Растоптать.

Для каютного пользования.

Экз.№___

ВМФ РФ

Мамедов. Р.Г.

 

 

 

 

 

 

 

РАСТОПТАТЬ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

г. Балтийск.

2002-2003г.


 

Он все знал, но забыл,

   Он хотел, но не смог.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эта самиздатовская книга не подражание Покровскому, не «обсирательство» командования. Это просто другая точка зрения на то, что фактически имело место в жизни, и было увидено мной, или кем-то мне рассказано. Я лишь немного утрировал, и изложил рассказанное на бумаге.


 

РАСТОПТАТЬ

 

            О чем думает лейтенант в первый раз идущий на корабль, на свой первый корабль, корабль 1-го ранга, ЭМ «Беспокойный», с кортиком, в белой рубашке из Питера, из училища… Он думает о том как будет служить, о том как поднимет службу, будет учиться, проводить занятия с матросами, о новых друзьях, о девушке в Питере. Он еще не знает сколько балясин на трапе, и про розовый парашют, и про «земанов», и про то, что командир корабля думает совсем не как он.

            Что же думает командир корабля первого ранга, эскадренного миноносца, видя у себя в каюте молодого лейтенанта, в белой рубашке, «Пришедшего по случаю назначения…»?

            Командир думает что это очередной урод, ничего не знающий и ничего не умеющий, ничего не желающий и только видящий как «насрать» командиру, удрать с корабля, разложить личный состав, развалить матчасть и забить «болт» на ведение документации. Кэп видит врага. Потом он вспоминает, что за последние пол года уволилось столько, что уже на трапе стоять некому. И Кэп уже видит лейтенанта на трапе, с кортиком, грязного всего, все вечно проебы-го. В общем, еще одного урода. Потом выясняется что у этого самого урода такая специальность, с которой больше года на его корабле никто не служил. Потом, что вообще больше года на его корабле мало кто служит. С любой специальностью.

            Потом лейтенант протягивает удостоверение, 5-ть дней ходит чужим и никому не нужным по кораблю, кое-как принимает дела и идет на доклад к командиру:

- «Товарищ командир, дела и обязанности принял».

О лейтенанте вспоминают. Контрольные листы на все и вся (офицеров не хватает!), листья, картошка, Трап. «Всем сидеть, всем сосать!» Кубрики, личный состав, бирочки с коечками. «Лейтенант!».

И началось…

Теперь главное испугать, раздавить, РАСТОПТАТЬ. Послать учить, зачеты сдавать, и книжек не дать. Заставить документы делать «Как хочешь!», и доставать их «Из жопы!». Дать 5-ть дел одновременно и сразу трахнуть еще за 5-ть дел. Так, для профилактики, чтобы понял он, чтобы почувствовал он, какая он сволочь, и в какой жопе его заведование. И лишить его денег, схода… Да чего угодно. Чтобы понял он наконец что так жить нельзя, чтобы боялся он, чтобы чувствовал себя виноватым во всем. И ничего не объяснять, не показывать, чтобы сам он все понял, сообразил, догадался, и разобрался. И главное задолбать. Чтобы времени не было у него, у урода, вечно спящего гада, времени на зачеты и соображения с изучением. И трахнуть его за зачеты. А потом построить его вместе со всеми и по одиночке, раз 10-ть в день, каждый день, чтобы понял он что не все так просто. И начал учиться. И снова в наряд, на работы, куда угодно… И чтобы не возмущался, а если возмутиться, то тут же выговор с неминуемым лишением. Что бы понял он, гад ползучий, что надо – это надо. А жопа – это жопа. И снова трахнуть его, за зачеты. Чтобы устав он учил стоя на Трапе. И трахнуть его за то , что устав он учит на Трапе. Чтобы учил он его втихоря. А главное трахать, трахать и трахать. Затрахать его и задолбать, а то разберется во всем и все сделает правильно и трахать будет не за что, гада этого, лейтенанта.

  И вот ты, лейтенант флота ее Величества РФ, пять лет учившейся за счет дяди МО, не спеша топаешь по тропинке, в белой рубашку с галстуком на резиночке, с кортиком, глаженный, отпаренный, еще ни разу не траханный, с розовым парашютом за спиной к лучшему эсминцу на этой планете. Идешь по той дорожке, по которой уже через три дня и всю оставшеюся жизнь, даже во сне, будешь бежать в любом агрегатном состоянии, но уже совершенно в другом направлении.

  Идешь по трапу…5-ть секунд, и ты еще не знаешь что переступил все 24 балясины и мимо мелькнуло по 50-ть дырочек с каждой стороны от надписи «Беспокойный». Еще не знаешь что это твой личный рекорд по подъему на корабль, быстрее может быть только спуск. И 5-ть секунд уже через 5-ть дней превратятся в 8-12-ть часов через день, каждый день. И слово Трап ты будешь писать с большой буквы в любом предложении, и это слово станет синонимом слова Флот. Тоже с большой буквы.

Свершилось…Пришел…Розовый такой, живой, не еб-ый. С парашютом за спиной. Пришел…И ах…л.

-        Как же так?

-        А вот так.

-        А это как?

-        А как хочешь. Хоть из жопы!

-        А где?

-        В пи…!

Через 5-ть дней о тебе вспомнили.

-        Химик, ик! Где план?!

-        Какой план?

-        Какой план??? Какой план!!! План!!! Где!!!

Глаза вылезли. Розовый парашют сжался. Раскроется он через несколько дней, прочно зацепясь за Трап. А сейчас он сжался, и мозги работают. Они еще могут. Они думают. А уже через месяц на любой вопрос будет готов ответ: «Есть!»

-        Что есть?!

И пасть готовая тебя съесть, сожрать. И звездочками не подавиться.

-        Есть, товарищ командир.

Это потом внешний вид лейтенанта будет показывать Ужас. За тот самый план который должен был быть, но которого нет. А быть он должен еще месяц назад, когда ты – тварь, был в отпуске, а еще лучше: «Тогда, когда сами знаете когда, лейтенант!!!»

      А сейчас: «Где!!!» вот здесь и сейчас. Где!!!

-        Но, товарищ командир, Сычев…

Все… Триггер в голове у командира щелкнул. Сычев – импульс. У командира-полковника начались дикие фантазии сопровождаемые галюцинациями.

-        Вон от сюда!

Все, мир спасен. Нашли спасение, пусть и такой ценой. Часа на три. Потом он снова спросит:

-        Где!!! Чем вы занимались!!!(это не вопрос). Да, вы химик!!!

Где – это не вопрос, это ответ на другой вопрос. На все другие вопросы. Это «нет!» Нет сложности с напряженностью, и схода тоже нет.

И снова «Где!»

      А это уже серьезней.

-                   Товарищ командир, а как его сделать?

-                   Как! К-а-к ! Химик …, …. …. в…. ….. на …..!!! На …!

Ты - … . особенно если химик. Химики они все такие, от рождения. Так природа устроена. Так командир думает. Если химик, значит -… .

            И вот так, ты Химик ее величества РФ, или попросту говоря - …, начинаешь службу. С лучшим командиров, на лучшем эсминце на этой планете.

 

ХОРОШИЕ И ПЛОХИЕ

 

     Здесь все плохие, абсолютно все. Кроме командира конечно. Он у нас хороший, самый лучший, с обостренным чувством жопы. И корабль тоже лучший хоть и не ходовой нихрена, и травматизм дикий, и неделями не вынимая, и нет ничего и все в завале, но… Но главное как преподнести, как «поляну накрыть» кому следует, и рассказывать о том какие мы, и какими мы еще станем, и что мы можем. И непременно в кают-компании. Только там ставят оценки, там о нас складывается мнение как о самых-самых…

      Зам у нас тоже лучший. Хи-хи, ха-ха, выговор. Об-хо-хо-че-шся. «Начхим! Почему не стрижены?!» И взгляд полный замовского ужаса, самого ужасного ужаса из всех существующих ужасов.

      Все. Все хорошие кончились. Мог бы еще старпом быть, но ура, старпом старый кончился, а нового еще не назначили. Остались все остальные. А весь остальной офицерский состав – плохие, или попросту говоря – у…и. Это те кто еженедельно, ежедневно, ежеминутно разваливает корабль. Тот самый-самый, с тем самым-самым. Это гады, которые уже после недельной «сидячки» на корабле рвутся домой. Это те кто, и тех за кого. Кэпа…

А кэпа тоже…

Но те кто … Кэпа нашего, это люди полубоги. С ними даже разговаривают, спрашивая предварительно разрешение. И ты им тоже можешь стать, человеком-комбригом. Со временем. Если забрало опустишь и орать начнешь. А пока ты с теми самыми, на которых. И которых трахать надо постоянно. И если их не трахать! Не лишать интенсивности со сложностью, и схода с напряженностью, и напряга со сходом, а если и сход то только с напрягом. Тихой рысью, с чувством вины. И если, то…

То каждый будет заниматься своим делом, а листья будут падать, падать, падать…на палубу!

-  Листья!!! Все в говне!!! Корабль в говне!!!

Как же без этого. Без листьев. Без этого уже не флот а группа специалистов. Без листьев флота нет. И Трапа тоже нет. А если Трап без листьев, то со снегом, а если без снега, то грязный как…А если Трап вымыть и никого на него не пускать и ничего на него не ставить, то – «Как вы стоите!!! Дежурный по кораблю!!! Научите вахтенного офицера стоять!!!»

      Гады, одним словом…

 

ТРАВМАТИЗМ

 

         Травматизм – это за что человек-комбриг е… кэпа, а кэп всех остальных. С травматизмом борются нещадно, но он вылезает то в 6-м кубрике, где все должны были давным-давно сдохнуть от пахового грибка, то в коридоре команды №3, где не разошлись матросы разного срока службы.

            Травматизм беспощаден, даже к офицерам.

            Дзынь-дзынь-дзынь. Спешишь, построение. Дождь, палубу покрыли соляркой. И вот небо резко уходит вправо, затем вверх. Уже не спешишь. Лежишь. Птички летают, лампочки смотрят сверху. Раньше этого не замечал. Тихо. Рельсы сбоку. Ящик «ГС», минная тележка.

Нечто страшное, абсолютно  не русское, в серой каске, бушлате и спасжилете появляется где-то сверху и смотрит, смотрит, смотрит… «Тащ, вы живы?».

            Не знаю, наверное. Зеленка творит чудеса. «Тащ, вы только пилотку не снимайте». И вот ты уже снова на Трапе. Значит жив…

 

А как-то раз ЗАМ построил матросов, по срокам призыва на юте, и устроил тщательно спланированный геноцид с особым цинизмом - тотальный телесный осмотр.

Форма одежды: трусы, тапочки.

И ходит сам ЗАМ вдоль строя, с дрыном, и осматривает… Синячки там всякие.

- Трусы снять!

И земы сняли…

С полсотни  зем, в «негляже» постоены вдоль борта чудо корабля двадцать первого века, на юте.

А вдоль соседней причальной стенки девчонки гуляли. Не знали они что у нас все так… Серьезно. Бывает. И увидели они картину…

Неописуемую…

Нет... Наш флот понять непросто…

В него верить надо.

 

ТРАП

 

     Трап – это п…ц. Полный. П..ц длиною 8-мть метров и массой пол тонны. Четыре, восемь, двенадцать часов… и это не предел. Но трап это все-таки жизнь, а жизнь на Трапе это п…ц, а п…ц на трапе…Постоянный. П…ц – это состояние вахтенного офицера (вахтенного мичмана, вахтенного контрактника, просто вахтенного), это жизнь на трапе. Это особый вид жизнедеятельности биологического вида в условиях мало пригодных для существования, когда экологической нишей является Трап.

Бесполезно вспоминать Дарвина. Эволюции нет. Зато есть мутации, сопровождаемые деградацией и зрительными галлюцинациями командира. Есть снежинки летящие параллельно земле, 24 балясины, и 4-х часовой взор в одну точку.

      Я открываю глаза – вижу Трап, я закрывая глаза – вижу Трап. Будто я родился, вырос и всю жизнь прожил на Трапе.

      Счастье…

Это когда ночью летишь параллельно снежинкам по шкафуту, влетаешь в каюту, и снимаешь свитер, свитер, свитер… За печку и рылом в подушку. Это счастье.

            Заступая на Трап знаешь что до смены еще далеко, но как далеко начинаешь понимать через час, через два уже ничего не понимаешь, стоишь. До тех пор пока холод не залезет под шинель, и не станет совсем плохо. А потом… А потом стоишь дальше.

      Жизнь это Трап, а Трап это Флот. Следовательно жизнь – это Флот. Выходные? Это как с проститутками о любви разговаривать. Я не говорил с командиром о выходных, я написал рапорт. «Прошу предоставить…к основному отпуску…за неиспользованные выходные…». Нет, командир не орал. Он читал и не понимал. Не понимал долго, потом понял и заорал. «Химик!!! Вы пе-ре-ра-баты-ва-е-те!? Это что?! Вам предоставят!!!».

Я ушел. Мне действительно предоставили. По частям. В лучшее время года. Для пингвинов.

      Ведь мы работаем один через одиннадцать…месяцев.

 

ФАНТАЗЕР

 

Наш командир фантазер. А фантазирует он постоянно, особенно на построениях. Когда он фантазирует, тот на кого он фантазирует, покрывается мелкими капельками командирских фантазий.

Фантазии у командира дикие, особенно когда он возвращается от человека-комбрига. Вместе они фантазируют редко, все по отдельности. Самые дикие кэповские фантазии сопровождаются галлюцинациями и членораздирающими криками на юте. Тогда и сам уже представляешь как  глаза земана вылезают из иллюминатора по самые плечи. Как окровавленный зема, весь в параше, вываливается из люка на голову министра путей железных дорог. Как…

Так фантазирует кэп, а он фантазирует постоянно.

 

ДОКУМЕНТАЦИЯ

 

Нет, книги это совсем не то что вы думаете. Это гораздо шире. Документация – это книги и все что с ними связанно. Это понятие широкое. ЖБП – шире некуда.

Приказы – тоже широко, но не так. Если только это не приказы о наказании. Здесь широта командирской фантазии кончается далеко за пределами нашей галактики.

И вот ты, молодой, не траханный, собрав все книги своего предшественника, идешь к Нему. Ты еще не знаешь что титульный лист это лицо книги. А титульный лист в конце книги…Нет, не затылок. Пониже немного.

Вот Он взял инструкцию и начал читать. Командир знает все цифры и наверное все буквы. Он читал, читал, и кое-что вычитал. «Химик, а почему?» Я молчу, что значит «а почему?» знает только командир. «Как же так, химик?» и делает удивленные глаза. Он всегда так делает, и всегда говорит «Как же так, офицер?» Он продолжает: «Почему на корабле первого ранга не проводится…э…(лезет в инструкцию) эта х-ня, контроль радиационной обстановки…». Я снова рассказываю про неисправную АРК, отсутствие аккумуляторов, которые нельзя достать, попросить у механика и вытащить из жопы. «Как же так! Офицер. Так мы не можем?» Мы не можем, ничего. В моих химических кладовках лишенных света, связи и всякой надежды крысы давно обгадили все что могли (а могли они многое, постарались). А СПР давно пора заварить и досками заколотить. Туда даже дембеля заходить бояться.

-           Товарищ командир, химия в жопе!

-           Как же так? Чем вы занимаетесь?

   Действительно, чем? Ну трап через день, часов по 8-12, ну построения с листьями – постоянно, ну обходы корабля по ночам, кубрик, приборки, документация – это не вопрос, наряд – в легкую. «Как же так?» Ему по херу, в принципе. Листья важнее, но все же…

-     Товарищ командир. Гамма-фон составляет 9 мега рентген в секунду.

Кэп делает понимающий вид, хотя интеллект просматривается слабо. Ему по херу, в принципе…

Главное записать. В книжечку.

 

СМОТР

 

         Смотр корабля это всегда страшно. А смотр корабля командиром корабля…Тут без раздачи слонов не обойдется. Никак. Здесь не важно что, главное как. «Как же так?» и вперед, вниз, вправо и по коридору офицеров №5 только вперед. Можно и назад и вниз, можно куда угодно. А как это делается наш командир знает в совершенстве. В комбезе, страшный, с фонариком он уже лезет... И не важно что, главное «Что!!! Это что!!!» и можно вперед и вправо, вверх и влево. Куда угодно. Шаг вперед и уже «Почему!!!» И уже не так  важно что и как, сейчас важнее «Почему!!!». «Почему эта х-ня ТААМ!!!» и вот уже сразу : почему, что и где! И самое главное : «Как же так!!!».

            Все разошелся…Розовый такой, в камбезе, с крючком.

Все, теперь только вперед и вверх, без страха и с упреком.

-           Б-ть, это кто!!! А это что!!! Где!!! Бирка, где!!!

-           Какая, тащ командир?

-           На жопе, вашей. Где! А это что!!! Что это!!!

И в самом деле что? А, это…

-        Это грелка.

-        Это х…, на …..!!!

-        Есть, на …

Кто-то на стены в каюте вешает картины, кто-то грамоты, кто-то вымпела. Каждому свое. Я повесил маску от ПДА. Нет, я не хотел привести кого-то в ужас, просто грамот еще не заслужил, вымпелы тоже, а картины командир рисует каждый день в красках. Я повесил ПДА.

- Это… Что!

-     Это мой Бог…

Бог улетел в угол.

-     Тараканы! Что они там делают?

-     Они там живут…

От нашего командира тараканы обычно убегают. Эти видимо не успели.  Их забрызгало и разбросало.

Дальше был мат, слюни, снова мат и снова слюни. Потом командир ушел. Наступила тишина и тараканы вернулись, кроме тех которых забрызгало. Книги стали на свое место, бог тоже. И жизнь пошла как и прежде, до следующего смотра.

А кэп лез дальше, круша и полевая слюнями все. Цель смотра была достигнута.

 

ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА

 

         Это те кто спит в своих теплых кроватках по ночам, кто летом отдыхает  в Сочи и каждый день бывает дома. Это те, у кого 2-а выходных в неделю и рабочий день с 9:00 до 18:00, с перерывом на обед. Это те, кто по Трапу ходит боком, пригнув голову, шарахаясь от щитов с надписью «127 V - опасно для жизни». Те, кто на банкете в кают-компании говорит о Флоте, долге и чести… Это все те, но не мы.

            А мы с нашим командиром сходим с ума. Конкретно. Матросы занятые приборками большими и малыми, постоянными и бесконечными, красящие и драящие за 5 рублей в день, запираемые в столовой команды, а за пять минут до этого радостно кричащие «Здравия желаем …!». Это мы, кто сутками не вынимая, не слезая, по отсекам с фонариком. Это мы на кого направлены дикие командирские фантазии и слюни.

            Это неделя полная ужаса, утро полное страха, 15 минут славы и все. Уехали. Тупая радость, счастье что все, отстрелялись и можно домой, если не в смене…Что все, кончилось. Кончилось, чтобы начаться заново, через неделю. И снова в жопе, в говне, в слюнях, выговорах, с фонариком по отсекам…

            Что я видел на флоте? Жопу в пол неба. Большую такую, как у кэпа, только в пол неба. Полную говна...

 

УЧЕБА

 

         Учеба, как травматизм с идиотизмом на флоте постоянно. Времени на учебу не хватает категорически, но она идет семимильными шагами, правда только на бумаге. Но это уже мелочь.

            И так ты начинаешь первое занятие с личным составом. Книжку прочитал, планчик составил, конспектик. Все как учили. «В термоядерных зарядах…гомотермический шар…уран-235…является также,…смесь дейтерия и трития…мощность взрыва выражается как частное…»

            Смотрят, смотрят, что-то чешут… смотрят как на идиота, недоумка. Слишком много новых слов. Эффективность 0%.

            Через месяц, без планов и конспектов: «Вот такая х-ня, бомба …., как….и всем…» Смотрят, что-то чешут. Смотрят и чешут одновременно. У самого умного появляется идиотская улыбка, значит что-то понял. «Ты береш эту х…. и х-чишь там, а ты берешь эту … и там ….» Поняли, х….т. и главное ночью, в дождь и слякоть свою х.. найдут, не спутают, замутнеют но найдут. Специалисты…

            Учили и меня, в школе 10-ть лет, что-то знал. В училище 5-ть лет, знал что что-то знаю. На флоте научат, а не хочешь – заставят, и все равно допустят. Главное чтобы бритый был и глаженный. Тогда нормальный, сойдешь.

 

ФЛАГМАНА

 

Допуск корабля. Все в мыле и в жопе. Пришли флагмана.

-   Лейтенант! Как так получается? Это что?!

Специалист флагманский в изумлении, а я не в курсе. Земаны провели модернизацию. Уроды. К дембелю, или самодельному кипятильнику.

            Искры, дым. Земы прячутся. Значит опасно…

Допуск прошел, оценка – жопа. Флагмана начинают работу:

-       Это сделать, это получить, это… Это жопа…

Специалист полон благих намерений:

-       Я доложу о вас комбригу!

-       Докладываете…

-       Что! (молчание). Меня же  вые…т.

На докладе флажок доложил человеку-комбригу о том что матчасть исправна, корабль готов к выходу в море…

Его не в…, мы вышли в море. А в море сгорел пульт управления. Не выдержал издевательств. Его починили матросы. Скотчем и кухонным ножом. Все вынули, вытащили, к лампочкам подвели питание 12В. Собрали совершенно новую принципиальную схему. Розетка-реле-лампочки. Переключатели оставили, для красоты и правдоподобности. На ЦКП было как в ЦУП-е. Все горит, все мигает…

Через год приехали промы. Включили, обалдели. Вскрыли, не поняли. Перекрестились. Снова включать не стали. Достали толстые книжки, и снова не  поняли.

Все выдрали, вставили новые блоки. Работали долго – неделю. С тестером, толстыми линзами в очках, формулярами, ЗИП-ом. Сделали, уехали.

Через неделю зема полез в пульт за письмами с жевачкой, что-то задел головой, и что-то сразу сгорело. Лампочки потухли.

И снова земаны с ножом кухонным, кувалдометром отремонтировали все за 15 минут. И снова было как в ЦУП-е.

Потом пришел флагманский. Пришел с проверкой. Пришел и не понял. Как-то все мигает не так как должно, а мигать вообще не должно. Не понял и ушел, записав что все исправно и корабль к бою и походу готов.

 

КОЛЯ

 

Коля командир БЧ-4. Коля большой, квадратный. Коля добрый и пушистый, иногда. Но большой и квадратный, всегда.

Как-то ночью зема стучался в мою каюту: «Тащ, прошу разрешения». Меня не было, я был на обходе. Но зема этого не знал. Ему сказали, он не понял. Он всегда все понимал с третьего раза или второго подзатыльника. И сейчас он не понял и стучался в каюту.

Коля спал. Он спал в соседней каюте.

«Тащ, разрешите» - стонал у моей каюты зема. Стонал и стучался дальше. Коля уже не спал. Он не спал уже минут 5-ть. Зема об этом не знал. Он стучался, стучался. И достучался…

Что-то большое сверху нависло над земой. Это Коля вышел из каюты. «Зема, я щас тебя покусаю» - сказал Коля и спокойно ушел спать дальше.

А зема еще час СКОБЛИЛСЯ… Пальчиками… По двери…И еще час что-то шептало: «Тащ, разрешите…».

Нет, Коля был добрый. Очень. Остановившись в корабельном проходе он прекращал в нем всякое движение. Морячок, идущий с ведром параши упирался во что-то большое, доброе и непременно квадратное. Это доброе смотрело сверху и улыбалось.

-         Тащ, прошу разрешения…

-         Проси.

-         Тащ, прошу разрешения…- не унимался морячок, уж очень надо было донести ведерко.

-         Проси. Ну…

Большое, доброе и квадратное улыбалось. Но стояло на месте…

Зему заклинило. Его замкнуло. Ведро параши беспомощно опустилось на пол. Зема тупил. Не понимал. Старался думать. Не получалось. И снова тупил, не понимал.

Морячок стоял на месте…Потом ушел, в обход. Его расклинило на вторые сетки, когда на голову рухнул люк. Килограмм 60…

 

МОРЕ

 

Как известно, любовь к морю прививается невыносимой жизнью на берегу. И вот оно, море… Стоишь на шкафуте и мимо тебя проносятся волны… Романтика…

- Ка-нтролерам!…Груп-пам за-писи! При-быть на ЦЕ-КА-ПЭ…  - доносится голос старпома.

- Начальнику химической службы прибыть на ЦКП! – сообщает уже другой голос из корабельной трансляции, через открытую дверь. Все, романтика кончилась…

Контролера АК-130 №1 не было. Он мерзко загорал на пляже. Он забил. Просто забил. И дико смеялся на пляже, когда видел нас. Уходящих в море. Дико смеялся, по злому… Люди так не смеются.

Я не смеялся, я был на борту. Мне было не до смеха. Я был вместо него. Контролером…Никто ничего не объяснял. Только сказали, чтобы бегом. Просто старпом думал, он знал, что я, хи-ми-к, всю жизнь стрелял из пушки. Как родился, и в море… Из пушки…

Я не стрелял. И в море я был в первый раз. И бродил вокруг пушки, залезая поочередно, в разные дверцы.  Я искал то, куда надо бегом…

-         Вре-мя ка-нтро-леров….. Осмотреть чистоту рай-она стрель-бы…О замечания доло-жить на ЦЭ-КА-ПЭ… - уже несется над морем.

И вот я уже нашел. Я залез. Туда. Куда надо бегом.

-         Я контролер!!!

Зема в шоке…

-         Что делать?!

-         Тащ, доложите…

-         Куда?

Зема показал, зема объяснил…

Потом был мат, много мата, залпы… И снова мат наполнил пушку. И дикий восторг, когда что-то сбили, и удивление, когда поняли, что действительно сбили, и сбили то что и надо было сбить.

Потом мы шли дальше. И это потом за нами шел торпедолов. Близко шел, метров 100… Стрельба учебной торпедой, неудачно. Атака подводной цели из РБУ-1000 … Почти удачно…  Слава Богу, что почти… РГБ чуть не накрыли цель. Правда не ту… Чуть не накрыли торпедолов.

Торпедолов сдуло сразу. На 3 километра…

Потом чуть не выехали на пляж. Как «Титаник» на айсберг. Когда командир думал что вахтенный офицер думает о море, а вахтенный офицер думал, в свою очередь, что о море думает командир, а сам думал о предстоящем переводе…

Но это было потом.

 

ОБ ЭТОМ

 

Вовка был большой специалист…По бабам…Он знал все, или почти все об «этом». Он и книги читал. Про это…

Как-то оставил мне книжку почитать, на дежурство. Толстую книжку, с картинками. Зеленую такую. «Секреты секса». 376 основных позиций…

Книжка оказалась интересной и посему осталась лежать в рубке дежурного по факультету. Утром пришел человек из строевого отдела. Пришел с проверкой. Он орал, кричал, все раскидывал, тыкал всех носом по углам, и орал…

И вот добрался до документации. Книги останавливала стена, и они беспомощно падали вниз.

-                     А это что? – спросил человек из строевого отдела, и показал на книжку в обложке. Ту самую книжку…

Мышь загнанная в угол не сопротивляется. Не правда…

Рассыльный улыбался в пол-лица. Нет, ему конечно тоже было страшно… Но, он предательски улыбался, скотина…

-         А это… Ну это… Высшая математика…

Лицо с погонами второго ранга сделалось умным. Впервые за эту неделю. «Учатся?» - подумало что-то внутри лица. И в памяти начали всплывать трехзначные цифры: 345,847,034,000… это уже высшая математика… он тоже в школе учился. А потом в спецшколе. А потом он вспомнил, как сам учился в спецшколе, и снова подумал: «Учатся… Нет!»

-         Дай-ка книжку…

          Книжку ему дали. В обложке. Он сначала не понял, зато понял потом. И начал орать. Собственно для этого он и приходил.

          Книжку он вернул через месяц. Сам. Только сказал: «Сынок, я 23 года живу с женой… 23 года…. Но чтобы ТАК…»

          Он не орал целый месяц. Он в 18:00 уходил домой.

          А в 18:05 уходили мы. Свободно. Через КПП…

 

ОТЦЫ КОМАНДИРЫ

 

            Командиры рот сидели в канцелярии… Сидели и пили. Иногда вставали, чтобы налить по новой.

            Крик «НАЧФА-А-А-К!!!» и команда «СМИРНО!!!» прозвучали как всегда неожиданно. Его, начфака, ждут всегда. И всегда он приходит неожиданно, и тогда, когда, сами знаете когда.

Командиры рот успели…Они успели закрыть дверь. На шпингалет…Изнутри.

ОН ходил по роте как тигр. ОН ждал командиров рот, которые вышли от него после вечернего доклада и пошли по своим ротам. Часа 2 назад…

      Он был здесь, а они все еще шли в роту. 360 метров…

-                     Ломайте дверь! Сказал начальник факультета и вся ДВС куда-то сразу отлучилась на минуточку, по приказанию… Но курсанту 2-го курса пути назад не было. У него был один путь – в канцелярию… Он тоще что-то лепетал про приборку, и тоже хотел прибраться как можно дальше. Дневальный второго курса отвечал за все, и даже за то, за что не отвечал. Он был виноват. Во всем. Потому что он – ДЭ-ВЭ-ЭС!

Кэпы тоже были виноваты. Они искали спасение в закрытой изнутри канцелярии. Как мыши крадутся к мышеловке, так и они крались к окну и говорили о том, что 3-й этаж это совсем не высоко, и выживали после падения с 4-го, 6-го, 22-го… И труба водопроводная крепкая. Ее меняли в 70-м…

А в далеком 70-м ее действительно меняли. Но вот новую поставить забыли.

Кэпы искали спасение… И даже тогда, когда их ломали они держали дверь. Изнутри. В режиме «Тишина». Они вели борьбу за живучесть канцелярии. Они всплывали на перископную глубину и вентилировали отсек в атмосферу. Они отстреливали закуску за борт, через ДУК, очень тихо. Вставляли стержень аварийной защиты с щеткой на конце в дверную ручку. У них не было газоанализатора на вредные примеси. Газовый состав воздуха они замеряли носами, лишь губами произнося что все, в норме, не пахнет. Но гамма-фон все же значительно превышал норму. Это было жесткое гамма-лимонное излучение…

 Но их все же взломали… Их взломал дневальный. Он пробил прочный корпус командирской канцелярии ломом. У него не было выбора. Он то же искал спасение от снятия с дежурства. Потом он долго удивлялся, как мог такой маленький шпингалет…

Но Кэпы успели упасть… На один диван… Впятером… И претворились спящими…

Их разбудил крик начфака:

-         Что вы здесь делаете?!

-         Уснули… Не слышали…

Начфак не мог орать. Он хрипел. Раздувался, опять надувался и снова хрипел. Потом он заорал одним двухчасовым начфаковским воплем.

А потом он их всех…

И за все…

 

КУБРИК

 

Кубрик для курсантов 5-го курса был средой обитания. Экологической нишей данного вида двуногих. В кубрике по рабочим дням недели учились. Методом прямой диффузии знаний через подушку. Учились все, особенно после ночных похождений. На нечто большее просто не было сил.

г. Пушкин, Среда, 10:37. Пятый курс спит в кубрике второго и пятого курсов. Пятый курс спит по всей роте.

- СМИР-НО!!! – кричало в углу и по роте на встрече начфаку уже бежит  дежурный. Секунды решали все. А куда? 3-й этаж, и единственную дверь загородило тело начальника факультета.

Но спасались организованно. Все. В считанные секунды закатываясь под койки, захватывая тех кто еще спал. 7-мь секунд, и ти-ши-на…

В кубрик зашел начфак.

-         Дежурный, а где доска документации? Что за ботинки валяются под койкой?

Ботинки полезли вглубь кубрика, под койку.

-         Это … -начфак в изумлении, дежурный в жопе.

-         Это… тараканы… наверное…

-         ТА-РА-КА-НЫ!!!

Через минуту все тараканы стояли в две шеренги. С тетрадями. И ручками.

 

НОВЕНЬКИЙ

 

Я стоял на Трапе уже 6-й час. А за эти сутки 10-й. Осеннее солнце согревало меня уже второй месяц. И оно было лишь тем хорошим, что оставалось у меня в ту минуту, когда по Трапу на корабль, зашел мичман которого я не знал. Он был новенький.

-                     А как к командиру пройти? – спросил мичман и его взгляд уперся в матроса в каске. Он тогда еще не знал, что матрос вышедший на палубу без пилотки, автоматически получает каску. Или каской. Как вариант.

Я объяснил мичману что надо сначала спуститься вниз, на стенку, получить разрешение дежурного по кораблю, и лишь потом подняться, и специально обученный Зема, поведет его, мичмана, по извилистым корабельным коридорам, набитыми матросами с тряпками.

-     А как здесь вообще? – спросил мичман.

-     Вообще здесь жопа конечно. – ответил я.

У меня была минутка до отдания очередного воинского приветствия и рассказал ему… Кое-что… без прикрас. Про то как мы здесь, и как здесь нас. И кого мы. И про зему в каске. И про то, что месяц не лишенный сложности с напряженностью прожит зря. Не про все, но про многое. За минуту.

Потом кое-что рассказал ему мичман не случайно вышедший на палубу за случайным матросом...

Мичман, новый взял сумку и ПО-СКА-КАЛ… В каюту командира.

-         Разрешите… Товарищ командир… Я не хочу у вас служить…

Командир в шоке. Слюни подкатили, но орать нельзя, не сейчас. Нельзя!

Командир не понимает. Как же так. Мичман всего 15 минут на корабле а уже не хочет. Его еще ничего не лишили: ни сложности, ни напряженности, ни схода… а он уже не хочет. Он еще не стоял на Трапе. Ни ра-зу… а уже все. Сдался. На него еще ни разу НЕ О-РА-ЛИ! А он уже не может. Его и на юте не строили, ни разу. А он не в какую. Он еще не сидел, ни сосал… и не хочет. Как же так?

Мичман жмет плечами. Ему уже стыдно. Он и сам не знает как же так получилось, что уже не хочет. Но ему уже плохо. А это уже хорошо. Значит уже боится ханурик, значит можно его, ханурика-мичмана, научить «Тому как НАДО! Достать! Из Жопы!» значит будет служить мичман. Значит будет доставать. Из Жопы…

 

ОБХОД

 

3:00. Начало очередного обхода офицера обеспечивающей смены. С фонариком по отсекам. Я уже могу и мысленно бродить по отсеком. Даже без фонарика. В темноте.

В кубрике спит земан. Он дневальный.

-         Слева! Наземный! Ядерный! Взрыв!

Зема падает вниз, на пол. Он встает, смотрит по сторонам тупым взглядом. И молвит:

-         Тащ, я не сплю… я ведь сам встал…я взрывы, я не знаю…нас не учили...

На его месте любой зема был бы примерно таким. Хотя они там все примерно такие…

Это наш примерный корабль…

 

ГОВОРЯТ  ОФИЦЕРЫ

«Мы так долго делали никому  не нужное, что когда оно понадобилось, оно все равно не работало…»

 

1.      Я вас поставлю двух командиров – напротив и ссыти друг другу в глаза.

(к1р ДЕМЬЯНЧЕНКО О.)

1.      У Вас бухгалтерия двойная, а камера будет одиночная!

2.      Офицер – это шимпанзеподобный обезьян.

3.      И эти сволочи не дают нам спокойно жить! Не все конечно… Есть и нормальные люди. Но я таких не знаю. Почти.

4.      И самое интересное, когда ты станешь начальником штаба, ты поймешь: «Каким же я был придурком, когда хотел занять эту должность!»

5.      И заполните месячную планерку. А то мы уже живем - хрен знает когда.

6.       А что, вы еще здесь? Я уже все прочитал. Вы ох…ли?

7.      Стол в самоход не убежит. И лампа не повесится. А все остальное – херня.                   

(к.1р. СОКОЛОВ)

1.    Я игрок честный! – своё говно знаю по запаху, пойдём в керосинохранилище!!!!!!

2.    Если начнёте за три дня, то Вы сядите в глубокую…мучительную жопу.

(к.1р. АЛЁШИН)

1.    Сегодняшний день принёс нам очередную черепно-мозговую травму.

2.    Нужно заканчивать пьянствовать на кораблях! А то каждый пытается залить за воротник выше своего роста, а это приводит к потере самообладания, мозгов, сознания и всего остального……

3.    Они не только в барабан «страдивари» лупить умеют, но и классику играют…

 (к.1р. БУДИН О.Э.)

1.    А где флагманский доктор?! Ну вы тут хоть опрыскивание проводите что-ли! А то у нас тут какой-то вирус идиотизма завелся… Может даже, отдельный кабинет завести…

2.    И вот, в бригаде, еще один - мальчик одуванчик.

3.    Или вообще деревянные по пояс, или… Или хрен его знает. Но это все проводится с девяти до семнадцати, с обеденным перерывом.

 

(к 1 р. БЕЛОГЛАЗОВ)

1.По сравнению с другими СКРами, на этом корабле обстановка получше. (об ЭСМИНЦЕ)

2.Подравняйтесь, сделайте шаг вперёд-назад с левого фланга от меня, с правого от вас…

(к.2р. КОЛЕСНИКОВ)

1.    Хм…странно, почему раком ставят всех, а  е..т одного?

 

1.        Мы отмечали вечер встречи выпускников в «ДРУЖБЕ», так отдали по 300р. на корм плюс пойло своё.

(к.3р.СТЕПАНЕНКО)

1.        Штурмана не отдам! Даже если меня вы..ут в жо.у моим собственным х..м!

2.        Мичман напился и находясь в патруле решил сделать «ГОП-СТОП» учреждению госпитального типа. Когда его поймали, то глаза его одели на кулак, в результате чего у него гематома обьёмно-орбитального  типа.

3.        Научите этого старшего лейтенанта, а то у него было без леденцовое детство и лохматая юность в погонах.

4.        Мне не сложно, я отсосу, прополощу рот и через 15 минут об этом забуду.

5.        В кубриках должны быть полотенца из материала, не знаю как он называется, но напоминает вафлю.

6.        У него было тяжёлое детство связанное с алкоголизмом и по моему ещё с чем-то.

7.        Они праздновали какой-то юбилей Южно-Африканских республик.

8.        А-то приглашают людей, которым плохо преподавали пьянство в школе, ПТУ, школе техников и военно-морских институтах.

9.        В этом кубрике головой офицера даже не пахнет.

10.    Я не люблю заглядывать в жопу пока человек не вышел на орбиту.

11.    В целом положительный мичман, говорят, может списать даже лошадь. Механик, напишите ему представление, дайте ему 2 степень, а там перед увольнением 1 степень, потом и ветерана ВС. А-то сдохнет здесь и внукам показать нечего будет.

12.    Если вы думаете, что здесь моя пресс-конференция перед Рождеством-Христовым, то я семинарию не заканчивал, поэтому вопросы здесь задаю я.

13.    А этот х…, у Вас рассказывает обязанности как за-бавши-ся тюлень.

14.    И моряка понесло: на х.й, в пи.ду, х.й знает куда.

15.    Поссать негде и он сжимает конец на последнем издыхании…

16.    А вы не смейтесь, вы же кроме х.я и ручки в руках ничего не держали.

17.    Вам дежурный первое китайское предупреждение, ВО и КВП по 2 часа ДП! А вы, товарищ старший лейтенант забыли запах мошонки!!!

18.    Если моряк шляется по кораблю в не установленном месте для празднования, то это означает что он потенциально хочет зае.енить!!!

19.    На заставе с удостоверением личности Вас будут тормозить и посылать на х.й…

20.    Я не этот самый, мне тоже нужно спать.

21.    Мы все здесь мудаки на лучшем корабле БФ! А, говорят и всего флота!?

22.    Всякие проверяющие из штабов, среди них встречаются кстати невоспитанные люди, но они тоже когда-то служили на кораблях.

23.    От армии Вы возьмёте даже Новый год, поэтому не нужно выносить на ют тарелки с горячительными напитками.

24.    Я старый фраер и меня не на.бёшь.

25.    Новый год прошёл, тьфу-тьфу-тьфу: корабль не вышел на орбитальную орбиту.

26.    В итоге приговорил мичмана к черепно-мозговой травме и надорванному уху путём какого-то вмешательства в организм.

27.    Товарищ мичман, расскажите о себе…Чтобы люди знали, что Вы нормальный двурукий, двуногий, а не инопланетянин какой-то.

28.    Анатолий, если ты продержишься дней 20-то ты ковбой, если нет-то не обижайся…

29.    Через 02 дня осмотр корабля. Здесь будут лазить все от командира дивизии и ниже, поэтому у Вас должен быть девиз: «Всё на корабль. Ну, взаймы там, или за пососать…»

30.    Механик не жалейте им шила, отсосите у них, но чтобы эта х.йня вращалась!

31.    Я служил на флагманском корабле и у меня кровь выпивали через жопу.

32.    Ни х.я себе!!! Такая палка говна под ветошь маскируется.

33.    Рождество праздник для особо верующих, а таких у нас нет… а если есть, то я готов принять зачеты.

34.    Надо ему смотр каюты устроить после дня рождения, а то там опять гетто негритянского квартала!

35.    Да есть у меня два мичмана, один алкоголик, второй потомственный негодяй.

36.    Меня не интересует, что на нашем корабле хорошо, меня интересует что у нас на корабле плохо!!!

37.    Да. Два мичмана: один начальник секретной части, второй тоже порядочный.

38.    Я культурный, интеллигентный офицер, но общаясь с вами…

39.    Ни одну бл.дь с корабля не спускать, ни единого таракана.

40.    И не попутайте пожалуйста, а-то я буду разговаривать с Вами гадко и Вы вспомните всех своих предков.

41.    Завтра допуск корабля к выходу в море. Всех лейтенантов спрятать… особенно этих двух… механических уродов.

42.    Я бы Вам не-то что л/с,а даже… кошку с собакой не доверил бы воспитывать.

-        Вы мне напоминаете х.й!

-        Я не х.й.

-        Нет, Вы х.й, на себя в зеркало посмотрите. Вы х.й увеличенный в масштабе 1000:1, вид с верху.

43.    Я плохо в этом соображаю, но хорошо записываю.

44.    Я не космонавт, не парашютист и не ракетчик дальнего полёта…

45.    Мы сделаем шаг конём.

-        Сергей Михайлович, разве Вы чего-то не знаете?

-        Конечно, я ведь тоже урод.

46.    Мы здесь все полудурки: дураков сюда не берут, а умные сразу уходят.

47.    Дежурный, у вас этот х..й в лице старшего лейтенанта висит на барбете, а вы этому всячески  способствуете.

(к.3р.ПИНЧУК)

-Помощник, я Вам скоро устрою пи.дец!

-За что, товарищ командир?

-Да вы все, и СПК, и ЗАМ, и ты оху.ли!

-Почему?

-Ну смотри: у СПК- рассыльный, у ЗАМа тоже, а сегодня и у Вас увидел стоящего бойца перед дверью. И при всём при этом нормальные бойцы, аккуратные. А у меня? Не моряк, а полный пи.дец с зелёными соплями, чуханского вида, да еще геморрой на палубу падает. А я хочу, что бы у меня был моряк, у которого одна голова будет с кулак пионера, с ясным и четким взором, а не полного идиота.

1.        Вроде мы с Вами закончили одно училище, только я пил квас, а Вы на пепси-колу налегали.

2.        Я тоже был  командиром группы! Или Вы думаете, я из пи.ды вывалился в погонах полковника?

3.        На наш корабль кетчуп давать нельзя! После него по гавани плавают ху.брики, красного цвета.

4.        У меня эсминец, а не спирт завод.

5.        Найдите себе место в жизни, что Вы тут стоите как памятник.

6.        Где Вам звёздочки дали, лейтенант? В кооперативе?!

7.        Обращаю внимание моряков прослуживших год-полтора! Не надо доставать из жопы ракушку и трясти над головами молодых матросов, рассказывая какой Вы оху.вший моряк!!!

8.        Палуба в гальюне заплёвана, заблёвана осталось только насрать и воткнуть флаг с надписью «Здесь был Вася».

9.        У нас здесь стройбат что-ли? Вроде все ходим в черном, с якорями! Пятнистых оленей здесь нет. Сапёрную лопату  никому не выдавали?!

10.    Я смотрел фильмы! В американской армии сержант-это пи.дец, может решить любую проблему; у нас же это действительно - полный пи.дец… Только в обратном направлении.

11.    Мне нужны командиры отделений, а не пугала огородные с сержантскими лычками.

12.    Если у кого-то волос становится дыбом на голове, то у меня становится на яйцах.

13.    Дураков в академии не держат поэтому я здесь…

14.    Где Вы были?… Вместо Вас, лейтенант бросился под танк, обвязанный гранатами. Гранаты взорвались не доходя до танка.

-         Что Вы улыбаетесь, товарищ мичман? 

-         Я не бил этих матросов.

-         Вскрытие покажет!!!

15.    Я угадал-«сникерс» мой, а Вам х.й…

 

-         Товарищ командир, у нас не хватает моряков!

-         Что Вы предлагаете? Давайте будем сношаться по вентиляшкам, но это долго, надо будет ждать 9 месяцев, а тут нам скоро дадут уже взрослых…

-         Доктор Вас проконсультирует.

 

-         Мы люди в погонах - офицеры, должны немного быть проститутками. Вы меня понимаете?

-         Меня учили быть офицером!

-         Идите, из Вас не получится нормального офицера. 

 

16.    У нас лучший корабль на флоте. Корабль-проститутка: сверху губки накрашены, а внизу  сифилис капает, триппер и эти… каких там… ну лазают по лохматостям и волосатостям…

17.    Лейтенант, найдите себе место в жизни. Не стойте как памятник.

-         Командир БЧ-2, угадайте этого вечно извиняющегося офицера ?!

-         Это Пряткин, товарищ командир.

-         Правильно, но приз всё равно уходит в зрительный зал.

 

-         Лейтенант, я вас двое суток не видел. Чем вы занимаетесь в море?

-         Товарищ командир, я контролёр в МР-123.

-         Что круглые сутки?! Приедем в базу - с вами разберёмся.

18.    Три лейтенанта! Двое – нормальные, третий – Острогляд!

19.    А что этот лейтенант мерзко улыбается! Натяните ему на лицо маску печали!

20.    Я бл..дь знал! Я как чув-ство-вал! Это чувство! Приближающейся жопы!

21.    Мы к этому еще вернемся! После того как все протрезвеют! И залижут раны!

22.    И всякие там волосатости! Слизкости! И прочие … спермосодержащие!

23.    А этот мерзкий микрофон, перемотанный изолентой, напоминает  х..й! Отрезанный после третьей стадии сифилиса!

24.    А что вы, лейтенант, улыбаетесь здесь как параша ?!

25.     С божьей помощью наших моряков корабль должен превратиться в пятнистого оленя.

26.     Если нае..ывать, значит нае…ывать! Поверьте моему турнирному опыту!

27.    А по вопросам лампочек, химик, обращайтесь к механику! На х..й! Б.дь! Подарите ему противогаз, с тремя глазами! Он удивиться – и подарит вам лампочку!

28.    Химик, это что у вас? Фонарик? И он что у вас, это… чмякает?

(к.1р.ИВАНОВСКИЙ-командир)

1.    Когда мне дают много приказаний, я теряюсь, и… ложусь спать.

2.    Я даже готов служить, если мне дадут на следующий год 3 лейтенантов. Может   хоть один выживет!?

(к.2 р.ГРЫЗЛОВ)

-        У командования вообще совесть, есть?

-        Там где у них совесть должна быть, давно уже х.й вырос!

(к-н л-т ТРИФОНОВ)

1.    Матросы Вас на-бывают, как щенков бульварных.

2.    Вы слишком правильный, это меня пугает.

 

-        А если он пиз..ть что-то начнет?

-        Не начнет. Мы ему еб..ло скотчем перемотаем. И все...(с наслаждением).

 

1). ЗАМ прав.

2). ЗАМ всегда прав.

3). И если может быть ЗАМ не прав, тогда смотри пункт первый.

3.    Уеб..к – это состояние души! За это даже денег не лишают.

4.    Лица у них еще не уголовно-процессуальные, но уже условно осужденные.

5.    А эти придурковатые матросы у вас даже представляться не умеют. До них даже дойти не может то, что если по коридору идет какой-то офицер в форме не как у всех, какой-то зеленый полковник, то не надо к нему жопой поворачиваться! А когда этот полковник спускается в кубрик, матрос даже если не знает что делать, должен вскочить, крикнуть «Смирно!», еб..о свое задрать, и начать гимн петь!

 (к.2р.РЫЖКОВ)

1.    Травма не совместимая с жизнью считается серьёзной.

2.    Чтобы сталь офицером надо так много. Зато потом офицеру надо так мало!

(м-р КОГАН)

1.Я тебя вы.бу в жопу собственноручно.

2.А вы что руки в жопу засунули и ходите х..ем вперед?!

 

(к.3р.ЛУКАШЕВИЧ)

-     Лейтенант! Вы ни на что не способны! Даже на трапе стоять!

-     Так снимите меня с трапа!

-     Нет уж! Стойте!

(кап. л-т ЕЛАМКОВ)

1.    Товарищи матросы! Вы должны бать как солдаты!

2.    Если бы у тебя не было ни мамы, ни папы, ни брата, ни сестры, я бы тебя вообще бы убил! В перепись населения ты все равно не вошел…(задумчиво).

3.    Как аварийного буя нет! Это же связь, с этими… С пидо…сами!

4.    И если вас вызывают в каюту, то вы должны прийти немедленно! Со сковородкой в жопе! Ибо просто так вас туда вызывать не будут!

(кап. 3 ранга АПАНОВИЧ)

1.    Это ты еще не потерялся. Вот когда ты перестанешь задавать вопросы, вот тогда точно – потерялся.

(кап. л-т СКОТОРЕНКО)

 

ППР

 

            Вечерний доклад. Все как всегда, до боли в заднице, в знакомом завале. Листья уже перестали падать на палубу. Кончились листья. Зато начинается зима. И полетели снежинки параллельно земле в наступление на 2-х отморозков в погонах, примерзших к палубе, с одним общим диагнозом – ”Vahtus trapius”.

Но сейчас не об этом. Сейчас о том, о вечном… О вечернем докладе.

И так, ноль сейчас как всегда на фазе. Ноль коротит. Коротит 7-ю минуту… и вот наступает тот момент которого всегда пытаешься избежать. И избежать желательно с Трапа вниз… Ноль замкнуло на фазу и на командира БЧ-4. Ваня-ноль полностью обезфазился. Ожезефринел, можно сказать.

И давай за…

А ведь мы здесь тоже нули. Только немного другого рода. Мы нули в финансовых ведомостях на получение премии.

В красках, с фантазиями дикими, с планами глобальными…

Пытаться думать о своем бесполезно. В голову только командирские ху-брики лезут.

А потом тишина… Молчит командир. Слова у него кончились. Загружается командир. Загружается Windows 956.

И  все что-то пишут, что –то рисуют.

Все когда-то кончается. Кончился и вечерний доклад. Все как всегда, все в той же неизбежно растущей жопе. Посидели, попи-дели, разошлись. ППР. Но не зря посидели и не зря разошлись.

Потом пойдут приказы о уеб..ии.

 

МАЛЕНЬКИЙ СИНИЙ ПЛАТОЧЕК

 

Он тоже был НХС. А звали его просто – Ужас. Но земанам корабельным ужас был не ведом, они ко всему привычные были. И на все привыкли забивать. И забили земаны на зарядку. Плотно забили, «по-пацански».

Холодное утро весны 99-го. В кубрике смрад и полумрак. 6:24. Команды «Подъем!» здесь нет принципиально. И не спит там никто. Только лежат соплом вверх и ждут атаки дежурного по кораблю. И каждый уже готов, «по пацански», по понятиям доказать Тащу, в погонах старшего лейтенанта, что спят пацаны, и спать будут.

Но не идет Тащ, ни в каких погонах. Только через приоткрытую дверь в кубрик влетает маленький синий платочек и паря в воздухе медленно опускается на пол.

Первый заметивший запах хлорпикрина…

Глаза полезли из орбит, из носа на подушку посыпались колики… Сопло закрылось автоматически. В шоке  все сразу. От карася, до пацана всех пацанов. И кто в чем, и те кто не в себе, и кто как, но все наверх, по трапу, цепляясь на ощупь, наружу.

На юте в 6:30 показывали спектакль «Дембелиное озеро». Все оказались редкими талантами…

Днем в кубрике никто не спал. Даже пацанам почему-то не хотелось. Весь день колики вынимали из носа. А на следующие утро на зарядку вышли все, вместе с дежурным…

 

ЛЮБОВЬ

 

Я в школе тоже учился. Книжки читал, на девчонок украдкой смотрел. Симпатичные они были, девчонки…

В училище тоже были, но уже не девчонки. И «не» – уже давно. А любовь в училище измерялась в палках. «Ну как ты ее?!» - и улыбка, и слюни потекли уже, и специалисты подтянулись. И если: «Ну нет еще…только сегодня познакомились», то сразу в ответ что-то вроде: «Фу, лох! Вот я свою… на 5-й минуте, один на один… опасный момент… Гол!!!» С жестами, в красках… Ну а если ответишь: «Ну да. Я ее… и как … и в … с йогуртом!». Тогда в ответ специалисты ротные, старейшины взводные ответят: «Ну мужик… Пойдем пивка возьмем. А я свою вчера тоже…с йогуртом…». И историю тебе расскажут. И оценку тебе  поставят.

На училищной дискотеки «Террариум. Вход десятка.» как всегда «ерш» с «отверткой», и желательно анестезии побольше. Иначе нельзя, страшно. И вперед…   И снова Наташа… Мать вашу… А жить хочется. Любовь она ведь штука резиновая, разноцветная. Иногда сладкая для нее, иногда не очень. Но настоящая любовь всегда с пупырышками.

Нет, ты у нее не первый. И не тридцать первый. Ты у нее нулевой… Уже 47-й нулевой… «У меня до тебя никого не было…» - молвит красавица, и ты закрываешь глаза чтобы не видеть эту красоту, и не поцеловать случайно половину дизельного факультета посредством одного поцелуя одного человека…

Хорошо если носишь очки. Снял и почти не страшно. А свет выключил – изюмительно! А если нет очков - тогда значительно сложнее. Тогда поможет только что-то высокоградусное. Спасает до того момента когда Оно не захочет жестких подтверждений твоих серьезных намерений. «Котик мой…», и уже рядом. Совсем рядом. А размер имеет значение. И тебе пора уже заступать в караул с автоматом… пистолетом…гранатометом…  Оно не умолимо… Главное чтобы процесс отрезвления проходил значительно позднее… Иначе заикой останешься.

А потом поставишь ты ее раком… Что бы через забор  перелезть.

И не дай Бог, упаси теля Аллах, где ни будь включиться свет. Если и останешься жив то фильмы ужасов смотреть перестанешь. Не интересно станет…

Лейтенанские годы чудесные…  Офицер неделями лишенный любви и ласки, с полным отсутствием всякого присутствия, из  лиц неуставного пола тоже нуждается в ласке и заботе.

Офицер идет в «Стекляху». «Террариум» 20 лет спустя.

О «Стекляха»…Ты убиваешь офицера…

И смотрит на тебя тетя, и молвит: «Молодой человек…» Сейчас главное не сказать какой-нибудь комплимент. Комплименты потом. После. А сейчас: «Ты кто? А… Виделись уже… Водку?» Это лучший комплимент на сегодня. Про водку. А водка творит чудеса. И все события развиваются по уже давно знакомому сценарию…

Где-то наверху светит солнце. Чужие голоса наполняют пространство вокруг. По трансляции подают с трудом понимаемые команды, в не понятно какое время суток. И совершенно не чувствуешь ног…  и не помнишь как добрался сюда. Ожидание томительно… Но встать не получается. В голове чему-то больно, где-то там, внутри, еще летают вертолеты. Во рту прорвало сточно-фановую систему… Как хочется прожить это утро заочно…

В дверном проеме появляется ответ на главный вопрос на сегодня.

- Саня… Как оно было…Я там ничего такого?

А дальше все как в сказке. Чем дальше, тем страшнее. И начинается абсолютно дикая история как дважды ужравшийся в асфальт Коля ушел в баре в пике, и почти воткнулся головой в пол. На 10-й раз…Как вечно всего боящийся Саша на улице уложил троих амбалов, с одной бутылки водки… Как искали тебя…Как чудом нашли. Учили ходить. Пытались тащить. И опять чудом потеряли. Не нашли. Пришли на корабль а ты уже спишь… В чужой каюте но в своей луже.

А потом долгий процесс реабилитации… Очень долгий.

 И так до тех пор пока не кончиться оно в один прекрасный момент в коком-то доме с надписью «ЗАГС». И любовь к теще не станет измеряться в километрах. И пусть упасут тебя все Боги на этой планете… На той, кто с планеты «Стекляха»…

«Стекляха»… Ты убиваешь офицера…

 

СТРАХ

 

         Ты - …, особенно если химик. Это уже понятно. И ты останешься …, и химиком тоже, до тех пор пока служишь здесь. Почему так, понять конечно можно, но не нужно. Это надо принять как должное.

Итак ты снова - … . Зачеты не сданы, само - собой. Матчасть в завале, как обычно. Ну в общем все как всегда, все штатно, все в жопе. Мы начинаем очередной штатный день.

И опять не успеваешь. Пытаешься конечно, но только две руки у тебя, и две ноги. А голова одна, тупая. И жопа тоже одна. И тоже тупая. Дел много, а ты - урод недоделанный, всего один.

И вот тебя снова вызывают…

Объяснять что-либо все равно бесполезно. И не помогут, и не даст никто ничего. Вот только отнимут. А чтобы не отняли надо действовать. Тупо и решительно.

А теперь главное что? Правильно. Страх. И ужас. За то чего уже лишили. А чего еще лишат…

Упал – отжался. И дышишь уже как лошадь. И пот по лбу потек рекой. Галстук в сторону! Пачку книг в руки, книги главное менять чаще. И желательно чтобы обложки разноцветные.  И вот ты уже готов к бою и походу в каюту командира. Взгляд – безумный. Ход – максимально возможный. И в каюту командира как на амбразуру! Раз и …

-         Тащ командир… Есть… Виноват…

-         А где же (неважно что)?

-         Уже делают.

-         А как (тоже неважно).

-         Устранили уже.

-         А ка…

-         Есть!

Вообще командир хочет орать. И так, и для профилактики. Одному в каюте орать как-то не принято. Не поймут. А тут лейтенант… Урод…

Вот только какой-то не такой. Запыханный какой-то. Наорешь –и сразу повесится.  Ну его на хрен. Может и правда занят хер-й всякой…

И главное слова выучить: «Есть!», «Так точно!», «Уже делают!»  А еще лучше – «Уже сделано!» И лапу к головному прибору. И бумажки сразу на подпись. Все Кэпы любят бумажки. А наш Кэп бумажки особенно любит.

-         Вот здесь тащ командир…

И грязным пальцем по бумажке. Только не перестараться. Палец тоже надо предварительно измазать по самые локти, и желательно маслом машинным.

А бумажку можно любую. Хоть на списание дырочек с резинового коврика у трапа. Только чтобы с местом для росписи, и печати.

И взгляд озабоченный. Умный взгляд. Думающий. Как у коровы.

И быстрым шагом из каюты. «Разрешите…»

И в довольствующий орган. С Трапа вниз и с 5-й космической… До КПП. А там нас уже не догонят.

Они еще не знают, что ты будешь пробираться к довольствующему органу через метель и зной пустынь, переживешь массу интересных и невероятных приключений, гигантских автомобильных пробок, обеды и полдники, отсутствия и нехватки, и многое, многое другое… Но все это только до вечернего доклада.

Пришел и опять – упал, отжался. И на доклад. Галстук в во все стороны, книги в руки, взгляд тупой прямолинейный и мимо Зама, Кэпа…

Смех-ечки в сторону. Теперь все серьезно. Цена вопроса - 10% напряга со сложностью и интенсивностью. Нужен Ужас с глазах. Великий Ужас. Абсолютно дикий ужас. Думай о том что никогда отсюда не переведешься. Нет, это слишком… Тогда точно повесишься… От одной только мысли. Думай лучше о уебл-нии. Что служить будешь, и деньги платить за то что служишь. Вот, уже грустно…

А сейчас уже и страшно.

- А да-да… Разрешите, тащ командир.

- Где вы были!!! Лейте-на-н-т!!!

- А я… На складе. Вот… Не успел,  не было еще…Но непременно будет…

И полностью потерянный взгляд. Что-то вроде: «Виноват. Урод. Уже иду вешаться».

И командир смотрит уже не так. Ему жалко лейтенанта. Кэп уже добрый. Он смотрит на лейтенанта как просто на морального урода, неспособного дебила и недоумка. «И хер бы с ним, наприсылают уродов» - думает командир – «Повесится еще придурок, в каюте. Потом всех уеб-т... » И нет уже командира. Ушел командир в мир иллюзий, диких фантазий и безумных галлюцинаций. Нет его здесь. Он там. У комбрига. С х-ябриками во всех местах…

Все пронесло… На сегодня хватит. На сегодня день кончился. Кроме Трапа ничего не будет. А завтра снова Ужас. Вечный Ужас ЭМ «Беспокойный». И все в – Ужасе… И все – в Жопе…

ДВЕРЬ

 

Был у нас ПЭ-КА-КА. Причем КА-КА –большой, с капитанскими звездами. В душе он был, наверное, железнодорожник. Уж очень любил из купейных кают,  делать каюты плацкартные. Двери он любил снимать. А еще бумажки любил:

- Е-бте, бля… Где зачетные листы?

- Хэ… Не знаю.

- Ебте, бля!

Ну что делать. Надо…

- Зема, иди сюда. Рисуй зачеты.

- Так, я тащ… Не знаю ничего.

- Буквы знаешь? Пиши: хор, удл, хор. Вот. И распишись.

Все. Зачеты сданы. За 15-ть минут.

- Вот. Как в лучших домах Парижа и Ландона. Листы зачетные.

- Ебте бля…

Но бумажки не самое главное в жизни помощника. Двери все же важнее.

И вот уже что-то щемится в каюту лейтенанта. Дверь изнутри не открылась. Ее открыли снаружи. Туда ворвался помощник. Но в каюте никто не спал. Там вообще никого не было.

«Ебте бля» – сказал помощник, забрал с собой дверь, и гордо поставил ее у своей каюты. Купейной, кстати.

И так бы она там и осталась, только вернулся лейтенант и сразу все понял.

«Ебте бля» – сказал помощник и вышел на минуточку. А когда вернулся то двери уже не было. И никто ничего не видел. А дверь стояла на своем, штатном, месте.

Группа захвата – боцкоманда, была поднята по тревоге. Через минуту спец подразделение было на месте вероятного боестолкновения.

- Тащ, нам Помоха сказал дверь у вас забрать.

- Ребята, дверь я не отдам.

Минуты превратились в вечность. Дело пахло штурмом. Группа обездверивания стояла на своих местах, смотрела на дверь и чесалась вся по всему телу.

- Ну и правильно – сказал один из противодверного подразделения особого назначения и смачно оттянул конец. Ему уже самому надоел дверной терроризм.

Но тут появился сам Пом, и со словами «Ебте бля! Лейтенант!» потянул руки к двери. И чуть не протянул ноги. Руки уперлись в лейтенанта.

- Дверь не отдам!

- Отдадите!

- Не отдам!

- Час посмотрим!

Лейтенант стоял на своем. Боцкоманда по местам. Помощник продолжал танцевать боевой танец. Он еще кричал «Ебте бля! Отдайте дверь! Ебте бля! Отдайте дверь!». Но уже оставался один.  А дверь оставалась на месте.

На этом история не закончилась. Началась зачистка. Как и положено, по всем правилам необъявленной войны.

Пом кричал и разбрасывал все что видел, снова кричал и …замер. Пальцы уперлись во что-то очень твердое. Пальцы уперлись в батон. Это был батон кирпич, еще с перестройки. Из тех самых, которыми можно гвозди заколачивать. И болты забивать...

Пом не знал что делать дальше. Он уже все перекидал. И кипятильники, и штаны, и книги… но батоны он еще не кидал.

И он его кинул. С размаху. В переборку.

Глухой звук удара наполнил каюту. Батон был цел… Помощник подавлен. Боцкоманда в изумлении. Они многое видели. Но чтобы батон. Со всего размаха. В переборку. И звук такой… Это даже для них было дикостью.

Пирс. Корабль. Экипаж. Перед строем стоит помощник кричит и размахивает  батоном. Как знаменем победы в не объявленной войне кипятильникам. В тотальном дверном терроризме. Это его война. Холодная война с уебле-ем. Война, в которой все равно победят кипятильники.

ПРОМ

 

Лейтенант мерзко спал в своей каюте. В разгар рабочего дня, когда слюнотечение командира увеличивается вдвое, а слюноразбрызгивание втрое.

В каюту постучали. Каюта была купированная, поэтому было во что стучать. За дверью стоял дед-специалист, в фуфайке, с ключом и алкогольным взглядом. Дед пришел ремонтировать самых ходовых и самых лучших. Он пытался понять чем занят офицер, но не встретив мутного взгляда, понял что в этой каюте еще не пили, значат служат.

- Это вы? У вас есть что-нибудь о (рисует руками ромб)…

- На это (лейтенант то же рисует ромб)… было, но вчера все кончилось.

- Да… а на что есть?

- На себя. Техническое описание. Личное дело называется. Надо?

- Нет… А вы технику обслуживаете?

-Конечно. Ежедневно. А вон и техническая документация идет… Зе-ма. Иди сюда. Покажи дедушке технику.

Зема не понял что от него хотят, но это было его обычным состоянием. Он повел прома… И повел не удачно. Сразу в СПР. А это через камбуз. Кусок волосатого мяса с копытами заставил прома всю оставшуюся жизнь вздрагивать по ночам.

Все что он увидел потом в СПР-е изменило его отношение не только к электричеству, но и к жизни. И к Флоту, который победить нельзя, а понять не возможно.

Пром стоял по середине СПР-а и не понимал как оно все работает. И где это все. И как должно работать. И почему …

Тут зема залез в щит … Перед дедом пронеслась вся его жизнь. От первого удара током, до последнего. Его засыпало искрами. Руки дрожали. Глаза потеряли способность моргать.

- Во… тут коротит…- и зема лез дальше.

Пром уже не думал. Думать было страшно. Страшно было понять как оно здесь все…. И почему так…

Так становятся идиотами…

 

И ТАКОЕ БЫВАЕТ.

 

         Море, солнце, мир чудесный. Он мог бы быть таким чудесным…

Второй день на эсминце. Прием дел и должности. На верхней палубе старый химик-уеб-к, и новый, пока просто химик. Противогазы считают. 456…457…

От земанов мало что можно спрятать. Можно только закрыть. Зачем ему ЭТО, зема не скажет, он и сам не знает зачем. Знает только что надо. Просто надо, и все. И чем ниже коэффициент земаноустойчивости, тем нужнее.

 Поэтому и считали противогазы.

- Влад, а это что такое? – спросил новый химоза. Он был вот-вот, только что, из института, из Питера…

 - Это хлорпикрин. – спокойно отвел старый, он тоже был из Питера, его тоже там чему-то учили, вот только он уже год как здесь, в жопе, в говне, черт знает в чем.

- Да ладно… Вот в этом? – не верит новый. Его так не учили. Его учили что хлорпикрин - это очень опасно, что ЭТО – ОВ, и чтобы в металлической канистре, опломбированной и опечатанной со всех сторон и во всех местах, закрытой и спрятанной в специальном месте. 

А здесь… В пластиковой бутылке из под лимонада. Как-то совсем не правильным это все казалось.

- Ну да. – после года службы на эсминце старый химик уже не чему не удивляется.

Крышка открутилась просто. А там действительно был хлорпикрин….

- Ну ты псих… только успел сказать старый химик и тут же вывалился из кладовой НЗ.

 - Ой бля! Бля-я-я!!! – кричало в кладовой. «Бля!!!» – и уже по шкафуту, мимо обалдевшего земана, к каюте, к воде, только к воде…

Обалдевший земан, до сего момента занятый оху-ванием от безделия и своей собственной значимости, оттянул конец, почесался и увидел абсолютно брошенную кладовку с ящиками и еще какой-то там х-ней. И зема полез в кладовку. За х-ней. Ящики его мало интересовали.

Что такое хлорпикрин и как он испаряется морячок конечно не знал. Он и слов таких не знал. Но успел понять – в кладовке у химиков какой-то газ, химический.

Истекая слюнями зема лез дальше. Облазив все самое закрытое зема увидел бутылку. Открытую. Соблазн был слишком велик…

«Че за …» - и зема потянулся...

Нет волшебного джина он не увил, он вообще мало что видел. Его отбросило в переборку.

- А! Бля! Что за х-ня! – уже совсем другим голосом кричало в кладовой, потом долго носилось по палубе обливаясь слюнями и еще какой-то там х-ней. Что с ним, куда бежать и что делать зема не знал.

- Бля! – он не знал и что это, и что с ним будет дальше. «Кроликов тоже травят…» - ужаснулся зема во что-то ударяясь, и ужаса стало еще больше.    «Отрава химическая… Все…Сдохну теперь…» - подумалось морячку и земан проклиная всех химиков на свете пощемился подыхать в кубрик. Там почему-то подыхалось лучше всего.

Только не сдох зема. Они живучие, они не дохнут от такой гадости. Они только отходят долго. Побегают, побегают и отходят…

Кладовку долго не закрывали. Ее все почему-то стороной обходили.

А самый земаноустойчивый хлорпикрин так и остался лежать с самой земанонеустойчивой таре…

 

С НАМИ СО ВСЕМИ.

 

На кораблях 1-го ранга есть штатный доктор. Совсем не военный и не совсем доктор. Но есть. Штатом предусмотрен.

Чем  он был постоянно занят  никто не знал. Только догадывались, что занят доктор чем-то не тем, чем заняты все остальные. Да и увидеть доктора было непросто. Он все как то не с нами был. И временами даже казалось что никакая сила не может вернуть чудо-доктора в наш чудо мир уеб-ений.

И вот, в один прекрасный штатный день, когда все сразу и каждый в отдельности сходили с ума по всему кораблю, доктор как всегда сохранял ясность ума и свой обычный, совсем не понятный взгляд на жизнь.

Так на жизнь смотрел только доктор. Все остальные на жизнь смотрели из постоянной и дико растущей жо-ы. А доктор все со стороны. Со стенки.

Он был всегда как-то не с нами, и не в говне вовсе, не в уеб-ениях с лишениями, и без фонарика, и по отсекам не лазил. И земанов не обижал, скорее наоборот. Даже матом не разговаривал.

Он был врач. Не по бумажкам, а по жизни.

И все было бы хорошо у доктора в этот чудесный день, только вдруг совсем не чудесный запах стал наполнять то место где жил доктор. А  жил он в изоляторе, вместе с компьютером. Он умным был. Он самоизолировался от мира уеб-ений и построений.

А воздух тем временем, приобретая свойство вонючести, все меньше и меньше напоминал воздух.

Говно оно разным бывает. И по месту образования, и по агрегатному состоянию, и по… Только вот самое страшное говно – корабельное. Это страшнее хлорпикрина.

Доктор этого конечно не знал, поэтому самостоятельно отправился искать эпицентр всей этой вонючести, безобразия, вонизма и зловонизма. Он открыл дверь в гольюн и… Замер. Там не только булькало, там был полный п-здец.

Так много говна доктор еще никогда не видел. Даже не верилось что можно столько экскрементировать.

Плавающий на поверхности конусоидальный предмет из состава АСИ, или просто - чопик, до поры до времени и держал все то, что сейчас держало доктора в состоянии нестояния.

Говно парило чудесным ароматом свежемолотого …

Доктору стало плохо. Он не мог этим дышать, на это смотреть, даже думать об этом он не мог.

На вечернем докладе доктор поведал о своей трагедии:

- Товарищ командир. У меня там в изоляторе… Дышать уже невозможно. – тихо посетовал доктор. Он был очень культурным.

 - А б-дь! Говно полезло, доктор?! Переселяйтесь в каюту, на х-й, б-дь! – глаза сделались большими, дыхание прерывистым. В этом командир разбирался хорошо.

Уже после, удрученный доктор, вежливо так попросил морячка все это устранить. И зема, из состава бобровой трюмной спецкоманды   им. мичмана Боброва, обалдевая от такого количества новых сверхкультурных слов, не долго думая посмотрел на говно, на доктора и … Нет, не по-ска-кал. Он нырнул. Прямо туда.

Мировоззрение менялось. Жизнь здесь стала казаться опасной и непредсказуемой. Совсем не такой какой была раньше. Доктор был опустошен и подавлен.

Но теперь он, пусть и не надолго, но был с нами, со всеми. Среди этого всего, и по самые уши. В этом во всем. Во всем этом говне.

 

ОКНО

 

            На кораблях, особенно на таких как наш, имеются иллюминаторы способные излучать тепло. Они квадратные такие. Внутри него имеется слой масла в который помещен ТЭН. При подаче питания, ТЭН нагревает масло, а последнее в свою очередь нагревает стекло. Весь этот изюмительный процесс приводит к возможности невозможности обмерзания иллюминатора при отрицательных температурах окружающего воздуха.

КВП на трапе уже 3-й час искал спасение от холода, снега, и прочей там трапной х-ты. Спасение не было. Был снег. Много снега. И ветер. А так хотелось тепла! И зема прилип к иллюминатору, к тому самому который излучал тепло. Прилип всем своим… Лицом.

А по ту сторону окна спали. И то ли спалось не спокойно, то ли приснилось что-то не то, но через некоторое время в каюте проснулись и решили посмотреть в окошко. Что же там творится, за стеклом, на улице. Руки потянулись к окошку, раздвинули шторки, и …

Нет. Сказать что просто о-ели, значит ничего не сказать. По ту сторону окна просто опиз-инели. Сразу и всем телом. Звездного неба не было. По всему люмику было земино лицо. Зема аж зажмурился, улыбался зема, хорошо ему было.

А по ту сторону окна было плохо. Очень. Сердце остановилось. Хотелось орать но не получалось.

Спать больше не хотелось…

 

УДАВ

 

            Земаны говно гоняли. Они по утру так всегда делают. Не потому что нравится, а потому что надо. Брали пожарный рукав и компактной струей из под борта эсминца все говно вымывали.

Растянув своего удава заман бодро шагал по причальной стенке. В это время еще один зема, не лучше первого, открыл вентиль подачи воды в пожарный рукав. Резко открыл, по взрослому. Ну пальчики у него там замерзли или еще что.

7 кгс/см2 пошли внутрь удава. От этого удав подпрыгнул и по-ле-тел. Описывая в воздухе виртуозные фигуры высшего пилотажа. Полетел вместе с земой…

А зема боролся с удавом до последнего удара. Он цеплялся в него, душил его, просто держался когда уже ничего не держало.

Но удав оказался сильнее…

Поле битвы залито водой. Зема лежал в этой луже воды выпущенной из удава. Удав лежал радом. Лежали молча. Вентиль перекрыли и теперь извергая тонкие струйки воды грозный непобедимый удав превращался в обычный пожарный рукав со стволом на конце.

Солнце улыбалось. Зема то же.

Так начиналось утро. Очередное безумное утро полное земанов, построений и уебле-ий.

 

ХОЛОДИЛЬНИК

 

         Завтра – смотр. Сегодня – жопа.

«Бля-ь! Это что-о-о!!! На х-й от сюда все! И уберите на х-й этот холодильник б-ядский!» - несется по кораблю.

Куда деть последний было не ясно. Холодильник отнесли ПКС-у в каюту. И пришедший ПКС был приятно удивлен столь таинственным появлением холодильника. Только счастье не долго длилось. Холодильник не работал. Ему уже давно пришла та самая, которая в полнеба.

И решили холодильник порешить. Сначала думали его отнести на свалку. Только или далеко было, или еще что помешало, но ночью в гавани раздались крики «Плавает! Плавает!». Холодильник решили утопить. Ну как всегда это делали. А он не тонул, скотина. В нем пенопласта много. Они живучие. Они плавать умеют.

И земан с воплем великого война Чуньгачгука метнул в холодильник лом. Лом холодильник пробил. Насквозь. И ушел в небытие. А холодильник остался плавать на поверхности.

Боцман с криком «Щас я его!» хватает кувалду, и как… кувалда не плавает. Не умеет. Она тоже ушла в бездну. А холодильник плавает. Только уже по всей гавани. По частям. Зрелище достойное Титаника.

А завтра проверка…

Вторую кувалду привязали. Не помогло. Он все плавает и плавает…

Холодильник вылавливали всю ночь. Выловили. И отнесли на свалку. Так все же, как оказалось, проще было.

 

ТОПИ ИХ ВСЕХ

 

Все очарованно смотрят в пространство между бортом и стенкой. Командир зачаровал всех и сразу. А внизу у борта лежат бутылки. И не простые бутылки, а бутылки с явной алкогольной ориентацией.

Вчера пили. Как всегда. И как всегда все за борт. Вот только зима пришла, и остались бутылки лежать на льду.

А с другого борта был вообще полный п-здец. Алкогольный беспредел.

«Туда б-дь смотрите!!!» - очарованно кричит командир.

И все смотрят туда, где говна куча.

А земе задачу простую потом поставили: «Топи их всех!». Нет, зема не был адмиралом Нельсоном, зема был обычным земаном. Он взял веревку, железяку по увесистей с какой-то там х-ей на конце, привязал это все друг к другу и пошел на охоту.

Топил он безжалостно. С дебильной рожей и со всего размаху.

Офицеры из розового домика, из штаба бригады, проходя мимо заинтересовались столь увлекательным зрелищем. Стенка высокая и всего того говна они не видели.

-         Что он делает? – спрашивает один другого.

-         Глубину наверное меряет.

-         А, ну раз глубину…

И незаметно наступает вечер. А зама топит. И утро. И снова зема с устройством по затоплению говна забортного, все это говно топит.

И так постоянно.

Это бесконечность одного дня.

Дня, полного говна, забортного.

 

МАРАДЕРЫ

 

День приближался к своему логическому завершению. На военную гавань медленно опускалась ночь. С борта эскадренного миноносца сошли пять земанов с кувалдометрами, уебо-етрами и прочими орудиями мародерства. Земаны шли в сторону большого десантного корабля.  Земаны шли на разборку. Разборку большого десантного корабля «Донецкий шахтер». Не то чтобы цели у них особой не было, цель была. Оторвать, упереть, у-бать, притащить. А потом и разобраться можно для чего это, а для чего то.

«Донецкий шахтер» в вечернее время представлял страшное зрелище. Разобранный, разорванный по частям, давно уже списываемый и разворованный, лишенный света и всего того, что может пригодиться для «жигулей» и дач, он мог устрашить любого противника только одним внешним видом.

 Земаны лезли вперед. Каждый шаг – риск для жизни. Десять шагов – заново родился.

Земы бессмертны. С ними ничего не может случиться. В принципе. Так то же природа задумала.

И они лезли. Им все было по …  В общем по пояс. В груде раскореженного железа, оборванных проводов, кусков труб и всего остального что свойственно списываемым кораблям, земаны искали плафоны, грелки, переключатели и все то что надо было притащить на эсминец. А притащить надо было все.

В это самое время с другого конца корабля на встречу земана шел мичман. Мичман был ответственный за предотвращение того, что предотвратить невозможно в принципе. За предотвращение разграбления. И мичман шел вперед, освещая свой путь фонариком с лампочкой на конце. Нет, он не искал приключений, он искал то место где можно было, по маленькому. Он искал гальюн. Искал долго, и не найдя последний, решил сделать это, за переборкой. И начал было он уже этот увлекательный процесс, как оцепенел от ужаса.

На него смотрели глаза. Глаза светились. Глаза приближались. На мичмана смотрела здоровая корабельная крыса. Из тех самых которые в темноте напоминают кота. Она давно ничего не боялась. Ни людей, ни мичманов. На этом корабле она прослужила гораздо больше их всех вместе взятых.

Крыса, посмотрев на мичмана с безразличием, ушла. Съеженный и ошарашенный мичман уж точно не напоминал что-то съедобное. Скорее наоборот.

А мичман остался. Он был полностью парализован. Даже волосы повсеместно стали дыбом. Процесс продолжался уже самостоятельно, без участия мичмана. А мичман думал только о том как вылезти отсюда побыстрее, пока не откусили что ни будь. Мичман вспоминал солнце, море, в голове проносились люди, события, факты. И очень хотелось жить. И даже получить старшего мичмана. И выбраться отсюда тоже очень хотелось.

И вроде все уже. Отпустило. Уже даже получалось моргать. Только ужас возвращался с приближение ударов и скрежета. Оно шло на мичмана. И вот уже что то дышит за спиной.

-         Чо это за х-ета? – спросило нечто.

-         Х-ня какая-то… Вали ее…

Отсек наполнился лязгом железа, ударами, матом, матом, матом… Над ухом пролетел лом и с шумом врезался в переборку.

Мичману уже не хотелось. Но процесс ради которого мичман и залез сюда возобновился как-то сам собой. Не оканчивая процесса, мичман одним движением привет матчась в исходное, поместив все на свое штатное место. От этого штаны сразу наполнились влагой.

-         ТАЩ…

Из темноты на него смотрело несколько пар злобных глаз, лом, топор, кусок электрогрелки, плафоны и еще что-то от того, что раньше могло крутиться. Или даже вращаться.

Это были земанойды. Они уже домой возвращались, на эсминец. Грязные, страшные, обвешанные проводами и арматурой они вывели мичмана наружу.

Земанов никто не остановил. Тот кто в принципе и должен был это сделать, стоял на стенке и улыбался. Он был счастлив что вылез от туда, что не откусили, что жив остался.

 Земаны возвращались. И сними возвращались плафоны за которые завтра будет убивать командир, с нами возвращались электрогрелки, за которыми уже сегодня будет «дохнуть» дневальные земы, с ними возвращалась нештатная электропроводка, от которой будут цепенеть промы, с ними возвращались устройства по затоплению говна забортного. С ними возвращалось все то, без чего не может быть жизни на нашем эсминце. В принципе быть не может. С ними возвращалась жизнь.

 

ТОЛЬКО ДЛЯ ПОСВЯЩЕННЫХ

 

Командир наш заболел. Плохо ему стало. Домой он ушел.

А нам стало тихо. Мы оставались по прежнему здесь. На коробке.

Но жизнь не стоит на месте, и в один прекрасный день земаны стали искать где проводка у них замкнуло. Они для этого рубильники дергали. Дергали, дергали…

Только дергали они рубильники в то самое время когда ужин шел. И вот в кают компании офицеров погас свет. Надолго погас.

Земана нашли. Того самого который дергал. Он рядышком стоял. Он ноль искал.

-         Что ж ты делаешь, гаденыш? – спросили зему.

-         Тащ, я ноль ищу…

-         Не там ты его ищешь…

В кают компании улыбались. По доброму улыбались.

А Ноль потом сам нашелся. Вернулся ноль. Пришел…

 

ИДИ И МОЛЧИ

 

-  Начальнику химической службы прибыть в каюту номер девять! – поведала корабельная трансляция всему кораблю.

Ну что делать? Идти надо.

            И заходит лейтенант к Заму в каюту. И смотрит на него сам Зам. Смотрит, смотрит…

А зам наш смотреть умеет. Он видит все. Даже то что мерещится. И все он слышит. Даже то чего другие не слышат. А как он запахи распознает!

-   Как книжечка пишется? «Растоптать», первая часть?

И смотрит Зам прямо на лейтенанта. Улыбается Зам.

-         Завтра книжечку в мою каюту.

-         Какую книжечку? – лейтенант делает удивленно-растерянный вид.

-         Завтра, в каюту.

-         Так…

-         Завтра.

-         Так нет у меня ни какой книжки.

-         Завтра. В каюту.       - уже проникновенно говорит Зам. – Идите.

Разговор окончен. Ты пока не урод, но уже скоро ... Но книжку ты не отдашь никогда. Лучше уродом, чем … . Химиком… . Или типа того.

            Кто? И откуда Зам узнал про книжку?

            Это вопросы. И идешь ты в каюту. Тук-тук. Тук-тук. И кто-то ведь тоже идет в каюту. Стук-стук. Стук-стук…

Идешь и думаешь. Идешь и молчишь. Живешь и молчишь.

 

ПОГОВОРИЛИ

 

На корабле учебная тревога. Борьба за живучесть.

-       Тащ. Вас там командир… - молвит зема.

-       Зачем?

-       Не знаю. Поговорить наверное хочет…

А вот и он сам. Наш Кэп. А вот и слюни. Значит идет командир с носа в корму…

Сейчас начнется разговор.

-         Где!!! – Это командир, он в ярости.

-        

-         Лейтенант! Где они! ГДЕ-Е-Е!!! – командир тычет пальцем в ИП-6.

-        

-         Где!!! Вы лодырь! Вы - преступник!

-         Так…

-         Вы бл-дь, на х-й! Чтобы завтра! Были!

-         Есть…

-         Иначе я вас лишу ВСЕГО!!!

-        

-         Вам ясно! Всего!!!

-         Ясно…

Вот и поговорили… Главное что теперь все ясно.

 

ПАЛАТА

 

            Госпиталь ВМФ. Палата. Четверо. И все с разных кораблей. Разговоры конечно о флоте, что-то типа «А вот мой СКР круче всех!». Тот что с ЭМ «Беспокойный» книжку читает, остальные спорят чей корабль лучше.

-         Да че там ваше корыто! ССВ! Одна торпеда и вам там всем пиз-ц!

-         А у вас вообще полный пиз-ц! Даже торпеды не надо!

-         Да мы! Да мы… Да, мы …

-         А «Беспокойный» вообще говно! – вдруг переводит разговор третий.

Тишина. Смотрят на лейтенанта. Он единственный с «Беспокойного», к тому же самый младший по званию.

-       Да, «Беспокойный» - говно. – отвечает лейтенант и продолжает читать книжку.

Изумление. Тишина.

-         А откуда он?

-         Да вроде с «Беспокойного».

-         Лейтенант, ты с «Беспокойного»?

-         Да.

-         Да ты че, лейтенант…. Да вы даже в море выйти не можете! У вас дурдом! От вас все бегут! Служба – бардак! Да у вас там, ВООБЩЕ!

-         Да, у нас там вообще… Но зато мы длиннее. 

Снова тишина. Нечего ответить лейтенанту. Длина эсминца 156 метров, и он действительно длиннее любого СКР-а, ССВ, БДК.

И о том кто самый-самый больше не спорили. Как-то глупо это все выглядело.

 

ДУРДОМ

 

Конец февраля. ЭМ «Беспокойный» так и не совершив, с августа прошлого года, ни одного выхода в море, остался стоять у стенки военной гавани г. Балтийск. Чуть теплые солнечные лучи уходящей зимы ласково и почти не  заметно согревают корабль. Тихо. Чайки гадят сверху. Трап. Грустная пора. И ничто не меняется. Только медленно едет крыша и поскрипывают швартовые концы.

К борту эскадренного миноносца подходят родители матроса. Они из того. совсем из другого мира. Стоят на стенке и ждут пока позовут их сына.

Серая громадина впечатляет. По юту, с дикими криками, пробегает стадо земанов и через миг исчезает в чреве эсминца. Звонки, мат, дикие вопли. Двое земанов с причальной стенке макают в воду, привязанную веревкой, кривую палку с паклей на конце. Земы моют «машку». По трапу спускается  очередной зема в спасательном жилете, каске и с соплями по калено. Набрав в каску как в ведерко камешков, до сели изображавших якорь, зема медленно поднимается на борт. Став к борту, с диким восторгом матройзер со всего размаху начинает кидать камешки в воду.

Камешки быстро кончились и зама пошел на стенку за новыми. И так два раза.

-         А что он делает? – спросили родители у вахтенного офицера.

-         Не знаю. Он сумасшедший.

-         Как сумасшедший?! И у вас такие служат?

-         У нас все служат, и не только такие.

-         Да быть такого не может…

-         Не может.

И все уставились на матроса который пошел за камешками в третий раз.

Родители в недоумении. Им не верится что такое вообще возможно. Что существует такой непонятный, такой абсолютно дикий и опасный мир. Мир в котором служит их сын.

А такой мир существует, также как существуют бутылки плавающие по всей гавани которые надо нещадно топить, так же как существует дикий мат, трап, земаны, бесконечная приборка и многое, многое другое, без чего не может быть жизни на нашем эсминце. Такой непонятной и такой абсолютно дикой жизни.

 

ПИДЖАК

 

Он был из тех, которых учат лет шесть в нормальном вузе, но с военном уклоном и с военной кафедрой. А потом их отправляют на Флот. На Флот, с большой буквы «Ф». Он был из Таганрога, он не знал что такое Флот. Но его распределили. И распределили неудачно. На Флот, и сразу на эсминец. Он сначала удивлялся всему, он не понимал куда попал, и что это, и зачем то, и как тут люди служат, и что вообще надо делать. И эти крики, слюни, так много слюней … Его посылали туда, и он туда шел. И ничего там не находил. И не доставал там ничего. Не учили его доставать, и тем более доставать «еще вчера» и «хоть из жопы вашей!» Ему сказали вникать, и он вникал. Но так как он студентом был шесть лет, то ему как-то не вникалось. Тогда вникали его.

Послеобеденное построение. Прошло уже минут сорок. Мы стоим на юте. Собираемся. Мы всегда вот так стоим на юте и строимся, считаемся, собираемся и снова строимся. Мы можем долго строится и еще дольше собираться. Лейтенант-пиджак вылезая из душной корабельной надстройки посмотреть на солнышко и с интересом обнаружил столь интереснейшее собрание. И интереснейшее его заинтересовало. Он очень хотел служить, и поэтому хотел вникать.

-                     Офицерам построится на юте по разделениям! – поведал человек-офицер с пустой кобурой и повязкой синий-белый-синий.

Построились. Отдельно мичмана, отдельно одни офицеры, другие встали перпендикулярно первым офицерам, напротив мичманов. Отдельно ходили другие офицеры и орали на всех остальных. Только на двух офицеров орали по отдельному плану. Первым был офицер с повязкой, а второй был просто офицер отзывающейся на слова «Химик, на х..й! Бл…дь!». В этом был какой-то тайный смысл, которого лейтенант-пиджак еще не знал. И новоиспеченный лейтенант встал рядышком и стал вникать, чтобы понять этот тайный смысл.

-                     Бл…дь! Где командир БЧ-4, на х…й! Дежурный! На х..я вы нужны! Где этот сссраный контрактник! Ах в поликлинике! Жопа у него разболелась!!! Х..й у него отвалился!!! БЧ-2!!! Где Прядкин! В Калининграде!!! А какого х..я! Я вас спрашиваю, бл..дь! Кто его отпускал на х..й!!! Кто!!! Портупеи-и-и бл..дь! Отсасывает! А где секретчик!!! А где ваша х..йня химик! А! Где она!!!

И так еще очень долго. Разошлись. Через минуту собрались снова. Кто-то еще подошел.

Не вникалось. И тайный смысл был не досягаем и не доступен.

И тут старпом обратился к новоиспеченному: «А вы идите отсюда! Нечего вам раньше времени разочаровываться!»

И новоиспеченный ушел. Ушел и стал вникать. Он вникал, вникал, вникал и вникаюче аху..л. А когда вник, аху..л еще больше. Это было всеобщее бесконечное оху..вание. Бесконечное как большая приборка и всеобщее как мысль о сходе на берег. Но он все же вник. Вник. И не разочаровался раньше времени. Раньше того времени которого на самом деле практически нет. Времени, равного моменту от прихода на корабль, до первого построения. Разочарование приходит сразу и навсегда.

Он вник. И даже в чем-то немного разобрался. Разобрался. И не захотел больше не во что вникать. И не в чем больше разбираться. Он запомнил слово «Есть!» и понял тот глубокой смысл который, как оказалось, лежал так близко.

 

АРА

 

Военные корабли сдают задачу К-1, К-2, К-С. Во всех этих задачах заложен глубочайший смысл накопленный по крупицам человеческой цивилизацией, наверное, еще со времен динозавров. И все они построены по одному  орательному принципу.

Вот и моему кораблю пришлось сдавать задачу К-1. Не буду описывать весь этот процесс, остановлюсь только на одном эпизоде.

КХП. В нем я, флагманский химик дивизии, и командир отделения химиков. Последний не русский. В общем ара.

-         Так. А что это такое? – флагманский показывает на корабельный дозиметр-радиометр КДГ-1.

-         Ка-да-гэ.

-         А что такое «КДГ»?

-         Ка-да-гэ.

-         Ну а как перевести.

-         Дозиметра Ка-да-гэ.

-         Корабельный… - флагманский с подсказками лезет.

-         Ка-да-гэ.

-         Ну КДГ. Что обозначает «КДГ».

-         Дозиметр.

-         Ну хорошо. Диапазон измерения.

-         Чаго?

-         Ну от чего до чего меряет.

-         От палуба до потолка.

-         Да нет. В милирентгенах.

-        

-         От одного до?

-        

-         До десяти в кубе.

-        

-         Ну сколько десять в кубе?

-        

-         А в квадрате?

-         В каком квадратэ?

-         Ну, десять умножить на десять.

-         Нэ знаю. Я, тащ, плоха в арифметике.

Я вышел. Не стал слушать эти песни венского леса. Флагманской еще долго его что-то спрашивал, даже пытался что-то объяснить. Потом вышел флагманский. И я понял, задачу мы сдали.

 

 

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ

 

Среда. Уже светает. Утро. Продолжается рабочий день. Именно продолжается. Как это, поймет только тот кто «сидит» и «сосет», на железе. Уже какие сутки без схода, не вынимая, ражая бумажки килограммами, и заполняя журналы пачкам! Тот, кто обязан и должен, причем все, всегда и везде. И тот кто лентяй и бездельник, постоянный и беспробудный. И тот кто все нарушает, причем бесконечно. Это те самые, которые… Это мы.

 Только что подняли флаг. И тут же снова построились, только уже по варианту номер два. У нас много разных вариантов построений и поэтому мы условно придаем им не менее условные номера.

-         И куда вы собрались, химик? А, б..ядь? Куда? – это старпом. Он очень любознательный.

-         В Калининград. Списывать имущество.

-         Какое имущество?

-         Химическое. Вам ведь флагманский уже звонил.

-         Хэ…Ну, звонил. Твой с-с-с-раный… Флагманский…

 Удрать днем с корабля в Калининград более чем проблематично. Но все же можно. Все… Теперь только с трапа вниз, только вниз. За КПП бегом, а дальше уже можно пешком.

Калининград. Лейтенант не был здесь уже месяц. Он вообще мало где был. Он всегда был на эсминце. Он служил, даже во сне, когда спал.

Люди, машины, магазины. Просто живые люди, всевозможных полов и возрастов. Просто жизнь, без криков, мата и построений.

За тот день, который лейтенант был в Калининграде, он успел списать все, познакомиться с интересной девушкой, сходить с ней в кино, посидеть в кафе. Он так долго не был в кино!

Они долго гуляли по городу. Она что-то ему говорила, а он просто ходил и смотрел на весь этот мир как ненормальный.

И он успел так много, что приехав домой уже было забыл откуда он, и кто он.

В дверь позвонили.

-         Тащ… Там вас старпом. На корабль.

В дверном проеме стоял зема в шинели, шапке и с противогазом. Все, тот мир кончился. Весь и сразу.

И «тащ» сразу все вспомнил. И кто он. И откуда он. Что «только туда и сразу обратно, иначе вам пи..дец, лейтенант», и что его уже давно живут там. ТАМ. Только там.

И лейтенант пошел туда. Где его давно уже ждали. Пройдя КПП, ту черту которая разделяет эти два мира, лейтенант увидел то, с чего так совсем недавно, и так давно, сошел. Свой чудо крейсер. Он, крейсер, уже горел огнями палубного освещения, там уже шла приборка и земаны спускали лагуны с отходами. Там тоже была жизнь. Совсем другая жизнь. И дикие крики помощника наполняли тот мир безмерно. Той безмерностью которая наполняя корабль, превращала его в отдельный мир, в отдельную планету.

-       Идите сюда! Лейтенант! – уже кричит старпом- Где вы были все это время! А!

-       Я списывал имущество.

-       Бл..дь! Он списывал имущество! Весь день! Бл..дь! – старпом всплеснув  руками замер.

Через мгновение старпом продолжил свой рассказ, или даже повесть, из которой следовало, что лейтенант урод конечно, но теперь он здесь, и надо сегодня поработать, и завтра тоже, потому что послезавтра проверка, перед окончательной проверкой, и до самого выхода в море времени конечно не будет, а в море выйдет начальник штаба специально для нашей проверки. И после выхода не будет времени на подготовку к проверке дивизии, которая будет окончательно проверять нашу готовность к проверке Флота, перед проверкой…

А в другом мире, где-то там, в тишине, за Трапом, на совсем другой планете, думали о нем. О нем, который здесь и сейчас, по большому и малому сбору, по отсеку с фонариком, уже которые сутки, перед внезапно запланированной проверкой...

О том, который все же когда ни будь, между проверками, по Трапу… Бегом… В совершенно другой мир… В совершенно другую жизнь.

 

СЧЕТОВОД

 

            Пришел. Специалист. Только что из института. Лей-ти-нан-т. Мать твою…

- «Так, лейтенант! Давай рысью туда. Посчитай быстро боезапас  вон той - тычет пальцем куда-то в верх – АК-630. Понял? Ну давай.» - тут же озадачил лейтенанта командир БЧ-2.

Благо земаны вроде «шарящие» попались. Шарящие земаны, это такие земаны, которые могут быстро и правильно что-то сделать, или сделать так, что бы быстро и правильно это что-то сделали другие земаны, например те, которые меньше прослужили.  И вот стадо «вроде шарящих земанов», вывалив на палубу весь 30-мм боезапас АК-630, принялись за подсчеты. Считали долго. Со словами нецензурными, сложением в столбик, и округлением до десятков, или даже сотен.

- Сколько? – спросил лейтенант у матросов.

- Так, эта… Тащ…У меня было 400, потом, эта… 300… вроде…И у этого 710…почти. Короче пострелять вроде хватит.

- Сколько, их? – не унимался лейтенант.

- Тыща, тащ.

- Ровно?

- Что, ровно? – не понял зема.

- Ровно тысяча?

- Да, тащ… По х..й, их никто все равно не считает… особо… - и зема начал все заправлять в установку.

Лейтенант так не мог. Как же так! Его так не учили. Каждый снаряд! Каждый! И он их считал. Сам. Каждый.

- Все, посчитали! 1156 снарядов! – доложил лейтенант командиру БЧ-2.

- Да ты что, лейтенант! Какие 1156! Мы ж не стреляли почти! Там должно быть мно-го, «штуки» две… Больше даже. – это точно знал уже умудренный службой капитан-лейтенант.

И лейтенант пошел считать дальше. Постепенно смеркалось. «Сходные» потянулись на сход. С высоты вертолетной площадке он ясно видел как они очень быстро спускались по трапу, и со все нарастающей скоростью мелкими толпами, и не то что бы сходили. Скорее с…ли. Но лейтенант этого слова тогда еще не знал…

Он продолжал считать. 963, 964, 965… И земаны уже давным-давно, со словами «Тащ, я щас…», отлучились. На минуточку. А он все считал…

И лейтенант посчитал. Все. 1156 снарядов.

- Все, посчитал! Нет, правильно. Ровно, 1156. Это точно!

- Лейтенант, ты не прав. Ты везде смотрел? Точно? Да нет, ты не правильно посчитал. Их там МНОГО. Две тыщи. Иди считай. Пока не посчитаешь, с корабля не сойдешь!

- Так у меня сходная сегодня! Уже семь! Я дома уже два дня не был! Может завтра? - не унимался лейтенант.

- Да ты че! Лейтенант! Иди считай! Пока не сосчитаешь «сходу дробь»!

И лейтенант считал снова. И как он не считал, как он не пересчитывал, всегда получалось 1156.

- Все! Посчитал! Две тыщи! Ровно! Один в один – когда совсем стемнело доложил лейтенант.

- Ну вот, я ж говорил, что их там МНОГО. Я ж знаю. Так а где, те-то… были. – не унимался командир БЧ-2.

- Так, они… в ленте, в общем, перекрутились… Немного…

- Че там перекрутилось?! Немного?! – опешил командир БЧ-2. Он точно знал что их там МНОГО, но чтобы перекрутились…

- Да не… Там в общем такаю штука. Ну сейчас уже нормально. Все… Ровно, две тыщи.

- Точно две?

- Точно! – лейтенант уже отчаялся, думавши о том, что уже все сошли давно, а он здесь. Снаряды считает. Третий час.

- Ну раз точно, тогда иди домой. Чтобы завтра в семь тридцать был на борту! Лейтенант… Счетовод… Твою мать…

И лейтенант очень быстро переоделся, спустился по трапу, и со все больше нарастающей скоростью … Не то что бы сошел... Скорее…

Потом он узнал это слово.

 

ДЕМОКРАТИЗАТОР

 

Он лейтенант. Он только что из Питера. Там метро. Там с ним на «Вы». Там недавно диплом защитил. Потом выпуск. Отпуск. Потом…

А потом его расписали на обход корабля. Ночью. Вместе с мичманом. Вернее, со старшим мичманом, который только на этом корабле отслужил гораздо больше, чем лейтенант за всю свою жизнь. И пошли они с мичманом.

-         Ну, лейтенант, тут нет ничего сложного. Вот тут живут уе..ки.

Дверь в матросский кубрик тихо так открывается. Заходит лейтенант, а за ним, тихо так, мичман заходит.

На койке «дохнет» дневальный по кубрику. Дневальный «прикипел». Земы смотрят телевизор. Молодые спят уже, а «дембеля» смотрят. Весь экран занимают тетки с огромными … В общем с тем, с чем и надо.

Заметив лейтенанта первый демонстративно устраивается поудобней. Земанов много.

-  Сколько времени? Давно пора спать.

Лейтенант пытается выключить телевизор.

-  Да тащ… Че вы, тащ! Фильм хороший! Видите, тащ, пацаны «телик» смотрят! Бабы! А! Тащ! Че вы, тащ! У нас демократия в стране! Хотим и смотрим!

А земаны попались такие которым все по … Ну, по пояс в общем.  На «понт» решили взять лейтенанта. Мол молодой еще, пока разберется. Только вот мичмана земы сразу не заметили. И зря. Так как  смотрит старший мичман сквозь земанов прямо на телевизор. 

-         Демократия! А с-с-сука! А ты знаешь что это?!

-         Ну, тащ, это когда… Все можно…Это…

Мичман достает дрын, и показывает его сначала одному земе, потом второму, потом всем земам сразу.

-         Это палка... Мозговышибалка…

-         Нет. Это не палка. Это демократизатор!

-         Чо! Тащ! А! А! А!

-         С-с-сука!

-         А! А-а! Тащ! Не! На! До!

-         Иди сюда, зема…

-         А! А! О! Тащ!

Прошло ровно пять минут. Все уснули.

А он совсем недавно был в Питере. Там метро. Там с ним на «Вы». Там недавно диплом защитил. Потом выпуск. Отпуск…

А теперь он здесь…

-Все «дохнеш», зема! А!

Демократия…

-Ты где был! Сука! (звук удара в голову) А! Сука! Не слышу!

Уважение…

-Гандон! С-с-сраный!

Взаимопонимание…

-Тащ! Че надо? Я нихера не понял.

Коммуникабельность…

-Иди сюда, уеб..ще!

Правовое общество…

-На х..я! Сука! Щас я тебя накумарю! Урод!

Правовые основы…

-Пи...ар! Еб..ный!

Личное достоинство...

-Мудачье!!!

Корректность в общении...

-  Сука! Земаны! Олени! Пиз..ец!

Человеческие условия…

-  Все в говне! Кругом одно говно!

Здесь тоже есть демократия. Кто сказал что ее нет? Она есть. И человеческие условия. Тоже есть. Как же без этого.

Это должно быть.

 

ПОГОДА

 

- О е…ный в рот! Е…ый в рот! Бл..дь! Сука! На х..й! – заливается старпом, собрав у себя в каюте командиров боевых частей - Выхода сегодня не будет! Еще один котел наеб..лся. Всем скажите, что так мол и так, погода… Погода, хреновая, поэтому в море не выйдем! Все. Идите…

Построение на юте. Между двумя лейтенантами происходит диалог в некотором смысле для многих не понятный.

- Ну как там, погода?

- А, погода… Хреновая погода, еще один котел нае..лся.

- Кэп сказал завтра в море.

- Ну да… Вместе с ЗЭМЧ-ем бригады. Я бы на его месте остался здесь. На хрен.

Мы вышли в море. На сутки. Когда вернулись, старпом спускаясь по трапу произнес фразу, так красноречиво проводящую итог нашего выхода: «Как же хочется спустится сейчас по трапу, упасть на колени… И поцеловать эту землю.»

Море…

 

МОРЕ

(в отрывках фраз)

 

-         ПЭЖ, ходовой пост...

-         Есть ПЭЖ…

-         Стой командир! Не надо ничего. Пусть так… Пусть… Пусть пять узлов… А то начнут сейчас… Сломаемся, здесь… На хер...

 

-         Лево тридцать.

-         СТОЙ! КАКОЙ НА ХЕР ЛЕВО! ВПРАВО! ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ! ТАК ДЕРЖАТЬ! ОДЕРЖИВАТЬ! МЕТРИСТ!

-         Малы… Три и шесть!

-         Командир… Не надо… Лево… Право…Я уже старый… Больной…

 

-         Реверс… Реверс… Ну хоть немного… Ну ведь нельзя совсем без реверса…

 

-         Ну что же там, что… Что же там горит…

 

-         Алексей, я щас начну х..ню гнать … А ты там это… Дистанция 360 метров! Контролеры стрельбу разрешают!

 

-         И че…

-         Да, как у Покровского: «А с той стороны ждали мичмана 400 килограмм»

-         И че…

-         Че… Че… Открутил. А там водичка. 110 градусов...

-         И че…

-         А не чо… В лазарете лежит.

 

-         Неслышно нехрена… КП БЧ-2! КП БЧ-2 второй артустановке!

-         Х-х-р-р-ш-ш-ш…

-         КП БЧ-2!

-         Х-х-р-р-ш-ш-ш…

-         Район стрельбы осмотрен…

-         Х-х-р-р-ш-ш-ш…

-         Район стрельбы чист…

-         Х-х-р-р-ш-ш-ш…

-         Опасных целей не наблюдаю…

-         Х-х-р-р-ш-ш-ш… Х-х-р-р-ш-ш-ш… Х-х-р-р-ш-ш-ш…

-         Стрельба безопасна!

-         Х-х-р-р-ш-ш-ш… Ревун! Ревун! Х-х-р-р-ш-ш-ш…

 

-         Замкни цепь стрельбы! Сука!

-         ТАЩ…

-         Сука! Жопа тебе! Понял!

-         ТАЩ…

-         Я уже иду!

-         ТАЩ…

 

-         УГН 90! Альфа тридцать!

-         Так ТАЩ… Зеленый это левый?

-         Нет! Зеленый это правый. Зеленый - это хорошо. Ты ешь правой рекой – это хорошо, это зеленый, это правый борт… А левый это красный. Понял?

-         Эта… Понял, тащ…

 

-         Тише…Тише… Бл..дь! (Молчание и скрежет. Корабль остановила причальная стенка.) Сука… Помощник…Сука…

 

-     Где вы были когда вас не было?!

 

ДАЛЕКАЯ СТРАНА МАЛЬБОРО

 

            Нет, на Флоте не воруют. На флоте все… Ну в общем все куда-то девается, куда-то исчезает, пропадает, и как всегда ни кто ничего не видел и знать ничего не знает. И когда ни будь настает тот момент когда или уже нечего, или пока еще нечего.

            На Флоте тащат все. И не потому что надо, а потому что нахаляву. Кому нужны плафоны аварийного освещения? «Тащ, в пост, надо». А лампочки? «Тащ, надо, прозапас». А комплекты КЗИ-2, ласково именуемые «химгандонами», если за все свою жизнь человек был на рыбалке всего один раз, и тот в детстве по ошибке? «Тащ, надо… А вдруг пригодится». Ну а переключатели, ласково именуемые «клювиками»? «Ну это тащ… Надо» Ну а … «И это тоже надо, тащ…» В общем надо все. Особенно если это все подходит для «жигулей», дизельного «опеля», или по хозяйству, ну например в виде полочки или подставочки. Из всего что открыто, или плохо закрыто, выносят все начисто. Ведь надо абсолютно все, даже то, что даже неизвестно для чего вообще здесь стоит. Тащат все.

Последний месяц был особенно уносным. Тащили отовсюду где только можно было урвать, отобрать, упереть. Тащили, тащили… И все равно не хватает. Всего. Аварийно-спасательного имущества, плафонов, лампочек, переключателей. 

Помощник, распираемый жаждой мщения, построил экипаж на юте. Уже темным-темно, ветер, снег. И крики помощника. Свою долгую-долгую речь он закончил словами: «И кончайте в конце концов все везде пиз..ть! Кончайте пиз..ть!»

И как раз в это самое время к трапу подошли двое зем с сумками. В сумках булькало.

- Это кому?

- Да, помохе… А че он там орет?

- Да он там это… Говорит чтобы больше никто ничего на корабле не воровал.

- Да? – зема посмотрел на помощника, на сумки, снова на помощника, и ухмельнувшись спустился по Трапу растворясь в темноте по дороге в такую далекую страну Мальборо. Где горы плафонов аварийного освещения омывают реки саляры… В страну где все есть, и куда это все тащат. В страну, в которой волшебным образом появляется все то, что не менее волшебным и странным образом исчезает здесь.

 В такой далекой-далекой стране… В стране под названием Мальборо…

 

МОНОЛОГ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА

или

СТРАШНЫЙ СОН ГРАЖДАНСКОГО ЧЕЛОВЕКА

 

У него был выходной. Даже у лейтенантов иногда бывают выходные. Когда тихим сапом, с чувством вины, по трапу вниз… И гуляли они вдвоем по городу. Он, лейтенант ее величества РФ, и она, даже не лейтенант. Просто, обычный гражданский человек неуставного пола.

-        Слушай, а как вы там работаете? – спрашивает девушка.

-        Да как тебе объяснить… Все равно не поймешь.

-        Ну а ты попробуй.

-          Ну вот ты где работаешь? Правильно. В Сбербанке. А вот теперь представь: поставить на весь твой сбербанк два компьютера, даже не «Пентиума», а таких которые думают с ошибками и по пол часа. И посадить за них двух чуваков, самых умных, которые компьютер видели и даже школу закончили. И заставить их вести всю документацию денно и ношно. На деревянной бумаге желто-паносного цвета, на матричном принтере времен вьетнамской войны, через копирку, через которую весь этот мир виден как наяву. И заставить тебя вести ДОКУМЕНТАЦИЮ: «Журнал обхода Сбербанка», «Журнал выдачи журналов», Приказ «О допуске работников Сбербанка к работе в Сбербанке», «План по составлению плана».

И ругать тебя чуть что не так, за нее любимую.

-          Что! А где ваша документация… Так, так, так… А! Где здесь ваша роспись! Где она! Где! А что здесь! Это что! Где отметка о провидении! Где! Это что! Что это! Почему не подшито! А я вас спрашиваю! Что вы себе позволяете! Что вы молчите! А?! Правильно! Если хотите со мной разговаривать, то лучше молчите! Идите! Вон от сюда! Вам два часа! Два! И попробуйте не сделать что ни будь! Я вас лишу всего! Выход из Сбербанка я вам запрещаю!

И разговаривать с тобой мерзко, даже очень, в присутствии подчиненных, чтобы «чмякало там у вас».

И стоить вас пошереножно, по отделам, вдоль и поперек, внутри и снаружи, в дождь и в зной, по часу через каждые пол часа.

И выход из Сбербанка запретить. Даже за сигаретами. Выходные отменить. Они не нужны. Семью отправить в Питер. Приборку делать всем везде и постоянно. И красить всем кабинеты. Кисточки сами купите. А еще набрать в Сбербанк, чуваков, с образовантием классов шесть, а то и восемь, и ничего им не показывать и не объяснять, пусть сами кредиты выдают, как хотят. Научатся. И кормить их на 20 рублей в сутки, и никуда их не пускать, и чтоб одних мужиков, чтобы они за два года без девок одурели в конец, и набрать их много, штук 250, и чтобы жили они внутри, и чтобы мылись они мылом «Слоненок», и стирались им же, и чтобы приборку им же всегда делали. И инвентарь тоже чтобы сами делали, из кустов которые растут у твоего Сбербанка. И проводить с ними каждый понедельник ОГП, а каждую пятнице телесной осмотр, а каждый вечер вечернюю проверку, что бы посчитать их всех. И одежду им выдавать одинаковую, одинакового роста и раз в пол года. И заставить их любить свой Сбербанк, и если что не так, то жизнь за него отдать, вместе с вещевым аттестатом.

А ночью, чтобы дома не расслабляться, поставить тебя у входа в сбербанк, на четыре часа, чтобы из этого Сбербанка никто не сбежал. И нож тебе дать, чтобы уж точно не сбежали. И днем тебя там же поставить, чтобы еще часа на четыре, шесть, восемь… И ставить тебя туда постоянно, через день. И драть тебя за то что ты ничего не успеваешь, потому что здесь стоишь. И устройство Сбербанка еще не выучил. «А что за дверь напротив туалета на третьем этаже, справа от кредитного отдела, сразу за лестницей?» И приборку еще не сделал, и векселя с акциями не посчитал, и в журнале еще не расписался, и ремонт в Сбербанке не сделал, и работники твои еще не начали закапывать листья в яму у Сбербанка… И бордюры красить. И лужи разгребать. А зимой снег ночью убирать до асфальта, а весной разбрасывать его по асфальту лопатами, чтобы таял он там быстрее… И тем самым приближать весну.

А еще можно так много, так много, что просто одуреть можно.

-        Слушай, и как вы там работаете?

-        Так и работаем… Может мороженого?

-        Давай…

КОРАБЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА

 

Как то был у нас Доктор. Еще до моего прихода на корабль. Здоровый капитан 3 ранга. У доктора был компьютер, каюта и эликсир жизни. Хлопнет доктор эликсира, сядет в каюте за компьютер, и нет уже доктора.

 

-Тащ… У меня тут пальчик порезался…

-Иди отсюда на хер! Щас отрежу!

 

-Тащ… У меня горло болит.

-Иди на хер, щас керосина налью.

 

-Тащ… Температура…

-Возьми таблеток в шкафу.

-Каких?

-Ты че дебил!

-Нет…

-Возьми таблетки и иди от сюда!

 

-Тащ я что-то съел не того…

-Ну и что ты хочешь из под меня … Клизму хочешь?

-Нет…

-Тогда иди отсюда.

 

Так работал наш доктор. Странно, но через две недели амбулатория опустила. Больных не было, никто не болел.

А ночью матрос-фельдшер творил чудеса. Отрезая, вырезая, пришивая, выдирая, прижигая, клизмируя…

 

ХИМИК

 

Уже ввели в действие вспомогательный котел. Уже началась покраска корабля. И снова уже в который раз все в краске, масле, слюнях, криках, с разводными клячами и кисточками, скребками и баночками. И снова жесткая двухсменка. Наряды, наряды, наряды…

Корабль готовится к выходу в море.

И среди этого великолепия жизни, когда жизнь в самом разгаре, на корабль приезжает экскурсия. Детишки, класс шестой, и учительница с ними. Молодая. Только что из пединститута.

-     Так, так, так… А кто поведет экскурсию…А! Рубка! Начхима ко мне в каюту! Быстро! – ведает чей-то уж очень знакомый голос. Это голос самого ЗАМа.

-     Есть…

Прошло пять минут. Пришел начхим. Грязный, в краске, с рожей в полосочку и робой в пятнышках, с разводным ключом в кармане.

-     Так, химик. Щас детишки приедут. Встретишь. Те кто к нам – их сюда, остальных посылай на х..й. Ясно?

-     Ясно.

Не ясно какие чувства испытывали детишки впервые ступившие на палубу такого крейсера как наш, но учительница была очарована. Особенно тогда, когда встретило ее у борта что-то грязное, местами рваное, небритое. Среди этого всего грязного, таскающего, скребущего, долбящего и уже тут же красящего… И особенно тогда, когда это нечто грязное, исчезнув, за пять минут превратился в чистого, опрятного, гладко выбритого, лейтенантика.

Он рассказывал про кораблики, пушки, ракеты, торпеды… Она была очарованна, и все думала какой же вопросик задать лейтенантику, таким чудесным образом превратившегося из бомжа-любителя в офицера. Но все ее очарование рухнуло в один момент:

-     Здорово, химик – поздоровался с начхимом проходящий мимо офицер - Когда освободишься?

-     Скоро уже.

В одно мгновенье лейтенантик превратился из офицера в простого зэка, небритого всего, в грязной спецовке, с разводным ключом в кармане, отправленного за хорошее поведение в армию.

И только много позже она узнала, что корабельный «химик» это нечто совершенно другое чем «химик» на зоне, и это уж точно очень далеко от высоких заборов, колючей проволоки, нар, и прочей тюремщены.

 

ПОЛЕТЫ, ВО СНЕ И НАЯВУ.

 

-     Вставай! Полетели… - с этими словами что-то растормошило помощника, до этого момента спокойно спящего в своей каюте.

-     Так…

-     Полетели…

На вертолетной площадке эскадренного миноносца уже стоял вертолет готовый взмыть в воздух. Загрузились. Вертолет начал  взлет.

Сначала было очень интересно, хотя во рту была помойка. Полнейшая. С набором высоты интерес пропадал. Возвращалась память. Не вся конечно, и не сразу. Фрагментами.

Вспоминалось как решали как списывать спирт. Как пили. До самого утра, спирт этот. Литров пять. Вместе с летчиками. Как выпили его много.

И где у вертолета что. И зачем нужны лопасти. И прапорщик еще этот… Техник-вертолетчик…

С набором высоты возвращалась память. Появлялась трезвость ума. А в голове летала только одна мысль: «Пять литров… Все же… И как они там? Рулят…».

Когда поднялись на такую высоту с которой эсминец начинает напоминать детскую модель кораблика, тогда к помощнику вернулась память полностью. Он даже вспомнил как называется вертолет этот. Он назывался КА-27 ПС.

И стало страшно. Он протрезвел. Весь и сразу.

Он больше никогда не летал в подобном виде. Даже во сне.

А прапорщик этот летал еще долго…

Техник-вертолетчик…

Бывает же такое.

 

ПОКРАСКА

 

-     Горячку пороть не будем, но к утру корабль должен быть покрашен! – поведал на построении старпом постепенно обалдевающей публике.

Вы наверное знаете как красят военные корабли. Ну если и не знаете, то наверное догадываетесь. Их красят днем. Когда не хватает дня, а дня не хватает всегда, корабли красят ночью. Кисточки достают. Валики достают тоже. Их как всегда нет. Тогда их занимают на соседних кораблях. А еще их покупают за деньги. Как правило за матросские. Реже их приносят из дома. Емкости под краску не проблема, но все же. Их ищут, находят, и наливают в них краску. А еще их, емкости эти, можно делать самим. Из всего что может попасть под матросскую руку, кроме кастрюль и кружек. Еще ее можно налить земе в ладошки, и тогда, в следующий раз, зема этот уж точно найдет себе что-то более подходящее.

И вот тогда, когда все это готово, начинается всеобщая долбежка корпуса корабля с целью обдирания и отскребывания всего ржавого и не очень. Долбежка эта наполняет всю гавань и на третьи сутки затихает сама собой.

А потом наступает и собственно покраска. Краски как всегда не хватает и поначалу ее усиленно охраняют и выдают строго на очень нужные объекты и в строго ограниченных количествах. А потом, когда вроде уже все покрашено, она почему-то остается и медленно засыхает в бочке уже никому не нужная.

О, если бы вы видели как земы красят корабль! Как они привязываются веревками к внешнему контуру корпуса корабля и как скалолазы, обвешиваясь баночками с краской, красят. Как проходящий мимо зема обязательно задевает баночку с краской ногой, и баночка эта, трехлитровая, летит прямо вниз. За борт. И прямо на зему, который в это время усиленно красит борт эсминца. И как зема этот, который красил, весь в краске вылезает на палубу готовый убить любого кто попадется ему в этот момент.

А потом постоянно орет старпом… Что все не так, все плохо, и схода не будет до тех пор пока не покрасим, а с такими темпами мы конечно никогда не покрасим, и значит схода никогда не будет. Грустно…

Но вот свершается чудо. Мы выходим в море. Раз на третий. Идем. И красим. Ночами. Приходим. И подкрашиваем. Перекрашиваем. И вот и все. Утро первого дня когда нас отшвартовали не к 66-му причалу военной гавани. Теперь если и захочешь – красить нельзя. Начинается посещение корабля. И вот тогда все - конец покраски. И чувством не выполненного долга все расходятся кто куда.

И только запах краски по утру напоминает ту недельную истерию которая так бурно началась и так бесславно закончилась.

 

ВАСЯ! ЧАЮ!

 

Уж так повелось на эсминцах, что камбуз кают-компании офицеров находится по соседству с флагманской каютой, где как правило обитает на время похода только большое начальство.

И вот в один из таких дней командир дивизии сидел в каюте и думал. И думал он бы еще долго, только дверь в каюту приоткрылась и вслед за двумя протянутыми в дверной проем грязными руками с пустыми стаканами раздался голос: «Вася! Чаю!»

Командир дивизии обомлел. Чаю у него не было.

-  Тащ… - только успело сказать чье-то лицо, выглянувшее из дверного проема с двумя протянутыми руками со стаканами, и тут же исчезло прочь.

Через минуту к командиру дивизии зашел командир корабля.

-  Что это было, командир? - спросил комдив.

-  Так это, вам чай приносили… - ответил командир корабля.

-  Так стаканы были пустыми.

-  Да… В них чай забыли налить.

-  Ну да. Забыли. Командир, еще раз забудут, и ты, вот здесь, забудешь о своем переводе. Понял.

-  Понял.

А кок Вася с этого дня и до конца своей службы, вместо того чтобы чай наливать, в БЧ-5 гайки крутил.

 

СХОД

 

Утро. Идет приготовление корабля к бою и походу. А тем временем в корабельном изоляторе не то чтобы спит, я бы даже сказал – дохнет, корабельный фельдшер.

Пришел вечер. Фельдшер проснулся. «17:00 Вот и рабочий день кончился» - подумал фельдшер и пошел с лицом умирающего шахтера, из последних сил выбравшегося из шахты, к командиру корабля. В каюту.

Ему бы надо по шкафуту пройти, или в «люмик» выглянуть, а он все внутренними коридорами…

-       Разрешите. Все сделал, прошу добро на сход с корабля. – отрапортовал фельдшер и лицо его тут же сделалось еще более уставшим.

-       Что сделали? – не понял командир.

-       Все что было запланировано в суточном плане. Прошу добро домой. –ответил фельдшер.

-       Домой??? – изумлению командира не было предела – Домой… Ах домой… Домой он собрался, сокол ясный. Ну иди, иди дорогой, иди домой. И завтра можешь на службу не приходить, возьми выходной. Отдохни. Иди…

-       Рубка! Фельдшеру добро на сход! – сообщил по трансляции в рубку дежурного по корабля голос командира.

-       Есть… - только и смог ответить дежурный по корабля.

Тем временем, минуя рубку дежурного по кораблю с сумочкой в руках наш доктор пожимая всем руки сообщал, что идет домой, и завтра его не будет, и посему, чтобы со всеми болячками обращались в городскую поликлинику.

Да, да - отвечали ему. Многие уже начали понимать что к чему. И вот настал тот момент, когда мичман открыл дверь ведущую на верхнюю палубу, и обмер. Кругом была вода. Корабль был в море…

Рубка дежурного взорвалась смехом. Ржали так что даже крысы разбегались.

-       Ну что, доктор. Иди домой. Трудяга. На выходной. Раз план на сегодня выполнил весь. Иди. - сказал командир вышедший на ют похлопывая фельдшера по плечу. - И не говори больше что тебе выходные не предоставляют. Иди. Специалист…

И фельдшер пошел в каюту. С лицом шахтера погибшего в шахте.

 

СТРАННЫЕ, СТРАННЫЕ РУССКИЕ…

 

Зема сначала проснулся. Потом зема решил «робишку» постирать. Ну грязная она стала, замусоленная. А за бортом просто благодать, море кругом, разные кораблики вокруг плавают. Земан-годок взял «робишку» свою, чье то мыло, все это хозяйство намылил, и отправил за борт. Русские земы они такие, чуть что – сразу за борт. Ну а стираться таким своеобразным образом сам Бог велел. Водичка в море чистая, и рабочее платье привязанное шкертиком к чему-то внутрикорабельному и выбрашенное через «люмик» за борт, стирается ну просто «изюмительно», прямо как «Тайдом» с «Ариэлем».

            А по ту сторону нашего крейсера, шел крейсер американский, с американскими земами. А те земы так не приучены, они даже понятия не имеют что так можно одежду стирать.

- The captain! Russian with us dishonestly play! They have lowered the additional acoustic gauge from a nose of the ship! (Капитан! Русские с нами нечестно играют! Они опустили с носа корабля дополнительный акустический датчик!) – сообщили янки на ихнем супостатовском языке американскому капитану и тут же передали это сообщение капитану русскому.

-                Че! Че там б..дь мы опустили! – сказал русский капитан уже по русски и послал старпома во всем разобраться.

Русского старпома тут же как ветром сдуло с ходового и едва свесившись с борта он уже несся по баку что то крича на непонятном и таком загадочном русском языке. А кричал он одно и тоже: «Уе..и!!! Вот уе..и!!!»

            Дневального стоящего у носового кубрика снесло с одного удара, и тело старпома ввалилось в кубрик. Издав львиный рев старпом схватил зему, того самого зему со шкертиком, и отправил его в противоположный угол кубрика посредством одного удара в одно место. Этим местом оказалась голова.

Странно, но зема все как-то сразу понял и осознал.

А «робишка» со шкертиком, которого уже держал старпом самолично, быстро была поднята на борт через загадочное отверстие в борте корабля, которые русские «сейлорс» загадочно называют странным словом «люмик», и куда они, такие загадочные русские, всегда высовывают головы и всегда выбрасывают мусор,  вперемешку с «русскими сонарами».

Ох, эти странные и загадочные русские.

 

АЛЬСТЕР.

 

Мы тогда еще ходили в море. Иногда. И стреляли не только по буксиру, бывало еще и в щит попадали. И тогда нам призы давали. За успешную противовоздушную оборону корабля – звездочку с надписью «ПВО» внутри, а за успешные артиллерийские стрельбы, когда в базу возвращались все буксиры – то же звездочку, только  с буквой «А» в центре.

А супостаты рядом плавали. Смотрели они, супостаты, как мы тут вовсю из пушек по щитам и буксирам лупим.

И вот как-то раз корабль радиоразведки ВМС Германии под странным названием «Альстер», все никак отстать от нас не мог. И не отогнать его ни как.

- Товарищ комбриг, а может напугать его... - молвит командир смотря на командира бригады, - ну так, совсем чуть-чуть. Долбанем немножко… Рядышком… Из шестьсот тридцаток. А?

- Ну давай командир. Только аккуратненько так… - дает «добро» комбриг.

Ну и дали…

«Русские!!! Не стреляйте!!! Не стреляйте!!!» - кричали немцы на чистом русском языке после первого же залпа.

Потом был чуть ли не международный скандал, затем как-то забылось, но однажды в одном из немецких городов какой-то немец подошел к нашему совсем не очень трезвому боцману и на ломанном русском спросил про звездочку с буквой «А» в центре. Мол «А что это такое?».

- А. Это… Это – «А!». «Альстер!».

- Альстер!!! Я! Я! Помнить «Альстер»! – в глазах немца был ужас. Если они, русские, в мирное время такие звери, то на войне…

Русские вызывают страх и изумление. Эти странные русские, которые в море стреляют только по им известным правилам с произвольным выбором целей. Которые дымят так, что даже ночью видно их КУГ - и с ПУГ - ми, и после которых в море столько всего интересного плавает, что рэк-дайвинг покурит.

Ох, эти странные, загадочные и опасные русские.

 

What name of you ship?

 

-  Excuse. How your ship refers to? (Извините. Как называется ваш корабль?) – спросил английский моряк,  моряка русского, во время посещения ими наших кораблей в нашей военно-морской базе г. Балтийск. Спросил нашего, что ни на есть до мозга костей русского мичмана.

-  Чего? Это корабль? Да! Это корабль!

-  Yes. A name. A name of your ship? (Да. Название. Название вашего корабля?)

-  Как? Название… Как это по вашему то будет. Ну это: Demon the deceased... (Беспокойный…) A demon... (Бес…) The deceased…(Покойный…)  A dead demon... КорочеА! Во! The Abnormal demon. (Ненормальный бес.) The name of this ship - a demon the deceased! (Имя корабля – мертвый бес!)

-  About my God! So the ship can not refer to! It is not possible! (Боже! Корабль не может так называться! Это невозможно!)

-  Да! Так и называется!

-  And what it for the aerial on a superstructure of your ship? It is the satellite navigating aerial or the aerial of communication? (А что это за антенна на надстройке вашего корабля? Это спутниковая  навигационная антенна или антенна связи?)

-  А это… Это птички насрали.

-  What? (Что?).

-  Ну птички летали и срали. Сверху. Не знаю как это по вашему. – и машет мичман русский, лапками своими как крылышками.

-  Yes! Yes! Well nosrali! Your ships a little even it is more beautiful than ours. It is the truth. You very strong country and you have very strong fleet. (Ваши корабли немного даже красивее наших. Это правда. Вы очень сильная страна и вы имеете очень сильный флот.)

-  Да, сам ты придурок!

-  At me my grandfather was the military seaman. And my father was too the military seaman. And I have decided to devote the life to service in royal fleet of its majesty! Whether it is very honourable not so? (У меня мой дед был военным моряком. И мой отец был тоже военным моряком. И я решил посвятить свою жизнь службе в королевском флоте ее величества! Это очень почетно, не так ли?)

-  Да. Мы тоже жрем водку и девок трахаем.

-  And what such davoc trachaem? (Что такое «davoc trachaem?»)

-  Ну это когда ты ее пялишь и пялишь!

-  Yes you very beautiful country. You are right. (Да у вас очень красивая страна. Вы правы.)

-  Конечно я прав! Ты и сам то любитель перепехнуться на халяву.

-  We had with you interesting conversation. Unfortunately I badly know Russian. But that not thank for conversation and in the evening we invite you to ourselves to a small friendly meeting. Up to a meeting. (Мы имели с вами интересную беседу. К сожалению я плохо владею русским языком. Но тем не менее спасибо за беседу и вечером мы приглашаем вас к себе на маленькую дружескую встречу. До встречи.)

-  Давайте придурки...  Good bay! Олени. Сраные...

 

МАРЛЕЗОНСКИЙ БАЛЕТ

(часть первая - расстрел)

 

Зема «задембелевал» не по-детски. И отправили зему на «кичу». Их тогда еще отправляли. Тогда была конечно и демократия то же, но земанов сажали.

- Тащ. А че, еб…ть, вы дое..ались до меня. Мне по х…й. Я пацан. Я, бл..дь, увольнюясь через месяц. Че не ясно? Один х…й, ни х..я делать не буду. И на х..ю я вартел ваш устав еб…ный. – зема был уже «дэмбл», и все равно ему было. Че ему, дембелю, старлей какой-то, пристал с приборкой. Он, пацан, жрал водку с первого класса и жрать ее будет, и морды бил, и бить их будет. Он «пацан», ему можно. А тут «тащ» застроить пытается. Уставом грозит. Зему на родине на «евоной» не посадили, а тут старлей какой-то…

А старлей раньше в пехоте служил… В Чечне побывал, контузило его.

«Да мне по х…й! Сажайте! Ну! Ху..и вы сделаете?!» - зема разошелся. «Ну че, давайте!».

И «тащан» дал… Предварительно вынув еще в караульном помещении из затвора ударник, старший лейтенант, не говоря не слова, достал ПМ, передернул затвор, приставил ствол к земиной головке, и спустил спусковой крючок… С щелчком зема дернулся всем своим дембельским телом, а караульный у входа покрылся холодным потом и аурой какого-то зловонного запаха.

Нет, выстрела не было. Ударник ведь в «караулке» остался.

- Осечка…- сказал старлей передергивая затвор, и повторно прислонил ствол к земиной голове.

- Тащ!!! – взмолился зема. «Тащ!!!» - на полу лежал патрон вылетевший из ПМ-а. «Тащ!!!» - ствол смотрел на зему. «ТАЩ!!! Не убивайте!!! Тащ!!! Я щас ВСЕ СДЕЛАЮ!!!» - и зема схватив тряпку начинает возить ей по полу.

- Убью в следующий раз… - только и сказал старлей, подобрав патрончик, положил «ствол» в кобуру и был таков.

А зема оттирал камеру свою, весь день. Без пререканий. И камера напоминала пустой аптечный киоск.

 

МАРЛЕЗОНСКИЙ БАЛЕТ

(часть вторая – расстрел демонстрантов)

Гарнизонная комендатура. Уже далеко после команды «Отбой!» в камерах стоит галдеж неописуемый. Ну что ты тут поделаешь. Надо как-то народ успокаивать.

- Станавись! – разнеслась команда по серым коридорам гарнизонной гауптвахты – Сейчас будем расстреливать демонстрантов!

- Че тащ будем… - не понимают растерянные моряки.

- Ты! Будешь пулеметом. Становись на четвереньки! – поясняет начальник караула. – Ты, второй, тоже будешь пулеметом. Ложись ему на спину лапами кверху. Иди сюда. Ты – пулеметчик. Бери второго за руки и давай: «Тра-та-та-та-та-та-та!!!». Понял. Вы двое – пулеметная лента! Ползаете под ним. Ты- кинохроник. Давай крути рукой у башки своей бестолковой, и издавай звук работающей кинокамеры. Ты, высокий, руководитель расстрела. Махнешь рукой. А вы, все остальные – демонстранты. Кричите «Свободу Васе Зайцеву!». Напоминаю, Вася Зайцев попал сюда за пьянку и ночной мордобой на корабле. Ясно? Ну поехали…

И вот, стадо зем, построившись в корридоре, орет что есть сил: «Свободу Васе Зайцеву! Свободу Васе Зайцеву!». Тот, что высокой, зычным голосом орет «А-гонь!» и опускает руку. Зема издавая «Тра-та-та-та-та!!!» дергает ножками, под ним ползают те которые изображают пулеметную ленту, бегает кинохконик издавая что-то вроде «Д-Ж-Ж!», а остальные валятся на пол вперемежку, и лежат там неподвижно. И только один со словами «Я ранен! Помогите!» отползает в сторону.

- Расстрел окончен! Всем спать. Марш по камерам. – командует начальник караула и все разбредаются по камерам.

Болтать больше не хочется. И тишина стоит мертвая. Как после расстрела...

 

МАРЛЕЗОНСКИЙ БАЛЕТ

(часть третья, заключительная – полет Навигатора)

- Ну что, зема. Будешь - самолетом. Вылетаешь из за тех деревьев и летишь вон туда. Долетишь – значит герой – поведал старший лейтенант моряку-алкоголику.

А «вон там» стояли уже другие заманы. Тоже сидящие за мордобой, хулиганство и алкоголизм, на славных кораблях ВФМ, в гарнизонной комендатуре.

Ты – будешь выдавать целеуказание, ты – «Ураган», а вот ты, мелкий, АК-630. – Распределил роли начальник караула, которому вся эта шобла алкоголиков уже изрядно поднадоела за эти сутки. – И уж если пропустите «цель», то все, хана вам всем, работы будет…

Тыр-тыр-тыр – раздается урчание «мотора» из за соседних елей. «Б-р-р-р-р» - и зема полетел…

Залп! Залп! На! Слева… - раздаются над комендатурой разноголосые вопли. Моряки гоняются за «самолетом противника».

«Самолет» не прошел. Сбили…

 

ХОЛОДНОЕ ЛЕТО

2001 года.

Земы спали в кубрике. И спали бы они и дольше, тихо, и не очень, сопя в две дырки, только вот старпом решил пройти по кубрикам. И там, куда он спускался, сначала раздавался львиный рев, потом раздавались звуки напоминающие удар в голову, и через мгновенье вылетали земы. С приборочным инвентарем. Не очень педагогично (да, есть такое слово), конечно, но зато как эффективно!

И вот раздался львиный рев. Пока старпом громил один кубрик, матросы из другого, соседнего, быстренько так, … . (есть и такое слово, тоже, только не в словаре). Короче, моряки покидали кубрики в экстренном порядке.

И вот проснулся зема от дикого рычания старпома, схватил было «робишку», а ее то и нет! Зема из кубрика, а там уже старпом по трапу спускается. И тогда морячок схватил и тут же надел шинель, шапку, и … тапки.

-       Ты че… зема? – старпом аж оторопел от вида земы в шинели и шапке.

-       Тащ… я замерз.

-       Да…

И зема пользуясь моментом куда-то поскакал.

А за бортом шелестела листва, пели птички, плескались рыбки. Было жарко. Был июль. Было лето.

НЕПОБЕДИМЫЕ

 

Дело было в иностранном порту, когда корабль еще бороздил просторы нашей и не нашей Родины. Дело было на «Балтопсе».

Пришвартовались…

А вот кранцы за бортом поставить не додумались. И проходящие мимо кораблики ВМС стран НАТО поднимали волну, которая в свою очередь набегая на корабль била его о причальную стенку.

Скрежет металла…

-  Б…! Земы! Бегом! Толкай! Б…! – кричал старпом, и матросы скатываясь по трапу упирались кто чем мог в корпус эсминца и толкали его, толкали…

Ручками…

От причальной стенки…

Всем экипажем.

ВАФЛИ-ТУФЛИ

 

И снова вызывают тебя, урода, к командиру. И идешь ты, лейтенант, к нему самому. И смотрит он на тебя сверху вниз, с лево на право, и с носа в корму…

- Лейтенант! А где наш оргприказ о химической х…не?! А?! (лезут вглубь журнала). О! Приказ об организации радиационной, химической разведке и контроле. Где?! На х..й! Б..дь! Или у нас х..ня эта не проводится?!

- Проводится… Товарищ командир. Только приказ – бригадный. Его бригада сочиняет, назначая дежурный корабль…

- Мне по х..й кто там чего сочиняет! Где НАШ приказ?!

- Сделаем наш.

- Немедленно! Час времени! Лично мне! Сход вам запрещен! На х..й! Иначе я лишу вас ВСЕГО! Вам все понятно?!

- Понятно…

- Смотри сюда! Здесь – орг приказ…. Дальше – вафли-туфли,  вафли-туфли,  вафли-туфли. Утверждаю – Ивановский. Понял?

- Нет…

- Еще раз повторяю. Для дебилов.  Здесь – орг приказ …. Дальше – вафли-туфли,  вафли-туфли,  вафли-туфли. Утверждаю – Ивановский. Понятно?

- Что писать здесь, где «вафли-туфли"?

- Повторяю в последний раз… Здесь – орг приказ об организации…. Ясно? Дальше – вафли-туфли,  вафли-туфли,  вафли-туфли. Утверждаю – Ивановский. Понятно?

- Понятно…

- Вам час времени! Все! Идите. И попробуйте не сделать! Понаберут детей на Флот…

Наш командир обладал особой проницательностью. Особой педагогикой. Его объяснения были доходчивы до безумия…

«Вафли-туфли, вафли-туфли, утверждаю – Ивановский…».


ЭПИЛОГ

 

Через год моей службы на корабле, ушел сначала помощник: перевелся куда-то в Калининград. Командир стал командиром бригады, ЗАМ уволился в запас, кто-то стал командиром боевой части, кто-то даже ушел старпомом на соседний борт, многие просто уволились. А еще пришли новые лейтенанты.   

Многое изменилось. Больше не было тех людей, о которых рассказано выше, были другие, как правило - новые, но коренным образом ничего не изменилось. Одни комические случаи сменились другими. Менялись только детали. Но система, и вся военная служба, построенная на ней, среди этого безденежья, этих матросов, которых набрали абы как, что бы были, отсутствия какой-либо модернизации или даже сколь-нибудь существенного ремонта, привели к тому, что мы окончательно встали у причальной стенки. Перестав выходить в мере, мы так и не сдали в полном объеме задачу К-2, и соответственно перестали решать какие-либо учебно-боевые задачи. Мы потеряли тот самый смысл, ради которого нас придумали, построили, так долго чему-то учили. Мы собирали листья, несли кучу нарядов, направленных зачастую только на само-обеспечение.

Нет, мы еще что-то учили. Выходили даже в море на других кораблях (там тоже не хватало офицеров). Стреляли. Что-то ремонтировали. Зачастую сами. И кое-как, иногда, выходили в море, благодаря  только энтузиазму экипажей. Не ради денег, их нам за выходы в море не платят, а ради того чтобы было. Было и все. Тупо, глупо, но ... 

И делали. Иногда с «промами», чаще сами. В сотый раз посылали далеко и надолго все эту службу, и заступали в наряд. И закапывали листья. И удирали с корабля. А в 7:30 стояли на юте. И в 8:00 поднимали флаг.

И были мы разные и всякие. Плохие и хорошие. Но все так или иначе защищавшие интересы некогда могучей страны.

Но и это было уже все не то. Про нас как-то забыли. И забрали у нас море. Много говорили что Флот, очень нужен, что без него никуда, что вот-вот, вот уже скоро и новые корабли построят, что их уже строят, и жилье, и поднимут зарплаты. И ничего не менялось. Не было ни новых кораблей, вернее они были только продавали их китайцам с индусами, ни квартир, и зарплата лейтенанта, едва дотягивающая до 120 «баксов» не оставляла иллюзий. Это, конечно, не мешало ни служебному росту, ни переводу, ни получению очередного и внеочередного воинского звания. Но оно не дало главного. Оно не дало почувствовать себя человеком. А всеобщий «пофигизм» и желание побольше урвать с государственного стола и за государственный счет, подрывало какие-либо желание оставаться служить в плавсоставе. Ведь мы прекрасно видели, как служат люди в «техупрах», складах, штабах. С их восьми часовым рабочим днем, в кабинетах, еженедельными выходными в субботу и воскресенье, с их премиями, медалями «за безупречную службу», с их карьерным ростом. И мы не то, что хотели жить как они, хотя после корабля и этого то же очень хотелось, мы просто не хотели жить по-прежнему так, как жили мы, на своих кораблях, на своем «железе».

А потом я перевелся. Стал флагманским специалистом. Стал начальником. И ничего не изменилось. И не в том дело, что не было больше ни трапа, ни листьев, ни «Лейтенант, что вы улыбаетесь как параша?!». И времени стало больше, а дел значительно меньше. Просто все осталось на своих местах. Пришли другие, и уже другие убирали листья, и стояли на трапе. А что-либо менять никто не хотел. Все служили «до пенсии», «до квартиры», «до перевода», «до решения суда». Надо было менять систему. А ее не меняли.

Многие прочтя книгу, или назовем это «смешными заметками о Флоте», часто спрашивали меня: «А че, начхим, там мата так до…я? Как будто мы тут пи..ц как материмся». И что мне оставалось ответить? Написал как оно есть. Иначе ни как. А посмотришь со стороны, и такой все это дикостью кажется.... Но уж какая есть, дикость эта - своя, родная, флотская.

Кто-то подумает, что все так смешно на Флоте. Скорее наоборот. Все слишком грустно. Призывная система рабского труда изначально обречена. А смешно только потому, что нельзя брать на Флот кого попало, и как попало. Тогда и казусов таких не будет. И дикости такой. И книжек таких - то же не будет.

А еще людей уважать надо. И дело тут не только в зарплате, дело - в отношении государства к тем, кто его защищает.


ВМФ РФ

Александр Толстик

 

 

 

 

 

 

Морякам-североморцам, служившим в

Атлантической оперативной эскадре надводных

кораблей ВМФ посвящается

 

 

 

 

Литературно-документальный пересказ

 

 

 

 

 

 

 

 

НЕ СЛУЖИЛ БЫ Я НА ФЛОТЕ,

ЕСЛИ Б НЕ БЫЛО СМЕШНО.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

г. Санкт-Петербург, г. Североморск

2000 г.


 

Какое время было, блин!

Какие люди были, что ты!

О них не сложено былин,

Зато остались анекдоты.

                                                                                                                И. Иреньев

 

 

 

 

 

 

 

Уважаемые друзья!

Данный литературно-документальный пересказ не относится к широко известным (по крайней мере, лично мне) типам литературных произведений. Все, что изложено в данном пересказе, является набором отдельных купюр из высказываний одного широко известного узким военно-морским кругам флотского военноначальника, записанных мною во время его выступлений на служебных совещаниях в течении достаточно непродолжительного отрезка времени (около одного года).

Так как я не являюсь автором данных высказываний, то постарался максимально возможным  образом сохранить их оригинальность и определенную колоритность. Необходимо заметить, что автором данных высказываний является один из наиболее эрудированных и неординарных крупных флотских начальников, с которыми мне пришлось столкнуться за свою корабельную службу. Если у вас после прочтения данного пересказа сложиться обратное впечатление, значит я, как редактор, с поставленной задачей не справился.

Разумеется, что все встречающиеся в пересказе фамилии изменены (кроме фамилии редактора).

Особо хочу заметить, что данный пересказ не является попыткой очернить ни флот, ни его представителей и предназначен для людей, способных по достоинству оценить флотский юмор.

Александр Толстик

 

 

 

 

 

 

 


Литературный автопортрет героя

1.      Напоминаю - глаз у меня маленький, но очень злопамятный...

2.      Когда я был старпомом на эсминце, то я в целях профилактики специально матросов мегомметром замерял до и после увольнения на берег на предмет пьянства. Меня за это чуть с должности не сняли (заместитель "настучал", но я ему достойно отомстил).

3.      Я, как собака в звании контр-адмирала, ношусь за офицерами и мичманами дивизии ракетных кораблей по территории эскадры, а патруль прибывает только через 35 минут после моего приказания.

4.      Мне все интересно, и вообще...

5.      Если матрос бездумно радуется жизни, то я настораживаюсь до тех пор, пока улыбка медленно не сползет с его лица.

6.      Вы учтите, я не с пальмы слез, я тоже был старпомом.

7.      Танки клопов не давят, я даже не буду с вами разговаривать, товарищ капитан 3-го ранга.

8.      Мне, конечно, приятно открывать вам глаза на мир, рассказывать о чем-то новом и увлекательном, будоража при этом ваш пытливый флотский ум, но я - не заезжий лектор общества "Знания", я - заметный представитель великой инквизиции и могу сделать больно сразу всем.

9.      Я - начальник штаба эскадры, контр-адмирал, и то иногда вынужден думать (с обидой).

10.  Иногда у меня возникают справедливые вопросы, но не потому, что я кого-то хочу мордой в дерьмо потыкать, просто мне интересно.

11.  Я пока не кусаюсь и ядом не травлю, я - пока добрый, но все это - впереди, слово офицера.

12.  А вы не зазнавайтесь, товарищ капитан 2-го ранга, это я - вас, а не вы -меня.

13.  У меня на каждого флагманского специалиста свой пунктик есть.

14.  Нет уж, давайте разберемся до конца, что это - мой природный долбо…зм или ваша дремучая не исполнительность?

15.  А после утреннего ориентирования я хочу видеть только тех флагманских специалистов, кого я хочу...

16.  Не забывайтесь, если я туда направлюсь, то это будет поездка по вашим телам на танке с мелкими гусеницами, что бы было больнее.

17.  Я уже имел честь довести до вас неутешительные итоги за август, но это не значит, что я незатейливо пошутил.

18.  Я долго и упорно добирался до штаба бригады эсминцев, но им крупно повезло в этой бренной жизни - они успели самоликвидироваться.

19.  Когда я был старпомом, то по понедельникам, я лично в течении 45 минут во время проведения строевых занятий тренировал командиров вахтенных постов по принципу: "Бежит незнакомый мужик с копьем - ваши действия?".

20.  Не забывайте, если я не сдержусь и плюну - то сразу будет злорадная телеграмма по флоту с непарламентскими выражениями и мерзкими словами.

21.  Начальник штаба флота вчера ругал меня резкими словами с привлечением ненормативной лексики, вызвавшей в моей душе чувство внутреннего протеста и обиды.

22.  Вы там не хихикайте, я окончательно еще из госпиталя не выписался, мне еще будут швы снимать,  поэтому я пока не дерусь и не кусаюсь.

23.  Странное дело, я на службе уже десять дней, а мне никто ничего не докладывает.

24.  В ваши годы, товарищ капитан 3-го ранга, я страдал только венерическими заболеваниями, а вы только через день на службу ходите, ссылаясь на недомогание.

25.  Все - все, замолкаю, а то вы меня сейчас обзовете Генкой - сукой, на палубу упадете и тоненькими ножками в неуставных штиблетах судорожно засучите.

26.  А я давно заметил, что наш эскадренный правовик по возвращению из отпуска так и норовит то винцом "Припять лучистая" меня попотчевать, то чернобыльскими яблочками угостить. Видно желает, чтобы мой главный орган засветился и упал навсегда.

27.  Всем пора запомнить, что организация добрых услуг и профилактика изнасилований путем уговаривания "по согласию", не входит в перечень моих служебно-должностных обязанностей как командира оперативной эскадры.

28.  Мне что, теперь уписаться от бурной радости, что вам вчера звонили?

29.  И вот, нежно взяв меня у трапа под белы рученьки и бодро цокая копытцами, вы с гордостью должны вести меня по своим заведованиям после устранения моих замечаний.

30.  Раз сказали - нормально, два сказали - цыкнули, три - трахнули по черепу, четыре - сразу в морду. Вот вам и вся методология воспитательной работы, а вы мне пытаетесь лапшу с солитерами на уши навешать.

31.  Если мои приказания на эсминце "Безудержный" игнорируются, то вам вообще должны были сразу в лоб заехать и карманы вывернуть, товарищ начальник штаба дивизии.

32.  Почему вы думаете, что сможете безмятежно спать под шапкой безответственности, а я буду вместо вас напряженно подпрыгивать?

33.  Я говорю - говорю, а от вас как от стенки горох отскакивает, но мысль свою продолжаю. Хотя подождите - сейчас я чем-нибудь вас ошарашу.

34.  Возвращаться из отпуска - увлекательно интересно, сразу в глаза бросаются вещи непонятные, невозможные и несовместимые с военной службой на море. А в голове долгое время настойчиво свербит одна и та же мысль -"Почему мы до сих пор не сгорели и не утонули", но через пару дней поневоле к безобразиям привыкаешь, хотя и дергаешься некоторое время во сне.

35.  Я часто мечтаю о таком замечательном дне, когда смогу сказать: "Товарищи шланги, не извольте беспокоиться, собирайте свои манатки и ищите новое место с меньшим объемом работы".

36.  А когда с корабля волокут неподъемную мясную тушу для того, чтобы ее пропить за наше здоровье, то обязательно скажут магические слова - "Для командира эскадры", и, что интересно - ведь им верят. А почему?

37.  Прихожу на большой десантный корабль "Кандопога", внимательно открываю один глаз - настораживаюсь (чую - в воздухе пахнет КРИМИНАЛОМ), аккуратно открываю другой глаз, старательно всматриваюсь - а там СОКРЫТИЕ. Естественно - очень возмущаюсь.

38.  Что это за стиль работы - вы набираете воздух в рот целую неделю, потом еще два часа пыжитесь что бы что-то сказать, а получив по ушам от меня за 5 секунд, замолкаете снова на неделю.

39.  Прошлый раз, в штабе флота, я получал по физиономии один - мне было больно, скучно и противно. В следующий раз возьму с собой комдива и комбрига - будем друг другу кровавые нюни утирать.

40.  А товарищ Виронов, которого вы, командир дивизии, представили к ордену, сейчас жариться на морском пляже под лучами ласкового сентябрьского солнца, запивая терпким молодым вином сочные шашлыки, бегает тайком от строгой жены по молодым распутным девкам, а меня вместо него Командующий Флотом пялит и пялит, это - нечестно, не по товарищески . Готовьте приказ о наказании.

41.  Я точно не уверен, но из нас троих - один дурачок, это - точно.

42.  А старпом тяжелого ракетного крейсера "Адмирал Ушаков" обнаглел до такой степени, что мерзкий рапорт написал на имя командующего Северным Флотом с просьбой оградить его от моих нападок и оскорблений. Такое не забывается никогда - я все сделаю, но этот рапорт постараюсь ему даже в гроб положить.

43.  Я категорически запрещаю, товарищи офицеры, лезть ко мне со всяким ерундовыми вопросами в то время, когда я работаю с документами, а тем паче - звонить мне по телефону. У меня и без того, "Такая дребедень целый день, То тюлень позвонит, то - олень".

44.  Когда ко мне приходит командир МПК, дивизион которых я могу со своего адмиральского мостика одним махом обоссать (а то и всю бригаду), и начинает меня учить, как правильно по связи работать, а потом еще и наглую телеграмму шлет по флоту, и становиться понятно, что наш флот незаметно добрался до последней черты (МПК - малый противолодочный корабль).

О военной службе

1.      Собаки, африканские слоны, рыси и военнослужащие в смешанной форме одежды на территорию эскадры допускаться не должны.

2.      Уродов, которые не хотят стоять в нарядах, будем уничтожать.

3.      Целый год наши родимые подчиненные с превеликим удовольствием пробездельничали, время от времени напяливая пожарные каски по самые уши и, пробегая перед нашими глазами и тут же, весело подпрыгнув, ныряя в укромные уголки, откуда мы их ни вилочкой не выковыриваем, ни ножичком не тыкаем. Откуда же у нас тогда возьмутся апассионарии?

4.      ТАВКР "Кузнецов" - корабль у нас уникальный, так на прошлой недели, во время помывки личного состава в бане, они неожиданно для всех обнаружили 200 тонн первоклассного авиационного керосина, который потеряли на боевой службе четыре года назад (ТАВКР - тяжелый авианесущий крейсер).

5.      А на замечательном ракетном крейсере 21-го века - люди дики и туземны.

6.      ... И вот, мичман Рак со связанными руками-ногами доставляется как икона-богородица на гарнизонную гауптвахту, которая гостеприимно распахивает перед ним свои железные ворота и радушно заключает в свои тесные объятия суток на 5, и не отпускает его еще два раза по трое суток, так как старшине гауптвахты в интимной обстановке была преподнесена взятка, в народе именуемая магарычом. А по возвращению на родное соединение, начальник штаба дивизии с добрыми усталыми глазами встречает мичмана Рака прямо на трапе и тут же объявляет ему еще 5 суток ареста за немолодцеватое приветствие корабельного флага и ласково поворачивает на обратный галс, вручив заранее подготовленную записку об арестовании с пометкой о помывке в бане и продовольственным аттестатом. И тогда, после всей этой нудной и монотонной работы, мичман Рак не то, что юного тинейджера с плеером на ушах на территорию эскадры не допустит при несении дежурства на КПП, он от родной матери будет шарахаться.

7.      Вы должны бегать и суетиться, а вы все подставляетесь и подставляетесь — ну как этим не воспользоваться...

8.      На эсминце "Расторопный" трое недисциплинированных матросов пытались повесить четвертого, а мы узнаем об этом только через 3 недели от начальника военной контрразведки флота, это - не хорошо.

9.      Оперативный дежурный не должен выпускаться на арену до тех пор, пока с ужасом пялится на незнакомые термины и не научится читать лучше, чем Филиппок.

10.  А на крейсере "Петр Великий" старший помощник командира и командир БЧ-5 за целый месяц ни одного обхода корабля не совершили - так своим упорным ратным трудом они из крейсера древнегреческую скамповею склепают.

11.  Товарищи офицеры! Сегодня мы провожаем на заслуженный отдых помощника начальника тыла эскадры, военную карьеру которого можно охарактеризовать одной короткой, но емкой фразой - жизнь прошла как смазанный оргазм.

12.  Говорят, что древние греки называли туалет "комнатой отдохновения", так вот - про мое посещение офицерского гальюна на эсминце "Безудержный" словами не скажешь, надо петь. Недаром именно на этом корабле командиру матросы в глаз заехали. В царское время офицеры после такого себе пулю в лоб пускали, а этот обошелся лишь тремя сутками отгула..

13.  Командир эскадры делает замечание офицеру с полурастегнутой ширинкой на брюках: "Спрячьте своего аиста, он вам еще пригодится".

14.  "Бей бабу молотом - будет баба золотом" - гласит народная мудрость. Тоже можно сказать и про наших десантников. Единственное, что надо помнить, по голове не бить - бесполезно, да и инструмент быстро выходит из строя.

15.  У нас - не грозный авианосец, у нас - трамплин для летных достижений, время от времени дающий ход и изредка обеспечивающий полеты корабельной авиации еще более редко работающими радиотехническими средствами.

16.  По своему обыкновению, наш матрос необычайно любопытен и чрезвычайно шаловлив. Пробегая по коридору единственного в России авианосца, он бездумно ткнул своим грязным пальцем с обгрызенным ногтем кнопку на симпатичном неопломбированном приборе, а услышав за переборкой громкий хлопок и шум льющейся воды, радостно подпрыгнул и помчался в хлеборезку воровать масло. Какое ему дело до того, что в течении нескольких секунд он вывел из строя сразу более сотни лучших в мире зенитных ракет класса "воздух-воздух", за каждую из которых некогда братская нам Украина дерет с нас по лучшим мировым стандартам свыше ста тысяч долларов.

17.  Люди не должны ходить в инвентарных вещах по причалам, и тогда жизнь подлецов и негодяев станет невыносимой.

18.  У нас на "Устинове" начхим - "в законе", он дисциплинарной практикой у себя в подразделении не занимается, он - "крестный папа" всей мафии на корабле.

19.  ЗИП - это огромная работа, предмет непрестанной заботы хунвейбинов, завладевших кораблями (ЗИП - запасные инструменты и приборы).

20.  Кому непонятно, что когда я начинаю характеризовать деятельность любого офицера, он должен бойко ответить: "Я ", быстро встать и густо покраснеть. Причем, если оценка его деятельности позитивная, то глазки должны радостно блестеть и выражать немедленную готовность к дальнейшим свершениям, а если деятельность оценивается, как обычно, негативно, то ему надобно нахохлить уши, чтобы по ним было легче попадать, а глазки виновато потупить вниз.

21.  Маленькая сценка на борту крейсера "Маршал Устинов" при встрече старшим помощником (чеченцем по национальности) командира эскадры. Старпом: - "Товарищ вице-адмирал!". Командир эскадры, недовольный неудовлетворительной на его взгляд подготовкой корабля к сдаче курсовой задачи, в полголоса: - "Стой тихо, тамбовский волк тебе товарищ". Старпом, не поняв: - "Я не тамбовский, я - из Чечни". Командир эскадры: - "Значит – чеченский".

22.  Начальник штаба флота, неосторожно узнав от меня вчера всю горькую правду о "Кузнецове", пытался сразу рапорт на увольнение в запас написать, но потом одумался и решил дождаться возвращения командующего из отпуска.

23.  Снова ряд гнусных и мерзких телеграмм по флоту, что целая оперативная эскадра не может отправить мичмана - снабженца в Чечню в наш ОДШБ. Что они - пули в лоб бояться? (ОДШБ - отдельный десантно-штурмовой батальон).

24.  Товарищ капитан 2-го ранга, вы хорошо подумали? Вам понравилось? Тогда подумайте еще разок.

25.  А почему у помощника командира корабля такое радостное выражение лица? - Боцманскую команду разве не проверяли?

26.  А в этом вопросе у вас, дорогой мой человечек, абсолютно полный вэй -гражданин прокурор только свои пальчики плотоядно оближет, пялясь в ваши объяснительные записки.

27.  И вообще, всем пора давно запомнить, что лейтенант - это факт еще не состоявшийся окончательно, еще возможны различные метаморфозы.

28.  Швартовная команда ракетного крейсера - сборище придурковатых бомжей, даже не шарахаются от адмирала.

29.  Молодые офицеры - выпускники военно-морских институтов, справедливо снискавшие в нашей суровой флотской среде прозвище "институток", ранимые как дети, вот только не плачут, уткнувшись лицом в мамкину юбку, а водку пьют в обществе местных ночных бабочек.

30.  Что ни вопрос по связи - то заплыв в концентрированной серной кислоте.

31.  Офицер должен быть постоянно в состоянии эмоциональной вздроченности, нос по ветру, ширинка расстегнута, готовность к немедленным действиям -повышенная. Тогда из него будет толк.

32.  У нас в гараже засела банда из котрактчиков - старшин. Они женятся, воруют, гадят, разводятся, у них - дети взрослые есть. А посмотришь на них поближе - пацаны.

33.  Берутся два самых нестриженых "годка" со следами беспробудного пьянства и вечного умственного отдыха на лице, лейтенант - пацифист, неспособный обидеть жучка-паучка и увлекающийся поздним периодом литературного творчества Льва Толстого, и формируется устойчивая преступная группа, в народе именуемая "шайкой", а на эсминце "Расторопный" - гарнизонный патруль.

34.  Человек - врун и негодяй, его готовят в контрактчики, а потом он почему-то вешается, хорошо, что хоть успели вовремя обрезать веревку да по ж... настучать.

35.  Напоминаю флагманским специалистам, желающим избежать вечернего изнасилования, что месячный анализ подготовки соединений по специальности надо сдать начальнику штаба до 15 часов 30 минут.

36.  Вчера убывает Главком ВМФ, а по маршруту убытия - люди... Зачем? Как посмели? Почему не устранили их вовремя?

37.  Товарищ капитан 2-го ранга! Где вы были, когда я вас вызывал? В гальюне? Вы бы еще в оперный театр сходили.

38.  У нас - не авианосец, у нас - баржа с отдельными случайно сохранившимися радиоэлектронными элементами, на восстановление которых потребуются десятки миллионов и долгие месяцы, а мы представляем командира дивизии на адмирала, а командир корабля рвется в академию Генерального штаба вместо того, чтобы сухари заготавливать.

39.  Офицер непуганый сверху донизу, рассуждает как печоринский герой, хорошо, что МВФ не дает нам стабилизационных кредитов и поэтому родное государство не платит зарплату, а то он бы её всю на ажурные трусики с кружевным рюшиком спустил. Да и вообще, его еще офицером нельзя называть, ведь он - лейтенант.

40.  По-моему, ни для кого не является секретом то, что на флоте все обязанности строго распределены:

·        лейтенант - должен все знать и хотеть работать;

·        старший лейтенант - должен уметь работать самостоятельно;

·        капитан - лейтенант - должен уметь организовать работу;

·        капитан 3-го ранга - должен знать, где и что делается;

·        капитан 2-го ранга - должен уметь доложить, где и что делается;

·        капитан 1-го ранга - должен самостоятельно находить то место в бумагах, где ему необходимо расписаться;

·        адмиралы - должны самостоятельно расписываться там, где им укажут;

·        Главком ВМФ - должен уметь ясно и четко выразить свое согласие с мнением Министра Обороны;

·        Министр Обороны - должен уметь в достаточно понятной форме высказать то, что от него хочет услышать Верховный Главнокомандующий;

·        Верховный Главнокомандующий (президент) - должен периодически, (но не реже одного раза, желательно перед выборами) интересоваться тем, какая же в данный момент армия находиться на территории его государства. Если выясниться, что своя - то постараться выплатить ей жалование за последние годы и пообещать его повысить (потом, может быть) процентов на 10-15. Так вот, я - пока даже не Главком, мне политиком быть не надо, я могу сразу по ушам врезать.

 

Совсем немного о любви...

1.      Корабельный офицер, способный за ночь удовлетворить женщину более двух раз (а в звании капитан 3-го ранга и выше - более одного раза) - это явление вредное, социально опасное и чуждое нам, как не отвечающее интересам родного государства. Ему, подлецу, корабельной службы не хватает, он на ней не выкладывается.

2.      Когда у меня возникают трудности в общении с прекрасным полом (ну вы меня понимаете), то я вспоминаю одну из трех маленьких старпомовских радостей жизни, еженедельно поднимающих тонус человеку, живущему регулярной корабельной службой. Первое - это проверка переносного электрооборудования, второе - строевые занятия, третье - проверка аварийно-спасательного имущества. И тут же происходит чудо: - мощный поток крови моментально пронзает все мои чресла, понижается тембр голоса, стремительно поднимается индивидуальный рейтинг. И как в песне поется: " ...И молоды мы снова, и к подвигу готовы, и нам любое дело по плечу". В результате - обе стороны довольны, Военно-Морской Флот не опозорен, растет уважение к представителям славных Вооруженным Силам. Рекомендую, товарищи офицеры, не надо тратиться на виагру и йохомбили, подрывая скудный семейный бюджет флотского офицера.

3.      Все вы врете, флагманский связист, не так я вас любил, как вы стонали.

4.      Я что-то не пойму до сих пор, почему постоянно ворчит механик, все правильно - любовь была, но я же расплатился.

5.      Когда вы согласно киваете головой во время заслуженной взбучки, так и хочется сказать: "Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь".

6.      Я вам напоминаю, я - не старый солдат, незнающий слов любви, я -опытный мореплаватель, достаточно свободно владеющий сокровищами мировой любовной лирики, но который из всех 419 позиций Кума-Сутры признает только одну классическую, которую почему-то прозвали еще пуританской, это когда я - сверху, а вы все остальные - снизу.

7.      Что вы там кряхтите, стоните, подхалимством занимаетесь, ведь я уже 5 минут как кончил.

8.      Хочу поздравить с предстоящим очередным бракосочетанием нашего помощника начальника РЭБ эскадры, который в свои 34 года хорошо для себя уяснил, что после женитьбы, может быть и не лучше, но наверняка -чаще.

9.      Для того, чтобы сохранить девственность на военной службе, необходимо постоянно суетиться, а не подставляться.

10.  Похоже, что за все ваши творческие безобразия, товарищи десантники, мне придется вас крепко полюбить, полюбить ежеминутно, полюбить ежечасно, полюбить всемирно и в массовом масштабе.

11.  Об этом обидно говорить, но процесс приема курсовых задач штабом эскадры от наших тяжелых крейсеров все больше и больше напоминает мне поход ватаги пьяных гусар в губернский публичный дом. О какой уж высокой и чистой любви может быть разговор, если наши подчиненные перед осмотром корабля даже в вентиляторных отделениях ленятся навести порядок. Вот также и провинциальные проститутки, физиономию наштукатурят, а ноги так и не помоют - а куда клиент денется, если у него природное желание аж из ушей прет?

О подрывной деятельности штаба оперативной эскадры.

1.      Прошлую субботу, когда штаб эскадры работал на " Кузнецове ", считать    выходным днем - шуток не потерплю, в эту субботу работать снова будем без приказа, чтобы наглецы потом не вздумали отгул взять.

2.      ...появилась некоторая ленивая вальяжность у некоторых офицеров штаба эскадры, которые во время подведения итогов за неделю обнаглели до такой степени, что даже ни разу не дрюкнули ни одного зарвавшегося командира корабля.

3.      Каждый офицер штаба эскадры должен рваться на подведение итогов, чтобы с доблестью и честью разоблачить злобные происки хунвейбинов, завладевших боевыми кораблями. .

4.      Когда я беседую с некоторыми офицерами оперативного отдела штаба эскадры, так и хочется посоветовать: "Скажи отцу - чтоб впредь предохранялся".

5.      Командир эскадры, вызванный во время совещания на прямую связь с командующим флотом, обращается к небольшой группе офицеров, опоздавших к началу совещания: "Заходите, скромные други мои, я ЕГО пока держу на короткой привязи, у меня пока времени на вас нет. Сеанс одновременной мужской любви проведем попозже".

6.      Все - начинаю отстрел штаба, кто не спрятался - я не виноват.

7.      Штаб эскадры давно превратился в пожарную команду, а ведь надо заниматься профилактикой.

8.      Когда по понедельникам мне докладывают, что какой-то офицер штаба заболел и не может прийти на службу, то хочется заявить: "Чихать хотел я на твою простуду, дядя. Ты морду с перепоя покажи".

9.      Пока мы выглядим полными дураками, а еще пытаемся локальную сеть поставить.

10.  Встаньте, товарищ капитан 2-го ранга! Вы что тут сладко посапываете в уютном мягком кресле во время служебного совещания? Разве вам не врезались на всю жизнь в голову слова колыбельной песенки из кинофильма "Цирк" - "Спят медведи и слоны. Дяди спят и тети. Все вокруг спать должны, Но не работе",

11.  Перед тем как взять слово на подведении итогов эскадры, вы, товарищ капитан 3-го ранга, должны были не менее 2-х суток денно и нощно читать громко вслух сказки братьев Гримм с набитым мелкими камешками ртом для отработки риторики и дикции, а не заунывно бубнить перед присутствующими   здесь   старшими   офицерами,   с   преступной настойчивостью вгоняя их в липкий нездоровый сон.

12.  Вот посмотришь на вас в курилке, товарищ капитан 2 ранга, так вы там такой страсть бедовый и ловкий, ну прямо как Филиппок из детской книжки, а как только дашь вам слово на служебном совещании, то вспотеешь неоднократно, выцарапывая хоть какую-нибудь дельную мысль из вашей словесной хляби.

13.  А вот наш старший офицер - метролог, известный в узких литературных кругах Североморска как поэт - маринист, постоянно скрывается под шапкой безответственности, скрывая свою рано облысевшую голову от международных катаклизмов и наших местечковых проблем.

14.  Не уходи в себя, механик, там тебя найдут в два счета.

15.  Товарищ Бонченко, а ваше прибытие из Петербурга с обучения закончилось тем, что самая младшая инфузория - туфелька с РКР "Маршал Устинов" в чине старшего лейтенанта заступила распорядительным дежурным по нашему оперативному объединению и утром меня встречала с дрожью в голосе и диким испугом на лице. Я его послал куда надо, (есть - к вам), а он расплакался, но жевательную резинку изо рта не выплюнул, чтобы не нарушать кислотно-щелочной баланс в ротовой полости (РКР - ракетный крейсер).

16.  Почему вы ходите такой здоровый и счастливый, товарищ Плужник, от меня не шарахаетесь и даже звание капитана 2-го ранга получили?

17.  Если понадобиться, товарищи офицеры штаба, то при проведении итоговой проверки на кораблях вы не должны чураться закатать рукава повыше и покопаться в дерьме поглубже для более полного освещения обстановки. И знайте, копаться в дерьме не стыдно, стыдно - получать от этого удовольствие.

18.  Офицер штаба эскадры должен уметь говорить долго и умно, пока его не остановит вышестоящий начальник.

19.  Товарищ Давиденко, как и всякий горький пьяница, вы не думаете, а соображаете. Причем, соображаете очень долго и очень хреново.

20.  Алексей Романович! Товарищ Липовых еще в память не пришел после отпуска - надо быстренько его оформить, поставить оперативным и прессинг, очень жесткий контактный прессинг. Бить сильно, но аккуратно.

21.  А где юный соратник начальника организационно - мобилизационного отдела? Радость моя, вы должны тут не спать укромкой, спрятавшись за широкой спиной начальника ПВО эскадры и пуская радужные пузыри, а сидеть с приоткрытым ротиком и радостно выпученными глазками, лихорадочно записывая мои заветы российским воинам. Ведь это так полезно для вашей неокрепшей психики и не сформировавшейся активной жизненной позиции.

22.  Штаб эскадры - не команда зайчиков, это - серьезная организация.

23.  Товарищ Бонченко, а неужели вы не вспоминаете своего корефана, сбежавшего в штаб бригады на должность с меньшим объемом работы, но большим должностным окладом, нежными и ласковыми словами: "С кем ты, падла, любовь свою крутишь, С кем дымишь сигаретой одной?"

24.  А где самое умное лицо наиболее интеллигентного представителя оперативного отдела товарища Давиденко? Что - опять упал и не может встать?

25.  Вы не служите, вы - лежите на занимаемой должности, товарищ Давиденко.

26.  Когда я вызываю к себе на ковер юного ленинца - начальника отдела службы войск и безопасности военной службы, то постоянно задаю себе вопрос - а не посадят ли меня за малолетку.

27.  Минер, я там на соседнем причале видел - кое-что плохо лежит, готовьте подъемный кран и грузовик.

28.  Связист, что вы не орете, как раненная в попу рысь, ждете - пока я околею? Не дождетесь, у меня дед - долгожитель.

29.  Мне кажется, что именно про офицеров оперативного отдела, знаменитый заметил: "Гвозди бы делать из этих людей - больше бы было в России гвоздей".

30.  Механик, а что это у вас в каюте какие-то непонятные афоризмы весят на переборке типа: "И я б имел златые горы, Когда б не первый залп "Авроры", Уж, не к себе ли вы их примеряете? Так, ведь, к тому ваш генокод даже не был слеплен.

31.  Пусть штаб не все проведет, что запланировал, пусть даже ничего не проведет по объективным обстоятельствам, но запись в вахтенных журналах кораблей о том, что мы были и работали, должна быть обязательно, ведь это - элементарно.

32.  Мне не нужны преданные взгляды капитана 2-го ранга Давиденко, если за их незамысловатой затуманенностью не стоит необходимый выполненный объем работы.

33.  Ваши загробные рыдания, товарищ флагманский специалист РЭБ, должны быть где-то записаны, откуда их будет легко достать для написания приказа о всепоголовном уестествлении, а командир боевой части должен уже платить треть оклада, а вся его боевая часть суток пять стоять в позе "бегущего египтянина" для усиления доходчивости воспитательного процесса.

34.  А флагманский химик эскадры, одурманенный ядовитыми парами хлорпикрина и вредными ионизирующими излучениями, радиоактивных источников, совсем деградировался как морской офицер и вчера меня даже не встретил, стоя оперативным дежурным.

35.  Расплодив в   штурманской боевой части гомосексуалистов, вы -флагманский штурман должны были лично ночью контролировать по койкам, чем они там занимаются.

36.  А что это начальник физподготовки явно скучает на нашем празднике жизни? Что, радость моя, головка болит, на солененькое тянет, во рту нехорошо и работать неохота? Так это - ярко выраженные признаки беременности, это вам и начальник медслужбы эскадры подтвердит. Видно, физкультурник, вы очень невнимательно читали памфлеты госпожи Лаховой по проблемам планирования российской семьи.

37.  Начальник оперативного отдела, вам надо не думать, а рожать побыстрее, пока скорая гинекологическая помощь из оперативного управления штаба флота не пришла вам на помощь. Ведь они анализами не интересуются, они сразу кесарево сечение без наркоза делают.

38.  Почему те офицеры штаба, которые участвовали в контрольной проверке дивизиона десантных катеров, не прибежали ко мне с результатами проверки в клювиках жаловаться - засаду на меня готовят?

39.  И вот с милыми улыбками, с цветочками в петлицах штаб прибывает на атомный ракетный крейсер "Адмирал Нахимов" и начинает тщательно запланированный геноцид.

40.  Я знаю, что вы - демагог редкостный, товарищ капитан 1-го ранга, и даже способны убедить остро нуждающуюся в мужской ласке даму, что лежачий член намного лучше стоячего, но я вас даже слушать не буду. А если вы попытаетесь прервать меня и заговорить, то сразу получите по лбу пудовой гирей.

41.  Бросаешь камень в оперативный отдел - никто не уворачивается и даже кругов нет.

42.  Хотелось бы напомнить группе офицеров штаба, собирающихся сразу после выхода кораблей в море слинять в отпуск о том, что правила поведения военнослужащих никто не отменял. Поэтому, если вы в Санкт-Петербурге на Аничковом мосту прочитаете надпись на постаменте: "Отлил барон фон Клодт", то это вовсе не то, что вам хочется.

43.  Уничтожается товарищ техника, гробиться все и вся, а буддисты электромеханической службы эскадры за веревочными матиками охотятся.

44.  Я с ужасом убедился, что штаб 43-ей дивизии ракетных кораблей не владеет четырьмя действиями арифметики Магницкого.

45.  А минера надо на цепь приковать, чтобы от поста до гальюна мог шастать, а в кают-компанию не пускать - отдельно в миске подавать.

46.  В решении командира эскадры, подготовленном оперативным отделом, чувствуется подлая рука гражданина Корейка.

47.  А в оперативный отдел я уже давно не вникал, у них там такая теснотище на соприкосновении граней умственного и физического труда, что у нормального человека сразу начинает голова болеть от всей этой неразберихи, не говоря уже о горечи утраты иллюзий о роли и месте данного органа в деятельности штаба оперативного объединения ВМФ.

48.  Если вы неспособны найти достойный выход из сложившейся ситуации, то воспользуйтесь входом, товарищ механик.

49.  Николай Алексеевич! Прекратите эту херню - почему офицеры штаба после оперативного дежурства отдыхают, вы что - тоже буддист-толстовец?

50.  А вы, ракетчик, или должны были флагманского специалиста дивизии обвешать приказами о его наказании как новогоднюю елку или каску деревянную у него забрать.

51.  У нас много замечательных подразделений, но товарищи флагманские специалисты в них на положенную глубину не вникают.

52.  Да о чем вы говорите, у нас не эскадра - а склад покрашенного в шаровой колер металлолома.

53.  Вы, товарищ капитан 1-го ранга, должны были принести в своем клюве перекушенного пополам флагманского специалиста РТС дивизии, а за ним должен был ползти с парализованными нижними конечностями командир радиотехнической боевой части крейсера. Это вы ему в порыве справедливого негодования предусмотрительно перебили ноги большой суковатой палкой и теперь они мелко-мелко подрагивают, а рученьки все цепляются и цепляются.

54.  Приближается week-end, пора ожидать выход готовой продукции, а контрольный лист устранения замечаний штаба эскадры до сих пор не готов - безобразие, какое получается, чем же личный состав кораблей будет заниматься во время выходных? Так и до глупостей докатиться можно.

55.  А штаб эскадры вместо того, чтобы организовать почасовую проверку кораблей в период праздников - бросился самым наглым образом отдыхать, а ведь праздники не для этого предназначены. Пришлось проявлять суровую командирскую волю и вызывать мерзавцев на службу и 7-го и 8-го ноября. Но я еще и приказ напишу.

56.  Ваши подвиги по достойному воспитанию усталых воинов, товарищ начальник ПВО, известны всему флоту - шайка мародеров еще та.

57.  А появление товарища Давиденко на кораблях дивизии ракетных кораблей должно вызывать дрожь у комдива и его воробышек.

58.  Вам о боге пора уже думать, товарищ подполковник, а вы до сих пор условных обозначений на морской карте не знаете, а ведь провели на флоте 24 года.

59.  Почему так много и часто пьете, товарищ Давиденко? Неужели это так вкусно?

60.  Товарищ капитан 1-го ранга (заместителю командира дивизии по воспитательной работе)! А ваши недоделанные подчиненные, в бытность -политработники, мне уже все мозги задолбали по вопросу подготовки к проведению дня корабля на таркр "Петр Великий". Причем, как всегда, идиотских идей навалом, а сценарием даже и не пахнет. Недаром в добрые старые времена бытовало мнение, что девушка, желающая оставаться девственницей и в замужестве, должна выходить замуж или за француза, или за армянина, или за политработника.

61.  У нас замечаний как грязи, а вы о чем-то все думаете. Хватит - пора уже приказ о наказании писать.

62.  Для тех офицеров штаба, у кого было трудное детство и для тех, кто в детстве не ел вдоволь   витаминов, напоминаю - нам не надо синхроциклофазатрон строить. Все предельно просто - занятия, тренировки, учения.

63.  Я всегда с глубоким восхищением смотрю на лучшего представителя оперативного отдела эскадры капитана 2-го ранга Давиденко. А почему я такой в него влюбленный, да потому, что большего трутня в жизни я не видел. Вот он на меня вылупил свои глазки, а ни хрена не понимает, о чем я говорю. Вот уж кого даже атомной бомбой со службы не выкуришь, ведь он абсолютно ничего делать не умеет, не хочет, и не будет.

64.  Я прекрасно понимаю, что для начальника организационно-мобилизационного отдела, чем хуже - тем лучше, но можно же хоть от злорадных комментариев отказаться.

65.  Товарищ Давиденко, я развернутую оценку вашей работе уже давал неоднократно, это не вы, заливаясь горькими слезами и соплями, притащили суточный план, составленный самыми прожженными негодяями из электромеханической боевой части эсминца "Бесстрашный" и не вы приволокли зажатого кутними зубами перекушенного пополам старпома.

66.  Офицер штаба оперативной эскадры должен быть в определенной степени военным интеллигентом, что подразумевает в свою очередь приоритетность системы духовных ценностей над материальными. Поэтому, товарищ начальник штаба, всех мерзавцев, которые вместо вечернего заслушивания рванули в финансовую часть получать зарплату, тщательно переписать и устроить с ними тренировки по экстренному сбору с фактическим снятием норматива прибытия на службу в ночное время.

67.  Вы что, товарищ Давиденко, совсем глупый и понимаете только тогда, когда вас сильно бьют палкой по голове.

68.  Флагманский связист, это правда, что начальника связи с эсминца "Окрыленный" в госпитале признали окончательным идиотом? - Что? - У него только язву желудка обнаружили? Вот незадача какая, а я уже было обрадовался.

69.  А на хрена нам нужен такой красивый и здоровый товарищ Давиденко, если он не знает, что такое - осмотр корпуса корабля № 2 и когда он проводится?

70.  На крейсере "Петр Великий" все должны знать, что "муровца запугать нельзя", а наш старший офицер - метролог дал, осуществляя контрольную проверку корабля, этим негодяям повод усомниться. Теперь единственно возможной тактикой работы офицеров штаба на этом корабле может быть только следующая, сначала - удар в пах ногой и одновременно кастетом по голове, а затем уже - разговор о целях предстоящей работы.

71.  Товарищ Бонченко, а почему на мой вопрос о списке военнослужащих, самовольно оставивших часть, оперативный дежурный эскадры мне показывает обрывок использованного памперса без крылышек с вашими клинописными пометками?

72.  Да не надо мне ничего объяснять, товарищ флагманский минер. Я и так прекрасно знаю, что вы шоколад не любите, потому что у вас от фольги изжога мучает сильно.

73.  Все говорят, что офицерское жалование очень мало и на жизнь его не хватает. Не верю, просто вы плохо экономите, ведь умудряется же товарищ Давиденко ежедневно по паре новых шнурков покупать, чтобы получить прекрасный повод потом их обмыть.

74.  Доклады некоторых офицеров штаба на подведении итогов напоминают мне короткие смешные анекдоты типа: " - Больно? - Ага. - Вынуть? - Нет". Уж не в лаконийских ли гимнасиях вместе с древними греками они получали начальное образование?

75.  А вы, товарищ начальник оперативного отдела, нашли себе прекрасного корешка - капитана 2-го ранга Давиденко и всегда его, как щит, впереди себя выставляете, а об его голову даже крупнокалиберный снаряд - стальное ядро с удовольствием разбивается.

76.  Оперативный дежурный, а почему я не вижу связиста? - Что, говорите, он в госпитале, перелом ноги в двух местах? Слава богу, а то я подумал, было, что он проспал и на службу опаздывает.

77.  Товарищ Пиреев, вы у нас - главный водолаз? Так я вас так вдуть хочу, чтобы у вас даже головка не качалась. Ведь вы должны ходить в водолазном деле по колено в крови, одним своим грозным видом вгоняя всех подчиненных в кому, а вы вальяжно в носу ковыряетесь мизинцем левой ноги.

78.  И все-таки я немного завидую товарищу Давиденко, который с утра выпьет -и целый день свободный.

79.  Флагманский минер, у вас ничего не болит? Что же вы корчитесь как змея, которой отрубили голову?

80.  Флагманский связист, я так понимаю, что после не отработки крейсером "Нахимов" контрольного семафора последует расщепление виновных на атомы и кварки, а может даже и публичное ритуальное заклание какой-нибудь виновной в этом сволочи?

81.  А у наших связистов хобби есть - людей электротоком убивать и калечить, нет чтобы марочки собирать или бабочек на иголки накалывать.

82.  Механики уже начали бегать по кораблю как шельмы на ярмарке, а остальные флагманские специалисты даже не дергаются.

83.  Вы помните облик нашего старшего офицера-метролога - мелкий, но крикливый. Причем нет, ничего никогда толком не делает, а ревет как белый медведь в жаркую погоду.

84.  Вы, товарищ капитан 2-го ранга, должны были нестись впереди собственного визга, чтобы проверить устранение собственных замечаний и потом с зареванными глазами и дрожью в голосе примчаться ко мне, а не так, как, тетка Авдотья ждать, пока проклюнется.

85.  Начальник отдела кадров, у меня такое впечатление, что вы специально себе пальцы чернилами мажете себе перед совещаниями, чтобы все думали, что вы много работаете.

Военно-философские рассуждения о смысле службы и вообще...

1.      А вы не сильно то и радуйтесь, раз в год и осел может сделать ход конем.

2.      Все знают, что я не ханжа и редко когда делаю замечания своим подчиненным офицерам за установление неформальных отношений с проверяющими из вышестоящего штаба. Ведь всем известно, что коньяк расширяет и укрепляет не только кровеносные сосуды, но и нужные знакомства и связи. Но не нужно же нажираться до такой степени, чтобы вице-адмирала от мичмана нельзя было отличить.

3.      Еще Александр Сергеевич Пушкин говорил: "ДУШИ прекрасные порывы". Надо правильно расставлять акцент, товарищи офицеры.

4.      Далеко ли может пойти тот, кого далеко послали? Отвечаю - до ближайшего кабака. Именно там был задержан комендантом гарнизона во время занятий по специальности старший офицер оперативного отдела эскадры капитан 2 ранга Давиденко, которого я за 50 минут до этого выгнал со служебного совещания за гнусную трехдневную небритость. Одно радует - за это время он хоть успел побриться. Правда, и нажраться - тоже.

5.      Ну что я могу сказать - Ваши плоские рассуждения самым ярким образом демонстрируют стереотипность Вашего мышления.

6.      Чем более шланговитее офицер, тем чаще и с большим удовольствием он подает в суд на родное командование.

7.      После нашего вдумчивого посещения любого корабля эскадры, экипажу ад раем должен казаться.

8.      Ну что вы, товарищ капитан 3-го ранга, как институтка - смолянка, краснеете и мнетесь перед картой, пытаясь, что-то жалобно промычать? Разве старшие товарищи не рассказали вам, что настоящий мужчина стесняется всего два раза в жизни? Первый раз, когда не может второй раз, а второй раз - когда не может первый раз?

9.      Если вы такой умный, почему не спрашиваете?

10.  А на "Петре Великом" считают, если на корабле полно крыс - значит все в порядке, корабль плывет.

11.  Честный ребенок любит не маму с папой, а трубочки с кремом. Честный матрос хочет не служить, а спать. Поэтому его надо принуждать к службе.

12.  Если публичный дом - это заведение, то бардак на кораблях дивизии - это система.

13.  Если военно-морской офицер, наклонившись, неожиданно для себя обнаруживает сразу четыре яйца, он не должен опрометчиво радоваться, что у него, наверное, и два члена, скорее всего в это время с ним ведется серьезный разговор о суровой флотской службе вышестоящим начальником.

14.  План оперативного использования кораблей эскадры - документ серьезный и очень важный, здесь "авось", "небось" и "накось выкуси" не должны иметь место. Поэтому, мне чрезвычайно обидно, что в оперативном отделе штаба эскадры надводных кораблей не нашли ничего более умного, чем доверить его составление авиационному подполковнику с начальным военным образованием.

15.  Корабельный химик - это не военная профессия, это - философия жизни.

16.  И вот после всей этой утомительной и монотонной работы клиент начинает привыкать к мысли, что деньги придется отдать. А ведь клиент привык к другому, привык массово, безалаберно, с восторгом.

17.  Знаете, чем отличается хороший ученик от плохого? - Плохого ученика изредка лупят родители, а хорошего - постоянно мутузят одноклассники. А в чем разница между хорошим офицером и плохим? Хорошего толкового офицера стараются полюбить сразу все, так как от него отдача большая, а плохого офицера - изредка любит в силу служебной необходимости лишь его непосредственный начальник, да и то тщательно предохраняясь при этом.

18.  Работа из-под палки - это рабский труд, но он никому не нужен.

19.  Непуганый матрос расположен к безобразиям, это - потенциальный преступник, будущий убийца и насильник.

20.  Запомните, товарищи офицеры, чтобы ничего не делать, надо уметь делать все.

21.  Если начальник позволит своим подчиненным говорить все, что они думают, то вскоре они полностью разучатся думать.

22.  Перед тем, как излагать перед своими подчиненными какую-нибудь дельную мысль, надо их непременно чем-нибудь ошарашить и огорошить, да желательно - чем-то поувесистее, чтобы у них от болевого шока временно пропала способность бездумно рассуждать над смыслом сказанного. А если эту процедуру повторять периодически, то почетный статус умелого руководителя вам гарантирован пожизненно.

23.  А углубленное вскрытие то и показало, что на эсминце "Бесстрашный" ничего-то и нет по претворению в жизнь заветов великого кормчего, даже их самый важный на эскадре командир ничего не смог сделать.

24.  Воблядь - это не гибрид воблы и стерляди, это даже не смазливая девица с неустойчивой моралью и стройными ножками, пользующаяся заслуженным вниманием со стороны мужчин, это - крик восторга и удивления.

25.  За всеми негативными явлениями на кораблях обычно стоят нормальные люди, деятельность которых не подвергнута контролю со стороны командования.

26.  Приговор военного суда записать на видеокамеру. В воскресенье, вместо послеобеденного отдыха - 2 часа занятий на тему "Устав - закон в жизни воина" с последующей сдачей зачетов, а кто не сдаст (таких должно быть большинство) - 3 часа строевых занятий. А вечером, после ужина вместо фильма о голых бабах - 2 часа просмотра видеозаписи приговора суда, чтобы подлецы содрогнулись и ужаснулись.

27.  Бывает, что человек не понимает, не вкидывает. Его надо или убирать или заботливо и вдумчиво лечить.

28.  Для того чтобы хорошо запоминать надо не вхлюпывать, а вкидывать.

29.  Офицер штаба только тогда может считать себя стриженным, когда от него будут на улице лошади шарахаться.

30.  Зачастую, даже самые благие намерения имеют отрицательный результат. Так, количество разводов после опубликования антиалкогольного указа увеличилось в полтора раза. А причин было всего две: во-первых, если до указа 40 % мужчин не могли кончить, то после его опубликования 60 % не могли начать; во-вторых, многие впервые трезвыми глазами взглянули на своих жен. Поэтому, лозунг "Не навреди"- очень актуален.

31.  Кому еще не понятно, что целомудрие - самое неестественное сексуальное извращение и что офицер - девственник не способен адекватно вникать в нюансы корабельной службы.

32.  Каждый уважающий себя флотский офицер должен постоянно повышать свой культурный кругозор. Так, еще совсем недавно, я ошибочно считал, что максимально возможное сочетание одних согласных букв - 5 штук подряд встречается в фамилии известного армянского киноактера Рафика Мкртчян. Оказалось, что я долгое время заблуждался, так как в слове "надподвзбзднуть" - сразу 7 согласных букв подряд.

33.  У нас не единственная оперативная эскадра ВМФ, а Голливуд какой-то.

34.  А свои пендюрочные малогабаритные блокнотики, в которых могут поместиться два-три презерватива и три-четыре адреса легкомысленных женщин, оставьте дома, товарищи офицеры, надежно спрятав их от жен во избежание провокационных вопросов, а на службе вы все должны пользоваться учтенной, пронумерованной, прошнурованной и скрепленной мастичной печатью широкоформатной рабочей тетрадью.

35.  Все превращено в говорильню, а надо - телеграммы ЗАС, телефонограммы, шифровки. Ехидная монотонная система работы должна иметь место...

36.  Эскадра уверенно лидирует на флоте по преступлениям и нарушениям воинской дисциплины - нам такой хоккей не нужен.

37.  По-моему, ни для кого не является секретом, что в штабе дивизии ракетных кораблей могут появиться на свет только дикие, мерзкие документы, разработанные   пендюрочным   кустарным   образом,   клинописью, разлохмаченными во рту деревянными палочками, в народе именуемыми зубочистками. О каком соблюдении требований Наставления по службе штабов может быть речь, если они готовы план универсальной обороны на карте погоды изобразить.

38.  А на полуострове Териберка была целая история - с белыми медведями, придурковатыми вертолетчиками и героизмом новых папанинцев, напившихся до такой степени, что они двух медведей голыми руками словили.

39.  Как искоренить домашних собак на боевых кораблях? - Элементарно, берутся 3 заместителя начальника штаба эскадры - люди положительные, серьезные, капитаны 1-го ранга, у них - дети уже взрослые, объясняется задача и ставится контрольный срок выполнения.

40.  Если мы еще немного подумаем про авиацию, то совсем без штанов останемся.

41.  Трудно загнать человека, а надо - ведь у нас целая банда минеров, пусть ходят - сигнализируют.

42.  Нет, это - не африканский тушкан, товарищ начальник штаба, это -значительно лучше - американский Кариес.

43.  Воинов, помеченных вечной печатью добродетели, контролировать надо постоянно - почему бы офицеру штаба не вскочить раз-другой ночью, оторвавшись от теплой мамки, и не сбегать посмотреть на подлецов?

44.  А все леденящую душу факты надо тщательно собирать, грамотно обобщать, вдумчиво анализировать, и - по самые гланды с особым цинизмом, дерзостью и жесткостью    проникновения. Гуманизм и человечность в вопросах поддержания боевой готовности - вещи преступные уже по самому определению.

45.  А что хлопать - щелкать надо.

46.  Вы, товарищ капитан 2-го ранга, отличаетесь от ребенка лишь размерами детородных органов и умением жрать водку в неограниченных размерах.

47.  Перед тем как попытаться что-то вякнуть на служебном совещании, надо дома перед зеркалом потренироваться, задавая себе при этом нелицеприятные вопросы, чтобы потом не тушеваться.

48.  Нижестоящие штабы смеются, хихикают, и все стараются повернуться к нам задней частью, так не надо теряться.

49.  Вы, товарищи, с минеров пример не берите, они - каки, у них торпеды в трубах неухоженные.

50.  Давно пора запомнить, что каждый недисциплинированный матрос, планируя самовольную отлучку с пьянкой на берегу, заранее узнает, кто будет стоять дежурным по кораблю, кто - вахтенным офицером, кто остается старшим, кто - обеспечивающим, кто его - мерзавца будет забирать из комендатуры, кто будет морду бить. И если в этой цепи найдется одно слабое звено - пьянка возможна, а если несколько - она неизбежна.

51.  У нас на эскадре всего 3 человека почему-то решили довериться родному правительству и получить жилищные сертификаты, и то - одному торжественно вручили, а двум других до сих пор разыскивают, а ведь подано было 152 человека. Ну почему они не верят государству?

52.  Все документы, которые разрабатывает штаб эскадры, необходимо немедленно заносить в золотую скрижаль истории, срочно тиражировать в 7-8 экземплярах, контрольный экземпляр тут же отправлять в Центральный архив ВМФ, а остальные прятать по разным секретным чемоданам подальше от мерзавцев из нижестоящих штабов, которые почитают за вершину воинской доблести и чести тут же этот документ заныкать и уничтожить, чтобы ничего не делать, а потом выкатить глаза и тупо повторять: "Вас здесь не стояло".

53.  Что такое, если плюнешь - обязательно попадешь в мастера военного дела с довоенным стажем, а настроить питекантропический регулятор напряжения из двух конденсаторов и еще какой-то хреновины - голый Вася.

54.  Сегодня у нас пятница - судный день, день выбивания подати из недоимщиков-бездельников.

55.  Элементарное движение в любую сторону сразу дает предметность и открывает новые возможности для умного человека.

56.  Каким же надо быть умным и эрудированным человеком, товарищ капитан 1-го ранга, чтобы так долго и убедительно отстаивать свою глупость.

57.  Всё что не говорят начальники, всё они врут. Их надо обязательно конспектировать и записывать, а затем прихватывать. Нам пощады не будет - нельзя и их жалеть.

58.  Я часто задумываюсь, что же определяет наше истинное лицо? И часто выходит, что на дивизионе катеров - пьяный мичман за штурвалом, на КПП -сплошные олигофрены с разинутыми ртами, а в спорткомплексе - голые тетки. Нам такая имиджевая политика ни к чему.

59.  Интересная закономерность получается, чем больше на кораблях висит боксерских груш, тем больше мордобоев с переломанными челюстями.

60.  Чем замечательно худшее подразделение - к нему применимы самые разнообразные и самые крутые меры.

61.  Для того, чтобы выкрутить руки самому умному офицеру, обязательно необходимо использование развернутого плана.

62.  В отпуск не отпускать, это - не целевое расходование средств, денег на подобные глупости нет, государство не этого от нас ждет.

63.  И все-таки я остался доволен результатами контрольной проверки хода подготовки нашей АМГ (авианосной многоцелевой группы) к выполнению предстоящих боевых задач, которую нам учинил Главком ВМФ с карательным отрядом верных нукеров из Главного Штаба. Утраченные иллюзии - это тоже ценное приобретение.

64.  У нас есть целые стаи офицеров и мичманов, способных думать, но не о ней - "о волосатой" (я сейчас кому-то похихикаю), а вообще - рассуждать. Но они почему-то не востребованы, неужели система дает сбои?

65.  Выражайтесь яснее и определеннее, товарищ минер, половинчатость хороша лишь только для задних мест.

66.  А с деятелями, задержанными за рулем в нетрезвом состоянии, товарищ начальник отдела кадров, надо разбираться очень обстоятельно и обязательно - с привлечением независимой комиссии, чтобы они потом не бегали по судам с выпученными навыкат глазами и не заваливали международную комиссию Организации Объединенных наций по защите прав человека многочисленными жалобами, что у них, дескать, восемь детей по лавкам жмутся и денег на бутылку пива не хватает.

67.  Если у вас дырка в полголовы, и вы неспособны запомнить даже таблицу умножения, то наймите себе на полставки секретаршу, чтобы она за вас все записывала, но только - страшную и без ног, чтобы не отвлекаться от исполнения обязанностей военной службы, предаваясь сексуальным грезам.

68.  Военная инспекция Совета Безопасности РФ - организация серьезная, гоп­компания еще та, в ней придурки надолго не задерживаются. Поэтому -живот втянуть и приосаниться.

69.  Все о чем-то думают, все о чем-то говорят, а иногда - даже и спорят, но приборку никто делать не желает.

70.  Судя по тому, как вы написали анализ противолодочной подготовки подчиненных соединений за прошедший месяц, товарищ минер, в детском садике вас не заставляли учить на память стишок про Володю Ульянова: "Когда был Ленин маленький, с кудрявой головой, он тоже бегал в валенках по горке ледяной". Если бы ваши воспитатели со всей своей педагогической ненавистью втемяшили его вам в голову, то мне не приходилось бы сейчас своею отеческой рукою исправлять их огрехи,

71.  Сегодня - суббота, завтра - воскресенье, чертовски хочется поработать.

72.  Люди, которые не способны грамотно организовать проверку переносного электрооборудования, не способны ни к чему, ни в постели - ни в бою.

73.  Корабль без химика - что деревня без дурака.

74.  Знаете, как грамотный начальник должен делать? - Не знаете... Он немедленно впивается своими кривыми зубами в загривок своего подчиненного, с удовольствием и в захлеб пьет его свежую горячую солоноватую кровь, и заставляет все-все делать, в том числе и за себя, но ни в коем случае не благодарит за это, чтобы не подрывать свой авторитет.

75.  Разговор дяди Васи с теткой Авдотьей у плетня насчет даты и времени начала предстоящего совместного рандеву на сеновале не должен передаваться средствами засекреченной автоматизированной связи по правительственным каналам.

76.  Пишут нам много.... Погубит нас всеобщая грамотность.

77.  Земноводное с гирей на заднице напоминает мне начальника штаба бригады десантных кораблей.

78.  Живот втянуть, приосаниться, говорить умные и хорошо понятные вышестоящему командованию красивые слова рублеными фразами.

79.  А у химиков основной закон до безобразия прост: куда ветер - туда джинн, чем шире морда - тем уже противогаз.

Горькая правда о командирах кораблей

1.      И вот командир корабля берет гусиное перо, стопку пергамента и пишет письма - одной мамке, другой мамке, третьей: " Дорогая Пелагея Ивановна, в первых строках своего письма спешу сообщить Вам, что Ваш сын -мерзавец пока жив - здоров, готовиться в тюрьму... "

2.      К сожалению, уровень общеобразовательной подготовки большинства командиров кораблей не позволяет им не только без сучка и задоринки прочесть составленное наиболее бойкими подчиненными командирское решение на морской бой, но и правильно поставить неопределенный артикль "б...дь" в фразе "Кто последний за водкой".

3.      Хорошо, что хоть командир крейсера " Маршал Устинов " правильно себя повел и вместо надувания щек, как принято на дивизии ракетных кораблей, наладил человеческий контакт с проверяющим и до 4-х часов утра проводил с ним сеанс психологического аутотреннинга, в результате чего замечания получились самые пендюрочные, а ведь мог и в тюрьму загреметь.

4.      Командир корабля - кандидат наук.... Зачем, почему, как   допустили подобное безобразие?

5.      Вот вы, товарищ командир, как я посмотрю, очень часто что-то делаете, суетитесь, командуете, но результирующий вектор вашей деятельности равен нулю. Ну что это вы на меня так недоуменно вылупились, у вас, что с математикой в школе было хреново?

6.      Работа штаба эскадры с командирами кораблей - это игра в одни ворота, нам не надо ничьих.

7.      Виктор Давыдович! Хулиганов, хунвейбинов и командиров кораблей - к ответу, не надо рассусоливать, если виновен - к стенке. Мы порядок наведем.

8.      Не следует стыдливо натягивать юбчонку на колени, товарищ капитан 1-го ранга, когда вы пришли за помощью к венерологу. Рассказывайте, как вы умудрились из такого хорошего и нужного дела как прием шефской делегации, устроить пьяную оргию с поездками на командирском катере по зимнему заливу с профилактическим гранатометанием.

9.      Историки поговаривают, что древние греки называли туалет "комнатой отдохновения". А про мое посещение офицерского гальюна на эсминце "Безудержный" словами не скажешь - можно только петь и плакать. Причем, плакать бурно и обильно, чтобы могучим потоком слез очистить этот филиал Авгиевых конюшен. Командир, начинайте.

10.  Командир дивизии, не оставляйте без присмотра страну великого аборта. Это я вам про эсминец "Расторопный" говорю.

11.  Когда командир корабля говорит, что ему нравится си-бемоль минорная фуга Баха, так и хочется ему сказать: "Не выё...ся, водку тебе жрать нравится".

12.  А вы свои армянские штучки бросьте, товарищ Акопянц (настоящая фамилия — Авакянц), ведь вы - не сельский плейбой, охмуривающий деревенскую дурочку, а начальник штаба крупнейшей в российском флоте дивизии кораблей отдувающийся на ковре у командира оперативной эскадры   за всех своих придурковатых подчиненных командиров.

13.  Когда я с пролетарской беспощадностью начинаю вдумчиво лечить командиров крейсеров, то они тут же начинают ломать передо мной японскую трагедию: отец - рикша, мать - гейша, сын - Мойша, а мы -невиноватые.

14.  А возле каждого БДК надо посадить по голодному цепному волкодаву, чтобы ограничить походы командиров - десантников по кабакам. Пусть вместо съема распутных теток отрабатывают на кораблях организацию хранения ядовито-технических веществ и жидкостей. Нам их жены за это только спасибо скажут, да и нам спокойнее будет.

15.  Знаний у наших командиров нет никаких, поэтому их придется допускать к самостоятельному управлению кораблями, а самим сушить сухари и готовиться в тюрьму.

16.  Если про известную актрису больше не говорят, что она - б...дь, значит - она теряет популярность. Если командира корабля подчиненные в разговоре между собой хотя бы иногда не называют мудаком, значит, его пора снимать с должности.

17.  А молодые командиры кораблей, которых у нас много развелось в последнее время, вообще не имеют права щеки надувать и громко разговаривать.

18.  Старпом, а вы действительно не читали заветы великого вождя пролетарской революции советским воинам? То-то я смотрю, вы правым глазом косите немного и заикаетесь.

19.  Вор должен сидеть в тюрьме, а представлять старшего помощника БДК -183 на командира - это какое-то извращение, мазохизм какой-то.

20.  Надо проникать, товарищи командиры, проникать, а не ходить бревном и не рассуждать о причинах неудачных преобразований Всемирной лиги сексуальных реформ.

21.  Начальник штаба бригады, сколько лет командиру БДК - 092? - Что, уже целых 34 года? Да, аборт делать уже поздно, могут посадить (задумчиво).

22.  Почему командир корабля гордо сидит с котлетой и чаем перед телевизором и находит время демагогией заниматься, задавая мне умные вопросы? Приземлять таких надо, приземлять - контрольные опросы, тактические летучки, командирские сборы. Пусть вместо гнусных рассуждений о том, что жалование командира тяжелого ракетного крейсера меньше получки водителя троллейбуса в городе-герое Мурманске, думает, как лучше ко мне подкатиться для пересдачи зачетов на допуск. Родину любить надо, ведь она ему такую махину доверила.

23.  А бывший командир РКР "Маршал Устинов" все, что мог совершить - уже совершил: крейсер развалил, с питерскими милиционерами подружился, в академию поступил, квартиру у государства незаконными методами выудил. Так что мне не надо комментировать все достоинства этого удивительного человека.

24.  Ежу понятно, что такое управление дивизией ракетных кораблей искусства и головы не требует.

25.  Что меня серьезно и по-настоящему радует, так это то, что на большинство наших командиров кораблей в случае начала глобальной ракетно-ядерной войны можно смело положиться. Никто из них не сойдет с ума, ведь для этого его надо хотя бы иметь, по крайней мере.

26.  Я до сих пор не пойму - имеет ли право командир корабля котлету чаем запивать перед телевизором или нет, не пойму и все.

27.  Я дал команду на изготовление заградительных ежей для предупреждения несанкционированного проезда автотранспорта на территорию эскадры, а командир  крейсера  "Петр  Великий",   выполняя   наказ  мировой контрреволюции, успешно их уничтожил.

28.  А вы - начальник штаба бригады, щечки свои соберите в кулачек и не дыша, с вожделением записывайте мои умные мысли, а в конце, когда я закончу, можете пискнуть - разрешите, товарищ вице-адмирал, не одну тренировку запланировать - а четыре.

29.  Но когда со старшим помощником командира проводится учебный эпизод на тему "Поговори со мною мама", то спесь быстро сходит с его лица, появляются радужные пузыри на губах, а в глазах - невыносимая тоска.

30.  Раз заслушали командиров кораблей - по черепу настучали, два заслушали - по ушам настучали, а где третий раз?

31.  Да, есть у наших командиров необоснованные амбиции, надувание щек, пронзительное пыхтение, преувеличение собственной значимости, вот только с результатами деятельности жидковато получается.

32.  Вот сидит командир корабля (если котлету в это время не ест) и думает - а как бы ему нагадить родному соединению.

33.  Начальник медицинской службы, у нас некоторые заслуженные командиры начали страдать бессилием, с личным составом общаться совсем перестали. Вы бы им выписали настойку женьшеня, но не на спирту, а на скипидаре с перцем.

34.  Товарищ капитан 1-го ранга (командиру бригады)! А почему у вас командир БДК - 091 ходит весь такой гордый, красивый и во всем белом? Опустить надо бы, пока с него дурной пример, другие не взяли себе на вооружение. Знаете, как опускать надо или показать практически?

35.  Толковый командир должен быть способен иметь все, что шевелиться. А если что-то не шевелится, то он должен это обязательно расшевелить и тут же поиметь.

36.  Мы даже можем раз в неделю всех командиров собирать и по черепу их стучать, а если не получилось - телеграммами, телеграммами их...

37.  Заслуживает отдельного внимания безобразное отношение командира крейсера "Петр Великий" к собственному кораблю, так и хочется спросить: "Ну, как вам, зареванным мальчишкам, такой крейсер доверили. Ведь это -не игрушка".

38.  "Гробовая тишина - в первый раз лежу одна" - именно в этом мерзком стиле командир БДК -182 надеялся получить у меня подтверждение на допуск к самостоятельному управлению кораблем.

39.  Я в любой момент готов вас принять, товарищ командир дивизии, вместе с командиром "Расторопного" - разговор наш будет предметным и жестким, но своих санитаров брать не надо - первичную медицинскую помощь я вам гарантирую.

40.  Запомните, что разница между идеальным мужем и идеальным командиром соединения, товарищ командир бригады, огромная. Если идеальный муж -это тот, кто считает, что у него - идеальная жена, то идеальный командир соединения всегда должен быть уверен, что в его штабе служат только самые ленивые, самые неисполнительные, самые безответственные и самые бестолковые офицеры, даже во сне мечтающие ему нагадить. И тогда, служба у вас пойдет как по маслу, товарищ капитан 1-го ранга.

41.  Я был буквально поражен, когда при попытке лично дозвониться до командира крупнейшего в России боевого корабля нарвался на автоответчик. Командир дивизии, запоминайте дословно, потом этому мерзавцу передадите под запись - это про таких, как он, в народе частушка сложена: "Я миленка, целый вечер, Не могла застать никак. Дорогой автоответчик, передай, что он - мудак".

42.  В хиханьки-хаханьки и дочки-матери играть не будем, товарищи командиры, с противозачаточными средствами в нашем заполярном гарнизоне неблагоприятно, поэтому - перейдем сразу к суровым мужским играм.

43.  Почему вымерли бронтозавры и динозавры, товарищи командиры? Что, не знаете, раз репы напряженно наморщили?

44.  Если командира корабля утром вызвать на ковер, рассказать ему все-все, что мы о нем - мерзавце думаем, то на подъем Военно-морского Флага он рванет чрезвычайно вдохновленным, с блеском в глазах и решительным желанием поделиться своим эмоциональным подъемом со своими подчиненными.

45.  Вы меня, конечно, извините, товарищи офицеры, но не могу не поделиться о наболевшем. Тут, ко мне на прием приходила поделиться своей личной трагедией молодая жена одного их наших старпомов. Со стороны, вроде бы, вполне приличный офицер, и службу организовал вполне прилично, а на самом деле, недоносок - не может никак семя до дома донести, не расплескав по дороге.

46.  Нет, это - не решение командира ракетного крейсера, это - результат неумелого рукоблудия, какая-то смесь пендюрочного лубка с американским комиксом.

47.  Эти маленькие гадости, которые делают жизнь любого командира невыносимой, но безумно интересной, мы - офицеры штаба должны постоянно претворять в жизнь.

48.  И тогда, в доброжелательно-непринужденной обстановке, я ласково говорю командиру атомного крейсера, нежно глядя ему в глаза: "Ты не прав, Вася".

49.  А командир корабля, узнав, что оперативным дежурным эскадры опять заступает этот мудак - флагманский, должен или дремать у трапа, свернувшись калачиком и, имитируя сход на берег, или напряженно сидеть в своей каюте в химкомплекте и противогазе в положении "наготове" с сумкой дежурного специалиста на боку. А встречу Нового Года перенести на трое суток, что бы за это время успеть устранить ожидаемые замечания, а еще лучше - отменить вовсе.

50.  Любой командир корабля только тогда заслуживает уважения, когда сумеет сделать жизнь своих подчиненных невыносимой.

51.  Честное слово, мне иногда стыдно становиться, когда я слышу речи некоторых особо ретивых командиров кораблей, дорвавшихся до "пипки" микрофона пятикиловатной трансляции на верхней палубе. У них, что ни слово, то - гнусная матерщина. Ну, прямо, как дети малые.

52.  Вот вы мне ля-ля-ля - три рубля, а у вас по верхней палубе жабы скачут и тиной пахнет.

53.  Ну что, надо давать телеграмму - очередной командирский позор.

54.  Вот вы - товарищ командир должны спать и видеть, что лейтенант Иванов не способен нести вахту на КПП, у него мухи на губах сношаются, он все время думает о чем-то, наверное, о ней. Поэтому, на завтрашнем разводе, я должен наблюдать вас и старшего помощника.

55.  Начальник штаба эскадры! Начальников штабов соединений и командиров кораблей резерва вызвать сейчас и спросить со всей беспощадной пролетарской принципиальностью - "А как ты готов, неблагодарная скотина, бороться с хунвейбинами из Главного Штаба ВМФ?".

56.  Командир дивизии, если вам сейчас надо кого-нибудь из командиров кораблей натянуть, то у вас есть целых пять минут - не надо сдерживать души прекрасные порывы. Если надо - я готов отвернуться.

57.  Хреновое воспитание и издержки учебного процесса в начальной школе не позволяют командованию крейсера "Маршал Устинов" представить себе, что объем котла умноженный на удельную плотность равен выходу готового блюда.

58.  Давно пора остановить командира авианосца, который, превышая свои полномочия, лезет через наши головы и забрасывает штаб и управления флота своими истеричными телеграммами ЗАС. Надо подготовить гнусную и мерзкую телеграмму и отхлестать ею по щекам этого зарвавшегося адмирала.

59.  Ну, пусть он плохой старпом, а если откровенно говорить, то даже очень херовый, но на берег он сходить должен хоть иногда, хотя бы раз в месяц.

60.  Есть люди, которые до 3-х лет головку держать не умели, все окружающие говорили вокруг, что вот-вот помрет, а они не только выжили, но и крейсерами командовать начали врагам на радость, а нам - на огорчение.

61.  Решения, которые принимает штаб дивизии ракетных кораблей, они -странные и очень непонятные, они у меня вызывают изумление и справедливое негодование.

 

Из военно-морской практики

 

1.      А капитанов вспомогательных буксиров я подкараулю и лично сам морду им набью, а командир крейсера "Петр Великий" их в это время с превеликим удовольствием будет за руки держать, чтобы не дергались, мерзавцы.

2.      Почти 5 часов тяжелый атомный ракетный крейсер 21-го века болтался на рейде без питания, как дерьмо в проруби. Здесь чувствуется подлая рука гражданина Корейко.

3.      И вообще, проведение стратегического командно-штабного учения под флагом Министра Обороны оказалось на грани провала из-за того, что эсминец "Безудержный" к нему не подготовился, у них в банных вениках оказалось не по 28 прутиков, как я приказывал, а всего по 16. Позор - то какой.

4.      Штормовая готовность № 2 по флоту была объявлена только благодаря командиру дивизии, истошно визжащему на 200 миль вокруг: "Случилась страшная беда - мы обосрались как всегда".

5.      Оперативный дежурный, а на "Кузнецове" коридоры всю жизнь затоплены, так что не надо было орать на весь Кольский полуостров, транслируя вопли командира дивизии о том, что первый авианосец России тонет на рейде.

6.      Не знаю, может быть, если немецкой овчарке отрубить хвост и набить морду, то из нее и в самом деле получится бульдог. Но когда на эсминце "Расторопный" на юного помощника по снабжению в чине старшего лейтенанта, прошлогоднего выпускника нижегородской кузницы воровских кадров, плавательный ценз которого составляют две трехчасовые лодочные прогулки под луной с молодыми доярками по деревенскому пруду, напяливают пилотку и повязку "Како", цепляют свисток и морской бинокль и нагло пытаются представить его в роли первого вахтенного офицера корабля, преступно надеясь, что его смазливая внешность и хорошо поставленный зычный голос смогут повлиять на мою ориентацию, то возникает непреодолимое желание схватить дубину потяжелее и посуковатее и гнездить ею без передышки весь командный состав и этого корабля и дивизии, чтобы выбить навсегда у них из головы подобную дурь.

7.      Возьмите 6 недоразвитых матросов, которые стаями бесцельно бродят по кораблю, снарядите им по хозяйственной сумке (ветошь, сметка, паста Гои), наденьте их чистенько, по укомплектованному спасательному жилету напяльте, научите отдавать честь и представляться начальству, расставьте на верхней палубе и пусть за птичками гоняются, чтобы те не гадили. И тогда о высокой морской культуре вашего корабля начнут слагать легенды.

8.      И при этом на каждого таракана должны смотреть один доктор с мелкоскопом, один медбрат с дихлофосом и один боцман с колотушкой, чтобы эта скотина не убежала.

9.      И вот мы записываем в книгу приказаний, что капитан 2-го ранга Иванов -очень большой член и доводим до него под роспись, и даже справку для жены об этом можем выдать с гербовой печатью.

 

И про меня у великого нашлись слова...

 

1.      А вот товарища Толстика можно в пример поставить, он - хоть и сравнительно молодой офицер штаба, но в отличие от многих бездельников умеет такие мерзкие и гнусные приказы - пальчики оближешь.

2.      Товарищ Толстик, ракетчики - обычно угрюмые, умные, малоразговорчивые люди, а вы - улыбаетесь и разговариваете, это серьезно настораживает.

3.      В последнее время из академии приходят умные офицеры, которые почему-то служить долго не собираются (глядя в мою сторону).

4.      Я с восторгом убедился намедни, что отдельные офицеры - выпускники Военно-Морской Академии все-таки способны осмысливать уставные положения через изучение и осознание противоречивой внутренней сущности явлений военно-морского дела. Так, товарищ Толстик, пытаясь мне вчера в третий раз представить теоретически - практическое обоснование новых тактических приемов оперативного использования ракетного оружия нашего объединения как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими ударными родами сил флота, нагло заявил, что уровень оперативного мышления современных адмиралов не только не позволил бы не проиграть Цусимское сражение, но и вообще до Японского моря дойти.

5.      И все-таки, я вам вот что вам скажу, товарищи офицеры, Толстик хоть и подлецом оказался, забросав судебные инстанции всех уровней исковыми заявлениями и жалобами на меня по своему квартирному вопросу, но все же специалистом был хорошим. Он был способным не только изобразить на карте дерзкий ракетный удар, но и четко исполнить его, не забыв при этом предварительно настучать по ушам подчиненным для обеспечения сохранности авторского замысла и пущей убедительности. А от нынешнего ракетчика я только и слышу заунывные рассуждения о пульсирующем характере строба зондирующих импульсов, а на карте с планом нанесения ракетного удара у него вообще получаются какие-то жалкие анальные проникновения. Я еще посмотрю, как у него получиться с их реализацией, а уж потом и приму решение.

 


А. Х. ЛАБЕАНТОВ

 

 

 

 

 

 

ЗБОРНИК ИЗРЕЧЕНИЙ,

МУДРЫХ И НЕ ОЧЕНЬ…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Издание шестое, исправленное и дополненное.

Marazm - Press

Санкт - Петербург

Издательство “Marazm - Press

2003 год


 

УЧИТЬСЯ НАСТОЯЩЕМУ ДЕЛУ ВОЕННЫМ ОБРАЗОМ

 

Дашенька. Они хочут свою образованность

показать и всегда говорят о непонятном.

А.П. Чехов “Свадьба”

а) Сеют разумное, доброе, вечное

 

J Автомат вам не зенитно - ракетный штык.

J Автомат работает так : раз- два- три- и вас уже нету !

J Автомат ставьте на колено правой руки.

J Бегом шагом марш! Надо быстрее бегать бегом!

J Бедолага, не понимаешь !!

J Бескозырку носят на два пальца от бровей, а не от конца спинного мозга.

J Будешь у меня, как мудак, болтаться на перекладине.

J Булавин! Сидит на первой парте и спит! Хоть бы сел на конец, нахал!!!

J В библиотеке Ленина столько томов, а вы ничего не знаете!!

J В извилинах появился еще один шарик дисциплинированности и один шарик успеваемости.

J В следующем занятии будет некоторое увеличение содержания объема работ.

J В целом знания примерно годовалого ребенка, который узнает папу, маму и титю!

J Вахту вы будете нести приблизительно по четыре часа с 15. 00 до 23. 00.

J Вежливость должна переть из вас изо всех дыр !

J Венозные артерии походят прямо к черепному мозгу, для защиты от которого служит каска.

J Взвод вышел на опушку деревьев.

J Во время ядерного взрыва автомат надо держать на вытянутых руках, чтобы расплавленный металл не капал на казенное обмундирование.

J Военная форма должна приводить противника в ужас!

J Вот курсант Аверин. Общее для него - это то, что он все таки является человеком. Нельзя сказать, например, что он - дерево.

J Все вы будете воевать и, может быть, даже умирать, и не один раз.

J Вы будете задыхаться медленной смертью.

J Вы всегда должны помнить : все, что вы делаете, вы делаете неправильно.

J Вы здесь мне свой юмор портяночный оставьте!

J Вы как нерадивый студент, который работу оставляет на субботу, а половую жизнь - на старость!

J Вы как финский лесоруб, который с бабами говорит о лесе, а в лесу - о бабах.

J Вы несете чистейшую галиматью, а вы- галиматейшую галиматью!

J Вы откуда родились !?

J Вы что же это в спортивный зал в гадах вошли? Вы что, совсем смысл жизни потеряли?

J Вы что, ни разу не грамотный ?!

J Гвозди - хороший проводник тока !

J Глупых электриков не бывает - их убивает током!

J Говорят, что незаряженное ружье стреляет раз в жизни само. У вас автоматы. А эта штука по закону подлости в незаряженном виде может дать очередь.

J Данному курсанту надо поставить бюст на родине во весь рост.

J Две -три формулы дежурных всегда имеем!

J Денисенко как мамонт - спит на всех занятиях!

J Дизайнеры сработали с очком!

J Для того, чтобы создать математическую модель, надо поблевать на мостике.

J Если бы я был дурак, меня бы не назначили капитаном 1 ранга !

J Если думать задним местом или задним проходом, то большая голова засыпает.

J Жареный петух не клевал тебя!

J Закройте свой язык.

J Здесь вам не Англия, копать надо глубже.

J Здесь как на войне: убили командира - возьми автомат другого

J Зеленым мелом по зеленой доске - такое может быть только в нашей пароходной школе !

J Значит откуда берется диод, вы не знаете? А откуда у вас сейчас появится двойка, вы могли бы догадаться?

J И в голове должны быть мышцы.

J И поэтому не надо изобретать деревянный велосипед - на это есть соответствующие документы.

J И ты дружно превращаешься в труп!

J Или выполняет долг с Золотой Звездой, или его хоронят в белых тапках.

J Интеллектуальная работа бицепсами правого полушария.

J К бомбе прикрепляется все, включая самолет.

J К днищу аппарата приварено отверстие.

J Как только диод открывается, начинает действовать закон Кирхгофа

J Капелла - это также громко как у нас, только стихами.

J Когда вы попадете в плен, вас будут долго бить, а вам и сказать будет нечего. И вовсе не потому, что вы такой стойкий. Вы просто ничего не знаете !

J Когда курсанта ругают, он должен встать и покраснеть, как огурец.

J Кораблекрушители !!!

J Кругозор диаметром в верхний рубочный люк.

J Куда вы стреляете? А я здесь на что?!

J Курсант по натуре борец. До обеда он всегда борется с голодом, а после обеда - со сном.

J Курсант! Вы одним ухом слушаете меня, а другим смотрите в окно.

J Курсанты !! Я щас на стенку полезу !!!

J Куст - это совокупность веток и листьев, растущих вертикально из одного места и предназначенных для маскировки, а также обогрева путем сжигания.

J Левое плечо на месте! Правое - шагом марш!

J Машину от радиации надо отмывать горячей водой, так как это уменьшает липучесть атомов.

J Меня можно убить кривым дулом из-за угла, если бросить камень вверх.

J Может тебе кипятильник в голову включить, чтобы она лучше варила.

J Мотайте все это себе на усы. У кого нет усов вешайте на уши. Вырастут усы - перемотаете.

J Мужчину украшают три вещи: автомат, военная форма и строевая походка.

J На первый раз- замечание, в следующий раз- ведерная клизма скипидара с мелкими гвоздями.

J На перекладину без меня не залазить.

J На полтона ниже сидим!

J На примере курсанта Киричева я скажу словами Ленина.

J Надо набить руку, чтобы не набили морду!

J Надо смотреть не глазами, а подбородок поворачивать!

J Нам нужны такие средства связи, чтобы они обеспечивали надежную связь в трех средах : в воздухе, под водой и ... над водой.

J Начать приступить к строевым приемам!

J Не играйте в битву с током! Не испытывайте, кто победит, - ток или вы.

J Не задавайте глупых вопросов! Читайте корабельный устав, там все написано, а что не написано – то намекнуто!

J Не надо ловить блох, если не понимаешь идеи !

J Недайборщ? Хорошая фамилия ! Правильно, никому не давай, сам ешь!

J Нет в мире ничего интереснее радиолокации !!

J Но он, как древний грек, дошел до этого случайно!

J Ну что вы там, как лошадь в магазине!

J Нужно в облаках летать, тогда спать не будешь.

J Нужно соблюдать технику безопасности в тех вопросах, которые даже я не знаю.

J Нырять - это же так просто! Нырнули, вдохнули и плывите!

J ОВ - это когда один раз вдохнешь и больше не надо.

J Особо секретные документы перед прочтением сжечь!

J Перед занятием нужно как следует размять мышцы и другие суставы.

J По команде “Равняйсь” поворачиваем правую голову.

J Повернись умом сюда.

J Пожар - это неуправляемый процесс горения государственного или военного имущества, не вызванный общественной необходимостью.

J Положи протрактор, положи, я сказал ! Крови хочешь, да, крови ?!!

J Получайте три бала и уходите. Я не позволю себя терроризировать.

J Помните ! Горячий паяльник выглядит точно также как холодный !!

J Представьте, что моя жопа распухает, распухает, бац и лопнула. Я вставляю градусник, температура +180 градусов!!!

J Преподаватели слушают молчаливый, неверный ответ.

J Преподаватель видит, кто чем занимается и, даже кто о чем думает : о своей будущей профессии, о Марусе - комсомолке, о Эммочке - людоедочке.

J Пришел с книжками и не одной светлой мысли!

J Прожженный школяр!

J Пусть число танков, двигающихся на нас, равно “икс”. Нет! Мало!! Больше - “игрек” !!!

J Ради сна курсант готов пожертвовать жизнью.

J Решетка - это металлический лист с прорубленными в нем отверстиями.

J Рулевое управление служит для поворота направо, налево и в другие стороны.

J С вами интересно говорить, когда вы молчите.

J С утра сам себя не похвалишь - весь день ходишь, как оплеванный!

J Сексуальные листочки закройте, товарищ с красной шевелюрой !

J Смелость воспитывается во влажную погоду!

J Стойте там, слушайте здесь.

J Строевая подготовка - это же как балет !

J Такого командира-дурака у вас больше не будет.

J Теперь беру линейку и начинаю проводить окружность.

J Товарищ курсант ! Не делайте умное лицо. Не забывайте, что вы будущий офицер.

J Товарищ курсант! Если хотите что-то сказать, то лучше молчите.

J Товарищ курсант. Английский язык вы знаете плохо и произношение у вас матерное.

J Товарищи курсанты ! На этот счет существует два мнения : одно- мое, другое - ошибочное.

J Товарищи курсанты, вы еще молоды, вас еще ни разу не било крышкой танка по голове!

J Товарищ старшина, строй должен ходить мимо вас, а не вдоль меня!

J Ты чего книгу читаешь? Меломан, что ли ?

J У вас у всех одинаковые головы. Я имею в виду в единственном числе.

J У меня даже слезы изо рта потекли.

J У меня метод простой : считаю ноги и делю пополам !

J У меня тонкий музыкальный слух. Я отлично слышал, как вы матерились. Вы ругаетесь, как сапожник, а не как курсант политического училища.

J Угрей лучше жарить. Давить их не надо, испортишь себе лицо !

J Уже пять минут висит доска, а вы не успели переписать.

J Услышав лай караульной собаки, немедленно передать установленным лаем в караульное помещение.

J Уши красные - полезно !

J Форма одежды - голый торс, а все что останется от голого торса - положите на скамейку.

J Хвойный лес горит лучше, чем лесистый.

J Часовые должны стоять на расстоянии вытянутого выстрела друг от друга.

J Чем больше цифр, тем больше не надо.

J Что вы вздыхаете, как мочевой пузырь?

J Что вы здесь пишите зелеными чернилами черным по белому?

J Что вы такой неровный квадрат нарисовали ! Дальтоник что ли?

J Чтобы был тонкий юмор, нужны тонкие знания.

J Шестое чувство курсанта - чувство голода.

J Штаб на карте обозначен флажком треугольного цвета.

J Эллипс - это круг, вписанный в квадрат три на четыре метра.

J Это газ вызывает головные боли в мышцах и костях.

J Это у нас идет не троллейбусный разговор.

J Я вам кто: капитан 1 ранга или паровозный свисток на Балтийском вокзале?

J Я мастер спорта без разряда.

J Я уже объяснял, что корабль как лошадь на одной веревке стоять не может.

J Яйца курицу не учат, они ее дисциплинируют.

 

Наш любимый командир

Почитатель муз и лир.

Нас он, строя, каждый раз

Одарял потоком фраз.

Что не фраза- то алмаз,

Добрым молодцам наказ

М. Гапанюк

б) Отец (командир) - родной

 

J А бестолковка зачем существует на плечах?

J А вы и ухом не моргнули !

J А теперь закрой рот и скажи, где ты был.

J Баночки в столовой ставим бережно и аккуратно, как свою девушку на унитаз сажаем.

J Борзенец, вы знаете, что такое свадебный наряд? Нет? Это когда в день собственной свадьбы заступаешь в наряд на тумбочку !!

J Ботинки с ног до головы в грязи, а вы в кубрик претесь !

J Булавин - самоходная отлучка с посадкой на голову ЗКРу в кинотеатре “Аврора”.

J В вашей кровати лежал бушлат, имитирующий туловище курсанта!

J В марте, когда течет все это, мы начинаем сдавать это самое.

J Все предельно просто, как грабли.

J В роте пять утюгов, а курсанты не стрижены.

J В рундуках все можно найти :  начиная от помидор и кончая ужов.

J В связи с потеплением резко ухудшилось поведение.

J В строю не должно быть ни одного дипломата, иначе будут отловлены шампанские, которые имеют место.

J В увольнении вы становитесь объектом столкновения транспортных средств.

J В увольнении ориентируйтесь по месту и цели проведения. Ваша цель - постель и тумбочка.

J В чемодане ничего, кроме описи, не должно быть!

J Вас тут культуре учат, а вы по театрам шляетесь.

J Вести себя в городе достойно, но прилично.

J Водку в казарме я вам пить не позволю: тут вам не детский сад!!

J Вооружайтесь лопатами, в смысле - тряпками.

J Вот это- АК, а если к нему приделать штык, то это будет АКМ.

J Вот это - ют (показывает на нос корабля), ага- ют. А вот это (радостно) - бак ( показывает на корму)! Ну вы, из детского сада, учить меня будете! Зарисовать антенные устройства и ... все, что не ясно !!!

J Все врут, как дятлы.

J Все пуговицы должны быть пришиты намертво, как шлагбаум.

J Все это вы мне напишите в письменном виде в своих мемуарах в трех экземплярах!!

J Все, ваш поезд уже улетел.

J Всем распороть спины и доложить.

J Всем снять перчатки, раз ни у кого их нет.

J Всех отсутствующих построить в одну шеренгу.

J Всякое дышание воздухом является самовольной отлучкой.

J Вчера мы отправили на Красную Горку Беляева, Шутурова, Марапульца, и далее - по этапу.

J Вы молодец, но вы хреновый молодец!

J Вы не отвешивайте губу, а то я отвешу вам пять нарядов!

J Вы не представляете, но теперь на своей шкуре представите.

J Вы одни, а я один.

J Вы побежите у меня быстрее собственного визга.

J Вы раскачались так, что вас трудно расшевелить!

J Вы себя слишком много ведете!

J Вы так долго загорали, что даже роба вспотела!

J Вы у меня будете здесь сидеть, пока у вас шинель не вырастет!

J Выделить на работу девять человек и одного старшину.

J Гапанюк, в роте семь разгильдяев, а ты волосы на пробор носишь!

J Гапанюк, у вас есть бюст?

J Где вы были? В гальюне? Вы бы еще в театр сходили !!!

J Давайте бросим свои головы в конспекты!

J Дворецкий- он отличник, но тупой!

J Демократия- хорошо, а организация- лучше!

J Денисенко мной уже отловлен за вином, как он выразился, ну не за вином, а за водкой! Где и был отловлен! Ну не с водкой, а с намерениями. Рассказал мне где вино есть.

J Детский смех прекращается с принятием присяги.

J Дистанция круга: три бега!

J Дисциплина упала до предела и предела этому нет.

J Длина волос висит в бытовой комнате.

J Дневальный, почему шинели опять на полу висят?

J Дневальный! Тут у вас столько бумаги, что у меня в голове не укладывается

J Доставайте где хотите! Курсант, если захочет, может достать все, что угодно, даже американский паспорт, если ему вовремя наступить на хвост.

J Если в классе не будет натерта палуба, я поверну голову на 180 градусов.

J Если все начнут пить с горя, то весь ВМФ  будет ходить пьяным!

J Если за выходные погода не растает…

J Если услышал фамилию, пулей лети вверх, как гвоздь!

J Еще одно нарушение, и буду наказывать очком!

J Живете как свиньи в берлоге, а еще курсанты!

J За день до обеда старшинам классов все книги сдать в библиотеку вместе с Подобедовым.

J Забор как вчера упал, так и стоит.

J Завтра днем купите погоны и сегодня же вечером пришейте.

J Захожу в одну тумбочку - бардак, в другую - бардак. Я думаю, что эти тумбочки не хотят в отпуск ехать!

J Здесь вы еще и не там найдете.

J Значит так! Если, что - то сразу докладывать, а если -нет, то я вас всех сниму и выдеру!!

J И чтоб висеть на койках ничего не было!

J Информация течет и стекается в блокнот.

J К некоторым курсантам приходят женщины на КПП и требуют свадьбы ...

J К празднику все двери должны быть обшарпаны.

J Каждый двоечник съедает одного отличника.

J Каждый из вас должен носить в фуражке две иголки не менее семидесяти сантиметров - черную и белую.

J Каким шагом нужно ходить на строевых занятиях? Что, скользко?! Старшина роты, не увольнять его, пока все не растает!!! А то упадет, руку сломает.

J Киричев смотрит на меня как Троцкий на трактор!!

J Когда я с вами говорю, у вас идет мыслительный процесс ?!

J Командирам взводов сдать по 10 рублей на бесплатные билеты в театр.

J Командир роты сам даст команду купить сигареты, газировку или еще что-нибудь сосательное.

J Кто командует ротой: я или командир?!

J Кто нагадил в писсуар? Я пробовал, у меня не получилось!

J Кто опоздает - будет строгая благодарность.

J Куда вы руки лезете свои?!

J Курсант- не бревно; нельзя туда- сюда плюс- минус один человек.

J Курсант обкакался. Кто виноват? Командир!

J Курсант Трифонов! Что у вас за постельное белье на шее торчит?

J Курсанты Шутуров и Беляев! Запомните свои фамилии и скажите мне их завтра на построении.

J Ликвидировать такой недостаток, как прически.

J Меня не волнует, что там у вас опаздывает: поезд, самолет, ишак!!

J Мне нужны несколько человек для уборки листьев. Листьев много, чем больше, тем лучше.

J Мне потребовалось на проверку роты 20 минут. А командирам отделений : 100 разделить на 20 - это будет ... одна минута. Очень простая арифметика!

J Многие приходят из увольнения с запахом пива! Так вот, кого поймаю, запишу в аттестацию - и на флот пойдете с запахом пива!!

J Может у кого лапа на ноге выросла?

J Мойте ноги перед отбоем, чтобы соседей не отравить.

J Молчать! Или я сейчас буду зверствовать!

J Молчать, я вас спрашиваю!

J На воре и шапка глаза колет.

J На ночь увольняются местные аборигены и дети, имеющие в городе жен.

J На то я и командир: я отсутствую, но дух мой остается!

J На этом деле мы наели плешь.

J Нам необходимо решить вопрос швабер.

J Напротив кубрика номер 22 видны остатки пищи, принадлежащие курсанту, приведшему себя в нетрезвое состояние. Кто он?

J Народу в кубрике много, поэтому порядок не просматривается.

J На следующей неделе будут состоятся комсомольские собрания.

J Натяните шапки на уши, у кого они есть!

J Не вижу тенденции к построению.

J Не долго мучалась старушка в курсанта опытных руках!

J Не пройдет и пол года , как кончатся две недели и, все вы будете отчислены. И надо готовиться на Магадан !

J Некоторые прикидываются шлангами различной величины.

J Неудобно?! Неудобно только гадить в почтовый ящик, но вы с вашими способностями и это учудите!

J Неудобно?! Неудобно только спать на потолке - одеяло спадает !

J Никогда не попадайте в общество, где одни женщины. Ну, а от водки горло никогда не болит!

J Ну так я буду вашей программой “Время” !

J Ну, Борзенец - он в женитьбе весь!

J Ну, что такое? Служба приборку не делает, ворона не кормлена! Убью и Царегородцева и его ворону!

J Нужно делать не как лучше, а как положено !!

J Обнаглели до предела! Идете в строю как стадо голодных лонцепупов!

J Окна моют те, кто возле них спит - они чаще ими пользуются!

J Окна надо мыть чисто, чтобы светло проникало!

J Он попался под мой контроль. Мой глаз с него уже не слезает.

J Определить по результатам стажировки, каким он станет офицером, - трудно. Весь поход пролежал из-за морской болезни.

J Освобождайте тумбочки. Жизненное пространство вам будет необходимо.

J Островский и Сахаров? А чего тут запоминать - то, один - писатель, другой - предатель.

J Отловим -строжайше накажем !

J Отчего курсанты болеют? Увольнения без шапок, форсирование забора без кальсон!

J Первый взвод занимается гирями, второй - на перекладине, третий- спортом.

J Перед заступлением на пост изымаются курительные принадлежности и другая художественная литература.

J Писсуары должны блестеть так, чтобы я в них мог бриться!

J По команде "Становись!" все должны мгновенно занять место в строю. Больше всего я не терплю опоздунов. Если не нравится это слово, тогда считайте что я не терплю опозданцев. И попробуйте мне возразить!

J Под матрацем были найдены две грязные спортсменки.

J Подобедов, воров на овощебазу не брать! Ермалаша, где мой большой портфель?

J Полейте воду в цветах.

J Поставьте дипломаты на землю, у кого не стоит, зажмите между ног.

J Почему ваша койка орала вчера после отбоя?

J Почему не на занятиях? Заболели?! Вы, что доктор Айболит что ли ?!!

J Прибежал начальник патруля в чине майора гарнизонного с исковерканным местом, там где у нормального человека голова.

J Проверить наличие уставных носков, и если таковые имеются, вывести их из строя.

J Прорези на баночках должны быть параллельны длине прохода.

J Пятку на носок ставь!

J Пять нарядов на службу за игру в карты в неположенное время.

J Разбирайте вещмешки - вокзал потходит!

J Распределение очередности курсантов на экзамен должен заниматься старшина класса, а не кучка оголтелых любителей!

J Ремень не подтянут и распущено пузо.

J Рота! Вольно! Разойдись! Остальные на месте.

J Рота! Для помойки в баню, становись!

J Рота !!! Стройся !!! Десять секунд…пять…время!! Так, теперь давайте подумаем, зачем я вас здесь построил…

J С вашим завидным здоровьем не женщину, стадо коней загнать можно!

J Сегодня я прошелся у вас под тумбочками и обнаружил там бардак!

J Сейчас буду проверять “караси” на вскидку, методом поднятия штанины.

J Снимите обувь с рук, а то еще начнете педикюром заниматься!

J Срок хранения портится.

J Стой там, слушай сюда.

J Странно, что вы мне сюда говорите...

J Сурайкин! Зарос, как слон! Волосат, как уж!

J Там протоптана асфальтовая дорожка.

J Теперь для разгильдяев я буду смерти подобен.

J Территория програблена не в ту сторону.

J То, что вы только подумали, я уже забыл.

J То, что я сейчас скажу, передать по цепочке.

J -Товарищ капитан 2 ранга, когда деньги будут? - Деньги я вам выдам за сентябрь и за август. - Когда? - Когда выдам, тогда они и будут.

J Товарищ курсант, уберите свой туалетный вид.

J Тот, кто смеется, пусть смеется внутри себя.

J Тревога будет неожиданной, время я укажу.

J Туда ходят только девушки на букву "Б", в хорошем смысле этого слова.

J Турки вы не завоеванные !!

J Тут один комик подходил, спрашивал можно ли это заменить на то. Я ему сказал - нет! Сначала там, потом здесь.

J Ты где в госпиталь ложился - здесь или в санчасти?

J Ты как студент из ПТУ!!

J Ты, блин, как десятая колонна!

J У баталерши штанов - не пролезть!

J У вас грязь от шеи идет вниз, так и распространяется!

J У вас ума не хватает, элементарный бардак навести.

J У кого нет памяти - запоминайте.

J У курсантов постоянно периодически отсутствует внешний вид.

J У меня уже устал чесаться язык все вам напоминать.

J У нас теперь новый начальник факультета в чине Героя Советского Союза.

J Убежал бы глаза куда горят.

J Укажите в рапорте номер поезда и время вылета.

J Хватит вонять парфюмерией! Вас не на случку в колинарный техникум ведут, а культурно проводить время !!!

J Циклоп или питекантропная обезьяна сделает рейки лучше, чем курсант 2-го курса.

J Чей командир отделения спит в этой тумбочке?

J Чем шире рот - тем лучше аппетит!

J Через час все травки выщипать.

J Читай устав. Там черным по белому написано, красными буквами.

J Что вы вертитесь, как муха на стекле!

J Что вы вертитесь, как поросята в мешке!

J Что вы вертитесь, как рыба в колесе!

J Что вы вертитесь, как медведи на мопеде?

J Что вы висите, как танк на заборе?

J Что вы вытаращили на меня свое лицо?

J Что вы дергаетесь, как парализованный!

J Что вы ко мне подходите с такими руками, с такими ногами!

J Что вы на меня смотрите как ежик, который впервые увидел человека.

J Что вы скрючились, будто вас перевезли с Южного полюса на Северный?

J Что вы смотрите на меня вампирными глазами?

J Что вы спите стоя на ходу?

J Что вы стучите ногами и кричите, как в опере?

J Что не уставное, то женское.

J Что стоишь тут из угла в угол и молчишь как рыба об лед?

J Что ты елки не видел? Смотри на меня и все будет понятно.

J Что ты смотришь на меня, как Ленин на буржуазию - бешеными тараканьими глазами.

J Что это за толпа военнопленных? А между прочим в Освенциме сожжено, дай Бог памяти, четыре с половиной миллиона цыган и евреев, не считая других - прочих.

J Что это ты каждую неделю в увольнение просишься, у тебя что, недержание?

J Что это у вас когти как у орла. Хоть по деревьям лазай.

J Шила в мешке не утаишь. Оно все равно выплывет наружу!

J Эта койка, пока не станет человеком в город не пойдет.

J Эти грохочущие группировки вас развращают, из-за этого вы ходите в самоходы.

J Это ваше маленькое счастье, что есть такая маленькая страна - Боливия! Всем в увал, негодяи !!!

J Это право дадено мне!!

J Это прямой подрыв дискредитации командира!

J Этот курсант спит смертоносным вечным сном.

J Я бегаю по роте, как птица.

J Я вам натяну скальп на череп.

J Я вам не пастух, чтобы за вами пастись.

J Я вам сделал подарок за свой счет из вашей зарплаты.

J Я вам спущу последний спуск и больше спуску не дам.

J Я вас всех выведу из строя, и все местные и женатые сразу станут нормальными.

J Я вас в бараний рог скручу, если вы будете корчить передо мной идиота!!

J Я вас накажу, потом обзывайте меня за своей спиной.

J Я ведь себе хитрые галки ставлю.

J Я весь год получал пинки от вас и хранил их в себе, а теперь я их вам читаю.

J Я вошел сюда на лету и сразу въехал в обстановку. Сейчас я вас буду озадачивать.

J Я же приказал размести все лужи на плацу, чтобы офицеры по дороге домой не мочились.

J Я запрещаю разрешать.

J Я засажу вас на гауптическую вахту!!

J Я здесь распинался, много раз говорил: с огнем шутить не надо. Из искры возгорелось пламя, пламя преподавательского состава, которое будет выжигать вас калеными двойками.

J Я исполню свое приказание.

J Я кого- то примерно накажу! Потом молча в ночной тишине будете дебатировать.

J Я не позволю, чтобы какой- то сопляк ломался передо мной, как трехкопеечный пряник!!

J Я не понимаю, как можно так пить? Ну выпил одну, ну - две, ну - литр, ну -два. Но зачем же так напиваться?!!

J Я не спрашиваю : где вы были. Я спрашиваю : почему вы опоздали !

J Я от вас ничего не требую. Я только требую, чтобы вы беспрекословно выполняли все мои требования!

J Я пока еще памятью и зрением не страдаю!

J Я прошелся под койками, там всюду пыль, грязь, обломки газет.

J Я тебе накручу нарядов, и ходи, как индеец.

J Я тебя изнасилую по самую хряпку!!!

J Я хотел сходить туда завтра, но не успел.

J Якубовский будет нести всякую околесицу, а вы должны стоять с каменными рожами и преданно сопеть в две дырки, или у кого сколько есть!!

 

Моя хоба - это служба. Я хочу, чтобы

моя хоба стала вашей хобой.

Контр - адмирал Рулюк

в) Оне плохому не научут

 

J А в воскресенье вообще половина нации может быть в вытрезвителе!

J А ведь каждый из вас взрослые люди!

J А кто там уже харю давит?

J А ну всем выровнять носки по половым щелям !

J А ну-ка быстро уберите порядок.

J А они как шли, так и шлют.

J А ты чего такой лохматый? Настоящий лесовик! Как -будто только с острова Валаам. Там 32 монаха, так ты 33-й!!

J А что вы будете делать, если возникнет пожар? Громко закричите, чтобы всех разбудить и побежите спасать оружие? Странно... А по уставу полагается сначала сообщить дежурному по роте. И не надо думать, что он услышит!

J А я любви твоей не поял!

J Асфальт создан для того, чтобы по нему ходить строевым шагом.

J Будет проигрыш. Метод - игровым!

J Была бы осторожна - не стала б матерью!

J В “оружейке” маломальский порядок навели, а вот в ротном помещении наблюдается масса недоделков, особенно в 123 взводе.

J Вам бы все булочки, девочки и сметана.

J Вас что, родители не учили в строю не разговаривать.

J Ваша вешалка плачет - все уши у нее ободрали.

J Ваша обязанность - стоять в строю зажав рот и, чем крепче, тем лучше для вас. Хотя бы за тем, чтобы не застудить гланды.

J Взвод! Спиной друг к другу в шахматном порядке по диагонали становись!

J Влюбленный в службу часов не наблюдает!!

J Водку пьет, по многу, но с большим отвращением.

J Возьмите уставы и перепишите все наизусть.

J Войдите сюда и держите дверь с той стороны.

J Волосы могут курчавиться на макушке, а ниже они по уставу должны быть прямыми

J Вот вы тут матом ругаетесь, а потом будете этими же руками хлеб брать.

J Все пропьем, но Флот не опозорим!!!

J Всем сидеть по стойке смирно.