Трагедия «К-278» - апл «Комсомолец». Сафонов А.Н.

Трагедия «К-278» - апл «Комсомолец».

Сафонов А.Н.


Около полудня, командир БТБ-569 объявил о пожаре на подводной лодке «К -278» или как ее еще называли  »Комсомолец». Многие бывалые подводники, служившие в то время в «Алкашовке»  спокойно отнеслись к этой информации, т.к. пожары на апл происходили ежегодно и по несколько раз, и никому из нас в голову не пришла мысль, что  «Комсомолец» погибнет. Но произошла трагедия, и он погиб. Двадцать три подводника нашли свой последний приют на дне Норвежского моря.  Знаете, человек привыкает ко всему, даже к возможности смерти в любой момент. Для этого нужно время. Первые дни моей службы на апл сопровождались опасениями и страхом за свою молодую жизнь. Перед тем , как лечь спать, я проверял давление в баллонах ИДА-59 и почему то был уверен, что в случае пожара в отсеке с его помощью мне удастся спастись. Но это была юношеская иллюзия, которую я вскоре утратил. При нахождении в море, я не верил ни в АСС флота, ни в ИДА-59. Везде вера была в него одного – Господа нашего. И сейчас я верю только в Него! Господь спас меня от смерти во время службы на апл! При ликвидации крупнейших в ВМФ радиационных аварий на ядерных объектах БТБ-569! 

При быстротечном, а тем более объемном  развитии пожара в атмосферу отсека выделяется огромное количество токсичных продуктов горения. Одним из чрезвычайно опасных поражающих факторов подводников при пожарах является СО - окись углерода. Ее допустимое содержание в воздухе отсека - 0,0015мг.\литр.   Каюты, кабельные трассы апл были изготовлены из горючих материалов и при горении выделяли чудовищное количество СО. Достаточно было подводнику вдохнуть пару раз эту «гремучую смесь» и он замертво падал. Древний, громоздкий ИДА-59 представлял из себя рудимент спасения подводников. Он был изобретен в 1959 году и давно изжил себя в качестве эффективного средства спасения. НИИ СССР не работали над созданием удобных, эффективных функциональных средств спасения. ИДА-59, ИСП-60 и другое спасательное имущество размещалось на лодке скорее для успокоения подводников, чем для  спасении. АСС (аварийно спасательная служба) флота доверия у подводников не вызывала.

Для Системы образца 1917 года все мы были расходным материалом. Когда затонула “К-278”, мы снова убедились: в вопросах обеспечения безопасности моряков, военно-морской флот не продвинулся ни на шаг. Остался на уровне шестидесятых-семидесятых. Так, отвечая в “Литературной газете” на запрос народного депутата СССР Г. Попова, министр обороны СССР маршал Советского Союза Д. Язов сообщил: “На подводной лодке “Комсомолец” имелось достаточное количество средств, обеспечивающих спасение всего экипажа. Однако при спуске спасательных плотов на воду, один из них, вместимостью 20 человек, перевернулся и его ветром отнесло от борта. Часть подводников оказалась в воде, температура которой была 4 градуса. Для оказания им помощи наши самолеты сбросили свои спасательные плоты, доплыть до которых моряки не смогли из-за переохлаждения”.
Правительственная комиссия по расследованию гибели “Комсомольца” заявила прессе, что корабль был технически исправным и подготовленным к автономному плаванию. Так ли это?

Начнем с надежных и эффективных систем предотвращения и тушения пожаров. У отечественных моряков их до сих пор нет, как нет и системы, позволяющей достоверно оценивать обстановку в аварийных отсеках для принятия решения. Наши спасательные службы по-прежнему беспомощны перед проблемой, вечной, как само мореплавание: спасение жизни на воде. Продуман вопрос извлечения подводников из тисков глубины, для чего созданы специальные суда и подводные лодки. Однако в самой простой ситуации - люди мерзнут и тонут в море - спасатели беспомощны.
По горькой иронии судьбы, подводники “К-278” были подняты на борт плавбазой, которая, не теряя ни минуты и двигаясь полным ходом, достигла места катастрофы через пять часов после получения сигнала бедствия. Скорость движения подобного судна не превышает 10 узлов (18,8 км/ч).

А где же скоростные средства спасательных служб?.. Командиры гидросамолетов “М-12” в открытом письме главному конструктору заявили, что эта машина способна спасать людей только в идеальных условиях. Она может садиться и взлетать при высоте волны не более 0,6-0,8 м, но и при таком небольшом волнении выполнение маневров сопряжено с большими трудностями для экипажа. Настоящий спасательный гидросамолет, к разработке которого в нашей стране еще и не приступали, обязан брать людей с поверхности воды при ветре силой не менее 5 баллов.

Не приспособлены для спасения подводников и мощные противолодочные “Ил-38”, рассчитанные лишь на помощь терпящим бедствие летчикам. Авиаторы приводняются вместе с автоматически надувающейся лодочкой, на которой им нетрудно подгрести к контейнеру, сброшенному со спасательного самолета на парашюте, и вытянуть шнур раскрытия плота. Закоченевшие в воде моряки проделать этого не смогли.
Как ни странно, до 1985 года поисково-спасательная служба Военно-Воздушных Сил флота была оснащена катером “Фрегат”, который сбрасывался с самолета в район бедствия. Он один мог бы спасти весь экипаж “К-278”. Однако спасательный катер давно списан и передан в музей Северного флота.

Что же изменилось со времени гибели «К-278» в средствах спасения личного состава подводников? Я считаю, что ничего, и экипажи подводных лодок по-прежнему остаются заложниками.
Для спасения подводников нужны специальной конструкции катера, неопрокидываемые, и реально надувающиеся плотики, способные мгновенно отсоединяться в случае аварии. Требуются дыхательные аппараты, которые легко надеваются, не плавятся на лице при пожарах и позволяют двигаться. Нужна спецодежда, не вспыхивающая, как бальное платье от новогодней свечи.

До сих пор во флоте нет костюмов с подогревом: они заказаны промышленности, но еще не поступили. Не разработаны и другие меры по индивидуальной защите людей, оказавшихся за бортом в северных водах. И это, не говоря уже о главном - о кораблях, способных продержаться на плаву до прихода спасателей!..
Несмотря на принятое совместное решение об установке кингстонов на атомных субмаринах для обеспечения их продольной остойчивости, после аварии на “К-8” их не установили. Как известно, кингстонов не было ни на “К-219”, ни на “Комсомольце”, погибших после “К-8”. Все по той же причине - от потери продольной остойчивости после аварийного всплытия.

Специальная система обеспечения группового дыхания изменений так же  не претерпела изменений. Индивидуально-дыхательный аппарат ИДА-59, громоздкий, неудобный и тяжелый, изменил лишь наименование: добавилась буква “М”. Якобы аппарат стал “модернизированным”... Но срок его службы стал в два раза меньше и теперь он не предназначен для ведения борьбы за живучесть. Ненадежна и система связи “Лиственница”. Даже старая система внутрикорабельной громкоговорящей связи “Каштан” и то лучше.

Между тем другие страны давно извлекли уроки из аварий наших подводных лодок. Так, в военно-морских силах Франции внедрена система автоматической герметизации переборок. Британские моряки получили легкие, удобные в эксплуатации средства защиты органов дыхания. На пришедшем недавно в Североморск с визитом английском фрегате таких средств защиты четыре вида. Соединенные Штаты Америки вооружили своих подводников централизованной системой контроля за состоянием отсеков и механизмов. И, несмотря на это, численный состав экипажа атомоходов, примерно равных по водоизмещению нашему “Комсомольцу”, у американцев вдвое больше.

 

Кто должен обеспечить ВМФ средствами индивидуального и группового спасения моряков? Безусловно, государство. Но подобное оснащение нужно и для спасения рыбаков, яхтсменов, нефтедобытчиков, пассажиров морских судов... Ни одна заинтересованная организация не способна проконтролировать создание всего арсенала аварийно-спасательных средств. Ведь не удалось это вооруженным силам, где в былые годы денег куры не клевали. Кстати, средства, высвобождаемые в связи с сокращением военных расходов, должны направляться прежде всего на разработку и создание аварийно-спасательного оборудования.

Пусть в условиях, когда у страны нет определенных внешних врагов, военных будет меньше, но они будут лучше оснащены, обеспечены, подстрахованы от несчастных случаев. Нужна единая государственная спасательная служба, способная обеспечить себя всем необходимым снаряжением. Она же будет поддерживать связь с аналогичными зарубежными организациями, что позволит координировать поисково-спасательные работы и из всех имеющихся у разных стран вариантов выбирать оптимальный для спасения людей.

И, может быть, пора закончить с обвинениями экипажей в непрофессионализме, неправильных действиях во время борьбы за живучесть подводной лодки? Ведь предела совершенствования мастерства личного состава нет. Но подводники не должны быть в прочном корпусе заложниками несовершенной техники и ненадежных средств борьбы с пожарами. Их личная безопасность и безопасность корабля в первую очередь должны обеспечиваться продуманной конструкцией самого корабля, всех его систем, а также качественным исполнением задуманного конструкторами непосредственно на стапелях заводов.

Корабль  предназначен для боя. По идее, он может погибнуть только во время войны, от поражения вражескими средствами. Но если боевой корабль гибнет в мирное время, причем столь стремительно, то зачем флоту такой корабль?.. И какие нам еще нужны катастрофы, чтобы уроки и выводы оставались не на бумаге, а воплотились в надежных кораблях, надежной технике, надежных средствах защиты и спасения?..

Я глубоко убежден, что личный состав «К-278» мог быть спасен в полном составе, за исключением погибших в первые минуты трагедии. Для их спасения необходимо было одно – наличие  воли  у политического и военного руководства СССР. Сорок два подводника героически погибшие на «К-278» стали жертвами бездарного руководства СССР.

Плоты для спасения л.с «К-278» сбрасывались с самолета. Ближайший плот  упал в воду на расстоянии трехсот метров от людей плававщих в ледяной купели.. Надо быть суперморжами, чтобы проплыть такое расстояние. После похорон героев, в ДОФе г. Мурманска -150 состоялась встреча офицеров гарнизона с МО СССР маршалом Язовым Д.Ф. и его свитой.
На встрече я спросил Язова Д.Ф.: « Почему во время проведения спасательной операции не были использованы вертолеты?». Он ответил: « После точного сброса плотов, вертолет не смог бы вернуться обратно». Интересная логика у МО СССР. Я считал и считаю, что после точной и мягкой доставки спасательных средств гибнущим в ледяной воде морякам, вертолет в режиме авторотации можно и нужно было сбросить в бездну Норвежского моря. Экипаж вертолета разместился бы вместе со спасенными ими подводниками. Неужели до этого так трудно было додуматься? Или думать было нечем и не кому?

 

Бельцын А.Г.
Первая мысль, Лёня Заяц –начальник медицинской службы АПЛ  «Комсомольца», как его судьба? Ведь  совсем недавно, в этом самом спортзале, он был вместе с нами. Перед боевой службой  каждый лодочный врач был обязан пройти прикомандирование к  хирургическому отделению ВМГ. Не был исключением и он. Крепко сложенный, спортивный, во время прикомандирования он с удовольствием выбирался с нами  в спортзал. Приходил сам  и еще сынишку маленького приводил. Какая судьба у капитана 3 ранга Максимчука Юрия Ивановича, замполита экипажа?  Мой знакомый по службе в шестой дивизии и в Андреевке. Юра Максимчук,  перед походом освидетельствовался в госпитале и сразу после  «боевой» и  отпуска должен был сдавать вступительные экзамены в  политическую академию. Он пошёл вместо штатного замполита капитана 3 ранга Терновского. Этот «герой» тоже отлежал в ВМГ, только по другой причине- экипаж отказал ему в доверии.
59Срочно возвращаемся все в госпиталь, ждём указаний. Нас привлекают  к обеспечению  встречи членов Военного совета флотилии с родственниками экипажа «Комсомольца». Даже сегодня дрожь по телу. Гарнизонный Дом офицеров, слабо освещенный зал на 400 мест. В зале совсем немного людей. Напряжённые жены членов экипажа «Комсомольца», офицеры штаба флотилии, мы - группа медицинских работников. Со сцены в зал, кто-то из политрабочих  озвучивает: «При выполнении задач боевой службы 7 апреля 1989 года на глубине 386 метров в нейтральных водах возле острова Медвежий в отсеке подлодки К-278 «Комсомолец» произошел пожар. Шесть часов экипаж в надводном положении боролся за спасение своего корабля, однако после потери продольной остойчивости лодка погибла. Из 69 членов экипажа погибли на ее борту и замерзли в холодной воде 42 человека. Оглашается список погибших.» В зале крики, плач…Бросаемся к
Кап. 3 ранга Максимчук  Ю.И.

ним, жёнам, подругам погибших ребят, льём валериану, валокордин, кому-то  после измерения АД делаем инъекции. Дичайшая по своему трагизму и массовости ситуация. Потихоньку зал пустеет. Нас собирают и включают в «тройки»: офицер штаба Северного флота, офицер штаба флотилии и врач должны сообщить семьям погибших, не пришедших на встречу с членами Военного совета о гибели мужа, отца, брата, сына. Меня включили в подобную группу, и мы отправились в семью командира БЧ-5 39-летнего капитана 2 ранга Валентина Ивановича Бабенко. Тогда, в апреле 1989 года, уже подписан был приказ о его переводе на преподавательскую должность в Ленинградский военно-морской учебный центр. В этот последний поход он пошел по просьбе членов экипажа, не подозревая, что это будет последнее задание в его жизни. На момент нашего прибытия, жена уже знала о его гибели. В квартире присутствовала наша коллега, врач городской больницы. Я официально сообщил ей о гибели капитан 2 ранга Бабенко В.И..  Жена встретила сообщение о гибели мужа спокойно и с достоинством. Немного понаблюдав за ее физическим и моральным состоянием, мы удалились.

Что творилось тогда в их душах, знает только один Бог. Я вышел с комком в горле. Его тело не было взято морем. С Валентином Ивановичем  мы навсегда прощались  через несколько дней в ДОФе. Лёня Заяц выжил. При оказании помощи членам экипажа, в тех жутчайших условиях проявил мужество, героизм и высочайший профессионализм. Ему удалось вернуть к жизни несколько подводников, выведя их из состояния  клинической смерти.  Он спасал, заводил останавливающиеся сердца, реанимировал, выполнял внутрисердечные, внутривенные инъекции и спасал, спасал своих товарищей. До конца исполнил свой профессиональный, врачебный долг. Он настоящий герой.

Судьба Юры Максимчука оказалась трагичной. Он вместе с другими членами экипажа сошел в ледяную воду и остался в ней навсегда. Я познакомился с ним в1980 году.  В 1979 году окончил СВВМИУ и проходил службу в техническом экипаже 6 дивизии 1  флотилии КСФ. Исполняя нештатные обязанности секретаря комсомольской организации в шестой дивизии,  снискал уважение и любовь матросов и старшин. Не считаясь с личным временем,  все выходные и праздничные дни он проводил с личным составом. Люди очень тонко чувствуют, где искреннее отношение, где фальшь и ложь. Юра относился к ребятам искренне, с уважением и заботой, и они ему отвечали тем же.

 За неполные два года службы, он зарекомендовал себя отличным секретарём комсомольской организации части. С повышением, на штатную должность секретаря комсомольской организации части, он был переведён в Андреевку. За время службы в одной с ним части, хочу сказать о его глубокой порядочности и честном открытом характере. Как-то он обратился с просьбой посмотреть маленькую дочку. Так я познакомился с супругой. Он  их очень сильно любил. Очень переживал, что приболела дочурка. Среди сослуживцев пользовался авторитетом. Был хорошим мужем и отцом.
9 апреля 1989 года - день прощания. Накануне созданы нештатные врачебно-сестринские бригады.

В засценических помещениях ДОФа развернули  медицинский пункт, завезли необходимое  медицинское оборудование и кислород. В госпитале собрались  в 06.00.  Прибыли в ДОФ. В  траурно убранном зале  гробы с  телами ребят. Страшную смерть, которую они приняли, выдают местами припудренные, почерневшие лица покойных. Подавленные,  уходим  к своим «рабочим» местам. Родственников погибших пустили в зал  раньше, чем началась процедура прощания. В медпункт заглянул Главком ВМФ СССР адмирал Флота Чернавин. Дежурный вопрос о нашей готовности. Первая пациентка - мать погибшего матроса. Увидев сына, она потеряла сознание сразу. Нашатырь и активное похлопывание по щекам, вернули сознание, но артериальное давление такое, что из медпункта мы её больше не отпустили. А дальше всё в памяти сливается в многочасовой марафон оказания неотложной помощи. Гипертонические кризы, истерики и начинающийся отёк лёгких,  приступы стенокардии, кардиалгии и другие нарушения сердечного ритма. Всем оказали медпомощь. Многие врачи и медицинские сёстры из  госпиталя бегали в зале среди родственников погибших. В руках нашатырь, микстуры, таблетки, вода. А люди шли и шли прощаться с членами экипажа «Комсомольца». Кажется, что проститься пришёл весь городок, все сорок тысяч жителей. Церемония окончена. Гробы перегружаются на украшенные красным кумачём бетеэры и колонна, под звуки траурных мелодий, отправляется на выезд из города. Мы, полностью опустошённые молча курим. Прощайте ребята. Пусть земля Вам будет пухом! Никто из родственников погибших не согласился  захоронить тело дорогого человека в Западной Лице. Позже, напротив и чуть левее  ДОФа поставят чёрный, мраморный монумент,  в память о них,  подводниках, погибших в океане ».

Сафонов А.Н. 
 Гибель "Комсомольца" стала трагедией общенационального масштаба. Страна была потрясена трагической гибелью подводников. Их похороны вылились в глубокую всенародную скорбь. Девятого апреля гарнизон Первой флотилии прощался с погибшими подводниками. Помещение было оформлено в духе тех времен. Как участник процедуры прощания скажу, в траурно украшенном зале ДОФа яблоку негде было упасть. Казалось, что в последний путь их провожает вся страна.

Родственник погибшего матроса, старик лет семидесяти обращаясь к погибшим подводникам сказал:  «Лучше бы умер я, чем вы, сынки, погибли такими молодыми». Эта фраза мне очень хорошо запомнилась и придала еще большего трагизма моему сердцу. Весть о гибели экипажа апл «К-278» острой болью отозвалась в сердцах всех советских людей, вызвала глубокую скорбь у миллионов и миллионов жителей планеты Земля.

Они погибли на боевом посту, до конца выполнив свой долг перед Родиной. Чувство невосполнимой утраты и глубокой печали охватывало каждого, кто входил в этот зал. Траурная музыка, заплаканные лица. Время остановилось. Было не по себе. Многие  понимали, что все это произошло по вине государственных и флотских руководителей. Как всегда у кого - то из них не хватило ума и решительности для спасения экипажа. Шесть часов подводники героически боролись за живучесть корабля! Президенту СССР и ГК ВМФ не хватило этого времени, чтобы адекватно оценить сложившуюся ситуацию на корабле и спасти людей!

А вот норвежская сторона неоднократно предлагала адекватную помощь по спасению подводников от которой СССР гордо отказался. Что же это за руководство, которому наплевать на жизнь своих людей! И зачем нужны такие государственные деятели. Несмотря на лживость Системы образца 1917 года, люди почувствовали, что страдание не отменено, что вся бесчеловечность бесконечного порядка и холодного чиновничьего актерства, радости и горя по утвержденному сценарию и тексту рушится при одном только прикосновении к живому непосредственному человеческому переживанию. То, что знал, вероятно, каждый, но таил, как свою слабость, вдруг обрело равные и даже большие права рядом с героической стойкостью и безграничным мужеством.

 

Email: vit130144@yandex.ru

V.V.Dovgusha