамки приспособительных реакций на окружающую внеш­нюю среду. Это позволяет сделать вывод, что, по-видимому, шести­месячное беспрерывное пребывание личного состава в низких широ­тах океана, а также сроки автономного плавания подводных лодок являются предельно допустимыми.

Опыт проведения межпоходового отдыха двух экипажей ПЛА
на плавбазе "Тобол" в этих условиях плавания показал, что через 20-25 суток общее состояние у личного состава экипажей улучшилось (сон, нормализовалось артериальное давление, частота пульса и некоторые показатели электрокардиограмм). В большинстве случаев улучшились гематологические и биохимичес­кие показатели. Работоспособность за этот период значительно по­высилась. Однако многие показатели при психоневрологическом об­следовании к 20-25 дню отдыха еще не приходили к исходным дан­ным.

Для улучшения эффективности межпоходового отдыха личного состава ПЛ на плавбазе при маневренном базировании в низких широтах океана необходимо улучшить обитаемость этого корабля, что позволит повысить и систему оздоровительных мероприятий для отдыхающего экипажа. Необходимо также разработать специальный подбор художественной литературы, кинофильмов, различных игр и соревнований, что будет способствовать более эффективному восста­новлению психофизиологических процессов.

Целесообразно межпоходовый отдых личного состава ПЛ прово­дить на специальном судне медицинского назначения, где будет возможно более эффективно проводить весь комплекс оздоровительных и других мероприятий, где можно будет создать оптимальные условия для отдыха личного состава, и не только подводных лодок, но, в от­дельных случаях, и надводных кораблей, не нарушая ритма работа плавбазы.

Вместе с тем вопрос о сроках межпоходового отдыха личного состава ПЛ  в этих условиях плавания требует дальнейшего изуче­ния. Необходимо изучить сравнительные данные отдыха экипажей под­водных лодок в береговых условиях и в море.

Состояние здоровья и работоспособность личного состава во время плавания в различных климатических зонах зависят, главным образом, от внешних гидрометеорологических факторов, обитаемос­ти кораблей, а также сроков плавания, физического и нервно-пси­хического напряжения личного состава. Профилактическая работа на кораблях проводится с учётом этих факторов. Под пристальным вниманием врачей экипажей постоянно находился рацион питания, питьевой режим, смена и продолжительность вахт, контролируются условия отдыха и соответствие формы одежды. В ходе плавания медицинская служба осуществляет постоянный контроль за техническими средст­вами, обеспечивающими обитаемость корабля, определяя вместе со специалистами электромеханической боевой части наиболее рацио­нальные режимы  использования этих систем (вентиляция, конди­ционирование и др.).

Основная масса больных в море полностью излечивается на кораблях. Так, в 7-ми месячном плавании на кораблях было прооперировано 20 человек по поводу острого аппендицита с благоприятным исходом, на плавбазе в это время до полного излечения находился больной с сепсисом.

Плавание в южных широтах, где ведущим отрицательным факто­ром обитаемости является высокая температура и влажность, показало   необходимость проведения комплекса мероприятий по тропика­лизации  корабля, то есть подготовки корабля к плаванию в тро­пиках. Сюда входят: надёжная и эффективная работа штатных сис­тем кондиционирования воздуха и опреснения морской воды, уста­новка новых кондиционеров и опреснителей,  деревянный настил палуб и изготовление тентовых устройств, набортных и забортных бассейнов, душей на забортной воде, а также ветрозаборников на иллюминаторы.

Надводные корабли (плавбаза проекта 1886, БПК проекта 1134) и атомные подводные лодки всех проектов имеют достаточно мощные системы кондиционирования воздуха и опреснения морской воды. Однако следует отметить, что эти системы надежно работают только на атомоходах. На плавбазах по ряду технических при­чин и из-за неумелой эксплуатации, система кондиционирования воздуха не создает в помещениях оптимальных параметров микро­климата, а система опреснения воды не обеспечивает потребность в ней экипажа.

На дизельных подводных лодках проблемы кондиционирования воздуха отсеков и опреснения воды пока ещё не решены. Имеющие­ся штатные системы кондиционирования воздуха и опреснения мор­ской воды, за редким исключением, не используются в виду крайне низкой производительности и большой энергоёмкости при ограни­ченных возможностях электроэнергии на лодках.

Таким образом, научные программы и периодичность проведения исследований позволили оценить влияние метеорологических факторов и обитаемости, выявить приспособительные реакции и другие физиологические сдвиги у лич­ного состава в различные периоды походов кораблей экспедиции. Важные сведения были получены в период проведения межпоходового ремонта подводных лодок, когда можно было проследить по дням восстановления работоспособности экипажей атомной подвод­ной лодки, а также изучить заболеваемость и травматизм.

 

Глава 6.  Средства и способы сохранения работоспособности

личного состава

Плавание кораблей ЭЭОН проходило в различных климатических зонах, с преобладающим пребыванием (около 5 месяцев) в тропиках и субтропиках.  Естественно, что данные условия необычны и непри­вычны для личного состава Северного флота. Основное различие между местом постоянной службы и районом маневренного базирования заклю­чается в различии метеорологических факторов, в разнице часовых поясов и тех факторах обитаемости, которые появлялись в связи с новыми условиями плавания.

В условиях повышенного физического и нервно-психического напряжения медицинской службе экспедиции приходилось уделять боль­шое внимание вопросу сохранения и повышения работоспособности личного состава экспедиции как в период несения боевой службы, так и во время межпоходового отдыха в условиях ПБС-20. В процессе экспедиции были организованы мероприятия по восстановлению и сохранению работоспособности.

Прежде всего, на всех кораблях экспедиции был составлен рас­порядок дня, обеспечивающий рациональное распределение времени между работой и отдыхом. Личный состав ПЛ на боевой службе жил и работал по московскому времени, на "ПБС-20" и "ПМ-9" - по мест­ному времени. По мере изменения часового пояса изменилось время на надводных кораблях.

В распорядке дня на всех кораблях было предусмотрено  время для непрерывного 7-7,5 часового ночного сна. На подводных лодках личный состав имел 2-часовой послеобеденный отдых. На надводных кораблях при их нахождении в субтропиках и тропиках самое жаркое время дня приходилось на период с 1200 до 1600 по местному вре­мени. По рекомендации медицинской службы экспедиции на этих ко­раблях послеобеденный отдых длился с 12 до 16 часов и на завершающем этапе экспедиции - с 13 до 16 часов. Это было сделано с целью предоставить воз­можность личному составу отдыхать в самое неблагоприятное для проведения каких-либо корабельных  работ время.

В поход  всеми кораблями экспедиции был получен спортинвентарь для личного состава: гантели, эспандеры, гири, боксерские перчат­ки, а на надводные корабли - штанги, параллельные брусья, конь, перекладина.              В распорядке дня на "ПБС-20" для всего личного со­става и для личного состава ПЛ было предусмотрено время (не менее 1 часа) на ежедневное проведение физической подготовки со всем без исключения личным составом. Каждый экипаж имел своё мес­то для проведения физической подготовки. Кроме того, каждый ра­бочий день начинался с обязательной физической зарядки.                  В условиях длительного отрыва от постоянного места базирования и ограниченной подвижности эти мероприятия имели огромное значение, особенно для личного состава ПЛ в период послепоходового отдыха. К каждой торжественной дате проводились спартакиады личного состава - сорев­нования между личным составом ПЛ и ПБС-20; между ПЛ и АПЛ, что стиму­лировало, направляло и подогревало занятия физической подготовкой.

Для личного состава ПБС-20  и подводных лодок  на палубе и у борта устанавливались морские бассейны, морские души на забортной воде, которые помимо своего чисто гигиенического значения служили могучим фактором гидротерапии. Во время послеобеденного отдыха большинство лично­го состава под наблюдением медицинской службы принимало солнечные ванны. Часть личного состава ходила на шлюпках под парусом или на вёслах, занимаясь рыбной ловлей, охотой на акул.

        В условиях подводных лодок (АПЛ, ДПЛ) проведение подобных мероприятий было затруднено в связи со спецификой разме­щения и плавания. Но и здесь личному составу постоянно рекомендо­вались физические упражнения, причём, не столько силового, сколько динамического и статического характера. Однако неблагоприятный газовый состав на ДПЛ (1,2-1,7 % СО2,  пониженное содержание О2) не позволяли использовать спортивные нагрузки в полную си­лу. Даже многие из занимавшихся на берегу спортом на ПЛ прекра­щали тренировки, так как  отмечали ухудшения в своём самочувствии после занятий. К проведению различного рода спартакиад в условиях ДПЛ и даже АПЛ относились с большой осторожностью потому, что  всякого рода соревнования приводят к перегрузкам, которые  небезразличны для здоровья подводников в подобных условиях. Об этом говорит  опыт проведения спартакиады на АПЛ, когда у многих моряков после         про­ведения соревнований было отмечено ухудшение самочувствия.

        Большое значение уделялось обучению моряков приёмам само-взаимомассажа, аутогенной тренировки как перспективных направлений для поддержания работоспособности личного состава ПЛ. Солнечное голодание в условиях ПЛ компенсировалось посто­янным облучением лампами УФЛ. 

Все проводимые мероприятия в море, на ПБС-20 в период от­дыха позволили в достаточной степени повысить работоспособность личного состава отдыхающих экипажей, снять явления походового утомления. В этот период количество жалоб было минимальным. Правильная организация межпоходового отдыха для личного состава ПЛА позволила им успешно справиться с заданием во время второго похода. В этом немалая доля труда и вклада медицинской службы экспедиции.

К недостаткам в организации мероприятий по сохранению работоспособности личного состава было отнесено слабое, недостаточное материально-техническое обеспечение. В условиях ПЛ и  ПБС-20 отсутствовали всякого рода тренажёры (велосипед, беговая дорожка, гребля).  Имеющийся крупногабаритный инвентарь не имел штатного раскрепления по штормовому.    

Помимо перечисленных мероприятий по поддержанию работоспособности личного состава в море по рекомендации И.А. Сапова на одну из ПЛ взят запас медицинского кислорода  с целью использования его для дыхания в тропической зоне. По ме­тодике его использования подполковником м/с Коржавиным А.Н., у которого богатый личный опыт использования кислорода для дыхания в условиях ПЛ,  были даны практические рекомендации.

В условиях подводной лодки на личный состав действует целый ряд неблагоприятных факторов, что приводит к выраженному утом­лению организма. При плавании в низких широтах к неблагоприят­ным факторам прибавляются еще высокие показатели температуры и влажности воздуха отсеков. И если в начальный период плавания действие вредных факторов уравновешивается за счёт компенсаторных, приспособительных ре­акций,  то в дальнейшем такие возможности организма истощаются и развиваются выраженные нарушения различных функций организма, снижается его работоспособность.

Известно, что в длитель­ных походах в низкие широты на 50-65 сутки у 40-63 % личного со­става появляются жалобы на общую слабость и повышенную утомляе­мость, у 47-71 % - на повышенную раздражительность,  у 38-46 % - на сердцебиение, неприятные ощущения в области сердца. Это отмечали в своих работах Коржавин А.Н. (1962), Алтухов Б.Г. (1960), Окунев Р.А. (1960). Раньше и чаще всего страдает центральная нервная система. Неврологические об­следования личного состава Р.А. Окуневым и Н.С. Коноплиным (1961) выявили, что у 30-54 % участников длительного похода отмечен тремор пальцев, языка, асимметрия рефлексов, у 35-48 % - высокие коленные рефлексы,    у 20-26 % - незначительный нистагм и другая микросимптоматика.

Одной из причин, вызывающей вышеуказанные изменения, является гипоксическое состояние организма, которое зависит не столько от недостатка кислорода в атмосфере отсеков (что тоже наблюдается),  сколько от нарушений  его транспортировки  кровью вследствие гиподинамии.  За счёт повышенных концентраций СО, NO, NO2 (о чём указывается во всех отчётах) в крови образуются карбоксигемоглобин, метгемоглобин, которые затрудняют перенос О2, ухудшают диссоциацию оксигемоглобина. Эти соединения в крови подводников определяли Миропольский С.В. с соавторами  (1955),   Г.Н. Топорков и В.Г. Чвырев (1956), И.М. Брехман   (1957) и показали, что    при ходе ПЛ в режиме РДП содержание этих соединений гемоглобина до­ходит до 30 %.

Неблагоприятным фактором, сопутствующим развитию гипоксии, является высокая температура и влажность воздуха  (так, в надводном положении соответственно 31-38° С и 80-90 %; в подводном положении -  33-44° С и до 48-50° С).

В литературе были данные, что при высокой температуре и влажности воздуха в отсеках, снижается насыщение крови кислоро­дом   (А.М. Блинов, 1940; А.М. Аксенов и Е.Р. Трошанова, 1957), а потребление кислорода тканями повышается (Е.М. Беркович, 1934; А.Г. Аверьянов, 1935; А.А. Смирнов, 1958). В результате этого в организме развивается целый ряд нарушений со стороны сердечно-­сосудистой системы: понижается артериальное кровяное давление, увеличивается частота пульса, повышается вязкость крови, умень­шается кровоснабжение сердечной мышцы и т.д. (М.Е. Маршак, 1926; А.М. Блинов, 1940; А.А. Смирнов, 1959;  В.Г. Чвырев с соавторами, 1959; А.Н. Коржавин, И.А. Сапов, 1959.). Эти сдвиги в свою оче­редь могут способствовать развитию гипоксического состояния ор­ганизма.

Миропольский С.В., Чвырев В.Г., Фролов Н.А. (1955) показа­ли, что у личного состава после длительных походов снижается ко­личество эритроцитов, лейкоцитов, гемоглобина.

Гиподинамическое состояние в походе, снижение парциального давления кислорода при движении ПЛ в режиме РДП также способству­ют развитию гипоксического состояния организма.

 В литературе имеются данные о положительном влиянии на орга­низм подводника вдыхания кислорода при плавании дизельэлектри­ческих подводных лодок в условиях низких широт. Это наблюдения А.Н. Коржавина, Окунева Р.А. в 150-суточном походе (1960).

Целью небольшого исследования в экспедиции была проверка профилактического влияния вдыхания кислорода на организм подводника.

В эксперименте, который проводился на ДПЛ, принимали участие 21 человек. Из них 10 человек дышали кислородом, 11 человек не дышали кислородом. Исследования проводились с 40-х суток плавания, когда ДПЛ уже достаточ­ное время находилась в низких широтах.

Ингаляцию кислорода проводили в течение 7 дней по 27-30 минут  ежедневно. При этом, кроме фиксации жалоб, производилась функцио­нальная проба по Мартине. Для ингаляции кислорода использовались аппараты "ИДА-59", транспортный кислородный баллон ёмкостью 40 литров и давлением в 150 кг, из которого производилась подбивка баллончиков "ИДА-59". Дыхание проходило по смешанному циклу: легкие - аппарат с перио­дическим выдохом в атмосферу. Полученные результаты представлены в таблицах 6.1 и 6.2.

Таблица 6.1

№ п/п

Характер жалоб

Число лиц, предъявивших жалобы

группа с кислородом

группа без кислорода

начало опыта

конец опыта

начало опыта

конец опыта

1.

Общая слабость, вялость, повышенная утомляемость …………..

 

8

 

2

 

9

 

11

2.

Вспыльчивость, раздражительность ...

7

1

8

9

3.

Головная боль ………………………...

10

2

10

11

4.

Неприятные ощущения в области сердца, боли …………………………..

 

5

 

0

 

4

 

7

5.

Бессонница, плохой сон ……………..

10

2

11

11

 

Как видно из таблицы, в группе личного состава, получавшей кислород, произошли достоверные изменения в сторону уменьшения тех или иных жалоб или полному их исчезновению.

В группе, не получавшей кислород, этого не наблюдается и даже произошло увеличение количества жалоб.

В таблице 6.2  очень хорошо видна направленность показателей пульса и давления в сторону улучшения у группы, получавшей кислород, по сравнению с группой, не получавшей кислород. Особенно это заметно при физической нагрузке.  

Интересно отметить тот факт, что если на первый сеанс дыхания кислородом некоторые наблюдаемые шли без особого энтузиазма, то в последующем подобных явлений не было. По окончании каждого сеанса неизменным был возглас: ''Какой всё же дрянью мы дышим в отсеках!''.

Как недостаток в использовании кислорода в экспедиции для дыхания следует отметить отсутствие приспособлений, удобной и простой аппаратуры. Сам аппарат, транспортный баллон в том виде, в котором  его использовали, были мало пригодны для постоянного применения. 

Высказывалось мнение, что необходимо для подобных экспедиций на кораблях иметь бо­лее совершенное спортоборудование, закреплённое по своим штатным местам, съёмные палубные души, палубные и забортные бассейны.

Был получен эффект от применения ингаляции кислородом как одного из мето­дов сохранения работоспособности личного состава в условиях ПЛ.

Накопленный опыт по сохранению и повышению работо­способности личного состава в условиях несения боевой службы, маневренного базирования и межпоходового отдыха в низких широтах позволяет надеяться, что он найдёт поддержку и дальнейшее своё развитие в последующих подобных плаваниях.

 



 
 

 

 

Таблица 6.2

 

 

Функциональная проба

 

 

 

 

 

Группа исследуемых

До нагрузки

Сразу после нагрузки

Через 3 мин нагрузки

 

АКД

 

Пульс

АКД

 

Пульс

АКД

 

Пульс

 

Макси-мальная

Мини-мальная

 

Макси-мальная

Мини-мальная

Макси-мальная

Мини-мальная

 

 

Группа, получающая кислород

Начало опыта

100,0

49,0

68,4

118,5

54

99,2

104

55

67,6

Конец опыта

103,5

57,0

70,4

126

52

94,8

106,5

59

66,4

Группа,               не получающая кислород

Начало опыта

100,9

60,0

71

113,1

50,4

83,2

103,1

52,2

72,7

Конец опыта

99,5

67,8

71,7

110,0

50

99,7

103,6

55

70,1

 

 

Заключение, общие выводы и предложения

           Задачи, поставленные командованием перед ЭЭОН и решаемые в океане в течение 7 месяцев, в основном, были выполнены. Командованием ВМФ был получен уникальный опыт маневренного базирования, выработаны рекомендации, которые нашли свое отражение в наставлениях и руководствах ВМФ, в технических требованиях и заданиях на создание новых кораблей, вооружения и военной техники. Опыт маневренного базирования показал, что для обеспечения безопасного базирования ПЛА в океане необходимы специально спроектированные плавучие базы большого водоизмещения. Были разработаны тактико-технические требования к судам маневренного базирования, госпитальные суда.

Опыт оказания медицинской помощи личному составу экспедиции показал, что при организации медицинского обеспечения личного состава кораблей, несущих боевую службу в океане,  в первую очередь следует  предусматри­вать квалифицированную медицинскую помощь в полном объёме.

При этом в состав медицинской группы, наряду с другими специалистами, необходимо вводить квалифицированного врача-терапевта, имеющего подготовку по радиологии и токсикологии и оказанию квалифицированной медицинской помощи пострадавшим от агрессивных и других ядовитых технических жидкостей.

Для медицинского обеспечения оперативных эскадр, пунктов маневренного базирования, действующих на значительном удалении от основных пунктов базирования в океанской зоне, сил флота на островах и в мало оборудованных районах дислокации необходимо иметь госпитальные суда. На них возлагаются задачи по лечению раненых, больных в мирное и военное время; эвакуацию пострадавших с боевых кораблей; организации внутрипоходового отдыха экипажей кораблей; доснабжения медицинских служб кораблей медицинским имуществом.
             Для решения указанных задач на госпитальном судне должны быть предусмотрены приемно-сортировочное, хирургическое, терапевтические отделения, профилакторий, поликлиника, аптека, вспомогательные помещения, жилые и служебные помещения и склады медицинского имущества. Для эвакуации пострадавших необходимо использовать корабельный вертолет Ка-25, постоянно базирующийся на судне. Такие суда появились только через 20 лет!

Основной задачей лечебно-профилактического обеспечения в море при несении боевой службы с маневренным базированием, должно быть проведение профилактических мероприятий, направлен­ных на предупреждение заболеваний и травматизма, изучение забо­леваемости личного состава при длительных плаваниях в различных, и особенно, в низких широтах. Оказание квалифицирован­ной медицинской помощи в полном объёме без последующей эвакуа­ции раненых и больных в береговые лечебные учреждения должно быть определяющим. Особое внимание при этом придаётся выполнению указанных мероприятий в период межпоходового ремонта подводных лодок в море.

Во время подобных плаваний, кроме проведения обычных санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, в море необходим строгий контроль  качества получаемых с кораблей обеспечения воды и продовольствия, а также проведение барьерных мероприятий при переходе личного состава с корабля на корабль.

Во время длительных плаваний на боевую службу, особенно, в южных широтах, для динамического медицинского наблюдения за личным составом через каждые 45-60 суток необходимо прово­дить углублённые врачебные осмотры всего экипажа корабля с подробным опросом жалоб на состояние здоровья. После этого, за отдельными лицами, по показаниям, устанавливать медицинское наблю­дение, а при необходимости проводить им комплекс оздоровитель­ных мероприятий.

Необходимость проведения динамических медицинских наблюде­ний определяется тем, что во время длительных плаваний в низких широтах снижается работоспособность личного состава и появляются изменения физиологических функций органов и систем организма. Основной причиной снижения работоспособности личного состава в тропиках являются изменения функционального состояния централь­ной нервной системы. Они проявляются в повышенной утомляемости, снижении подвижности, сонливости, снижении   способности к концентрации внимания, понижении чувства ответственности и дисцип­линированности.

При плавании в низких широтах ведущим отрицательным фак­тором обитаемости является высокая температура и относитель­ная влажность атмосферного воздуха и воздуха помещений кораб­ля. В это время теплорегуляция почти целиком зависит от потоотделения. Интенсивность потоотделения зависит от температуры и влажности воздуха, солнечной радиации, характера выполняе­мой работы и одежды. Так, на боевом посту радиометристов при температуре воздуха 21,8-26,8° С количество выделяемого пота личным составом за 4 часа составило от 0,55 до 2,0 литров.                         В экваториальной зоне при выполнении работ средней тяжести под солнцем в сухой одежде (спуск катера, установка кранцев) личный состав за час работы теряет от 0,4 до 0,6 литра влаги с потом. При выполнении таких же работ можно избежать потери влаги, если рубашки личного состава периодически сма­чивать морской водой. Потеря влаги в этом случае не превышает 100-150 г.

         Факторы обитаемости различных проектов кораблей ЭЭОН при плавании в северных, средних и низких широтах вызывали, в организме изменения, в большинстве своём не выходящие за пре­делы физиологических колебаний.

Для улучшения отдыха личного состава во время межпоходового ремонта при нахождении ПЛ у борта плавбазы необходимо одной бое­вой смене разрешить отдых на борту плавбазы.

Необходимо расширить ассортимент выдаваемых на подводные лодки продуктов. Выдавать продукты сублимационной сушки, свежие фрукты и овощи, сухой творог, простоквашу, фруктовый сок.

Выдачу гигиенического спирта сохранить, а по возможности увеличить с 15 до 25 грамм в сутки на человека при походах в низкие широты и в  период межпоходового ремонта. В этот же период сроки носки разового белья уменьшить для специалистов БЧ-5 - до 3-х суток, для остального лич­ного состава -   до 5-ти суток. Кожаные тапочки заменить на тапочки-плетёнки с микропо­ристой подошвой. Ввести в табель снабжения моющие средства типа "Новость", "Ладога" и шампунь "Садко".

Необходимо продолжать работу по дальнейшему улучшению целого ряда важных элементов обитаемости, а именно:

-      по регулирования тепло-влажностного режима;

-      по газовому составу (СО2, СО, О2, углеводородам) в связи с длительной герметизацией;

-      по размещению личного состава;

-      по световому и цветовому кондиционированию;

-      эргономике боевых постов и многому другому.

 

                                                   Частные выводы и предложения

Интенсификация плавания и новые формы несения кораблями
боевой службы предъявляют повышенные требования к медицинской
службе флота, корабля и экипажа по медицинскому обеспечению личного состава.

1. Обязательным условием подготовки кораблей к плаванию в южных широтах является проведение их тропикализации.

2. Требует своего решения проблема кондиционирования воз­духа отсеков и опреснения воды на дизельных подводных лодках.

       3. В связи с частыми заходами кораблей в иностранные порты возрастает значение санитарно-гигиенического и противоэпидеми­ческого обеспечения кораблей на боевой службе и специальной подготовки врачей кораблей по эпидемиологии.

4. Опыт плавания кораблей на боевую службу в составе сое­динений показал необходимость иметь на них флагманских врачей бригады подводных лодок.

5. Увеличение численности личного состава кораблей выше проектной приводит к неудовлетворительному размещению личного состава во время плавания.

6. Организация пред- и послепоходового отдыха личного сос­тава нуждается в решительном улучшении. После походов в 60 и более суток отдых личного состава всех категорий целесообразно предоставлять за пределами флота.

Необходимо представлять, что рекомендации, выводы и предложения, указанные по результатам экспедиции, вырабатывались 50 лет назад!

 

Приложение

Медицинские работники, участвующие и имевшие отношение

к медицинскому обеспечению экспедиции

полковник м/с

майор м/с

Сапов И.А.

Шипунов Ю.В.

- научный руководитель

- флагманский врач ЭЭОН

полполковник м/с

*подполковник м/с

Конев В.Ф.

Чистоклетов В.Я.

- старший инспектор ВВК ВМФ

Медицинская служба ВМФ

 

капитан м/с

Морозов Л.А.

- специалист в/ч 27177 в составе научной группы

майор м/с

Кулаков В.Е.

 

Марков Г.Ф.

- координатор научно-практических исследований, в составе научной группы, специалист 127 медицинской лаборатории Северного флота

 

 

капитан м/с

капитан м/с

капитан м/с

капитан м/с

майор м/с

 

Дудченко Е.П.

Мелехов П.А.

Завгородний ??

Подгорнюк ??

Шайковский ??

Во­ронин В.А.   Угулава Ю.С.

                   

хирург группы усиления

врачи корабельного звена

 

 

начальники медицинских служб кораблей, входящих в состав эскадры

капитан м/с

Жевнерчук Л.И.

- начальник медицинской службы ПЛ

капитан м/с

Цыбулько А.А.

- главный невропатолог КСФ

капитан м/с

Гулевский В.К.

 

подполковник м/с

Шульга Н.Д.

 

капитан м/с

Байков А.Е.

 

канд. мед. наук., подполковник м/с

Мусихин Л.С.

Кафедра ВМГТ ВМедА им. С.М. Кирова

капитан м/с

Власов В.Ф.

 

капитан м/с

Осипов Л.П.

 

ст. лейтенант м/с

Сиренко А.С.

 

ст. лейтенант м/с

капитан м/с

капитан м/с

Матвиенко И.Ф.

Кузьменко И.П.

Селезнев Е. Н.

 

 

Начальник медицинской службы второго 225-го экипажа (командир капитан 2 ранга Г.П. Онопко)

  • По программе «Прилив – 2» в Индийском океане в качестве старшего врача отряда кораблей принимал участие В.Я. Чистоклетов. Командиром отряда был вице адмирал Л.А. Владимирский. В отряд входило около 20 кораблей 1 и 2 ранга, дизельные подводные лодки, плавбазы подводных лодок.

 

Литература

1.     Довгуша В.В., Мызников И.Л. Отдых на этапах учебно – боевой деятельности подводников

2.      Довгуша В.В., Жеглов В.В., Мызников И.Л., Осокин М.В. Роль научно-исследовательской деятельности в становлении и развитии медицинского обеспечения атомного подводного флота. СПб.: 2014. ООО «Пресс-Сервис». 243 с.

3.     История медицинской службы Северного флота, Североморск, 2005. - С.33.

4.     Мирошниченко О.К. Экваториальная экспедиция особого назначения // Атомная стратегия, 2007, № 30.

5.      Селезнев Е.Н.  «Хирургическая бригада». В книге «Воспоминания ветеранов медицинской службы Военно-Морского Флота», 2012. - С. 217-219;

6.     Селезнев Е. Н. В книге «Ветераны военно-морской медицины», М, 2009. - С. 181.

7.     Цыбулько А.А. Организация и эффективность межпоходового отдыха личного состава атомных подводных лодок при базировании их на маневренный тыл (по данным ЭЭОН – 1967 г.). В книге «Труды научно-практической конференции, посвященной обобщению и анализу 10-летнего опыта работы в области обитаемости, радиационной безопасности и медицинского обеспечения личного состава атомных подводных лодок, а также специальных плавучих и береговых средств». Москва-Североморск, 1969.

8.     Чистоклетов В.Я. Записки врача – подводника. В книге «Сборник воспоминаний ветеранов медицинской службы Военно-Морского Флота», М.2012. - С. 283-293.

 

 

 

                                         Оглавление

 

Перечень сокращений

3

 

Введение ……………………………………………………

4

Глава 1.

Цели и задачи ЭЭОН. Корабельный состав. Подготовка экспедиции …………………………………………………

 

6

Глава 2.

Медицинская служба ……………………………………..

2.1. Подготовительный период …………………………...

2.2. Период плавания ……………………………………...

2.3. Послепоходовый период …………………………….

8

8

14

19

Глава 3.

Обитаемость кораблей экспедиции. Общие вопросы

3.1. Обитаемость атомной подводной лодки ……………     

3.2. Особенности обитаемости и медицинского обеспечения дизель-электрических подводных лодок

   20

   28

37

Глава 4.

Медицинское обеспечение похода ……………………….

4.1. Заболеваемость и лечебно-профилактические мероприятия ……………………………………………….

4.2. Противоэпидемическое и санитарно-гигиеническое обеспечение ……………………………………………….

51

51

 

64

Глава 5.

Организация и основные итоги научных исследований

66

Глава 6.

Средства и способы сохранения работоспособности личного состава ……………………………………………

72

 

Заключение, общие выводы и предложения …………….

73

 

Приложение. Медицинские работники, участвующие и имевшие отношение к медицинскому обеспечению экспедиции

Литература…………………………………………………

 

76

77