ВОЕННО-МОРСКИЕ ДОКТОРА-ПОДВОДНИКИ - Часть I - Глава II

ГЛАВА II.  СТАНОВЛЕНИЕ, РАЗВИТИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ  ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ АТОМНОГО ПОДВОДНОГО ФЛОТА

Самой важной вехой в строительстве послевоенного океанского флота стало постановление Правительства о создании атомной подводной лодки. Лично И.В. Сталин подписал этот документ 12 сентября 1952 года.

Первый этап создания атомных подводных сил в СССР продолжался с 1952 по 1968 годы.

Второй этап развития советского атомного подводного флота - это создание ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) - это второе поколение ПЛА и приходится он на период 1967-1992 гг.

Третий этап создания российского атомного подводного флота начался с 1980 года и продолжается до сих пор. В этот период были построены шесть проектов АПЛ третьего поколения.

С каждым этапом совершенствовалась и организационно-штатная структура, как корабельного звена, так и сил обеспечения. Отрабатывались новые походы в диагностике ОЛБ, специфике заболеваемости, новых методов лечения, распорядка дня в походах, пред- и послепоходового отдыха подводников, реабилитации и др.

С самого начала развёртывания работ по созданию отечественного атомного подводного флота (конец 1940-х – начало 1950-х) большое внимание уделялось вопросам обитаемости атомных подводных лодок (АПЛ), обеспечению радиационной безопасности и сохранению здоровья личного состава экипажей. Необходимо было разработать комплекс мер по защите людей от ионизирующих излучений, по профилактике радиационных поражений и предотвращению радиоактивного загрязнения окружающей среды.

На первом этапе (до1957 г.) медико-биологические вопросы проектирования и строительства советских атомных подводных лодок находились в ведении 3-го Главного управления при Министерстве здравоохранения (МЗ) СССР. Общее руководство этим направлением деятельности осуществлял начальник управления А.И. Бурназян, ставший в1976 г. Героем Социалистического Труда, а научное - Институт биофизики МЗ СССР, который в то время возглавлял крупный физиолог и радиобиолог, академик генерал-майор медицинской службы А.В. Лебединский.

В1966 г. Министерством здравоохранения СССР  для научной разработки вопросов радиационной защиты и токсикологической оценки, используемых в военном кораблестроении материалов, был создан в Ленинграде филиал № 6 института биофизики, преобразованный затем в НИИ гигиены морского транспорта, а позже – в НИИ промышленной и морской медицины. Филиал возглавил кандидат медицинских наук        А.А. Шереметьев-Самусюк, проходивший ранее военную службу в должности главного токсико-радиолога ВМФ.

Для обоснования медицинских требований к обитаемости атомных подводных лодок была проведена серия натурных испытаний на дизельных подводных лодках. В 1949-1951 гг. на дизельных ПЛ Северного и Балтийского флотов состоялись предварительные 8- и 15-суточные испытания, а в 1952-1953 гг. под руководством А.И. Бурназяна – заключительные, 60-суточные, на специально дооборудованной и лежащей на грунте дизельной подводной лодке Б-2 типа «Декабрист». В её отсеках работали С.А. Артемьев., С.В. Миропольский, Ю.Г. Нефёдов, а на берегу Е.Э. Герман, И.И. Савичев, Н.К. Кривошеенко и ряд других специалистов. В ходе этих испытаний было доказано, что личный состав без ущерба для здоровья может два месяца находиться в непрерывном подводном плавании при соблюдении определённой концентрации углекислого газа и кислорода, предельно допустимых уровней температуры воздуха, норм водопотребления и выполнении требований к средствам регенерации и кондиционирования воздуха.

В1957 г. задачи по медицинскому обеспечению личного состава АПЛ были полностью возложены на Медицинскую службу ВМФ, к тому времени уже имевшую для этих целей необходимых специалистов. Так, ещё в ноябре1954 г. в физико-энергетический институт прибыла группа офицеров ВМФ для изучения основ ядерной физики и устройства атомного реактора. В состав группы входили начальники медицинских служб строящихся подводных лодок старшие лейтенанты медицинской службы И.И. Бечик (К-3) и                  Б.Ф. Корчагин (К-5). Первые врачи АПЛ вопросы воздействия на человека ионизирующих излучений, диагностики и лечения радиационных поражений изучали в лабораториях и клиниках института «Биофизики». В дальнейшем выпускники Военно-медицинской академии (ВМедА), которым предстояло проходить службу на АПЛ, проходили специальную подготовку как в академии (по хирургии, спецфизиологии, радиационной гигиене), так и в учебном центре ВМФ и институте биофизики (по устройству ЯЭУ, профилактике, диагностике и лечению радиационных поражений).

Научная разработка медицинского обеспечения АПЛ была возложена на правление обитаемости 16-го института ВМФ (в последующем 1-й НИИ ВМФ, 1-й ЦНИИ МО), специалисты которого имели научно-практический опыт в области радиологии, участвовали в первых испытаниях ядерного оружия на Новой Земле, осуществляли медицинское наблюдение за личным составом экипажей АПЛ и обслуживающих подразделений, разрабатывали вопросы обеспечения радиационной безопасности на подводных лодках и в местах их базирования. Управлением в то время руководил генерал-майор медицинской службы А.М. Зотов, к научно-техническому решению проблемы привлекались профильные кафедры ВМедА, руководимые З.М. Волынским и Н.И. Бобровым. Надо отметить, что требования к обитаемости АПЛ удалось разработать в довольно короткие сроки. Уже в     1958 г. совместным решением ВМФ и Минсудпрома СССР были введены в действие первые в практике военного кораблестроения «Временные специальные санитарные правила» и «Санитарно-гигиенические требования при проектировании и строительстве подводных лодок». Была отработана также организация санитарного надзора за проектированием и строительством АПЛ и специальных объектов их обеспечения.

В1960 г. Главнокомандующий ВМФ утвердил положение об экспертных комиссиях по обитаемости подводных лодок.

            Изучением радиационной обстановки на первых атомных подводных лодках занимались И.Ф. Жильцов, А.В. Миртов, В.С. Барсуков, Е.В. Величкин, А.И. Бурназян,    С.П. Миропольский, В.И. Макаров, В.И. Соколов, Л.И. Дзекунов и другие видные специалисты.

            В работе группы обитаемости по приёмке участвовали подполковники                     М.И. Емельяненко, И.Ф. Жильцов, И.А. Сапов, В.Г. Чвырев, а также прикомандированный на К-3 начальник медицинской службы К-8 И.А. Мазюк.

            В1959 г. для научно-практической разработки вопросов медицинского обеспечения АПЛ, специальных береговых и плавучих объектов была сформирована Центральная медицинская лаборатория ВМФ, первым начальником которой был назначен главный токсико-радиолог ВМФ подполковник медицинской службы А.А. Шереметьев-Самусюк. На Северном и Тихоокеанском флотах эти задачи были возложены на медицинские лаборатории подводного плавания.

            Практическая отработка организации медицинского обеспечения АПЛ началась на рубеже 1959-1960 гг., когда первые атомные подводные лодки (К-5, К-8, К-14) прибыли в Западную Лицу и вошли в состав 150-го дивизиона опытовых подводных лодок, флагманским врачом которого был назначен подполковник медицинской службы               А.А. Булыгин. В июле1960 г. дивизион переформировали в 206-ю отдельную бригаду подводных лодок подводных сил Северного флота, флагманским врачом которой остался А.А. Булыгин. Надо заметить, что в штате бригады в течение непродолжительного времени имелась должность врача-радиолога, которую занимал И.А. Мазюк. Именно он в декабре1960 г. в связи с убытием А.А. Булыгина к новому месту службы был назначен флагманским врачом бригады.

            В 1958-1960 гг. по заказу Медицинской службы ВМФ под руководством С.А. Кейзера и К.В. Иванова проводились исследования по оценке воздействия радиационных факторов на здоровье личного состава атомных подводных лодок, в которых участвовало более 20 врачей Северного флота и учебного центра ВМФ (А.А. Бесков, А.А. Булыгин, В.В. Перелыгин,    И.И. Бечик, И.Н. Блажков, П.М. Гапеенко, И.А. Дехнич, М.И. Емельяненко, Л.С. Горохов, О.И. Нестеренко и др.), полученные результаты позволили подготовить первые руководящие документы по медицинскому обеспечению личного состава АПЛ: «Краткие методические указания по медицинскому обеспечению личного состава подводных лодок с СЭУ»; «Инструкцию по диагностике и лечению острой лучевой болезни на подводных лодках с СЭУ в период автономного плавания»; «Функциональную таблицу медицинской группы службы радиационной безопасности соединений подводных лодок с СЭУ»; «Положение о специализированном лечебном отделении при военно-морском госпитале» и др. Были разработаны также предложения по вопросам организации послепоходового отдыха подводников и формировании резервных экипажей, реализация которых впоследствии положительно сказалась на восстановлении здоровья и работоспособности корабельных специалистов.

В течение 1950-1994 годов в СССР и России построено: 261 атомная подводная лодка, 428 дизельных и 61 глубоководный аппарат. США, Германия, Франция и Англия - 227 атомных и 24 дизельных подводных лодок.

В июне1961 г. на базе 206-й бригады подводных лодок было создано первое в ВМФ объединение АПЛ – 1-я флотилия подводных лодок Северного флота. Начальником медицинской  службы флотилии стал подполковник медицинской службы Д.П. Зуихин, его заместителем -  подполковник медицинской службы А.В. Меренцев, а флагманскими врачами дивизий – И.А. Мазюк и И.Н. Блажков.

Д.П. Зуихин до назначения на эту должность был флагманским врачом бригады дизельных подводных лодок в Полярном. Среди первопроходцев медицинского обеспечения атомного подводного флота его имя занимает особое место. Он почти 20 лет (до увольнения с военной службы в запас в1980 г.) возглавлял медицинскую службу флотилии и внёс огромный вклад в становление и развитие медицинского обеспечения атомного подводного флота. Проверенные на практике его идеи по организации медицинского обеспечения атомных подводных лодок внедрялись затем на других объединениях и соединениях АПЛ на Северном и Тихоокеанском флотах.

В 1957 году первая АПЛ была спущена со стапелей Северного машиностроительного предприятия. Это была легендарная «К-3», позже получившая имя «Ленинский Комсомол».

Одновременно со строительством кораблей и подготовкой экипажей, в губе Западная Лица, скалистые берега которой в годы Великой Отечественной войны были обильно политы кровью защитников Советского Заполярья, строились причалы, базовые сооружения, закладывался городок.

В октябре 1959 года первый отряд вновь построенных кораблей прибыл к месту постоянного базирования. Корабли вошли в состав созданной 206-й отдельной бригады подводных лодок Северного флота. Командиром бригады был назначен опытный подводник капитан 1 ранга Сорокин А.И., флагманским врачом -  подполковник медицинской службы Булыгин А.А..

9 июля 1961 года по решению Правительства на базе бригады подводных лодок была создана Первая флотилия атомных подводных лодок Северного флота – первая в Советском Военно-Морском Флоте.

Первым командующим флотилией был назначен Герой Советского Союза вице-адмирал Петелин А.И., медицинскую службу возглавил полковник медицинской службы Зуихин Д.П..

Руководство медицинским обеспечением атомного подводного флота на начальном этапе его развития осуществляли: на Северном флоте - генерал-майоры медицинской службы И.Т. Ципичев, В.В. Семёнов, полковники медицинской службы В.Д. Павлов, Е.В. Величкин; на Тихоокеанском флоте – генерал-майоры медицинской службы Г.В. Синельщиков,         П.И. Горбатых; полковники медицинской службы В.А. Матюхин, Г.М. Маянский.                   В Медицинской службе ВМФ созданием системы медицинского обеспечения атомного флота руководил генерал-майор медицинской службы Е.М. Иванов, полковники медицинской службы Д.Н. Здрецов, А.А. Шереметьев-Самусюк, О.В. Варнаков.

В период становления медицинского обеспечения атомного флота большое внимание уделялось разработке и обоснованию организационно-штатной структуры медицинских служб соединений и объединений АПЛ, а также специальных медицинских учреждений в центре и на флотах.

Разработанная в период становления атомного подводного флота организация медицинского обеспечения атомных подводных лодок, их соединений и объединений доказала свою эффективность в повседневных и аварийных условиях, а накопленный в результате опыт успешно используется и в настоящее время.

Врачи первых экипажей ПЛА:

         К-3    Бечик И.И.

         К-8    Виноградов Ю.И.

         К-5    Корчагин Б.Ф. (погиб в автокатастрофе)

До начала ходовых испытаний Бечик И.И. списан по состоянию здоровья и в связи с негодностью к службе на подводных лодках.

Ю.И. Виноградов передал дела и обязанности начальника медицинской службы Мазюку И. А..

На период ходовых и государственных испытаний Мазюк И.А. с ПЛА К-8 прикомандирован на К-3. Это первый врач, вышедший в море на атомной субмарине.

В четвёрку первых врачей атомных подводных лодок входили:

К-3     Долганов В.С.

 

К-5     Блажков И.Н.

К-14   Косач В.ПА.

К-8     Мазюк И.А.,

которые прибыли в пункт постоянного базирования СФ – Западную Лицу на рубеже 1959-1960 гг.

В последующем (1961-1963 гг.) на первые ПЛА были назначены:

К-8      Савченко Е.В.

 

       К-21    Овчинников А.Е

К-3      Горбатенко С.И.

К-181  Шмидт М.Я.

С 60-х годов число походов на боевую службу подводных лодок постоянно нарастало. Так, если в 1968 году было совершено походов: РПКСН   -1, ПЛА – 12, ДПЛ – 88, то в 1984  - на счету РПКСН числилось 89 походов,  ПЛА – 85, ДПЛ  - 72. Пространственный размах действия наших подводных сил увеличился с 100 млн. км2 в 60-х годах, до 250 млн. км2. Почти 70 % акватории Мирового океана! И это при удалении от родных берегов на 10-15 тысяч километров. Если в учениях 1965 года было развёрнуто 48 подводных лодок, то на учениях «Океан-80» в Атлантику вышло более пятидесяти подводных лодок, в т.ч. 21 РПКСН (рис. 1).

Исходя только из количества врачей подводных лодок, среднего срока службы на них (6 лет, с учётом вторых экипажей) и сорокапятилетнего периода можно сказать, что около 3,0 тысяч врачей выполняли свой воинский долг в первичном звене обеспечения личного состава атомных подводных лодок.

На первом этапе в развитие организации медицинского обеспечения АПЛ последовательно возглавляли генерал-майор м/с Ципичев И.Т. (1953-1961 гг.) и генерал-майор м/с Семёнов В.В. (1961-1965 гг.).

Развитие ракетоносного атомного подводного флота потребовало перестройки в медицинской службе флота. Создаются медицинские службы объединений и соединений, выполняющих специфические задачи со своим набором сил и средств, специальные медицинские   части  и   учреждения.   Большой  вклад  в  их   развитие   внесли   полковники

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 1. Число походов на боевую службу (МС № 3-96 г.)

 

м/с Зуихин Д.П., Довгуша В.В., Блашков И.А., Песков Н.Н., Шипунов Ю.В..

На втором этапе потребовались усилия по объективной регистрации функциональных изменений организма моряков в период плавания, лечения радиационных поражений, отработке системы пред- и послепоходового отдыха, рациональные режимы труда и отдыха военнослужащих.

И именно в эти годы врачи ВМФ стали активно изучать условия обитаемости кораблей и подводных лодок, заболеваемость и причины увольнения военнослужащих плавсостава флота. На выходах в море, при выполнении боевых задач в условиях автономного плавания, практически отрабатывались вопросы развёртывания операционных на надводных кораблях и подводных лодках для оказания квалифицированной медицинской помощи.

Медицинскую службу СФ в этот период возглавляли Заслуженный врач РСФСР генерал-майор м/с Зандалов А.Б. (1965-1978 гг.), Заслуженный врач РСФСР генерал-майор м/с Жеглов В.В. (1978-1985 гг.) и  Заслуженный врач РСФСР генерал-майор м/с Строганов В.М..

На Тихоокеанском флоте, соответственно, генерал-майор м/с Потёмкин Н.Т. (1970- 1974 гг.), генерал-майор м/с  Макаренко Б.Г. (1974-1984 гг.), генерал-майор м/с Гришаев Л.И. (1984-1989 гг.), полковник м/с Кучерявенко В.Т. (1989-1993 гг.).

В период становления медицинского обеспечения атомного флота большое внимание уделялось разработке и обоснованию ор­ганизационно-штатной структу­ры медицинских служб соедине­ний и объедине­ний АПЛ, а также специальных ме­дицинских учреж­дений в центре и на флотах.

В 1956г. было сформировано первое специаль­ное медицинское подразделение для обеспечения экипажей АПЛ – медицинская служба Учебного центра ВМФ в г. Обнинске (первый начальник - старший лейтенант медицинской служ­бы Б.Ф.Корчагин). Здесь проводился радиационно-гигиенический контроль, осуществлялись лечебно-профилактические мероприятия, медицинское на­блюдение за состоянием здоровья лич­ного состава, проходящего подготовку в Учебном центре. В составе службы имелась клинико-радиологическая ла­боратория, предназначенная для спе­циального обследования личного соста­ва АПЛ (первый начальник лаборатории - майор медицинской службы В.А. Акинин).

В1957 г. в Беломорской военно-мор­ской базе Северного флота создается первая в ВМФ служба радиационной безопасности, в составе которой име­лась медицинская группа с клинической и радиобиологической лабораториями. Медицинскую группу возглавлял подполковник медицинской службы В.В.Перелыгин, клиническую лабораторию - майор медицинской службы М.И. Емельяненко, радиобиологическую лаборато­рию - подполковник медицинской служ­бы Д.С. Розанов.

В мае1959 г. СРБ со­здается и в Западной Лице во главе с майором-инженером М.М. Фуремсом высококвалифицированным специалис­том в области радиационной безопас­ности. Медицинской группой СРБ руко­водил майор медицинской службы П.М. Гапеенков, радиобиологической лабораторией - майор медицинской службы Н.М. Папышев, которого затем сменил капитан медицинской службы А.Н. Борисов.

В1958 г. в военно-морском госпитале Беломорской военно-морской базы                      (г. Северодвинск) для радиологического обследования экипажей, диагностики и лечения радиационных поражений было сформировано первое в ВМФ специаль­ное отделение на 25 коек (первый на­чальник - майор медицинской службы К.Я. Раскин).

В1959 г. аналогичные отде­ления создаются в госпитале Северного флота (г. Полярный, первый начальник - полковник медицинской службы С.Н. Со­колов) и в 1 Военно-морском госпита­ле Ленинградской военно-морской базы (первый начальник - полковник медицинской службы С.И. Титков).

В период становления атомного подводного флота с самого начала уделялось большое внимание разработке оптимальной организационно-штатной структуры медицинской службы соединений, подбору и расстановке кадров. Уже во время обучения в Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова была выделена группа слушателей, годных по состоянию здоровья и проявлявшая способности к медицинским знаниям, а так же обладавшая хорошими морскими качествами. После окончания Академии эти молодые врачи проходили на специальных курсах подготовку по основам ядерной физики, радиационной патологии, после чего направлялись служить на дизель-электрические подводные лодки, и по мере потребности, переводились на атомные.

Врачи проходили основательную подготовку по ядерной физике, практически обучались дозиметрическому контролю, изучали на современном уровне радиационную патологию в институте «Биофизики», вместе с остальным экипажем осваивали устройство ядерно-энергетической установки подводной лодки. Преподавали на этих курсах опытные офицеры - подводники-атомщики и выдающиеся учёные радиологи - профессора Киреев, Гуськова и другие.

После такой подготовки экипажи направлялись к местам строительства подводных лодок, на которых им предстояло плавать и под руководством флагманских специалистов и специалистов завода осваивали своё заведование до «последней гайки». Контроль за состоянием здоровья экипажей осуществлялся непрерывно.

На кафедре ОТМС флота Военно-медицинской академии велась работа посвящённая 100-летию подводных сил России. В одном из разделов создаваемой монографии подробно представлены краткие биографические справки начальников медицинских служб атомных подводных лодок 1 и 2 поколений.

Всех их объединяет одно – профессионализм и верность своему долгу. Все они прошли все этапы воинской службы – от первичного звена начальника медицинской службы корабля, части до высоких и ответственных постов руководителей медицинской службы. Годы труда, совершенствования и гордости, что каждый внёс свой вклад в поддержание могущества и авторитета своей Родины. Каждый из них и многие другие говорят: - «Честь имеют!».

Читая мемуары адмиралов и командиров, анализируя сборники истории дивизий, флотилий, флотов с обидой можно констатировать, что о врачах, начальниках медицинских служб подводных лодок вспоминают очень редко (Михайловский А.П.). Недооценивается та роль, которую врачи кораблей вложили в рост, карьеру и адмиральские звания.

Часто медицинская служба становилась крайней в тех беспорядках за которые организационно несут ответственность другие службы и структуры.

Опыт медицинской службы обеспечения экипажей подводных лодок был взят за первооснову в период становления и обеспечения первых космических полётов.

Практическая работа врачей в мирное время подчинена задаче всемирного совершенствования медицинской помощи, дальнейшей её специализации, росту квалификации медицинских кадров на флоте, отработке элементов оказания специализированной помощи в экстремальных условиях.

Серьёзное внимание уделяется совершенствованию организации лечебно-диагностического процесса от войскового до госпитального звена, его интенсификации, соблюдению чёткой преемственной системы в обследовании и лечении больных военнослужащих, рациональному использованию медицинской аппаратуры и техники, медикаментов, большая роль отведена амбулаторно-поликлиническому звену.

В ходе реформирования ВМФ с 1992 года его инфраструктура, в том числе и медицинская служба, количественно и качественно претерпела значительные изменения. Практически на половину сократилось количество врачей корабельного звена. Уменьшилось количество поликлиник, лазаретов, госпиталей, санэпидотрядов, лабораторий.

И это, вероятно, справедливо… Но ведь и в этом сокращении тоже должна быть своя медицинская идеология – идеология в специфике, необходимости, важности, востребованности настоящих профессионалов, а не по процентной разнарядке тыла (у Вас больше всего офицеров)… А у сильного всегда бессильный виноват…

Руководителю м/с любого ранга надо уметь беречь и дорожить своим подчинённым составом (своими силами и средствами). Уметь их защищать, не оглядываясь на свою карьеру. Он командир, начальник – он отец.

Непревзойденные, выдающиеся достижения (мировые рекорды) отечественного атомного подводного флота, характеризующие его высокие боевые возможности:

1) 18.12.1970 г. АПЛ "К-162" пр. 661 (Ю.Ф. Голубков) установила мировой рекорд скорости под водой - 44,7 узла или83 км/ч(под­водная скорость самых быстроходных иностранных АПЛ не превышает 35 узлов).

2) 04.08.1984 г. АПЛ "К-278" "Комсомолец" пр. 685 (Ю.А. Зеленс­кий) установила мировой рекорд глубины погружения для боевой подводной лодки, погрузившись на1027 м(глубина погружения самых глубоководных иностранных АПЛ не превы­шает600 м).

3) Тяжелый РПКСН пр. 941 "Акула" (в 1981-1989 гг. было постро­ено 6 единиц) - самая большая подводная лодка в мире с подвод­ным водоизмещением около 50 тыс. тонн, оснащенная самым мощным ракетно-ядерным оружием. Полный боекомплект - 20 МБР с дальностью стрельбы до 10 тыс. км. 200 ядерных зарядов боевых блоков индивидуального наведения этих МБР обладают суммарной мощностью, эквивалентной 20 млн тонн тротила (или 1000 "Хиросим"!).

4) В1984 г. ТРПКСН "ТК-208" пр. 941 (А.В. Ольховиков) выполнил боевую службу без всплытия продолжительностью 120 суток.

5) 06.08.1991 г. РПКСН "К-407" "Новомосковск" пр. 667БДРМ (С.А. Егоров) впервые в мире успешно выполнил уникальную залповую стрельбу всеми 16-ю МБР "Р-29РМ" из подводного положения. Ракеты, практически неограниченного радиуса дейст­вия, вылетали из-под воды одна за другой, как из автомата.

Первые три выдающихся мировых достижения занесены в Книгу рекордов Гиннеса.

Всего за 50 лет построено и сдано ВМФ 245 АПЛ, в том числе: 8 - ПЛАРБ, 83 – РПКСН, 154 - многоцелевых АПЛ (ПЛА и ПЛАРК).

На отечественном атомном подводном флоте прошли службу более 300 тыс. подводников, в том числе более 25 тыс. офицеров и более 100 адмиралов.

В результате катастроф в разные годы в Мировом океане погибли (затонули) 5 атомных подводных лодок ВМФ: ПЛА "К-8" пр. 627А (1970), РПКСН "К-219" пр. 667А (1986), ПЛА "К-278" пр. 685 (1989), ПЛАРК "К-141" "Курск" пр. 949А (2000) и ПЛА "К-159" пр. 627А (2003). Первые 4 из этих АПЛ находились в боевом составе ВМФ и только "К-159" подлежала утилизации. ПЛА "К-27" пр. 645 затоплена у Новой Земли как объект, особо опасный в радиационном отношении (АПЛ с ЖМТ).

В авариях и катастрофах на АПЛ ВМФ при исполнении служебных обязанностей погибли более 400 подводников-атомщиков.

Свыше 6500 подводников-атомщиков, подвергшихся воз­действию радиации при радиационных и ядерно-радиацион­ных авариях на АПЛ ВМФ, являются "Ветеранами подразде­лений особого риска".

За мужество и героизм, проявленные при исполнении воинс­кого долга в условиях, сопряженных с риском для жизни, 88 подводников-атомщиков удостоены звания Героя Советского Союза и Героя РФ (трое из них - посмертно: В.Б. Бессонов, С.А. Преминин, Г.П. Лячин), и один - Героя Социалистического труда (В.П. Рыков).

Более 3000 подводников-атомщиков награждены боевыми орденами. Двое из них - полные кавалеры ордена "За службу Родине в Вооруженных силах СССР" (В.А. Порошин и А.К. Казаков).

РПКСН и ПЛА выполнили в общей сложности более 3000 боевых служб в различных районах Мирового океана, каждая - продолжительностью от 50 (I поколение АПЛ) до 120 суток.

Участие в делах космических:

            - в1998 г. РПКСН "К-407" "Новомосковск" пр. 667БДРМ (А.А. Моисеев) произвёл запуск из-под воды Германского космического аппарата "Тубсад-Н" с выводом спутника на околоземную орбиту;

            - 07.07.1999 г. впервые в мире "К-407" в Баренцевом море произвёл из подводного положения пуск ракеты-носителя "Штиль-1" с двумя Германскими спутниками. Это был первый в мировой истории освоения Космоса вывод ИСЗ на околоземную орбиту, произведённый из-под воды;

            - при стрельбе по целям, включая залповые стрельбы, ПЛАРБ и РПКСН произвели более 2700 пусков БР и МБР, в т. ч. более 500 - с Северного Полюса и из приполюсных районов и около 2000 - из-под воды и из-подо льда;

  - дальними походами и боевыми службами наши АПЛ с ядерным оружием на борту в течение почти 40 лет обеспечи­вали своё непрерывное присутствие во всех 4 океанах Земли и в 49 морях, пробыв в глубинах Мирового океана в общей сложности более 800 лет и преодолев за это время более 70 млн. морских миль (140 млн. км);

 - в 1985-1990 гг. в боевом составе ВМФ СССР находилось 185 подводных атомоходов, в т. ч. 62 РПКСН и 123 ПЛА и ПЛАРК. В соответствии с установленным коэффициентом оператив­ного напряжения и с графиком цикличного использования АПЛ в Мировом океане на БС постоянно находились от 12 до 14 РПКСН и от 15 до 20 многоцелевых АПЛ. ВМС США, в соответствии со своей океанской стратегией, постоянно держали в окружающих нас морях 24 ПЛАРБ, более 20 много­целевых АПЛ и 6-7 АУГ (авианосных ударных групп);

- всего отечественные АПЛ совершили свыше 300 арктических походов, побывав более 50 раз на Северном Полюсе. За выдающиеся подвиги в Арктике 25 подводников-атомщиков удостоены звания Героя Советского Союза и Героя РФ, а более 20 из них – и звания «Почётный полярник»;

- в настоящее время в боевом составе ВМФ России насчитывается 7 РПКСН и 14 многоцелевых АПЛ (ПЛА и ПЛАРК). Ещё, примерно, столько же АПЛ - небоеспособных.     В океане на постоянной основе находиться всего 2-3 АПЛ. А в боевом составе ВМС США - 14 ПЛАРБ и более 30 современных многоцелевых ПЛАРК. Такое же количество АПЛ находится в консервации и поддерживается в готовности к использова­нию. И до 10 ПЛАРБ и до 15 многоцелевых АПЛ - в боевом составе Великобритании и Франции. В Мировом океане с разных направлений относительно России постоянно развер­нуто 7 ПЛАРБ и 10-12 ПЛАРК ВМС США.

Флот – это охрана наших водных рубежей, охрана границ нашего государства. Россия имеет четыре разобщённых морских театров, на каждом из которых существует своя специфика, свои сложные проблемы, которые в наше время усугубились.  Мы просто обязаны сохранить то, что ещё осталось и развивать свой флот, медицинскую службу в необходимой степени, думая и о своём настоящем, и о будущем.

  Мы понимаем, что ВМФ является одной из составных частей Вооруженных Сил государства, однако, решая проблему обороны страны с морских направлений, он является уникальным видом ВС. Его силы располагают всеми видами вооружения – межконтинентальными баллистическими ракетами с ядерными зарядами, крылатыми ракетами для поражения морских и береговых объектов, ракетно-артиллерийскими комплексами против воздушных целей, средствами поиска и уничтожения подводных лодок. Его морская авиация оснащена высокоточными ударными и противолодочными системами, а береговые войска и морская пехота имеют все виды вооружения, присущие сухопутным войскам. При этом все рода сил флота находятся под единой системой управления. К тому же, используя международное право «открытого моря», флот способен в кратчайший срок сосредотачиваться в любом районе мирового океана и в мирное время поддерживать международные политические акции нашего Президента и Правительства. 

Разработанная в период становления атомного подводного флота организация медицинского обеспечения атомных подводных лодок, их соединений и объединений доказала свою эффективность в повседневных и аварийных условиях, а накопленный в результате опыт успешно используется и в настоящее время.

Хотелось бы в заключение привести слова из марша морских кадетов:

 

Как много на Глобусе места

Окрашено в цвет голубой!

Там свищут лихие Норд-Весты,

Там дышит могучий прибой!

Там чайки хохочут и плачут,

А воды морей глубоки!

Там слабый не выдержит! Значит,

Мальчишки хотят в моряки!

Их манят далёкие страны

И дальние плаванья ждут!

Мальчишки по всем океанам

Проложат заветный маршрут!

 

Email: vit130144@yandex.ru

V.V.Dovgusha