Мы служили вместе

 Могилевич Александр Константинович

 

  Родился 18 октября 1938 в украинском городе Новомиргород, Кировоградской области (Гоголевские и Шевченковские края). Отец — Константин Михайлович, верный коммунист, поэтому о крестинах сына не могло быть и речи, и это случилось, когда мне было уже 55 лет. В городе Евпатории проводилось массовое крещение в море священником церкви Святого Николая (заступник всех моряков). И мы с 7-летней дочерью приняли это таинство. Придя с финской войны, отец был направлен в партийную школу г.Одессы, откуда ушел на фронт, и погиб в 1942 году. Нас с матерью эвакуировали гужевым транспортом, а когда лошади погибли, то ехали в комбайне, который тащил трактор. 3-х летнему пацану было интересно смотреть на низколетящие самолеты, которые стреляли из пулеметов, от чего как факелы зажигались стога сжатого хлеба. Немецкие мотоциклисты догнали нас и вернули назад. Всю войну мы жили у бабушки в селе Софиевка. К счастью бабушка вела натуральное хозяйство, и у нее был запас продовольствия, что позволило нам выжить в трудное время. Когда фашистов выгнали с Украины, мы вернулись в свой город. Дом пришлось восстанавливать и приводить в жилой вид, так как немцы превратили его в конюшню. В 1945 году я пошел в первый класс. Окончив школу в 1955 году, поступил в Одесское военно-морское медицинское училище. Впервые увидев море, был им очарован. И родились такие стихи: «Море, вот оно какое! Стаи волн без края и конца! Никогда не знавшее покоя и всегда манившее сердца. Я к нему стремился всей душею, я его считал своей судьбой. Здравствуй море, наконец-то встретились с тобой!» Сдав вступительные экзамены, нас отправили на Большой Фонтан на лагерные сборы. Через 2 месяца мы вернулись в город, и начался учебный процесс «Давидяновцев» (начальник курса полковник Давидян). В Выходные дни увольнялись в город и чаще всего посещали оперный театр, так как билет стоил 30 копеек и его доставляли прямо в училище. Все праздники проводили строевые смотры на Куликовском поле. После окончания первого курса нас послали на корабельную практику в г.Севастополь на крейсер «Керчь», где мы вели штурманскую прокладку и занимались боевой подготовкой. После второго курса нас послали в Киев, объединив с курсантами Киевского военно-медицинского училища (С «зелеными» как мы их называли). Жили мы дружно, о чем свидетельствует крепкая дружба с Володей Котенко до настоящего времени. Ежегодно встречаемся и дружим семьями. После окончания третьего курса нас начали распределять для службы в войсковых частях, на должности фельдшеров. 20 человек отправили в Североморск, где мы 1,5 месяца ждали распределения. Прибывший начальник медицинской службы СФ генерал Цыпичев, направил нас с Колей Галченко в поселок Полярный, в губу Пала, на сторожевики. Отслужив мы подали документы в ВМА им.Кирова на 4 факультет. Жили в общежитии на Рузовской, где готовились к экзаменам. Приятно вспомнить время, проведенное с Колей Галченко, Женей Панченко, бравым сержантом пограничных войск Мишей Завьяловым, Колей Винничуком. Сдав последний вступительный экзамен, мы с Колей Галченко решили это отметить, взяв бутылку пива на Витебском вокзале, зашли в садик напротив военно-медицинского музея. Тут к нам подошел армейский патруль и велел следовать с ним в городок. Я знал, что на КПП дежурил капитан Раскуляк, выпускник нашего училища и нас не выдаст, но тут появился полковник Лебедев, начальник сборов (Сережин папа), шел на обед. И сказал, что на мандатной комиссии будет против нас. Мы не стали ждать комиссию и забрали документы. Я отдал их представителю из педиатрического института, который сказал, что с этими оценками меня зачислят без экзаменов. А Колю Галченко ждала жена. И он вернулся в Мурманск, где он продолжил сверхсрочную службу. Меня зачислили студентом мед.института, поставили на штат санитара и во главе 10 поступивших ребят послали на сельскохозяйственные работы в Лодейное Поле. Время пролетело незаметно и начались учебные будни. Устроился работать мед.братом на кафедре хирургии детского возраста, которым руководил профессор Баиров Г.А. Вступил и занимался в студенческом научном обществе «Хирургия детского возраста». На следующий год в академию поступил Коля Галченко, часто встречались с ним, крутили магнитофон, пели песни Окуджавы. Часто посещающее меня чувство неудовлетворенности и постулат Галченко, что крепкие мужчины должны учиться в академии, а слабаки и женщины в институте, толкнули меня на решительные действия. В 1962 году я обратился к ректору института Шутовой о переводе в Академию. Вначале она не поняла моего стремления, но я был настойчив. И она разрешила мой перевод. Однако время и условия институтской жизни сделали свое дело, и вкусив гражданскую жизнь, сложно было снова войти в военные рамки. Но я институтский был не один. Нас поселили а общежитии на Клинической улице. А нам с Володей Тельповым и Борей Лозовым досталась комната рентген-кабинета. Начальник курса полковник Хилобоков часто бывал в нашем общежитии, проверял выполнение распорядка дня. Приятным событием была свадьба Володи Тельпова и студентки педиатрического института Галины Баландиной. Тогда женитьба казалась нам чуть ли не подвигом. Cкоро женился и Генрих Поляков, сказав: «Полюбил, и все тут».

Много впечатлений было от стажировки после 5 курса. Разъехались по всем флотам. Я был на Балтийском флоте, в Риге (ВМБ Болдерая). Практикой руководил полклвник А.П. Мясников. Очень интересно проводил занятия и досуг.
        После окончания академии на распределении я просился на Черноморский флот. Но мест уже не было. И кадровик из ТОФа майор Неганов начал меня убеждать, что лучше Тихоокеанского флота нет ничего. Я согласился. Летел одним рейсом с Сашей Довганем, который летел до Благовещенска. Прибыв в поселок Тихоокеанский, пешком добирался до Нового Пирса, где находились корабли противолодочной бригады. И начались служебные будни, с постоянным несением дежурства в течении двух лет. Надоело. Обратился к полковнику Аненкову о переводе на берег в СЭО п.Тихоокеанского, где уже служил Жора Перепелкин, а из Советской Гавани прибыл Коля Герасимов. Кроме того попал во врачебную группу усиления, как врач эпидемиолог, бактериолог и инфекционист. Женился, родилась дочурка. Поморячил и в Тихом, и в Индийском, и в Атлантическом океане, с заходами в Магадишо, Берберу (Сомали), Басру, Ум-Каср (Ирак), Бомбей (Индия). В 1974 году в составе корабельной группы, состоящей из тральщиков под командованием Апполонова  А.Н. был направлен в Суэцкий залив на боевое траление. Уходили из Владивостока майским дождливым днем, зная, что в Суэцком заливе придется столкнуться со смертельной минной опасностью. Порт Хургада встретил жаркими объятиями, до 50 градусов. Пустыня, окопы, мешки с песком, солдаты с автоматами. Рядом, на Синайском полуострове Израильские войска. Постоянно ощущается состояние тревоги и напряженность ситуации. Траление шло круглосуточно. Карты минных полей отсутствовали, кратность установки мин неизвестна. Когда казалось траление закончилось, на мине подорвался тральщик. В машинное и румпельное отделение поступила вода, корабль обесточен. Экипаж выиграл трудный бой и спас корабль от гибели. Работать было трудно, особенно оперировать в такой жаре. Но потерь среди личного состава не было. обещали всех наградить египетскими орденами.
      В январе 1975 прибыли во Владивосток и я зашел доложить начальнику мед.службы флота Н.Т. Потемкину о выполнении задания, но его перевели уже в Москву. Доложил подполковнику Жеглову В.В.
     1976 году мне предложили должность начальника СЭО в г.Поти, Грузия. Служба была нормальная, но в любой момент можно было ожидать эпидемии холеры. В 1978 СЭО было перебазировано в Крымскую ВМБ (Донузлав). База только строилась и требовался контроль со стороны мед.службы. Здесь же в базовым лазаретом командовал Володя Котенко, прибывшим сюда из СФ (п. Гаджиево). В 1982 году меня направили служить на СФ, в первую флотилию АПЛ, начальником СЭО, г. Мурманск-150. Многие наши выпускники прошли через этот славный гарнизон, в том числе и наш профессор Анатолий Жебрун. Медицинской службой руководили такие достойные люди как Д.П. Зуихин, затем В.В.Довгуша, замечательный человек и отличный руководитель. В 1988 году я был уволен со службы по возрасту, с выслугой 32 календарных года. По 2012 год работал в городской больнице врачом-эпидемиологом и инженером по ГО ЧС. Когда начался массовый отъезд из города, и заколоченных домов становилось все больше, мой час пробил, и я уехал в город-мечту.
       Семейное положение: женат уже 43 года, за это время с Ниночкой прошли 3 флота, всю мою службу. Старшей дочери 41 год, окончила Калининградский университет и Киевскую финансовую Академию, работает в банке, в г.Евпатория. Младшей дочери 26 лет, окончила технический университет, экономист. Живет в Санкт-Петербурге. Внучке 16 лет, мечтает стать врачом.

Черныш Валерий Федорович

Черныш Валерий Федорович родился 12 декабря 1942 г. в семье военнослужащего-пограничника. По окончании с серебряной медалью средней школы в г. Одессе в 1959 г. поступил в 1-й Ленинградский Медицинский институт. В ходе обучения на 3-м курсе перевелся на 4-й факультет Военно-медицинской академии. После окончания академии в 1965г проходил службу в различных должностях от врача — специалиста учебного отряда до Главного офтальмолога Северного флота — начальника офтальмологического отделения Главного госпиталя флота. В 1972-1974гг прошел обучение на факультете усовершенствования врачей Военно-медицинской академии по циклу офтальмологии. В 1982г защитил кандидатскую диссертацию. С 1984г — врач-офтальмолог высшей категории. В 1988г присвоено почетное звание Заслуженный врач РФ. С 1982г по 1996г как Главный офтальмолог СФ преподавал цикл офтальмологии в 22-ой Интернатуре медицинской службы флота. По окончании военной службы с марта 1996г по настоящее время состоит в должности доцента кафедры офтальмологии Военно-медицинской академии, г. С-Петербург. Полковник медицинской службы в отставке. В 2001г присвоено ученое звание «доцент». Лауреат Всероссийского конкурса «Лучший врач 2006 г.» в номинации офтальмология.
Автор ряда лекций и методических пособий по офтальмологии. В 2008г совместно с начальником кафедры написал монографию «Ожоги глаз – состояние проблемы и новые подходы», которая по итогам внутриакадемического конкурса научно-методических работ за период с 2003г по 2008г была удостоена третьего места. Автор главы «Повреждения роговицы» в монографии «Современная офтальмология» изданий 2001г и 2009г. Соавтор

главы «Боевая травма органа зрения» в учебнике «Военно-полевая хирургия», изд. 2-е, 2008 г. и главы «Ранения и травмы органа зрения» в Национальном руководстве «Военно-полевая хирургия» 2009г. В 2011 году на конкурсной основе награжден денежной премией Правительства РФ в области образования «За серию научно-практических работ в области общей и военной офтальмологии».

САЛАЕВ ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ


     Салаев О.П. 1933 г.р. п/п м/с в отставке. Пенсионер сегодня.
Родился в Орше витебской. Собирался идти в 1-й класс (тогда было с 9 лет) — началась война, оккупация и т.п. Пошел сразу во 2-й класс (1-й осваивал самостоятельно) в 11 лет. В школе и в дальнейше учился легко. Как один сказал: "… на тебе сказалась предвоенная, военная и послевоенная голодуха, не девшая мозгу обрасти жиром".
      После 7-го поступил в Одесское Военно-Морское Медицинское училище.Отбыл месяц лагера и выгнали (послал комадира отделения на три буквы). Отучился в школе еще 2 года и снова поступил в это же училище (через год подавал документы — вернули назад, видимо припомнили отчисление). Училище готовило фельдшеров для ПЛ. Подготовку медицинскую давали хорошую. Но и муштра была отменная (… мы готовим из вас, прежде всего, офицеров ВМФ...). Через четыре года — л-т м/с и назначили на новостроющуюся ПЛ М-300 в Ленинград. С этой ПЛ (как их называли «зажигалки» из-за 8 тон жидкого кислорода) кувыркался 1,5 года по всей Балтике. После этого по внутренней водной ситеме перегнали в Балаклаву, где под южным солнцем в стальном корпусе попарился еще больше года.
Решил поступать учиться дальше. В 1959 г. без проблем поступил во ВМОЛА. К тому времени был уже ст.л-т, женат, имел дочь одного года. В таком же положении были и мои однокашники по Одесскому училищу, которые учились на нашем курсе ВМОЛА, Шустов А., Дымов В., Зубов Ю. А всего из нашего училища на нашем курсе ВМОЛА учились 23 человека.
       Учеба давалась легко. Вот только уделять внимание и время красотам и огромному культурному богатству Ленинграда нам (особенно семейным) приходилось, к большому сожалению, очень мало. После шести лет учебы снова на ПЛ в Лиепаю. Снова Балтика, добавились Атлантический, Средиземное в самый разгар холодной.
       После четырех лет ПЛ — пять лет свежего ветра кораблей разведки (Балтика, Атлантика), специализация по хирургии, ст. врач отряда, жилье в Балтийске.
После всего этого — начальник поликлиники гарнизона Балтийск. Через два года предложили по замене Север, спец.поликлинику 1-й флотилии АПЛ. Обдумав, согласился и потом не жалел. Убедился за время службы — чем тяжелее условия, тем проще и искреннее отношения между людьми. Да и природа Севера очень понравилась.
       Через 4 года Севера написал на увольнение (выслуги сверх, жилья кроме Севера нет). На рапорте Горшков (главком) начертал: "+5 лет". А зачем мне эта веселуха. Через пару месяцев сказали: "… найдем тебе полковничью должность". Я отказался. Еще раз написал на увольнение. Мне показали еще раз заключение главкома. Тогда в разговоре с особистом как бы между прочим я сказал, что дочь моя вышла замуж за поляка (училась с ним в одной группе института) и уезжает в Польшу. Все. Через 20 дней пришел приказ главкома на увольнение.
       Куда податься? Хорошо, брат предложил пожить у него в Могилеве.Он в то время был главным невропатологом области. Вместо положенных шести месяце ждать жилье после увольнения пришлось жить у брата 4 года.
      Получив жилье в Могилеве, поехал в Одессу к Шустову. С ним зашли к однокашникам по ВММУ, посидели, поговорили и они предложили поплавать на круизном теплоходе ст.врачом. «Только давай быстрее оформляй визу». Я «ЗА». Но визу «НИЗ-ЗЯ — дочь за границей». После этого практически организовал одну городскую призывную комиссию (до этого было три малых комиссии). Меня назначили ст. врачом городской призывной (нештатно — деньги небольшие платили в поликлинике). Этот вариант, кстати, подсказал мне ДУДАРЕВ Е.С.(добрейшей души был человек) при одной из наших встреч выпускников. Работалось хорошо. Главное, что устраивало, сокращенный день и никто особенно не мешал работать. За 21 год этой работы взяток не брал — отучил с первых дней. Можно было бы работать до сих пор, но подвело зрение. Сейчас, когда зрение немного наладилоь после 4-х операций, предлагали вернуться на ту же работу. Но за 4 года уже многое поменялось. И уже привык без работы, а сначала было тоскливо.
       А сейчас: домашние дела (все ремонты только сам), гараж, ремонт своих «жигулей» тоже самостоятельно, чтение, компьютер, фото и т.п. И, самое главное, ежедневный просмотр бесконечного сериала или фантастического триллера (в зависимости от настроения) со своей женой в главной роли.

Тельпов В.Д.               

ТЕЛЬПОВ ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВИЧ 
1939 – 1994.

 В формировании общественного мнения, в том числе в руководстве Академии, о нашем курсе, как об общности не ординарной, значимую роль прежде всего сыграли обстоятельства жизни ряда сокурсников персонально. Среди таких персон достойное место занимает личность Володи Тельпова. То, что он среди нас поднялся на одну из самых высоких ступеней карьерной лестницы, органически вытекает из его внутренней сущности или характера. Жизненный путь Тельпова Владимира Дмитриевича был и извилистым и тернистым, начиная с прихода в медицину. В медицину он пришел перед сроком призыва в армию. Технарь в предыдущей работе, технарь в мотоспорте свое призвание почувствовал явно не в техническом направлении. Где работал, там, в Тернополе и поступил в мединститут. Родина под Воронежем. В Воронежский мединститут Володя и перевелся на второй курс. Второкурсники уже не новички, оценивают пришельцев придирчиво. Низкие брови и буравчики глаз создавали первое впечатление о нем, как о товарище нелюдимом. Но Володя был и сам мастером юмора, и тонко чувствовал юмор коллег. От его: «Хе-хе!» с широкой улыбкой курносая физиономия гарантированно наполняла круг собеседников весельем. Что может быть привлекательнее для коллегинь? Появление близкой подруги не заставило себя ждать. Потом замаячила и перспектива породниться с весьма состоятельной по тем временам семьей. Но Володя уже тогда был личностью. Как только он усек диктаторские замашки Людмилы, то сразу же поставил все на должные места. Драма быстро разрешилась сама собой по причине перевода Володи в Питер во ВМОЛА им. С.М.Кирова. В новой среде Володя, как свой в доску, был принят в числе первых. Наиболее близкие к нему друзья сохраняли теплые отношения с ним до конца дней даже разделенные пространством. Постоянство Володи оставалось его характерной чертой во всех отношениях. Время учебы в академии – юность – закономерно сопряжено с выбором спутницы. Для Володи с его внутренним обаянием и врожденной мудростью в любви особых проблем не было. Галя – не из последних красавиц студенток педиатрического института. Ее связь с Володей стала вполне естественным продолжением жизни. Иногородний Володя не торопился навязываться в зятья солидной ленинградской семье. Очевидно, что в представлении родителей Гали непорочная дружба дочери с Володей затянулась. Когда Володя попросил у родителей Галиной руки, будущий тесть, сидевший за общим столом, даже вилку уронил. Никаких ошибок юности. Кончилась учеба. Галя с малышкой Ирой последовала за мужем в Заполярье. Там еще и Тамара появилась. Физиолог на спасателе – это не врач на подводной лодке. И походы почаще, и в базе дома не каждый день. В общем, у Гали судьба типичная для морячки. У Володи всегда отмечалась склонность зрить перспективу. На службе эта склонность побуждала его заглядывать глубже инструкций в обеспечении здоровья водолазов. За его выводами из дополнительных анализов крови водолазов следовали организационные поправки. Вполне закономерным стал переход еще молодого физиолога из экипажа спасателя во флотскую лабораторию подплава. Из этого заведения выходили не только результаты анализов обстоятельств автономок, но и практические организационные рекомендации командованию. Там Володя получил хорошую основу для последующего развития своих организаторских способностей. Далее было теоретическое укрепление на факультете усовершенствования. И здесь Володя не переставал зрить перспективу. Его исследования пластмасс, применяемых в кораблестроении, явились значимым вкладом в совершенствование контроля за качеством внутрикорабельной среды. Научная работа не была его увлечением. Его удел – организация. Эта особенность В, Д, Тельпова не прошла мимо внимания командования, с благословения которого он дослужился до заместителя начмеда КСФ с перспективой дальнейшего роста. Если человек талантлив, то он талантлив во всем. Чутье к передовому, к лучшему было присуще Володе не только в службе и семейной жизни. Оно проявлялось и в его отношении к искусству. В их с Галей жилище еще с этапа коммуналок друзья всегда могли послушать лучшую музыку. Стремясь к музыкальному обеспечению не только жилища, но и быта  Володя один из первых среди сокурсников обзавелся редким тогда портативным магнитофоном. Раньше его «Романтик» был куплен Юрой Мельником. У Володи раньше всех появилось солидное собрание записей песен В.С.Высоцкого. Это в 60-е-то годы! Собрание имело кодовое название «куплеты» и от Тельповых перекочевало на пленки многих друзей. Целеустремленность, трудолюбие, дисциплинированность – что еще требуется от офицера для отцов-командиров? И вот тут-то не обошлось без перебора. Спустя годы многие сокурсники с сожалением вспоминают, как Володя поддался настоятельной рекомендации командования уехать на лечение в Центральный госпиталь. Коллеги судачат, что дома в Североморске исход операции вполне мог бы быть лучше. Но история не терпит сослагательного наклонения. Владимир Дмитриевич Тельпов остается одной из самых светлых личностей в памяти сокурсников, а Ирина и Тамара выросли достойными отчества Владимировна.

·       Текст сознательно не подвергался коррекции. В медслужбе на севере Володя Тельпов имел статус полевого начальника медицинской службы СФ, и очень этому гордился (он участвовал во всех командно-штабных учениях в должности  НМС флота).

Мызников Игорь Леонидович

 

                     Родился 18 ян­варя 1964 года в городе Лиепая Латвийской ССР в семье военно-морского врача, русский. В 1981 году окончил среднюю школу в г. Балтийске Калининградской об­ласти. По окончании общеобразова­тельной школы в 1981 году поступал в Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова (г. Ленинград), но не прошел по конкурсу. С сентября 1981 года по июль 1982 года работал почтальоном. С августа 1982 по июль 1988 гг. обучался на факультете подготовки врачей для Военно-Морского   флота   в   Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова.

С августа 1988 по май 2000 гг. исполнял различные (с продвижением по службе) должности в 127 Медицинской лаборатории Северного флота, а в период с февраля 1995 по сентябрь 1997 гг. - ВРИД начальника 127 Медицинской лаборатории (флота) - главного физиолога Северного флота. С 31 мая 2000 года - начальник медицинской службы Видяевского района базирования сил Северного флота (приказ Командующего СФ от 24.04.2000 N0153).

Имеет опыт медицинского обеспечения экипажа атомного подводного крейсера стратегического назначения в период длительного автономного похода (1989).

В 1995 г. с отличием заочно закончил Санкт-Петербургский филиал Всерос­сийского института промышленной собственности и инновации, где защитил ди­пломную работу и получил квалификацию "патентовед".

В 1993 г. основал на общественных началах издание "Морского медицинского журнала", став его ответственным редактором, а в 1994 году - Научное общество морских врачей, возглавив его.

В 1998 г. в должности заместителя начальника 127 Медицинской лаборатории (флота) защитил кандидатскую диссертацию. В 2001 году был избран членом-корреспондентом Международной Академии наук экологии, безопасности человека и природы (МАНЭБ, г. Санкт -Петербург).

                Автор и соавтор более 350 научных трудов по вопросам морской медицины, профпатологии, физиологической адаптации и математического моделирования в био­логических системах, опубликованных в центральных медицинских и академических научных журналах, а также в зарубежных научных изданиях, одного руководства по морской медицине. Автор ряда серьезных монографий по военно-морской медицине и медицине вообще. Например, «Отдых на этапах учебно-боевой деятельности подводников». Изд. 2, дополненное и переработанное. СПб.: 2010. Им впервые в научной практике применены для описания процес­сов адаптации основные положения теории термодинамики биологических систем И.Пригожина и моделирование в цепях Маркова. На основании анализа архивных ма­териалов по заболеваемости на боевых службах за 1967 - 1995 годы построена закон­ченная модель эпидпроцесса в экипажах кораблей в длительных автономных походах. Под его руководством специалистами 127 Медицинской лаборатории в рамках совме­стных тем НИР с 1 ЦНИИ ВМФ (кораблестроения) была разработана концепция под­вижных психофизиологических лабораторий (1997) в основном реализованная в серии ныне эксплуатирующихся в ВС РФ промышленных образцах. Разработаны алгоритмы реализации моделей оперативного контроля за функциями операторов в рабочем цикле, боевой информационно-моделирующей системы в интересах медицинской службы тяжелых крейсеров.

В период руководства медицинской службой Видяевского района базирования продолжил традиции гарнизонных медицинских научно-практических конференций (2001 и 2004 гг. - Первая и вторая НПК «Медицинское обеспечение сил флота в условиях Кольского Заполярья») заложенные еще первым начальником медицинской службы Первой флотилии подводных лодок СФ Д. П. Зуихиным. Активно привлекает к занятиям научной работой своих подчиненной, лично руководит подготовкой 4 кандидатских и одной докторской диссертации, сам выполняет диссертационное исследование на соис­кание ученой степени доктора медицинских наук.

В период службы на Северном флоте неоднократно поощрялся в приказах выше­стоящего командования: Заместителя Командующего СФ по тылу - Начальника тыла СФ(1999), Командующего Северным флотом (1989, 1990, 1993, 1995) и Главнокоман­дующего ВМФ (1994). Награжден Почетным знаком Губернатора Мурманской области «За доблестную службу в Заполярье» (2003), медалями МО РФ трех степенней «За от­личие в военной службе». Уволен из ВС РФ в 2012 году. Живёт и работает в г. Санкт Петербурге.

Дворников Владислав Геннадьевич.

           Родился 17 мая 1947 года в г. Изюм Харьковской обл., Украинской ССР. В 1965 году окончил 11 классов 334 средней школы г. Ленинграда. В 1966 - 1970 гг. проходил учебу в 1-ом Ленинградском медицинском институте, в 1970 по 1972 гг. продолжил учебу на военно-морском факультете I Горьковского медицинского института. С 1972 по 1979 год проходил службу в должности НМС пла Б-427 19 брпл 6 Эскпл ТОФа (три длительных боевых службы: ноябрь 1973 - июнь 1974 гг., февраль 1975 - январь 1976 гг., август 1976 - март 1977 гг.). В 1981-198З гг. обучался на факультете руководящего состава («ОТМС») ВМедА им. С.М. Кирова. С 1983 по 1992 год  флагманский врач 18 дипл 1 Флпл (руководил подготовкой к длительным автономным походам около 20 такр проекта 941).

С 1992 по 1994 гг. - флагманский врач 9 Эскпл СФ (подготовил медицинскую службу кораблей к 8 автономным походам), с 1994 но 1995 гг. начальник медицинской службы Видяевского района базирования.

В 1995 по 1998 гг. главный санитарный врач Арктической группы пограничных войск, 1998 - 2002 гг. - начальник поликлиники регионального управления Федеральной пограничной службы, с 2002 - начальник военно-медицинской службы Арктическою регионального пограничного управления Федеральной службы безопасности РФ.

Награжден медалями «За боевые заслуги» (1978), орден «За службу Родине в ВС» Ш ст. (1986), почетным знаком Губернатора Мурманской области «За доблестную службу в Заполярье» (1998).

 

 

Email: vit130144@yandex.ru

V.V.Dovgusha