ВОЕННО-МОРСКИЕ ДОКТОРА-ПОДВОДНИКИ - Часть I - Глава IV

Глава IV. СИСТЕМА ПОДГОТОВКИ ВРАЧЕЙ ДЛЯ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА

Начало пути

1. Военно-морская медицинская академия, Факультет подготовки врачей

 для Военно-Морского Флота Военно-медицинской Академии им. С.М. Кирова

            Как мы уже отметили выше сразу с появлением в составе Российского Военно-Морского Флота подводных лодок в1904 г. на соединение был назначен флагманский врач Л.К. Гейман, известный морской врач Н.В. Востросаблин представил свои предложения «О санитарных мероприятиях на подводных лодках». Морскими врачами были разработаны и утверждены «правила отбора личного состава для службы на подводных лодках». А вскоре после официального утверждения Указом Николая II от 6(19) марта1906 г. перевода миноносцев в разряд подводных лодок флагманский врач дивизиона подводных лодок К.П. Рейнгольд доложил свои предложения по созданию на лодках специальных укладок для оказания помощи подводникам. В это же время издаются правила «О мерах, принимаемых экипажем для сохранения чистоты воздуха на подводных лодках».

В 1908 году в штат экипажа подводных лодок была ведена должность фельдшера.

В 1906-1911 годах в учебном отряде подводного плавания наряду с офицерами  прошли подготовку 12 врачей, удостоенные по окончании звания «Офицер подводного плавания». Подготовка велась очень серьёзно – обязательным для врачей было: предшествующий опыт корабельной службы, двухмесячное плавание на подводной лодке в период учёбы, выполнение научно-практической работы в интересах медицинского обеспечения подводного плавания.

26 января1909 г. приказом № 19 по Морскому ведомству России было утверждено: «Положение и знак офицера подводного плавания», а так же определены его права.

«Из приказа по Морскому ведомству за № 19 от 26 января 1909 года. «Государь Император в день 26 января сего года Высочайше соизволил утвердить нагрудный знак … для офицеров флота, успешно выдержавших выпускные практические испытания и удостоенных звания офицеров подводного плавания. О таком Высочайшем соизволении объявляю по морскому ведомству для сведения и руководства… Подписал Морской министр, Свиты его Величества контр-адмирал Воеводский».

Этот знак состоял из серебра 84-й пробы и носился на правой стороне груди. Он представлял собой круг, образованный якорной цепью. Внутри круга – вертикально поставленный, обвитый каналом якорь Холла и горизонтально расположенный силуэт подводной лодки.

На подводных лодках первой четверти ХХ века условия обитаемости были очень тяжёлыми. Для отдыха имелась небольшая офицерская кают-компания, оборудованная узким столиком, буфетиком, небольшим диванчиком. Матросы спали  на рундуках для хранения мин. По свидетельству очевидцев: «Команда спит, хорошо, если свернувшись «калачиком», а то, сидя или полустоя…». Очень тяжёлые условия складывались для моряков, обслуживающих дизели: «огромные» швейные машины, дающие до 200 взрывов в минуту, плюют на подошедшего к ним близко горячим маслом…».

Известный подводник К. Дебу пишет: «Ещё важнее, или не менее важна, чем удобства работы и быта, и возможность от неё отдохнуть, уверенность экипажа в своей безопасности. Какой работы можно требовать от людей, знающих в каком опасном положении они находятся, но не уверены, что всегда, при всяком несчастье у них в распоряжении есть средства к спасению».

Создание и освоение подводных лодок шло не всегда гладко. Были аварии, гибли люди. Так, 29(16) июня 1904 года во время 18-го учебного погружения на Неве подводная лодка «Дельфин» под командованием лейтенанта А.К. Черкасова затонула. Погиб командир и 24 члена экипажа. Лодку сумели поднять через трое суток. В 1909 году потерпела катастрофу на Чёрном море подводная лодка «Камбала». В 1913 году на Балтике затонула подводная лодка «Минога» и только исключительно энергичные и грамотные действия командира бригады контр-адмирала П.П. Левицкого позволили своевременно организовать спасательные работы. Непосредственно руководил этими работами начальник I минной дивизии контр-адмирал Шторе. Лодка была поднята через 10 часов после погружения, состояние подводников было тяжёлое. Но морские врачи сумели оказать грамотную помощь и спасти их.

Врачи прекрасно понимали, что в связи с развитием подводного плавания нужно отрабатывать и методы оказания помощи подводникам в аварийной обстановке. Они очень активно работали над совершенствованием медицинского обеспечения водолазов. Изучение профессиональных болезней водолазов и подводников продолжались. Так, в журнале «Морской врач» № 1-2 опубликована статья доктора А.Ю. Зуева «Болезни подводного плавания».

Подводный флот развивался и первой подводной лодкой, добившейся боевых успехов в войне на море, была подводная лодка «Гепард». 23(10) августа1915 г. командир лодки лейтенант Я.И. Подгорный атаковал трёхтрубный крейсер «Бремен». Это был первый боевой успех русских подводников. 15 мая1916 г. подводная лодка «волк» вышла в боевой поход, во время которого потопила три немецких транспорта и один пароход общим тоннажем 14600 т. командовал лодкой старший лейтенант И.В. Мессер. Всего за первую мировую войну русские подводники потопили 9 судов противника.

В 1915 году на подводной лодке «барс» фельдшер Н.Г. Гвоздинский произвёл первое хирургическое вмешательство под наркозом – ампутацию плеча.

В годы гражданской войны морские врачи осуществили медицинское обеспечение героического Ледового похода кораблей из Гольсингфорса в Кронштадт, в тяжелейших условиях работали в госпиталях, обеспечивали личный состав создаваемых речных и озёрных флотилий. Советские подводники открыли свой боевой счёт, потопив английский миноносец «Виттория». Миноносец атаковала подводная лодка «Пантера» под командованием А.Н. Бахтина.

После завершения гражданской войны страна приступила к восстановлению своего хозяйства. Активно восстанавливался и строился новый флот. В ряды Военно-Морского Флота вернулись многие моряки, сражавшиеся на фронтах гражданской войны, занятые на хозяйственной работе. Был объявлен комсомольский набор молодёжи на флот.

Врачей для кораблей готовила в этот период Военно-Медицинская Академия им. С.М. Кирова, но таких специалистов было явно недостаточно.

Материал по организации медицинского обеспечения сил ВМФ во время боевых действий был представлен в диссертации В.И. Шестова (1935 г.) и его монографии «Лечебно-эвакуационное обеспечение ВМФ в военное время» (1939 г.).

Подготовка в Академии небольших по численности групп врачей, естественно, не могла обеспечить все возрастающие в конце 30-х годов потребности ВМФ во врачебном составе (этот некомплект составлял на флотах 30-40 %) в связи со вступлением в строй сотен новых кораблей и подводных лодок. В период 1930-1941 гг. было построено 500 надводных кораблей и 200 подводных лодок. Развивалась береговая артиллерия и морская авиация. Соответственно, было увеличено и количество военнослужащих. Так, Указ Президиума Верховного Совета СССР от      16 мая1939 г. определил сроки действительной военной службы на флоте в пять лет, в частях связи и береговой артиллерии – в четыре года, в спецчастях ВМФ – в три года. Реорганизация армии и флота в 1939 году была окончательно закреплена законом о всеобщей воинской обязанности. Были приняты очень серьёзные меры к увеличению и повышению качества, профессионализма командных кадров.

Увеличение Военно-Морского Флота требовало значительных сил для медицинского обеспечения.

Медицинское обеспечение личного состава подводных лодок в то время было возложено на фельдшеров, которых готовили в Военно-Морских фельдшерских училищах (должность «фельдшер была переименована на должности «лекарский помощник» приказом Народного Комиссара Обороны СССР № 279).

 

 

Во время строительства Флота было принято много руководящих документов. Так, в1925 г. Наркомвоенмором М.В. Фрунзе утверждён «Устав корабельной службы РККФ», приложение III к уставу – «Правила здравоохранения на кораблях РККФ» - утверждено 29.05.1926 г. Начальником Морских Сил РККФ и зам. НКЗ РСФСР-нач. ВСУ РККА. В этом же году была введена в действие «Инструкция по определению физической подготовленности личного состава войсковых частей и военно-учебных заведений». В Инструкции имелся раздел «Врачебные исследования», в которых отражались сроки, порядок обследования, учёт результатов и их оценка по разным войсковым частям и силам.

В1926 г. вышли в свет первые программы боевой подготовки медицинского состава и медицинской подготовки команд кораблей. В этот же период во флоте были введены должности санитарных инструкторов, подготовка которых осуществлялась на курсах при госпиталях. Продолжительность их обучения составляла 12 месяцев.

В целях отработки взаимодействия медицинских руководителей с командованием при проведении боевых операций врачи стали привлекаться к общетактическим занятиям и играм совместно с командным составом. Занятия по медицинской подготовке стали включаться в общий план учебно-боевой подготовки кораблей и частей.

В1931 г. были изданы «Правила санитарной службы Военно-Морских Сил РККА». В этом же году был введён в действие «Корабельный устав Морских Сил РККА», согласно которому на кораблях впервые были созданы боевые части и службы, в том числе санитарная служба.

В.И. шестов и Г.М. Элькишек под руководством Г.И. Турнера и Б.К. Леонардова выполнили работу: «основные особенности и неотложные задачи военно-морской хирургии».

1934 год – в научно-исследовательском испытательном санитарном институте РККА создан морской отдел во главе с морским врачом – гигиенистом В.А. Моревым. В1935 г. отдел преобразован в самостоятельную лабораторию, а в1939 г. – в Научно-исследовательский морской медицинский институт (начальник – С.А. Веденянин). Расформированный в начале Великой Отечественной войны этот институт возобновил свою деятельность под руководством академика К.М. Быкова в 1944 году.

В Военно-Морском Флоте проводилась активная работа по медицинскому освидетельствованию призываемых моряков, лечению. Проводилась работа по строительству медицинских учреждений – так, в июне1936 г. был создан Главный госпиталь Северного Флота, развёрнуты лаборатории подводного плавания, авиационной медицины. Была создана специальная комиссия для совершенствования индивидуально-спасательного, водолазного и легко-водолазного дела на кораблях и судах подводного и надводного флота под председательством академика Л.А. Орбели.

Постоянно совершенствовалось военно-медицинское образование. Один из крупнейших организаторов медицинской службы Б.К. Леонардов – профессор Военно-Медицинской Академии, выдвинул и обосновал идею дифференцированной подготовки врачей для различных родов войск, в том числе и для Военно-Морского Флота. Но врачей – выпускников Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова, направляемых для службы на Военно-Морском Флоте, катастрофически не хватало для обеспечения нужд Флота страны и решения всё более сложных задач, стоящих перед ним. В поисках выхода из создавшегося положения приказом Наркома ВМФ и Наркома здравоохранения СССР           21 октября 1938 г. издали совместный приказ о создании Военно-Морского 

факультета при    I Ленинградском медицинском институте им. акад. И.П. Павлова. Первым начальником факультета с января по сентябрь1939 г. был директор института И.Х. Кречкер, а затем бригврач А.И. Иванов.

Факультет состоял из управления, кафедры военно-морских и морских санитарных дисциплин, кафедр военно-морской гигиены, патологии и терапии боевых отравляющих веществ и военной эпидемиологии, кафедры военно-морской хирургии. В последующем кафедра военно-морских и морских санитарных дисциплин претерпела несколько изменений

 

в своём названии и с1962 г. называется кафедрой организации и тактики медицинской службы ВМФ с курсом тактики и боевых средств флота Военно-Морской Академии им. С.М. Кирова. Основной задачей факультета являлась подготовка специалистов, умеющих осуществлять санитарно-гигиеническое и лечебно-эвакуационное обеспечение личного состава флота, знающих и понимающих организацию службы на кораблях и в частях Военно-Морского Флота.

Первый выпуск военно-морских врачей и набор на первый курс Факультета состоялись в 1939 году. Учебный процесс на Факультете строился следующим образом. Большинство предметов будущие морские врачи изучали вместе со студентами института. Особое внимание обращалось на изучение: организации и тактики медицинской службы Военно-Морского Флота,  эпидемиологии, хирургическую подготовку слушателей. После третьего курса слушателям Факультета присваивалось звание «военфельдшер» (соответствовало званию «лейтенант», а по окончании обучения – звание «военврач III ранга» (соответствовало званию «капитан»). Становление военно-морского медицинского образования в стенах гражданского медицинского ВУЗа, встретило немалые трудности – не хватало подготовленного в вопросах, связанных с Военно-Морским Флотом, профессорско-преподавательского состава, специальной и методической литературы. Помощь молодому Факультету оказала Военно-Медицинская Академия им. С.М. Кирова. Для подготовки будущих военно-морских врачей Академия откомандировала профессоров – анатома Б.А. Долго-Сабурова, инфекциониста П.А. Алисова, других учёных и педагогов. Так же было передано около трёх тысяч наименований специальной учебно-методической литературы.

Однако опыт обучения на Факультете очень быстро показал, что в условиях гражданского учебного заведения очень сложно добиться целей, стоящих перед Факультетом. Организация учебного процесса, внутренний распорядок и быт слушателей не могли обеспечить подготовку высококвалифицированных морских врачей, людей военных. Нужно было и дальше совершенствовать систему подготовки морских врачей.

В то же время проводились и другие крупные организационные мероприятия. В ноябре1939 г. вводится должность Главного хирурга Военно-Морского Флота СССР, на которую назначается выдающийся хирург, профессор, дивврач Ю.Ю. Джанелидзе. В1940 г. создаётся Учёный медицинский совет при начальнике медико-санитарного управления ВМФ, в который вошли и военно-морские хирурги Ф.Ф. Андреев, Ю.Ю. Джанелидзе, А.В. Мельников, Н.Н. Самарин, Б.В. Пунин, М.С. Лисицын. Первый пленум Учёного совета при начальнике медико-санитарного управления ВМФ принял решение об оказании квалифицированной хирургической помощи на линкорах и крейсерах. В штат этих кораблей были введены хирурги и кораблям было придано соответствующее оснащение.

В период с 30 ноября1939 г. по 12 марта1940 г. медицинская служба Военно-Морского Флота осуществляла медицинское обеспечение боевых действий сухопутных войск и сил флота в советско-финляндской войне. В боевых действиях активно участвовали балтийский, Северный флоты и Ладожская военная флотилия. Военные моряки наносили мощные артиллерийские удары по сильно укреплённому противнику, высаживали десанты, отважно и умело сражались на берегу, топили транспорты противника. Активно сражались морские лётчики.

Война велась в очень тяжёлых условиях – стояла необыкновенно суровая зима, противник защищался с сильно укреплённых оборонительных позиций глубиной до100 км– известная линия Маннергейма, активно действовали снайперы. Среди наших бойцов было много обмороженных и раненых. Героически действовали санитары, оказывая первую помощь раненым под огнём противника на поле боя и вынося их вместе с оружием к медицинским пунктам, которые были максимально близко расположены к ведущим тяжёлые бои войскам. Многие профессора и врачи Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова отправились на фронт и в приспособленных помещениях разворачивали госпитали и оказывали поражённым бойцам квалифицированную помощь.

 

Опыт работы медицинской службы во время советско-финляндской войны ещё раз доказал необходимость организационного оформления военно-морской (военно-полевой) терапии – возникновение болезней во время войны, их течение, течение болезней у раненых заметно отличались от патологии мирного времени. Эти вопросы были предметом серьёзного анализа и практических выводов, которые были сделаны учёными и врачами после победного завершения советско-финляндской войны.

Некомплект медицинской службы был серьёзным препятствием к решению задач лечения и восстановления здоровья военнослужащих. Так, в1939 г. только для укомплектования до штатной численности госпиталей Балтийского Флота из запаса вынуждены были призвать 1071 медицинского работника. Проблему некомплекта медицинских работников надо было решать срочно, на Западе полыхала начавшаяся Вторая мировая война и она неуклонно приближалась к границам нашей страны. А некомплект был серьёзный и составлял в целом по ВМФ 32 %. Силами Военно-морского факультета при I ЛМИ им. акад. И.П. Павлова его было не ликвидировать.

Учитывая серьёзность обстановки, для решения задач, стоящих перед личным составом Военно-Морского Флота постановлением СНК СССР была организована Военно-Морская Медицинская Академия. Обсуждение проблемы кадров военно-морских врачей обсуждалось в различных инстанциях вплоть до Политбюро (март1940 г.). В постановлении Совета народных комиссаров от 10 июля1940 г. «Об образовании на базе 3-го Ленинградского медицинского института и Института санитарно-химической защиты Наркомздрава СССР Военно-Морской Медицинской Академии (ВММА)» указывалось на необходимость надёжного медицинского обеспечения личного состава ВМФ страны.

  Итак, назревшее решение было принято, база для развёртывания нового Высшего военно-учебного заведения была определена. Ещё раз надо подчеркнуть две важнейшие предпосылки орагнизации Военно-Морской Медицинской Академии: во-первых, необходимость дальнейшего строительства и развития Военно-Морского Флота для обеспечения обороноспособности страны, имевшей огромные океанские и морские границы; и научно обоснованная, проверенная всем ходом истории, необходимость специальной науки – морской медицины и, соответственно, необходимость достаточного количества грамотных, высокопрофессиональных специалистов – военно-морских врачей. Итак, сразу после постановления Правительства командование приступило к развёртыванию Академии для подготовки кадровых военно-морских врачей.

Начальником Академии был назначен бригврач А.И. Иванов, имевший большой опыт руководящей работы в должности начальника медицинской службы Тихоокеанского Флота, принимавший активное участие в медицинском обеспечении наших войск в боях у озера Хасон, руководившего Военно-морским факультетом I ЛМИ им. акад. И.П. Павлова, слушатели которого влились в состав вновь созданной Академии.

III медицинский институт располагался на базе Обуховской больницы – одной из старейших больниц нашего города (сейчас ей более 200 лет). Она занимала небольшую территорию между Фонтанкой, Введенским каналом (ныне засыпанным) и Загородным проспектом. Построена она была на земле, принадлежащей Артемию Волынскому, кабинет-министру императрицы Анны Иоанновны. С этим уголком молодой российской столицы связано многое: когда-то здесь бок о бок уживались больница, «сумасшедший дом», тюрьма, военный постой и государственная псарня.

На территории больницы располагалась знаменитая «покойницкая», где выдающийся русский учёный и хирург Н.И. Пирогов создавал свой бессмертный научный труд - атлас топографической анатомии. Он создал его методом «распила» замороженных трупов. Сейчас на месте «покойницкой» установлен памятник – бюст великому учёному.

Обуховская больница упомянута А.С. Пушкиным в «Пиковой даме»: «Герман сошёл с ума. Он сидит в Обуховской больнице в 17 нумере»; здесь же скончался замечательный русский мастер Левша, подковавший блоху и которого городовой отвёз в «простонародную Обухвинскую» больницу, где неведомого сословия всех умирать принимают» - эта история описана Н.С. Лесковым в повести «Левша».

В день Кровавого воскресенья, 9 января 1905 года, именно врачи Обуховской больницы во главе со своим руководителем профессором А.А. Нечаевым пришли на помощь раненым. Старые врачи называли «Обуховку» «практической академией». Именно поэтому на её базе и был создан  III Ленинградский мединститут. Директором института была Р.Л. Маркус, родная сестра жены С.М. Кирова. Коллектив института составляли, в основном, люди молодые, энергичные, и когда прибыл заместитель Наркома ВМФ адмирал Г.И. Левченко и после ознакомления с институтом, с его лечебной, учебной базой вместе с заместителем директора Института профессором В.М. Васюточкиным сказал, что, по его мнению, III ЛМИ  вполне справится с возложенной на него ответственной задачей, врачи и профессора выразили большое желание готовить врачебные кадры для Военно-Морского Флота. Все с жаром взялись за работу и в 1940 году уже в сентябре были сформированы все учебные подразделения молодого ВВУЗа, а руководство кафедрами было поручено 

известнейшим учёным-медикам, среди них – дивврач К.М. Быков – ученик И.П. Павлова, физиолог с мировым именем; другой ученик И.П. Павлова – начальник кафедры детских болезней профессор Н.И. Красногорский; известный терапевт дивврач М.А. Горшков, лечивший на Капри А.М. Горького; главный хирург ВМФ дивврач профессор Ю.Ю. Джанелидзе; невропатолог – профессор бригврач А.В.Триумфов, профессора А.В. Мельников, А.Л. Мясников,  Н.В.Лазарев, С.С. Вайль, В.С. Галкин, Г.А. Зедгенидзе, Б.А. Долго-Сабуров, А.Н. Максименков. Без преувеличения, состав профессоров молодой Академии можно назвать блестящим – имена этих учёных яркими буквами вписаны в историю отечественной и мировой медицины.

Сейчас приходится удивляться, как организаторы, учёные-энтузиасты сумели в кратчайший срок – создать мощное, передовое, военно-учебное, лечебное, научно-исследовательское учреждение, получившее всеобщее признание в стране и за рубежом. И создали они это «учреждение» на маленьком «пятачке» территории Обуховской больницы, где кроме клиник, лабораторий, аудиторий, учебных классов, помещений Управления, ещё и курсанты размещались (это несколько позже Академия получила для своих курсантов одну из старых, но превосходно построенных казарм лейб-гвардии Семёновского полка на ул. Рузовская). Надо сказать, что Академия имела и свою котельную, и спортивный зал, и рачительные хозяйственники построили даже две теплицы для овощей. И всё это размещалось в старинном саду, который по праву можно было бы назвать небольшим парком. Вот что бывает, когда за дело берутся люди умные, честные, болеющие за дело и ответственно переживают за результат своего труда!

В «Положении о ВММА» говорилось: «ВММА является высшим медицинским учебным заведением и имеет целью готовить кадры специалистов - врачей ВМФ, способных овладевать передовой наукой и техникой, вооружённых знаниями, готовых защищать Советскую Родину. ВММА должна являться объединяющим и руководящим центром медицинской мысли на флоте».

Общая продолжительность обучения в ВММА устанавливалась в 5 лет и 6 месяцев. Учитывая изменившийся статус слушателей приказом Наркома ВМФ от 12 июля 1940 года введено ношение бескозырок курсантами первых трёх курсов ВММА. На ленточках бескозырок определена надпись: «Военн. Морск. Медиц. Академия». После третьего курса обучения успешно сдавшим экзамены присваивалось воинское звание военфельдшера, а на четвёртом курсе они обучались уже в качестве слушателей. Кроме своей лечебной базы (клиники Академии) использовались для обучения и лечебной практики I Ленинградский Военно-Морской госпиталь, городские больницы и поликлиники.

Осенью 1940 года был произведён набор на первый курс Академии. Старшие курсы, бывшие студенты, были переведены в ВММА с военно-морского факультета 1 ЛМИ, среди курсантов были женщины (мы уже об этом упоминали выше). Популярность и престижность учиться во вновь созданной Академии была необычайной. Об этом говорит тот факт, что число кандидатов, желающих поступить в Академию в 1940 году превышало 20 тысяч человек, а многие пришли с золотыми и серебряными медалями. Конкурс был жесткий, сдавать надо было семь (!) конкурсных экзаменов. Забегая вперёд, следует отметить, что популярность и престижность Военно-Морской Медицинской Академии вплоть до её расформирования в 1956 году (история Академии насчитывает всего 16 лет, но какая это была история!) не снижались и поступить в неё всегда было чрезвычайно трудно, но уж и специалистов она «выдавала» классных! Итак, исходя из «Положения о ВММА» понятно, что её основными задачами являлись:

- целенаправленная и эффективная подготовка медицинской службы ВМФ к надвигающейся войне;

- полноценное обеспечение действующих флотов и флотилий врачебными кадрами и  современными методами лечения раненых и больных;

- подготовка в перспективе плеяды крупных специалистов военного и гражданского здравоохранения, обладающих системными знаниями и широким кругозором, эрудицией;

- своевременная и глубокая разработка специальных медицинских проблем, вытекающих из военно-технической  революции (оружие массового поражения, обитаемость военных объектов и военной техники, совершенствование организации и тактики медицинского обеспечения и т.д.).

Очень серьёзной задачей было правильно определить годность призывника к службе в Военно-Морском Флоте, его годность к той или иной специальности при несении службы. Большое внимание уделялось выявлению преморбидных состояний.

С самого начала своей деятельности Военно-Морская Медицинская Академия стала центром научно-практических исследований в интересах Военно-Морского Флота.

В медицинской службе ВМФ и всей страны проводились большие организационные мероприятия, направленные на совершенствование медицинского обеспечения личного состава. На основе опыта советско-финляндской войны были созданы медико-санитарные отряды (МСО) и отряды санитарных транспортов при медико-санитарных отделах фронтов. В МСО входили группы: манёвренная хирургическая, корабельная хирургическая, манёвренные санитарно-эпидемиологическая и рентгенологическая, оказание помощи поражённым отравляющими веществами. Положение о МСО было утверждено приказом НК ВМФ 11 февраля1941 г. В это же время на флотах и в военно-морских базах флотов созданы санитарно-эпидемиологические лаборатории (СЭЛ). Под редакцией В.И. Шестова вышел «Краткий курс военно-морских санитарных дисциплин», выпуск I, II, III; издано «Руководство по санитарно-эпидемиологическому обеспечению ВМФ», введённое в действие Циркулярным указанием начальника Санитарного управления (СУ) ВМФ № 6 от 26.03.1940 г.

В1940 г. введено в действие «Положение о МСУ ВМФ». МСУ (Медико-санитарное управление) состояло из отделов: организационно-мобилизационного, санитарно-эпидемиологического, лечебного, боевой подготовки, снабжения и заготовок медицинского имущества, санаторно-курортного; в его состав входили – главный хирург флота, инспектор по медико-санитарной службе ВМФ, врач-инспектор по санхимзащите и противовоздушной обороне. Был сформирован Центральный санитарный склад ВМФ (до этого медицинское снабжение флота осуществлялось через санитарные склады Красной Армии). Поставку медицинского имущества и медикаментов порядка 3500 наименований осуществляло 180 предприятий страны.

Перед Великой Отечественной войной Военно-Морской Флот страны имел 29 военно-морских госпиталей, 27 базовых лазаретов, 18 санаториев и домов отдыха, 10 поликлиник, 29 санэпидлабораторий, 16 зуботехнических лабораторий, 19 санитарных складов. Коечная ёмкость лечебных учреждений составляла 9185.

Серьёзным недостатком был некомплект офицеров медицинской службы (39 %) – по штату медицинская служба ВМФ должна была иметь 4367 офицеров, а фактически их было 2672 человека.

При активном участии специалистов Военно-Морской Медицинской Академии к началу войны были введены руководящие документы: «Инструкция по организации лечебно-эвакуационного обеспечения ВМФ»; «Наставление о санитарно-химической защите личного состава береговых частей ВМФ»; «Наставление по медицинскому обеспечению десантных операций»; «Инструкция по санитарно-эпидемиологическому обеспечению ВМФ»; «Положение о научно-исследовательском институте ВМФ»; «Положение о санитарной службе укреплённого района»; «Положение о санитарной службе корабля»; «Положение о госпиталях ВМФ»; «Положение об оборудовании кораблей речного и морского флота под госпитальные и санитарно-транспортные суда»; «Положение о взаимодействии медицинских служб Советской Армии и Военно-Морского Флота».

С началом Великой Отечественной войны мирные планы страны и Академии были нарушены. Профессорско-преподавательский состав, курсанты Академии активно включились в защиту Родины. Уже 25 июня 1941 года были прерваны государственные экзамены на выпускном курсе и 237 врачей отправились на действующие флоты и флотилии. В августе того же года был произведён досрочный выпуск ещё 221 врача, которые были так же направлены на боевые корабли, в войсковые части, в военно-лечебные учреждения.

Однако 8 сентября 1941 года фашисты замкнули кольцо блокады вокруг Ленинграда и добираться к месту службы выпускникам Академии стало затруднительно. Командование приняло решение эвакуировать из города врачей, членов их семей, курсантов ряда военных училищ по Ладоге. И в ночь на 17 сентября 1941 года буксир «Орёл» вывел в Ладожское озеро баржу со всеми эвакуируемыми. Внезапно налетевший сильнейший шторм потопил баржу, буксир был не в состоянии спасти всех тонущих. В ту страшную ночь погибло 131 молодых военно-морских врача,  ряд членов их семей  - жёны и дети.

В самом начале войны 1 июля1941 г. начальник Академии издал приказ о формировании батальона из курсантов первого и второго курсов в составе трёх рот. Курсанты занимались интенсивной боевой подготовкой, в которой им серьёзно помогали несколько бывших студентов Института физической культы им. П.Ф. Лесгафта – мастеров спорта, принятых на учёбу в ВММА, и несколько старослужащих – участников - Советско-финляндской войны. Занятия проводились в лагере Академии – в Лисьем Носу.

Жизнь, быт, учёбу, боевую подготовку, боевую деятельность, последующую учёбу и службу своих «однокашников» превосходно описал бывший курсант ВММА, набора1941 г. – известного всем «Сталинградского курса» Александр Михайлович Соколовский – в книге «Мы – курсанты 41 года» (Лениздат, 1990).

Сводный курсантский батальон занял оборону под Старым Петергофом у совхоза «Гостилицы». Оружие «молодёжи» передали курсанты III курса. Вот что пишет А.М. Соколовский: «Третьекурсники несколько снисходительно рассматривали нас, зелёных и малоопытных. Мы с любопытством смотрели на них. Мог ли кто тогда предположить, что один из нас принял оружие от будущего академика АМН СССР, председателя научного общества анатомов страны В. Куприянова, другой – от будущего генерала, лауреата Государственной премии СССР Н. Саватеева, что нам передали оружие будущие профессора В. Смагин и Л. Эберт. Я получил винтовку от своего будущего начальника госпиталя в Поти в 1955-1957 годах А. Косорукова». Командовал курсантами капитан Т.З. Калюжный.

Итак, батальон занял оборону, освоил искусство окапывания, вёл разведку, подвергался налётам вражеской авиации, готов был вступить в бой. Но в конце августа по приказу Верховного Главнокомандующего курсантов военных училищ с фронта сняли и курсанты вернулись в родную Академию, где немедленно приступили к учебным занятиям, несли караульную службу, вырыли  «щели» для укрытия от бомбёжек и обстрелов, тушили зажигательные бомбы, которыми враг буквально засыпал город. И учились, учились настойчиво и упорно, с перерывами на «воздушные тревоги», на несение караульной службы. Стал очень сильно донимать голод, город уже испытывал трудности с продовольствием – 8 сентября 1941 года в день начала блокады курсанты были свидетелями страшного пожара Бадаевских складов.

Но учёба шла всерьёз, никаких скидок на трудности, на войну. А.М. Соколовский вспоминает, как профессор-анатом Б.А. Долго-Сабуров, слегка заикаясь, на первой же лекции предупредил курсантов: «К-кто не сдаст анна-т-томию, --перейдёт на с-следующий к-курс т-только через мой т-труп…». Никто не желал «трупа» знаменитого профессора, да и учиться плохо было как-то студно перед товарищами, так что «одолевали» программу всерьёз.

Кроме учебной работы, боевой подготовки, в клиниках Академии оперировали и лечили больных. При Академии создан 81-й клинический военно-морской госпиталь (количество коек в нём менялось от 100 до 400). Его дислокация менялась в целях обеспечения живучести – город постоянно подвергался бомбёжкам и артиллерийским обстрелам. Вначале он находился на Загородном проспекте, 47; затем на Васильевском острове; затем вновь на Загородном проспекте. В дальнейшем с наступлением советских войск в Прибалтике, госпиталь приобрёл функции подвижного и в мае1944 г. был передислоцирован в Кингисеппский район Ленинградской области, а в декабре1944 г. – на остров Эзель. За годы войны госпиталь принял 10868 раненых и больных, в нём было произведено 2785 оперативных вмешательств. Очень активно работала вся медицинская служба ВМФ.

Подошла поздняя осень, на коварной Ладоге встал некрепкий лёд. Командование приняло решение о передислокации ВММА на «Большую землю». А путь был один – по неокрепшему льду Ладожского озера. И вот в ночь на 28 ноября 1941 года курсанты Академии с вещмешками, набитыми книгами, «блокадным пайком», кое-каким имуществом, с оружием под  командованием капитана Терентия Зиновьевича Калюжного, назначенного командиром первого эшелона, ступили на едва окрепший, прогибающийся под ногами лёд в направлении Осиновец-Кабона.  Самые сильные тащили несколько саней, нагруженных книгами и кое-каким имуществом курса. Вот что пишет об этом поистине героическом переходе А.М. Соколовский – ныне полковник медицинской службы в отставке, член Союза писателей России: «Да, если на берегу ладожский ветер только пронизывал насквозь промёрзшее тело, то здесь, на льду, он безжалостно хватал в охапку, бросая в сторону от тоненькой тропинки, обозначенной вешками с красными флажками. Пока это только тропинка в неровно налипшей на лёд снежной пороше, ей всего несколько дней, но вскоре она станет прославленной ладожской Дорогой жизни.

Сухой колючий ветер поднимал со льда ещё по-осеннему редкий снег, слепил глаза, оттаскивал влево – иногда на десятки метров. Мы бросались на лёд, впивались в него ногтями и ползли, ползли обратно, к еле видным в белесой мгле вешкам». Некоторые курсанты проваливались в полыньи и щели, выбирались оттуда с помощью товарищей и снова шли вперёд. Однако 28 ноября – 2 декабря 1941 года личный состав Академии двумя эшелонами по 15-сантиметровому льду форсировала Ладожское озеро и вышел на Большую землю. Пройдёт немного времени и капитан Т.З. Калюжный доложит начальнику Академии бригврачу А.И. Иванову: «Товарищ бригврач, первый курс в полном составе прибыл, потерь среди личного состава нет».

6 января 1942 года Совет Народных Комиссаров СССР вынес постановление о базировании ВММА в г. Кирове (древней Вятке – древнем городе, основанном ещё в ХП веке ушкуйниками – новгородскими вольными людьми).

На новом месте дислокации была проведена огром­ная работа по развертыванию подразделений Ака­демии и организации учебного процесса в городе, не имевшем своего медицинского ВУЗа и где весь жилой фонд был перегружен эвакуирован­ными заводами, учреждениями, людьми. Опять «сработал» великолепный организаторский и  даже дипломатический талант А.И. Иванова, и с начала февраля1942 г. в Академии возобновились плановые занятия. Но очень многие курсанты жили мечтой о фронте – туда, где уже решалась судьба Родины.

И вот сбылась мечта - 20 августа 1942 года курсанты второго курса (205 человек) были направлены на фронт под Сталинград. Этот курс стал гордостью Академии, ему присвоено звание «Сталинградского». Курсанты Военно-Морской Медицинской Академии, пройдя боевую подготовку в учебном батальоне, были включены в состав 252-й стрелковой дивизии и вместе с ней пошли в бой. Этот курс стал гордостью Академии, ему присвоено звание «Сталинградского». Курсанты-ме­дики сражались там в качестве автоматчиков, пулемётчиков, миномётчиков, разведчиков, артиллеристов, военфельдшеров. 252 стрелковая дивизия сражалась доблестно, 31 января 1943 года в 1400 дивизия произвела последний выстрел в Сталинграде и прекратила боевые действия… Она участвовала в разгроме 12 вражеских дивизий, освободила многие населённые пункты. Дважды дивизии объявлял благодарность Верховный Главнокомандующий, дивизия взяла в плен 9,5 тыс. оккупантов, захватили большое количество боевых трофеев. В дивизии 1100 человек получили ордена и медали (среди награждённых было много курсантов ВММА). Командир дивизии генерал Г.И. Анисимов был награждён орденом Александра Невского.

Достаточно подробно написал А.М. Соколовский о подвигах своих боевых товарищей. Доблестно сражался сержант Фёдор Огнев. Он командовал отделением во взводе разведки. За смелость, за инициативные действия он был награждён орденом Красной Звезды, двумя медалями «За боевые заслуги». Он погиб при захвате вражеского пулемётного гнезда. Смело воевал помощник командира миномётного взвода Дмитрий Зуихин – он был контужен и ранен в бою, будет награждён орденом Отечественной войны, вернётся в Академию, закончит её и со временем  станет создателем и руководителем медицинской службы первого в стране соединения атомных подводных лодок. Старший фельдшер истребительно-противотанкового дивизиона Николай Батраков за несколько дней вынес с поля боя 120 раненых бойцов. Совершил подвиг Пётр Гребцов, направленный парламентёром к немцам. Это была смертельно опасная задача  - уже не один человек, посланный на переговоры к немцам, пал смертью храбрых. Из архива 252-й стрелковой дивизии: «31 января сержант П. Гребцов с тремя разведчиками пошёл в штаб 76-й пехотной дивизии и предъявил требование о сдаче. Затем 2000 сдавшихся Гребцов привёл в штаб нашей дивизии, среди них два полковника, два майора, одиннадцать капитанов, четырнадцать обер-лейтенантов, пятнадцать лейтенантов…». Вот так сражались наши курсанты. Нет возможности пересказать всё, о чём написал А.М. Соколовский. После окончания боёв под Сталинградом курсанты начали возвращаться в Академию. Их вернулось 99 человек.

И, как сказал во время встречи курсантов «Сталинградского» курса в мае1978 г. начальник Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова, академик АМН СССР генерал-полковник медицинской службы Н.Г. Иванов: «Ничто из прошлого опыта не должно быть упущено, всё поучительное должно стать достоянием молодого поколения. В Вашей судьбе, как в капле воды отразилась судьба юности военных лет!».

Вспоминает А.М. Соколовский: «На фронт под Сталинград отправилось 205 курсантов и слушателей. Вернулись: в ВММА – 99 человек, в Военно-Медицинскую Академию им. С.М. Кирова – 2, на гражданскую службу - 10.гибли на фронте 74 человека (в том числе 11 официально считаются пропавшими без вести), судьба 17 человек осталась невыясненной – скорее всего они погибли, но точку пока ставить рано. Поиск продолжается».

«Из курсантов и слушателей «Сталинградского» курса ВММА вышли: министр здравоохранения СССР, член-корреспондент АМН, 15 профессоров и докторов наук, 18 кандидатов, два генерала медицинской службы, 23 полковника.

Только сотня вернувшихся с фронта ребят нашего курса дала такие благоприятные всходы. А если бы весь курс окончил Академию? А сколько таких людей полегло на необозримых полях войны?!.

В октябре1941 г. МСУ ВМФ было передислоцировано в г. Ульяновск. В октябре1941 г. при Медико-санитарном управлении (МСУ) для изучения опыта медицинского обеспечения боевых действий сил флота создан научно-исследовательский отдел, состоящий из трёх отделений: военно-морской гигиены и корабельной санитарной техники; разработки и испытания образцов медицинской техники; эпидемиологии, бактериологии и дезинфекционного дела.

При МСО флотов с этой же целью созданы комиссии по научно-исследовательской работе.

Обобщение опыта медицинского обеспечения в ходе войны осуществлялось в журналах «Военно-морской врач» (16 выпусков), «Труды учёного Медицинского совета МСУ ВМФ» (14 выпусков), «Военно-морской медицинский сборник» (8 выпусков), «Сборник научных трудов военно-морских врачей» (4 выпуска).

В начале войны на флоте основное внимание было уделено лечебно-эвакуационному обеспечению раненых, в связи с чем имела место известная недооценка роли терапевтической службы. Считалось, что в боевых условиях от корабельного врача потребуется в первую очередь знание и практические навыки по хирургии и знание санитарно-химической защиты.

Начальник медицинской службы ВМФ Ф.Ф. Андреев предложил наладить деятельность медслужбы так, чтобы она могла «выполнять в полном объёме любую работу, которая придётся на её долю в боевых условиях». Жизнь очень скоро показала необходимость быстрого развития военно-морской терапии. Уже со второго полугодия войны на флоте увеличилось количество терапевтических больных. Возрастало численное преобладание больных над раненными, появились заболевания, мало известные в мирное время. На Балтийском Флоте участились случаи заболевания гипертонической болезнью, в блокированном Ленинграде было много больных алиментарной дистрофией, которых вначале ошибочно принимали за больных, страдающих болезнями сердца и почек; так же повысилось количество больных гипертонической болезнью. На Северном Флоте получил распространение бронхмолит, гипо- и авитаминозы. На Балтийском и Черноморском Флотах имели место вспышки эпидемического гепатита. Увеличились случаи заболеваний дизентерией, туберкулёзом. Материалы медицинской службы ВМФ в полном соответствии с армейскими данными показали, насколько велико влияние заболеваний внутренних органов у раненых и контуженных на течение и исход поражения. Не менее 20 % раненых на флоте требовали лечения не только у хирурга, но и у терапевта.

В1941 г. при начальнике МСУ начал функционировать Учёный медицинский совет, имеющий в своём составе и терапевтическую секцию. В1942 г. Главным терапевтом ВМФ был назначен известный учёный профессор А.Л. Мясников. В одной из статей в журнале «Военно-морской врач», которая называлась: «О роли терапевта в военное время на флоте», он писал, что военно-морской терапевт должен быть также инфекционистом, хорошо знать туберкулёз, патологию внутренних органов у раненых, особенности течения терапевтических заболеваний в военное время. Впервые в истории войн в медицинском обеспечении флота наряду с военно-морской хирургией почётное  место заняла и военно-морская терапия. Во время войны была создана стройная система терапевтической помощи на флоте, что позволило вернуть в строй свыше 95 % заболевших на флоте.

Медицинской службе приходилось работать в очень тяжёлых условиях. Вследствие систематических налётов вражеской авиации и обстрелов артиллерией лечебных учреждений принимаются меры по их укрытию под землёй путём использования штолен (Севастополь),  строительства скальных (Полярный) и котлованных (полуостров Ханко) госпиталей.

Высокая учебная нагрузка при некомплекте преподавателей в Военно-Морской Медицинской Академии, работавшей без выходных дней, отпусков и каникул сочеталась с регулярными выездами специалистов Академии на действующие флоты, в лечебные учреждения, где проводили большую консультативную, учебно-методическую, инспекционную работу. Проводился большой объём лечебной и научно-исследовательской работы. Отчёты 180 выездных бригад служили для МСУ ВМФ основанием для принятия важных организационных решений, способствовавшим улучшению медицинского обеспечения частей флота. Десять профессоров Академии являлись главными специалистами Флота.

Академия продолжала готовить молодых военно-морских врачей, которые тут же направлялись на Флоты. Всего ВММА за годы войны выпустила 909 врачей: июнь1941 г. – 237, август1941 г. – 221, декабрь1942 г. – 216, январь1944 г. – 235. Весной 1943 года в ВММА были созданы Высшие курсы усовершенствования офицерского состава медицинской службы (ВКУОСМС) для специализации и усовершенствования военно-морских врачей.

Уже в 1942 г. Военно-Морской Медицинской Академии было предоставлено право 

приёма к защите диссертаций.

В 1943 году была осуществлена реорганиза­ция Академии. В постановлении Пленума Морского учебного комитета ВМУЗов 22 мая указано: «Подготовку военных врачей осуществлять в Высшем Военно-Морском медицинском училище, реорганизовав в таковое существующую ВММА. Целеустановка ВВММУ – врач Военно-Морского Флота. Срок обучения – 5 лет. Выпускное звание – лейтенант медицинской службы. При училище иметь курсы усовершенствования врачей со сроком обучения – 2 года».

27 ноября1943 г. решением Наркома ВМФ в составе учебного заведения созданы факультеты руководящего состава медицинской службы, лечебный и санитарно-профилактический (срок обучения – 3 года), Высшее военно-морское медицинское училище (для подготовки младших врачей кораблей и частей, срок обучения – 5,5 лет), Научно-исследовательский морской медицинский институт, Высшие курсы усовершенствования офицерского состава медицинской службы, Клинический военно-морской госпиталь. Решение Наркома ВМФ сохранило за мощным военно-морским медицинским объединением наименование Военно-Морской Медицинской Академии. И уже в 1946 году Высшее военно-морское медицинское училище при ВММА реорганизуется в военно-медицинский факультет Академии, а факультет руководящего состава – в командно-медицинский факультет. Выпускники военно-медицинского факультета по окончании Академии получали воинское звание «старший лейтенант медицинской службы». Курсанты, окончившие II курс в1947 г. стали лейтенантами медицинской службы, а в последующем это звание присваивали после третьего курса (1949 г.) и после четвёртого года обучения (вплоть до1956 г.). Выпуск1951 г. был последним выпуском с 5-летним сроком обучения.  Программы обучения были пересмотрены, расширены и дополнены, и выпуски курсантов набора1953 г.,1954 г.,1955 г.,1956 г. осуществлялись по шестилетней программе обучения.

Заслуги и авторитет Военно-Морской Медицинской Академии были исключительно высоки. Когда в1944 г. была организована Академия медицинских наук СССР, из состава ВММА первыми её действительными членами были К.М. Быков (физиолог), Ю.Ю. Джане­лидзе (хирург), Н.И. Красногорский (педиатр), Г.А. Зедгенидзе, Н.И. Лепорский (терапевт), А.Л. Мясников (терапевт), В.Н. Черниговский (физиолог), членами-корреспондентами -  А.Н. Максименков (хирург), А.В. Мельни­ков (хирург), А.В. Три­умфов (невропатолог), Б.А. Долго-Сабуров (анатом).

Совершив небольшой экскурс в историю организационной работы по улучшению работы Академии, вернёмся в грозные годы войны. Военно-морские врачи с честью выполняли свой долг на фронте, на флотах, они лечили, они исследовали результаты своей работы, внедряли всё передовое и новое в практику своей работы. 711 специалистов на курсах усовершенствования сумела подготовить ВММА, кроме выпуска молодых врачей. Ряд монографий и статей, написанных военно-морскими врачами в годы  войны, не потеряли своего значения и по сей день. Это «Повреждение коленного сустава» Б.А. Петрова, «Глухая гипсовая повязка при лечении огнестрельных переломов бедра» Б.А. Петрова и Е.В. Смирнова, «Анаэробная инфекция» Д.А. Аранова, «Клиника сентических осложнений огнестрельных ран» А.В. Мельникова. Профессором Ю.Ю. Джанелидзе была разработана техника свободной пересадки кожи, предложен метод «создания новой кисти» и др.

В годы войны был внесён существенный вклад в изучение военно-морской профессиональной патологии. Была уточнена классификация болезней водолазов, изучены декомпрессионная болезнь, повреждения внутренних органов при взрывах в морской воде, военная электротравма, фотоофтальмии в Заполярье, на флотах были подробно изучены токсикология, клиника и терапия пороховой болезни (М.А. Ясиновский, А.М. Чарный,              А.В. Смольников).

23 октября1943 г. Нарком ВМФ подписал приказ: установить дислокацию ВММА в прежних зданиях, и летом1944 г. большая часть Академии возвратилась в г. Ленинград, где своими силами были проведены огромные по масштабу ремонтные и восстановительные работы, позволившие уже с первого октября начать очередной учебный год.

Окончание войны совпало с выпуском очередного курса (набора1940 г.), который стал впоследствии известен большим количеством учёных, организаторов здравоохранения, деятелей культуры и искусства (поэт-лирик С.В. Ботвинник).

Подробный обзор и анализ деятельности профессорско-преподавательского состава за годы войны провели Г.А. Зедгенидзе и Я.Н. Полонский в своём труде «Пять лет научной деятельности Военно-Морской Медицинской Академии 1940-1945 гг.» (г. Ленинград, 1946. изд. ВММА). Во введении авторы кратко, но достаточно подробно осветили вопрос о необходимости формирования Военно-Морской Медицинской Академии и об истории её создания. Далее, оглядываясь на пройденный Академией путь, они выделяют три периода её деятельности: первый период – период организационный, период становления молодого медицинского Высшего военно-учебного заведения, период консолидации лучших деятелей советской медицины и подбор кадров в стенах вновь организованной Академии. Этот период занял почти год – 1940-1941 гг. Научно-исследовательская работа велась и в эти годы – одни кафедры заканчивали ранее начатые работы, другие – заново организовывали научно-исследовательскую работу.

Второй, тяжелейший, период – связан с Великой Отечественной войной, с необходимостью эвакуации Академии в г. Киров, где буквально на голом месте в кратчайший период была создана база для  лечебной, учебной и научно-исследовательской работы. Кафедры Академии продолжили свою деятельность по подготовке военно-морских врачей, по оказанию высокоспециализированной и квалифицированной медицинской помощи раненым и больным, по отработке наилучшего варианта оказания этой помощи, непрерывно вели научно-исследовательскую работу, внедряли в практику работы врачей все последние достижения науки и техники. В 1941-1945 гг. регулярно продолжал выходить журнал «Военно-морской врач», где постоянно печатались статьи практических врачей, посвящённые различным аспектам оказания медицинской помощи раненым и больным на кораблях.

В годы войны неувядаемой боевой славой покрыл себя «Сталинградский» курс Военно-Морской Медицинской Академии.

Разгром врага, победоносное завершение Великой Отечественной войны, возвращение на родную базу, её восстановление и совершенствование явилось третьим периодом в деятельности ВММА.

В работе отмечено, что несмотря на огромные трудности и невзгоды военного времени, кафедры Академии выполнили около 1200 научных работ, среди которых были 61 монография, свыше 50 диссертаций, 45 руководств, справочников, пособий. Почти половина выполненных кафедрами работ посвящено военно-морской тематике и вопросам диагностики и лечения огнестрельных ранений и  их осложнений, а также особенностям заболеваний военного времени. Труды Ю.Ю. Джанелидзе, С.С. Вайля, Г.А. Зедгенидзе, А.В. Мельникова и др. посвящено вопросам лечения огнестрельных ранений различных органов, а В.С. Галкин, А.В. Триумфов, Б.А. Фаворский и др.изучили диагностику и лечение боевой травмы нервной системы.

А.Л. Мясников, П.И. Беневоленский, Л.А. Энтин и др. изучали проблемы заболеваний военного времени. Их особое внимание привлекли алиментарная дистрофия, туберкулёз, течение заболеваний у раненых. Было разработано и внедрено в практику много методов диагностики и терапии этих заболеваний.

Широкое освещение в работе кафедр получили инфекционные заболевания и эпидемиология (А.Л. Мясников, П.А. Алисов, А.Я. Алымов, А.В. Пономарёв и др.).

Серьёзное внимание учёных Академии привлекла к себе проблема аналептиков и стимуляторов. В этой области, мало до этого изученной и освещённой в отечественной литературе, представлены крупные работы профессоров Н.В. Лазарева, А.В. Риккль, доцентов    М.Я. Михельсона, П.И. Беневолинского и других учёных Академии.

Работы профессоров Р.А. Засосова, Н.В. Лазарева, А.В. Риккль, Е.Ж. Трон в значительной степени решили совершенно новые проблемы специальной физиологии и военно-морской медицины, поставленные перед нашими моряками проведением ими боевых действий.

Из группы теоретических дисциплин авторы отметили большие успехи, достигнутые кафедрой нормальной анатомии. Работы Б.А. Долго-Сабурова, В.Н. Черниговского, А.А. Смирнова, Е.Д. Долго-Сабуровой внесли существенные коррективы в представление о сроках восстановления окольного кровообращения, положив начало разрешению весьма актуальных задач в хирургии сосудов.

Профессор А.И. Шафир разработал центрифужный метод микробиологического исследования воздуха и дал нормативные показатели для его оценки. Так же были изучены простейшие методы стерилизации воздуха невентилируемых помещений методом электропреципитации, а также с помощью ультрафиолетовой радиации.

Кафедра физкультуры в период с 1940-1945 гг. вела работу по трём основным направлениям:

  1. Физиология психомоторной деятельности.
  2. Лечебное применение физических упражнений.
  3.  Исследование  физического  развития  личного  состава  ВМФ  и  медико-санитарное обеспечение физподготовки.

Большая работа была проведена по физическому воспитанию воспитанников и курсантов военно-морских училищ.

Надо сказать, что во время Великой Отечественной войны и после неё использованию средств физической культуры для скорейшего восстановления раненых, для восстановления утраченных вследствие ранений функций применялось очень широко и эффект давало огромный.

Так, в1944 г. Заместитель Наркома здравоохранения РСФСР А. Жичин утвердил «Инструктивно-методические указания по применению аппаратов лечебной гимнастики», составленные в Управлении эвакогоспиталей под реакцией зам.начальника Управления эвакогоспиталей Дедова Д.К. и и.о. главного хирурга Управления эвакогоспиталей Козмина В.А.. Составил Указания К.В. Михайлов – старший инспектор-консультант ЛФК Управления эвакогоспиталей НКЗдрава РСФСР. А в1945 г. тот же автор при одобрении Дедова Д.К. и утверждении А. Жичина составил и выпустил «Альбом аппаратов лечебной гимнастики» (обязательный комплект аппаратов лечебной гимнастики в госпиталях для лечения инвалидов Великой Отечественной войны).

Всю многогранную работу коллектива Военно-Морской Медицинской Академии с 1948 по 1956 гг. возглавлял её новый начальник – генерал-майор медицинской службы А.М. Зотов, который в годы войны был начальником медицинской службы, где приобрёл большой опыт руководства медицинской службой в боевых операциях, в повседневной деятельности, имел большой административный опыт. Настоящий военно-морской врач и видный организатор здравоохранения, А.М. Зотов оставил добрый след в памяти питомцев Академии. Фронтовик, организатор, учёный – он очень многое сделал для того, чтобы Военно-Морская Медицинская Академия продолжала свой славный путь, укрепляла свои традиции, ещё больше повышала свой авторитет.

В послевоенные годы Академия продолжала вести активную лечебную, учебную, научно-исследовательскую работу.  В ряды преподавателей, командиров курсантских подразделений влилось много фронтовиков, а это уже говорит об очень многом. Вместе с курсантами поступали в Академию и офицеры-фельдшера-фронтовики. И снова надо сказать – никакого зазнайства, никакого высокомерия, я уж не говорю о хамстве! Помогали – да! Учили – да! Иногда «одёргивали» - да! Но всё это с душой, с готовностью помочь, научить жить и служить! Спасибо им, и низкий поклон за это.

Огромный труд проделан специалистами Академии по обобщению и анализу опыта военно-морской медицины в Великой Отечественной войне. 107 сотрудников участвовали в написании многотомного труда: «Медицинская служба Во­енно-Морских Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» (1954 г.). Большой ряд положений этого труда сохраняет свою актуальность и значение и в совре­менных условиях.

Члену-корреспонденту Академии медицинских наук СССР профессору, генерал-майору медицинской службы А.Н. Максименкову было поручено организовать Военно-Медицинский  Музей МО СССР. И он его организовал в очень грозное для страны время – в начале1943 г. – сначала в г. Москве, а в1945 г. музей был переведён в г. Ленинград. В музее собрано, кроме уникальных коллекций русской и советской, гражданской и военной медицины, более 10 млн. историй болезни участников Великой Отечественной войны.

Впоследствии профессор, генерал-майор медицинской службы А.Н. Максименков возглавил Кафедру топографической анатомии и оперативной хирургии. Он читал лекции так, что на них старались попасть и послушать слушатели других курсов, аудитория, где он читал лекции, всегда была переполнена.

За время существования ВММА, она произвела 15 выпусков военно-морских врачей и 10 выпусков факультета руководящего медицинского состава. Для медицинской службы Военно-Морского Флота было подготовлено свыше 3000 врачей. Более 2000 врачей прошли в Академии специализацию по 21 медицинскому профилю. Около 900 специалистов высшей квалификации выпущено факультетом усовершенствования, в том числе 114 – командно-медицинского профиля. 

В 1956 году Советом Министров СССР было принято решение о слиянии ВММА с Военно-медицинской им. С.М.Кирова. ВММА работала с полной нагрузкой, но в связи с острой нехваткой врачей для комплектования должностей начальников медицинских служб кораблей, которые государство строило и вводило в боевой строй Советского Военно-Морского Флота, в 1952 году был восстановлен военно-мор­ской факультет при I Ленинградском медицинском институте им. акад. И.П. Павлова. Первый выпуск на восстановленном факультете состоялся в 1953 году. Всего состоялось шесть выпусков. В 1958 году факультет был расформирован. Начальником факультета все годы был полковник медицинской службы А.А. Шпикин.

В Военно-Медицинской Академии на факультете подготовки врачей для ВМФ (бывшая ВММА) сохранились профиль­ные кафедры и проводилась подготов­ка, усовершенствование врачей для Военно-Морского Флота.

Однако 16-летнее существование Военно-Морской Медицинской Академии оставило заметный и яркий след в военной медицине и в отечественном здравоох­ранении. По учебникам К.М. Быкова, А.Л. Мясникова училось не одно поколение не только курсантов Академии, но и студентов отечественных медицинских ВУЗов.

Профильными кафедрами ВММА созданы первые в стране учебники по военно-морским медицинским дисциплинам – по хирургии, терапии, гигиене, организации и тактике медицинской службы. После объединения Академий, целый ряд кафедр Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова ввёл в свои программы вопросы, касающиеся медицинского обеспечения личного состава ВМФ – это кафедры токсикологии, эпидемиологии, ЛОР-болезней, офтальмологии и многие другие кафедры и лаборатории решают вопросы, связанные с Военно-Морским Флотом.

Нам нельзя забывать о воспитанниках Военно-Морской Медицинской Академии. Они умели превосходно учиться, хорошо лечить, доблестно сражаться, активно и результативно вести научно-исследовательскую работу.

Среди её выпускников бывший министр здравоохранения СССР С.П. Буренков, Начальник Центрального Военно-медицинско­го управления МО СССР Ф.И. Комаров, Глав­ный хирург МО СССР К.М. Лисицын, Главный токсиколог МО СССР Р.С. Рыболовлев, Глав­ный гигиенист МО СССР В.Г. Чвырев, Началь­ник медицинской службы Военно-морского флота СССР Н.Т. Потёмкин, Начальники медицинской службы флотов - В.В. Семёнов,         Г.П. Донченко, Н.Н. Сафонов, И.С. Брыкин, Б.Г. Макаренко.

Академиками АН СССР стали В.А. Свидерский и А.М. Уголов. Академиками АМН – Куприянов В.В., Воробьев В.В., Голиков А.П., Солдатов И.Б., Адрианов О.С., Комаров Ф.И., Саркисов Д.С., Тиунов Л.А., Вальдман А.В.; членами-корреспондентами: Мисюк Н.С., Смагин В.Г., Лисицын К.М., Саноцкий И.В., Алинов В.Н., Гогин Е.Е., Деряпа Н.Р.

24-м воспитанникам ВММА было присвое­но почётное звание Заслуженного деятеля на­уки Российской федерации.

33 раза питомцы ВММА становились лауреатами Государственной премии, в том числе за разработку актуальных вопросов военно-морской медицины: А.Н. Бухарин, И.Ф. Жильцов, А.В. Миртов, И.А. Сапов, Р.С. Рыболовлев, Н.В. Саватеев, А.А. Шереметьев (дважды), А. Фо­кин, Е. Жербин, А. Свидерский.

Трое выпускников ВММА удостоены звания «Народный врач СССР» - Гаврилов А.С., Светляков В.А., Глухов Ю.Д., а пятеро – звания «Почётный доктор Военно-Медицинской Академии»: Комаров Ф.И., Свидерский В.Л., Саватеев Н.В., Саркисов Д.С., Сапов И.А.

23 профессора – воспитанники ВММА занимали должности начальников кафедр Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова.

Пятерым военно-морским врачам присвоено звание Героя Социалистического Труда: Ю.Ю. Джанелидзе, Л.А. Орбели, Д.А. Арапову, Ф.И. Комарову, В.В. Семко.

Военно-морской врач А.И. Соболевский был удостоен звания Героя Советского Союза.

Военно-Морская Медицинская Академия имела короткую, но очень яркую историю. Как метеор пронеслась она в жизни страны, вписав в память заслуги и подвиги периода Великой Отечественной войны и определив на целые десятилетия пути развития целых проблемных направлений военной и военно-морской медицины. Такие результаты деятельности ВММА ни в коей мере не могут быть забыты и положены на архивные полки. Выпускники ВММА навсегда сохранили к ней чувство глубочайшего уважения и благодарности. Время бежит очень быстро.     В ознаменование 50-летия образования ВММА её бывшие курсанты первого набора выпустили книгу-сборник воспоминаний «На службе Родине». Эта книга нашла горячий отклик у читателей, о ней опубликован ряд очерков и статей: К.Я. Журкович в газете «Военный врач» (№ 19 от 25.09.1992 г.), на её издание откликнулась «Медицинская газета» (№ 370 от 04.09.1992 г.), «Военно-медицинский журнал» (№ 6,1992 г.) и бюллетень Российского комитета ветеранов войны «Ветеран войны» (№ 4,1993 г.). В2003 г. вышел Альманах воспоминаний «Военно-Морская Медицинская Академия – центр военно-морской медицины и кузнеца кадров врачей для Флота (1940-1956 гг.)». В1970 г. С.П. Заржевский издал «Воспоминания о переходе через Ладожское озеро». Издана история I Военно-Морского ордена Ленина госпиталя – автор В.В. Сосин (1993 г.). учебники Военно-морской терапии под ред. проф. А.Н. Семенко (1979 г.) и Военно-Морской хирургии под ред. проф. Н.В. Рухляда (1996 г.) содержат много информации о Военно-Морской Медицинской Академии.

Приближается 70-летний юбилей славного Военно-Медицинского высшего учебного учреждения. В журнале «Морской медицинский журнал им. Д.П. Зуихина» № 3-4,2008 г. опубликована статья В.В. Довгуши, М.В. Осокина «Навстречу 70-летию Военно-Морской Медицинской Академии».

И опять хочется вспомнить книгу А.М. Соколовского «Мы – курсанты 41 года».

Заслуга ВММА не только в прекрасно поставленном учебном, лечебном, научно-исследовательском процессе, но и в создании того духа высокого товарищества, долга и гордости за то дело, которому её выпускники посвятили свои жизни.

Да, ВММА есть кем гордиться!

Свои прекрасные традиции она передала своим преемникам – слушателям Факультета подготовки врачей для ВМФ Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова, старейшего военно-учебного заведения, имеющего заслуженную славу и мировую известность.

Стали традицией регулярные встречи выпускников. Несколько выпусков оформили сборники воспоминаний своих товарищей. Хочется пожелать нынешнему поколению курсантов помнить о ВММА, читать её историю, поддерживать её славную историю.

Появление и быстрое совершенствование ракетно-ядерного оружия, строительство современного океанского флота, в первую очередь, атомных подводных лодок, кораблей, связанных с обеспечением космических полётов, вызвало необходимость проведения целого комплекса научных исследований, результаты которых оперативно внедрялись как в практику медицинского обеспечения личного состава Военно-Морского Флота, так и в учебный процесс. Работы проводились в тесном рабочем содружестве Академии с Научно-исследовательскими институтами Военно-Морского Флота, Отряда космонавтов, другими учреждениями и лабораториями.

После объединения двух Академий и образования военно-морского факультета для обеспечения профильной подготовки, специализации и усовершенствования военно-морских врачей создаётся кафедра военно-морской госпитальной терапии, кафедра специальной физиологии перепрофилируется в кафедру аварийно-спасательного дела и физиологии подводного плавания; кафедра военно-морской гигиены преобразуется в кафедру военно-морской и радиационной гигиены, в состав кафедры ОТМС ВМФ включён курс ТБСФ. Кроме этого, с целью повышения качества подготовки морских врачей, практически все кафедры Академии доукомплектовываются преподавателями, имеющими опыт службы на Флоте и достаточные знания в области военно-морской медицины.

Первым начальником вновь восстановленного факультета для подготовки морских врачей стал генерал-майор медицинской службы В.П. Иванов, руководивший факультетом с 1956 по   1965 гг. В дальнейшем установилась традиция – начальники морского Факультета назначались из состава генералов и офицеров медицинской службы, занимавших крупные руководящие посты в медицинских службах флотов, являющиеся опытными морскими врачами. Так, в1965 г. начальником Факультета стал генерал-майор медицинской службы В.В. Семёнов, назначенный с должности начальника медицинской службы Северного флота. Он руководил Факультетом до 1975 года, и в это время ещё более укрепились связи с медицинскими службами флотов. Активно проводились стажировка на кораблях и подводных лодках (в том числе и атомных). Построена новая казарма для курсантов и слушателей, проводились длительные шлюпочные походы.

В этот период вновь выяснилось, что выпускников Факультета для укомплектования боевых частей, кораблей, подводных лодок, медицинских учреждений недостаточно. И в 1966 году было принято решение о подготовке военно-морских врачей на военно-медицинском Факультете Горьковского медицинского института. В дальнейшем он был переформирован в военно-медицинский факультет Академии пограничных войск (в 1994 году). За годы своей работы на нужды медицинской службы Военно-Морского Флота на Факультете было подготовлено более 2000 военно-морских врачей.

В 1975 году командование Факультетом принял генерал-майор медицинской службы Ю.А. Савицкий. Он прибыл с должности флагманского врача Средиземноморской эскадры. В это время был прекращён набор на Военно-Морской факультет лиц офицерского состава, но учёба курсантов и слушателей активно продолжалась, совершенствовались методики преподавания военно-морских дисциплин, организация контроля успеваемости курсантов и слушателей, проводились корабельная практика и флотская стажировка. Много пользы 

принесли выезды во главе с преподавателями курсантов и слушателей в совхозы Ленинградской области для диспансеризации населения. Кроме несомненной пользы для населения, будущие морские врачи совершенствовали свои профессиональные навыки, учились проводить диспансеризацию. Эти навыки, эта практика вскоре пригодятся им на флотах.

А с1990 г. выпускники факультета стали сдавать комплексный государственный экзамен по организации медицинского обеспечения кораблей и частей флота. Это позволило объективно оценивать уровень теоретических знаний и практическую готовность молодых врачей к будущей службе на флоте.

В1992 г. начальником Факультета был назначен полковник медицинской службы В.А. Егоренков. В своём послужном списке Вадим Анатольевич имел руководство I Военно-Морским ордена Ленина госпиталем – прославленным старинным военно-морским медицинским учреждением России и руководство медицинской службы Ленинградской ВМБ. Опытный организатор, умевший работать с людьми, он успешно руководил факультетом до 1994 года.

С 1994 по 1998 годы Факультетом руководили – полковник медицинской службы В.А. Голощапов, служивший на соединении подводных лодок Тихоокеанского Флота и сменивший его полковник медицинской службы А.А. Городецкий – начальник медицинской службы объединения подводных лодок Северного Флота. Несомненной заслугой руководства Факультета является тот факт, что в 1995 году по инициативе начальника факультета возрождается корабельная практика курсантов 2-го курса, а на 5-м курсе введён недельный цикл подготовки в учебном отряде подводного плавания.

Руководство страны, руководство медицинской службы Военно-Морского Флота всегда проявляло заботу о резерве врачей для морской службы.

Подготовка офицеров медицинской службы запаса для Военно-Морского Флота до1994 г. осуществлялась на военно-морских кафедрах высших медицинских учреждений:                               в I Ленинградском им. акад. И.П. Павлова, Архангельском, Владивостокском, Крымском, Одесском, Ростовском, Смоленском и Хабаровском медицинских институтах.

Студенты изучали специальные программы, проходили практику на кораблях и в береговых частях Военно-Морского Флота. По окончании ВУЗа успешно сдавшим экзамены присваивалось воинское звание – лейтенант медицинской службы запаса.      

В 1994-1995 годах военно-морские кафедры медицинских институтов были переформированы и преобразованы в кафедры военной и экстремальной медицины. Профиль военно-морской подготовки на них не изменился.

В 2002 году кафедра военной и экстремальной медицины Владивостокского медицинского университета преобразована в факультет военного образования. На этих кафедрах было подготовлено свыше 130 тысяч офицеров медицинской службы запаса.

На сегодняшний день единственным в стране военным ВУЗом, готовящим кадровых морских врачей-офицеров является Факультет подготовки врачей для Военно-Морского Флота (IV факультет) Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова.

Сегодня выпускники Факультета занимают руководящие посты в ГВМУ МО РФ, возглавляют медицинскую службу Военно-Морского Флота страны, Флотов, являются главными специалистами Министерства обороны России и Военно-Морского Флота, руководят лечебными учреждениями, ведут преподавательскую и активную научно-исследовательскую деятельность.

Стало доброй традицией – командировки профессоров и преподавателей Факультета на Флоты для оказания методической помощи своим ученикам и проведения серьёзных научных наблюдений и экспериментов. Многие выпускники Факультета являются начальниками кафедр Академии. Факультет напряжённо работает, готовит молодые кадры морских врачей.

С 2003 по 2008 гг. факультет возглавлял бывший начальник медицинской службы Черноморского флота генерал-майор медицинской службы О.Д. Демуров. Опытнейший морской врач и организатор, сам многократно лично осуществлявший медицинское обеспечение походов наших кораблей, он очень многое из своего богатого опыта передал будущим морским врачам.

В2008 г. руководство факультетом принял бывший начальник медицинской службы Северного   флота   полковник   медицинской    службы   О.Н. Давыденко.    Он   руководил

медицинской службой мощного Флота; эта служба известна своими славными традициями и большими профессиональными успехами. Служить морским врачом всегда считалось честью и полковник медицинской службы О.Н. Давыденко, конечно, сумеет эту традицию поддержать и приумножить.

Военно-Морская Медицинская Академия, Факультет подготовки врачей для Военно-Морского Флота Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова, сама Военно-Медицинская Академия им. С.М. Кирова всегда были учреждениями очень традиционными. В самом деле, и Академия на Выборгской стороне и помещения бывшей ВММА (ныне Морской или IV факультет) на Загородном проспекте, 47 – являются историческим наследием нашего великого города. Ведь здесь действительно, «каждый камень историей дышит»! К ним и относиться нужно соответственно. Академия и Факультет свято чтят память своих великих учёных, людей, погибших при исполнении служебного долга. В честь многих деятелей науки установлены мемориальные доски, героям Сталинградского курса и врачам, погибшим на Ладоге осенью1941 г. установлены памятники. Есть в Академии и памятник всем медицинским работникам, отдавшим свои жизни, спасая солдат и матросов, есть памятник погибшим в советско-финляндскую войну, имена героев-медиков высечены на мраморе золотыми буквами.

В Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова создан прекрасный музей, в котором имеются экспонаты, посвящённые героической истории морской медицины, её лучшим представителям.

Основную задачу по воспитанию у молодых флотских врачей, курсантов и слушателей чувства гордости за то, что им предстоит служба на Флотах страны, чувства своей необходимости там, чувства глубокой ответственности за порученное им дело выполняют, прежде всего, профильные кафедры Академии, на которых непосредственно производится подготовка флотских врачей.

На этих же кафедрах они приучаются к проведению научно-практической работы, видят свои дальнейшие служебные перспективы. Это кафедры:

- Организации и тактики медицинской службы ВМФ с курсом тактики и боевых средств флота;

- Кафедра военно-морской и радиационной гигиены;

- Кафедра Военно-морской терапии;

- Кафедра Военно-морской хирургии;

- Кафедра физиологии подводного плавания.

В подготовке военно-морских врачей принимают активное участие и многие учреждения: I НИИ ВМФ, I Военно-Морской госпиталь, Институт биофизики, Научно-исследовательский институт промышленной и морской медицины, учебные центры для подготовки специалистов атомного подводного флота, научно-практические конференции, регулярно проводимые на Флотах и в соединениях.

Молодым военно-морским врачам есть где учиться!

После общего обзора посмотрим более конкретно на особенности работы профильных кафедр Академии и других учреждений, готовящих кадры военно-морских врачей.

Кафедра организации и тактики медицинской службы Флота

(с курсом тактики и боевых средств Флота)

Становление отечественной школы науки – морской медицины имело в своей основе организацию медицинского обеспечения сил Военно-Морского Флота в мирное и военное время.

Источниками для становления такой научной и учебной дисциплины явились,           во-первых, организационные элементы морской медицины разработанные трудами и богатым практическим опытом десятков и сотен флотских врачей (Д.П. Синопеус,              А.Г. Бахерахт, К.О. Розенбергер, С.И. Пернаго, В.С. Франковский, Р.И. Головецкий,          С.С. Моркотул, И.С. Свечников, Л.И. Кефели, Н.И. Августовский, А.А. Бунге и многие другие). Во-вторых, её становлению способствовало возникновение научно обоснованной системы и военно-медицинской доктрины в области медицинского обеспечения Вооружённых Сил России, созданных трудами Н.И. Пирогова, В.А. Опеля, Б.К. Леонардова, З.П. Соловьёва.

На протяжении всей своей истории кафедра организации и тактики медицинской службы флота (с курсом тактики и боевых средств флота) была и остаётся профильным звеном в деле военно-морской подготовки будущих морских врачей. Она являлась так же признанной школой для усовершенствования, повышения квалификации, для ведения серьёзнейшей военно-научной работы. На кафедре разрабатывались и разрабатываются руководящие документы для качественного медицинского обеспечения личного состава Флота.

Менялись названия кафедры, менялись ВУЗы, в которых она работала, менялись поколения профессорско-преподавательского состава, но неизменным оставалась её задача – научно-педагогический коллектив кафедры формировал офицера медицинской службы для Военно-Морского Флота, давал ему необходимые знания и развивал соответствующие умения, которые позволяли ему эффектно и качественно исполнять свои должностные, профессиональные, служебные обязанности. На кафедре учили и учат морских врачей быть организаторами и руководителями.

Во времена становления боевого Флота России при Петре І уже были введены в действие руководящие документы, определяющие действия морских врачей в боевой обстановке и в мирное время по сохранению и укреплению здоровья военных моряков. Поэтому совершенно естественно, что организация медицинской помощи постоянно развивалась и совершенствовалась вместе с флотом, с всё возрастающими потребностями в медицинском обеспечении моряков, а значит и в совершенствовании организации медицинской службы.

С изменением конструкции кораблей, с появлением их новых классов, с появлением подводных лодок, новых видов оружия менялись места расположения медицинских пунктов кораблей, появлялись операционные, рентгеновские аппараты, изменялся объём медицинской помощи, оказываемой на кораблях, менялось и количество вредных факторов, оказывающих воздействие на здоровье экипажа, менялось оснащение медицинских служб инструментарием и медикаментами, изменялась тактика лечения больных – от лечения на месте поражения до эвакуации в лечебное учреждение, появлялись всё новые и новые задачи, которые должны были решать морские врачи. Естественно, всё это требовало отработки единой организации медицинского обеспечения, требовало подготовки морского врача-офицера, свободно ориентирующегося в условиях корабля или берегового соединения Военно-Морского Флота.

В1929 г. на кафедре военных и военно-санитарных дисциплин Военно-Медицинской Академии было решено провести научную разработку, и отработать методики преподавания организационных основ медицинского обеспечения сил Военно-Морского Флота в мирное и военное время. К этой работе были привлечены преподаватели кафедры И.И. Тимофеевский, О.Н. Кричевский и целый ряд других специалистов, а также прикомандированные к кафедре врачи – А.М. Зотов, В.В. Домбровский, В.Г. Беспалов. В1930 г. в составе кафедры открывается адъюнктура по профилю «Организация медицинского обеспечения ВМФ».        В это же время на кафедре были заложены основы профильной подготовки врачей для ВМФ путём создания, начиная с 3-го курса, небольших по численности групп (5-7 чел.) и их обучение по специально разработанной программе. Исключительно важными документами для обучения были диссертация В.И. Шестова (1935 г.) и его монография «Лечебно-эвакуационное обеспечение ВМФ в военное время» (1939 г.).

Однако, подготовка небольших по численности групп врачей не могла обеспечить всё возрастающие в конце 30-х годов потребности ВМФ во врачебном составе в связи с вступлением в строй в короткие сроки сотен новых кораблей, подводных лодок, в связи с развитием морской авиации, вводом в строй мощных береговых военно-морских укреплений, со строительством новых госпиталей.

Так же была очевидна необходимость интенсивной научной разработки проблем организации медицинского обеспечения сил флота в мирное и военное время.

Для решения этих проблем, как известно, в 1938 году был образован Военно-Морской факультет при І-м Ленинградском медицинском институте и в его состав была введена кафедра Военно-Морских и Морских санитарных дисциплин (ВМ и МСД). Начальником кафедры был назначен военврач І ранга Василий Иванович Шестов.

Это был всесторонне образованный специалист в области военно-морской медицины, педагогики высшей школы, методологии научных исследований. Он закончил адъюнктуру в Военно-Медицинской Академии на кафедре, возглавлявшейся Б.К. Леонардовым, прошёл курсовую подготовку в Военно-Морской Академии, Кораблестроительном институте и Институте красной профессуры.

 «Положением» о Военно-Морском Факультете определялось, что «… прохождение военно-морских и морских санитарных дисциплин вводиться с целью дать знания об особенностях службы и работы на кораблях ВМФ и выработки навыков и умений организовывать и осуществлять санитарно-профилактическое и лечебно-эвакуационное обеспечение на кораблях, в частях укреплённых районов и морской авиации».

Блестяще образованный, обладающий большим организаторским талантом, В.И. Шестов проделал огромный объём работы по формированию кафедры. Ему принадлежит большая заслуга решения в рамках новой дисциплины наиболее важных разделов военно-медицинских и военно-морских знаний; в разработке формировавшейся в РККА системы этапного лечения раненых; в развитии новых взглядов на ведение морских операций; на роль и назначение кораблей различных классов и родов сил флота; на особенности боевой и повседневной деятельности.

В состав преподавательского состава кафедры вошли опытнейшие военно-морские врачи и офицеры Военно-Морского Флота – бригврач В.А. Андреев, бригврач В.А. Морев, военврач І ранга В.И. Иванов, военврач ІІ ранга А.С. Крупин, Г.С. Блаунштейн, И.В. Фадеев, капитаны ІІ ранга Г.И. Давыдов, И.П. Бойцов, интендант ІІ ранга П.Г. Бобко и ряд других. Этот коллектив сумел быстро наладить учебный процесс. В очень сжатые сроки на кафедре были оборудованы 7 тематических учебных кабинетов, подготовлены необходимые учебно-методические материалы, подготовлен курс лекций «Лечебно-эвакуационное обеспечение ВМФ». Преподавательский состав приступил к написанию «Краткого курса военно-морских и морских санитарных дисциплин» в 3-х частях (авторский коллектив В.И. Шестов, В.М. Иванов, А.С. Крупин, В.А. Морев, В.А. Андреев, И.В. Фадеев, Г.С. Блаунштейн, Б.М. Порембский).

Фактически «курс» содержал весь свод знаний того времени по вопросам медицинского обеспечения кораблей и частей Военно-Морского Флота и являлся первым отечественным учебным пособием для подготовки военно-морских врачей. В «Курс» входили разделы по санитарной службе ВМФ, организационное её построение в мирное и в военное время, боевая организация санитарной службы на кораблях различных рангов и классов, средства санитарной эвакуации на флоте, санитарное обеспечение морских укреплённых районов, речных флотилий, санитарное обеспечение десантных операций. Значительное количество времени отводилось на изучение санитарной тактики сухопутных войск, на вопросы взаимодействия медицинских служб Флотов и сухопутных войск. Большое внимание уделялось вопросам лечебно-эвакуационного обеспечения надводных кораблей, изучались принципы расчёта эвакуационно-транспортных средств, проводилось обучение правильному и грамотному ведению боевой и повседневной документации на кораблях и в частях флота.

На кафедре в это же время начата разработка проекта «Устава медико-санитарной службы ВМФ», в1940 г. было подготовлено и вышло в свет «Руководство по лечебно-профилактическому обеспечению ВМФ», «Руководство по санитарно-эпидемиологическому обеспечению ВМФ», был подготовлен «Сборник норм и табелей медико-санитарного имущества на мирное время», утверждённый приказом НК ВМФ № 508 от 27 ноября1939 г.

Проводилась практика будущих морских врачей после 3-го курса на кораблях Балтийского, Северного и Черноморского флотов, а после 5-го – в военно-морских госпиталях.

Научные интересы начальника кафедры В.И. Шестова не ограничивались организационными проблемами медицинского обеспечения сил флота в мирное и в военное время. Это был широко эрудированный человек, он много внимания уделял разработке проблем лечебно-профилактического и санитарно-гигиенического обеспечения личного состава в высоких широтах и вопросах истории военно-морской медицины. Вообще, следует отметить, что на кафедре ОТМС ВМФ давно с очень большим почтением относятся к истории, изучают и обобщают её опыт, делают глубокие  анализы и  прогнозы. Сотрудники кафедры помнят слова историка В. Ключевского: «История учит даже тех, кто  у неё не учится; она их проучивает за невежество и пренебрежение».

Стремительно растущий и развивающийся Военно-Морской Флот требовал всё больше и больше квалифицированных кадров, причём не только в области медицинских наук, а и в области морской медицины, требовал людей, адаптированных к особенностям флотской службы, знающих специфическую для флота патологию, умевших качественно заниматься её профилактикой и оказывать соответствующую медицинскую помощь.

Однако, опыт обучения слушателей на Военно-Морском факультете за первые полтора года его существования, глубокий анализ советско-финляндской войны и действий медицинской службы, убедительно показали, что в системе обучения в гражданском учебном заведении, очень сложно добиться целей подготовки морских врачей-офицеров. Именно по этой причине 10 июля 1940 года и была образована Военно-Морская Медицинская Академия.

Формирование Академии сопровождалось разделением кафедры Военно-Морских и Морских санитарных дисциплин на две самостоятельные кафедры: кафедру «Морской гигиены», которую возглавил ученик Г.В. Хлопина доцент, бригадный врач В.А. Морев – выпускник Военно-Медицинской Академии1919 г., служивший на крейсере «Рюрик», линкорах «Петропавловск» и «Марат», участвовавший в боевых действиях на фронтах гражданской войны, с1935 г. – кандидат медицинских наук; и кафедру «организации санитарной службы флота и военно-морских дисциплин» (ОСС и ВМД). Начальником кафедры был назначен военврач І ранга В.М. Иванов. Он имел большой практический опыт в органах управления медицинской службы, стаж научно-педагогической деятельности (он ранее служил на Военно-Морском факультете  І ЛМИ им. акад. И.П. Павлова), он являлся так же ведущим специалистом по проблемам организации медицинского обеспечения десантов. Был сформирован коллектив преподавателей – А.С. Крупин, В.В. Домбровский, Г.С. Блаунштейн, П.И. Бойцов, Г.И. Давыдов, П.С. Бойко, капитаны І ранга С.Ф. Юрьев, П.Н. Сухов. На кафедре был создан самостоятельный курс санитарной статистики, который возглавил Е.В. Поляков. Таким образом, коллектив кафедры представлял из себя сильную команду высококвалифицированных спецалистов-энтузиастов своего дела. Кроме педагогической работы, сотрудники кафедры сразу заявили о себе как об органе управления медслужбы ВМФ, подготовив и издав ряд основополагающих документов – в1941 г. В.М. Иванов опубликовал статью «Санитарное обеспечение десантных операций», А.С. Крупин «Санитарное обеспечение миноносцев», «Санитарное обеспечение плавания ГИСУ «Таймыр» к дрейфующей станции «Северный Полюс». В журнале «Военно-морской врач» была напечатана статья В.М. Иванова «Организация санитарной службы корабля», а целый ряд работ был направлен в МСУ для издания: В.М. Иванов, А.А. Сергеев «Санитарное обеспечение воздушных десантов»; В.М. Иванов, Е.В. Поляков «Санитарная документация ВМФ в военное время»; В.М. Иванов, С.Ф. Юрьев «Эвакорасчёты плавучих средств ВМФ».

Кафедра уделяла очень большое внимание укреплению связей с медицинскими службами флотов. Ряд преподавателей кафедры готовили диссертационные работы.

С началом Великой Отечественной войны с кафедры были откомандированы на действующие флоты половина сотрудников (Е.В. Поляков, Г.И. Давыдов, А.С. Крупин,     Г.С. Блаунштейн, а так же почти все мичманы и старшины). Е.В. Поляков и Г.И. Давыдов погибли в боях за Родину.

Непрерывно велась учебная работа. По заданию МСУ ВМФ были разработаны и направлены на флоты «Справочное пособие по эвакоёмкости санитарно-транспортных средств ВМФ», «Пособие по лечебно-отчётной документации на госпитальных судах в военное время» (проект), «Указания для врачей ВМФ по санитарному обеспечению десантных операций», «Указания по оказанию первой помощи и эвакуации на кораблях и в частях ВМФ». Сотрудники кафедры перевели и изучили немецкий отчёт «Санитарное обеспечение германского флота в период 1914-1918 годов».

После передислокации ВММА в конце ноября1941 г. в г. Киров кафедра ОСС и ВМД в очень сложных условиях сумела развернуть необходимые помещения, изготовить учебно-методический материал и уже 16 февраля1942 г. начать плановые занятия. На младших курсах возобновились занятия по боевым средствам флота, военно-морской истории и географии. Летняя практика курсантов проводилась на шлюпках на реке Вятка.

В г. Кирове был развёрнут крупный местный эвакопункт (МЭП), куда прибывали с фронтов десятки тысяч раненых. Изучение работы эвакопункта также входило в программу практических занятий.

Учитывая крайний недостаток в учебных пособиях, в1942 г. преподаватели написали и издали «Справочное пособие по организации и тактике санитарной службы ВМФ», учебное пособие по циклу военно-морских дисциплин «Военно-морская подготовка».

7 августа1942 г. один курс ВММА в полном составе убыл на Сталинградский фронт, в рядах курсантов убыл на фронт и курсант А.А. Ермаков – будущий заместитель начальника кафедры ОТМС флота.

Несмотря на большую учебную нагрузку, необходимость подготовки учебно-методических материалов, преподаватели кафедры продолжали вести научно-исследовательскую работу, направленную на изучение и обобщение опыта медицинского обеспечения действующего флота. Был выполнен обзорный «Отчёт по санитарному обеспечению десантных операций морской пехоты»; обзорный отчёт «Санитарная служба морской обороны Ленинграда за год войны»; «Справочник по организации и тактике санитарной службы».

Преподавательский состав кафедры принял активное участие в работе организационно-тактической секции Учёного медицинского совета при начальнике МСУ ВМФ. Обсуждались актуальные вопросы медицинского обеспечения флота, в частности, использование водных средств эвакуации. Были сделаны практически важные выводы о наиболее целесообразных типах санитарно-транспортных судов на Балтийском морском театре (обсуждался так же проект преподавателя кафедры капитана І ранга С.Ф. Юрьева о переустройстве боевого катера «МО-4» для эвакуации раненых).

В июне-декабре1943 г. должность начальника кафедры исполнял полковник медицинской службы Голдовский И.Д. На кафедре были отработаны и опробированы календарные и тематические планы. В связи с образованием в ВММА факультета руководящего состава медицинской службы ВМФ на кафедре началось усовершенствование флагманских врачей и начальников медицинских служб соединений. Это потребовало проведения большого объёма работы по созданию принципиально новых учебно-методических материалов. Первая группа прибывших на усовершенствование состояла из 14 флагманских врачей и начальников медицинских служб. Курс обучения был рассчитан на 10 недель и включал в себя военно-медицинскую игру на картах. Этот цикл занятий был проведён преподавателями А.С. Крупиным и С.Ф. Юрьевым.

Новым в учебном процессе в 1943 году явилась летняя практика слушателей 5-го курса на действующих флотах, где они практически осваивали боевой опыт медицинской службы и повседневные врачебные обязанности начальников медицинских служб кораблей и частей.

Преподаватели кафедры часто выезжают в служебные командировки, на кафедру прибывают новые офицеры.

В январе1944 г. к руководству кафедрой вновь вернулся В.И. Шестов, а кафедра получает название Кафедры тактики санитарной службы с курсом военно-морских дисциплин (ТСС и ВМД). В.И. Шестов пересмотрел программу деятельности кафедры и сосредоточил её на изучении опыта войны, на работе по обобщению богатейшего опыта медицинского обеспечения сил флота в Великой Отечественной войне. К этой работе был привлечён не только весь преподавательский состав кафедры, но и большое количество флотских врачей, слушателей командно-медицинского факультета ВММА. Завершалась эта работа изданием в 1954-1955 гг. многотомного труда «Медицинская служба ВМС СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Установки, данные начальником кафедры, немедленно отразились и на содержании занятий. Были существенно усилены разделы оперативной работы медицинских начальников, включая оценку оперативной и медицинской обстановки, принятие решений, оформление планов и всех необходимых расчётов. Практические занятия проводились методом решения санитарно-тактических задач, разработанных с учётом опыта Отечественной войны, с последующим обязательным обсуждением и разбором на кафедральных совещаниях. Кафедра готовила военно-морских офицеров медицинской службы, способных самостоятельно и грамотно решать задачи, которые могут быть поставлены обстановкой. Работая над трудом «Медицинская служба ВМС СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» материалы обобщающего опыта войны легки в основу разработанных в эти годы на кафедре руководящих документов, а также учебно-методических пособий для всех категорий обучаемых.

В этот период на кафедру продолжали прибывать новые преподаватели-фронтовики с боевым опытом. Для каждого из них намечались темы диссертационных работ, как правило, связанные с полученным авторами опытом медицинского обеспечения сил флота в боевой обстановке.

Конец 1944 года совпал с возвращением ВММА в г. Ленинград. Несмотря на переезд, кафедра полностью выполнила на всех курсах учебный план, включая группы ВКУОС МС (высшие курсы усовершенствования офицерского состава медицинской службы) и командно-медицинского факультета.

Завершение учебного 1944-1945 учебного года совпало с окончанием Великой Отечественной войны. На кафедре была активно продолжена работа над трудом «Медицинская служба ВМС СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Вся работа постоянно проводилась в тесном рабочем контакте с медицинскими службами флотов. На кораблях, в лечебных учреждениях, в отделах руководства медицинскими службами флотов почти постоянно работали представители кафедры, а на самой кафедре так же постоянно проходили усовершенствование и повышение квалификации офицеры медицинских служб с флотов. На флотах над обобщением своих материалов работало свыше 30 военно-морских врачей, некоторые из которых впоследствии выполнили диссертационные работы (Г.А. Бабкин, Л.И. Горелов, Е.М. Иванов, В.М. Медвенский, Е.А. Рогозин и др.). Всего же кафедра руководила разработкой флотскими врачами 112 тем по обобщению опыта медицинского обеспечения сил флота во время войны. Следствием этой большой и сложной работы было появление в первые послевоенные годы десятков организационно-методических работ, которые охватили практически все стороны медицинского обеспечения флота в минувшую войну и послужили основой для дальнейшей разработки и усовершенствования деятельности медицинских служб на предстоящий период.

Как уже указывалось выше, весь коллектив кафедры активно работал над трудом «Медицинская служба ВМС СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В этом труде, опубликованном в 1954 году, преподавателям кафедры принадлежат 33 статьи по организации медицинской службы флотов в боевых условиях. Сотрудники кафедры, работая над этим капитальным  трудом, подготовили и успешно защитили ряд диссертаций. Так, в 1954 году К.Я. Журкович защитил диссертацию, посвящённую общим вопросам управления медицинской службой при обеспечении боевых действий ВМС. В работе отражены общие методические вопросы управления медицинской службой ВМС во время Великой Отечественной войны, исследованы некоторые дискуссионные положения в вопросах управления медицинской службой и обоснованы предложения по его совершенствованию.

Нужно отметить, что все результаты исследовательской работы специалисты кафедры вносили в учебный процесс, заметно повышая этим уровень подготовки врачей Военно-Морского Флота.

Кафедра росла и развивалась. Она продолжала работать над руководящими документами медицинской службы ВМФ, были подготовлены: «Правила организации медицинской службы надводных кораблей ВМС СССР» (проект) и «Наставление по медицинскому обеспечению морских операций» (проект).

В 1946 году на командно-медицинском факультете впервые было начато обучение иностранных слушателей, что вызвало ещё большую интенсификацию учебного процесса на кафедре.

В 1947 году из состава кафедры был выделен курс военно-морских дисциплин, который в виде самостоятельной кафедры просуществовал до 1962 года. Кафедрой военно-морских дисциплин в период её самостоятельного существования (1947-1962 гг.) последовательно руководили С.Ф. Юрьев, И.Н. Колбин, И.А. Ананьин, Л.Т. Салагин.

В связи с этим кафедра ТСС и ВМД стала именоваться кафедрой организации и тактики медицинской службы Военно-Морских Сил, а несколько позже кафедрой организации и тактики медицинской службы Военно-Морского Флота (ОТМС ВМФ). Учебно-методическая деятельность кафедры непрерывно совершенствовалась – практические занятия курсантов и слушателей часто проводились на объектах медицинской службы (ПМП учебного отряда подводного плавания и флотского экипажа, госпиталь, поликлиника, СЭЛ ВМБ). На кафедре началась активная подготовка научно-педагогических кадров в рамках адъюнктуры. Первыми адъюнктами послевоенного периода были В.В. Тимофеев, И.В. Новиков, Б.А. Фурсов, А.А. Ермаков, Н.В. Гребцов, Н.М. Шинёв. Следует отметить, что среди первых адъюнктов кафедры были выпускники прославленного Сталинградского курса ВММА.

При кафедре впервые начал функционировать слушательский научный кружок в составе 11 человек.

Постоянно возрастал и военно-профессиональный потенциал преподавательского состава кафедры. В эти годы впервые преподаватели кафедры ОТМС ВМФ приняли участие в совместных учениях и играх на картах с Военно-Морской Академией им. К.Е. Ворошилова и Военно-Медицинской Академией им. С.М. Кирова.

В 1949 году В.И. Шестов возглавил кафедру военно-медицинской истории, а начальником кафедры ОТМС ВМФ был назначен полковник медицинской службы Б.М. Порембский. Б.М. Порембский прошёл большой и сложный служебный путь – он служил на крейсерах Черноморского Флота, стал заметным специалистом по санитарно-химической защите, приобрёл большой организационный и научно-педагогический опыт во время службы на Военно-Морском факультете при І ЛМИ им. акад. И.П. Павлова и, наконец, в должности заместителя начальника медицинской службы Тихоокеанского Флота во время войны с Японией в1945 г. Б.М. Порембский соединял в себе опыт практической работы на флоте с высокой эрудицией, отличался большим педагогическим мастерством. Под руководством полковника медицинской службы, а в последующем генерал-майора медицинской службы Б.М. Порембского коллектив кафедры завершил важный этап обобщения опыта войны и внедрения его в учебный процесс при подготовке и усовершенствовании офицеров медицинской службы.

Организация и тактика медицинской службы ВМФ по опыту войны пополнилась чётким определением принципов этапного лечения, оформились содержание и объём всех видов медицинской помощи, включая квалифицированную и специализированную, был обобщён опыт морской медицинской эвакуации многих сотен тысяч раненых, опыт взаимодействия с медицинской службой сухопутных войск при проведении совместных боевых операций на приморских направлениях. Всё это позволяет говорить о сложившейся действенной системе лечебно-эвакуационных мероприятий на флоте.

Параллельно с вопросами организации и тактики медицинской службы ВМФ курсанты и слушатели ВММА изучали вопросы, необходимые офицеру ВМФ. Начиная с 1947 года и до 1962 года эти вопросы изучались на кафедре тактики и боевых средств флота. Учебная программа кафедры предусматривала преподавание следующих дисциплин: устройство корабля, основы кораблевождения, морская практика, военно-морская история, боевые средства флота, тактика ВМФ. Кроме этого, учебным планом были предусмотрены: лагерный сбор в один месяц, корабельная практика на надводных кораблях для слушателей І курса на флотах, а для слушателей ІІ курса – летняя практика по основам военно-морского дела в лагере.

Начальниками кафедры в этот период поочерёдно были капитан І ранга С.Ф. Юрьев, инженер-капитан І ранга И.Н. Колбин, капитан І ранга И.А. Ананьин, капитан І ранга Л.Т. Салагин. Сотрудники кафедры вели очень активную учебную и научно-исследовательскую работу, они целенаправленно воспитывали в своих учениках любовь к военно-морской службе. За период с 1951 по 1956 гг. коллективом кафедры были разработаны и изданы:

- Учебник для слушателей командно-медицинского факультета «Основы общей тактики ВМС»,1951 г. (капитан І ранга И.А. Ананьин). За эту работу автор отмечен приказом Главнокомандующего и награждён денежной премией;

- Учебное пособие для слушателей общемедицинского факультета «Общеморская подготовка»,1952 г. (капитан І ранга И.А. Ананьин, инженер-капитан І ранга Хрыпов П.П., капитан ІІ ранга Литке Н.Ф., капитан ІІІ ранга Барыбин И.П.);

-   Учебное пособие для слушателей командно-медицинского факультета «Штабная служба на соединениях ВМС»,1953 г. (капитан ІІІ ранга Барыбин И.П., майор медицинской службы Журкович К.Я.);

- Учебник для слушателей общемедицинского факультета «Устройство корабля»,1953 г. (инженер-капитан І ранга Хрыпов П.П.);

- Учебное пособие для слушателей командно-медицинского факультета  «Бой соединений ВМФ в море, в прибрежном районе и во взаимодействии с частями Советской Армии»,1955 г. (капитан І ранга Ананьев И.А.);

            - Учебник для слушателей общемедицинского факультета «Основы организации ВМФ»,1955 г. (инженер-капитан І ранга Раилкин И.Н.).

В конце 50-х – начале 60-х годов изменилось целевое назначение общеморского факультета – он приступил к подготовке военно-морских врачей для службы на подводных лодках, в связи с чем на кафедре были переработаны учебные программы и тематические планы, был изменён порядок прохождения корабельных практик. В программу слушателей 2-го курса вошли вопросы: устройство и вооружение подводных лодок, основы боевого использования подводных лодок. Заканчивался второй год обучения экзаменом по тактике 

ВМФ и корабельной практикой на подводных лодках.

Для слушателей общемедицинского факультета было издано учебное пособие «Устройство подводной лодки»,1959 г. (инженер-капитан І ранга Раилкин И.Н.), учебник «Боевые средства флота»,1962 г. (капитан І ранга Кондратенко П.П., капитан І ранга Копылов В.Г.).

В ноябре1961 г. начальник кафедры капитан І ранга Салагин Л.Т. защитил докторскую диссертацию на тему: «Современные морские десантные операции», ему было присвоено учёное звание «профессор», а в 1962 году он стал членом Учёных советов Военно-Морской Академии и Высшего Военно-Морского училища им. Фрунзе.

Преподаватели кафедры имели контакты с ведущими кафедрами Военно-Морской Академии, посещали занятия по командирской подготовке, что способствовало повышению уровня профессионального и педагогического мастерства.

В сентябре1962 г. кафедра «Тактики и боевых средств флота» была упразднена как самостоятельное подразделение и на правах курса вошла в кафедру «Организации и тактики медицинской службы ВМФ». Новое подразделение получило наименование: Кафедра «Организации и тактики медицинской службы ВМФ с курсом тактики и боевых средств флота».

1 сентября 1956 года военно-Морская Медицинская Академия была расформирована с одновременной организацией при Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова Военно-Морского (IV) факультета и некоторых кафедр военно-морского профиля. На кафедре сложился очень сильный, опытный, высокопрофессиональный коллектив. Этим коллективом был выполнен большой объём комплексных научных исследований, посвящённых обоснованию величины и структуры санитарных потерь от современных видов оружия, определению показателей движения массовых контингентов раненых и больных по этапам медицинской эвакуации, организации оказания квалифицированной и специализированной медицинской помощи на флоте. Всё это позволило обосновать основные принципы организации медицинского обеспечения сил флота в новых условиях.

Особое место в работе кафедры заняли многочисленные военно-медицинские учения и игры с участием руководящего состава Медицинской службы ВМФ, профессорско-преподавательского состава Академии, а также опытовые учения медицинской службы на флотах. Так, в 1957 году на Краснознамённом Балтийском Флоте было проведено опытовое учение на тему: «Медицинское обеспечение ликвидации последствий комбинированного воздействия противника атомным, химическим и бактериологическим оружием по кораблям и частям военно-морской базы». Посреднический аппарат состоял из профессорско-преподавательского состава и слушателей I факультета ВМА им. С.М. Кирова. По материалам учения в 1959 году был издан «Информационный сборник» ГВМУ МО СССР № 25. На основании полученных материалов были внесены изменения в организационно-штатную структуру некоторых частей и учреждений медицинской службы ВМФ (МОСН, ПВМГ), был определён порядок их использования в ходе ликвидации последствий применения противником оружия массового поражения.

Нужно заметить, что все масштабные учения, проводившиеся с участием специалистов кафедры, заканчивались их тщательным анализом, выводами, многие из которых вводились в состав существующих руководящих документов Медслужбы ВМФ, или служили основанием для разработки новых. Выводы из учений вводились в учебный процесс с курсантами и слушателями. Активно велась и научная работа. Первые диссертационные работы, посвящённые проблемам лечебно-эвакуационного обеспечения группировок сил флота в условиях применения противником ядерного оружия были выполнены Н.В. Гребцовым, А.А. Ермаковым, Б.П. Коточиговым, Н.М. Шинёвым.

На базе выполненных на кафедре исследований подготавливается и в 1957 году издаётся Воениздатом «Наставление по организации взаимодействия медицинской службы флота, флотилии с медицинской службой сухопутных войск при проведении совместных боевых действий (операций».

В 1960 году кафедра завершила подготовку проекта «Наставления по медицинскому обеспечению сил флота на военное время».

Очень важным событием в жизни кафедры в начале 60-х годов было издание первого в истории кафедры учебного пособия по организации и тактике для слушателей военно-морского факультета ВМедА им. С.М. Кирова (Б.М. Порембский, И.С. Брагин, Л.С. Другов, А.А. Ермаков, К.Я. Журкович, И.Ф. Новиков, В.С. Парфёнов, С.И. Тарасов, А.А. Шапошников).

Одновременно с написанием учебного пособия была выполнена работа по написанию первого практикума по ОТМС ВМФ. Одновременно с разработкой практикума был подготовлен «Сборник методических разработок к задачам практикума».

Работа по созданию наглядных материалов, технических средств обучения, по созданию новых методических материалов велась на кафедре постоянно. Были подготовлены материалы для заочного обучения слушателей, очень большая работа была выполнена по подготовке материалов для слушателей V (иностранных) факультета.

В эти же годы совершенствовалась методика проведения общеморской подготовки и корабельной практики слушателей IV факультета. В программу лагерного сбора, проводимого в Красном Селе по отработке Курса молодого бойца, включаются элементы морской подготовки (отработка навыков гребли и управления шлюпкой). В дальнейшем общеморская подготовка проводилась на Неве и Фонтанке. Корабельная практика, проводившаяся после I и II курсов на надводных кораблях, с 1969 года начинает проводиться и на подводных лодках – вначале дизельных, а позже и на атомных.

С1960 г. на кафедре началось преподавание военно-медицинской географии. Тематика занятий постепенно расширялась, они наполнялись новым содержанием на основе выполненных научных исследований по составлению медико-географических описаний океанских театров (зон) военных действий. Преподаванием военно-морской медицинской географии и исследованиями в этой области более 30 лет занимался преподаватель кафедры полковник медицинской службы А.С. Кузнецов. При проведении этой работы поддерживались рабочие контакты с Географическим обществом СССР.

Преподаватели кафедры упорно работали над совершенствованием учебно-методических пособий, был подготовлен первый учебник по Организации и тактике медицинской службы ВМФ для I факультета Академии и для руководящего состава медицинской службы ВМФ. Были подготовлены пособия «По оперативному искусству ВМФ» (Салагин Л.Т.) и «Общей тактике и тактике родов сил ВМФ» (И.П. Барыбин).

В1968 г. в связи с уходом в запас генерал-майора медицинской службы Б.М. Порембского начальником кафедры был назначен его заместитель, доктор медицинских наук, полковник медицинской службы А.А. Шпикин (он в1966 г. защитил первую докторскую диссертацию по организации и тактике медицинской службы Военно-Морского Флота). Его заместителем назначается полковник медицинской службы А.А. Ермаков – офицер с боевым опытом, выпускник Сталинградского курса ВММА.

Защитивший кандидатскую диссертацию В.Т. Новиков был назначен преподавателем на кафедру ОТМС ВМФ военного факультета при Горьковском медицинском институте.

Практика комплектования преподавательских кадров за счёт офицеров, окончивших адъюнктуру и защитивших диссертации и за счёт офицеров руководящего звена медицинской службы флотов, имеющих большой опыт практической работы, себя оправдала. Бесспорно, большим положительным явлением был тот факт, что большинство преподавателей того времени составляли офицеры-фронтовики, имевшие боевой опыт.

В учебный процесс внедряется программированное обучение, издаётся программированное учебное пособие по планированию боевой подготовки на подводных лодках (В.В. Федотов).

Начальник кафедры полковник медицинской службы А.А. Шпикин был крупным, сложившимся руководителем с опытом работы начальника медицинской службы флотилии и флота – он последовательно занимал должности – Великую отечественную войну он встретил в должности начальника ВМГ, затем – начальник ППГ № 2215 на п-ове Рыбачий,   в дальнейшем возглавил медико-санитарный отдел Краснознамённой Амурской военной флотилии, в послевоенный период – зам. начальника МСО ТОФ, начальник МСО ТОФ, слушатель АК Военно-Морской Академии, начальник Военно-Морского факультета при       І ЛМИ им. акад. И.П. Павлова, зам. начальника ОТМС ВМФ ВМедА им. С.М. Кирова.

Будучи практиком, он активно включился в преподавательскую, научно-исследовательскую деятельность кафедры. Полковник медицинской службы А.А. Шпикин часто выезжал на Флоты, регулярно бывал в І флотилии атомных подводных лодок Северного Флота, начальник медицинской службы которой – доктор медицинских наук, полковник медицинской службы Д.П. Зуихин, регулярно созывал научно-практические конференции с участием врачей флотилии, старших специалистов медицинской службы Северного Флота, ВМФ, Отряда космонавтов, Института биофизики, І НИИ ВМФ. На конференциях А.А. Шпикин заслушивал доклады, материалы которых в дальнейшем использовались в работе кафедры; сам многократно выступал с докладами и сообщениями.

В преподавательском процессе расширялось применение технических средств обучения, использовались кинофильмы, стенд-тренажёр и другие средства. Продолжают издаваться учебно-методические материалы.

В1971 г. в окончательно отработанном варианте выходит в свет первый в истории кафедры «Учебник по организации и тактике медицинской службы ВМФ» -М.: Воениздат (Иванов Е.М., Порембский Б.М., Шпикин А.А., Ермаков А.А., Зиновьев П.П., Коточилов Б.П., Новиков И.В., Рогфф М.Г., Федотов В.В., Шустов Ю.Н.) для слушателей І факультета Академии.

Кафедра готовит и активно участвует в проведении учений (игр) на картах с профессорско-преподавательским и руководящим составом медицинской службы ВМФ, преподаватели работают над профильными темами и защищают кандидатские диссертации.

Так, выявлению особенностей организации лечебно-эвакуационного обеспечения военно-морских баз отечественного ВМФ при выполнении типовых боевых задач в повседневной оперативной деятельности и обоснованию использования сил и средств медицинской службы оперативных объединений флота в зоне ответственности посвящена диссертации полковника медицинской службы Ю.Н. Шустова.

Практическим выходом многочисленных исследований, проводившихся на кафедре, явилось создание проектов следующих руководящих документов: «Наставление по организации медицинского обеспечения флота в операциях»; «Наставление по организации взаимодействия медицинской службы флота с медицинской службой Гражданской обороны»; «Наставление по взаимодействию медицинской службы флота и Советской Армии».

В 1974 году кафедру возглавил полковник медицинской службы Донченко Г.П. (впоследствии генерал-майор медицинской службы).

Г.П. Донченко до прибытия на кафедру в 1972 году на должность старшего преподавателя был начальником медицинской службы Дважды Краснознамённого Балтийского Флота. В период руководства им кафедрой особая значимость была придана исследованию вопросов медицинского обеспечения морских и совместных операций флота в масштабе оперативных объединений. Это потребовало решения целого ряда вопросов в отношении методики планирования управления медицинской службой в ходе боевых действий, решения проблем взаимодействия на оперативном уровне с медицинскими службами видов Вооружённых Сил. Для решения этих проблем было выполнено около 150 фундаментальных научно-исследовательских работ. Наибольшее внимание было уделено медицинскому обеспечению надводных кораблей и подводных лодок с учётом появления их новых проектов и поколений.

Результаты научно-практической работы нашли своё отражение в целом ряде учебников и руководящих документов. Необходимо отметить вышедший в 1980 году учебник для слушателей подготовки врачей, который уже полностью ориентировал их на будущую службу на подводных лодках. В середине 70-х годов на кафедру на преподавательскую должность был назначен полковник медицинской службы В.В. Сосин, которому было поручено преподавание истории военно-морской медицины. Он подготовил и выпустил большое количество работ на эту тему.

В 1981 году Академия получила санитарный катер пр. 620 (водоизмещение до 220 т) для использования в учебном процессе. Начиная с 1982 года на катере регулярно проводятся занятия со слушателями 5-го курса по массовому приёму раненых и больных. Занятия проводятся совместно с кафедрами военно-морской терапии и хирургии.

Всё это время идёт процесс увольнения в запас ветеранов кафедры, многие из которых продолжают работу в качестве вольнонаёмных служащих; прибывают новые офицеры-преподаватели – из адъюнктуры, с флотов. Одним из них был кандидат медицинских наук (впоследствии доктор медицинских наук, профессор) полковник медицинской службы В.В. Довгуша, назначенный с должности начальника медицинской службы І флотилии атомных подводных лодок Северного Флота. Опытный морской врач, способный организатор, он является убеждённым представителем профилактического направления в морской медицине, в тесной связи рассматривая вопросы обитаемости подводных лодок с организацией службы и быта личного состава. Ещё совсем молодым специалистом его заинтересовала проблема преморбидных состояний. Его кандидатская диссертация посвящена проблемам профилактики заболеваемости личного состава. Придя на кафедру, он продолжил работу над докторской диссертацией, которую посвятил очень важному вопросу – проблеме продления активного долголетия командиров атомных подводных лодок. Его научное мировоззрение сформировалось под руководством профессоров И.А. Сапова, А.И. Кудрина. В недалёком будущем он напишет, что «преморбидные состояния» являются синонимами «пограничных состояний», «предболезненных состояний» и т.д. Будет высказана точка зрения о необходимости создания в Военно-Медицинской Академии кафедры медицины экстремальных состояний с клиникой пограничных состояний. В то же время высказывалось научно обоснованное мнение о важности организации труда и отдыха моряков-подводников. Этому вопросу полковник медицинской службы В.В. Довгуша посвятит много работ и предложений, и даже находясь в запасе, в соавторстве с И.Л. Мызниковым выпустит пособие для морских врачей «Отдых на этапах учебно-боевой деятельности подводников», в котором на основании многочисленных исследований доказано, что правильно организованный режим во многом является основой профилактики заболеваемости моряков, профилактики аварийности, повышения боеготовности экипажей (в2010 г. вышла II-я редакция этой работы).

В1987 г. начальником кафедры становится полковник медицинской службы А.С. Коноплин. Он является специалистом в области медицинского обеспечения подводных лодок и морских операций. Под его руководством кафедра выполнила ряд крупных научно-исследовательских работ.

В1988 г. кафедра отмечала 50-летие со дня своего основания. На юбилейном торжественном собрании было показано, что профессорско-преподавательским составом было подготовлено за 50 лет 3 учебника, 49 учебных пособий, свыше 50 руководящих документов, регламентирующих деятельность медицинской службы; защищено три докторских (Шпикин А.А., Журкович К.Я., Салагин Л.Т.) и более 52 кандидатских диссертаций. Кафедра участвовала в подготовке 48 выпусков военно-морских врачей,           33 выпусках командно-медицинского отделения   І факультета. Среди выпускников командно-медицинского отделения 32 человека стали начальниками медицинской службы флотов и флотилий, 3 человека (Потёмкин Н.Т., Жеглов В.В., Шараевский Г.Ю.) – начальниками медицинской службы Военно-Морского Флота. Из числа адъюнктов и преподавателей пять человек стали начальниками кафедры ОТМС ВМФ, четыре – заместителями начальника кафедры, 8 человек – начальниками военно-морских кафедр в медицинских институтах.

Значительными событиями явились второе издание учебника по ОТМС ВМФ для слушателей факультета руководящего состава, и подготовка ряда учебно-методических пособий. К ним относятся: «Организационно-штатная структура частей и учреждений медицинской службы ВМФ», «Организация работы медицинской службы флота как органа управления» и другие.

В1993 г. кафедру возглавил полковник медицинской службы О.Л. Евланов. В этот период научные и учебные интересы коллектива были сосредоточены в области современных аспектов медицинского обеспечения флота. Это был период перехода к новой военной доктрине России и начавшейся реформы Вооруженных Сил. Тематика НИР кафедры предусматривала разработку вопросов организации медицинского обеспечения сил ВМФ в стратегических операциях на континентальном театре военных действий, морских десантных операциях, сил флота в зонах тылового обеспечения в начальный период войны; требований к проектированию медицинской подсистемы АСУ ТСТО; разработку проектов руководящих документов Медицинской службы ВМФ и учебника для руководящего состава медицинской службы ВМФ и слушателей І факультета Академии. В самостоятельное, ответственное и перспективное научное направление выделилась «Медицина катастроф».

Поставленные вопросы успешно решались и в Медицинскую службу ВМФ были направлены проекты следующих руководящих документов: «Правила медицинских служб кораблей ВМФ» (О.Л. Евланов, А.С. Коноплин, С.Ф. Балутин, М.Т. Топорков и др.); «Указания по организации медицинского обеспечения аварийного корабля»                      (В.М. Голощапов, И.А. Шамарин); «Справочник офицера-оператора медицинской службы ВМФ» (О.Л. Евланов, А.А. Ермаков, Б.Н. Переборов, О.К. Бумай, Ю.Н. Шустов); «Библиографический указатель литературы по основным вопросам организации медицинского обеспечения отечественного флота за 300 лет» (О.Л. Евланов, А.А. Ермаков, Ю.Н. Шустов).

В начале 90-х годов разрабатываются новые, ранее не преподававшиеся разделы ОТМС сил флота в мирное время: «Организационные основы медицины катастроф», «Психология управления и её военно-медицинские аспекты», «Организация медицинского обеспечения вооружённых сил иностранных государств» (Евланов О.Л., Балутин С.Ф., Журкович К.Я.). Для вновь вводимых дисциплин разрабатываются программы «История военно-морского искусства и военно-морской медицины» (Калейник Л.П., Бугаев С.С., Барыбин Ю.И.) и «Медицина катастроф» (Евланов О.Л., Топорков М.Т., Морев В.С.).

Очень большую работу проделала кафедра по отработке методики комплексного государственного экзамена для слушателей IV факультета по организации медицинского обеспечения корабля (части) в мирное время, и отработки порядка приёма государственного экзамена у слушателей командно-медицинского отделения.

Новая методика приёма государственных экзаменов позволяет проверять готовность выпускников Академии организовывать медицинское обеспечение кораблей, частей, соединений, решать военно-профессиональные задачи, встречающиеся в повседневной деятельности.

Материалы для государственных экзаменов готовили: Коноплин А.С., Евланов О.Л., Голощапов В.А., Ремез Н.В., Топорков М.Т., Бугаев С.С., Балутин С.Ф., Федун В.И., Погорелый А.М.

Выход медицинской службы из состава тыла вызвал необходимость разработки большого количества руководящих и уставных документов. Эта крайне важная работа была выполнена в кратчайшие сроки.

В 1999 году должность начальника кафедры принял М.Т. Топорков – опытный военно-морской врач, опытный преподаватель и руководитель. Основные научные и педагогические интересы кафедры сосредоточены на том, чтобы подготовить для Военно-Морского Флота грамотного, способного быстро ориентироваться в обстановке и принять правильное решение, морского врача-офицера. Это очень трудная задача, особенно в условиях реформирования и модернизации Военно-Морского Флота.

Чтобы справиться с этой задачей начальнику кафедры пришлось направить работу коллектива на ещё более глубокое изучение опыта медицинского обеспечения военных моряков в мирное время и в боевой обстановке, при эксплуатации ими современной боевой техники и оружия. Офицеры-педагоги кафедры изучили так же опыт медицинского обеспечения зарубежных флотов. Такой объём работы потребовал новых форм и методов в учебно-методической работе.

Кафедра постоянно принимает активное участие в практических мероприятиях по медицинскому обеспечению личного состава ВМФ. В2006 г. кафедра принимала непосредственное участие в подготовке и проведении крупного учения, проводившегося на Северном Флоте под руководством Заместителя Министра Обороны РФ – Начальника тыла ВС РФ, «Организация тылового обеспечения сил Северного Флота в первых операциях» (Мишин Ю.А., Топорков М.Т.).

В 2006-2008 гг. кафедра разработала материалы и провела исследовательские учения, посвящённые исследованию вопросов создания и принципов функционирования госпитальной базы в соответствии с новой двухуровневой концепцией организации медицинского обеспечения Вооружённых Сил.

Укрепились и расширились международные связи кафедры. В1996 г. М.Т. Топорков участвовал в 6-й Международной военно-медицинской конференции стран Азиатско-Тихоокеанского региона, проводившейся в г. Сиднее (Австралия). Он выступал там с докладом о зависимости исходов лечения раненых и больных от сроков эвакуации. Аналогичная конференция проводилась в2001 г. в Новой Зеландии (г. Окленд) и была посвящена организации медицинского обеспечения миротворческих операций, проводимых в рамках ООН, в рамках международного военно-гражданского сотрудничества, в частности, при ликвидации последствий чрезвычайных операций. В работе этой конференции так же принимал участие М.Т. Топорков.

В 2004 и 2005 году он принимал участие как представитель медицинской службы Вооружённых Сил РФ в работе рабочей группы Совета «Россия – НАТО» по вопросам организации медицинского обеспечения личного состава Вооружённых Сил в различных видах деятельности, прежде всего в проведении миротворческих операций на различных театрах. Эти мероприятия проводились в Брюсселе, в штаб-квартире НАТО.

В 2005 году начальник кафедры провёл научную секцию «Организация медицинского обеспечения частей и соединений войск и сил флота в миротворческих операциях и гуманитарных действиях вооружённых сил» в рамках ХХХVI Всемирного конгресса военной медицины. Для организационного обеспечения Конгресса была привлечена большая группа преподавателей кафедры (О.Г. Черников, Ю.А. Кошкин, Ю.А. Мишин и др.).

Расформирование Вооружённых Сил РФ в 1990-2000 годы сопровождалось постоянными изменениями во взглядах на направленность и содержание подготовки офицеров медицинской службы, как войскового и корабельного звена, так и руководящего медицинского состава. В эти годы происходило постоянное изменение учебных планов и программ подготовки военно-медицинских специалистов. Изменялись и сроки, и продолжительность обучения (с 2 на 3 года и обратно на 2 года), сокращалось количество набираемых для обучения офицеров и перечень специальностей, требующих высшего военного образования на факультете руководящего медицинского состава.

На факультете подготовки врачей для ВМФ то увеличивался набор, то уменьшался, то вновь увеличивался, то опять уменьшался. При этом постоянно происходило сокращение штатных должностей преподавателей кафедры. Тем не менее, кафедре удавалось решать поставленные перед ней задачи. С большими трудностями, с недофинансированием, удалось организовать морскую практику курсантов; преподаватели сумели переоснастить комплексы тематических классов.

В2004 г. была восстановлена флотская стажировка курсантов 4-го факультета на кораблях и подводных лодках Северного Флота.

В2005 г. был издан новый учебник по ОТМС ВМФ для слушателей подготовки врачей для ВМФ.

Вся деятельность Кафедры организации и тактики медицинской службы флота           (с курсом тактики и боевых средств флота) за весь период её существования в системе военно-медицинского образования свидетельствует о том, что в профильной подготовке врачей для отечественного Военно-Морского Флота она занимала и занимает особое почётное место.

Преподаваемый на кафедре комплекс военно-медицинских и оперативно-тактических дисциплин (организация и тактика медицинской службы ВМФ, оперативное искусство и тактика ВМФ, управление повседневной деятельностью медицинской службы, оперативный и войсковой тыл, история ВМФ и военно-морской медицины и много других вопросов) обеспечивает у обучаемых формирование медико-тактического, организационного мышления, навыков и умений, столь необходимых военно-морскому врачу и руководителю медицинской службы для оценки обстановки и принятия своевременного грамотного решения по организации медицинского обеспечения корабля, части, соединения и объединения ВМФ в мирное и военное время. Огромный вклад кафедры в подготовку почти 13 тысяч военно-морских врачей и более 350 руководителей медицинской службы различного ранга, неоспорим.

Сотрудники кафедры разработали проекты основных руководящих документов, регламентирующих деятельность медицинской службы Военно-Морского Флота в мирное и военное время. Они непрерывно вели активный творческий поиск, научно-исследовательскую работу – они выполнили более 300 капитальных научно-исследовательских работ, защитили более 70 диссертаций, посвящённых разработке и научному обоснованию проблем организации медицинского обеспечения ВМФ.

Молодые врачи, прошедшие хорошую школу кафедры ОТМС ВМФ (с курсом тактики и боевых средств флота), придя на флот, не чувствуют там себя новичками – да, им приходится ещё многому учиться и во многом разобраться, но они твёрдо стоят на теоретической и практической основе, которую им дала кафедра и куда они часто обращаются за помощью и советом.

Сегодня кафедра ОТМС ВМФ (с курсом тактики и боевых средств флота) как и ранее, решает сложные и многогранные задачи. Реформирование Вооружённых Сил России, пересмотр многих положений оперативного искусства, тактики использования сил флота в новых военно-политических и экономических условиях, вызывает необходимость в кратчайшие сроки обосновать предложения по эффективному медицинскому обеспечению личного состава флота, как в мирное время, так и в условиях боевых действий.

Кафедра физиологии подводного плавания и аварийно-спасательного дела

С самого первого погружения человека в водную среду, с началом мореплавания, с появлением подводного флота перед моряками встали вопросы, как же влияет водная среда на организм человека, как влияет на человека глубина погружения в воду, как влияет на его организм длительное пребывание в герметичном пространстве. Давно было установлено, что подводное плавание имеет много негативных аспектов. Решить, как оптимизировать условия пребывания человека под водой, призвана морская медицина.

Морские врачи, учёные-физиологи очень много сделали для решения этих чрезвычайно важных вопросов. Военно-Морской Флот продолжал развиваться, развивалось водолазное дело, появлялись подводные лодки первых, экспериментальных проектов. Активно работали над вопросами медицинского обеспечения людей, работающих под водой, над принципами оказания им медицинской помощи, морские врачи. Так, в1894 г. морской врач                   Ф.И. Шидловский опубликовал свою работу «Современное водолазное дело и те опасности, какие оно представляет для людей водолазов». А ещё раньше, в1886 г., были изданы «Инструкции об оказании медицинской помощи заболевшим водолазам» (автор –               Ф.И. Шидловский), он же написал «Правила ухода за заболевшими при водолазных работах. В1888 г. доктор М.Н. Храбростин издал результаты своих исследований «Работа под водой и заболевания водолазов».

В1940 г. в Военно-Морской Медицинской Академии при кафедре нормальной физиологии по инициативе начальника этой кафедры выдающегося физиолога бригадного врача К.М. Быкова создаётся курс «Спецфизиология» с циклами подводной и авиационной медицины. Начальником курса «Спецфизиологии» при кафедре нормальной физиологии назначается военврач I ранга     Н.К. Кривошеенко.

В 1941 году было издано первое систематизированное учебное пособие: «Краткие указания по организации аварийно-спасательного дела» под руководством                           Н.К. Кривошеенко, а затем ещё несколько учебно-методических пособий и разработок по курсу «Спецфизиология».

Во время Великой Отечественной войны специалисты-спецфизиологи провели огромную работу по медицинскому обеспечению подводных работ водолазов, по спасению личного состава из затопленных подводных лодок. Постоянно проводилось изучение микроклимата боевых кораблей и подводных лодок, выявление вредных факторов, которые оказывают отрицательное влияние на организм подводников и водолазов.

В1944 г., по возвращении Военно-Морской Медицинской Академии в Ленинград, кафедра нормальной физиологии с курсом «Спецфизиологии» разместилась в двухэтажном здании рядом с виварием в комплексе зданий Обуховской больницы. Непрерывно вёлся учебный процесс и научно-исследовательская работа. Под руководством профессора К.М. Быкова и В.Н. Черниговского проводятся большие научные исследования по изучению влияния гипербарии на функции организма, Н.К. Кривошеев проводил исследования по изучению этиопатогенеза, клиники и лечения баротравмы лёгких. С1948 г. разрабатываются проблемы спасения подводников аварийных (затонувших подводных лодок). В связи с развитием водолазной техники исследуются проблемы токсического действия кислорода под повышенным давлением на организм человека и животных.

В1952 г. курс «Спецфизиология» при кафедре нормальной физиологии преобразуется в самостоятельную кафедру Военно-Морской Медицинской Академии – кафедру «Спецфизиологии». Начальником кафедры был назначен полковник медицинской службы         Е.Э. Герман. В1955 г. издаётся «Учебник специальной физиологии» ч. I.

Научная тематика, разрабатываемая сотрудниками кафедры чрезвычайно широка – проводятся исследования по декомпрессионной проблематике, по изучению влияния на функции организма длительных походов подводных лодок и психофизиологических особенностей деятельности корабельных специалистов на боевых постах и командных пунктах. Были исследованы этиопатогенез, клиника, профилактика и лечение человека двуокисью углерода в практике подводного плавания и водолазного дела. В 1958 году на кафедре были начаты исследования влияния на организм индифферентных газов; начаты исследования, направленные на изучение особенностей возникновения, течения. Профилактики и лечения переохлаждения в водолазной практике, а в дальнейшем и при длительном пребывании плавсостава в водной среде.

Нужно отметить, что результаты всех исследований в случае достижения положительного результата, немедленно внедрялись в практику Военно-Морского Флота. На кафедре ведётся активный учебный процесс будущих морских врачей и повышение квалификации врачей, проходящих службу на подводных лодках и в аварийно-спасательной службе ВМФ. Многие морские врачи под руководством опытных специалистов кафедры готовят диссертационные работы. На кафедре постоянно ведётся работа по обновлению учебно-методических материалов. В 1959 году было издано учебно-методическое пособие «Специфические заболевания подводников и водолазов», «Психофизиологические особенности деятельности подводников на боевых постах и командных пунктах»; позднее издаётся монография И.И. Голдова «Физические нагрузки у военнослужащих в процессе учебно-боевой подготовки»; учебник З.С. Гусинского «Водолаз-глубоководник». В1967 г. издана II часть «Учебника по спецфизиологии» под редакцией Е.Э. Германа, а затем монография А.П. Мясникова «Медицинское обеспечение легководолазов и аквалангистов».

В1967 г. начальником кафедры был назначен полковник медицинской службы Иван Акимович Сапов. С именем этого виднейшего специалиста в области физиологии и медицины связано очень много ярких страниц в истории кафедры физиологии подводного плавания, всей морской медицины. Его по праву называют основателем научной школы «Проблемы физиологии военно-морского труда и гипербарической медицины», широко известной в Военно-Морском Флоте, в промышленности, причём не только в нашей стране, но и за рубежом.

И.А. Сапов был не только крупнейшим специалистом в области специальной физиологии, но и прекрасным педагогом. Человек широчайшей эрудиции, великолепный теоретик и практик. Прошедший службу на боевом корабле, ученик К.М. Быкова,               В.Н. Черниговского, Л.А. Орбели, Доктор медицинских наук, профессор, Главный физиолог ВМФ, он щедро делился своим огромным научным и служебным опытом со своими учениками и сотрудниками.

В 1954-1955 году он прочитал полный курс лекций по нормальной физиологии группе обучавшихся в ВММА врачей ВМФ КНР. Работая в ЦНИИ ВМФ СССР, он систематически читал лекции по обитаемости подводных лодок группам инженеров, проходивших усовершенствование в Ленинградском кораблестроительном институте.

Под его руководством в должности начальника кафедры совершенствовались программа и тематические планы по предмету преподавания различным контингентам, расширялось изучение обучающимися физиологии военно-морского труда, гипербаро- и оксигенобаротерапии, адапталогии. По представленному И.А. Саповым обоснованию формировались и функционировали в 1972-1988 гг. группы I-го факультета, в которых на кафедре готовились в основном флагманские врачи соединений подводных лодок и старшие врачи-физиологи флотов, и группы 6-го факультета, слушатели которых, кроме названных специальностей, готовились для будущей деятельности в качестве начальников отделений оксигенобаротерапии (ОБТ) госпиталей СА и ВМФ.

По этим же специальностям на кафедре обучались, будучи слушателями 5-го факультета («иностранного») врачи ВМФ многих дружественных стран. И.А. Сапов приложил большие усилия к совершенствованию материально-технической базы кафедры (водолазные камеры, камеры для оксигенобаротерапии, водолазное снаряжение и оборудование, аппаратура для получения информации о параметрах газовой среды в камерах и о показателях функций организма и др.); он привлекал для подготовки врачей некоторых клиник Военно-Медицинской Академии в которых проводилась терапия остаточных явлений специфических профессиональных заболеваний водолазов и кессонных рабочих; готовил врачей учебно-тренировочных станций военно-морских учебных заведений Ленинграда (ВВМУ им. Ф.Э. Дзержинского, ВВМУ им. В.И. Ленина, ВВМУ им. Ленинского Комсомола, Учебного отряда подводного плавания им. С.М. Кирова), а также водолазных станций, обеспечивающих на открытой воде практическую подготовку врачей подводных лодок и Поисково-спасательной службы ВМФ. Большой заботой И.А. Сапова и руководимого им коллектива кафедры была личная подготовка будущих морских врачей, которым предстояло служить на подводных лодках. Он интересовался у командования курсов, как слушатели обучены плаванию, организовал для них на различных базах тренировки погружений в бассейн в аппаратах ИДА-59, тренировки по выходу из аварийной подводной лодки через торпедный аппарат. В то же время заботой И.А. Сапова было обеспечение обучающихся учебной и учебно-методической литературой. Под его руководством и при его непосредственном соавторстве был выпущен единый учебник «Физиология подводного плавания и аварийно-спасательного дела», «Руководство к практическим занятиям по физиологии подводного плавания», регулярно публиковались в печати учебно-методические пособия по отдельным разделам учебной дисциплины: «Физиологическое обеспечение походов кораблей ВМФ», «Гипербария».

И.А. Сапов очень часто лично выезжал на флоты; участвовал, как консультант, в проектировании подводных лодок, а затем принимал самое активное участие в профессиональном контроле за их строительством, а затем и в испытаниях в море. Он очень многое сделал для исследования и разработки проблем обитаемости подводных лодок. Он дал классическое определение понятию «обитаемость»: «Обитаемость корабля есть условия жизни и деятельности его личного состава, которые создаются его техническими средствами, архитектурными особенностями, организацией службы на нём и составляют один из основных его тактико-технических элементов».

Таким образом, И.А. Сапов впервые доказал, что фактор обитаемости – это фактор тактический. Особенно это важно стало в связи с появлением атомных подводных лодок, длительность непрерывного подводного плавания которых напрямую зависит от состояния здоровья и самочувствия их экипажей. А состояние здоровья, самочувствие людей в значительной мере зависят от условий, в которых они находятся – от обитаемости объекта.

В1974 г. И.А. Сапову присваивается Государственная премия СССР за научно-практическую разработку проблем обитаемости атомных подводных лодок, а в1975 г. лауреату Государственной премии СССР, профессору И.А. Сапову было присвоено воинское звание – генерал-майор медицинской службы.

И.А. Сапов принял самое активное участие не только в вопросах медицинского обеспечения обороны страны, но и личного состава её Военно-Морского Флота.

Исключительно значимы его работы по медицинскому обеспечению промышленных рабочих, которые работали под повышенным давлением. Им были разработаны режимы компрессии-декомпрессии при работах под повышенным давлением в кессонах рабочих «Спецтоннельстрой».

Большая работа проводилась кафедрой в1975 г., когда с участием врачей-спецфизиологов был составлен и утверждён приказом Главнокомандующего ВМФ СССР «Рациональный режим труда и отдыха подводников в длительном походе».

В1976 г. специалистами кафедры морскими врачами-офицерами И.П. Юнкиным,       В.Я. Назаркиным, Г.Л. Апанасенко была составлена подробная «Инструкция по медицинскому отбору водолазов».

Кафедра всегда интересовалась воздействием на организм человека высоких температур. В результате длительных исследований в лабораторных условиях и в результате исследований, проведённых во время дальних морских походов, были написаны работы: А.С. Солодков, П.И. Горбатых «Перегревание корабельных специалистов и борьба с ним», а затем под редакцией И.А. Сапова вышло пособие: «Медицинский контроль за адаптацией к высокой температуре личного состава кораблей при плавании в низких широтах».

Будучи разносторонне развитым человеком, он прекрасно понимал роль физической культуры в жизни человека. Под его редакцией Ю.М. Бобров, В.И. Кулешов, А.И. Лотавин, А.И. Лупанов, В.С. Щёголев изготовили и издали «Методические рекомендации по восстановлению и повышению работоспособности спортсменов», а Ю.М. Бобров и             В.С. Щёголев составили  Методические рекомендации: «Применение центральной электроанальгезии в спортивной медицине» и «Физические упражнения в походе».

Начиная с1977 г. специалисты кафедры начали систематически применять оксигенобаротерапию для лечения стационарных и поликлинических больных на базе организованного нештатного отделения оксигенобаротерапии.

И.А. Сапов лично оказал помощь кафедре медико-биологических дисциплин Военного института физической культуры в организации на кафедре центра реабилитации для спортсменов высоких спортивных разрядов и званий с применением оксигенобаротерапии.

Во всех научных направлениях, разрабатываемых И.А. Саповым и его учениками, всегда присутствуют изыскания по физиологической, медицинской и экологической адаптации. Эти изыскания составляют одно из ведущих его научных направлений. Оно является развитием положений И.М. Сеченова, И.П. Павлова, К.М. Быкова о приспособлении организма к условиям  существования, которое является сущностью жизни.

Исследуя проприоцентивные условные рефлексы, И.А. Сапов, с позиций учения        И.П. Павлова о высшей нервной деятельности, рассматривал их прежде всего как один из ведущих механизмов приспособления организма к условиям существования.

В1985 г. И.А. Сапов, В.С. Щёголев, А.С. Солодков, Ю.М. Бобров, В.А. Бухарин составили для врачей атомных подводных лодок подробные рекомендации: «Сохранение работоспособности подводников».

В1987 г. был введён руководящий документ «Правила водолазной службы Военно-Морского Флота» - ПВС-85, ч. I, ч. III раздел 1 и режимы лечебной рекомпрессии, в составлении которых принимали непосредственное участие специалисты кафедры.

И.А. Сапов автор (соавтор) более 500 научных трудов, в числе которых 32  книги (учебники, монографии, руководства, научно-методические, учебно-методические пособия), он автор 13 изобретений.

Исключительно высока роль И.А. Сапова, как научного руководителя – он подготовил 80 дипломированных учёных – 65 кандидатов и 15 докторов медицинских наук. В числе докторов медицинских наук первые начальники медицинской службы I флотилии атомных подводных лодок Северного Флота полковники медицинской службы Д.П. Зуихин и           В.В. Довгуша.

В 1988 году кафедру возглавил профессор полковник медицинской службы                Л.Г. Медведев. Профессор Медведев Л.Г. продолжил замечательные традиции кафедры. Была продолжена глубоко продуманная, проверенная на практике подготовка военно-морских врачей. Постоянно проводится усовершенствование их теоретических знаний и практической подготовки на базе кафедры. Не ослабевает научный потенциал, ведутся исследования – в лабораториях кафедры, в море – на кораблях и на подводных лодках.

В1988 г. на флот поступил руководящий документ: «Правила выхода личного состава из аварийной подводной лодки».

В1990 г. вышло руководство: «Сохранение работоспособности плавсостава Военно-Морского Флота», составленное В.В. Жегловым, И.А. Саповым, В.С. Щёголевым.

В1992 г. В.И. Кулешов подготовил работу «Методы оценки функциональных состояний и донозологическая диагностика пограничных состояний», которая оказывает большую помощь морским врачам при проведении диспансеризации личного состава.

В 1994г. специалисты кафедры выпустили пособие «Теория и практика медицины морских катастроф».

В настоящее время кафедру возглавляет профессор полковник медицинской службы А.А. Мясников.

За время своего существования кафедры как учебного, научного и лечебного подразделения Военно-Морской Медицинской Академии и Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова под руководством доцента полковника медицинской службы Е.Э. Германа, лауреата государственной премии СССР, профессора, генерал-майора медицинской службы И.А. Сапова, профессоров, полковников медицинской службы Л.Г. Медведева,                   В.И. Кулешова, А.А. Мясникова, кафедра стала признанным как в нашей стране, так и за рубежом учебно-методическим центром по первичной подготовке морских врачей, специализации и усовершенствования по специальной физиологии Военно-Морского Флота (гипербарической физиологии и медицине), физиологии военно-морского труда, психофизиологии специалистов ВМФ, оксигенобаротерапии военно-морских врачей нашей страны и военно-морских врачей зарубежных государств, а так же специалистов Минздрава РФ, научно-исследовательских институтов АН России.

    Сапов И.А. и роль его школы в поддержании

высокой боевой готовности Военно-Морского Флота

И.А. Сапов родился 7 июля 1921 года в д. Гонгинская, Тудозерской волости, Вытегорского уезда, Олонецкой губернии, в семье рыбака-крестьянина. В1939 г. окончил Военно-морское медицинское училище (ВММУ), а в1947 г. - Военно-морскую медицинскую академию (ВММА). После окончания ВММУ служил в должности начальника медицинской служ­бы эскадронного миноносца Тихоокеанского флота, а по окончании ВММА - в должности начальника медицинской службы штабного ко­рабля Балтийского флота. В1949 г. поступил в адъюнктуру при кафед­ре физиологии ВММА.

Это известный учёный физиолог, доктор медицинских наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР, участник Великой Отечественной войны, генерал-майор медицинской службы, является основоположником школы врачей-физиологов подводного плавания, водолазного и аварийно-спасательного дела, военного труда специалистов ВМФ.

На формирование научных взглядов И.А. Сапова большое влияние оказали такие видные физиологи, как К.М. Быков, А.В. Лебединский, В.Н. Черниговский. В1952 г.         И.А. Сапов защитил кандидатскую дис­сертацию, а в1963 г. - докторскую. В 1952 - 1956 гг. он был препода­вателем кафедры нормальной физиологии ВММА, а с 1956 по1958 г. - преподавателем данной кафедры в составе Военно-медицинской ака­демии (ВМедА).             В период с 1958 по1967 г. он работал в ЦНИИ ВМФ в должностях старшего научного сотрудника, начальника лаборато­рии и начальника отдела обитаемости подводных лодок.     С 1967 по1988 г. возглавлял кафедру физиологии подводного плавания ВМедА. После выхода в отставку продолжал трудиться в группе научных сотрудников научно-исследовательского отдела ВМедА, в Учёных советах, оппонировал диссертационные работы. Избран Почётным доктором Российской Военно-медицинской академии (1998 г.). Школой И.А. Сапова внесён существенный вклад в теорию и практику физиологии труда, специальной физиологии, профилактической морской медицины.

Основные научные работы И.А. Сапова связаны с разработкой актуальных проблем нормальной физиологии, обитаемости объектов ВМФ, физиологии военно-морского труда, водолазной физиологии, гипербаротерапии, адаптологии.                  

Его труды в области нормальной физиологии посвящены вскры­тию особенностей проприоцептивных условных рефлексов. Предпо­лагалось, что проприоцептивные условные рефлексы не отличаются от интероцептивных. Исследованиями И.А. Сапова установлено, что проприоцептивные условные рефлексы по своим свойствам (скорость образования, время укрепления, выработка дифференцировок, скорость угашения, восстановления и переделки) существенно отличаются от интероцептивных и приближаются к экстероцептивным условным рефлексам. Выявлено, что в процессе выработки проприоцептивных условных рефлексов образуется рефлекс не на абстрактное время, а на время действия раздражителей. Кроме того, установлено, что параметры ЭКГ и других показателей деятельности сердечно-сосудистой системы как у животных (собак), так и у человека в большинстве случаев стабилизируются только после угашения рефлексов на обстановку. Поэтому заключения, например о работе сердца, как в норме, так и при патологии, при однократной регистрации ЭКГ могут быть ошибочными. Для реального суждения об этом необходимы повторные регистрации биотоков сердца в одних и тех же условиях до стабилизации элементов ЭКГ.

Одной из ярких страниц научных изысканий И.А. Сапова по проблемам физиологии являются его исследования обитае­мости подводных лодок, которые были начаты им в     1950 г., а систе­матически проводились в 1958-1967 гг. Он с позиций биологии (физиологии) и социологии сформулировал современное определение поня­тия (явления) «обитаемость объектов», включившее технические фак­торы в единый комплекс факторов природной и социальной среды, с которой взаимодействует человек. Им подчеркивалось, что основой для определения понятия «обитаемость» служили результаты знамени­тых исследований Аристотелем обитаемости и обитателей Эгейского моря, подтвержденные и развитые в дальнейшем в работах Ч.Дарви­на, А.О.Ковалевского и других ученых. Из обобщенных И.А. Сапо­вым результатов этих исследований вытекает, что обитаемость как явление, не есть что-то новое, она появилась с возникновением жизни на Земле. Это общебиологическое явление определяют как «условия жизни того или иного вида организмов, характеризующиеся опреде­ленными параметрами факторов внешней среды». При изменениях этих параметров возможны два исхода: если изменения находятся в преде­лах адаптивных возможностей организма (вида, биоценоза), он к ним приспосабливается, а при выходе их за пределы адаптивных возмож­ностей организма - он погибает.

Рассмотрение И.А. Саповым общебиологического представления об обитаемости послужило для определения им вместе с С.В. Миропольским понятия (явления) "обитаемость корабля" (1960): "Обитаемость корабля есть условия жизни и деятельности его личного состава, кото­рые создаются техническими средствами, архитектурными особеннос­тями, организацией службы на нем и составляют один из основных его тактико-технических элементов". На этой базе в дальнейшем разраба­тывались и внедрялись в практику физиолого-гигиенические нормы и требования к обитаемости подводных лодок (ГНТОпл) и надводных кораблей (ГНТОнк), именуемые теперь медико-техническими требо­ваниями (МТТ) к обитаемости этих и других военных объектов. Па­раллельно с этим И.А. Саповым с сотрудниками создавались научно-методические пособия для исследований, с одной стороны, факторов обитаемости военных объектов, а с другой - изменений показателей функций организма (1963). За разработку совокупности медико-био­логических проблем обитаемости подводных лодок и внедрение ре­зультатов их в практику И.А. Сапову с группой специалистов ВМФ, Минздрава СССР и Министерства среднего машиностроения СССР была присуждена (1972) Государственная премия СССР.

Изыскания по физиологии военно-морского труда И.А. Сапо­вым были начаты в   1950 г., когда он с сотрудниками кафедры физиоло­гии ВММА С.А. Артемьевым,              Н.А. Лапшиным, А.А. Сергеевым в похо­дах на Балтийском море отечественных подводных лодок типа «Щ» и «М» и доставшимся Советскому Союзу по репарациям немецких под­водных лодок XXI серии исследовали обитаемость этих кораблей, изме­нения функций организма и работоспособности подводников. Система­тические исследования в этом направлении проводились им с1968 г.

В1968 г. И.А. Саповым на заседании секции спецфизиологии и ко­рабельной гигиены Ученого медицинского совета ЦВМУ МО СССР была обоснована необходимость разработки и внедрения в практику, наряду с санитарно-гигиеническими, противоэпидемическими и лечеб­но-профилактическими, физиологических мероприятий медицинского обеспечения походов кораблей, преследующих цель поддержания и повышения военно-профессиональной работоспособности, профилак­тики переутомления военных моряков. Эти мероприятия должны вклю­чать оценку состояния, прогнозирование изменений работоспособнос­ти и комплекс мер воздействия на организм для её сохранения и восста­новления. В исследованиях, проводившихся под руководством И.А. Сапова сотрудниками ВМедА и врачами ВМФ в дальнейшем, эта цель в течение 10-12 лет в основном была достигнута. Дальнейшие научно-практические работы, курируемые           И.А. Саповым, посвящались реше­нию частных задач этого направления, которые ставит жизнь (практи­ка) каждый раз, когда изменяются условия деятельности тех или иных профессиональных групп (контингентов).

Одной из кардинальных проблем рассматриваемого направления И.А. Сапов считал обоснование надежного критерия оценки состояния и динамики военно-профессиональной работоспособности по косвен­ным её показателям. В связи с этим им и сотрудниками у многих специ­алистов в походах кораблей параллельно регистрировались прямые (количество и качество труда) и косвенные (показатели функций орга­низма) критерии работоспособности. Обобщением результатов этих наблюдений установлено, что заключения исследователей и практи­ков об изменениях работоспособности человека при регистрации от­клонений показателей функций организма без установления их корре­ляции с прямыми показателями во многих случаях, по крайней мере, спорные. Было показано, что информативными косвенными показате­лями работоспособности могут служить только такие, которые имеют соответствующую корреляцию с прямыми критериями. Чтобы делать реальные заключения о состоянии и изменениях работоспособности человека по косвенным показателям, необходимо ориентироваться лишь на те из них, которые имеют высокую степень корреляции с эф­фективностью его профессиональной деятельности.

По степени корреляции между прямыми и косвенными показателя­ми И.А. Саповым с сотрудниками из многих сотен последних был обоснован интегральный критерий оценки состояния работоспособности, который учитывает совокупность изменений шести косвенных показа­телей (латентный период сложной сенсомоторной реакции с выбором, критическая частота слияния зрительных мельканий, частота пульса, величина пульсового артериального давления, выносливость к стати­ческому усилию, индекс степ-теста), имеющих высокий коэффициент корреляции с прямыми показателями работоспособности специалис­тов операторского профиля деятельности. Интегральный критерий оценки состояния и динамики работоспособности выражается одним числом - процентом отклонения от оптимального её значения (100 %).

И.А. Сапов с сотрудниками с позиции представлений о «норме» и «аномалии» сформулировали понятие «нормальная работоспособ­ность». Под ней понимается способность человека выполнять в задан­ных параметрах и конкретных условиях профессиональную деятель­ность, сопровождающуюся обратимыми в сроки регламентированно­го отдыха функциональными изменениями в организме. По отклонени­ям интегрального показателя работоспособности от оптимальной (100 %) величины было установлено, что снижение военно-профессио­нальной работоспособности до 84% характеризует «нормальную работоспособность», когда имеет место утомление, но профессиональ­ная деятельность существенно не страдает, изменение интегрального показателя в пределах 16-19 % свидетельствует о хроническом утом­лении (переходной стадии от «нормы» к «аномалии»), при котором показатели профессиональной деятельности заметно снижаются. Значе­ния интегрального критерия превышающие 19 %, являются свидетель­ством переутомления («аномалии»), при котором профессиональная ра­ботоспособность существенно отклоняется от «нормы», а в деятельно­сти специалистов наблюдаются грубейшие ошибки, ведущие к авари­ям и катастрофам.

Вторым не менее значимым результатом исследований И.А. Сапова и его школы по разработке физиологических мероприятий медицинского обеспечения походов кораблей является обоснование примене­ния комплекса мер воздействия на организм для сохранения и восста­новления военно-профессиональной работоспособности личного соста­ва. Отдельные мероприятия этого комплекса вводились в действие по мере обоснования и практической проверки их эффективности, а затем был регламентирован весь их комплекс. Эффективность этих мероприятий трудно переоценить. При одинаковой обитаемости кораблей, со­вершающих походы в аналогичных акваториях, одних и тех же режи­мах плавания, проведение этих мероприятий сохраняет нормальную работоспособность подводников в походах, в три раза дольше чем без их применения. Это надежно установлено с помощью интегрального критерия оценки военно-профессиональной работоспособности. Изло­женное свидетельствует, что путем мобилизации физиологических ре­зервов организма совершенствуется приспособляемость корабельных специалистов к условиям совокупного действия на них экстремальных факторов природной, технической и социальной среды.

Исследования И.А. Сапова в области водолазной физиологии и медицины были начаты им в адъюнктуре, где он в качестве диссерта­ционной выполнил работу "Роль нервной системы в механизме токси­ческого действия кислорода", а вслед за тем определил комбиниро­ванное действие на организм высоких парциальных давлений кисло­рода и углекислого газа. Эти работы были высоко оценены физиоло­гом Е.М. Крепсом и патофизиологом В.С. Галкиным, который в Акто­вой речи1955 г., посвященной 15-летию ВММА, привел их как дос­тойный пример исследования механизмов патологических реакций, и стали предметом первой монографии И.А. Сапова, написанной в соав­торстве с терапевтом Н.А. Фроловым, изданной в ВМедА в1956 г. Они имели выход на общеклиническую практику, служили обоснованием использования оксигенобаротерапии (ОБТ), впервые с успехом приме­ненной в СССР И.А. Саповым и Н.А. Фроловым в1954 г. при ишемической болезни сердца и инфаркте миокарда. Когда И.А. Сапов стал начальником кафедры физиологии подводного плавания ВМедА, по его инициативе на базе кафедры было создано нештатное отделение оксигенобаротерапии, в котором за 16 лет из ряда клиник ВМедА и медицинских учреждений Ленинграда в большинстве случаев с хоро­шим эффектом прошло лечение около 8000 больных, которым было проведено более 80000 человеко-сеансов ОБТ.

Результатами исследований И.А. Сапова и его сотрудников (1968-1988 гг.) в области водолазной физиологии и медицины стали обоснова­ние и введение в практику способов профилактики и лечения специфи­ческих профессиональных заболеваний водолазов (декомпрессионной болезни, баротравмы легких, газообразования при изобарической противодиффузии инертных газов, отравлений азотом, кислородом, углекислым газом и др.). Ведущими в этом отношении являются обоснование рациональных режимов декомпрессии водолазов и лечебной рекомпрессии при декомпрессионной болезни и баротравме легких, а так­же критериев  для отбора лиц водолазной специальности. Эти результа­ты явились основой для профилактики и лечения декомпрессионной болезни у специалистов строительных трестов Ленинграда, проводя­щих работы с помощью кессонов, в которых ежедневно работало от 500 до 1200 человек. Такая работа сотрудниками кафедры осуществ­лялась в течение 18 лет (1970-1988 гг.). Благодаря отбору специалистов по индивидуальным параметрам декомпрессионного газообразования, происходящего при стандартном тесте (пребывание под давлением и декомпрессия), определяемого ультразвуковой локацией газовых пу­зырьков в кровотоке, и оптимизации режимов декомпрессии удалось снизить заболеваемость кессонных рабочих декомпрессионной болез­нью в 7-8 раз.

Выходом результатов разработки декомпрессионной проблемы в клинику стало, начиная с конца 60-х годов, применение лечебной ком­прессии, которая проводилась в барокамерах кафедры физиологии подводного плавания ВМедА (Сапов И.А., 1982, 1986).Она осуществ­лялась в медицинской практике впервые и оказалась эффективным спо­собом ликвидации у больных травматической, в том числе хирурги­ческой, газовой эмболии кровеносных сосудов головного мозга. Со­вокупность результатов исследований И.А. Сапова по физиологии во­енно-морского труда и водолазной физиологии и медицине внесла существенный вклад в разработку мероприятий медицинского обеспече­ния поисково-спасательных операций на море.

И.А. Сапов в своих работах по адаптологии постоянно подчер­кивает, что в этом отношении исходными должны быть обоснованные И.М. Сеченовым по крайней мере две фундаментальные физиологичес­кие закономерности. Первая из них (1861) относится к взаимодействию организма с внешней средой. Основой ее является положение о том, что         "... Организм без внешней среды, поддерживающей его существова­ние, невозможен, поэтому в научное определение организма должна входить и среда, влияющая на него..." (Сеченов И.М., 1952). Очевидно, что на этом базируются современная теория и практика адаптологии, включающие в себя, с одной стороны, приспособление человека к среде (отбор специалис­тов, способных адаптироваться к данным условиям деятельности, и различные способы и средства повышения их адаптивных возможнос­тей) и, с другой - приспособление среды к адаптивным возможностям человека.

Приспособление организма к условиям существования - всеобъемлющее явление, сопоставимое с поня­тием самой жизни. И.А. Сапов, по-видимому, справедливо считал, что понятия (явления) «приспособление» и «адаптация» неравнозначны. Классики физиологии и медицины (И.М. Сеченов, И.П. Павлов, К.М. Быков, И.В. Давыдовский и др.) в своих трудах, очевидно, не случайно не использовали термин «адаптация», а писали только о «приспособлении организма к условиям существования», которое включа­ет в себя два ряда явлений, реакций, механизмов - компенсацию и адап­тацию. Как толь­ко человек попадает в новые условия среды, тотчас включаются ком­пенсаторные механизмы - физиологические реакции "аварийного" обеспечения организма. Они поддерживают гомеостаз в течение времени, необходимого для развития относительно устойчивой адаптации, и затухают по мере становления последней. Так как компенсаторные реакции, являясь приспособительными, предшествуют адаптаци­онному процессу, их относят к разряду явлений преадаптации. Во всех направлениях исследований И.А. Сапова непременно присутствуют его изыскания по адаптологии.

Исследуя свойства проприоцептивных условных рефлексов, И.А.Сапов, с позиций учения И.П. Павлова о высшей нервной дея­тельности, рассматривал условные рефлексы прежде всего как один из ведущих механизмов приспособления организма к условиям существо­вания. При анализе и обобщении разнообразных материалов, накоп­ленных по программе исследований в экваториальной экспедицион­ной группе, он с В.П. Поляковым предложил рассматривать сдвиги по­казателей функций организма у участников экспедиции по отношению этих изменений к процессу адаптации. Были выделены четыре группы сдвигов показателей функций организма: изменения, во-первых, дей­ствительно адаптационные, во-вторых, являющиеся в начале адаптационными, но в дальнейшем выходящие за грань адаптационных реак­ций, в-третьих, сопровождающие процесс приспособления, но сами по себе не являющиеся адаптационными, и, в-четвертых, свидетельству­ющие о перенапряжении регуляторных механизмов и ослаблении дру­гих компонентов адаптации. На этом основании без больших затруд­нений дифференцировались изменения функций организма, свидетель­ствующие, с одной стороны, о становлении относительно устойчивой адаптации, а с другой - о дезадаптационных расстройствах (болезнях дезадаптации). Это служило обоснованием проведения мероприятий, поддерживающих адаптированность и предупреждающих развитие де­задаптационных расстройств (патологических форм адаптации).

На базе теории адаптации И.А. Сапов (1981) обосновал рекоменда­ции для практики морской медицины, включающие контроль за про­цессом адаптации (реадаптации), установление критериев относитель­но устойчивой адаптации, разработку мер стимуляции адаптационно­го процесса и поддержания соответствующей приспособленности мо­ряков. Важными в практическом отношении рекомендациями являют­ся рассмотрение процесса адаптации в связи с динамикой работоспо­собности и оценки изменений функций организма применительно к про­цессу адаптации.

Характеризуя гомеостаз при приспособлении организма к услови­ям существования, И.А. Сапов (1987) выделил среди этих условий суб­экстремальные, экстремальные и сверхэкстремальные. В субэкстре­мальных условиях формируется устойчивая адаптация.                В экстремаль­ных условиях формируется относительно устойчивая форма адапта­ции на определенный срок, по истечении которого развиваются явле­ния дезадаптации. При сверхэкстремальных условиях, характерных, как правило, для аварий и катастроф, адаптация невозможна, в этом случае реализуются лишь компенсаторные механизмы и нормы реак­ций, выработанные в процессе адаптациогенеза.

Оценка качества окружающей среды, прежде всего экологических ситуаций, до недавнего времени устанавливалась только по критериям здоровья человека. Считая это существенной частью оценки состояния окружающей среды, И.А. Сапов (1994) показал, что оценка эко­логических ситуаций не менее надежно, чем по состоянию здоровья, может осуществляться по динамике профессиональной работоспособ­ности, которая в полной мере отражает приспособление человека к среде с факторами различной экстремальности.

И.А. Сапов применил сведения по физиологической, медицинской и экологической адаптологии к рассмотрению приспособления челове­ка к условиям гипербарии, в частности к изопрессии и декомпрессии. Он на основании результатов исследований Л.К. Волкова (1994) и других специалистов показал, что возможность возникновения даже такого специфического заболевания водолазов и кессонных рабочих, как декомпрессионная болезнь, у различных индивидуумов существен­но зависит от состояния регуляторного и энергетического компонентов адаптации. И.А. Саповым с сотрудниками ВМедА и врачами ВМФ (1990, 1991) была установлена возможность алиментарным путем спо­собствовать эффективному становлению адаптации и поддержанию адаптированности человека в период изобарии при "насыщенных" погружениях. Это свидетельствует об участии в приспособлении чело­века к условиям гипербарии как энергетического, так и пластического компонентов адаптации. Им обосновано положение о том, что, когда при этом будет определена значимость неспецифического компонента адаптации, появится возможность интерпретировать адаптацию чело­века к условиям гипербарии (к компрессии, изопрессии, декомпрессии) с позиций всеобъемлющего жизненного явления - приспособления к условиям существования.

Результаты исследований И.А. Сапова и выполнявшихся под его руководством в рассмотренных направлениях послужили основой для создания учебника "Физиология подводного плавания и аварийно-спасательного дела" /Под ред. Сапова И.А. - Л., 1972; 1986 - 2-е изд.; руководства "Сохранение работоспособности плавсостава Военно-Морского Флота" / Под ред. Жеглова В.В., Сапова И.А., Щеголева В.С. -М.: Воениздат, 1990; ряда глав руководства "Морская медицина. -Л.: Медицина, 1989; Руководства к практическим занятиям по филологии подводного плавания / Под ред. Сапова И.А. –Л., 1977); многих рекомендаций, введённых в действие приказами министра обороны СССР, Главнокомандующего ВМФ, директивами Главного штаба ВМФ.

С самого начала Великой Отечественной войны (1941-1945) в связи с увеличением продолжительности автономных походов, стала оче­видной выраженная зависимость боевой эффективности кораблей от выносливости и работоспособности личного состава. Это как нельзя лучше выразил, подводя итоги боевых действий подводных лодок, адмирал флота Советского Союза И.С. Исаков: "... физические и мо­ральные возможности экипажа при действиях на коммуникациях про­тивника в большинстве случаев иссякали значительно быстрее и за­долго до того, как автономность лодки (техническая) подходила к концу".

Поэтому перед медицинской службой ВМФ, наряду с задачей ох­раны здоровья личного состава, во всей сложности возникла проблема сохранения работоспособности плавсостава в походах и быстрейшего её восстановления после походов. Вместе с тем, опыта практического решения этой проблемы в медико-санитарном обеспечении походов кораблей по существу не было, а поэтому мероприятия по сохранению работоспособности подводников специалистам медицинской службы ВМФ пришлось разрабатывать экстренно. Они внедрялись в практику боевой деятельности подводных лодок на базе научных исследований, которые проводились под руководством Секции физиологии в особых условиях (председатель - акад. К.М. Быков) Ученого медицинского Совета Медико-санитарного управления ВМФ. Были сформированы специальные научно-исследовательские группы из офицеров Медико-санитарного управления ВМФ, специалистов Военно-морской меди­цинской академии и флотских врачей. Исследования в этом направле­нии выполняли В.А. Алексеев, П.М. Беневоленский, В.М. Васюточкин, Е.Э. Герман,   З.С. Гусинский,      А.М. Измаильцев, Н.К. Кривошеенко, В.И. Курпатов, Н.В. Лазарев, М.Я. Михельсон,        В.В. Петров, Н.А. Подкопаев, А.В. Риккль, Л.Н. Сундунов и мн. др. Об интенсивности иссле­дований Я.Н. Полонский сообщал: лишь в1943 г. в Военно-морской медицинской академии в области физиологии в особых условиях было закончено 18 научно-практических работ.

Основными проблемами, которые разрабатывались в натурных ис­пытаниях и лабораторных исследованиях, являлись: обитаемость ко­раблей, профессиональный отбор некоторых групп корабельных спе­циалистов, влияние на личный состав условий автономных походов кораблей, сохранение и восстановление работоспособности военных моряков. Этими исследованиями были обоснованы такие, например, практические рекомендации, как:

- более эффективные способы регенерации воздуха подводных ло­док, его озонирование;

- организация и методики профессионального отбора военно-морских специалистов сенсорного профиля деятельности (радиотелеграфи­сты, гидроакустики, дальномерщики);

- методики контроля за состоянием и изменениями функций организма;

- физическая подготовка и закаливание;

- рационализация режима труда и отдыха;

- оптимальная калорийность и состав пайка, дополнительная вита­минизация подводников во время походов;

- применение фармакологических стимуляторов для экстренного повышения работоспособности в случае необходимости длительной и непрерывной работы некоторых специалистов в походах;

- дифференцированный по срокам (в зависимости от продолжитель­ности предшествующих походов) организованный отдых для быстрей­шего восстановления работоспособности подводников после походов.

Рекомендации были в основном внедрены в практику в1943 г.

Можно без преувеличения сказать, что реализация рекомендаций, направленных на сохранение работоспособности личного состава, в значительной степени повысила эффективность выполнения корабля­ми боевых задач.

В период Великой Отечественной войны были созданы предпосыл­ки учения об обитаемости кораблей, которое следовало еще развить во всех его теоретических и практических аспектах, к чему было привле­чено пристальное внимание специалистов медицинской службы ВМФ с первых послевоенных лет, не ослабевающее до сих пор. Создание после войны новых кораблей с практически неограниченными техническими возможностями выдвинуло на первый план проблему надежности деятельности человека в корабельных системах. Развернулась интенсивная работа флотских врачей и ученых научно-исследовательских учреждений ВМФ по обеспечению высокой работоспособности корабельных операторов. Необходимо было научно обосновать фор­мы и методы организации медицинского обеспечения плавания кораб­лей и соединений флотов во всех широтах Мирового океана, в услови­ях длительного отрыва от своих баз.

Труд военных специалистов стал по преимуществу трудом опера­торским с преобладанием сенсорных или мнестических элементов дея­тельности. Уменьшение доли физического труда привело к значитель­ному ограничению общей двигательной активности человека. Одно­временно существенно возросла доля локальных и статических физи­ческих, а также информационных нагрузок.

В физиологии военного труда появились новые представления и проблемы, связанные с особенностями работы военно-морских специа­листов. Среди них: гипокинезия как следствие ограниченной моторной деятельности; монотония, обусловленная однообразием работы; пере­грузка (недогрузка) сенсорных систем; работа при остром дефиците времени, в условиях переключения ритмов; деятельность в ограничен­ном рабочем пространстве и режиме автономного существования; дли­тельное пребывание в вынужденной позе; работа при постоянном воз­действии на организм факторов окружающей рабочей и природной среды.

Резко усилилась эмоциональная напряженность труда, связанная с большим (малым) потоком информации, большими интеллектуальными затратами, обусловленными воздействием экстремальных факто­ров среды обитания, высоким чувством ответственности за конечный итог работы.

Одной из важнейших особенностей военного труда является воз­никновение у человека своеобразных конфликтных ситуаций между текущим его функциональным состоянием и требованиями, которые предъявляет профессиональная военная деятельность. Так, высокая психо-эмоциональная напряженность военного труда, несбалансиро­ванная вследствие ограничения двигательной активности человека, ведет к усилению вегетативных сдвигов, снижению тонуса коры боль­ших полушарий головного мозга под влиянием монотонии, способствуя превалированию тормозных процессов, влияет в то же время на ско­рость и точность двигательных реакций и т.д. Исходя из этих новых требований, важнейшим направлением в научных исследованиях флот­ских медиков явилось определение условий военного труда и быта лич­ного состава на новых кораблях, влияния этих условий на состояние здоровья и работоспособность моряков в период длительного плава­ния. Для всестороннего исследования этих проблем развернулись ра­боты по исследованию влияния физических, химических, биологичес­ких и социально-бытовых факторов на личный состав кораблей - до, во время и после походов. Давалась комплексная оценка влияния фак­торов обитаемости на организм с использованием клинико-лабораторных, клинико-физиологических, социально-гигиенических исследова­ний.

Учитывая опыт Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., необ­ходимо было отработать систему мероприятий по сохранению военно-профессиональной работоспособности плавсостава ВМФ в боевых условиях заблаговременно. Она нужна и для повышения эффективнос­ти деятельности кораблей в мирное время, поскольку их походы счита­ются боевой службой.

Такая система практически создана под руководством И.А. Сапова. Она является составной частью медицинского обеспечения Воен­но-Морского Флота и распространена на личный состав атомных, ди­зельных, морских, океанских, малых и сверхмалых подводных лодок (ПЛ) ВМФ. При её разработке авторы исходили из того, что военно-профессиональная деятельность подводников осуществляется, как правило, в экстремальных условиях, формируемых воздействием параметров обитаемости и напряженностью труда специалистов ПЛ, функцио­нальное состояние и работоспособность которых в этой связи в конеч­ном итоге определяются резервными возможностями организма. По­скольку эти резервы являются сложной многокомпонентной системой, эффективность их использования может быть достигнута только комп­лексным применением различных мер профилактики и защиты.

"Система" включает способы и средства сохранения и повышения военно-профессиональной работоспособности. Первые из них прово­дятся личным составом постоянно, а вторые - по мере необходимости при возникновении той или иной конкретной ситуации: экипажем в це­лом, группой специалистов или по индивидуальным показаниям.

Первая группа способов включает две подгруппы: контроль за со­стоянием работоспособности и меры воздействия на организм. Конт­роль за состоянием работоспособности состоит из динамического оп­ределения функционального состояния и работоспособности, оценки работоспособности, текущего прогнозирования её изменений, диагно­стики утомления, хронического утомления и переутомления. Для ре­шения этих задач используется способ интегральной количественной оценки работоспособности плавсостава.

К постоянно проводимым мероприятиям, способам и средствам со­хранения и повышения военно-профессиональной работоспособности относятся:

 - режим труда и отдыха в походах;

 - физическая тренировка;

 - профилактический отдых (до, внутри и послепоходовый);

 - закаливание;

 - ультрафиолетовое облучение;

 - дополнительная витаминизация;

 - использование адаптогенов;

 - оптимизация психо-эмоционального состояния.

Из мероприятий, используемых по мере необходимости, включая аварийные условия, "система" содержит способы и средства экстрен­ного повышения и восстановления работоспособности:

 - гипербарическая оксигенация;

 - воздействие импульсным электрическим током на ЦНС;

 - применение фармакологических стимуляторов, адаптогенов и пси­хотропных средств;

 - искусственные дыхательные смеси;

 - способы выхода из отсеков подводных лодок,

 - способы управления всплытием сверхмалых подводных лодок.

Средствами "системы" являются табельное медицинское имущество кораблей, барокамеры, корабельные профилактории, изолирующие дыхательные аппараты. Требованиями "системы" руководствуются медицинские службы и командование кораблей, соединений и объеди­нений, медслужбы флотов, флотилий и ВМФ. Действие "системы" реализовано многими руководящими документами, регламентирующими деятельность указанных служб и должностных лиц.

Для оценки эффективности предложенной системы мероприятий по сохранению военно-профессиональной работоспособности и здоровья обоснованы следующие основные критерии (Сапов И.А., 1979):

- продолжительность сохранения профессиональной работоспособ­ности офицерского состава и мичманов за время службы на подводных лодках и надводных кораблях ВМФ (служебное долголетие);

- время поддержания нормального состояния работоспособности в каждом конкретном походе;

- скорость и полнота восстановления работоспособности после походов;

- степень снижения заболеваемости.

Разработанная коллективом авторов под руководством И.А. Сапова система физиологических мероприятий медицинского обеспечения походов высокоэффективна по всем этим критериям.

Наиболее эффективными становятся физические упражнения, при­меняемые в походах и в период послепоходового отдыха. У личного состава, систематически выполнявшего физические упражнения, ис­ходный уровень физической работоспособности сохраняется в течение всего похода, а у той части членов экипажа, которая не выполняет физических упражнений, физическая работоспособность неуклонно снижается и её не удается восстановить за время послепоходового отдыха.

Предложенный комплекс физиологических мероприятий медицинс­кого обеспечения по сохранению работоспособности специалистов флота, включающий рациональный режим труда и отдыха, физичес­кую тренировку, внутрипоходовый отдых, закаливание, дополнитель­ную витаминизацию, использование адаптогенов и ультрафиолетово­го облучения, эффективно обеспечивает коррекцию функционального состояния, поддержание необходимого уровня успешности военно-про­фессиональной деятельности, сохранение нормального состояния работоспособности подводников в условиях длительных (не менее 6 мес) походов подводных лодок.

Предложенная система мероприятий наряду с поддержанием рабо­тоспособности является эффективным средством сохранения здоровья и профилактики заболеваний плавсостава ВМФ. В частности, актив­ный двигательный режим позволяет полностью сохранять профессио­нальную пригодность плавсостава в течение первых пяти лет службы, уменьшить в 4 раза число списанных на берег в течение восьми лет службы на кораблях и продлить их служебное долголетие на три года и более.

Заболеваемость подводников в походах только при соблюдении рационального режима труда и отдыха уменьшается на 40 %, при при­соединении к нему физических упражнений - в 2 раза, а при использо­вании всего комплекса физиологических мероприятий медицинского обеспечения походов в 3 раза и более, приближаясь к заболеваемости их в военно-морской базе.

Разработанная коллективом авторов система мероприятий, утвер­жденная первым заместителем Главнокомандующего ВМФ (М.: Воениздат, 1990), способствует сохранению 

Разработанная коллективом авторов система мероприятий, утвер­жденная первым заместителем Главнокомандующего ВМФ (М.: Воениздат, 1990), способствует сохранению здоровья и работоспособнос­ти плавсостава, повышает боевую эффективность Военно-Морского Флота.

Успешному разрешению проблемы обеспечения высокой работос­пособности и надежности деятельности корабельных специалистов в условиях длительных плаваний способствовали главным образом вы­полненные в дальних походах исследования ученых-медиков В.Г. Алтухова, Г.Л. Апанасенко, В.В. Бердышева, В.В. Довгуши, Н.Р. Закабунина,   Д.П. Зуихина, А.Н. Коржавина, Р.Н. Коробова, В.И. Кулешо­ва, Н.П. Марченко,                 С.Ф. Полозуна, В.П. Полякова, А.С. Солодкова, А.В. Фролова, В.С. Щеголева,                 Ю.М. Боброва, Ю.Н. Егорова и др.

Таблица 1

Влияние системы физиологических мероприятий

на работоспособность и здоровье подводников

 

№ п/п

Показатели

До применения мероприятий

С применением мероприятий

1

Сроки сохранения нормальной работоспособности в походах

 

 

 

 

 

I      (ПЛ 1-го поколения)

II    (ПЛ 2-го поколения)

III   (ПЛ 3-го поколения)

90 сут 60 сут

75 сут

180 сут

90 сут

          150-200 сут

2

Сроки восстановления работоспособности после походов

 

      5 мес и более

 

15-20 сут

3

Условный интенсивный показатель заболеваемости в походах

1,0

0,7

 

Одним из основных критериев эффективности работы медицинской службы по улучшению условий труда и охраны здоровья личного со­става кораблей ВМФ является скорость восстановления функций и работоспособности в послепоходовом периоде.

После длительного плавания выполнение различной работы на бе­регу является значительной физической нагрузкой. Это можно объяс­нить двумя обстоятельствами, детренированностью в период похода и перестройкой органов и систем организма на новый, приближающийся к предпоходовому, уровень функционирования, поэтому моряки в первые дни после возвращения из походов предъявляют жалобы на быструю утомляемость, одышку при физической работе, боли в мышцах при ходьбе. В ряде случаев физическая нагрузка после похода может явиться неадекватной их состоянию и привести к более выраженным расстройствам некоторых функций организма. В связи с этим перед физиологами военного труда встала задача восстановления работоспособности плавсостава, в том числе и экстренного. В настоящее время имеется уже достаточно много способов и средств послепоходовой реабилитации моряков, однако перспектива поиска новых путей и подходов в этом направлении еще большая.

В заключение хотелось бы отметить, что даже не полное освещение ряда проблем физиологии военно-морского труда, развитых под руководством И.А. Сапова, позволяет констатировать, что полученный эффект в значительной степени способствует решению задач государ­ственной важности - выполнению современными кораблями целей, намеченных на боевую службу, поддержанию высокой боевой готовности Военно-Морского Флота.

Мало кто знает и это не афишировалось, что Иван Акимович лично и его сотрудники (Щеголев В.С., Кулешов В.И. и др.) отстояли в нормах пайка при несении боевой службы50,0 гсухого вина, доказав, что200 гсока не восполняют микроэлементы находящиеся в вине. Вино улучшает перестальтику кишечника, способствует психологической разгрузке и т.п. Отстоять это право на фоне «сухого» закона М. Горбачёва и противодействия политработников было почти нереально. Но авторитет И.А. Сапова это позволил сделать.

И.А.Сапов выполнял ряд внештатных обязанностей, осуществлял научно-организационную и общественно-научную деятельность. Он был Главным физиологом ВМФ (1968-1988), председателем проблемной комиссии медицинской службы МО по медицинскому обеспечению по­ходов кораблей ВМФ (1969-1988), председателем секции спецфизио­логии и корабельной гигиены Ученого медицинского совета ЦВМУ МО (1968-1988), заместителем председателя Постоянной комиссии по подводной физиологии и медицине при Президиуме АН СССР (1968-1989), членом секции "Адаптация человека к Антарктиде" Научного совета "Физиология человека" АН СССР (1970-1990), членом секции Научного совета "Освоение и использование Мирового океана" ГКНТ Совета Министров СССР (1971-1986), входил в состав военно-морс­кой секции Научного медицинского совета СВД (1969-1982), был чле­ном редакционного совета Военно-Медицинского журнала (1975-1985), членом редколлегии Физиологического журнала СССР им. И.М. Сече­нова (1981-1986), является членом Санкт-Петербургского научного общества физиологов им. И.М. Сеченова с1955 г., членом проблемной комиссии ВМедА с1988 г., избран (1993) почетным председателем на­учного общества гипербаротерапевтов Санкт-Петербурга и Ленинг­радской области.

И.А. Сапов автор более 500 научных трудов, в числе которых 32 книги (руководства, учебники, монографии, научно-методические, учебно-методические пособия и др.) и 13 изобретений. Много сил и энергии он отдал подготовке молодых ученых, под его руководством   защищены 63 кандидатских и 15 докторских диссертаций (приложение 2).

Его ученики создают и возглавляют свои научные и научно-педа­гогические коллективы. В их числе академик РАЕН профессор B.C. Новиков, возглавлявший кафедру авиационной и космической медицины ВМедА, был заместителем начальника ВМедА по научной работе, председатель Санкт-Петербургского отделения образования и развития науки Российской Академии естественных наук. Профессор С.Д. Положенцев руководил кафедрой общей терапии № 1, профессор Л.Г. Медведев, В.И. Кулешов - кафедрой физиологии подводного плавания.  Профессор А.А. Мясников является начальником кафедры физиологии подводного плавания ВМедА. Академик РАЕН, доктор медицинских наук В.В. Довгуша - директор НИИ промышленной и морской медицины ФМБА России. Заслуженный деятель на­уки РФ профессор А.С. Солодков был заведующим кафедрой физиологии Санкт-Петербургской академии физической культуры и спорта                         им. П.Ф. Лесгафта. Профессор Н.Н. Винничук, доцент Г.И. Зайцев были начальниками кафедры военно-морской и экстре­мальной медицины Санкт-Петербургского медицинского университе­та им. акад. И.П. Павлова. Профессор Л.К. Волков заведовал кафедрой подводной медицины Санкт-Петербургской медицинской акаде­мии последипломного образования. Профессор В.Г. Машковский ру­ководил кафедрой госпитальной терапии Киевского медицинского ин­ститута им. акад. А.А. Богомольца. Профессор Г.Л. Апанасенко был заведующим кафедрой врачебного контроля и лечебной физкультуры Киевского медицинского института им. акад. Богомольца, возглавлял кафедру врачебного контроля Киевского ин­ститута усовершенствования врачей и одновременно является начальником Управления охраны здоровья военнослужащих МО Украины. Доктор Л.Х. Георгиев был начальником центра гипербарической оксигенации госпиталя ВС Болгарии в г. София. Кандидат медицинских наук А.Г. Казанчев – заместитель начальника медицинской службы Балтийского флота, а затем возглавлял Управление здравоохранения в Калининградской области. Ведущими профессорами России стали В.Г. Алтухов, В.А. Тарасов, В.А. Бухарин, И.В. Левшин, А.И. Лупанов, В.И. Советов и др.

До осени2008 г. на кафедре преподавал В.Я. Назаркин. До сих пор отдаёт свои глубокие знания курсантам, молодым специалистам и учёным Ю.М. Бобров. У учеников И.А. Сапова подрастают свои ученики. Школа живёт…

Приложение 1

 

НАГРАДЫ

 

Ордена

Октябрьской революции,

Отечественной войны II степени,

Красной звезды,

За службу Родине в ВС СССР III степени.

 

Медали отечественные

За боевые заслуги,

За победу над Германией в ВОВ 1941-1945гг. ,

За безупречную службу I степени,

В память 250-летия Ленинграда,

Ветеран Вооруженных Сил СССР,

За воинскую доблесть в ознаменование столетия со дня рождения В. И. Ленина,

Г. К. Жуков (1896-1996),

300 лет Российскому флоту,

30 лет Советской армии и флота,

40 лет Вооруженных Сил СССР,

50 лет Вооруженных Сил СССР,

60 лет Вооруженных Сил СССР,

70 лет Вооруженных Сил СССР,

20 лет победы в ВОВ 1941-1945гг.,

30 лет победы в ВОВ 1941-1945гг.,

40 лет победы в ВОВ 1941-1945гг.,

50 лет победы в ВОВ 1941-1945гг.

 

Орден Российской академии естественных наук

«За заслуги им. Георгия Победоносца»

 

Медали иностранные

Венгрии – «За заслуги перед Родиной золотой степени»,

Кубы – «30 лет Революционных Вооруженных сил».

Приложение 2

 

Кандидаты и доктора наук, выполнившие диссер­тации

под руководством И.А.Сапова в ВМедА

 

Фамилия, имя,

отчество

Год защиты

Фамилия, имя,

отчество

Год защиты

Кандидаты наук

Елизаров Э.Н.

1967

Бердышев В.В.

1980

Швырков Н.Ф.

1969

Корчинский Л.А.

1980

Кравченко А.Ф.

1969

Кушниренко Н.П.

1980

Апанасенко Г.Л.

1970

Хитров Н.Н.

1981

Бабурина Е.Ф.

1970

Лупанов А.И.

1981

Гриневич В.А.

1971

Караваев В.М.

1982

Конев В.Ф.

1972

Зайцев Г.И.

1983

Журид Б.А.

1972

Бухарин В.А.

1984

Лотовин А.П.

1972

Поваженко А.А.

1984

Медведев Л.Г.

1972

Бурцев Г.А.

1984

Георгиев Л.Х.

1972

Корольчук Н.С.

1985

Бобров Ю.М.

1973

Головяшкин Г.В.

1985

Хейфиц-Тетельбаум Б.А.

1973

Апчел В.Я.

1986

Апенков А.Ф.

1973

Казанчев А.Г.

1987

Щеголев В.С.

1974

Милош В.А.

1987

Левковский Н.С.

1974

Ляпин В.М.

1987

Полонский В.В.

1974

Степанцев А.М.

1988

Природа В.И.

1975

Левшин И.В.

1988

Кулешов В.И.

1975

Охотников С.В.

1988

Волков Л.К.

1975

Цыганов И.В.

1988

Довгуша В.В.

1976

Устинов В.В.

1988

Виноградов А.А.

1976

Шуйский Ю.П.

1988

Винничук Н.Н.

1976

Пирогов А.М.

1989

Тарасов В.А.

1976

Астапенко В.П.

1990

Алекперов И.М.

1978

Кузьмин С.Г.

1995

Новиков В.С.

1979

Лопатина В.Ф.

1996

Шахов В.Д.

1979

 

 

Доктора наук

Солодков А.С.

1968

Машковский В.Г.

1983

Положенцев С.Д.

1973

Медведев Л.Г.

1983

Апанасенко Г.Л.

1976

Корешкин А.И.

1986

Дмитриев В.И.

1977

Довгуша В.В.

1988

Елизаров Э.Н.

1980

Новиков В.С.

1988

Зуихин Д.П.

1980

Советов В.И.

1991

Логинов В.И.

1981

 

 

 

 

Кафедра военно-морской и радиационной гигиены

Постановлением Совнаркома СССР от 10 июля1940 г. была основана кафедра военно-морской гигиены (ВМГ) в Военно-морской медицинской академии (ВММА). За период существования кафедры её возглавляли ведущие специалисты страны в области военно-морской гигиены.

Многолетний опыт профилактической деятельности на кораблях в мирное время и при ведении боевых действий, обобщенный в трудах Д.П. Синопеуса «Описание морских болезней» (1734), А.Г. Бахерахта «Способ к сохранению здравия морских служителей и особливо в Российском флоте находящихся» (1780), П.С. Вишневского «Опыт морской военной гигиены» (1820), А.Е. Фигурина (экспедиция А.Ф. Анжу в 1820-1822 гг.),             П.П. Алимана (экспедиция М.П. Лазарева в 1822-1825 гг.), работах А.С. Неронова                «О судовых кочегарах в медико-гигиеническом отношении» (1861), В.А. Страдомского       «Об устройстве и гигиеническом содержании судна» (1865), В.П. Левандовского                 «О береговой пище нижних чинов морского ведомства и о причинах цинги во флоте» (1869), К.С. Моркатуна «Опыт изучения санитарных условий работы машинистов и кочегаров на судах флота» (1882) и «Морская гигиена» (1907), А.А. Левитского   «К вопросу о цинге» (1888), Н.А. Коржавина «К гигиене военных судов» (1889), В.Т. Сверчкова «Материалы по вопросу о гигиенических достоинствах воды для питья на судах русского флота» (1890), «Медицинских прибавлениях к Морскому сборнику» и ряде других широко используется нынешними сотрудниками кафедры в учебном процессе и при выполнении научных исследований.

Первым начальником кафедры был ученик Г.В. Хлопина доцент, бригадный врач Виктор Александрович Морев. Окончил ВМА в1919 г. и служил на крейсере «Рюрик», линкорах «Петропавловск» и «Марат», участвовал в гражданской войне. В1935 г. ему была присуждена ученая степень кандидата медицинских наук. Перу В.А. Морева принадлежат «Справочные материалы по санитарно-гигиеническому обеспечению на кораблях и в береговых частях Военно-Морского Флота» (1945), «Краткий курс военно-морской гигиены» (1960) и ряд других работ.

С 1943 по1951 г. кафедру возглавлял профессор, полковник медицинской службы Борис Борисович Кайранский, один из основоположников гигиены труда, специалист по пылевой патологии, гигиене производственных материалов, промышленным интоксикациям, гигиене одежды личного состава флота.

Под его руководством научно-исследовательская работа развернулась по двум важнейшим направлениям: гигиенические особенности кораблей различных типов, метеорологический фактор на кораблях ВМФ и его влияние на организм. Особое внимание было уделено особенностям труда на малых кораблях (торпедные катера, катера-охотники) ввиду их важной роли в боевых действиях и выраженной напряженности условий службы и быта личного состава. Проводилась работа по изысканию эффективного материала для одежды катерников и внедрению перспективных образцов на табельное снабжение.

Он автор монографии «Профилактика отморожений в береговых частях и на кораблях ВМФ» (1945).

С 1951 по1953 г. кафедрой руководил ученик Г.В. Хлопина, профессор, полковник медицинской службы Константин Константинович Боголюбов - специалист по вопросам корабельной гигиены и гигиены труда, уделявший большое внимание строившимся кораблям, исследованию организации труда и быта курсантов и воспитанников вмузов для выработки наиболее рационального режима дня. Выводы из этой работы легли в основу разработки нового распорядка дня этих учебных заведений. Профессор К.К.Боголюбов является автором руководства «Корабельная гигиена» (1951).

Благодаря К.К. Боголюбову и М.К. Соколову опыт военно-морских гигиенистов в годы Великой Отечественной войны был обобщён в 33-м томе «Опыта советской военной медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1955).

Директивой ГШ ВС СССР № ОРГ/9/40456 от 18 августа1956 г. Военно-морская медицинская академия была преобразована в факультет подготовки врачей для ВМФ Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова. От самостоятельных кафедр бывшей ВММА остались только 13 профилирующих, в их числе и кафедра ВМГ. Сохранение самостоятельности кафедры, имеющей четко выраженную специфику, имело принципиальное значение для разработки научно-практических вопросов гигиенического обеспечения флота.

Начальником кафедры ВМГ уже в стенах ВМА в1956 г. был назначен полковник медицинской службы профессор Владимир Александрович Яковенко, ранее возглавлявший кафедру общей гигиены ВММА. Окончил ВМА в1918 г., до1929 г. работал на кафедре общей и военной гигиены под руководством Г.В. Хлопина, где сформировался как специалист, педагог и ученый. Он обеспечил преемственность научных исследований, заложил основы эффективной профилактики при разработке принципиально новых проблем военно-морской гигиены, возникших в связи с начавшимся в 1950-е гг. кардинальным перевооружением ВМФ. С 1930 по1941 г. профессор В.А. Яковенко заведовал кафедрой общей гигиены Харьковского медицинского института, совмещая работу на кафедре с работой в Украинском институте коммунальной гигиены (1931-1935) и в Украинском научно-исследовательском химическом институте (1931-1941). С начала Великой Отечественной войны находился в действующей армии. Главные направления научных исследований: проблемы медицинской оценки климата, погоды и микроклимата, гигиена питания и водоснабжения, проблемы санитарной охраны морей. Эта тематика нашла отражение более чем в 100 научных работах. Состоял членом Ученого медицинского совета при НКЗ УССР, редакционной коллегии журнала «Профессиональная медицина» и редакционного совета журнала «Гигиена и санитария», правления Ленинградского отделения Всероссийского научного общества гигиенистов и санитарных врачей.

Его отличали широта научных интересов и энциклопедичность знаний в различных областях гигиены. Он автор монографии «Методы санитарной оценки морских вод»,             2 учебников по гигиене для студентов медицинского института. Несмотря на организационные и кадровые трудности, коллектив сохранил творческое единство и высокую работоспособность, что в немалой степени является заслугой В.А. Яковенко.

В этот период на кафедре проведены научные исследования по проблемам санитарной охраны моря (В.А. Яковенко, Н.Н. Алфимов, Н.Н. Еремеев), гигиенической оценки условий труда на надводных кораблях (В.Г. Чвырев, Н.И. Матузов, О.В. Давыдов), фортификационных сооружений (О.А. Ластков), коммунальной гигиены (П.Н. Яговой), микроклимату (Е.П. Сергеев), гигиены питания (В.В. Падкин).

В1960 г. кафедру возглавил ученик В.А. Яковенко полковник медицинской службы, профессор Николай Иванович Бобров (Н.И. Бобров также исполняя обязанности начальника кафедры военно-морской гигиены ВММА с 1953 по 1955 гг.). В1932 г. он окончил 2-й Ленинградский медицинский институт и был зачислен в аспирантуру при кафедре гигиены труда. В1938 г. после защиты кандидатской диссертации организовал и возглавил кафедру гигиены труда и профзаболеваний в Томском медицинском институте, а спустя три года стал старшим научным сотрудником Ленинградского НИИ гигиены труда и профзаболеваний.      В годы Великой Отечественной войны находился на Ленинградском фронте в действующей армии и в осажденном Ленинграде. С 1945 по1956 гг. работал доцентом и старшим преподавателем кафедры военно-морской гигиены ВММА, а с1956 г. - ВМА. В1960 г. защитил докторскую диссертацию на тему: «Проблемы акклиматизации моряков в высоких широтах Мирового океана».

Прорабатывал проблемы гигиены труда специалистов ВМФ и акклиматизации моряков в высоких широтах Мирового океана. Его по праву считают основателем школы специалистов по радиационной и коммунальной гигиене. Под руководством Н.И. Боброва выполнено 9 докторских и 27 кандидатских диссертаций. Им опубликовано более 90 научных работ, посвященных актуальным проблемам военно-морской гигиены. Среди них «Учебник по военно-морской гигиене» (1964), «Радиационная гигиена» (1967), монография «Физиолого-гигиенические аспекты акклиматизации человека на Севере» (1979).

Он неоднократно избирался членом правления Всесоюзного научного общества гигиенистов и санитарных врачей и председателем Ленинградского отделения общества, много лет был активным членом редакционного совета журнала «Гигиена и санитария».

В научных исследованиях акцент был сделан на гигиеническую характеристику обитаемости подводных лодок (Б.Г. Афанасьев) и надводных кораблей (Г.М. Жердев,       К.В. Мазуров, В.В. Скорняков), а также специфические проблемы, связанные с ракетным оружием (А.В. Зун) и радиационной безопасностью на ВМФ (А.Н. Борисов, Ю.Н. Петров, Г.Н. Новожилов).

В1968 г. руководство кафедрой принял полковник медицинской службы, доктор медицинских наук, профессор Николай Николаевич Алфимов, ученик и ближайший соратник   Н.И. Боброва. По окончании в1945 г. ВММА Н.Н. Алфимов проходил службу в должности врача дивизиона тральщиков и врача-гигиениста санитарно-эпидемиологической лаборатории Лиепайской военно-морской базы. Участник Великой Отечественной войны.     В1952 г. окончил адъюнктуру при кафедре общей гигиены ВММА и был оставлен в Академии. В1964 г. защитил докторскую диссертацию на тему: «Экспериментальные основы гигиены прибрежной полосы моря». После демобилизации (1976) заведовал кафедрой гигиены спорта Ленинградского института физической культуры. Его научные исследования посвящены гигиене моря, радиационной гигиене, гигиене длительных плаваний, медицинской географии и экологии. Им проведены оригинальные исследования по оценке состояния прибрежных районов морей, он разработал информационно-вероятностный метод оценки состояния здоровья человека и окружающей среды. Он является автором и соавтором более 400 научных работ, в том числе 2 учебников (1964, 1969), ряда монографий («Основы гигиены прибрежной полосы моря», 1970; «Основы гигиены моря», 1975, и др.), курса лекций по социальным аспектам военно-морской гигиены. Под его руководством подготовлены 2 доктора и 5 кандидатов медицинских наук. Коллективом кафедры был написан учебник «Радиационная гигиена», издание которого в1969 г. оказалось весьма своевременным, слушатели Академии получили возможность заниматься по учебнику, созданному по программе их обучения.

В этот период (1972) состоялся выпуск слушателей I факультета. Двое из них        (А.А. Березин и М.М. Хуторецкий) стали в дальнейшем преподавателями кафедры ВМРГ.

В период с 1976 по1982 гг. кафедру военно-морской и радиационной гигиены возглавлял ученик В.А. Яковенко генерал-майор медицинской службы, доктор медицинских наук, профессор Виктор Георгиевич Чвырёв.

Окончив в1948 г. ВММА, он направляется на должность врача-специалиста лабораторного отделения военно-морского госпиталя г. Риги. В1952 г. закончил адъюнктуру при кафедре общей гигиены ВММА и в 1953-1962 гг. занимался исследованием обитаемости кораблей и проблем радиационной безопасности на флоте, являясь сотрудником управления обитаемости I НИИ ВМФ. В ВМА он прошел путь от старшего научного сотрудника кафедры военно-морской и радиационной гигиены до заместителя начальника кафедры общей и военной гигиены (1972-1976) и начальника кафедры ВМРГ.

В1982 г. его назначили на должность главного гигиениста Министерства обороны, в которой он находился более 9 лет. С1991 г. профессор В.Г. Чвырев - заместитель председателя экспертного совета ВАК РФ по медицинским наукам. Его научная деятельность посвящена разработке ряда крупных проблем военно-морской гигиены - обитаемости кораблей и гигиене труда специалистов ВМФ, радиационной гигиене и радиационной безопасности, коммунальной гигиене, организации санитарно-гигиенических мероприятий в войсках. Тема докторской диссертации: «Гигиеническая характеристика обитаемости подводных лодок». Внёс большой вклад в исследование обитаемости подводных лодок, был одним из разработчиков проектов многих руководящих документов по медицинскому обеспечению ВС и ВМФ. В создании лаборатории обитаемости Академии участвовали воспитанники кафедры ВМРГ: О.В. Давыдов, Б.Г. Афанасьев, Г.М. Жердев, А.В. Зун, В.В. Скорняков, ставший в последующем её начальником, а лаборатории неионизирующих излучений - О.П. Ломов (начальник лаборатории), Ю.А. Миранович,     И.М. Ахметзянов.

С1982 г. кафедрой руководил полковник медицинской службы, доктор медицинских наук, профессор Геннадий Николаевич Новожилов. По окончании в1955 г. ВММА он проходил службу на надводных кораблях Тихоокеанского флота, будучи флагманским врачом, участвовал в медицинском обеспечении 15 походов надводных кораблей и экспедиционных судов, участвовавших в обеспечении полетов космонавтов. В1965 г. окончил адъюнктуру и прошел путь от младшего научного сотрудника до начальника кафедры ВМРГ. В1984 г. защитил докторскую диссертацию: «Гигиенические аспекты акклиматизации личного состава надводных кораблей и морской пехоты при плавании в низких широтах». Основные направления исследований: гигиеническая оценка микроклимата и теплового состояния организма и радиационной гигиены, изучение особенностей труда личного состава атомных подводных лодок, надводных кораблей и морской пехоты.

Этот период в научной работе кафедры отличается высокой интенсивностью исследований. В отдельные годы на кафедре одновременно работало до 4 и даже                     5 адъюнктов, были защищены кандидатские диссертации по гигиенической характеристике высокоэффективных средств обработки индивидуальных запасов воды (С.В. Гребеньков), антимикробного белья (И.А. Меркушев), условий труда морских пехотинцев в жарком и холодном климате (В.А. Майдан), специалистов флота, занятых на этапах обращения с радиоактивными отходами (М.С. Николаевич), обитаемости десантных кораблей с динамическими принципами поддержания (И.М. Ахметзянов). Б.И. Жолус проводил гигиенические исследования в Антарктиде (в антарктическом метеорологическом центре   ст. Молодежная, 1980-1981 гг.).

В этот период большие задачи стояли в области гигиены питания по оценке пищевого статуса, разработки гигиенических требований к новому поколению рационов питания, основанных на современных технологиях для всех контингентов ВС - летчиков, водолазов-глубоководников, подводников, морской пехоты и других (А.А. Махненко, к.м.н.               В.И. Попов, к.м.н. В.А. Майдан). Решение этих задач кафедра осуществляла в тесном сотрудничестве с НИЛ питания Академии. Не случайно два преподавателя кафедры          В.И. Попов и В.А. Майдан стали в дальнейшем начальниками этой лаборатории. После аварии на Чернобыльской АЭС весь научный потенциал кафедры ВМРГ был мобилизован на решение научных и практических проблем ликвидации аварии на ЧАЭС.

В1991 г. кафедру возглавил полковник медицинской службы, доктор медицинских наук, профессор Борис Иванович Жолус, окончивший с отличием Академию в1971 г. После окончания Академии проходил службу на ядерном полигоне Новая Земля (1971-1974), где началась его самостоятельная научная деятельность. Успешно окончив в1979 г. адъюнктуру при кафедре ВМРГ, защитив кандидатскую диссертацию по проблеме кондиционирования опресненной воды на кораблях и судах ВМФ, Б.И. Жолус был назначен преподавателем.       В этот период в качестве врача-исследователя он принял участие в 26-й Советской Антарктической экспедиции (1980-1981 гг.), где собрал богатый научный материал. С 1984 по1987 гг., прервав на время педагогическую деятельность в Академии, Б.И. Жолус исполнял непростую должность главного гигиениста Северного флота. За время ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС ему в качестве организатора, специалиста-гигиениста в 1987, 1988 и 1989 гг. пришлось участвовать в проведении работ в аварийной зоне и решать различные вопросы медицинского обеспечения войск.

Докторская диссертация Б.И. Жолуса (1991) посвящена актуальной проблеме - социальной гигиене военнослужащих ВМФ.

В1993 г. руководством Академии было принято решение об объединении кафедр общей и военной гигиены и военно-морской и радиационной гигиены, которое, однако, так и не было оформлено юридически. Тем не менее, Борису Ивановичу Жолусу выпала непростая задача руководить коллективами обеих кафедр. В1996 г. руководство ГВМУ МО РФ отказалось от идеи объединения кафедр, решив сохранить две самостоятельные кафедры: общей и военной гигиены, которой продолжил руководить профессор Б.И. Жолус, и военно-морской и радиационной гигиены.

В1996 г. кафедру военно-морской и радиационной гигиены возглавил полковник медицинской службы, доктор медицинских наук (1998), профессор (1999) Сергей Васильевич Гребеньков.

После окончания с отличием Академии в1978 г. С.В. Гребеньков проходил службу на Северном флоте в должности начальника медицинской службы большой крейсерской атомной подводной лодки. Имеет опыт боевых служб, участник дальних походов. В1985 г. поступил в адъюнктуру при кафедре ВМРГ, которую успешно окончил в1988 г. и был оставлен преподавателем той же кафедры. Кандидатская диссертация посвящена проблеме обработки индивидуальных запасов воды в полевых условиях. В1986 г. по заданию ЦВМУ МО С.В. Гребеньков в Афганистане оказывал методическую и консультативную помощь специалистам в обеспечении санитарного благополучия действующих частей, в реальных условиях испытывал перспективные образцы индивидуальных водоочистителей.

В1988 г. как специалист в области радиационной гигиены и радиационной безопасности участвовал в ликвидации аварии на атомной подводной лодке Северного флота. Основная область его научных интересов - коммунальная и радиационная гигиена, радиоэкология, в том числе проблемы обращения с радиоактивными отходами на ВМФ, вывода из эксплуатации  кораблей  с ЯЭУ, оптимизации жизнедеятельности военнослужащих на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению в результате аварии на Чернобыльской АЭС. С.В. Гребеньков является автором (соавтором) около 90 научных работ, изобретений и многих рационализаторских предложений. Благодаря усилиям С.В. Гребенькова на кафедре оборудована современная нештатная дозиметрическая лаборатория.

К 200-летнему юбилею академии (1998) кафедральный коллектив подготовил и издал за счёт средств авторов двухтомное руководство «Военно-морская и радиационная гигиена» общим объёмом более 1200 страниц (81 п.л), впервые сочетающее в себе теоретические положения дисциплины с исчерпывающей информацией нормативного, методического и справочного характера, не имеющее прецедента в отечественной литературе по военно-морской гигиене, как по содержанию, так и по объёму. Эта работа на внутриакадемическом конкурсе среди профессорско-преподавательского состава в 1998 году заняла 1-е место. Более 10 лет это издание широко применяется во многих медицинских ВУЗах страны и сохраняет актуальность не только для учебного процесса, но и активно используется специалистами медицинской службы в условиях повседневной деятельности в воинских частях и на кораблях ВМФ.

В это же время силами сотрудников сформирована библиотека и музей кафедры военно-морской и радиационной гигиены.

В2006 г. кафедру ВМРГ возглавил полковник медицинской службы, доктор медицинских наук (2007), доцент Игорь Витальевич Петреев. После окончания ВМедА в1988 г. проходил службу на Тихоокеанском флоте в должности начальника медицинской службы атомной подводной лодки 3-го поколения. Имеет опыт медицинского обеспечения дальних автономных походов. В1992 г. И.В. Петреев поступил в адъюнктуру при кафедре ВМРГ, которую успешно окончил в1995 г. и был назначен на должность преподавателя той же кафедры. Его кандидатская диссертация (1995) посвящена гигиенической характеристике перспективных средств переработки бытовых отходов на кораблях ВМФ. С 1998 по 2003 гг. исполнял обязанности начальника учебной части кафедры. За этот период усилия сотрудников были направлены на разработку новых форм учебно-методических пособий для самостоятельной подготовки всех групп обучаемых. Его идея разработки 2-томного руководства по ВМРГ, поддержанная С.В. Гребеньковым, Б.И. Жолусом, И.А. Меркушевым и другими сотрудниками кафедры была успешно реализована в1998 г. Начиная с 1998 года, силами кафедрального коллектива изданы более 15-ти учебно-методических пособий для курсантов и слушателей академии. За этот период кафедра ВМРГ дважды (в 2001/2002 и 2002/2003 учебных годах) была названа лучшей среди теоретических кафедр академии. Докторская диссертация И.В. Петреева (2007) посвящена вопросам оптимизации гигиенической компетентности различных специалистов путем использования современных компьютерных технологий.

Кафедра осуществляет обучение курсантов и слушателей на I, II, III, IV, V и VI факультетах.

Преподавание военно-морской и радиационной гигиены слушателям и курсантам IV факультета всегда считалось базисным курсом. До объединения двух академий в изучении гигиены соблюдался следующий алгоритм обучения слушателей: сначала на кафедре общей гигиены как пропедевтической кафедре, а затем на кафедре ВМГ как профильной.                           С объединением гигиенических кафедр в ВММА в1955 г. (а в дальнейшем и двух академий) эта система была разрушена, что потребовало корректировки учебной программы с учетом необходимости усвоения сначала основ, а затем специальных вопросов гигиены на одной кафедре.

Первый набор слушателей на I факультет ВМА состоялся в1958 г. и просуществовал в виде заочной формы обучения только два года. Обучение проходило в форме трёх сборов продолжительностью один месяц: установочный, отчетно-установочный и итоговый. Затем факультет перешел на очное обучение слушателей.

По инициативе профессора Н.И. Боброва в программе обучения ФПВ был значительно увеличен раздел радиационной гигиены за счет дополнительного выделения 40 часов учебного времени. Для изучения этого нового важного раздела военно-морской гигиены в начале 1960-х гг. Н.Н. Алфимов, П.Н. Яговой, Н.И. Матузов и Н.И. Бобров прошли специальные курсы в Москве. Таким образом, за 2—2,5 года преподаватели кафедры овладели методикой преподавания радиационной гигиены. Кафедра приступила к разработке научных радиационно-гигиенических проблем обеспечения флота, что нашло свое отражение и в названии кафедры.

С тех пор учебный процесс и содержание дисциплины военно-морской и радиационной гигиены неоднократно корректировались, отражая появление на кораблях новых опасных и вредных факторов труда (лазерных приборов, компонентов ракетных топлив, инфразвук и других). В1980 г. было издано учебное пособие «Санитарно-гигиенические мероприятия на ВМФ», в котором на новом научном уровне рассматривались прикладные вопросы военно-морской и радиационной гигиены.

Под руководством профессора Г.Н. Новожилова произошли определенные изменения в учебном процессе. При отработке структурно-логической схемы преподавания ВМРГ в начале  80-х гг. были тщательно изучены программы смежных кафедр с целью уточнения преемственности, последовательности преподавания учебных дисциплин на военно-морском факультете и, в частности, ВМРГ. В середине 80-х гг. усилились требования к совершенствованию преподавания, его профильности и практической направленности. Особенно следует отметить стремление коллектива кафедры по возможности преподавать вопросы санитарно-эпидемиологического надзора (СЭН) на соответствующих военных и гражданских объектах. В разное время это осуществлялось в СЭО ЛенВМБ, на подводных лодках и надводных кораблях в Кронштадте и на санитарном катере, в продпищеблоке, казарме и общежитии курсантов Академии, очистных сооружениях «Водоканала». Наиболее полно практические навыки отрабатывались в период флотской стажировки на соединениях подводных лодок и надводных кораблей.

Другое нововведение было связано с введением в курс обучения ситуационных задач и тестового контроля, новых форм занятий - «самостоятельная работа под руководством преподавателя», созданием учебно-тематических классов по важнейшим разделам гигиены, оборудованием нештатной радиометрической лаборатории, оснащенной современной научно-исследовательской аппаратурой.

К сожалению, в эти годы происходило систематическое сокращение учебного времени, выделенного на преподавание ВМРГ на IV факультете (с 212 ч. в1982 г. до 144 ч. в1991 г.), что отражает несколько декларативный характер тезиса о профилактике как «генеральной линии» советского, а теперь российского, здравоохранения.

В1990 г. вместо выпускного экзамена по ВМРГ был введен комплексный экзамен, в котором главенствующая роль стала принадлежать кафедре организации и тактики медицинской службы флота (ОТМС ВМФ). К этому экзамену кроме учебных материалов ОТМС ВМФ курсант должен изучить теоретические материалы и отработать практические навыки по военно-морской и радиационной гигиене, общей и военной эпидемиологии, физиологии подводного плавания, медицинскому снабжению. Экзамен принимается комиссией, в состав которой входят представители вышеназванных кафедр.

В середине 80-х начале 90-х годов были подготовлены три выпуска слушателей              I факультета (1984, 1987, 1991) - специалистов по военно-морской и радиационной гигиене, которые и сегодня возглавляют ведущие СЭУ и подразделения ВМФ. Обучение осуществлялось по двухлетней программе. К числу особенностей преподавания на                  I факультете следует отнести выраженную проблемность лекционного материала, широкое использование внеакадемических баз (Военная академия тыла и транспорта, Военно-морская академия, СЭО ЛенВМБ и ЛенВО, Городской и Областной центры СЭН Санкт-Петербурга, научно-исследовательские учреждения Санкт-Петербурга) и городских объектов (водопроводные и канализационные очистные сооружения, мусоросжигательный завод, хлебозавод, мясокомбинат, молокозавод, объекты ядерного энергетического цикла), прохождение флотской практики и стажировки по специальной программе на базе СЭО флотов под руководством преподавателей кафедры.

При обучении слушателей V и VI (ранее академических курсов) факультетов Академии кафедра исходила из целевого назначения подготовки и конкретных задач групп. Среди слушателей-иностранцев, которые проходили обучение на кафедре были представители Ливии, Кубы, Сомали, Гвинеи, Венгрии, Германии, Чехии, Польши, Болгарии, Вьетнама, Китая, Анголы, Мозамбика, Йемена, Индии и других стран. Для каждой группы существовала отдельная программа обучения.

На VI факультете обучались врачи-специалисты из СЭУ, службы радиационной безопасности флота, преподаватели институтов и корабельные (войсковые) врачи.

Кроме того, в основном для слушателей I и VI факультетов с1990 г. преподается такой раздел, как социальная гигиена военнослужащих, а с1992 г. - военная экология. При этом ряд сотрудников кафедры - академики МАНЭБ.

В 90-х гг. научная тематика кафедры обогащается новыми направлениями, прежде всего крупномасштабными исследованиями в области социальной гигиены военнослужащих, оценки индивидуального и популяционного здоровья, методов донозологической диагностики (Б.И. Жолус, Г.Н. Новожилов, В.А. Майдан), экологии (И.А. Меркушев) и радиоэкологии (С.В. Гребеньков). В рамках первого на кафедре ВМРГ разрабатывались проблемы организационно-правовых основ деятельности врача корабля (части), проблемы здорового образа жизни, гигиенического воспитания военнослужащих. По инициативе      Б.И. Жолуса специалисты военно-морских кафедр Академии разработали программу новой учебной дисциплины для слушателей Военно-морской академии им. Н.Г. Кузнецова по основам охраны здоровья военнослужащих, которая была включена в программу преподавания Академии в1991 г.  В это же время на кафедре были проведены глубокие исследования в области радиоэкологических последствий аварии на Чернобыльской АЭС и разработаны рекомендации по оптимизации жизнедеятельности военнослужащих и населения в условиях длительного пребывания на радиоактивно загрязненных территориях (С.В. Гребеньков, А.А. Махненко). Чрезвычайно актуальной не только для России, но и для всего мирового сообщества стала проблема утилизации устаревших и выработавших свой ресурс атомных подводных лодок, решением гигиенических аспектов которой занимаются И.К. Романович, С.В. Гребеньков. Они же активно участвовали и в такой уникальной операции, получившей широкий резонанс в скандинавских странах и странах Балтии, как удаление из акватории Ладожского озера радиоактивно загрязненного опытного судна «Кит», на котором в 50-х гг. проводились испытания радиологического оружия.

В этот же период по инициативе Б.И. Жолуса в курс преподавания дисциплины на IV факультете впервые было введено занятие по организационно-правовым основам профилактики заболеваний личного состава ВМФ, а с1991 г. в учебную программу введен раздел «Социальная гигиена военнослужащих», И.В. Петреевым проведены актуальные исследования, посвященные оценке эффективности современных методов и средств удаления отходов на кораблях ВМФ, а В.В. Омельчуком защищена диссертация по проблеме питания военнослужащих, длительное время находящихся в средствах индивидуальной защиты СИЗ (как одного из аспектов уничтожения химического оружия).

К 205-й годовщине основания академии сотрудники кафедры совместно с ФГУП НИИ промышленной и морской медицины Федерального медико-биологического агентства инициативно разработали и внедрили в повседневную педагогическую практику мультимедийную справочно-обучающую программу по ВМРГ, которая кроме современных теоретических положений гигиенических основ охраны здоровья военнослужащих, извлечений из действующих официальных документов, методик выполнения лабораторных и инструментальных исследований содержит подпрограмму тестирования по основным разделам гигиены, которую можно использовать как в режиме обучения, так и в режиме контроля. В 2004 году Учёный совет академии представил 2-томное руководство по ВМРГ и мультимедийную справочно-обучающую программу на премию Правительства РФ в области образования за 2003 год. Существенно дополненная и обновлённая версия мультимедийной программы под названием «Эколого-гигиенические основы охраны здоровья военнослужащих» кафедральным коллективом будет выпущена к 210-й годовщине со дня образования академии.

В соответствии с государственным образовательным стандартом и Приказом министра обороны РФ2000 г. № 180 «О развертывании Системы экологического обучения и воспитания в Вооруженных Силах Российской Федерации» на кафедре ВМРГ впервые в Академии начато преподавание дисциплины «Военная экология». Сотрудниками кафедры сформирован комплекс обязательных учебно-методических материалов, разработано учебно-методическое пособие «Медико-экологические основы безопасности деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации» (2003) и «Учебное пособие для самостоятельной работы курсантов на занятиях по экологии» (2005).

За период с1998 г. по настоящее время кафедра организовала и провела Всеармейские научные конференции «Военно-медицинские аспекты экологического обеспечения деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации» (1998) и «Военно-морская и радиационная гигиена: итоги, достижения и перспективы развития» (2000). Кроме того, сотрудники кафедры приняли участие более чем в 15-ти научных конференциях и съездах.    В настоящее время развернута подготовка к проведению юбилейной научно-практической конференции, посвященной 70-летию образования кафедры ВМРГ, которая состоится в    2010 г.

За почти 70-летний период существования кафедры ВМРГ её сотрудниками были защищены 15 докторских и более 40 кандидатских диссертаций, под руководством кафедральных учёных защитили диссертации 16 внешних соискателей.

Последнее 10-летие характеризовалось активным внедрением в учебный процесс компьютерных технологий. Кафедральный коллектив один из первых (2000) разработал мультимедийную справочно-обучающую программу «Военно-морская и радиационная гигиена», а также комплект тестовых заданий и стал использовать компьютерное тестирование, как обязательную составную часть подготовки курсантов и слушателей, не только на экзаменах и зачётах, но и в повседневной деятельности. С2003 г. весь лекционный курс по ВМРГ сопровождается мультимедийными презентациями, содержание которых постоянно совершенствуется. Кафедра является единственным учебно-научным подразделением Академии, ведущим подготовку курсантов и слушателей на всех потоках по вопросам обитаемости кораблей, радиационной гигиены, радиоэкологии и медицинским аспектам военной экологии.

В настоящее время в научной тематике кафедры наряду с традиционными гигиеническими направлениями приоритет отдается вопросам охраны здоровья военнослужащих (И.В. Петреев), радиационной гигиене, а именно - характеристике дозовых нагрузок медицинского персонала и пациентов при различных интервенционных методах диагностики и лечения (С.В. Гребеньков, Э.М. Мавренков), гигиене питания (Э.П. Соловей, В.Ю. Лизунов) и гигиеническим аспектам военной экологии (В.Н. Александров).                    В последние годы активно проводится совместная работа со специалистами кафедры ОТМС ВМФ по разработке проектов документов по организации медицинского обеспечения кораблей ВМФ. Дальнейшее развитие учебного процесса на кафедре коллектив связывает с подготовкой в интернатуре специалистов по радиационной гигиене для СЭУ и СРВ Флота.

Кафедра ВМРГ, как самостоятельное учебное и научное подразделение академии, на протяжении более 70 лет вносит существенный вклад в развитие военно-морской медицины и подготовку высококвалифицированных кадров медицинской службы. За время, прошедшее с момента образования кафедры и по сей день, на ней сложились устойчивые традиции, которые позволяют ее сотрудникам высоко держать знамя медицины предупредительной, решать сложные гигиенические проблемы по сохранению и укреплению здоровья военнослужащих.

 

Кафедра военно-морской хирургии

Военно-морская хирургия является разделом хирургии и относится к числу таких дисциплин, которые находят применение во время боевой деятельности сил Военно-Морского Флота, в повседневной жизни флота, при аварийных ситуациях и стихийных бедствиях.

Хирургическая помощь на море оказывалась издавна. Когда в1938 г. был создан Военно-Морской факультет при I-м Ленинградском медицинском институте им. акад.      И.П. Павлова с кафедрой военно-морской хирургии, морские врачи имели уже большой опыт оказания помощи раненым в морских сражениях, при медицинском обеспечении морских десантов, при оказании помощи пострадавшим в стихийных бедствиях, при авариях на кораблях. Врачи уже ясно представляли себе, что течение хирургической травмы, её лечение в условиях флота имеют свои большие особенности. Морские врачи изучали опыт работы своих предшественников-участников морских войн, работавших на кораблях и в военно-морских госпиталях.

Первым начальником кафедры военно-морской хирургии на Военно-морском факультете был профессор, бригврач Б.В. Пунин. Кафедра располагалась на базе                    I-го Военно-Морского госпиталя, где и проводилась профильная подготовка курсантов     (150 человек), призванных на военную службу из числа студентов IV-V курсов I-го Ленинградского медицинского института им. акад. И.П. Павлова.

В ноябре1939 г. вводится должность Главного хирурга Военно-Морского Флота. На эту должность назначается выдающийся хирург, профессор, дивврач Ю.Ю. Джанелидзе.

10 июня1940 г. была организована Военно-Морская Медицинская Академия. Весь личный состав военно-морского факультета I-го Ленинградского медицинского института был переведён в ВММА. В составе Академии работала кафедра военно-морской хирургии во главе с профессором Б.В. Пуниным, и кафедра госпитальной хирургии – возглавил кафедру военврач I ранга  профессор В.Я. Теплиц.

С началом великой Отечественной войны кафедра военно-морской хирургии активно включилась в оказание лечебной помощи морякам и в организацию хириругической помощи на боевых кораблях и в медицинских учреждениях флота. Профессор Б.В. Пунин был назначен Главным хирургом Балтийского Флота.

В ноябре1941 г. Кафедра военно-морской хирургии в составе всей Академии перебазировалась в г. Киров, где в качестве клинической базы кафедры был использован эвакогоспиталь.

Научная деятельность кафедры в этот период развивалась в двух направлениях: организационные вопросы медицинской службы ВМФ и изучение боевой травмы. Основными трудами кафедры в этот период являлись: «Характеристика поражений и санитарных потерь на ВМФ», «Объём хирургической помощи на кораблях, в частях, госпиталях КБФ».

Медицинское обеспечение раненых на флоте осуществлялось в виде единой системы лечебных и эвакуационных мероприятий. Система эта известна, как система этапного лечения с эвакуацией по назначению. Наиболее существенной чертой этой системы является единство процесса лечения и эвакуации. При эвакуации раненые и больные последовательно проходят медицинские этапы, расположенные в море и на берегу на различном удалении от сил флота, ведущих боевые действия. На каждом этапе медицинской эвакуации раненые и больные получали соответствующий вид и объём медицинской помощи. Система этапного лечения с эвакуацией по назначению доказала свою правильность и глубокую научную обоснованность. Благодаря этой системе военно-морская хирургия решила свою главную задачу – она разработала такую организацию хирургической помощи, которая позволила спасти жизнь, возвратить в строй максимальное число раненых. Благодаря ей так же удалось добиться максимального снижения инвалидности среди моряков, получивших боевые поражения, травмы.

Военно-Морской Флот – вёл активные боевые действия. Корабли 1-2 ранга постоянно участвовали в десантных операциях. Раненые из десантов принимались на борт крупных кораблей, а это вызвало необходимость увеличить и расширить объём хирургической помощи непосредственно на кораблях. Очень важную роль в выработке хирургической тактики непосредственно на боевых кораблях сыграл опыт работы на госпитальных и санитарно-транспортных судах (Балтийский и Черноморский Флоты). Объём хирургической помощи на них зависел от задач, выполняемых этими судами, от контингентов поступающих раненых и от сроков пребывания их на судах. На ряде боевых кораблей, где в штате были хирурги (крейсеры: «Киров», «Красный Крым», «Красный Кавказ», лидер «Ташкент», канонерская лодка «Красное Знамя», эскадренный миноносец «Безупречный» и другие корабли) производились первичная хирургическая обработка ран мягких тканей и открытых переломов, ампутации, перевязка артерий, ушивание пневмоторакса. А в1942 г. хирургами В.С. Кривошеевым и А.В. Фроловым на эсминцах «раздельный» и «Разъярённый» впервые были выполнены полостные операции – алиендэктомии.

В это же время в Военно-Морской Медицинской Академии, продолжавшей учебный процесс и постоянно готовившей кадры военно-морских врачей, их усовершенствование, работала и кафедра госпитальной хирургии, которую последовательно возглавляли бригврачи А.В. Мельников, М.С. Лисицын, а с января1943 г. – Главный хирург Военно-Морского Флота, дивврач профессор Ю.Ю. Джанелидзе. Кафедра была эвакуирована из осаждённого Ленинграда в г. Киров в1942 г. и размещена в Военно-морском клиническом госпитале. Специалисты кафедры оказывали раненым специализированную хирургическую помощь, вели учебную и научную работу, тематика которой была связана с проблемами хирургии войны. Большую известность получили работы кафедры по лечению ранений грудной клетки, лечению травматических артериальных аневризий, свободной пересадки кожи и др.

Профессора, преподаватели кафедры часто прибывали в командировки на действующие флоты, где оказывали большую практическую и теоретическую помощь военно-морским врачам. Видные хирурги-учёные и практики с самого начала Великой Отечественной войны были главными хирургами флотов: В.А. Суворов, Г.М. Хайтис – на Тихоокеанском; Д.А. Арапов – на Северном; Б.В. Пунин, А.В. Мельников, М.С. Лисицын – на Балтийском; Б.А. Петров – на Черноморском; Е.В. Смирнов – на Каспийской флотилии.

Летом 1944 года кафедры возвратились в Ленинград и немедленно продолжили свою работу в родных стенах на территории бывшей Обуховской больницы им. Нечаева.

В этом же году была организована Академия Медицинских Наук СССР и учёные - военно-морские хирурги заняли в ней достойное место. Академиками и членами-корреспондентами АМН СССР стали Ю.Ю. Джанелидзе, А.В. Мельников, Н.Н. Самарин.

С 1944 по1956 г. в Военно-Морской Медицинской Академии самостоятельно работали кафедры военно-морской и госпитальной хирургии. После смерти Ю.Ю. Джанелидзе в   1950 г. кафедру госпитальной хирургии возглавил профессор Е.В. Смирнов, а кафедру военно-морской хирургии с1956 г. – профессор А.А. Бочаров.

После победоносного завершения Великой Отечественной войны профессорско-преподавательский состав кафедр провёл анализ своей работы. Как отметили                      Г.А. Зедгенидзе, Я.Н. Полонский в работе «Пять лет научной деятельности Военно-Морской Медицинской Академии 1940-1945» (г. Ленинград, 1946, изд. ВММА) военно-морские хирурги особенно широко разработали вопросы огнестрельных повреждений различных органов (Ю.Ю. Джанелидзе, Г.А. Зедгенидзе, С.С. Вайль, А.В. Мельников, Б.В. Пунин,    В.М. Уваров и др.) и боевой травмы нервной системы (В.С. Галкин, А.В. Триумров,           Б.А. Фаворский и др.). В работе отмечено, что на кафедре нормальной анатомии изучали функциональную морфологию сосудистых и нервных связей. Работы члена-корреспондента АМН Б.А. Долго-Сабурова, профессора В.Н. Черниговского, А.А. Смирнова, Е.Д. Долго-Сабуровой вносят своими данными существенные коррективы в современное представление о сроках восстановления окольного кровообращения и кладут начало разрешению весьма актуальных задач в хирургии сосудов.

Так же были отмечены большие успехи кафедры физической подготовки в разработку приёмов лечебной физической культуры и её большую эффективность в лечении и реабилитации раненых и больных.

  В послевоенный период учебный процесс на кафедре протекал очень напряжённо, занятия проводились в несколько потоков. Обучались слушатели подготовки врачей, слушатели факультета усовершенствования, клинические ординаторы, адъюнкты. Направление лечебной работы клиник в значительной степени диктовалось необходимостью сосредоточить усилия и добиться максимально возможной реабилитации и восстановления здоровья и трудоспособности раненых, которые получили боевые травмы и ранения в годы Великой Отечественной войны.

В1955 г. завершилось издание капитального многотомного труда «Медицинская служба ВМС СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

  Анализ работы в Великую Отечественную войну военно-морских хирургов-учёных, профессоров Ю.Ю. Джанелидзе, Д.А. Арапова, Б.В. Пунина, А.А. Бочарова, Е.В. Смирнова, И.Д. Житнюка и др. явился бесспорным обоснованием военно-морской хирургии как самостоятельной научной дисциплины.

В1956 г. в связи с сокращением Вооружённых Сил, Военно-Морская Медицинская Академия была расформирована и присоединена к Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова в качестве Факультета подготовки врачей для Военно-Морского Флота. Кафедры военно-морской хирургии и госпитальной хирургии продолжили свою работу и постоянно выполняли научную тематику, которая была в прямой зависимости от потребностей медицинской службы Военно-Морского Флота; активно разрабатывались проблемы, связанные с оказанием помощи поражённым от новых видов оружия. В период с 1956 по 1961 гг. сотрудниками кафедр было опубликовано свыше 155 научных работ.

В1961 г. в связи с общим сокращением Вооружённых Сил кафедра военно-морской хирургии и кафедра госпитальной хирургии были объединены в единую кафедру военно-морской и госпитальной хирургии. Её начальником был назначен профессор, генерал-майор медицинской службы Е.В. Смирнов. Кафедра имела основную базу в 49-м городке и три внештатные клинические базы в городских больницах. Размещение кафедры на территории 49-го городка было исключительно удобно и целесообразно – практически рядом располагались кафедра военно-морской и госпитальной терапии, кафедра термических поражений, кафедра специальной физиологии – т.е. кафедры, обеспечивающие профильную подготовку военно-морских врачей и проводящие научно-исследовательскую работу в интересах медицинского обеспечения повседневной и боевой деятельности военных моряков. Кроме этого, на территории 49-го городка размещён целый ряд кафедр, научно-исследовательских лабораторий, совместно с которыми военно-морские хирурги проводили большую работу.

Клиника быстро заняла ведущее место в стране по разработке проблем желчной хирургии, хронического панкреатита, дуоденального стаза, хронического остеомиелита, заболеваний щитовидной железы, ангиохирургии и др. Изучались вопросы рационального оказания помощи больным с неотложной патологией органов брюшной полости.

На Военно-Морском Флоте появились новые типы кораблей – атомные подводные лодки, авианесущие крейсеры; увеличилась длительность и дальность плавания. Всё это потребовало более целенаправленной профильной подготовки военно-морских врачей, способных оказать неотложную квалифицированную хирургическую помощь. На подводных лодках уже в1957 г. штат фельдшера заменён на штат врача, который в обязательном порядке проходит первичную специализацию по хирургии. Морские врачи неоднократно выполняли алиендэктомии на подводных лодках, а в 1962 году на Тихоокеанском флоте на подводной лодке выпускник Академии морской врач С.А. Борисов выполнил нейрохирургическую операцию матросу, получившему тяжёлую черепно-мозговую травму, лечил его в течение всего длительного похода и по возвращении в базу передал его в госпиталь для краниопластики.

Потребовались и серьёзные изменения в организации хирургической помощи на ВМФ. Так, для оказания хирургической помощи в условиях дальних походов создаются (в пределах флота) группы хирургического усиления (КГСМП). Специализированная хирургическая помощь осуществляется в многопрофильных госпиталях военно-морских баз флота.

В1966 г. выходит в свет руководство «Военно-морская хирургия» (А.А. Бочаров,    М.А. Лущицкий). Особое внимание было уделено оказанию хирургической помощи на подводных лодках.

Профессору Е.В. Смирнову удалось сплотить вокруг себя и создать коллектив одарённых и любящих науку людей, которые стали видными деятелями отечественной хирургии, профессорами, главными хирургами флотов и руководителями здравоохранения: В.И. Петров, М.А. Лущицкий, М.В. Портной, В.Р. Прокофьев, О.Б. Порембский, С.Д. Попов, М.П. Гвоздев, С.С. Рахманинов, М.В. Гринёв, Н.Н. Гурин, А.И. Мариев, А.Д. Слобожанкин, В.Ф. Озеров.

В1968 г. была введена двухстепенная система обучения слушателей, в связи с чем существенно изменилась учебная программа. Преподавание хирургии слушателям факультета подготовки врачей для Военно-Морского Флота было поручено одной кафедре, что исключало дублирование в преподавании и усиливало его практическую направленность.

В1973 г. начальником кафедры военно-морской и госпитальной хирургии назначается профессор, генерал-майор медицинской службы М.А. Лущицкий. Кафедра продолжает разрабатывать традиционные для неё вопросы совершенствования оказания квалифицированной и специализированной хирургической помощи на флоте. Впервые с хирургических позиций подробно изучались возможности длительного пребывания водолазов при сверхглубоких погружениях. Большим вкладом в развитие военно-морской хирургии явились результаты исследований воздействия на личный состав кораблей лучевых поражений, холодовой травмы, СВЧ-поля. Был подготовлен и издан ряд учебных пособий для слушателей: «Учебник военно-морской хирургии» (1977 г.), «Учебное пособие к практическим занятиям по хирургии» (1978 г.).

В1986 г. начальником кафедры назначен профессор, лауреат Государственной премии СССР, полковник медицинской службы И.Г. Перегудов. В клинику госпитализируются больные с разными формами облитерирующих поражений артерий нижних конечностей, требовавшими реконструктивных операций, больные с осложнёнными формами язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки.

В1989 г. кафедру возглавил профессор, полковник медицинской службы                    В.В. Румянцев. В1990 г. учёный совет Академии пришёл к выводу о необходимости создания специализированных хирургических и терапевтических кафедр. Кафедра получила новый профиль и стала именоваться кафедрой военно-морской и общей хирургии. После окончания 5-го курса курсанты и слушатели сдают комплексный экзамен по частной хирургии комиссии, состоящей из профессоров и преподавателей всех специализированных кафедр хирургического профиля.

С сентября 1990 года кафедра военно-морской и общей хирургии переводится в            I-й Военно-Морской клинический госпиталь Ленинградской военно-морской базы. Клинической базой кафедры стали хирургические отделения госпиталя и все имеющиеся ранее клинические базы в городских больницах.

Коллектив кафедры приложил личные очень большие усилия к «обустройству» на новом месте. Создан современный операционный блок, созданы удобные и уютные палаты для больных, созданы учебные классы, «макет» операционной подводной лодки, создан музей кафедры, бережно хранящий свои традиции.

В госпитале расширились возможности изучения «флотской» патологии, неотложной хирургии, гнойной хирургии, травм.

Начальником кафедры в1992 г. стал опытный военно-морской врач, профессор, заслуженный врач Российской Федерации. Полковник медицинской службы Н.В. Рухляда. Он же одновременно является и Главным хирургом Ленинградской военно-морской базы. Занятия по подготовке военно-морских хирургов проводятся во всех лечебных учреждениях базы, на учебных кораблях и подводных лодках.

 На кафедре и её клинических базах ежегодно получают квалифицированную и специализированную хирургическую помощь до 3000 больных.

Сотрудники кафедры постоянно поддерживают связи с медицинскими службами флотов, регулярно бывают на кораблях, подводных лодках, в медицинских учреждениях, где оказывают морским врачам – своим ученикам, большую практическую и методическую помощь. Очень многие воспитанники кафедры с благодарностью вспоминают своих учителей, многие добились заметных успехов. Вот всего два примера – бывший адъюнкт кафедры, кандидат медицинских наук, полковник медицинской службы в отставке Катонин Владимир Александрович, врач-хирург медицинской службы I флотилии атомных подводных лодок Северного Флота в самый начальный период формирования соединения, затем адъюнкт кафедры, преподаватель в Горьковском медицинском институте, а в последующем – член Научно-технического совета при Начальнике тыла Вооружённых Сил СССР. Написал и издал интересную, очень полезную книгу «Хочу быть хирургом», которую следовало бы прочитать нашей медицинской молодёжи.

Бывший клинический ординатор кафедры – полковник медицинской службы в отставке Тимофеев Виктор Константинович – после окончания Академии служил на подводной лодке Балтийского Флота, затем поступил в клиническую ординатуру, а после её окончания возглавил хирургическое отделение в 100-коечном госпитале в отдалённом гарнизоне в Тимофеевке Тихоокеанского Флота. Когда читаешь перечень оперативных вмешательств, выполненных Виктором Константиновичем, даже удивляешься, что такое возможно в тех условиях, где он служил. Затем В.К. Тимофеев возглавил травматическое отделение в I Ленинградском Военно-Морском госпитале, где активно лечил моряков, а затем и раненых бойцов из Афганистана. Он закончил свою трудовую деятельность хирургом кафедры военно-морской и общей хирургии, которая подготовила его к большой творческой жизни.

Сотрудники кафедры традиционно принимали непосредственное участие в хирургическом обеспечении личного состава в экстремальных ситуациях и в «горячих точках»: Н.В. Рухляда, Г.А. Макиенко, А.Н. Минченко – на Новой Земле; Н.С. Байков,      С.И. Смирнов, В.А. Тарасов, И.П. Минниуллин, А.В. Коробко, В.С. Зенкин – в Антарктиде; Н.Н. Гурин, Н.В. Рухляда, Д.М. Суровикин, И.П. Минниуллин, Г.А. Макиенко,                 С.Ф. Багненко, К.К. Лежнев, С.А. Тетдоев – в Афганистане; О.Б. Порембский, С.Д. Попов –  в Анголе;  А.Д. Слобожанкин, П.Н. Цыбасов – в Северном Йемене; В.В. Симонов,            А.И. Мариев, Р.И. Житнюк – на Кубе; В.С. Мжельский – в Сомали; Л.Н. Кулик – в Сирии и Анголе. Полученный опыт широко используется в учебном процессе и в научных исследованиях.

Итоги деятельности кафедры за время её существования являются весомым вкладом в сокровищницу отечественной военно-морской хирургии. За этот период на кафедре защищено более 30 докторских и 60 кандидатских диссертаций. Многие сотрудники кафедры стали профессорами.

Кафедра по праву гордиться своими руководителями, сотрудниками, выпускниками. Труд и успехи многих военно-морских хирургов отмечен высокими правительственными наградами, а Ю.Ю. Джанелидзе, Д.А. Арапову присвоены звания Героев Социалистического Труда. Морскому врачу А.П. Соболевскому присвоено звание Героя Советского Союза.

Кафедра заняла прочное место в системе военно-медицинского образования и совершенствовании вопросов оказания хирургической помощи на флоте. Её сотрудники постоянно повышают свой творческий и научный потенциал. 

Кафедра военно-морской госпитальной терапии

10 июля1940 г. была организована кафедра госпитальной терапии в составе Военно-Морской Медицинской Академии. Именно с этой даты ведёт отсчёт история Кафедры военно-морской госпитальной терапии с одноимённой клиникой. За годы существования кафедры сформировались самостоятельные научные школы: военно-морской терапии, кардиологии, гастроэнтерологии. Очень важным обстоятельством, послужившим основой для плодотворной научной, педагогической и клинической деятельности кафедры, стало её формирование из состава опытных педагогов, клиницистов, морских врачей Военно-Морской Медицинской и врачей известной городской Обуховской больницы в память жертв 9 января имени А.А. Нечаева, хранившим богатые традиции русской практической медицины.

Отечественная морская медицина знает много славных имён, которыми по праву гордится Россия. Ещё во времена парусного флота, при тяжёлых условиях службы и быта моряков, морские врачи добились больших успехов в их медицинском обеспечении. Достижения русской морской медицины огромны. Прежде всего стоит отметить заслуги Санкт-Петербургского и Кронштадтского военно-морских госпиталей, открытых по приказу Петра I, деятельность госпиталей была организована по указанию самого Императора. Кроме лечебной, выдающейся научной работы, госпиталя являлись центрами подготовки лечебных кадров для флота. А научные достижения медицинских флотских специалистов имели мировое значение.

В советское время опыт работы медицинской службы в боевых условиях во время советско-финляндской войны показал, что возникла настоятельная необходимость в организационном оформлении военно-полевой (военно-морской) терапии. На совещании1941 г. начальник Главного военно-санитарного управления Е.И. Смирнов сформулировал основные цели и задачи нового раздела военной медицины: изучение условий труда и быта войск, установление единого принципа лечения и эвакуации больных и поражённых, разработка единых взглядов на возникновение заболеваний, методы их профилактики и лечения, организация терапевтической помощи на этапах медицинской эвакуации. Стройная система организации терапевтической помощи на всех этапах уже в ходе Великой Отечественной войны. В1942 г. Главным терапевтом ВМФ был назначен видный учёный А.Л. Мясников, а терапевтами флотов были назначены профессора Г.А. Смагин,                М.А. Ясиновский, М.И. Мастбаум.

В становлении военно-морской терапии видный вклад внесли академики АМН       Н.И. Ленорский, А.Л. Мясников, член-корреспондент АМН К.А. Щукарев, профессора     В.М. Шаверин, З.М. Волынский, академики АМН Ф.И. Комаров и А.И. Голиков, члены-корреспонденты АМН Е.Е. Гогин, Г.М. Яковлев, В.Б. Симоненко, профессора А.Н. Сененко, А.О. Нестерко, В.И. Андрианов, С.А. Бойцов.

Кафедра воспитала многих видных деятелей науки и организации медицинской службы – профессор Ф.И. Комаров стал Начальником ЦВМУ МО СССР, академиком, лауреатом Государственной премии АМН СССР, Героем социалистического труда, генерал-полковником медицинской службы; профессор Г.М. Яковлев – Начальником Военно-Медицинской Академии. членом-корреспондентом РАМН, Почётным кардиологом РФ, генерал-лейтенантом медицинской службы; профессор А.И. Голиков – академиком АМН; профессор Е.Е. Гогин – заместителем Главного терапевта МО, генерал-майором медицинской службы, членом-корреспондентом РАМН, научным руководителем по терапии Медицинского управления делами Президента РФ; профессор В.Б. Симоненко – начальником Центрального военного клинического госпиталя им. П.В. Мандрыки, членом-корреспондентом РАМН, генерал-майором медицинской службы. Главным терапевтом ВМФ был назначен профессор З.М. Волынский. Профессора А.Н. Сененко и В.Б. Симоненко были главными консультантами по терапии. Сотрудники кафедры В.И. Гущ, Л.С. Мусихин,      В.А. Яблонский назначались главными терапевтами Тихоокеанского флота, доцент           В.В. Серёдкин – главным терапевтом ВМФ, профессор П.М. Сапроненков – главным терапевтом ВВС и ПВО, профессор С.А. Бойцов – заместителем генерального директора Российского кардиологического научно-производственного комплекса.

Важное место в научно-практических исследованиях кафедры всегда уделялось совершенствованию терапевтической помощи составу кораблей и частей Военно-Морского Флота. Ещё в далёкие времена парусного флота морские врачи. Благодаря своей энциклопедической образованности, наблюдательности и добросовестности сумели справиться с бичём моряков в дальних походах – цингой, добились значительного снижения инфекционных заболеваний. В те годы отмечалась высокая заболеваемость военных моряков хроническим гастритом, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки. Ещё в 1869 году была создана для оздоровления больных Охтинская госпитальная база, а в 1875 году введено дифференцированное питание для госпитальных больных. В 1898 году в госпитале была введена система трактирно-табльдотного питания – больные сами заказывали себе блюда из меню, которые были им по вкусу, но с учётом состояния здоровья. Роль питания серьёзно учитывалась при организации питания.

В настоящее время врачи кафедры проводят большую работу по оказанию неотложной и плановой помощи больным при заболеваниях внутренних органов, при коррекции заболеваний, связанных с профессиональными факторами (длительное нахождение в гермообъектах, психоэмоциональное напряжение, влияние СВЧ, радиации, вредные примеси в воздухе, глубоководные погружения, вибрации, шумы), разработке методов и средств сохранения и повышения боеготовности личного состава, в том числе в аварийных и экстремальных ситуациях.

Очень существенный вклад в решение этих вопросов внесли В.П. Андрианов,           Ю.А. Антонишкис, Б.Г. Афанасьев, С.А. Бойцов, Ю.Г. Бойко, З.М. Волынский,                  Е.А. Гордиенко, Е.Е. Гогин, В.И. Гущ, В.И. Дмитриев, М.И. Емельяненко,                          В.М. Емельяненко, В.С. Зайцев, П.В. Ипатов, А.А. Крылов, О.М. Крынский,                        В.П. Кузнеченков, И.В. Малышев, А.М. Марченко, Л.С. Мусихин, А.О. Нестерко,               Г.Е. Пьянков, В.Г. Решетнёв, А.Н. Сененко, В.В. Серёдкин, В.Б. Симоненко, А.Н. Тарасов, Б.С. Тищенко, В.П. Ткачёв, Г.А. Трофимов, И.А. Шевченко, А.Ф. Шестаков, С.Н. Шуленин, В.А. Яблонский.

Успешная работа кафедры военно-морской терапии была бы невозможна без тесного рабочего контакта на труды учёных других кафедр Военно-Морской Медицинской Академии, в частности, кафедр ОМТС ВМФ, военно-морской гигиены, спецфизиологии, биохимии, нормальной физиологии, эпидемиологии, инфекционных болезней и других.        К числу профессоров, активно разрабатывающих вопросы медицинского обеспечения личного состава ВМФ, следует отнести В.Н. Черниговского, Б.М. Порембского,                  Б.Б. Кайранского, Н.И. Боброва, Н.Н. Алфимова, В.Г. Чвырёва, В.М. Васюточкина,            И.А. Сапова, П.А. Алисова, Р.А. Засосова, А.В. Триумрова. Клинико-физиологические исследования состояния здоровья водолазов-глубоководников проведены В.А. Лисовским, результаты исследований изложены в его диссертации и монографии.

Важным направлением деятельности кафедры явилось изучение влияния длительных походов дизель-электрических, а затем и атомных подводных лодок, на состояние здоровья подводников. Заслуживает внимания опыт кафедры № 2 для усовершенствования врачей (ТУВ-2) по медицинскому обеспечению военных моряков, накопленный в течение ряда лет. Например, исследование функционального состояния организма водолазов-глубоководников в условиях различных режимов гипербарии (В.А. Лисовский, Л.С. Мусихин) совместно с сотрудниками 1-го Военно-Морского госпиталя (С.И. Титков) биологического эффекта воздействия различных электромагнитных полей на организм человека (В.П. Андрианов, А.А. Рындин, В.Г. Руденко, А.М. Жирков, В.С. Дармориз). Совместно с врачами 1-го ВМГ изданы два сборника научных работ.

Кафедра является известным учебным подразделением Академии. В её стенах ежегодно проходят обучение около 120 слушателей факультета подготовки врачей, до 50 слушателей различной специализации (общая терапия, военно-морская терапия, кардиология, УЗИ), около 10 слушателей I факультета и 2-6 клинических ординаторов. На кафедре проводится обучение в течение трёх лет адъюнктов.

 С момента основания кафедрой госпитальной терапии ВММА в1940 г. по1943 г. руководил военврач I ранга профессор В.М. Шаверин. Основные задачи и научные направления кафедры в этот период заключались в создании программы обучение для курсантов выпускного курса ВММА, организация учебного процесса по курсу госпитальной терапии.

С 1943 по 1952 гг. кафедру возглавляет крупный отечественный терапевт, ученик     И.П. Павлова, лауреат Государственной премии, академик АМН СССР, генерал-майор медицинской службы Н.И. Лепорский. В годы его руководства продолжается обучение курсантов в эвакуации (г. Киров), а после снятия блокады Ленинграда в1944 г. клиника восстанавливает свою работу на базе больницы им. И.Г. Коняшина.

Сотрудники кафедры разрабатывают практические и теоретические вопросы военно-морской терапии, изучают вопросы клинической физиологии и патологии системы кровообращения, высшей нервной деятельности, желудка, печени, поджелудочной железы и диетологии. В этот период завершили свои диссертационные исследования О.П. Куфарева, А.Л. Ланда, Ф.И. Комаров, Г.Д. Корж, В.А. Лисовский, Е.А. Нечаева, В.П. Ткачёва,            В.А. Яблонский.

В 1952-1954 гг. руководство кафедрой принял член-корреспондент АМН СССР, профессор, полковник медицинской службы Щукарев К.А.. Научные исследования посвящены изучению особенностям течения пневмоний у раненых и терапевтическим осложнениям боевой травмы. Совершенствуется педагогический процесс, молодые врачи получают большой объём информации и знаний от специалистов с боевым опытом.

В 1955 году кафедру возглавил ученик академика АМН СССР А.Л. Мясникова, доктор медицинских наук, профессор, генерал-майор медицинской службы З.М. Волынский. С 1956 по 1960 год, когда ВММА вошла как Факультет подготовки врачей для ВМФ в состав Военно-Медицинской Академии им. С. М. Кирова, на кафедру пришли сотрудники – из клиники факультетской терапии ВММА А.Н. Сененко, Е.Е. Гогин, А.П. Голиков,                 Н.А. Каменева, Л.С. Мусихин, В.И. Полякова, В.С. Соловьёва; из клиники общей терапии ВММА – Н.Я. Червяковский, А.А. Крылов, В.И. Гущ, В.Ф. Ковалёв. Кафедра получает название госпитальной терапии № 2 (1956), а в последующем – военно-морской и госпитальной терапии (1960).

В эти годы научные интересы сотрудников были связаны с кардиологическим направлением и вопросами профессиональной патологии военно-морских специалистов. Активно изучались проблемы гипертензий, ревматизма и заболеваний перикарда.              З.М. Волынский вместе с соавторами разработал возрастные нормы артериального давления, получившие признание во всём мире. Были проведены многолетние динамические наблюдения за больными с артериальной гипертензией, была доказана исключительная важность её диагностики на ранних стадиях.            В клинике была создана одни из первых в стране радиологических лабораторий. Изучались биосинтез и деградация холестерина в организме экспериментальных животных. На кафедре продолжалось изучение патологии желудочно-кишечного тракта. В1965 г. З.М. Волынским и А.А. Крыловым был написан и издан «Учебник военно-морской терапии».

В городе клинической базой кафедры долгое время была больница № 21 им. И.Г. Коняшина, имевшая статус больницы скорой помощи. Один из опытных доцентов кафедры (А.П. Голиков) назначался Главным терапевтом Московского района, постоянно заботился о повышении квалификации терапевтов района. Районные поликлиники консультировались специалистами кафедры.

Очень ярким достижением совместной работы Кафедры и больницы № 21 стало создание специализированного инфарктного отделения (отделение неотложной кардиологии) – начальник отделения – Б.З. Фрумкин.

Традицией кафедры стали регулярные клинические разборы больных под руководством начальника кафедры. На разборы приглашались молодые слушатели Академии, опытные врачи, профессора и врачи кафедры. На разборы представлялись различные «интересные» больные. Разборы были настолько популярны, содержательны, поучительны, что на них приезжали из разных концов города врачи, находившиеся уже в весьма почтенном возрасте.

Лечебно-учебная работа была поставлена, без преувеличения, идеально. Слушатели старших курсов «закреплялись» за небольшим количеством больных. При поступлении в Клинику больной осматривался дежурным врачом, а на следующий день всех вновь поступивших больных осматривал заместитель начальника кафедры в присутствии начальника отделения, штатного врача палаты и «закреплённого» слушателя. Проводилось предварительное обследование больного, делались назначения, составлялся план дальнейшего обследования и лечения. Кроме того, регулярно проводились обходы больных лично начальником кафедры, которого сопровождали все специалисты кафедры. Ежевечернее дежурный врач в сопровождении медицинской сестры и слушателя, который обязательно назначался из числа обучаемых, производил обход и осмотр всех без исключения больных. Утром, на врачебной конференции, дежурный врач подробно докладывал о своих наблюдениях за больными, а всех вновь поступивших. Таким образом, больные находились под постоянным внимательным наблюдением врачей, им всегда вовремя могла быть оказана неотложная помощь. Слушателей учили, что каждый больной – строго индивидуален и требует индивидуального подхода. Запомнились слова замечательного врача – специалиста по ЭКГ, для которой, казалось, не было тайн в этом очень ответственном исследовании – В.С. Соловьёвой – «Молодые коллеги, эти «кривые» очень информативны. Но главное – клиника, клиника заболевания!».

Слушатели старших курсов привлекались к работе в городских поликлиниках во время вспышек гриппа в городе.

Очень сложно было слушателю написать и защитить грамотную учебную историю болезни. Требовалось обосновать свой диагноз, лечебные назначения. И не всегда, и не всем это удавалось сделать с первого раза.

  Прекрасно работала аптека. И наши врачи, прекрасно знавшие фармакологию, для каждого больного составляли индивидуальные рецепты, которые выполнялись в производственных отделах аптеки (ныне куда-то исчезнувших, а аптеки превратились в «торговые точки»). Многие слушатели, по окончании Академии, увезли с собой многие такие рецепты, которыми пользовались длительное время.

В1961 г. произошла авария ядерно-энергетической установки на атомной подводной лодке Северного Флота «К-19». Часть облучённых моряков-подводников была доставлена в спецотделение I ВММГ, куда немедленно направилась работать часть сотрудников кафедры. Вопросам радиационной патологии на кафедре уделялось очень большое внимание – кафедра готовила молодых врачей, которым предстояло в недалёком будущем стать начальниками медицинской службы атомных подводных лодок, которые в то время активно вступали в строй нашего Военно-Морского Флота. На кафедре был установлен макет ядерно-энергетических отсеков атомной подводной лодки, украшающий и обучающий слушателей и поныне.

С 1968 по 1988 гг. кафедру возглавлял соратник З.М. Волынского – доктор медицинских наук, профессор, генерал-майор медицинской службы А.Н. Сененко, участник Великой Отечественной войны.

Нужно отметить, что слушателям, молодым врачам, осваивавшим «азы» морской медицины, повезло – их учили вчерашние фронтовики, люди богатейшего профессионального, жизненного опыта, люди особой, высокой морали, человечности, чувства товарищества, которые они пронесли через всю свою жизнь. Это профессора       А.Н. Сененко, А.Н. Тарасов, доценты Соловьёва В.С., Крымский О.М., Гущ В.И., ассистент Вольфсон Т.И., медицинские сёстры Шувнова А.И., Иванова А.В., Николаева Е.В., Третьякова И.А., Варламова Т.Д. и др.

 В период руководства кафедрой А.Н. Сененко кафедра сохраняет кардиологическое направление своей научной деятельности. Основной приоритет отдаётся вопросам изучения симптоматических артериальных гипертензий и связи сердечно-сосудистой патологии с наличием очагов хронической инфекции. Было доказано положительное влияние своевременной радикальной санации очагов инфекции на течение целого ряда заболеваний. Продолжаются активные работы по изучению патологии желудка и двенадцатиперстной кишки, развиваются эндоскопические и радиотелеметрические методы исследований. Продолжаются замечательные клинические разборы. А.Н. Сененко регулярно проводит обходы больных, после которых участники этих обходов – молодые врачи, говорят: «За Александром Николаевичем часа два-три походишь, внимательно послушаешь – как будто учебник прочитан!».

В1977 г. под редакцией А.Н. Сененко издан учебник «Военно-морская терапия».          В период с 1968 по 1973 год в клинике был осуществлён капитальный ремонт, в результате которого были значительно улучшены бытовые условия в палатах для больных, расширены диагностические кабинеты.

Сотрудники кафедры выполняли служебный долг в Афганистане, Вьетнаме, Анголе, участвовали в ликвидации последствий землетрясения в Армении, оказывали помощь раненым и больным в ходе контртеррористической операции в Чечне. Болью и горечью в сердцах сотрудников кафедры, всей Академии отозвался Афганистан: 27 декабря 1979 года при штурме Дворца Амина в Кабуле погиб талантливый врач, педагог и учёный кафедры Виктор Петрович Кузнеченков. Он героически погиб на боевом посту, врач-офицер, при оказании помощи поражённым.

Несомненной заслугой кафедры является участие её сотрудников в качестве врачей-терапевтов в составе Антарктических экспедиций.

С 1988 по 1994 год кафедру возглавлял доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы А.О. Нестерко. Прослужив определённый срок в составе нашего Ограниченного контингента войск в Афганистане, Андрей Онуфриевич вернулся на кафедру, которую вскоре и возглавил. Он продолжил традиционные направления кафедры, обращая особое внимание на развитие аритмологии; большое внимание уделяет изучению дебютных форм ишемической болезни сердца, иммунологическим аспектам патологии внутренних органов.

С 1994 по 1997 год кафедрой руководил доктор медицинских наук, профессор. Полковник медицинской службы В.П. Андрианов. Важнейшим направлением его работы оставались вопросы, связанные с военно-профессиональной патологией специалистов Военно-Морского Флота.

В.П. Андрианов много работает вместе со своими сотрудниками в I Военно-Морском госпитале, значительное внимание уделяет состоянию здоровья призывников. Он возглавил исследования по оценке состояния венозного кровообращения при артериальной гипертензии, разработке новых путей лечения хронической венозной недостаточности, вместе с профессором В.И. Шулутко проводил работы по морфологической диагностике заболеваний печени и почек.

С 1997  по 2002 год кафедру возглавлял доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы С.А. Бойцов. В этот период научные исследования посвящены вопросам военно-профессиональной патологии, проблемам гипертонической болезни, ишемической болезни сердца, миокардитов, нарушений сердечного ритма, хронической сердечной недостаточности, метаболистического синдрома. Ведутся работы в области пульмонологии, гастроэнтерологии, диагностике заболеваний печени и почек, вегетативных дисфункций, организационных вопросов военно-морской терапии. В2000 г. под редакцией профессоров С.А. Бойцова, В.Б. Симоненко, В.М. Емельяненко издан учебник «Военно-морская терапия».

 С2003 г. кафедру возглавляет Заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы А.С. Свистов.

С2005 г. кафедра называется кафедрой военно-морской и госпитальной терапии.           В этом высококвалифицированном учреждении трудятся 7 профессоров, 11 докторов медицинских наук, 20 кандидатов медицинских наук. Большинство врачей и медицинских сестёр имеют высшую квалификационную категорию.

На кафедре проходят обучение курсанты и слушатели факультетов подготовки врачей по разделам госпитальной и военно-морской терапии факультета руководящего состава медицинской службы, факультета подготовки врачей для иностранных армий, клинические ординаторы, адъюнкты и докторанты. Проводятся тематические усовершенствования по разделам «Кардиология», «Нарушения ритма и проводимости», «Реаниматология в кардиологии и общей терапии», «Эхокардиография в кардиологии».

В2005 г. сотрудники кафедры написали и издали учебник по пропедевтике внутренних болезней для Российских ВУЗов.

При кафедре регулярно работает научный кружок для слушателей.

В настоящее время на современном уровне продолжаются работы по исследованию и лечению болезней сердечно-сосудистой системы, пульмонологии, гастроэнтерологии. Широкое распространение получили функциональные и электрофизиологические методы исследования.

Активно используются ультразвуковые методы исследования внутренних органов, трансторакальная и чреспищеводная эхокардиография, ультразвуковое исследование периферических сосудов, тканевая допплерография миокарда, радиоизотопные методы исследования внутренних органов.

Сотрудникам кафедры принадлежит ряд патентов РФ на изобретения и открытия.

Клиника оснащена самым современным оборудованием. Стационарная цифровая рентгенологическая установка фирмы «Siemens» имеет широкие диагностические возможности при низких лучевых нагрузках. Гамма-камеры «E Cam Var» (Siemens) позволяет выполнять однофотонно-эмиссионную компьютерную томографию и используется для изучения характера поражения внутренних органов с использованием современных радиофармпрепаратов, меченных 99mTc (ceretec – перфузия головного мозга, метка лейкоцитов, myoview – перфузия миокарда, туморотронный агент, технетрил – перфузия миокарда, технефит – печень, селезёнка, костный мозг, лимфатические узлы) и 123I (МИБГ – адренорецепция, жирные кислоты – метаболизм миокарда).

В распоряжении специалистов клиники имеются ультразвуковые диагностические приборы экспертного класса для исследования внутренних органов, сердца и сосудов. В клинике имеются системы для проведения нагрузочных проб с велоэргометром, реограф для изучения центральной и периферической гемодинамики, а также система суточного мониторирования ЭКГ и АД.

Отделение реанимации и интенсивной терапии оснащено современной системой мониторного наблюдения за каждым больным, новейшей диагностической (передвижная цифровая рентгенологическая установка, портативный эхокардиограф) и лечебной аппаратурой.

В клинике имеются так же кабинеты: эфферентной терапии, иглорефлексотерапии, психотерапевтической и психофизиологической коррекции, лечебной физической культуры.

Специалисты кафедры продолжают традиционные научные направления, связанные с изучением влияния факторов военно-морского труда, в частности, глубоководных погружений на здоровье морских специалистов.

Кафедра по-прежнему поддерживает тесные рабочие связи с профильными кафедрами Военно-Медицинской Академии, Военно-Морскими научно-исследовательскими учреждениями, медицинскими службами Флотов России – это обеспечивает дальнейшую успешную лечебную, научную и педагогическую деятельность кафедры.

 

3. Исторический очерк о НИЦ-М 1ЦНИИ МО РФ

Введение

Военно-морская медицинская наука - динамично и поступательно разви­вающаяся отрасль знаний.

Трудом многих поколений военно-морских ученых-медиков накапливался и обобщался опыт по вопросам организации и тактики медицинской службы, лечебно-профилактическому и противоэпидемиологическому обеспечению личного состава флота в мирное и военное время. При этом на всех этапах сво­его становления и развития военно-морская медицина решала задачи по сохра­нению здоровья и работоспособности корабельных специалистов в период дли­тельных автономных походов кораблей ВМФ и в процессе подготовки к боево­му дежурству.

По мере совершенствования методологической базы, использования в на­учно-исследовательской работе современных наукоемких технологий, нового диагностического и лабораторного оборудования, ученые-медики получали важную информацию о состоянии здоровья и работоспособности моряков и на ее основе формулировали конкретные предложения, направленные на укрепле­ние здоровья военно-морских специалистов.

За многолетнюю историю военно-морской медицины было вписано немало славных страниц, к числу которых следует отнести достижения отечественных учёных в деле оптимизации обитаемости на кораблях и судах ВМФ. Проблемы, решаемые в этом направлении, всегда отличались многоплановостью и требо­вали фундаментальных знаний и большого практического опыта.

Сформированный в 1943 году Научно-исследовательский медицинский ин­ститут ВМФ стал прообразом ныне существующего Научно-исследовательского центра обитаемости кораблей и медицинского обеспечения личного состава ВМФ 1 ЦНИИ МО РФ и был призван стать флагманом отече­ственной военно-медицинской науки. В его стенах трудилась плеяда выдаю­щихся отечественных ученых и организаторов науки. Академики К.М. Быков,       Л.А. Ильин, Л.А. Тиунов, профессора Б.Н. Николаев, С.А. Веденяпин, Н.А. Подкопаев, А.Д. Слоним, Г.Л. Френкель, И.А. Сапов, А.В. Миртов, А.Н. Бухарин, В.Г. Чвырев,  Н.В. Саватеев, Н.А. Толоконцев и многие другие ученые, которые широко известны своими трудами у нас в стране и за рубежом.

В разные годы своего становления и развития Научно-исследовательским институтом (управлением, центром) руководили: генерал-лейтенант медицин­ской службы К.М. Быков (1943-1948 г.г.), генерал-майор медицинской службы С.А. Веденяпин (1948-1957 г.г.), генерал-майор медицинской службы А.М. Зо­тов (1957-1965 г.г.), генерал-майор медицинской службы А.А. Шапошников (1965-1970 г.г.), генерал-майор медицинской службы П.И. Горбатых (1970-1977 г.г.), полковник медицинской службы А.Н. Бухарин (1977-1988 г.г.), пол­ковник медицинской службы Л.А. Морозов (1988-1994 г.г.) и полковник меди­цинской службы В.В. Чумаков (1994-2010 г.г.).

Анализируя деятельность ученых медиков за прошедшие годы, можно кон­статировать, что многогранная работа по оптимизации обитаемости на кораб­лях ВМФ принесла ощутимые результаты. Научно обоснованные требования к обитаемости и эргономическому обеспечению успешно реализуются в практике кораблестроения.

В настоящее время, опираясь на многочисленные труды своих учителей и руководствуясь гуманистическими принципами отечественной медицины, но­вое поколение военно-морских ученых-медиков вносит свой вклад в дело со­хранения здоровья и работоспособности моряков, что дает основания с опти­мизмом смотреть в будущее.

Научно-исследовательский центр обитаемости кораблей и медицинского обеспечения личного состава ВМФ в 1 Центральном научно-исследовательском институте МО РФ начал свой исторический путь становления и развития в ию­не 1935 года, когда в Морском секторе Научно-исследовательского инженерно-строительного института РККА (НИИСИ РККА) был сформирован Санитарный отдел.

Санитарный отдел НИИСИ РККА территориально размещался в г. Ленин­граде в одном из павильонов инфекционного отделения 1 ВМГ.

В начале 1936 года комиссия ГШ РККА, проверив деятельность НИИСИ РККА и его Морского сектора, пришла к выводу, что требуется коренная реор­ганизация Санитарного отдела. Было принято решение о формировании на базе Санитарного отдела НИИСИ РККА самостоятельного медицинского научно-исследовательского учреждения.

В июне 1936 года Санитарный отдел Морского сектора НИИСИ РККА был реорганизован в Научно-исследовательскую санитарную лабораторию МС РККА (НИСЛ МС РККА) и первым ее начальником был назначен военный врач 1 ранга Морев Виктор Александрович, а его заместителем военный врач 2 ранга Герман Евгений Эрнестович.

В 1935-36 годах в Санитарном отделе НИИСИ РККА, а в последствии НИСЛ МС РККА, проводили научно-исследовательскую работу по санитарно-гигиенической оценке воздушной среды отсеков подводных лодок, разрабаты­вали тактико-технические требования к регенеративным установкам, давали научно обоснованные предложения по совершенствованию табелей снабжения медико-санитарным имуществом кораблей по штату мирного и военного вре­мени, исследовали влияние длительных и скоростных походов торпедных кате­ров на личный состав.

В период 1937-40 г.г. круг решаемых в НИСЛ МС РККА вопросов сущест­венно расширился. Пересматривались и совершенствовались образцы и типы хирургического и санитарного имущества для кораблей большого водоизмеще­ния. Модернизировалось и усовершенствовалось оснащение медико-санитарных служб на кораблях малого водоизмещения, подводных лодках раз­личных проектов, корабельных баз, учебных и вспомогательных судов, батарей и подразделений укрепленных районов. Изучались санитарно-гигиенические условия и физиология труда в корабельных помещениях. Проводилась работа по совершенствованию санитарного обеспечения личного состава подводных лодок в автономных походах.

При этом предметом тщательного изучения были вопросы организации пи­тания, пищевого рациона, норм водопотребления, способов обеззараживания воды и хранения ее запасов. Обосновывались оптимальные для условий дли­тельного пребывания моряков в отсеках подводных лодок параметры микро­климата, производительность вентиляции, режим труда и отдыха.

В эти же годы специалисты НИСЛ МС РККА совместно с Научно-исследовательским химическим институтом МС РККА проводили разработку и испытание переносного устройства для санитарной обработки личного состава, определяли оптимальное время пребывания личного состава в служебных по­мещениях с выключенной вентиляцией и допустимые сроки нахождения кора­бельных специалистов в башнях артиллерийских установок при максимальных скоростях в противогазах и химическом комплекте № 2.

В 1940 году специалисты НИСЛ МС РККА приступили к реализации ново­го плана научно-исследовательских работ, утвержденных Заместителем Народ­ного Комиссара ВМФ СССР адмиралом И.С. Исаковым. В частности, пред­стояло исследовать влияние шума и вибрации на организм корабельных спе­циалистов, физико-химические основы насыщения и рассыщения тканей газами при повышенном атмосферном давлении, разработать типовые укладки для клинических, санитарно-гигиенических, бактериологических исследований, оценить с точки зрения санитарно-гигиенических требований существующее в ВМФ обмундирование и дать рекомендации по созданию его новых образцов для личного состава подводных лодок, надводных кораблей и береговых час­тей. Е.Э. Герман изучал вопросы переносимости подводниками изменений га­зового состава в отсеках подводных лодок. Время пребывания подводных ло­док в погруженном состоянии определялось скоростью изменения концентра­ций кислорода и углекислого газа в отсеках. По медицинским показателям со­стояния подводников Е.Э. Германом были впервые установлены предельно-высокие концентрации углекислого газа и предельно-низкие концентрации ки­слорода в отсеках. За этими пределами пребывание подводных лодок в подвод­ном положении было недопустимо. Так был установлен предел тактических возможностей эксплуатации подводных лодок.

Одновременно Е.Э. Герман принимал большое участие в разработке тре­бований к средствам регенерации воздуха и в испытаниях этих средств, прово­дившимися инженерами и химиками (Е.Э. Германом в содружестве с М.М. Четвертаковым). Незадолго до начала войны на Черноморском флоте была организована лаборатория, в которой одновременно работали Е.Э. Герман и И.И. Савичев.

Уже в период войны Е.Э. Герман обобщил полученные данные и в 1943 году в журнале «Гигиена и санитария» им были опубликованы нормативные величины по переносимости личным составом подводных лодок измененного газового состава в отсеках, впоследствии введенные в действие приказом НК ВМФ.

Руководствуясь настоятельной необходимостью в расширении медико-биологических исследований в интересах личного состава ВМС и, особенно, в связи с вводом в строй новых кораблей, ГШ РККА принял решение о создании на базе НИСЛ МС РККА Научно-исследовательского санитарного института МС РККА (НИСИ МС РККА).

Таблица 1

Организационная структура научно-исследовательского санитарного института ВМС (1941г.)

Отдел физиологии подводного плавания, водолазного дела и военно-морского труда

(НО – Герман Е.Э.)

Отдел военно-морской гигиены, корабельной санитарной техники и санитарного благоустройства берегового строительства

(НО – Логовский Н.П.)

 

 

Отдел эпидемиологии, бактериологии и дезинфекционного дела

(НО – Николаев Б.Н.)

 

 

 

Отдел технического оснащения санитарной службы и медицинского снабжения

(НО – вакантная)

Отдел санитарно-химической защиты

(НО – вакантная)

       

НИСИ МС РККА было поручено руководить бригадному врачу Веденяпину Степану Алексеевичу.

Научно-исследовательские отделы возглавили видные военно-морские врачи, имеющие громадный опыт в организации и проведении научных изы­сканий.

Отдел военно-морской гигиены, корабельной санитарной техники и сани­тарного благоустройства берегового строительства возглавил бригадный врач Логовский Николай Петрович. Военврач 1 ранга Герман Евгений Эрнестович руководил отделом физиологии подводного плавания, водолазного дела и военно-морского труда. Вопросы эпидемиологии, бактериологии и дезинфек­ционного дела решались под руководством военврача 1 ранга Николаева Бо­риса Николаевича. Должности начальников отделов технического оснащения санитарной службы и медицинского снабжения и санитарно-химической защиты оставались вакантными.

Институт был полностью развернут в части павильона инфекционного отделения         1 ВМГ.

В целом перед Институтом была поставлена задача по решению вопросов медико-санитарного обеспечения и технического оснащения кораблей и частей МС РККА на основе достижений отечественной медицины и передового зарубежного опыта.

В связи с вероломным нападением в июне 1941 года фашистской Германии на
СССР и тяжелой обстановкой, сложившейся на подступах к г. Ленинграду, НИСИ
ВМС в августе  1941  года был эвакуирован в г. Киров, так и не закончив свое
комплектование личным составом и не приступив к выполнению поставленных задач.

Приказом НК ВМС СССР № 0952 от 2 ноября  1941 года НИСИ ВМС был расформирован. Руководящий состав Института вошел в состав Медико-санитарного управления ВМС. Начальник НИСИ ВМС бригадный врач Веденяпин С.А. возглавил 10 отдел Медико-санитарного управления ВМС, а его заместителем был назначен военврач      1 ранга Герман Е.Э.

Тем не менее, для продолжения научно-практической работы по вопросам медико-санитарного обеспечения и технического оснащения санитарной службы кораблей эскадры КБФ в г. Ленинграде была оставлена группа научных сотрудников под руководством уполномоченного института военного врача 1 ранга Николаева Бориса Николаевича. Его заместителем был назначен техник-интендант 1 ранга Киселев А.А.

Все работы в этот период проходили в условиях непрекращающихся ар­тиллерийских обстрелов и налетов авиации противника. На госпитальный городок, где дислоцировалась группа ученых-медиков, было сброшено около 170 зажигательных бомб. Причем в результате бомбежки часть павильонов института была разрушена. На баржу с имуществом упали бомбы и прямым попаданием потоплен буксир.

С целью улучшения условий работы сотрудников группы было выделено помещение по адресу ул. Щорса, д.68. Здесь оперативная группа продолжала работать и выполнять поставленные задачи в условиях блокадного города.

27 ноября 1943 года приказом Народного Комиссара ВМФ № 449 было ут­верждено положение о формировании Научно-исследовательского Медицинского института ВМФ (НИМИ ВМФ). НИМИ ВМФ начал комплектование личным составом в г. Кирове, где находилась основная часть сотрудников расформированного НИСИ. Переезд в г. Ленинград осуществлен в 1944 году.

Начальником Научно-исследовательского медицинского института ВМФ был назначен ученик и последователь великого русского физиолога И.П. Павлова, начальник кафедры физиологии Военно-морской медицинской академии генерал-майор медицинской службы Быков Константин Михайлович, а его заместителем полковник медицинской службы Френкель Григорий Леонидович.

Таблица 2

Отдел авиационной медицины

 

(НО – Стрельцов В.В.)

Отдел морской гигиены и корабельной санитарной техники

(НО – Веденяпин С.А.)

Отдел военно-врачебной экспертизы специалистов ВМФ

(НО – Подкопаев Н.А.)

Отдел эпидемиологии и паразитологии

(НО – Николаев Б.Н.)

Отдел медицинского снабжения и санитарного оснащения

(НО – Бохон Н.Ф.)

 

Начальник НИММИ ВМФ

генерал-лейтенант медицинской службы Быков К.М.

 
 

 

 

 

Отдел физиологии и гигиены подводного плавания, ава­рийно-спасательного и водолазного дела

(НО - Прикладовский С.И.)

 

 

Отдел кора­бельной

ток­сикологии

 

(НЛ - Мидцев Ф.И.)

 

Отдел физической

патологии специалистов

ВМФ

(НО – Слоним А.Д.)

 

Отдел физической

подготовки специалистов

ВМФ

(НО – Астанин Ю.П.)

 

 

Наконец, отделом физической подготовки ВМФ руководил майор медицинской службы Астанин Юрий Петрович.

Для каждого из девяти научных отделов был сформулирован тематический план исследовательской работы.

Отдел Веденяпина С.А. занимался разработкой санитарной техники при проектировании кораблей и санитарно-гигиенической оценкой вентиляции и отопления на крейсерах, обосновывал медико-технические требования к источ­никам искусственного освещения, обосновывал нормы расхода воды, давал ги­гиеническую оценку пищевых пайков, изучал санитарно-гигиеническое состоя­ние военных городков и портов, разрабатывал нормы проектирования и стан­дартизации медико-санитарных учреждений ВМФ.

Отдел, возглавляемый Прикладовским С.И., изучал эффективность при­менения 022 смеси для дыхания водолазами, принимал участие в конструи­ровании новых образцов ИДА, исследовал регуляцию обмена веществ при ток­сическом действии кислорода, разрабатывал санитарно-гигиенические требова­ния к санитарным системам подводных лодок при их проектировании, исследо­вал терморегуляцию и обмен веществ у подводников в условиях похода и послепоходовом периоде, давал физиолого-гигиеническую оценку нового вещест­ва для регенерации воздуха.

В отделе авиационной медицины предметом изучения были вопросы физиолого-биохимических изменений в крови при высотной тренировке, оценива­лась работоспособность людей при пониженном атмосферном давлении, а так­же исследовалось влияние перепадов атмосферного давления на деятельность сердечно-сосудистой системы.

Профессор Подкопаев Н.А. со своим коллективом работал над усовер­шенствованием методик оценки функционального состояния вегетативной нервной системы, исследовал тип центральной нервной системы у специали­стов ВМФ, изучал остроту стереоскопического зрения и обосновывал длитель­ность вахт гидроакустиков на подводных лодках.

В отделе эпидемиологии и паразитологии решались научно-практические и организационные вопросы предупреждения инфекционных заболеваний на морских театрах, формы отчетной документации, разрабатывались и испытывались новые образцы противоэпидемического имущества, бактерицидные свойства дезинфекционных средств, свойства дезинсекционных и дегазацион­ных средств.

В отделе корабельной токсикологии и санитарно-химической защиты, ру­ководимом Мидцевым Ф.И., разрабатывались вопросы организации санитар­но-химической защиты на кораблях и береговых объектах, разрабатывались и совершенствовались образцы индивидуальных и коллективных средств хими­ческой защиты, изучались вопросы токсикологии, патологии, профилактики и терапии боевых отравляющих веществ.

Сотрудники отдела медицинского снабжения и санитарного оснащения ко­раблей ВМФ разрабатывали типовое медицинское имущество для подводных лодок, рентгеновское и физиотерапевтическое оборудование для надводных кораблей, укладки и т.п.

Слоним А.Д. со своим коллективом научно обосновывал меры борьбы с лучистым дефицитом в условиях Заполярья, исследовал содержание аскорби­новой кислоты в рационах питания, влияние вибрации на обмен веществ и спе­цифику термических поражений на флоте (ожоги, обморожения), а также изу­чал действие радиолокационных станций на организм человека.

Стандарты и показатели физического развития плавсостава, критерии от­бора по состоянию физического развития личного состава разрабатывались в отделе физической подготовки ВМФ.

В соответствии с Директивой НГШ ВС № ОРГ/9/462782 в июне 1947 года НИМИ ВМФ был переведен на новый штат и переименован в научно-исследовательский Морской медицинский институт ВС СССР (НИММИ ВС СССР).

Начальником НИММИ ВС СССР был назначен генерал-лейтенант меди­цинской службы Быков Константин Михайлович. Заместителем начальника института стал профессор полковник медицинской службы Френкель Григо­рий Леонидович.

С сентября 1948 года НИММИ ВС СССР руководил профессор полковник медицинской службы Веденяпин Степан Алексеевич, а его заместителем по научной работе был назначен полковник медицинской службы Морев Виктор Александрович.

В этот же период произошли и некоторые изменения в структуре институ­та. Теперь институт состоял из шести отделов и нескольких (четырех) придан­ных им лабораторий.

Таблица 3

Организационная структура научно-исследовательского

морского медицинского института ВС СССР (1947 г.)

Отдел корабельной радиологии

 

(НО – Жихарев С.С.)

 

 

Отдел морской гигиены и корабельной санитарии техники (НО – Веденяпин С.А.)

Отдел военно-врачебной экспертизы

 

(НО – Подкопаев Н.А.)

Отдел эпидемиологии и паразитологии

 

(НО – Николаев Б.Н.)

Отдел медицинского снабжения и санитарного оснащения

(НО – Логовский Н.П.)

 

Начальник НИММИ ВС

генерал-лейтенант

медицинской службы

Быков К.М.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отдел физиологии

и гигиены подводного плавания,

ава­рийно-спасательного и водолазного дела (НО – Герман С.Э.)

 

 

Лаборатория климато-физиологии

 

 (НЛ – Слоним А.Д.)

 

Лаборатория корабельной токсикологии

(НЛ – Мидцев Ф.И.)

 

Лаборатория береговой гигиены

 

(НЛ – Фалеев С.Я.)

 

Лаборатория дезинфекции и дезинсекции

(НЛ – Коровин Ф.Т.)

В состав первого отдела - отдела корабельной радиологии, возглавляемого полковником медицинской службы Жихаревым Степаном Сергеевичем, бы­ла включена лаборатория климатофизиологии. Во втором отделе - морской ги­гиены и корабельной санитарной техники - было две лаборатории: лаборатория корабельной токсикологии и лаборатория береговой гигиены. Е.Э. Герман ру­ководил отделом физиологии и гигиены подводного плавания, аварийно-спасательного и водолазного дела. Н.А. Подкопаев со своим коллективом за­нимался вопросами военно-врачебной экспертизы. В пятом отделе - эпидемио­логии и паразитологии (начальник отдела - полковник медицинской службы Николаев Борис Николаевич) - была еще лаборатория дезинфекции и дезин­секции. И, наконец, полковник медицинской службы Логовский Николай Петрович отвечал за организацию и проведение работ по медицинскому снаб­жению и санитарному оснащению ВМФ.

Таким образом, в 1947 году при переходе НИМИ ВМФ на новый штат, бы­ли сокращены четыре отдела, два из них полностью - отделы авиационной ме­дицины и физической подготовки, а отделы физической патологии и корабель­ной токсикологии реорганизованы в лаборатории. В то же время в институте было сформировано новое научно-исследовательское подразделение - отдел корабельной радиологии.

В целом в организации и в проведении научно-практической и исследова­тельской работы в первые послевоенные годы возникало немало проблем. В первую очередь это было связано с недоукомплектованностью отделов необхо­димым количеством сотрудников и недостаточным развитием лабораторной ба­зы. В связи с этим руководством института было принято решение большую часть работы проводить в натурных условиях, максимально используя для это­го возможности медицинских служб флотов, флотилий и военно-морских баз. В 1947 году сотрудники института провели в научных командировках около 1200 человеко-дней, в 1948 году - 1700 человеко-дней, а в 1949 году - более 2100 человеко-дней.

В конце 40-х - в начале 50-х годов в Советском Союзе проектировались и строились дизельные ПЛ традиционного типа на основе опыта их использова­ния во 2-й Мировой войне. Однако существенного улучшения обитаемости до­биться не удалось. Проектанты по-прежнему руководствовались принципом предоставления личному составу тех площадей и объемов, которые остались незанятыми оружием и техникой, то есть принципом, осужденным еще в начале 1900-х годов адмиралом С.О. Макаровым.

Оценивая же в целом тенденции в проектировании отечественных неатом­ных ПЛ можно сделать следующее заключение:

- обитаемые помещения все более обосабливаются в носовой оконечности, формируясь в виде блок-комплекса;

- отчетливо прослеживается стремление к определенному зонированию по­мещений по их функциональному назначению;

- расширяется состав помещений и увеличиваются их площади;

- уменьшается вместимость кают и кубриков, улучшаются их интерьеры.

В эти же годы стало предельно ясно, что инженеры и врачи-гигиенисты должны работать в тесном содружестве с целью более активного продвижения по пути совершенствования обитаемости.

За первые четыре послевоенных года было выполнено 186 научно-исследовательских работ. При этом только по вопросам военно-морской гигие­ны и корабельной санитарной техники - 28, по физиологии и гигиене подвод­ного плавания - 35, по вопросам медицинского отбора специалистов ВМФ - 23, по противоэпидемическому обеспечению сил флота - 30, по климато-физиологическому направлению и проблемам патологии физических воздейст­вий - 31 работа.

Подавляющее большинство выполненных в институте исследований имели важное значение для ВМФ. Однако именно в первые послевоенные годы отчет­ливо проявилась потребность в более эффективном использовании достижений военно-морской медицинской науки в практику кораблестроения. В связи с этим планирование НИОКР и конкретное содержание работ более тесно увязы­вались с кораблестроительными программами.

Был взят курс на формирование санитарно-технических заданий на проек­тирование новых кораблей, на рассмотрение конструкторской документации на различных стадиях проектирования надводных кораблей и подводных лодок, и, наконец, на обоснование санитарно-гигиенических нормативов.

Важным направлением института явились разработка вопросов физиоло­гии и гигиены труда военно-морских специалистов. В обобщенном виде эти ис­следования были отражены в диссертационной работе Германа Е.Э. («Воз­душная среда подводных лодок и пути ее улучшения»), в монографии - «Меди­цинское обеспечение боевой деятельности подводных лодок в Великую Отече­ственную войну 1941-1945 годов», в сборниках статей - «Некоторые вопросы физиологии и гигиены подводного плавания и аварийно-спасательного дела» и «Сборнике комплектов и норм медицинского снабжения медико-санитарным имуществом кораблей ВМФ на военное время».

Еще до начала войны комиссией АСД была поставлена задача изучить возможность использования гелио-кислородной смеси для глубоководных по­гружений. Однако во время войны и в первые годы после ее окончания эти ис­следования не удалось провести в полном объеме. В качестве альтернативы бы­ла предложена воздушно-кислородная дыхательная смесь.

В этот же период времени все большее внимание стало уделяться анализу заболеваемости на флотах, мероприятиям по предупреждению и борьбе с ин­фекционными заболеваниями, а также разработке средств и методов дезинфек­ции, дезинсекции и дератизации.

К числу приоритетных направлений исследований были отнесены вопросы, касающиеся роли и места окружающей среды обитания на функциональное состояние и работоспособность специалистов.

Именно в эти годы был создан отдел корабельной токсикологии, коллекти­ву которого было поручено решить общие задачи токсикологического обеспе­чения личного состава флота, а также в экспериментальных исследованиях на животных изучать токсикологические эффекты потенциально опасных для ор­ганизма человека химических соединений.

В сентябре 1947 года все подразделения НИММИ ВС СССР территориаль­но были размещены в нескольких зданиях на ул. Рузовская, дом 10. Это в исто­рическом плане достаточно известное место в г. Санкт-Петербурге.

Именно на этом месте в свое время выросла слобода лейб-гвардии Семе­новского полка. Рузовская улица называлась 8-й линией. Здесь в небольших де­ревянных домах размещались солдаты и офицеры 8-й роты этого знаменитого полка.

В 8-й роте начинал свой путь служения Отечеству великий полководец А.В.Суворов.

На рубеже XVIII и XIX веков развернулось сооружение новых полковых комплексов вместо существующих слободок.

В 1776 году архитектором Ф.И. Волковым был разработан проект военных казарм для Семеновского полка, и уже через 2 года солдаты переселились в но­вые двухэтажные казармы.

На 8-й (затем 5-й) линии были построены один офицерский корпус (дом №2) и пять солдатских (дома 4, 6, 8, 10 и 12). В 1810-1820 годах почти все ка­зармы перестроились по проекту архитекторов X. Мейера, А. Тимофеева и С. Косолапова. Во дворе дома № 10 был построен манеж.

В первоначальном виде до наших дней дошли только две бывшие казармы – дома № 10 и 12.

В офицерском корпусе в 1810 году жили будущие декабристы И. Якушкин,                    С. Трубецкой, братья С. и М. Муравьевы-Апостолы. Здесь поэт Е. Баратынский познакомился с А. Пушкиным и В. Кюхельбекером.

В середине 19 века линии были переименованы в улицы, названные по уездным городам Подмосковья. Пятая линия стала Рузовской улицей (от города Руза).

На момент переезда (в 1947 г.) все помещения, предназначенные для раз­мещения НИММИ ВС СССР, не были приспособлены для научно-исследовательской работы. Отсутствовали канализация, водопровод, отопле­ние. Однако в соответствии с разработанным планом реконструкции в течение 2 лет были выполнены практически все необходимые строительные работы.

В августе 1948 года в соответствии с Директивой ГШ ОГ/9/9350 штат НИММИ ВС СССР был существенно расширен за счет дополнительного вклю­чения в структуру отделов 37 должностей служащих.

В 50-е годы организационно-штатная структура менялась дважды (в 1951 и 1957 г.г.).

В 1951 году НИММИ ВС СССР Директивой ГОУ МГШ и приказом Воен­ного Министра был переведен на штат 17 института ВМФ.

Таблица 4

Организационная структура 17 НИИ ВМФ (1951г.)

Отдел физиологии

и гигиены подводного плавания,

ава­рийно-спасательного и водолазного дела

(НО – Герман С.Э.)

 

Отдел военно-морской гигиены и корабельной санитарной техники

(НО – Иванов В.П.)

Отдел корабельной токсикологии и санитарно-химической защиты

(НО – Андреев В.В.)

Начальник 17 НИИ ВМФ генерал-майор медицинской службы Веденяпин С.А.

 

 

 

Отдел физиологии труда специалистов ВМФ

(НО – Кудрявцев П.Л.)

 

 

 

Отдел эпидемиологии и паразитологии

(НО – Николаев Б.Н.)

       

Институт состоял из 5 научно-исследовательских подразделений: отдела военно-морской гигиены и корабельной санитарной техники, отдела физиоло­гии и гигиены подводного плавания, аварийно-спасательного и водолазного де­ла, отдела физиологии труда специалистов ВМФ, отдела эпидемиологии и па­разитологии, отдела корабельной токсикологии и санитарно-химической защи­ты. Эти научные подразделения соответственно возглавляли: Иванов В.П. (Бобошко С.Д.), Герман Е.Э., Кудрявцев П.П., Николаев Б.Н., Жихарев С.С., Андреев В.В.

Первый отдел, которым руководил полковник медицинской службы Ива­нов В.П., а затем Бобошко С.Д., состоял из четырех лабораторий - лаборатории военно-морской гигиены, лаборатории санитарной техники, лаборатории климато-физиологии и лаборатории береговой гигиены. Это был самый боль­шой научный коллектив института. При этом численность отдела была соизме­рима с кругом гигиенических проблем, требующих своего решения.

Усилиями Бобошко С.Д., Вревского Б.М., Якубова С.А., Бойко А.А., Курганова О.Е., Колесникова Я.В. и многих других сотрудников отдела был сделан новый существенный шаг вперед в деле совершенствования гигиениче­ского обеспечения сил флота. Стала динамично развиваться лабораторная база. Для изучения влияния на организм шума и вибрации были созданы специаль­ные стенды, а для имитации перепадов воздушного давления при глубоководных торпедных стрельбах сконструированы камеры, оснащенные системой БТС.

В 1952 году Е.Э. Герман, долгие годы проработавший в институте и заре­комендовавший себя как крупнейший специалист в области физиологии и ги­гиены подводного плавания, аварийно-спасательного дела, был назначен на­чальником кафедры физиологии подводного плавания в Военно-морскую ме­дицинскую академию.

В этот же год на должность младшего научного сотрудника был назначен капитан медицинской службы Бухарин Алексей Николаевич, впоследствии начальник Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР (1977-1988 г.г.), из­вестный физиолог и организатор науки.

После назначения Е.Э. Германа начальником кафедры ВММА в отделе продолжали трудиться И.И. Савичев, Я.Б. Иоссель, В.Г. Чвырев, И.А. Са­пов, СВ. Миропольский, Е.В. Левин, А.Н. Коржавин, С.Ф. Полозун и другие сотрудники, которые сыграли существенную роль в дальнейшем развитии физиолого-гигиенического направления военно-морской медицины.

Так, под руководством Е.Э. Германа, СВ. Миропольского, И.А. Сапова, В.Г. Чвырева, А.Н. Коржавина была выполнена серия работ по обоснованию параметров микроклимата на подводных лодках. Проблема аэроионизации воз­духа в корабельных помещениях подводных лодок была решена под руково­дством В.П. Иванова. Исследования по влиянию воздушного шума и вибрации на организм человека были предметом изучения И.А. Сапова, Е.В. Левина,            В.П. Либа и других ученых, а идентификацией газового состава воздушной среды на подводных лодках занимались С.К. Саперов, В.Г. Чвырев, Л.И. Гуменик.

В 50-е годы бурно стало развиваться токсикологическое направление воен­но-морской медицины, которое в последующем прославилось формированием самостоятельной научной школы.

Если первые шаги токсикологов ограничивались экспериментальными ис­следованиями, уточняющими токсические эффекты потенциально опасных для организма человека химических соединений, и натурными испытаниями, то с воссозданием в 1951 году отдела корабельной токсикологии и санитарно-химической защиты объём и характер научно-исследовательских работ значи­тельно изменился.

С момента преобразования лаборатории в отдел, который возглавил пол­ковник медицинской службы Андреев Владимир Владимирович, стало возмож­ным сформировать санитарно-химическую группу и создать экспериментально-затравочный комплекс. При этом исследования шли по пути не только оценки токсического действия химических веществ на организм, но и выполнялись ис­следования по экспериментальному обоснованию санитарных регламентов. Первые работы в этом направлении были выполнены с использованием специ­ально разработанных для корабельных условий принципов регламентирования вредных химических веществ. Большой вклад в эти исследования внес Леонид Андреевич Тиунов, пришедший в институт после службы на СФ в 1949 году.

Итогом серии научно-исследовательских работ отдела явились экспери­ментально обоснованные для воздушной среды корабельных помещений значе­ния предельно допустимых концентраций оксида углерода, оксида азота, а за­тем - перекиси водорода, триэтиламина и ксилидина.

Вторым направлением деятельности отдела того периода были работы, связанные с проведением санитарно-химических и токсикологических исследо­ваний полимерных материалов кораблестроительного назначения. Эти работы легли в основу широко используемого и в настоящее время методического под­хода к оценке токсикологической безопасности синтетических полимерных ма­териалов, применяемых не только в судостроении, но и при создании пилоти­руемых космических летательных аппаратов.

Вся деятельность института со дня его основания была направлена на ук­репление обороноспособности государства и неразрывно связана с Военно-морским флотом. По мере ввода в строй новых кораблей, оснащенных более современными техническими средствами и системами вооружений, расширя­лись и усложнялись задачи, требующие своего решения. Однако среди ком­плекса научно-исследовательских работ по совершенствованию медицинского обеспечения сил флота, особое место по своей новизне, значимости и важности имели результаты, полученные в ходе медико-биологических исследований на Новоземельском полигоне.

После завершения работ по созданию ядерного оружия на Семипалатин­ском полигоне шли активные его испытания. Вместе с тем для принятия на вооружение ВМФ ядерных боезапасов требовалось специально изучить воздей­ствие ядерного оружия на надводные корабли и подводные лодки, определить влияние поражающих факторов на береговые объекты и инженерные сооруже­ния. Отдельно стоял вопрос об оценке степени влияния поражающих факторов на организм человека.

Правительством СССР было принято решение развернуть испытательный полигон ВМФ на Новой Земле.

Первый ядерный взрыв (подводный) на полигоне Новая Земля был осуще­ствлен 21 сентября 1955 года в 8.00. Боезаряд был опущен в воду на глубину 10 метров (Морской сборник, № 1, 1994, с. 63-68).

На акватории на разном расстоянии от эпицентра взрыва были расставлены корабли - мишени (эсминцы, базовые тральщики, подводные лодки, транспор­та). На этих кораблях, а также на береговых объектах размещались животные различных видов. Все экспериментальные животные подвергались тщательно­му отбору и подготовке, а после завершения испытаний — обследованию.

В целом вся программа медико-биологических исследований была утвер­ждена академиком Г.А. Задгенидзе.

Общее руководство блоком медико-биологических исследований было возложено на полковника медицинской службы В.В. Чумакова и С.Д. Ильин­ского. Л.А. Перцов возглавлял группу, осуществляющую контроль за изучени­ем действия факторов взрыва на окружающую природную среду. Причем в за­дачу группы, состоящую также из сотрудников института Л.А. Лосицкого, В.И. Макарова и других, входил отбор и радиометрический контроль проб воздуха, воды, почвы, растительности и т.д. Клинические аспекты действия по­ражающих факторов ядерного оружия изучались под руководством Е.А. Жербина, а за медико-биологические исследования на подводных лодках отвечал М.И. Кондратьев. Кроме того, в медико-биологическом обеспечении испыта­ний на Новоземельском полигоне 

принимали участие К.В. Иванов, А.В. Мир­тов, Р.А. Бесядовский, Е.А. Пальмов,           А.К. Юхлов, С.С. Жихарев,  П.И. За­конов, Н.А. Толоконцев и другие.

В 1957 году приказом МО СССР 17 институт ВМФ был включен в состав 16 института ВМФ в виде Управления обитаемости.

Управление обитаемости 16 института представляло на то время научно-исследовательское подразделение, состоящее из семи отделов. Отдел медицин­ских обоснований обитаемости подводных лодок возглавлял полковник меди­цинской службы Сапов Иван Акимович. Направлением исследований по во­енно-морской гигиене и корабельной санитарной технике занимался коллектив, руководимый полковником медицинской службы Бобошко Степаном Дмит­риевичем. Отделами корабельной радиологии и радиобиологии руководили соответственно полковники медицинской службы Жербин Евгений Алексан­дрович и Перцов Лев Александрович. Полковник медицинской службы Саватеев Николай Васильевич возглавил отдел корабельной токсикологии и са­нитарно-химической защиты. Решение вопросов медицинского обеспечения берегового базирования было возложено на полковника медицинской службы Шереметьева Анатолия Артемьевича, а медицинского снабжения и санитарно-технического оснащения кораблей - на полковника медицинской службы Коржа Георгия Дмитриевича.

Таблица 5

Организационная структура управления обитаемости 16 НИИ ВМФ (1957 г.)

Отдел военно-морской гигиены и корабельной санитарной техники (НО – Бобошко С.Д.)

Отдел корабельной токсикологии и санитарно-химической защиты

(НО – Саватеев Н.В.)

 

Начальник управления

генерал-майор медицинской службы Зотов А.М.

 

Отдел медицинского обеспечения берегового базирования

(НО – Шереметьев А.А.)

 

 

 

 

Отдел корабельной радиологии

(НО – Жербин Е.А.)

 

 

 

 

Отдел радиобиологии

(НО – Перцов П.А.)

 

 

 

 

Отдел медицинских обоснований ПЛ

(НО – Сапов И.А.)

 

 

 

 

Отдел медицинского снабжения и санитарно-технического оснащения кораблей

(НО – Корж Г.Д.)

 

       

Несмотря на трансформацию 17 института ВМФ в Управление 16 институ­та ВМФ основные направления научных исследований не претерпели сущест­венных изменений. По-прежнему перед коллективом стояла задача по совер­шенствованию санитарно-гигиенического обеспечения личного состава ВМФ.

Вместе с тем, в связи с решением Правительства СССР о проектировании и строительстве атомных подводных лодок, коллективу управления предстояло с физиолого-гигиенической точки зрения обосновать возможность длительного и непрерывного пребывания личного состава в герметично замкнутых помеще­ниях. Причем некоторые вопросы в силу своей новизны требовали тщательного изучения. Это в первую очередь касалось вопросов обеспечения радиационной безопасности, размещения личного состава, организации питания и водообеспечения, выявления закономерностей формирования воздушной среды в отсе­ках атомных подводных лодок, уточнения ее качественных и количественных параметров. Кроме того, необходимо было оценить роль эндогенных продуктов жизнедеятельности человека, исследовать закономерности комбинированного и сочетанного действия на организм неблагоприятных факторов обитаемости и, наконец, обосновать медико-технические требования к техническим средствам обеспечения обитаемости.

Одновременно решались физиологические аспекты спасения личного со­става из затонувшей подводной лодки, оценивалось влияние условий службы различных категорий личного состава на общесоматическое и психоневрологи­ческое состояние организма, отрабатывались современные методы дезинфек­ции, дезинсекции и дератизации, решался вопрос стандартизации корабельной мебели и аппаратуры и проблемы санитарно-гигиенического обеспечения сил флота на морских театрах в зависимости от климатических условий.

Безусловно, что в один ряд с перечисленными выше новыми направления­ми научной деятельности коллектива управления следует поставить исследова­ния, выполняемые токсикологами.

Под руководством Н.В. Саватеева, впоследствии лауреата Государствен­ной премии СССР, генерал-майора медицинской службы, а затем Л.А. Тиунова - лауреата Государственной премии СССР, Заслуженного деятеля науки РСФСР, Академика АМН РФ, выполнялись работы по изысканию антидотов ФОВ, исследовалось влияние компонентов ракетных топлив на организм и экс­периментально обосновывались санитарные регламенты для этих высокоток­сичных соединений.

Следует подчеркнуть, что именно в 50-е годы в Управлении обитаемости трудился большой отряд молодых, перспективных сотрудников, внесших большой вклад в развитие военно-морской медицины, многие из которых впо­следствии стали видными отечественными учеными, широко известными свои­ми трудами не только у нас в стране, но и за рубежом. Среди них академик АН и АМН СССР Л.А. Ильин, академик АМН РФ Л.А. Тиунов, профессора В.З. Аксель-Рубинштейн, В.Г. Алтухов, А.П. Бадман, В.А. Беляев, А.Н. Бухарин, Г.А. Васильев, Ю.С. Вайль, А.И. Возжова, Е.А. Жербин, И.Ф. Жильцов,        К.В. Иванов, С.А. Кейзер, А.Н. Коржавин, В.В. Кустов, М.Н. Линючев,                          С.В. Миропольский, А.В. Миртов, А.П. Румянцев, Н.В. Саватеев, С.К. Саперов, И.А. Сапов, Н.А. Толоконцев, В.Г. Чвырев, И.К. Черненький, А.А. Шереметьев и многие другие.

Становлению молодых ученых способствовал тот факт, что они имели сча­стливую возможность работать под непосредственным руководством академика АН и АМН СССР         К.М. Быкова, лауреата Ленинской премии, профессора Б.Н. Николаева, профессоров              С.А. Веденяпина, Н.П. Логовского, Г.Л. Френкеля, СИ. Прикладовского, И.Ф. Бохона,      А.Д. Слонима и многих других.

Успехи в научно-производственной деятельности, которых достиг коллектив Управления, были бы невозможны без участия тех людей, которые своим скромным и самоотверженным трудом помогали реализовывать намеченные планы. Поэтому в научно-исследовательском коллективе ценился и ценится труд лаборантов и техников, обеспечивающих научный процесс. Безусловно, что к числу этих сотрудников можно в первую очередь отнести И.Ф. Пахомову, М.А. Кувтяеву, К.Д. Дмитриевскую,                 К.И. Владимирову, Т.А. Веселову, Б.М. Иконникова, Л.А. Лосицкого,                           Э.Н. Домбровского. Они участвовали в проведении экспериментальных исследований на животных, а также выезжали в командировки на флоты и полигоны. Многие из них начали свой трудовой путь практически со дня основания НИМИ МС ВМФ и проработали в институте, а затем в Управлении не один десяток лет.

Кораблестроительная наука в 50-е годы вышла на качественно новый уровень развития. Поставленная перед научно-исследовательскими организациями МО СССР, бюро-проектантами и заводами-строителями задача по созданию океанского флота успешно решалась. При этом чрезвычайно важное значение отводилось вопросам обеспечения на строящихся кораблях оптимальных условий жизни и боевой деятельности личного состава. Причем именно на этом этапе становления ВМФ обитаемость корабля стала впервые рассматриваться как его боевое свойство.

Строгая регламентация параметров микроклимата, воздушного шума, вибрации, ионизирующих  излучений,  качественного  и  количественного  состава воздушной среды в корабельных помещениях уже принималась кораблестроительной наукой как неотъемлемая   часть   общего   процесса   создания   корабельной   техники,   систем вооружения и корабля в целом.

Формированию   этой   позиции  способствовал  не  только  многолетний   опыт военно-морских  врачей,  исследующих  с  физиолого-гигиенической  точки  зрения условия длительного и непрерывного пребывания людей в корабельных помещениях, но принятые к неукоснительному выполнению на всех стадиях проектирования и строительства корабля руководящие документы.

Первые гигиенические нормы и требования к обитаемости на атомных подводных лодках появились в 1954 году. Они были подготовлены к реализации в кораблестроении коллективом ученых, возглавляемым С.В. Миропольским. С позиции сегодняшнего дня этот документ далек от совершенства. Однако по мере накопления научных данных на его базе создавались новые регламентирующие документы, которые в дальнейшем внесли неоценимый вклад в дело сохранения здоровья и жизни моряков.

Уже в 1957 году были приняты к исполнению гигиенические требования, регламентирующие вопросы обитаемости и медицинского надзора за проекти­рованием и строительством надводных кораблей. Причем С.Д. Бобошко, С.Я. Фалеев, П.П. Рыбкин,        А.В. Фролов, К.А. Горлов, В.М. Вревский, являю­щиеся основными разработчиками этих санитарно-гигиенических требований, способствовали и их внедрению на вновь строящихся кораблях.

В начале 1957 года Управление обитаемости 16 института ВМФ возглавил генерал-майор медицинской службы Алексей Михайлович Зотов, человек с большим жизненным опытом и широким кругозором, в прошлом - начальник Военно-морской медицинской академии. Заместителями А.М. Зотова стали ка­питан 1 ранга Е.С. Мамай, инженер-проектировщик с опытом службы на под­водных лодках, а также контр-адмирал                   Б.А. Чижевский, химик по специально­сти, возглавлявший до этого химический факультет ВМАКВ им. А.Н. Крылова и полковник медицинской службы Чумаков Виктор Васильевич.

В начале 60-х годов в связи со значительным сокращением ВС СССР орга­низационная структура Управления существенно изменилась.

19 марта 1960 года в соответствии с приказом МО СССР Управление оби­таемости было реорганизовано и стало состоять из трех отделов: отдела военно-морской гигиены и корабельной санитарной техники, отдела корабельной ток­сикологии и санитарно-химической защиты и отдела медицинских обоснований обитаемости подводных лодок.

Значительное место в работе управления занимали исследования, обуслов­ленные появлением на подводных лодках ракетного оружия. Жидкие ракетные топлива, обладающие высокой токсичностью, требовали специальных мер за­щиты личного состава от их паров. Да и сами стрельбы ракетами поставили во­прос о нормировании импульсных шумов и сотрясений, воздействующих на личный состав. Результатом научной деятельности управления явилось поступ­ление на корабли таких технических средств, как системы водяной зашиты, противоаэрозольные фильтры грубой и тонкой очистки воздуха, автоматиче­ские импульсные запирающие устройства и многое другое. Определяющий вклад в их создание внесли доктора технических наук, профессора А.А. Корсунько и В.П. Молчанов, кандидаты технических наук Б.Н. Николаев, Н.П. Поляков, И.К. Яковлев, а также Б.А. Дранков.

В этот же период сложились и основные формы работы управления оби­таемости:

теоретические и лабораторные исследования по обоснованию относитель­но безопасных параметров факторов обитаемости подводных лодок;

разработка нормативно-технических документов, устанавливающих допус­тимые пределы параметров факторов обитаемости;

научно-техническое сопровождение проектирования подводных лодок с целью предупреждения отступлений от установленных регламентов;

натурные испытания непосредственно на действующих подводных лодках с целью физиолого-гигиенической и эпидемиологической оценки состояния здоровья личного состава для корректировки действующих регламентов;

стендовые испытания для установления предельной автономности подвод­ных лодок, не приводящей к существенному снижению работоспособности членов экипажа и исключающей значительный риск для их здоровья.

Однако самое значимое событие этой реорганизации было связано с тем, что Управление вошло в состав 1 Центрального научно-исследовательского ин­ститута военного кораблестроения.

Таблица 6.

Организационная структура управления обитаемости 1 ЦНИИ МО РФ (1960 г.)

Отдел военно-морской гигиены и корабельной санитарной техники

Начальник управления

генерал-майор медицинской службы Зотов А.М.

 

(НО – вакантная)

Отдел медицинских обоснований обитаемости подводных лодок

(НО – Сапов И.А.)

 

 

 

 

 

 

Отдел корабельной токсикологии и санитарно-химической защиты

(НО – Тиунов Л.А.)

 

Сокращение ВС СССР привело и к существенным кадровым потерям среди ученых-медиков Управления. Были уволены в запас С.А. Якубов, М.Д. Аксе­нов, В.В. Кустов,       В.М. Клевакин, С.Я. Фалеев, И.Б. Солдатов, Л.А. Лосицкий и многие другие. Часть офицеров перешла на преподавательскую работу (Т.Д. Корж, М.Н. Линючев, Л.Н. Сысуев, С.И. Тарасов и др.), а некоторые офицеры продолжили службу на флотах.

Тем не менее, командование 1 ЦНИИ и руководство медицинской службы ВМФ не видели веских причин, которые были бы основанием для пессимизма. Понимая роль и значение физиолого-гигиенических исследований для кораблестроения, они рассматривали сложившуюся ситуацию как временное явление. В этой ситуации от сотрудников Управления требовалось только одно - продолжать работу по тем направлениям, которые были определены ранее.

60-е годы также были насыщены событиями, которые, как показало время, имели непреходящее значение для становления и развития военно-морской ме­дицины.

Во-первых, более чем активно, продолжалась работа по эксперименталь­ному обоснованию санитарно-гигиенических регламентов применительно к вновь создаваемым классам кораблей. При этом учитывалась автономность их плавания и зона оперативного действия.

Во-вторых, впервые за всю историю развития военно-морской медицин­ской науки была поставлена и успешно реализована на практике задача по соз­данию стендовой базы, с помощью которой появилась возможность исследо­вать физиолого-гигиенические особенности длительного и непрерывного пре­бывания людей в герметично замкнутом объеме без необходимости организа­ции сложных медико-биологических исследований на флотах. Кроме того, именно в стендовых испытаниях с участием добровольцев уточнялись, а подчас и существенно корректировались санитарно-гигиенические регламенты, обес­печивающие оптимальную обитаемость на кораблях ВМФ при штатной работе технических средств и в аварийных ситуациях.

В третьих, вопросы медицинского обеспечения корабельных специалистов в море стали теснейшим образом увязываться со стратегическими и геополити­ческими задачами, которые были поставлены перед ВМФ в целом. Поэтому участие специалистов Управления в длительных автономных походах рассмат­ривалось как важнейший инструмент получения новой научной информации об особенностях обитаемости на кораблях и судах ВМФ.

И, наконец, данные экспериментальных исследований на животных, стен­довые испытания и участие в боевой службе кораблей ВМФ позволили конкре­тизировать и существенным образом усовершенствовать систему научно-технического сопровождения за проектированием и строительством кораблей.

Итак, характеризуя даже в общих чертах основные направления деятельно­сти Управления, нетрудно заметить, что научно-исследовательская работа все более отчетливо стала приобретать новые очертания. Это касается эксперимен­тальных исследований на животных, не говоря уже об организации и проведе­нии натурных и стендовых испытаний. Причем прикладные вопросы, решаемые в интересах личного состава ВМФ, разумно сочетались с фундаментальными исследованиями.

На постоянно совершенствуемой лабораторной базе продолжались работы по экспериментальному обоснованию санитарно-гигиенических нормативов. На специально сконструированных виброплатформах в опытах на мышах, кры­сах, морских свинках, кроликах и собаках отрабатывались параметры вибраци­онного режима.

Очень интенсивно проводились также исследования радиобиологического характера. На радиобиологическом комплексе сотрудники Управления присту­пили к изучению влияния на организм радиоактивных благородных газов, а также сочетанного действия РБГ и гамма-излучения. Внимание, которое уделя­лось этому вопросу, было связано, прежде всего, с историческими событиями, имевшими место на атомных подводных лодках, где в результате аварий АЭУ личный состав подвергался действию ионизирующих излучений в дозах, пре­вышающих допустимые значения.

В середине 60-х годов были развернуты работы по изучению действия ударных ускорений на личный состав. Причем следует отметить, что эти иссле­дования, реализуемые на практике в виде конкретных предложений, продолжа­лись вплоть до 90-х годов. За это время Анатолием Васильевичем Соловье­вым были выполнены многочисленные экспериментальные исследования, по­зволившие разработать и внедрить противоударные средства защиты личного состава подводных лодок и надводных кораблей. Кроме того,       А.В. Соловьев участвовал в боевой службе корабля-вертолетоносца «Москва», где был выполнен ряд физиолого-гигиенических исследований, послуживших основой для разработки гигиенических требований к обитаемости кораблей - носителей авиасредств.

Параллельно шла работа по обоснованию гигиенических требований к обитаемости спасательных судов, ракетоносных, десантных кораблей, кораблей с новыми принципами поддержания и кораблей из стеклопластика. В этом на­правлении трудился большой отряд сотрудников Управления (С.Д. Бобошко, Л.И. Красносельский, А.В. Фролов, К.А. Горлов,         Е.Д. Шибаев, П.Г. Рыбкин и многие другие), которые для оптимизации обитаемости на надводных кораб­лях использовали результаты экспериментальных исследований на животных и данные, накопленные в процессе участия в боевой службе кораблей ВМФ.

Новая страница в истории обитаемости была открыта с началом проекти­рования и строительства атомных подводных лодок. Высокая удельная энерго­вооруженность, большие объемы корпусов, автоматизация основных процессов управления техническими средствами потребовали качественного изменения подходов к оценке и формированию среды обитания.

Проектирование ПЛА первого поколения в части обитаемости осуществ­лялось по НТД ВМФ «Временные гигиенические и санитарно-технические тре­бования при проектировании и постройке подводных лодок», утвержденным Главнокомандующим Военно-морским Флотом 29 ноября 1958 года. В основу разработки данного НТД были положены результаты, полученные в натурных условиях на дизельной ПЛ «Б-2» (типа «Декабрист»). Испытание было прове­дено на Балтийском флоте в период с 6 ноября 1953 года по 5 января 1954 года с участием Е.Э. Германа, И.И. Савичева, С.В. Миропольского и других спе­циалистов.

Испытания показали, что при поддержании параметров основных факторов обитаемости в установленных пределах возможно обеспечить должную боеспо­собность личного состава в течение двух месяцев. При этом комплексное влия­ние факторов существенно не отражается на здоровье личного состава и не вы­зывает больших сдвигов в функциональном состоянии организма, выходящих за пределы физиологической нормы.

В целом уровень обитаемости ПЛА первого поколения может быть охарак­теризован как уровень предельно допустимых параметров, когда все регламен­тированные параметры поддерживаются на уровне предельно допустимых зна­чений или концентраций. В отдельных случаях (при кратковременных воздей­ствиях) допускалось и превышение ПДК.

При обеспечении обитаемости ПЛА второго поколения руководствовались «Гигиеническими нормами и требованиями к проектированию подводных ло­док» (ГНТ-пл-63), в которых частично были учтены результаты 60- и По­суточных стендовых испытаний, выполненных И.А. Саповым, А.Н. Бухари­ным с сотрудниками в 1961-1962 годах. Практически только за счет улучшения параметров основных факторов обитаемости и удалось увеличить автономность этих ПЛА.

При активном участии Б.А. Дранкова и Г.А. Михайлова уже к концу 60-х годов для личного состава атомных подводных лодок были разработаны сред­ства экстренной защиты органов дыхания. Их применение в дальнейшем прак­тически полностью исключило случаи гибели личного состава от газов и вред­ных паров при пожарах и химически опасных авариях. Однако, несмотря на не­оспоримые достижения в разработке технических средств, обеспечить поддер­жание газового состава воздуха в отсеках ПЛА на уровне общегигиенических нормативов пока не представляется возможным. В связи с этим дальнейшие ис­следования должны быть направлены на углубленное изучение комплексного влияния на организм подводников параметров химического состава воздуха на фоне действия других факторов обитаемости ПЛА. Заслуживает внимания и проблема использования на ПЛА «активных» газовых сред на основе гипокси-чески-гиперкапнической     (Н.А. Агаджанян и др., 1984) и гипероксически-гиперкапнической смесей (В.Г. Алтухов и др., 1987).

В январе 1961 года на должность начальника отдела корабельной токсико­логии был назначен Леонид Андреевич Тиунов, впоследствии Лауреат Госу­дарственной премии СССР, Заслуженный деятель науки РСФСР, академик АМН СССР.

Возглавив отдел корабельной токсикологии, Л.А. Тиунов ревностно отно­сился к научным изысканиям, заложенными его предшественниками. Прежде всего, в отделе поддерживалась атмосфера высокой требовательности и про­фессионализма.

В декабре 1962 года Л.А. Тиунов был утвержден в ученом звании профес­сора. В то время это был один из самых молодых профессоров среди военных медиков.

Руководству медицинской службы ВМФ стало очевидным, что силами не­большого, хотя и достаточно квалифицированного коллектива, каким был отдел корабельной токсикологии, трудно охватить весь многообразный спектр про­блем, требующих своего решения. В связи с этим медицинская служба ВМФ рекомендовала руководству Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР скон­центрировать свои усилия на экспериментальных исследованиях по обоснова­нию санитарных регламентов и изучению токсикологических свойств полимер­ных материалов кораблестроительного назначения.

Ранее же закрепленные за отделом корабельной токсикологии функции по изысканию антидотов ФОВ и противолучевых средств было предложено пере­дать Военно-медицинской академии. Целесообразность такого шага объясня­лась потребностью пересмотра в сторону ужесточения некоторых санитарно-гигиенических регламентов и возрастающей опасностью загрязнения воздушной среды корабельных помещений химическими соединениями, выделяющи­мися из синтетических полимерных материалов. В результате этого предпола­галось создать высокоэффективные средства регенерации и очистки воздуха отсеков корабля, новые индивидуальные средства защиты органов дыхания и инициировать процесс синтеза и промышленного производства менее токсич­ных и пожаробезопасных синтетических материалов.

Успешной реализации этих задач способствовало также создание научно-исследовательских лабораторий, призванных решать токсикологические про­блемы в интересах ВМФ. В частности, на базе вновь созданного в 1966 году Научно-исследовательского института гигиены и морского транспорта были организованы и долгие годы плодотворно взаимодействовали с отделом кора­бельной токсикологии лаборатории, возглавляемые профессорами В.З. Аксель-Рубинштейном и А.П. Румянцевым.

Этим ученым, наряду с Л.А. Тиуновым, принадлежит ведущая роль в идентификации источников загрязнения воздушной среды отсеков кораблей вредными химическими веществами, в расшифровке качественных и количест­венных параметров атмосферы корабельных помещений и в формировании со­временных представлений о принципах экспериментального обоснования сани­тарных регламентов, которые с успехом используются и сейчас не только при строительстве военных кораблей и гражданских судов, но и при создании кос­мических летательных аппаратов.

Принципиально важно отметить, что усилиями этих ученых впервые была выполнена работа, определяющая методические подходы к нормированию так называемых аварийных регламентов - максимально допустимых концентраций.

Отдельно следует упомянуть об участии сотрудников Управления в эква­ториальной экспедиции особого назначения (ЭЭОН).

ЭЭОН была организована в соответствии с Постановлением Правительства СССР с целью обоснования целесообразности увеличения автономности плава­ния кораблей ВМФ в условиях маневренного базирования. При этом сущест­венное значение отводилось медико-биологическим исследованиям, которые должны были очертить границы человеческих возможностей при длительном и непрерывном пребывании людей в море.

Этой экспедиции предшествовала кропотливая подготовительная работа, в ходе которой разрабатывались специальные программы научных исследований, уточнялись отдельные детали санитарно-гигиенического обеспечения моряков, шлифовался методический аппарат.

В 1967 году под командованием адмирала Л.А. Владимирского группа кораблей ВМФ, в состав которой входили атомные и дизель-электрические подводные лодки, плавбазы и суда обеспечения, выдвинулась к месту боевой службы в район Карибского моря. После завершения боевой службы корабли направились в экваториальные широты в пункт маневренного базирования. Здесь после смены экипажей и пополнения запасов корабли вновь выходили на боевую службу. Всего за достаточно короткое время подводные лодки совер­шали по три похода на полную автономность.

Для отработки научно-практических задач по обеспечению боевой службы кораблей в условиях маневренного базирования была сформирована специаль­ная научная группа из представителей 1 ЦНИИ МО СССР, бюро-проектантов, отраслевых институтов, Военно-медицинской академии.

От Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР в состав группы были от­командированы начальник отдела обитаемости подводных лодок Иван Акимо­вич Сапов и капитан медицинской службы Лев Александрович Морозов. Кроме того, большой вклад в решение поставленных задач внесли начальники медицинских служб кораблей, входящих в состав эскадры. Среди них В.А. Во­ронин, Ю.С. Угулава и В.Е. Кулаков, впоследствии ставшие сотрудниками Управления.

И.А. Сапов, как руководитель научной группы, всегда стремился к быст­рейшему внедрению результатов научных исследований в практику. Он пред­ложил провести научно-практическую конференцию непосредственно в море. Эта идея была поддержана адмиралом Л.А. Владимирским.

Конференция состоялась на плавбазе во время смены экипажей подводных лодок. В ходе конференции были подведены промежуточные итоги исследова­ний и, самое главное, приказом начальника экспедиции для повышения эффек­тивности боевой службы кораблей были реализованы на практике рекоменда­ции медицинской службы.

Еще в море И.А. Сапов получил приказ о своем переводе из 1 ЦНИИ МО СССР в Военно-медицинскую академию на должность начальника кафедры фи­зиологии подводного плавания и аварийно-спасательного дела.

Безусловно, знаковым событием 60-х годов явилось создание в 1964 году на базе Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР диссертационного совета, которому было дано право принимать к защите докторские и кандидатские дис­сертации на актуальные для медицинской службы ВМФ темы.

В первый состав совета были введены виднейшие ученые Управления оби­таемости, Военно-медицинской академии им. СМ. Кирова и отраслевых инсти­тутов. Первым председателем Совета был назначен Иван Акимович Сапов.

С момента формирования совета по настоящее время было рассмотрено более чем 500 диссертаций. Причем подавляющее большинство диссертационных исследований носили прикладной характер и были итогом научно-исследовательских работ, заданных постановлениями Правительства СССР, приказами и директивами МО СССР и ГК ВМФ.

С позиции сегодняшнего дня становится очевидно, как организационно правильно, логично    и    стратегически    дальновидно    строилась    научно-исследовательская работа в 60-е годы. Коллектив, работавший в эти годы в Управлении, объединяла общая цель и понимание своей роли в благородном деле сохранения здоровья военно-морских специалистов. Постоянно ощущалась поддержка и внимание со стороны командования ВМФ, медицинской службы ВМФ и руководства 1 ЦНИИ МО СССР. К мнению ведущих ученых Управления всегда прислушивались и дорожили им. Поэтому, когда возникла идея создания на территории Управления стенда для моделирования обитаемости на кораблях ВМФ, это предложение не встретило возражений. Более того, было сделано все для скорейшей реализации этого проекта.

По своему замыслу стенд должен был обеспечивать проведение исследова­ний с участием испытуемых на различные сроки их герметизации. Системы жизнеобеспечения стенда были общекорабельного исполнения, а компоновка и оснащение жилых, служебных и санитарно-бытовых помещений в принципе не отличалась от своих корабельных аналогов.

Необходимо подчеркнуть, что с годами по мере расширения и конкретиза­ции задач происходила и модернизация стенда. Однако, вне зависимости от за­даваемых условий эксперимента, неизменным оставалось одно требование - обеспечить в стендовых условиях максимально близкую по химическим, физи­ческим и биологическим параметрам обитаемость, реально существующую на кораблях ВМФ при нормальных условиях эксплуатации технических средств и при возникновении аварийных ситуаций.

Важно также отметить, что созданный стенд по своему техническому ре­шению и возможностям не имел аналогов не только в отечественной, но и ми­ровой практике. Известно, что по пути отработки медико-биологических задач в стендовых условиях значительно позже приступили специалисты авиацион­ной и космической медицины, аварийно-спасательного и водолазного дела, ученые, занимающиеся медицинским обеспечением фортификационных со­оружений. Аналогичные стенды впоследствии были созданы в ВМС ведущих морских держав.

Первые стендовые испытания с участием добровольцев были организованы и проведены в 1960-1964 годах. Общее научно-методическое руководство всем комплексом медико-биологических исследований было поручено осуществлять И.А. Сапову и             А.Н. Бухарину. При этом было выполнено три серии экспери­ментов с 27-, 60- и 130-суточной герметизацией испытуемых. Несколько позже под руководством А.Н. Бухарина и А.В. Миртова была организована еще одна 30-суточная герметизация. Причем, учитывая масштабность задач, требующих своего решения, к выполнению указанных работ привлекалась большая группа ученых-медиков, инженерно-технический персонал, специалисты многих дру­гих профессий не только 1 ЦНИИ МО СССР, но и учреждений и организаций различных министерств и ведомств.

Неоценимый опыт, приобретенный в эти годы, был с успехом использован в последующем, когда в ходе решения задач по совершенствованию обитаемо­сти на кораблях ВМФ были проведены 120- и 90-суточные испытания.

Кропотливый труд военно-морских врачей и данные, полученные ими в экспериментальных, стендовых и натурных условиях, позволили в 1966, а затем в 1968 году сформулировать обязательные к исполнению бюро-проектантами и организациями промышленности гигиенические нормы и требования к обитае­мости кораблей (ГНТО-66) и (ГНТО-68).

Обитаемость ПЛА третьего поколения обеспечивалась в соответствии с «Гигиеническими нормами и требованиями к обитаемости подводных лодок» (ГНТО-пл-68), в которых были полностью учтены результаты стендовых испы­таний с герметизацией подводников 60 и 130 суток, завершенных в 1965 г. Однако в процессе проектирования выяснилось, что для сохранения работоспо­собности подводников на протяжении длительного автономного плавания не­обходимо осуществление дополнительных конструктивно-технических меро­приятий, не предусмотренных ГНТО-пл-68. Поэтому на стадии технических проектов требования к обитаемости ПЛА третьего поколения были дополнены рядом положений, экспериментально обоснованных в многосуточных стендо­вых испытаниях (П.И. Горбатых, А.Н. Бухарин, В.Г. Алтухов, 1976).

То, что в 60-е годы в Управлении так масштабно была организована науч­но-исследовательская работа, с одной стороны, объяснялось высокими темпами развития флота, с другой стороны, широта охвата решаемых проблем была не­разрывно связана с уровнем подготовки научных кадров и развитием лабора­торной базы.

Безусловно, была велика и мера ответственности, которую полностью раз­деляли между собой руководители Управления и непосредственные исполни­тели работ.

Вместе с тем, на долю генерал-майора медицинской службы Зотова Алек­сея Михайловича, руководившего Управлением в 1957-1965 годах, а затем ге­нерал-майора медицинской службы Шапошникова Алексея Александровича, возглавлявшего Управление в 1965-1970 годах, легла основная нагрузка по ор­ганизации и проведению экспериментальных, стендовых и натурных испыта­ний в интересах личного состава ВМФ.

В разные годы их заместителями были полковники медицинской службы Николаев Борис Николаевич, Чумаков Виктор Васильевич, Тимофеев Алексей Иванович и капитаны 1 ранга Мамай Евгений Семенович и Шиш­кин Анатолий Михайлович.

Как указывалось выше, в начале 70-х годов были проведены 120- и 90-суточные стендовые испытания. Командиром группы добровольцев-испытуемых был назначен майор медицинской службы Л.А. Морозов, а науч­ное руководство осуществляли А.Н. Бухарин и В.Г. Алтухов.

В этих испытаниях были исследованы вопросы влияния на организм под­водников комплекса основных факторов обитаемости атомных подводных ло­док 3 поколения, в том числе ионизирующих излучений из расчета 15 бэр в год. Несколько позже под научным руководством Н.Б. Маслова были выполнены краткосрочные 5-ти и 10-ти суточные испытания, где командиром группы был майор медицинской службы В.Л. Макаров.

Каждое из этих испытаний осуществлялось по отдельным программам, в которых формулировались целевая установка и задачи исследований, задава­лись параметры основных факторов обитаемости, подлежащие моделированию, определялся перечень клинико-физиологических методик.

В целом проведенные в 70-е годы стендовые испытания наряду с другими научно-исследовательскими работами, выполненными в Управлении обитаемо­сти 1 ЦНИИ МО СССР, легли в основу создания медико-технических требова­ний к обитаемости надводных кораблей и подводных лодок. Гигиенические нормы и требования к обитаемости кораблей (ГНТО), датированные 1976 го­дом, уже приобрели статус государственного стандарта, так как после проведения соответствующей процедуры согласования были утверждены Главноко­мандующим ВМФ и Главным санитарным врачом МЗ СССР.

70-е годы были примечательны также тем, что сотрудники Управления со­вместно со специалистами Военно-медицинской академии приступили к обос­нованию тактико-технических требований к госпитальным судам, санитарным катерам, экранопланам. Причем вся эта работа строилась на базе типовых про­грамм и методик проверки обитаемости, в научном обосновании которых самое активное участие принимали Николай Тимофеевич Свистунов, Анатолий Васильевич Соловьев и Евгений Александрович Бухарин.

 

Параллельно продолжалась исследовательская работа. Изучалось влияние на организм звукового и инфразвукового диапазонов, прерывистых шумов, вредных химических веществ, присутствующих в воздушной среде корабель­ных помещений, ионизирующих излучений и т.п.

Военнослужащие ВМФ в мирное время неизбежно рискуют здоровьем. Многочисленные предшествовавшие исследования были направлены на выяв­ление причин снижения уровня здоровья офицеров, в основном, в связи с пара­метрами факторов обитаемости кораблей. Однако прямых данных, подтвер­ждающих связь необратимой патологии с каким-либо фактором, уровень кото­рого не превышал гигиенических регламентов, ни в последние годы, ни ранее установить не удавалось. Это позволило заключить, что обитаемость подвод­ных лодок, построенных в семидесятые-восьмидесятые годы, является опти­мальной. Тем не менее, заболевания желудка и сердца, а также психические расстройства продолжали выводить из строя офицеров ВМФ.

Особо следует подчеркнуть, что, как на заре подводного мореплавания, так и век спустя, актуально требование к основным психологическим качествам подводников: в первую очередь эти люди должны быть энтузиастами подвод­ного плавания. На языке современной психологии это означает, что ведущим признаком профессиональной пригодности является желание служить на ПЛ (установка на успешность службы), обеспеченная соответствующей мотиваци­ей в сочетании с эффективным профессиональным отбором. Эта проблема тес­но сопряжена со снижением аварийности, что также свидетельствует о нераз­рывной связи инженерных и медико-психологических проблем. Поэтому не случайно в составе ЦНИИ военного кораблестроения в течение пяти десятиле­тий действует подразделение, занятое профессиональным отбором, медико-психологическим и эргономическим обеспечением, которым последовательно руководили профессор            Ю.Н. Егоров, профессор В.И. Касаткин и профессор А.М. Васильков, при активном участии кандидата технических наук А.В. Нефедовича.

В начале 70-х годов в Управлении был сформирован отдел корабельной эр­гономики и психофизиологии корабельных специалистов. Первым начальником отдела был назначен полковник медицинской службы кандидат медицинских наук А.М. Кожин. Он руководил этим научным подразделением с 1971 по 1979 год.

В результате научно-исследовательской работы специалистами отдела бы­ли разработаны и внедрены в кораблестроение психофизиологические требования к боевым постам и командным пунктам надводных кораблей и подводных лодок и к автоматизированным пультам управления атомных подводных лодок. К началу 80-х годов была сформирована целевая система эргономического обеспечения разработки и эксплуатации боевых и технических средств (Б и ТС) кораблей ВМФ, разработаны эргономические требования к проектированию Б и ТС (ОТТ.6.1.41), организованы в проектных организациях эргономические группы, создана система сбора и анализа эргономической информации о каче­стве деятельности личного состава кораблей ВМФ.         К решению вышеперечис­ленных задач была подключена большая группа сотрудников отдела: А.М. Ко­жин, А.А. Булыгин, А.В. Нефедович, Ю.Н. Егоров, Ю.П. Найденко и дру­гие.

Кроме того, к несомненным достижениям отдела следует отнести резуль­таты исследований, которые легли в основу создания системы профессиональ­ного психологического отбора корабельных специалистов, в 

разработку психо­физиологической классификации специальностей корабельных операторов, в обоснование критериев и методик отбора курсантов учебных отрядов ВМФ на должности старшин и сержантов.

В итоге многолетней работы коллективом Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР были получены важные данные, которые расширили рамки существующих представлений о функциональных возможностях человеческого организма, послужили основой для создания новых, более эффективных техни­ческих средств обеспечения обитаемости и, в определенной степени, явились базой для принятием командованием ВМФ решения о возможности расшире­ния зоны оперативного действия кораблей ВМФ.

В 1972 году за эти работы группа ученых Военно-морского флота была удостоена Государственной премии СССР. Среди награжденных были: началь­ник медицинской службы ВМФ Е.М. Иванов, директор НИИ ГМТ МЗ СССР А.А. Шереметьев, главный токсиколог ВМФ О.В. Варнаков, профессора А.Н. Бухарин, И.Ф. Жильцов, А.В. Миртов, И.А. Сапов, Л.А. Тиунов, а также кандидаты медицинских наук С.А. Керим-Мариус,     С.В. Миропольский, П.Г. Ходин.

Несколько отступая от хронологии изложения событий, тем не менее нель­зя не упомянуть еще об одной сфере научной деятельности Управления оби­таемости 1 ЦНИИ МО СССР.

К сожалению, на Военно-морском флоте имели место аварийные ситуации на кораблях, которые в ряде случаев заканчивались трагически для членов эки­пажа. К работе по выяснению причин катастроф, анализу происходящих на аварийном корабле событий, оценке влияния неблагоприятных (поражающих) факторов обитаемости на личный состав привлекались лучшие военно-морские врачи. Так было практически во всех случаях, когда в результате аварий ядер­ных энергетических установок на атомных подводных лодках личный состав подвергался воздействию ионизирующей радиации в дозах, существенно пре­вышающих допустимые уровни. Так было и при авариях на кораблях ВМФ, где имели место крупномасштабные пожары и проливы компонентов ракетных топлив и ртути. Наконец, ученые-медики активно привлекались к решению медико-биологических проблем, связанных с гибелью атомных подводных лодок «Комсомолец» и «Курск» и спасению моряков из затонувших подводных лодок.

Во всех этих случаях медицинская служба ВМФ, выполняя координирую­щую функцию, привлекала к работам ведущих ученых Управления, главных специалистов флота, лучшие лечебные учреждения и профильные клиники Во­енно-медицинской академии.

Пожалуй, навсегда в памяти моряков останутся аварии на атомных под­водных лодках первого поколения. При всей перспективности использования атомной энергии в интересах ВМФ эти случаи показали, какую угрозу для жиз­ни людей несет «мирный атом». Поэтому в Управлении обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР в 60-е годы был воссоздан отдел, коллективу которого было поруче­но продолжить исследования в обеспечении радиационной безопасности лич­ного состава флота.

Начальником отдела был назначен доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы Игорь Федорович Жильцов, который впо­следствии работал в НИИ ГМТ МЗ СССР в качестве заместителя директора ин­ститута по научной работе. В этот же отдел был назначен Иван Иванович Бечик, известный тем, что был начальником медицинской службы первой атом­ной подводной лодки ВМФ. Как показала жизнь, его практический опыт сыграл неоценимую роль в организации и проведении научно-исследовательской рабо­ты.

В этом коллективе также работал большой отряд высокоподготовленных специалистов:   М.Г. Молчанова, В.И. Макаров, К.И. Песчанский, К.И. Вла­димирова, В.О. Судакова,         Э.Н. Домбровский, Л.А. Лосицкий, В.Р. Таратухин, И.О. Раппопорт, В.Л. Береснев,             В.В. Стрежнева, Г.А. Лемеш.

В середине 70-х годов в отдел был назначен капитан медицинской службы Игорь Валентинович Лисовский, внесший своими трудами вклад в решение проблемы оценки индивидуальной радиоустойчивости организма, а затем по­святивший свою деятельность изучению вопросов радиоэкологического обес­печения кораблей ВМФ.

В истории флота было также немало примеров ингаляционных отравлений личного состава пороховыми газами, продуктами горения полимерных мате­риалов, ртутью, компонентами ракетных топлив, хладонами и другими токси­кантами. При этом аварийные ситуации, сопровождающиеся выбросом в воз­душную среду корабельных помещений высокотоксичных химических соеди­нений, изучались не столько с целью выявления причин отравлений, сколько для разработки научно обоснованных предложений, минимизирующих небла­гоприятное воздействие поражающих факторов на организм.

Над этой проблемой успешно работали токсикологи Управления, возглав­ляемые               Л.А. Тиуновым. Помимо разработанной под научным руководством Л.А. Тиунова,                   А.П. Румянцева и В.З. Аксель-Рубинштейна методологии са­нитарно-гигиенического регламентирования максимально допустимых концен­траций вредных химических веществ, активно шли исследования токсичности и опасности продуктов горения полимерных материалов.

Во-первых, сформировалось как самостоятельное направление исследова­ний, в рамках которого отрабатывались вопросы создания технических средств обеспечения обитаемости кораблей ВМФ. На первый взгляд, могло сложиться впечатление, что решение чисто технических вопросов, связанных с разработ­кой мебели, камбузного оборудования, холодильных агрегатов, систем водоподготовки и т.п., не совсем увязывается с медико-биологическими проблема­ми. Однако, это далеко не так, поскольку создание на корабле условий, обеспе­чивающих сохранение здоровья и работоспособности моряков, неразрывно свя­зано с техническими решениями. Кроме того, все технические средства обеспе­чения обитаемости создаются с учетом санитарно-гигиенических норм и требо­ваний, разрабатываемых и формируемых в процессе экспериментальных, стен­довых и натурных испытаний.

Во-вторых, весьма позитивную роль в общей схеме медицинского обеспе­чения военных моряков сыграла сформированная по инициативе медицинской службы флота система санитарно-гигиенического контроля в ВМФ. Была соз­дана вертикаль, где Управлению обитаемости отводилась роль в организации научно-исследовательской работы на флотах. И, если сотрудники Управления разрабатывали медико-биологические требования к обитаемости и добивались их внедрения на стадиях проектирования и строительства кораблей (т.е. осуще­ствляли предупредительный санитарно-гигиенический контроль), то 88 ЦМЛ ВМФ и медицинские лаборатории флотов осуществляли текущий санитарно-гигиенический контроль на кораблях и судах ВМФ, чем оказывали неоценимую помощь Управлению.

В-третьих, укрепившаяся, благодаря созданию единой системы санитарно-гигиенического контроля в ВМФ, связь с флотами позволила на качественно новый уровень поднять работу по анализу заболеваемости, списываемости и увольняемости моряков с плавсостава.

Специально для решения этих задач в Управлении был создан отдел, тер­риториально расположенный на базе 1 ЦВМГ.

Первым начальником лаборатории, а затем научно-исследовательского от­дела был доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской служ­бы Николай Александрович Толоконцев. Н.А. Толоконцев до этого назна­чения возглавлял лабораторию в отделе корабельной токсикологии 1 ЦНИИ МО СССР. Начальниками отделений (лабораторий) были кандидаты медицин­ских наук полковник медицинской службы А.В. Меренцев и майор медицин­ской службы Э.Н. Елизаров. Кроме того, коллектив укомплектовался рядом молодых офицеров, некоторые из которых впоследствии внесли известный вклад в развитие отечественной медицины. В частности, А.Б. Жебрун стал док­тором медицинских наук, профессором, директором НИИ им. Пастера, а В.И. Касаткин - доктором медицинских наук, профессором, начальником одного из отделов Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР.

Н.А. Толоконцев в 1973 году передал руководство отделом кандидату ме­дицинских наук полковнику медицинской службы СИ. Титкову, который до этого назначения возглавлял специальное отделение 1 ВМГ.

Основным направлением деятельности отдела профессиональных заболе­ваний, которым в 70-е годы руководили С.И. Титков, а затем А.В. Меренцев, явились исследования по разработке методов профилактики и ранней диагно­стики наиболее часто встречающихся у плавсостава заболеваний, а также средств и способов сохранения, восстановления и повышения работоспособно­сти моряков. В этот период, в частности, были разработаны не утратившие сво­его значения «Методические указания по сохранению работоспособности и здоровья специалистов - операторов кораблей ВМФ в плавании» и «Рекомен­дации по профилактике и лечению заболеваний, встречающихся у личного со­става в плавании».

В четвертых, для решения отдельных частных вопросов и уточнения медико-биологических закономерностей ответной реакции организма на действие факторов внешней среды организовывались специальные исследования на экспериментальных базах АН СССР и МЗ СССР. Прежде всего, имеются в виду работы в Сухумском питомнике, где под руководством Вячеслава Александровича Воронина были выполнены несколько серий экспериментов на приматах, а также исследования в Новороссийском дельфинарии.

В течение 7 лет, (с 1970 года по 1977 год) Управление обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР возглавлял генерал-майор медицинской службы, кандидат медицинских наук Павел Иванович Горбатых. С 1977 года по 1988 год начальником Управления Военно-морской медицины и обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР был Лауреат Государственной премии СССР, доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы Алексей Николаевич Бухарин. С его именем связаны новые достижения военно-морской медицинской науки в деле совершенствования медицинского обеспечения личного состава ВМФ.

Конец 70-х и начало 80-х годов ассоциируются с крупными позитивными организационно-штатными изменениями, которые, кроме существенного рас­ширения сферы научно-производственной деятельности Управления обитаемо­сти 1 ЦНИИ МО СССР, позволили сделать весомый задел на будущее, создав тем самым необходимую базу для нового поколения военно-морских ученых.

Первый отдел - отдел медицинских обоснований обитаемости подводных лодок возглавлял до 1988 года кандидат медицинских наук полковник меди­цинской службы Лев Александрович Морозов. Его заместителем был доктор медицинских наук полковник медицинской службы Валентин Валентинович Полонский, который после назначения Л.А. Морозова начальником Управле­ния обитаемости стал руководителем отдела.

Научно-исследовательскими отделами корабельной гигиены и корабельной токсикологии и корабельной радиологии руководили соответственно кандидат медицинских наук полковник медицинской службы Евгений Александрович Бухарин, доктор медицинских наук, профессор полковник медицинской служ­бы Леонид Андреевич Тиунов и кандидат медицинских наук полковник меди­цинской службы Иван Иванович Бечик, которого сменил в этой должности доктор медицинских наук, профессор полковник медицинской службы Игорь Валентинович Лисовский.

За разработку технических средств обеспечения обитаемости отвечал кандидат технических наук капитан 1 ранга К.С. Коротких, после назначения ко­торого заместителем начальника Управления на посту начальника отдела сме­нил В.А. Семенов.

            Коллектив, руководимый Е.П. Хохлиным, занимался вопросами оснащения кораблей медицинской техникой и оборудованием.

Отделом, изучающим профессиональную заболеваемость у корабельных специалистов, руководили кандидаты медицинских наук полковники медицин­ской службы А.В. Меренцев (1977-1982 гг.), Е.И. Гура (1982-1986 гг.) и Ю.А. Антонишкис (1986-1988 гг.), а отдел корабельной эргономики и психофизиологии труда корабельных специалистов в период с 1971 по 1979 год возглавлял А.М. Кожин.

В период с 1979 по 1988 год начальником отдела профессионального пси­хологического отбора  и  корабельной  эргономики  был  кандидат  медицинских наук полковник медицинской службы Юрий Николаевич Егоров, который занял должность  заместителя  директора  НИИ  ГМТ МЗ СССР по научной работе.

 

 

 Таблица 7

Организационная структура Управления военно-морской ме­дицины

и обитаемости кораблей ВМФ 1 ЦНИИ МО РФ (1982 г.)

Отдел корабельной гигиены

 

 

 

Отдел корабельной токсикологии

Отдел корабельной радиологии

Отдел военно-медицинской техники

 

Отдел медико- тактических обоснований и корабельной эпидемиологии

 

 

 

Отдел физиологии

труда корабельных специалистов

 

 

 

 

 

Отдел медицинских обоснований обитаемости подводных лодок

 

 

 

 

 

Лаборатория технических средств пропаганды

 

 

 

Отдел профессиональных заболеваний корабельных специалистов

 

 

 

Отдел корабельных систем кондицио-нирования воздуха рефрижераторных установок и бытового оборудования

 

Научное направление, изучающее процессы деятельности человека в сложной системе «человек-машина» и призванное обеспечить эффективность военного труда моряков, возглавлял кандидат технических наук капитан 1 ран­га Александр Валерианович Нефедович, исполняющий долгие годы обязан­ности заместителя начальника отдела.

Весьма примечательно, что помимо традиционных направлений исследо­ваний, которые сформировались и успешно развивались в Управлении на про­тяжении многих лет, в 80-е годы появилась возможность расширить круг задач, решаемых в интересах личного состава ВМФ.

По инициативе медицинской службы ВМФ был создан отдел медико-тактических обоснований и корабельной эпидемиологии. Это решение было продиктовано необходимостью изучения особенностей лечебно-эвакуационного обеспечения, организации противоэпидемических мероприятий на кораблях, эскадрах и в пунктах маневренного базирования сил флота в мир­ное время и для выработки научно обоснованных предложений по совершенст­вованию организационно-штатной структуры медицинской службы ВМФ.

Возглавить отдел было предложено преподавателю кафедры ОТМС ВМФ ВМедА им. СМ. Кирова Валерию Дмитриевичу Коновалову. Он укомплек­товал вновь созданное научное подразделение офицерами, за плечами которых был не один год службы на кораблях ВМФ. Начальниками лабораторий были назначены А.Д. Закорин и В.С. Дорменев, а другие должности укомплектова­ны Е.И. Мезенцевым, Г.Н. Батраковым, В.А. Шамаровым и А.Д. Бучновым, который впоследствии стал доктором медицинских наук, профессором, руководителем одного из отделов Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР.

Коллектив отдела включился в работу. За сравнительно короткое время было организовано несколько командировок, где в ходе боевой службы кораб­лей Северного и Тихоокеанского флотов удалось собрать ценную информацию об организации лечебно-профилактического и противоэпидемического обеспе­чения личного состава и сформулировать свои предложения руководству меди­цинской службы ВМФ.

Судьба еще трех новых научно-исследовательских лабораторий решилась положительным образом благодаря поддержке заместителя ГК ВМФ адмирала Н.И.Смирнова. Это был далеко не первый случай, когда Н.И. Смирнов оказал реальную помощь военно-морским врачам. Он был одним из тех руководителей ВМФ, кто из докладов начальника медицинской службы ВМФ и ведущих уче­ных прекрасно знал и понимал проблемные вопросы, стоящие перед военно-морской медицинской наукой. Поэтому предложение сформировать в Управле­нии обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР лабораторию медицинской кибернетики, лабораторию фитотерапии и лабораторию биологически активных веществ не встретило возражений у Н.И. Смирнова. В.Г. Храмцов,                    Т.А. Зинченко и Ю.Н. Белый были назначены их начальниками. Причем Ю.Н. Белый, впоследствии защитивший докторскую диссертацию, стал заместителем 32 ЦВМГ по научно-методической работе.

В восьмидесятых годах под руководством профессоров Бухарина А.Н., Алтухова В.Г., кандидата медицинских наук Морозова Л.А. были проведены длительные испытания с пребыванием личного состава в герметизированном натурном отсеке-стенде, имитирующим условия жизнедеятельности экипажа на высокоавтоматизированной подводной лодке. Длительность герметизаций была выбрана в соответствии с предполагаемой автономностью подводных атомных ракетоносцев стратегического назначения. Научные исследования позволили сделать вывод о том, что одним из способов сохранения высокой работоспо­собности личного состава атомных подводных лодок в длительных походах яв­ляется создание на лодках комплекса специальных помещений - зоны отдыха.

Характерной особенностью обитаемости ПЛА третьего поколения являет­ся:

создание специальной группы помещений - профилактория, в котором поддерживаются для личного состава «комфортные» условия;

обеспечение в других помещениях большинства факторов обитаемости на субоптимальном уровне;

использование в период эксплуатации для каждой ПЛА двух экипажей.

Проведенные в управлении обитаемости исследования показали, что ос­новными причинами возникновения в организме моряков неблагоприятных из­менений и снижения работоспособности являются:

комплексное воздействие на организм токсичных веществ, содержащихся в воздухе корабельных помещений;

сенсорная недостаточность, т.е. дефицит многообразных в обычных усло­виях жизни сенсорных раздражителей и монотонность их действия, однообра­зие окружающей обстановки, оторванность от родных, близких, семьи и т.д.;

гипокинезия, т.е. ограничение привычной двигательной активности;

воздействие на организм ионизирующих и неионизирующих излучений, воздушного шума, неблагоприятного размещения личного состава.

В 1984-1985 годах в Управлении была создана иммунно-гематологическая лаборатория, которая территориально размещалась в 1 ВМГ. Одна из задач, ко­торая стояла перед сотрудниками лаборатории, состояла в получении данных об иммунном статусе плавсостава и выявлении причин, вызывающих измене­ния иммунологической реактивности организма.

В конце 1988 года в результате новой волны организационно-штатных из­менений отделы, занимающиеся изучением профессиональной заболеваемости у корабельных специалистов, проблемами профессионального психологическо­го отбора и корабельной эргономики и отдел автоматизированных медицинских систем, просуществовавший с 1986 по 1988 год и возглавляемый В.И. Касат­киным, были объединены. Во главе новой структуры встал Ю.Н. Егоров, ко­торому было поручено организовать работу таким образом, чтобы ни одно из ранее существовавших направлений не было утрачено. Для этого Ю.Н. Егоров сумел сплотить вокруг себя опытных, высококвалифицированных специалистов                 (А.В. Нефедовича, В.И. Касаткина, В.И. Федоренко, А.И. Хоришко, А.П.Булыгина), и талантливую молодежь (В.В. Белова, Ю.Б. Казенного, Ю.В. Горского, Ю.В. Рыбникова, Ю.В. Кучеренко).

Итак, все организационно-штатные изменения, которые произошли в Управлении на рубеже 70-80 годов, имели позитивный характер для развития военно-морской медицинской науки. Однако, прежде чем кратко осветить ос­новные достижения, имевшие место в этот период, нельзя не упомянуть об организующей и консолидирующей роли руководства Управления, безусловным лидером которого был Алексей Николаевич Бухарин.

А.Н. Бухарин за годы руководства Управлением 1 ЦНИИ МО СССР сумел создать крепкий и сплоченный коллектив, где разумно сочетались высокая тре­бовательность, принципиальность, ответственность за результаты научно-производственной деятельности и отеческое отношение к молодежи.

Заместителями А.Н. Бухарина и его ближайшими помощниками за долгие годы совместной работы были: доктор медицинских наук, профессор, полков­ник медицинской службы Виктор Григорьевич Алтухов, кандидаты техниче­ских наук, капитаны 1 ранга Игорь Иванович Космынин и Константин Сер­геевич Коротких, и несколько позже - кандидат медицинских наук, полковник медицинской службы Лев Александрович Морозов.

Не меньшим авторитетом среди всего коллектива 1 ЦНИИ МО СССР, ор­ганизаций промышленности и научно-исследовательских учреждений пользо­вались и руководители отделов Управления. Публичные выступления с науч­ными докладами на съездах, конференциях, симпозиумах Л.А. Тиунова, Е.А. Бухарина, В.Г. Алтухова, В.В. Полонского, Ю.Н. Егорова, Е.П. Гуры, В.А. Воронина, О.П. Ломова и многих других всегда воспринимались научной об­щественностью с большим вниманием, так как представляемые ими данные об­ладали безусловной новизной и имели огромное теоретическое и прикладное значение.

Не явились исключением результаты исследований, полученные в ходе ор­ганизации и проведения 160-суточной герметизации добровольцев-испытуемых в комплексном стенде обитаемости. Эта работа преследовала своей целью изу­чить влияние длительной и непрерывной герметизации на функциональное со­стояние организма применительно к условиям жизни и боевой деятельности экипажей атомных подводных лодок нового поколения. Причем на различных этапах эксперимента в обитаемых помещениях гермообъекта создавались усло­вия по параметрам микроклимата, физическим и химическим факторам оби­таемости, существенно отличающихся от общепринятых в ВМФ. При этом с заданной периодичностью проводились биохимические, гематологические, ци­тохимические, физиологические исследования и психофизиологическое тести­рование. Важным элементом программы была оценка роли реабилитационных мероприятий в общей системе мер, поддерживающих работоспособность испы­туемых.

Общее научное руководство указанной работы осуществляли А.Н. Буха­рин,              В.Г. Алтухов и Л.А. Морозов, которые еще на этапе планирования про­вели большую работу по отбору группы добровольцев-испытуемых, определе­нию перечня информативных клинико-физиологических методик и круга лиц, обеспечивающего ход эксперимента.

Руководителем группы испытуемых был утвержден подполковник меди­цинской службы Виктор Николаевич Носов, имеющий большой личный опыт службы на подводных лодках и обладающий соответствующими организаци­онными, командными качествами и хорошей научной подготовкой. Впоследст­вии В.Н. Носов защитил докторскую диссертацию и продолжил свою службу в качестве главного научного сотрудника Научно-исследовательского института прикладных проблем.

Учитывая степень сложности поставленных перед исполнителями этой ра­боты задач, уникальность эксперимента, меру ответственности за результат, к реализации проекта были привлечены кроме сотрудников Управления десятки научно-исследовательских учреждений и сотни людей.

Тем не менее, основной груз ответственности, безусловно, лег на плечи коллектива Управления. В.В. Полонский, В.Л. Макаров, М.А. Гребеник, А.А. Шаповалов, Л.И. Калинина, Л.И. Горелова, М.А. Кувтяева, П.А. Орлова, В.В. Ложко, В.В. Долгов - вот далеко не весь список людей, которые приняли непосредственное участие в этой работе.

Длинный путь от замысла эксперимента и постановки конкретных задач до момента его завершения еще раз убедительно доказал, что коллектив Управле­ния находился на передовых позициях отечественной науки.

По итогам работы большая группа участников эксперимента была удо­стоена правительственных наград. В частности, В.Н. Носов и В.Л. Макаров были награждены орденами «Красной Звезды», Л.А. Морозов - орденом «За службу Родине в ВС СССР» III степени. В.Г. Алтухов - один из научных руко­водителей 160-суточного эксперимента - за внедрение результатов в практику кораблестроения был удостоен Государственной премии СССР, а Михаил Афанасьевич Гребеник награжден орденом «Красной Звезды».

Несмотря на то, что в период 1982-1983 г.г. практически все научные со­трудники Управления и вспомогательные службы привлекались к участию в обеспечении 160-суточной герметизации, в каждом отделе шла своя плановая работа, в ходе которой решались конкретные вопросы профилактического на­правления военно-морской медицины.

В частности, в отделе, который возглавлял Л.А. Морозов, а затем доктор медицинских наук, полковник медицинской службы Валентин Валентинович Полонский, широким фронтом были развернуты работы по изучению влияния диоксида углерода на обменные процессы, исследовались гематологические показатели и состояние энергетики у личного состава сверхмалых подводных лодок, определялась ферментативная активность лимфоцитов крови у подвод­ников, оценивалась эмоционально-волевая сфера у моряков в период длитель­ных автономных походов, разрабатывались гигиенические критерии размеще­ния военно-морских специалистов на ПЛ нового поколения и физиолого-гигиенические основы модели системы «экипаж-подводная лодка». Кроме того, на одном из полигонов В.Н. Носовым и В.В. Долговым была выполнена работа по оценке влияния ударных сотрясений различной мощности на организм.

Не менее энергично шли исследования в отделе корабельной гигиены. Под научным руководством Е.А. Бухарина приступили к изучению влияния физи­ческих факторов электромагнитной природы на организм, так как интенсив­ность оснащения кораблей радиотехническими средствами и общий фон от ан­тропогенных источников из года в год все увеличивался.

Учитывая, что по своим физическим характеристикам и особенностям ге­нерации физические поля электромагнитной природы представлены широким спектром, требовалось выполнить серию работ по количественному регламен­тированию уровней излучений и изучению механизмов, лежащих в основе по­ражающего действия ЭМИ.

Е.А. Бухарин, а затем и Вячеслав Николаевич Владимиров, который с 1989 года возглавлял отдел корабельной гигиены, при планировании своей ра­боты совершенно справедливо исходил из того, что принципы построения элек­тромагнитной безопасности, основой которой является гигиеническое регла­ментирование, по методологии обоснования количественных критериев доста­точно близки к подходам, используемым в радиационной гигиене и токсиколо­гии. Это направление в последующем получило свое развитие и в 90-е годы благодаря усилиям Н.Н. Плахова, И.И. Бондаря, О.К. Давыдовой, А.В. Со­ловьева, Н.Т. Свистунова, Г.А. Нероды.

Необходимо упомянуть еще об одном эксперименте, участниками которого были сотрудники Управления. Речь идет об испытаниях, целью которых яви­лось выяснение пределов возможностей человеческого организма, находящего­ся в экстремальных условиях.

А.Н. Коржавину было поручено на специальном стенде смоделировать крайне жесткие условия обитания по химическому составу воздушной среды, параметрам микроклимата, условиям размещения, питания и оценить функцио­нальные резервы организма в столь неблагоприятной обстановке.

В эксперимент было отобрано восемь добровольцев, в том числе от Управ­ления обитаемости 1 ЦНИИ МО СССР А.В. Соловьев. В герметично замкну­том объеме содержание диоксида углерода находилось в пределах 2,5 - 4,0 %, температура воздуха колебалась от 30 до 35 °С, влажность составляла 95-100 %. Кроме того, были введены ограничения в рацион питания, который в основном состоял из хлеба и сухарей. На восемь испытуемых было только два спальных места. Весь эксперимент продолжался 14 суток. Клинико-физиологическое тес­тирование проводилось ежедневно.

Данные, полученные в ходе этой работы, как никогда были важны для ус­тановления пределов человеческих возможностей, если иметь в виду пребыва­ние моряков в условиях затонувшей подводной лодки.

Вышеприведенные примеры научно-производственной деятельности отде­ла корабельной гигиены, равно как и других отделов Управления, далеко не ис­черпывали всего многообразия проблем, решаемых в интересах личного соста­ва ВМФ. По-прежнему интенсивно шло научно-техническое сопровождение в промышленности за проектированием и строительством кораблей, проводились натурные испытания на флотах, выполнялись экспериментальные исследования на животных, разрабатывались нормативные и руководящие документы.

Этот напряженный ритм работы был характерен и для коллектива токсико­логов. Однако при всей колоссальной интенсивности труда, Л.А. Тиунов всегда находил формы работы, которые могли мобилизовать сотрудников к вы­полнению задачи вне зависимости от личных обстоятельств и не считаясь со временем. Недаром многие из сотрудников Л.А. Тиунова переняли у своего учителя стиль работы, формы общения и беззаветную преданность делу.

Из поколения 70-80-ых годов это в первую очередь относится к Вячеславу
Александровичу Воронину, Леониду Андреевичу Кожемякину и Владимиру Егоровичу Кулакову.

В.А. Воронин долгие годы был заместителем профессора Л.А. Тиунова. Он блестяще защитил кандидатскую, а затем докторскую диссертации, был утвержден в звании профессора. Стал руководителем одного из крупнейших научно-исследовательских институтов МО СССР - заместителем начальника НИИ Военной медицины МО СССР по научной работе, а после увольнения в запас из рядов ВС СССР - заведующим лаборатории НИИ гигиены труда и профзаболеваний.

Л.А. Кожемякин продолжил свой путь в науке в качестве начальника кафедры биохимии Военно-медицинской академии им. СМ. Кирова. Обладая общей научной эрудицией, Л.А. Кожемякин стал одним из ведущих специалистов в стране по проблемам иммунологии.

В.Е. Кулаков, зарекомендовавший себя с самой хорошей стороны еще в ЭЭОН, возглавлял одну из лабораторий отдела корабельной токсикологии. Без его энергичного участия в обеспечении научного процесса невозможно было представить деятельность токсикологов.

Ими выполнялись сложнейшие биохимические, гематологические, цито­химические и физиологические исследования, которые были ключом к разгадке процессов, лежащих в основе токсического действия ксенобиотиков, и являлись базой для санитарно-гигиенического регламентирования. Как в этой связи не вспомнить имена А.Л. Бадмана, В.А. Беляева, Г.А. Васильева, В.А. Воронина, Т.С. Колосову, В.Ю. Кустова, Г.Ю. Лазарь, Г.А. Лемеш, Л.А. Линючеву, А.П. Румянцева, Н.М. Петушкова, З.И. Меньшикову,     С.П. Нечипоренко,  В.А. Иванову, М.А. Ахматову, Т.Р. Королеву, В.Г. Рагозину,        Г.Н. Емельянову, Н.Ф. Пахомову и многих других ученых, в разные годы трудившихся в отделе.

Как указывалось выше, поставленные в 80-е годы перед Управлением за­дачи потребовали организационно-штатных изменений, связанных не только с увеличением численности сотрудников, но и приданием некоторым научным подразделениям новых функций. По предложению Л.А. Тиунова в отделе кора­бельной токсикологии были сформированы три лаборатории: лаборатория санитарно-химических и токсикологических исследований, лаборатория меди­цинских средств защиты и лаборатория биологически активных веществ.

Причем, если работа по линии первой лаборатории не требовала сущест­венной корректировки, то исследования, связанные с поиском антидотов, крио-, термопротекторов и препаратов, сохраняющих работоспособность корабельных специалистов, отличались безусловной новизной.

Результаты исследований коллективов второй и третьей лабораторий увен­чались успехом. Были синтезированы, прошли этапы экспериментальных исследований и клинических испытаний антидот оксида углерода - ацизол и препараты, повышающие работоспособность моряков. Создавались новые рецептуры, купирующие развитие токсического отека легких при ингаляционных от­равлениях веществами с окисляющим типом действия. Исследовалась токсичность и опасность продуктов горения полимерных материалов кораблестрои­тельного назначения.

Достигнутые за достаточно короткий временной интервал результаты, без­условно, можно отнести в актив тех сотрудников, которым было поручено реа­лизовать на практике идеи Л.А. Тиунова. Тем более, что коллективы лаборато­рий были укомплектованы в основном молодыми учеными (В.Б. Андреев, В.А. Баринов, В.Г. Барчуков, Ю.Н. Белый, В.В. Чумаков, В.Г. Гудиев, СИ. Арутюнян, Т.М. Соколовская, Н.И. Ткаченко), многие из которых впоследствии подготовили и защитили кандидатские и докторские диссертации.

Благодаря усилиям не одного поколения ученых Управления обитаемости 1ЦНИИ МО РФ сформировался и окреп отдел корабельной радиологии. Также как и у коллег-токсикологов, приоритет отдавался экспериментальным иссле­дованиям, позволяющим уточнять общебиологические закономерности ответ­ной реакции организма на действие неблагоприятных факторов внешней среды, в частности, ионизирующих излучений. Достаточно хорошо развитая лабора­торная база позволяла проводить уникальные эксперименты, а коллектив, к то­му времени возглавляемый доктором медицинских наук, профессором Игорем Валентиновичем Лисовским, способствовал внедрению последних достиже­ний науки в области радиологии и радиационной безопасности в практику ко­раблестроения.

Внедрение на подводные лодки атомной энергетики поставило перед уче­ными и инженерами новую проблему - радиационной безопасности. Ее решение составило целый комплекс научных, инженерных и организационных вопросов. Результатом совместной работы явились корабельные многоканальные системы радиационного контроля, стационарные и переносные средства дезактивации, фильтры очистки воздуха от радиоактивных паров и многое другое. На атомных подводных лодках появились зоны строгого режима, отделяемые от других помещений специальными шлюзовыми камерами. К середине 60-х гг. коллектив управления внедрил целую серию руководящих документов, регла­ментирующих радиационную и химическую безопасность личного состава. Большой вклад в их разработку внесли доктора технических наук профессора П.Ф. Балакин,         Е.А. Константинов и В.П. Молчанов, кандидаты технических наук Н.В. Колесников,      Л.Б. Колядин, Н.П. Поляков, М.И.Рыков и И.К. Яковлев, а также доктор медицинских наук профессор И.Ф. Жильцов.

Исторически сложилось так, что, начиная с середины 50-х годов, научно-исследовательская работа ученых-медиков теснейшим образом была связана со специалистами, представляющими другую отрасль знаний - химиками.

Общность задач, стоящих перед кораблестроительной наукой в целом, объединила в стенах Рузовской гигиенистов, физиологов, токсикологов, радио­биологов с одной стороны, и ученых, отвечающих за решение проблем в облас­ти химической безопасности, разработки средств регенерации и очистки возду­ха, средств защиты органов дыхания, ядерной и радиационной безопасности - с другой.

Параллельно с решением кардинальных проблем обитаемости - токсиколо­гической и радиационной безопасности, неослабное внимание кораблестроителей и врачей-гигиенистов уделялось размещению экипажа, микроклимату, обеспечению личного состава водой и провизией, снижению уровней шума и вибрации, предупреждению травмирующего воздействия ударных сотрясений, созданию комфортной световой среды. В этот период становится очевидной необходимость системного подхода к регламентации параметров факторов оби­таемости, в соответствии с которым гигиенические нормативы должны быть многоуровневыми, дифференцированными по времени и с учетом возможности их обеспечения в корабельных условиях.

Комплексный подход с позиций социальной гигиены, инициированный в семидесятые годы работами профессора Н.Н. Алфимова, снискал признание и стал особо актуальным спустя 20 лет. Эта методология требует обзора пробле­мы с разных позиций, выявления систем более высокого уровня, определения избранной системы в совокупности внешних систем, как пункта сопряжения процессов более высоких порядков.

Параметры факторов обитаемости, в основном, задаются на основе гигие­нических критериев. Для обеспечения регламентированных уровней воздейст­вия требуются различные конструктивные и технические средства. При прочих равных условиях, чем больше необходимо снизить уровни факторов, тем боль­шая масса требуется для защиты от неблагоприятного воздействия. Как неиз­бежное следствие, растет водоизмещение корабля. Рост водоизмещения обу­славливает ухудшение некоторых ТТХ, а также увеличивает стоимость созда­ния корабля.

Среди множества трудов, посвященных этой проблеме, выделяется емкое и многогранное исследование условий размещения подводников, включающее в себя исторические аспекты проблемы, выполненное профессором В.В. Полон­ским в семидесятые-восьмидесятые годы. Автор предложил целую систему формирования корабельных помещений, продемонстрировав, каким образом, исходя из основных размеров человеческого тела, можно сконструировать внутренние объемы подводной лодки. Тем самым было положено начало вне­дрению новых принципов создания обитаемости, переходу от ее безграничного совершенствования к оптимизации. Это направление получило дальнейшее развитие в работах профессора М.А. Гребеника и доктора медицинских наук А.А. Богданова. Были разработаны интегральные количественные оценки обитаемости, позволяющие дифференцировать не только отдельные проекты ПЛ по степени их комфортности, но и обозначить подходы к категорированию ус­ловий для различных профессиональных групп.

Оценка оптимальности может быть дана в процессе экспертизы обитаемо­сти проекта. При этом в качестве оптимума следует использовать существую­щие гигиенические регламенты параметров факторов обитаемости, как доста­точно обоснованные для современного уровня. Действительные параметры факторов рассчитываются на этапах проектирования или оцениваются экспер­тами. Количественные показатели оптимальности обитаемости могут расцени­ваться и как коэффициенты для определения размеров компенсации за риск (дополнительная оплата, продолжительность отпуска и другие льготы). Мате­риальная и моральная компенсация риска составляют непременное условие службы по контракту, но ее размеры в условиях финансовых ограничений должны быть категорированы многоступенчато и строго обоснованы.

До 1957 года в 16 НИИ ВМФ не было специальных отделов, занимающихся химической тематикой. Только после очередного реформирования системы научно-исследовательских организаций в состав НИММИ ВМФ влился отдел «Регенерации и кондиционирования воздуха», который возглавил И.Г. Коштанов, а начальниками лабораторий стали               В.З. Аксель-Рубинштейн и Д.Т. Лазуренко. Впоследствии в связи с потребностью более углубленного изучения вопросов жизнеобеспечения личного состава на кораблях ВМФ появилось еще несколько отделов, укомплектованных преимущественно специалистами-химиками.

Вплоть до конца 70-х годов эти научные подразделения были составной частью Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО РФ, а затем в течение 10 лет они были объединены в самостоятельное Управление, которым до момента его расформирования в 1984 году неизменно руководил кандидат технических наук капитан 1 ранга Иван Иванович Мартынов. Заместителями И.И. Мартынова в разные годы были известные организаторы науки капитаны 1 ранга В.Н. Рухов и В.А. Прокошев. Именно Владимиру Антоньевичу Прокошеву выпала всегда столь болезненная и неприятная миссия - участие в очередном этапе реформирования НИУ. Результатом этих реформ стала ликвидация самостоятельного химического Управления. Тем не менее видится, что единственным положительным итогом реформы явилась сохранившаяся и поддерживаемая еще более десяти лет преемственность в научно-исследовательской работе и понимание общности стоящих перед медиками и химиками задач.

Таблица 8

Организационная структура Управления обитаемости, радиа­ционной

и химической безопасности кораблей ВМФ 1 ЦНИИ МО РФ (1994 г.)

 

Отдел обитаемости надводных кораблей

(НО – Владимиров В.Н.)

 

 

 

Отдел обитаемости подводных лодок

 

Начальник Управления

полковник медицинской службы Чумаков В.В.

 

 

(НО – Макаров В.Л.)

Отдел корабельной токсикологии

 

(НО – Бородавка В.К.)

Отдел радиационной безопасности, средств радиационного и газового  контроля

(НО – Проститенко В.М.)

 

 

Отдел корабельных систем радиационной, химической и биологической защиты

(НО – Межерицкий Е.Н.)

 

 

 

 

Отдел радиационной гигиены и обоснований медико-биологических требований к обеспечению безопасного воздействия кораблей на окружающую природную среду

(НО – Лисовский И.В.)

 

 

Отдел химической безопасности корабельных средств регенерации и очистки воздуха

(НО – Родин Г.А.)

 

 

Лаборатория корабельной фармакологии

(НЛ – Барчуков В.Г.)

Отдел медицинского контроля за состоянием здоровья специалистов ВМФ, профессионального психологического контроля и корабельной эргономики

(НО – Касаткин В.И.)

 

Тем не менее, именно за это последнее десятилетие коллектив, руководимый                      Л.А. Морозовым и В.А. Прокошевым, а затем полковником медицинской службы                    В.В. Чумаковым и кандидатом технических наук капитаном 1 ранга О.В. Лугавцовым, достиг существенных результатов в своей работе.

Таблица 9

Организационная структура научно-исследовательского центра обитаемости кораблей

и медицинского обеспечения личного состава ВМФ 1 ЦНИИ МО РФ (2000 г.)

Отдел корабельной токсикологии и радиологии

(НО – Бородавка В.К.)

 

Отдел обитаемости подводных лодок

(НО – Макаров В.Л.)

 

 

 

 

 

 

Лаборатория корабельной фармакологии

 

(НЛ – Саленко Ю.А., с 2003 г. – Грачёва О.Н.)

 

 

 

 

Отдел профессионального психологического отбора, проблем здоровья и психофизиологического сопровождения деятельности военно-морских специалистов

(НО – Бородавко В.К., с 2001 г. – Васильков А.М.)

Стратегия развития обитаемости подводных лодок, сформулированная на рубеже веков в научно-исследовательском центре обитаемости кораблей ВМФ и медицинского обеспечения личного состава под руководством профессора В.В. Чумакова и профессора Н.Н. Плахова, определяется следующими основными факторами:

наиболее полное удовлетворение потребностей профессионалов, проходя­щих службу в ВМФ по контракту;

сопряжение обитаемости корабля с условиями берегового базирования личного состава;

тенденция к минимизации водоизмещения кораблей ВМФ России;

внедрение блочно-модульных методов формирования корабля;

появление новых материалов, гигиенические характеристики и токсич­ность которых неизвестны;

возможность внедрения на корабли новых видов оружия и технических систем, увеличивающих степень риска ущерба здоровью для обслуживающего персонала;

совершенствование известных и создание новых систем жизнеобеспече­ния;

развитие материально-технического и кадрового обеспечения берегового и корабельного звеньев медицинской службы ВМФ;

остаточный принцип финансирования НИОКР по обитаемости корабля и медицинскому обеспечению личного состава.

Анализ опыта создания и эксплуатации кораблей ВМФ показал, что суще­ствующая система санитарного надзора в ВМФ достаточно эффективна, а тре­бования к параметрам факторов обитаемости обоснованны и реализуемы.

Краткие биографические данные ученых НИЦ-М 1ЦНИИ МО РФ

 внесших вклад в медицинское обеспечение АПЛ

Бухарин Алексей Николаевич - видный отечественный физиолог и организатор науки. Бухарин А.Н. окончил Военно-Морскую Медицинскую Академию. В составе сводной бригады ВМУЗов участвовал в боевых действиях во время Великой Отечест­венной войны.   В течение нескольких лет служил на кораблях ВМФ в качестве начальника медицинской службы аварийно-спасательного отряда и врача-физиолога.

В 1952 году А.Н. Бухарин назначен в 1 ЦНИИ МО СССР, где он прошел путь от младшего научного сотрудника до начальника Управления обитаемо­сти.

В 1957 году А.Н. Бухарин защитил диссертацию на соискание ученой сте­пени кандидата медицинских наук. По материалам диссертации им опублико­вана книга                «К вопросу о профилактике и лечении кессонной болезни». В 1970 году А.Н. Бухарин защитил докторскую диссертацию, посвященную вопросам обитаемости подводных лодок.   В 1972 году А.Н. Бухарин удостоен Государст­венной премии СССР.

С 1977 по 1988 год А.Н. Бухарин возглавлял Управление обитаемости 1 ЦНИИ МО РФ. Под его непосредственным руководством была создана мощная стендовая и лабораторная база, выполнена серия исследований с участием доб­ровольцев, обоснованы медико-технические требования к обитаемости совре­менных кораблей.

Бухарин А.Н. был председателем Диссертационного совета в Управлении обитаемости           1 ЦНИИ МО РФ с 1977 по 1996 годы. Им подготовлено 20 канди­датов и 5 докторов наук, опубликовано более 200 научных работ, в том числе 10 книг.

Морозов Лев Александрович - известный гигиенист и организатор науки. Морозов Л.А. родился в 1936 году. После окончания в 1960 году ВМедА им. С.М. Кирова служил на Северном флоте в должностях начальника медицинской службы ПЛ.

С 1965 года в Управлении обитаемости 1 ЦНИИМ МО РФ, где прошел путь от младшего научного сотрудника до начальника Научно-исследовательского управления обитаемости.

В 1967 году участвовал в ЭЭОН. Лично принимал участие в качестве ис­пытателя, командира группы испытателей и научного руководителя стендовых исследований на базе     1 ЦНИИ МО РФ.

Морозов Л.А. много сделал для управления и развития лабораторно-стендовой базы управления. В 1974 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук, которая была посвящена возмож­ности использования экипажей ПЛА в повторных походах в низких широтах. Морозов Л.А. автор более 120 научных работ, в том числе, руководящих доку­ментов, регламентирующих обитаемость на современных кораблях и судах ВМФ. Награжден орденами «Красной Звезды» и «За службу Родине в Воору­женных Силах» Ш степени.

Жильцов Игорь Федорович родился в 1922 году. После окончания в 1945 году Военно-Морской Медицинской Академии был назначен начальником поликлиники школы связи Краснознаменного Бал­тийского Флота.

В ННММИ ВС СССР был назначен в 1947 году, где прошел путь от млад­шего научного сотрудника до начальника научно-исследовательского отдела. Кандидатскую диссертацию, посвященную изучению влияния ионизирующих излучений на личный состав АПЛ первого поколения, защитил в 1967 году. Докторская диссертация была защищена им в 1973 году.

Жильцов И.Ф. подготовил более 10 дипломированных ученых. Он автор 120 научных работ и изобретений.

После увольнения в запас работал заместителем директора по научной ра­боте НИИ ГМТ МЗ РФ.

Жербин Евгений Александрович после окончания Военно-Морской медицинской ака­демии в 1945 году был оставлен в адъюнктуре на кафедре патологической физиологии.    В 1949 году защитил кандидатскую дис­сертацию. В 1951 году назначен в НИММИ ВМФ.    С 1957 года начальник отде­ла корабельной радиологии. Участник испытаний на Новоземельском полигоне.    В 1966 году защитил докторскую диссертацию. В 1971 году присвоено почет­ное звание «Заслуженный деятель науки РСФСР». В 1973 году Жербин Е.А. на­значен директором Института медицинской радиологии АМН СССР (г. Об­нинск). С 1979 года по 1988 год Е.А. Жербин - директор НИИ рентгенорадиологии МЗ СССР. В 1987 году удостоен звания Лауреат Государственной пре­мии СССР.

Под его руководством защищено более 20 докторских и кандидатских дис­сертации. Автор более 200 научных работ, 10 монографий.

Шереметьев Анатолий Артемьевич в 1940 году поступил и в 1945 году окончил Военно-Морскую Медицинскую Академию. После окончания ВММА служил в бригаде тральщи­ков на Краснознамённом Балтийском Флоте. В 1948 году переведен в НИММИ ВМС на должность младшего научного сотрудника отдела корабельной радиологии. В НИММИ ВМС прора­ботал более 10 лет. В 1959 году с должности начальника отдела был назначен главным радиологом ВМФ. Под его руководством создана радиологическая служба ВМФ.

В 1966 году возглавил вновь организованное научное учреждение - Фили­ал № 6 Института биофизики МЗ СССР, который в 1974 году был преобразован в Научно-исследовательский институт гигиены Морского Транспорта МЗ СССР. А.А. Шереметьев руководил институтом до 1988 г.

Автор более 100 научных работ. Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Дружбы Народов, Отечественной войны II степени, Красной звезды.

Чвырев  Виктор  Георгиевич - видный отечественный гигиенист и организатор науки.        В.Г. Чвырев родился в городе Ряжске Рязанской области. В 1943 году поступил в Военно-Морскую Медицинскую Академию, которую окончил с отличием в 1948 году.

Служил в Рижском военно-морском госпитале. С 1950 по 1953 год - адъ­юнкт при кафедре общей гигиены ВММА, а с 1957 по 1962 год - заместитель начальника отдела Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО РФ.

С 1962 по 1982 год, В.Г. Чвырев служил в ВМедА им. С.М. Кирова, где прошел путь до начальника кафедры военно-морской и радиационной гигиены. С 1982 по 1991 год - главный гигиенист МО СССР.

В 1953 году защитил кандидатскую, а в 1966 году докторскую диссерта­ции. В звании профессор утвержден в 1970 году. Автор более 180 научных ра­бот, в том числе учебников, руководств, методических указаний. Член Экс­пертного совета ВАК РФ по медицинским наукам.

Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в ВС СССР» Ш степени, орденом Почета.

Миртов Андрей Владимирович - известный гигиенист и организатор науки. Миртов А.В. поступил в Военно-Морскую Медицинскую Академию в 1942 году. После окончания ВММА в 1947 году был направлен для дальнейшего прохождения службы на Северный флот в 228 СЭО.    В 1950 году был переведен в НИММИ ВМС на должность младшего научного сотрудника, где приступил к работе по изучению влияния осколков ядерного топлива на организм. В 1956 году защи­тил кандидатскую диссертацию по вопросам формирования микрофлоры кожи при радиационных поражениях. В 1967 году был назначен на должность на­чальника отдела Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО РФ.

Докторскую диссертацию, посвященную изучению влияния радиоактив­ных благородных газов на иммунный статус, защитил в 1969 году. В 1972 году удостоен Государственной премии СССР. Под его научным руководством под­готовлено 2 докторских и 12 кандидатских диссертаций. Автор более 200 науч­ных трудов.

        Саватеев Николай Васильевич - видный отече­ственный токсиколог и организатор науки родился в 1921 году в Ленинграде. Окончил Военно-Морскую Медицинскую Академию. Участник Великой Отечественной войны и войны против Японии. Как специалист - токсиколог формировался на кафедрах токси­кологии и санитарно-химической защиты и фармакологии ВММА под руково­дством профессоров В.М. Рожкова и               М.Я. Михельсона.

В течение нескольких лет руководил отделом корабельной токсикологии Управления обитаемости 1 ЦНИИ МО РФ.

С момента создания в ВМА кафедры токсикологии и медицинской защиты (1972 год)        Н.В. Саватеев возглавил эту кафедру и руководил ею до 1986 года. В этот же период времени был Ученым секретарем ВМА.

Основные работы Н.В. Саватеева связаны с фундаментальными исследова­ниями роли ацетилхолина в высшей нервной деятельности, изучением меха­низмов токсического действия ФОС и прикладными изысканиями средств антидотной терапии при интоксикации ФОС. За разработку антидотов ему в со­ставе авторского коллектива была присуждена Государственная премия СССР. Одним из первых в стране он приступил к планомерному исследованию про­блем медико-биологических последствий химических аварий (катастроф) и проблем экотоксикологии.

Н.В. Саватеев автор более 200 научных работ (редактор и соавтор 2 учеб­ников «Военная токсикология, радиология и медицинская защита», 1978, 1987; монографий, учебных пособий, руководств и указаний). Под его руководством выполнено 10 докторских и 20 кандидатских диссертационных работ. С момен­та организации научного общества токсикологов избран председателем правле­ния Ленинградского (СПб) научного общества.

Тиунов Леонид Андреевич - выдающийся отечественный ученый. Основатель одного из основных направлений военно-морской медицины - корабельной токсикологии.

Тиунов Л.А. родился 20 октября 1924 года. В 1941 году поступил в Воен­но-Морскую Медицинскую Академию. Учась на четвертом курсе ВММА, он стал студентом-заочником биолого-почвенного факультета ЛГУ им. А. Жданова. На кафедре токсикологии ВММА, возглавляемой профессором В.М. Рожковым, им были выполнены первые научные исследования, посвященные механизму ток­сического действия метинола.

После окончания ВММА в 1947 году служил в 7-й токсикологической ла­боратории Северного флота.

В апреле 1949 года Л.А. Тиунов был переведен на должность младшего на­учного сотрудника в НИММИ ВМС. 1953 году защитил кандидатскую диссер­тацию, посвященную профилактике и терапии отравлений пороховыми газами. В 1960 году Л.А. Тиунов защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора медицинских наук. В звании профессора утвержден в 1962 году.

Л.А. Тиунов - основоположник корабельной токсикологии. Его перу при­надлежит более 450 научных работ. К наиболее значимым трудам следует отне­сти его монографии, подготовленные в различные годы - «Противолучевые средства» (1961,1964), «Избранные главы корабельной токсикологии» (1964), «Токсикология окиси углерода» (1969, 1980), «Комбинированное действие ядов» (1975), «Радиация и яды» (1977), «Общие механизмы токсического дей­ствия» (1986) и многие другие.

В 1986 году Л.А. Тиунов был избран член-корреспондентом АМН СССР, а 23 марта 1991 года - действительным членом (академиком) АМН СССР.

 

Л.А. Тиунов автор более 450 научных работ и изобретений. Под его науч­ным руководством подготовлено 12 докторов и 30 кандидатов наук.

Сапов Иван Акимович - выдающийся отечественный ученый, крупнейший специалист в области физиологии и подводной медицины. И.А. Сапов в 1939 году окончил Военно-морское медицинское училище, а в 1947 году Военно-Медицинскую Академию. Служил на Тихоокеан­ском и Балтийском флотах. В 1949-1952 годах обучался на кафедре физиологии ВММА под руководством К.М. Быкова и В.Н. Черниговского.

1958-1967 годы неразрывно связаны с Управлением обитаемости 16 НИИ, а затем          1 ЦНИИ МО РФ. В стенах института И.А. Сапов прошел путь от стар­шего научного сотрудника до начальника отдела. В 1963 году защитил доктор­скую диссертацию.

И.А. Сапов был первым Председателем Диссертационного совета, сформи­рованного в управлении. Под научным руководством И.А. Сапова выполнено более 80 кандидатских диссертаций. Более 20 лет профессор Сапов И.А. руко­водил кафедрой физиологии подводного плавания Военно-медицинской акаде­мии. Он автор более 500 научных трудов, в том числе 35 книг (монографий, учебников, руководств). Почетный академик Военно-Медицинской Академии    (1998 г.).

Аксель-Рубинштейн Владимир Захарович родился в 1924 году в г. Москве. После окончания в 1948 году Военной академии химической защиты СА служил в Научно-исследовательском химическом институте ВМС.

Затем служил в НИММИ ВМФ, где прошел путь от младшего научного со­трудника до заместителя начальника отдела «Корабельных технических средств обеспечения обитаемости»

После увольнения в запас долгие годы работал в НИИ ГМТ МЗ РФ, где продолжал научно-исследовательскую работу по обеспечению химической безопасности герметично замкнутых объектов. Автор более 250 научных тру­дов и изобретений.

Миропольский Сергей Владимирович окончил биологический факультет ЛГУ. Преподавал на кафедре биохимии, где успешно защитил кандидатскую диссертацию.             Во время Великой Отечественной войны служил в Таллиннском и Ленинградском госпиталях. В 1943 году руководил санитарно-эпидемиологическим подразделением в Сталинграде. В 1945 году был переведен в НИСИ ВС СССР.

С.В. Миропольский обладал энциклопедическими знаниями в области фи­зиологии человека, биохимии, физиологии подводного плавания.

Основоположник военно-морской инженерной психологии и психофизио­логии.

Автор более 300 научных трудов и изобретений.

Бухарин Евгений Александрович - из­вестный гигиенист и организатор здравоохранения.

В 1950 году поступил в Военно-морскую ме­дицинскую академию, которую окончил с отличием в 1956 году.

С 1956 года по 1967 год служил на Чер­номорском флоте дивизионным врачом малых противолодочных кораблей, врачом-специалистом санитарно-эпидемиологического отряда, начальником СЭО Потийской ВМБ.

С 1967 года по 1989 год служил в 1 ЦНИИ МО СССР, где прошел путь от начальника лаборатории до начальника научно-исследовательского отдела.

В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию. Автор около 120 науч­ных работ, в том числе 14 монографий, руководств, методических рекоменда­ции.

С декабря 1989 года по март 1998 года работал заведующим отделом Ле­нинградского НИИ гигиены труда и профзаболеваний. Награжден орденом «За службу Родине в ВС СССР» Ш степени.

 

 

Егоров Юрий Николаевич - известнейший ученый в области психофизиологии военного труда, морской и экстремальной медицины, эргономики.

Егоров Ю.Н. окончил ВМА им. СМ. Кирова в 1961 году. Служил на Северном флоте в качестве начальника медицинской службы подводной лодки. С 1964 года по 1969 год - старший врач-специалист медицинской лаборатории ТОФ, а затем (до 1973 года) на­чальник этой лаборатории.

С 1973 по 1988 год служил на различных должностях в 1 ЦНИИ МО РФ. В течение       9 лет (с 1979 по 1988 гг.) возглавлял отдел корабельной эргономики и медицинского контроля за состоянием здоровья военно-морских специалистов. Главный психофизиолог ВМФ. С 1988 года - заместитель директора НИИ ГМТ МЗ СССР по научной работе. Автор более 120 научных работ, в том числе 15 книг и руководств.

Толоконцев Николай Александрович в 1941 году после окончания средней школы поступил в Ленинградское артиллерийско-техническое училище. В 1945-1950 годах учился в Военно-Морской Медицинской Академии и на философском факультете ЛГУ                      им. А. Жданова. После окончания ВВМА три года служил токсикологом Балтийского Флота. В Управлении обитаемости с 1953г. по 1968 г. прошел путь до начальника отдела профзаболеваний. Принимал участие в испытаниях ядерного оружия на Семипалатинском и Но­возеландском полигонах.

После увольнения в запас в течение 20 лет работал в различных организа­циях МЗ СССР. Является автором нескольких монографий по токсикологии, экологии человека, экотоксикологии, философии, социологии и применению математических методов в биологии и медицине. Ряд трудов Н.А. Толоконцева переведен за рубежом. Под его научным руководством подготовлено более 10 кандидатских и докторских диссертаций.

Воронин Вячеслав Александрович - известный токсиколог и организатор науки.

Воронин В.А. окончил ВМедА им. С.М. Кирова в 1961 году. Проходил службу на Северном флоте в  качестве    врача-физиолога,   токсиколога химического дивизиона, начальника лабораторного отделения госпиталя. Участник ЭЭОН(1967 г.).

С 1968 года служил в Управлении обитаемости 1 ЦНИИ МО РФ, где про­шел путь от младшего научного сотрудника до начальника отдела.

С 1988 по 1990 год - заместитель начальника НИИ ВМ МО РФ по научно-исследовательской работе.

С 1990 года заведовал лабораторией охраны окружающей среды НИИ ги­гиены труда и профзаболеваний. С 1995 по 2001 год - профессор-консультант Санкт-Петербургского центра профпатологии и реабилитации профессиональ­ных больных.

Диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук защитил в 1970 году,  докторскую диссертацию - в 1978 году. В звании профес­сора утвержден в 1990 году. Автор более 120 научных работ подготовил 8 дипломированных ученых.

Чумаков Виктор Васильевич окончил Военно-морской факультет при 1 ЛМИ в 1939 году. Участник войны с Финляндией и Великой Отечественной войны. До 1949 года служил на Северном Флоте, после чего был переведен в Москву, где ему было поручено заниматься вопросами организации научных исследований по ряду приоритетнейших на­правлений военно-морской медицины.

В 1955 году переведен в г. Ленинград в Военно-Морскую Медицинскую академию.       С 1957 по 1962 год - заместитель начальника НИММИ ВМФ по на­учно-исследовательской работе. Участник испытаний ядерного оружия на Новоземельском полигоне.

После завершения службы в рядах ВС СССР основал и в течение 20 лет руководил кафедрой радиационной гигиены ГИУВ им. С.М. Кирова. Автор бо­лее 120 научных работ. Под его научным руководством подготовлено 10 ди­пломированных ученых. Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны II степени.

 

 

Семко Валентин Владимирович родился в 1937 году в г. Ленинграде. В 1955 г. окончил Военно-Медицинскую академию     им. С.М. Кирова. После окончания академии назначен на Се­верный флот. Начальник медицинской службы средних подводных лодок, флаг­манский врач бригады подводных лодок.

С 1969 г. продолжил службу в 40-м Научно-исследовательском институте аварийно-спасательного дела и глубоководных работ Министерства обороны. Активно участвовал и успешно руководил проведением большого комплекса физиологических и биохимических исследований по изучению вопросов дли­тельного пребывания человека под повышенным давлением, а также обитаемо­сти глубоководных аппаратов и спасательных снарядов. Лично участвовал в испытаниях по продлению аварийной автономности глубоководных спасатель­ных аппаратов. С 1994 г. по 2007г. работал в 1 ЦНИИ МО РФ.

На основе современных научных методов лично выполнил значительный объем исследований, результаты которых воплотились в кандидатской (1972 г.) и докторской (1984 г.) диссертациях. В.В. Семко был разработан способ «быст­рой компрессии».

Руководил уникальными экспериментальными спусками акванавтов на большие глубины различными методами, в ходе которых была достигнута ре­кордная продолжительность пребывания под повышенным давлением соответ­ствующего предельным глубинам погружений водолазов. За высокие научно-практические достижения в решении проблем медицинского обеспечения при освоении больших глубин Указом Президента РФ В.В. Семко присвоено звание героя Социалистического труда, в 1997 году - звание «Заслуженный деятель науки РФ». В 1988 г. избран Председателем постоянной комиссии по подвод­ной физиологии и медицине при Госкомитете по науке и технике СССР.

Автор более 200 научных работ, в том числе в четырех зарубежных журна­лах, одной монографии (в соавторстве), 27 авторских свидетельств и одного па­тента на изобретение. Научный руководитель 7 кандидатских и научный консультант одной док­торской диссертации.

Награжден орденом Ленина (1991 г.), «Знак почета» (1984 г.), медалями.

 

 

4. Военно-Морской ордена Ленина госпиталь

(ныне Военно-Морской Клинический госпиталь)

Не только в Военно-Морской Медицинской Академии готовили медицинские кадры для Военно-Морского Флота России. Огромная роль в этом очень ответственном и нелёгком деле принадлежит военно-морским госпиталям, в которых работали превосходные врачи-практики, опытнейшие медицинские сёстры, не только прекрасно лечащие больных, но и щедро делящиеся своим опытом с будущими морскими врачами, с флотскими врачами, прибывающими на усовершенствование.

Всем старым петербуржцам и морякам всего военного флота России хорошо известно старинное мощное здание у Калинкина моста на левом берегу реки Фонтанки. Это Первый Ленинградский военно-морской ордена Ленина госпиталь – ныне Военно-Морской Клинический госпиталь.

Вообще, на набережной Фонтанки расположено много замечательных медицинских учреждений. Достаточно назвать – Обуховскую больницу (1779 г.), на базе которой в 1940 году развернулась Военно-Морская Медицинская Академия; больница им. Урицкого; Городской гериатрический медико-социальный центр; больница водников; а на правом берегу Фонтанки расположилась городская больница № 25, в которой размещён городской ревматологический центр. Такой вот «больничный городок», в котором и работает госпиталь.

Госпиталь имеет длинную и славную историю. Он был построен и открыт по личному приказу Петра I, прекрасно сознававшего роль и значение военно-морского флота для России, знавшего и понимавшего службу на флоте, видевшего её большие трудности и понимавшего, что морякам будет необходима квалифицированная медицинская помощь, а морским врачам будет нужна серьёзная база для совершенствования своих знаний и опыта и для научных исследований в области морской медицины.

Петр I лично присутствовал при закладке госпиталя 27 октября 1715 года, сказав при этом: «Здесь всякий изнеможённый служивый найдёт себе помощь и успокоение, которого ему доселе не было; дай только Бог, чтобы никогда многие не имели нужды сюда быть привозимы». Первоначально госпиталь размещался на Выборгской стороне, он был подчинён Адмиралтейств-коллегии.

Военно-Морской Флот России стремительно рос и развивался. Для медицинского обеспечения его личного состава в 1717 году был построен военно-морской госпиталь в                 г. Кронштадте.

«Адмиральейская гошпиталь» (так в то время называлось первое в России военно-морское лечебное учреждение совместнос Кронштадтским госпиталем долгое время являлось также и школой по подготовке медицинских кадров для флота.

В 1720 году вышел Морской устав («Книга устав морской о всём, что касается доброму управлению в бытность флота на море» или «регламент морской» - существовал 133 года; он содержал главы: «О докторе при флоте», «О главном лекаре во флоте»,            «О лекаре» (корабельном).

В 1722 г. Петром I утверждён «Регламент о Управлении Адмиралтейства и верфи», который определял деятельность адмиралтейских госпиталей, обязанности их должностных лиц».

Первым президентом царской канцелярии «всего медицинского факультета в Империи» был назначен Роберт Карпович Арескин (ему была подчинена и медицинская часть флота), а с 1722 г. – Иван Лаврентьевич Блюментрост.

Первым старшим лекарем Адмиралтейского госпиталя был назначен грек Маттлас Миниати (Матвей Миниат), принятый на русскую службу в 1707 г. После Миниати старшим лекарем был назначен Сигизбек, а за ним – штаб-лекарь Ян Говий. Он был голландским хирургом, приглашённым на русскую службу. Пётр I назначил Говия лейб-хирургом, а позднее – старшим лекарем Санкт-Петербургского Адмиралтейского госпиталя. После смерти Говия в 1743 г. старшими лекарями были: Грегори, Абрагам Буркав, Унгебауер, Краузе, Рюйон, Петтени, Иоганн Штелин, Фома Трофимович Тихорский, Любим Маттен, Егор Валериан.

Для работы в госпитале привлекали женщин. Указом Петра I(1722 г.) было повелено иметь в госпиталях из женских монастырей по одной старице и одной послушнице для надзора за бельём и госпитальными работниками. Первыми прибыли в Адмиралтейский госпиталь в июле 1724 г. две старицы из Новгородского Сыркова монастыря – Агафья и Пелагея.

28 мая 1733 г. в Петербургском и Кронштадтском госпиталях были созданы госпитальные школы для подготовки лекарей.

В Петербургском Адмиралтейском госпитале было развернуто четыре отделения на 300 коек.

С самого начала своей работы Санкт-Петербургской военно-морской госпиталь стал центром морской медицинской науки. В нём работали видные врачи и учёные своего времени, проводившие большие исследования и издавшие свои труды.

Так, в 1734 г. Д.А. Синонеус выпустил первую в мире книгу по морской гигиене «Описание болезней моряков», а в 1735 г. была опубликована его работа «Кронштадтская цинга». В 1744 г. М.И. Шеин первый в России создал анатомический атлас. Проведя большую работу, А.Г. Бахерахт издал «Описание и наставление о прививании оспы», а в 1780 г. он же издал книгу «Способ к сохранению здравия морских служителей, особливо в Российском флоте находящихся». В 1783 г. А.Г. Бахерахт написал и издал книгу «Аптека для Российского флота», явившуюся первой русской фармакологией. Он давал так же организационные рекомендации – он считал, что на каждые 100 человек экипажа должно быть выделено семь коек для больных в специально огороженном месте. Продолжая исследовательскую работу, в 1786 г. А.Г. Бахерахт выпустил книгу «Практические рассуждения о цинготной болезни».

В 1782-1803 гг. были изданы замечательные труды Д.С. Самойловича – выпускника Санкт-Петербургского Адмиралтейского госпиталя – основателя эпидемиологии – «Рассуждение о чуме», «рассуждение о прививании чумы».

Русская морская медицина выдвинула выдающегося хирурга И.Ф. Буша. В 1788 г. во время войны со шведами И.Ф. Буш, воспитанник Калинковского медико-хирургического училища, был назначен на 60-пушечный корабль «Мечеслав» и принимал участие в сражениях со шведским флотом, затем он стал оператором Кронштадтского госпиталя, а в 1800 г. занял кафедру хирургической патологии в Медико-хирургической Академии, возглавив первую в нашей стране хирургическую клинику. Он написал первое русское руководство по хирургии. Он является создателем и руководителем большой научной хирургической школы в России, представителями которой были В.В. Пеликан,                   Х.Х. Соломон, И.В. Буяльский, П.И. Савенко, И.В. Рклицкий.

С 1806 г. в Санкт-Петербургском и Кронштадтском военно-морских госпиталях начато ведение историй болезни (скорбных листов).

Изучая историю госпиталей, нельзя не обратить внимания на их тесную рабочую взаимосвязь, а выдающиеся профессора и врачи умели так организовать свою работу, что оказывали помощь больным, вели научную работу и обучали молодых флотских врачей в обоих госпиталях. Они постоянно делились друг с другом приобретённым опытом.

В 1809 г. М.Я. Мудров издал свой труд «Слово о пользе и предметах военной гигиены, или науки сохранять здравие военнослужащих».

В 1812 г. во время Отечественной войны с Наполеоном I морской гвардейский экипаж действовал на сухопутном фронте. Штаб-лекарем экипажа был назначен Кернер.

В 1836 г. в Санкт-Петербурге в устье реки Фонтанки в бывшем доме княгини Шаховской учреждён военно-морской госпиталь, названный «Калинковской госпиталью». Первым старшим доктором госпиталя был профессор Медико-хирургической академии    И.В. Рклицкий, первым применивший в Санкт-Петербургском госпитале хлороформный наркоз (1847 г.). Вскоре его сменил морской врач Кибер, затем доктор К.Ф. Яницкий. В 1850 году по указу Николая I территория и здания морского госпиталя были переданы в Сухопутное ведомство. В Калинковском морском госпитале, особенно в период частых в то время вспышек эпидемических заболеваний, не хватало мест. Периодически возникала острая необходимость в аренде какого-либо здания, где можно было бы разместить или изолировать больных. В 1866 г. морскому госпиталю «для временного госпитального отделения» был передан второй этаж 2-й Морской казармы, находящийся на углу набережной реки Фонтанки и Петергофского проспекта.                  В дальнейшем, после настоятельных требований главного доктора морского госпиталя К.Ф. Яницкого всё здание казармы, именуемое «красным угловым зданием» было передано госпиталю. Это здание функционирует и поныне. Во вновь устроенные палаты на верхнем этаже госпитализировали больных холерой, а в безопасные в эпидемиологическом отношении помещения поселили семьи «нижних чинов», служивших в Калинковском госпитале.

В августе 1870 г. главный доктор госпиталя Г.Г. Бенезе предложил построить во дворе резервные деревянные летние бараки, места для этого было достаточно. По замыслу          Г.Г. Бенезе в бараках можно было разместить 150-200 больных на время ремонта госпиталя.

До 1879 г. было построено четыре таких барака на 50 больных каждый. В 1878 г. открыли офицерское отделение на пять коек. В 1880 г. 2-я Морская казарма была полностью передана госпиталю. В июле 1869 г. в здании бывшей фабрики графа Комаровского на Охте была развёрнута «госпитальная дача», куда направляли выздоравливающих и ослабленных матросов. Большим энтузиастом направления этих категорий больных на дачу, где среди садов и на свежем воздухе они быстро набирались сил, был известный морской врач          К.С. Моркотун, хорошо знавший условия флотской службы. Он защитил диссертацию «Опыт изучения санитарных условий работы машинистов и кочегаров», а его книга «Морская гигиена», в которой он установил связь клинических, профилактических и организационных военно-морских научных дисциплин, была удостоена Большой серебряной медали на Всероссийской гигиенической выставке в Нижнем Новгороде (1913 г.).

Чуть позже создание дачи для проведения оздоровительных мероприятий по предложению флота генерал штаб-доктора Буша в госпитале была создана рекреационная палата, в которой больные в свободное время могли отдыхать. Офицеры гарнизона и врачи периодически читали для больных лекции. Доктор Буш написал «Заметку об устройстве рекреационных палат при Калинковском Морском госпитале», напечатанную в декабре 1875 года. Она была столь интересна, что привлекла к себе внимание морского министра, в результате чего в Калинковском морском госпитале были созданы даже две такие палаты.

В 1883 г. в госпитале была создана библиотека для больных матросов. Расширился и штат госпиталя – были введены должности гигиениста и бактериолога.

В 1896-1897 гг. сначала в Кронштадтском госпитале, а затем и в Санкт-Петербургском доктором В.И. Исаевым был использован первый в нашей стране рентгеновский аппарат.

Таким образом, военно-морские врачи России с самого начала своей деятельности находились на переднем крае борьбы за здоровье моряков. Они постоянно исследовали особенности военно-морского труда, делали крупные открытия, внедряли в практику медицинских учреждений и корабельных врачей последние достижения медицинской науки и техники.

Калинковский морской госпиталь постоянно напряжённо трудился. Документы Архива Военно-Морского Флота позволяют утверждать, что в период русско-турецкой войны (1877-1878 гг.) конечным пунктом эвакуации раненых и больных был Калинковский госпиталь. Эта «замкнутая система эвакуации» впоследствии сыграла свою отрицательную роль в русско-японской войне (оказание помощи раненым резко затягивалось, с эвакуацией возникали большие сложности). В это же время всех военнослужащих Черноморского флота, подлежащих представлению на военно-врачебную комиссию, точно также перевозили в Калинковский морской госпиталь и здесь увольняли со службы.

Резко отрицательную роль для дела играла существовавшая отчуждённость Сухопутного и Морского ведомства. А госпиталь испытывал большие трудности. Рассредоточенные на большой территории помещения обслуживала всего лишь одна кухня. Прачечная и анатомический театр ютились в одном помещении. Ранее построенные деревянные здания продувались ветрами и протекали в дождливые дни. Отопление госпиталя было печным. Возникла необходимость постройки нескольких каменных бараков. К 1903 году было построено два таких барака, а ранее над центральной частью главного корпуса надстроили третий этаж. В новых зданиях оборудовали центральное отопление, водопровод, канализацию.

В 1901 году был построен рентгеновский кабинет, при котором функционировал «кабинет светолечения» - зародыш будущего физиотерапевтического отделения. Был организован зубоврачебный кабинет.

Ещё в 1858 году в Санкт-Петербурге было создано первое в России Санкт-Петербургское общество морских врачей, имевшее самую тесную связь с Калинковским морским госпиталем.     К этому времени чётко определилось положение госпиталя как научного центра отечественной морской медицины. Многие из госпитальных врачей занимались научными исследованиями в области биологии и медицины и оставили своими трудами заметный след в истории русской науки.

При госпитале была создана научная медицинская библиотека. К 1893 году в этой библиотеке насчитывалось свыше 3000 томов различных изданий.

В годы русско-японской войны морские врачи героически боролись за жизнь раненых и больных матросов, солдат и офицеров. В эти годы, однако, утверждённая «замкнутая система эвакуации раненых и больных флота» достигла предела своей бессмысленности. Раненых и больных эвакуировали из Порт-Артура морским путём (вокруг Африки) в Севастополь, а затем уже по железной дороге, в Санкт-Петербургский морской госпиталь. Раненых сопровождали санитары этого госпиталя, специально ранее направленные в Порт-Артур.

В Санкт-Петербургский и Кронштадтский морские госпитали были доставлены в огромном количестве раненые защитники Порт-Артура и моряки 2-й Тихоокеанской эскадры после Цусимского боя. Госпитали были переполнены, персонал работал с максимальной нагрузкой. Состояние многих раненых за длительный период эвакуации ухудшилось, многие раненые матросы с Дальнего Востока были очень агрессивно настроены и против царизма и против бездарного морского командования. «Поведение больных и раненых нижних чинов, прибывших из Порт-Артура, крайне дурное», - писал смотритель госпиталя отставной капитан I ранга барон Лоудон.

Годы первой мировой войны госпиталь встретил с законченным строительством операционного блока в 1914 году.

Начало первой мировой войны было внезапным и для госпиталя и для флота в целом. Только через месяц после объявления мобилизации было произведено развёртывание госпиталей и других  лечебных заведений Морского ведомства.

Перед войной госпиталь имел 300 коек, мобилизационным планом предусматривалось его развёртывание до 2000 коек. Однако, на всём протяжении войны число занятых в госпитале коек не превышало 1000. В госпитале ежедневно дежурила бригада, обязанная выезжать на вокзалы в случае прибытия раненых. В её состав входили врач, фельдшер и два санитара. Раненые и больные моряки, прибывшие на Николаевский вокзал, перевозились в здание госпиталя на подводах, а не на автомобиле скорой помощи, который в госпитале имелся, но горячего для него не отпускалось совершенно.

Начал регулироваться вопрос с эвакуацией раненых и больных. В сентябре 1915 г. в Положении об эвакуации раненых и больных их Петроградского морского госпиталя указывалось, что из госпиталя в учреждения глубокого тыла должны направляться «все раненые и больные, могущие без явного ущерба для их здоровья перенести переезд по железной дороге от одного до трёх дней в специальных санитарных поездах, но в то же время нуждающиеся в лечении не менее 3-4 месяцев, в том числе и чины гвардейских частей, не имеющих семейств в Петрограде». Что касается раненых и больных, по своему состоянию не подлежащих эвакуации, то к ним были отнесены нуждающиеся в применении «более или менее сложных специальных методов лечения», больные с неясными диагнозами, а также раненые, переведённые в Петроград по специальным ходатайствам командования.

Осенью 1915 г. Петроградский морской госпиталь торжественно отметил своё 200-летие, с этого времени госпиталь стал называться «Петроградский Адмиралтейский Императора Пе тра Великого госпиталь».

Петроградский морской госпиталь до Февральской революции считался привилегированным столичным госпиталем, задававшим тон всем военно-морским госпиталям России. Его кадры комплектовались из наиболее заслуженных врачей, имеющих солидный научный и военно-морской стаж. Госпиталь снабжался в первую очередь медицинской аппаратурой и лучшим имуществом.

Февральская революция не нарушила привычного режима учреждения. Весь медицинский персонал оставался на своих местах, в медицинских отделениях продолжалась нормальная деятельность. Был создан госпитальный комитет. Главный врач госпиталя      И.И. Смирнов прислушивался к рекомендациям комитета, выполнял их. Лечебными вопросами комитет не занимался.

      Большое место в работе госпитального комитета занимали хозяйственные вопросы. Хозяйство госпиталя за три года войны пришло в упадок. Много времени и сил ушло на организацию питания больных.

Лечебная работа по-прежнему велась на высоком уровне. Госпиталь сохранил высококвалифицированные кадры, имел запасы медикаментов и перевязочного имущества.

При госпитале были организованы повторительные курсы для врачей, на которых проводили занятия профессора Военно-Медицинской академии В.А. Ониель,                     В.Н. Шевкуненко, Г.В. Хлопин и др.

Во время июльской демонстрации 1917 г., расстрелянной казаками Керенского, в Петроградский морской госпиталь были доставлены раненые матросы.

В дни октябрьской революции госпиталь принимал раненых матросов, снабжал медицинским имуществом революционные отряды, уходившие на борьбу с войсками Корнилова.

В период гражданской войны на многочисленных фронтах, на речных и озёрных флотилиях активно сражались моряки Балтики. Моряков сопровождал кадровый медицинский состав.

Самыми трудными для госпиталя были 1918-1921 гг. Разруха в стране, голод отразились и на его деятельности. Он работал с большой нагрузкой. Число госпиталей на Балтике к этому времени сократилось в связи с уходом нашего флота из портов Прибалтики (Либава, Ревель, Гельсингфорс). В Кронштадт и Петроград прибыло до 240 кораблей с огромным количеством личного состава (более 10000 человек). Героический ледовый поход проходил в исключительно тяжёлых условиях и вызвал большой скачок заболеваемости. В Петроградский госпиталь постоянно поступили раненые и больные, росло количество инфекционных заболеваний, эпидемии сменяли одна другую. Очень трудным было положение с продовольствием.

Резко ухудшилось положение с медицинскими кадрами – многие врачи и лекарские помощники ушли на фронт с морскими отрядами и на вновь сформированные флотилии.

Несмотря на тяжёлые условия жизнь в госпитале не замирала – больных лечили, оперировали. Велась общественная работа – с концертами к больным приезжали известные артисты, организовывались лекции. Не всё шло гладко. Вредили делу деклассированные элементы, нарядившиеся в форму военных моряков. По просьбе начальника госпиталя командование Морского берегового отряда стало выставлять в госпиталь вооружённый наряд – караул. Дисциплина была восстановлена. В ноябре 1918 г. вместимость госпиталя была доведена до 500 коек, госпиталь был переполнен. Для госпитализации ещё 150 человек использовался транспорт «Океан», превращённый в госпитальное судно.

В июне 1918 г. народный комиссар здравоохранения Н.А. Семашко утвердил наличие в Петроградском морском госпитале 500 коек, а по окончании гражданской войны число коек в госпитале вновь уменьшилось до 200, где было развёрнуто четыре отделения: сортировочное (где так же находились и инфекционные больные), хирургическое, терапевтическое и кожно-венерологическое.

В госпитале работали известные флотские врачи – в основном выпускники Военно-Медицинской академии, имевшие богатый опыт работы в боевых условиях, участники русско-японской, первой мировой, гражданской войн. Это В.К. Заботкин, Р.Р. Кинаст,      В.С. Кравченко – старший врач крейсера «Аврора» при Цусиме, автор книги «Через три океана» и дневника, который хранится в филиале Центрального военно-морского музея на крейсере «Аврора». Работали так же доктора В.О. Рудаков, С.М. Свешников, С.И. Сорокин, К.М. Коссинский, Н.А. Августовский – основатель научной дисциплины «Организация и тактика медицинской службы флота», автор диссертации «Материалы к вопросу о помощи раненым в современном морском бою» (1912 г.).

Большую работу провели врачи госпиталя по борьбе с сыпным тифом – было специально развёрнуто сыпнотифозное отделение. Кроме лечебной работы, дезинфекционно-дезинсекционных мероприятий видное место отводилось санитарному просвещению (лекции, беседы, распространение брошюры «Борьба с сыпным тифом»).

Закончилась гражданская война. Справившись со всеми трудностями военного времени, госпиталь налаживал свою работу в мирных условиях. Влились и свежие силы – хирургическим отделением стал заведовать доктор Б.В. Пунин (в годы Великой Отечественной войны ставший главным хирургом Балтийского Флота, профессором начальником кафедры военно-морской хирургии Военно-Морской Медицинской академии, генерал-майор медицинской службы); терапевтическим – К.П. Герцог (участник сражения в Цусимском проливе), начальником физиотерапевтического отделения – Б.А. Фаворский (полковник медицинской службы, профессор, невропатолог), который в годы гражданской войны был начальником санитарной службы дивизии под командованием В.И. Чапаева.

Ординаторами госпиталя работали Р.А. Засосов (оториноларинголог, впоследствии профессор, генерал-майор медицинской службы, начальник кафедры ЛОР-болезней Военно-Медицинской академии); А.В. Смольников был назначен ординатором терапевтического отделения (в последующем – генерал-майор медицинской службы, начальник Медико-Санитарного отдела Краснознамённого Балтийского Флота, затем начальник кафедры Военно-Морской Медицинской академии, автор книги «Врач на войне»).

Морской госпиталь окреп и как школа медицинских кадров. Осенью 1925 г. при нём была открыта первая школа штатных санитаров с шестимесячным курсом обучения в количестве 50 человек. Начали работать курсы медицинских сестёр, готовились лекарские помощники, санитарные инструкторы, медицинские сёстры Российского общества Красного Креста.

Оживилась научно-исследовательская работа. На территории госпиталя под руководством известного гигиениста В.А. Морева была организована научно-исследовательская санитарная лаборатория, а на базе лаборатории был создан научно-исследовательский санитарный институт. Его сотрудниками были С.А. Веденяпин,            Е.Э. Герман.

В 1939 г. госпиталь приобрёл статус Центрального госпиталя ВМФ и был подчинён МСУ ВМФ. В этом же году на базе госпиталя была создана клиника военно-морской хирургии военно-морского факультета 1-го Ленинградского медицинского института им. академика И.П. Павлова. Её начальником стал профессор Б.В. Пунин. Среди его сотрудников был И.Д. Житнюк (в последующем профессор).

Успешно координировал деятельность хирургического отделения и клиники начальник хирургического отделения госпиталя Н.В. Петров – участник боевых событий у озера Хасан.

В эти годы в госпиталь был назначен на должность хирурга-консультанта дивврач В.К. Лубо, награждённый итальянским и французским орденами, а так же специальной медалью Италии за оказание помощи пострадавшим при землетрясении в Мессине в 1908 г. В 1923 г. Реввоенсоветом республики ему было присуждено звание Героя Труда.

Высококвалифицированные врачи госпиталя активно участвовали в научно-исследовательской работе. Наличие специализированной клиники военно-морской хирургии, постоянная связь врачей госпиталя с медицинскими службами кораблей, береговых частей ВМФ оказывали большое влияние на общее улучшение лечебно-диагностической работы и намного повысило роль самого госпиталя в системе медицинского обеспечения сил флота.

Совершенствовалась боевая подготовка медицинской службы, были сформированы различные группы медицинского усиления, проводились учения.

Начиная с 1936 г. значительно расширился объём квалифицированной и специализированной медицинской помощи, оказываемой в госпитале, где было развёрнуто семь отделений: хирургическое, терапевтическое (на 100 коек каждое), кожно-венерологическое, глазное, оториноларингологическое, зубоврачебное, рентгеновское, а также хорошо оборудованная клинико-бактериологическая лаборатория.

 Во время войны с Финляндией госпиталь принимал самое активное участие в оказании помощи раненым, обмороженным, больным морякам. В это время научно обосновывается и организационно устанавливается принцип оказания хирургической помощи в ближайшие сроки после ранения. В разработке новых принципов оказания хирургической помощи активное участие принимают выдающиеся хирурги, военно-морские врачи – Ю.Ю. Джанелидзе, Ф.Ф. Андреев, В.К. Лубо, Б.В. Пунин. Выходит в свет работа В.И. Шестова «Лечебно-эвакуационное обеспечение кораблей ВМФ».

Опыт работы медицинской службы во время советско-финляндской войны показал, что возникла настоятельная необходимость в организационном оформлении военно-полевой (военно-морской) терапии. Начальник Главного военно-санитарного управления Е.И. Смирнов сформулировал основные цели и задачи нового раздела военной медицины: изучение условий труда и быта войск, установление единых принципов лечения и эвакуации больных и поражённых, разработка единых взглядов на возникновение заболеваний, методов их профилактики и лечения, организация терапевтической помощи на этапах медицинской эвакуации. Стройная система организации медицинской помощи на всех этапах медицинской эвакуации была создана уже в ходе Великой Отечественной войны.

К началу Великой Отечественной войны госпиталь представлял собой хорошо слаженное и полностью укомплектованное военно-морское лечебное учреждение. Внезапное начало войны не застало коллектив госпиталя врасплох. Быстро перестаивая всю свою деятельность на военный лад, он сумел уже в самые первые дни войны оказать серьёзную помощь фронту.

В осаждённый Таллинн – главную базу Балтийского Флота убыли из госпиталя проф. Б.В. Пунин (являвшийся в то же время главным хирургом Балтийского Флота),                 Ф.М. Данович, Б.К. Рабинович, И.В. Швед, А.Г. Смородин. Они приняли самое активное участие в организации и оказании хирургической помощи раненым, их работа предопределила создание на флоте маневренных (подвижных) формирований медицинской службы.

Строгий порядок деятельности госпиталя, свойственный ему в течение очень длительного времени, добросовестность и профессионализм его специалистов, которые осуществляли руководство деятельностью флотских врачей, а порой и сами работали в качестве корабельных врачей, сформировали у госпитальных врачей качества, необходимые не только клицинисту-специалисту в области морской медицины, но и специалисту в области организации военно-морского здравоохранения. Из стан госпиталя вышли – генерал-майор медицинской службы А.М. Зотов, прошедший путь от помощника начальника госпиталя до начальника Военно-морского факультета при 1-м Ленинградском медицинском институте им. академика И.П. Павлова, начальника медицинской службы Черноморского Флота в годы Великой Отечественной войны, начальника Военно-Морской Медицинской академии; А.В. Смольникова – терапевт, затем начальник госпиталя, начальник медицинской службы Балтийского Флота. Начальник кафедры Военно-Медицинской академии,  генерал-майор медицинской службы; А.Б. Занданов – ординатор хирургического отделения, в послевоенный период – начальник медицинской службы Ленинградской военно-морской базы, а затем – начальник медицинской службы Северного Флота, генерал-майор медицинской службы.

Очень хорошо работала аптека госпиталя под руководством опытного фармацевта А.С. Гурвича.

Во дворе были вырыты землянки-траншеи, часть окон заделали кирпичной кладкой, остальные окна заклеили крест-накрест бумажными лентами, подготовили газо- и бомбоубежище, для размещения лежачих раненых сделали деревянные нары. В госпитале было достаточно инструментария, аппаратуры и перевязочного материала. Для операционных было сделано аварийное освещение.

Первые раненые моряки начали поступать в госпиталь в июле 1941 г. после морских сражений под Либавой, Ригой, Таллинном и с других участков фронта группами, иногда по 100 и более человек. Для обслуживания массового поступления раненых были созданы две бригады. В клубе госпиталя раненые и больные проходили медицинскую сортировку, получали неотложную помощь. Было чётко налажено взаимодействие лечебных отделений. Была так же организована эвакуация раненых в тыл. До начала блокады Ленинграда примерно треть раненых и больных, поступивших в госпиталь, была эвакуирована в тыл страны.

В сентябре 1941 г. начались регулярные бомбёжки и артиллерийские обстрелы города. Госпиталь работал, оказывал помощь не только раненым бойцам, но и пострадавшим гражданам. Постоянно приходилось тушить пожары от зажигательных бомб.

Учитывая натиск фашистских войск, госпиталь был рассредоточен – одна часть осталась на своём постоянном месте, другая развернулась на базе больницы им. Эрисмана, и ещё одна – в помещении школы.

 Всё это требовало невероятного напряжения, но госпиталь не остановил свою работу ни на одно мгновение. В зиму 1941-1942 г. фашисты начали проводить систематический обстрел Ленинграда. Морозы достигали минус 20-26 °С. Массированные налёты авиации и артиллерийские обстрелы изматывали людей – иногда по несколько раз в сутки по сигналам тревоги медицинские сёстры и санитарки переносили раненых на носилках в бомбоубежище и обратно. Но и в этих условиях госпиталь работал и оказывал помощь фронту, направляя нештатные маневренно-хирургические группы, состоявшие из врача-хирурга, двух операционных сестёр и санитара, на своей санитарной машине, снабжённые хирургическим инструментарием, перевязочным материалом, медикаментами на самые ответственные участки. Неоднократно эти группы усиливали работу армейских медсанбатов в районе Пулковских высот, обеспечивали в Лисьем Носу переправу войск на Ораниенбаумский плацдарм. В самом госпитале зимой 1942 г. обстановка была тяжелейшая – жестокий голод, холод, свет от самодельных коптилок, замёрзший водопровод. Личный состав носил воду из Фонтанки, а хирурги оперировали при свете коптилок. В этих невероятных условиях люди проявляли чудеса находчивости и смекалки – доктор С.А. Лещёв делал самодельные светильники из жести, широко применялась для лечения ран присыпка Лубо, бельё стирали вручную. Чрезвычайно трудным было положение с отоплением – его запас закончился в марте 1942 г. дальше начали добывать уголь из дворов, где он не использовался, возили его под миномётным огнём из гавани, разбирали ларьки, деревянные дома по постановлению Горкома ВКП(б), везли дрова из дачных мест под Ленинградом, где не было немцев.

Поразительное мужество медицинских работников и раненых вызывает восхищение. Так, зимой 1942 г. в клубе госпиталя выступал академик И.А. Орбели. Он читал лекцию о ценностях Эрмитажа. Раненых часто навещали артисты, писатели, прославленные воины. Даже работала художественная самодеятельность. С помощью рабочих и моряков и лидера «Ленинград» установили транспортный двигатель с генератором и обеспечили работу рентгеновского кабинета и физиотерапевтического отделения.

Наступила весна и рационализаторы-энтузиасты госпиталя взялись за решение продовольственной проблемы – было получено разрешение выезжать на озёра вблизи посёлка Токсово и бригада госпитальных рыбаков начала поставлять в столовую свежую рыбу. Другие бригады в пригородных огородах и на грядках в госпитальном дворе выращивали картошку, капусту, свёклу, морковь, лук. Урожай 1942 г. сняли с восторгом. Десятки огромных бочек были заполнены квашеной капустой. Теперь были и овощи и дрова.

Летом 1942 г. главная база госпиталя на проспекте Газа вновь стала нормально функционировать – была отремонтирована отопительная система, построен дезинфекционный блок.

Активно проводилось переливание крови, плазмы, кровезамещающего раствора. Руководил этой работой А.Б. Занданов. Опыт работы врачей госпиталя является «золотым фондом» нашей медицины. В тех условиях, о которых очень кратко сказано выше, проводить такие операции, не допустить анаэробной инфекции и сепсиса у раненых, справляться с ожогами, отморожениями, справляться с тяжелой алиментарной дистрофией, не допустить инфекций могли только действительные мастера своего дела. Причём эти героические люди постоянно искали новое, вели научно-исследовательскую работу. Старейший военно-морской врач генерал-лейтенант медицинской службы В.К. Лубо не покидал стен госпиталя на протяжении всей первой блокадной зимы. Он ни на один день не забывал о научной работе и своими советами серьёзно помог в улучшении лечебной помощи раненым. Предложенная им порошкообразная смесь из 85 частей ксероформа и по 5 частей борной кислоты, белого и красного стрептоцида с успехом применялась в госпитале при лечении гнойных ран.

30 декабря 1943 г. в госпитале состоялась 100-я за период Великой Отечественной войны научная врачебная конференция. На конференции были подведены итоги деятельности госпиталя за два с половиной года войны и суммированы результаты проведённой за это время научно-исследовательской работы. За указанный период в госпитале было написано 43 научные работы, сделано 40 докладов по хирургии, 36 по терапии, 30 докладов по другим медицинским вопросам. Наиболее актуальные из этих докладов повторно читались и обсуждались на врачебных конференциях в Кирове, Москве и Куйбышеве. И вся эта работа была выполнена в блокадном Ленинграде, под бомбами, снарядами, в голод, холод и темноту!

Начальник госпиталя в 1940-1949 гг. Г.Е. Гонтарев говорил впоследствии: «Мне вспоминаются наши конференции в декабре 1941 г. ещё в больнице им. Эрисмана. Город уже застыл от больших морозов. Центральная водопроводная магистраль, идущая к больнице им. Эрисмана, перебита артиллерийским снарядом. Весь персонал, в  том числе и врачи, качали пожарным насосом воду в отопительную систему здания, где мы размещались. Голод уже чувствовался в полной мере. Ели целлюлозу вместо хлеба, пекли дурондовые лепёшки и лакомились соевой простоквашей… Но никто не хныкал, никто не думал, чтобы уйти в тыл. Наоборот, каждый хотел бороться, только бороться…».

Г.Е. Гонтарев вспоминает далее 1942 год, когда снова госпиталь возвратился на проспект Газа: «Половина центрального здания стоит замёрзшая. Инженер-капитан Аладжев возится во дворе с установкой электродвигателей. А в это время идёт научная конференция, заседают при свете коптилок. Полковник медицинской службы Берсеменовский делает сообщение о повреждениях периферических нервов. Затем начинаются оживлённые прения. У всех присутствующих одна мысль: как лучше лечить эти тяжёлые повреждения. У всех только одно стремление - бороться, только бороться…».

На одной из госпитальных конференций сделал блестящее сообщение о дистрофии         М.Д. Тушинский, сам едва державшийся на ногах от голода, но твёрдо веривший в победу народа. 21 декабря 1941 г., в самый разгар голода и холода, на заседании Учёного совета 1-го Ленинградского медицинского института им. акад. И.П. Павлова хирург госпиталя           Ф.М. Данович успешно защитил диссертацию на тему «Наркоз закисью азота».

Обобщали опыт своей работы в экстремальных условиях, вели научные исследования, оперировали, лечили больных и опытные врачи и флотские доктора, пришедшие в госпиталь с боевых кораблей и из береговых флотилий войсковых частей. Работали целыми сутками, перемешивая лечебную, научную и хозяйственную работу. Добились очень многого. Так, профессор А.Л. Мясников, главный терапевт ВМФ, высокообразованный, требовательный человек отметил работу лаборатории: «Хорошо поставлена биохимия – как во вполне благоустроенной клинике».

В 1943 г. в госпитале лечилось 5036 человек. Исходы лечения: выписано в части, на корабли – 89,5 %; уволено с военной службы – 2,6 %; эвакуировано в глубокий тыл - 7 %; умерло – 0,9 %.

В первом квартале 1943 г. в госпиталь поступили в основном раненые участники боёв по прорыву блокады Ленинграда, а во втором и  третьем кварталах – моряки с действующих кораблей малого тоннажа.

В январские дни 1944 г. в госпиталь поступило значительное число раненых, прибывших из частей морской пехоты, сражавшихся за полное снятие блокады Ленинграда. С блокадой города было покончено, закончились 900 мучительных дней; фронт отодвинуло от Ленинграда на значительное расстояние, большинство кораблей и частей Балтийского Флота перебазировались на Запад.

В мае 1944 г. в Ленинград возвратилась из Кирова Военно-Морская Медицинская академия. Помещения некоторых её клиник оказались непригодными для размещения раненых и для учебного процесса. Поэтому часть кафедр Академии перебазировалась на территорию госпиталя. На базе госпиталя развернули свою работу кафедры военно-морской хирургии под руководством профессора, генерал-майора медицинской службы Б.В. Пунина; госпитальной терапии – под руководством Заслуженного деятеля науки, профессора, полковника медицинской службы Н.И. Лепорского; инфекционных болезней - под руководством профессора, полковника медицинской службы  П.А. Алисова; челюстно-лицевой хирургии (начальник кафедры – профессор, полковник медицинской службы       В.М. Уваров); урологии (начальник кафедры – профессор, полковник медицинской службы Я.Д. Михельсон); глазных болезней (начальник кафедры – профессор, полковник медицинской службы Е.Ж. Трон).

За годы войны госпиталь принял несколько десятков тысяч раненых и больных, на фронт было возвращено 22 тысячи человек, от общего числа раненых возвращено в строй 86,4 %, больных - 95,4 %.

 31 мая 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество и отвагу 1-й Ленинградский военно-морской госпиталь был награждён орденом Ленина.

За время войны почти 50 медицинских учреждений были удостоены высоких Правительственных наград, но только два из них – Ленинградский и Кронштадтский военно-морские госпитали были награждены высшей наградой Родины – орденом Ленина.

Многие врачи, медицинские сёстры, фельдшера, санитары были удостоены высоких Правительственных наград.

В 1957 г. был издан сборник научных работ госпиталя, обогативший медицинскую науку, медицинскую службу флота рядом ценных практических предложений.                        В повседневную деятельность медицинской службы были внедрены новые методы профилактики и терапии послеоперационных осложнений, заболеваний сердечно-сосудистой системы и ряда других болезней.

Госпиталь оказал очень большую практическую помощь корабельным и войсковым врачам в организации лечебно-профилактического обеспечения личного состава.

Госпиталь залечил тяжёлые раны, нанесённые ему войной и блокадой. Из страшных испытаний он вышел окрепшим и ещё более опытным. В отделения пришли работать врачи-фронтовики, которые органично влились в ряды замечательных сотрудников госпиталя, защищавших Ленинград. Имея богатейший опыт врачей-лечебников, они вместе с врачами кафедр Военно-Морской Медицинской академии развернули большую научно-исследовательскую работу по профилактике болезней, по сохранению и укреплению здоровья моряков.

Нужно отметить, что в госпитале постоянно шло интенсивное строительство. Кроме здания бывшей 2-й Морской казармы вырос превосходный лечебный корпус. А чуть позже – вдоль улицы Циолковского – семиэтажное здание, в котором разместились многие подразделения госпиталя. Был благоустроен госпитальный сад. Одна из котельных госпиталя переведена с твёрдого топлива на газ. Что способствовало уменьшению загрязнения воздуха и территории госпиталя.

Во всей этой работе очень велика заслуга начальников госпиталя: Г.Е. Гонтарев, который руководил госпиталем все трудные годы войны, в 1949 г. ушёл в запас, и его сменил полковник медицинской службы Ф.И. Синенко, в 1954 г. его нелёгкую должность принял полковник медицинской службы Е.Е. Полищук. С 1960 по 1973 гг. госпиталем руководил полковник медицинской службы К.С. Артёменко.

В 1973 г. руководство госпиталем принял Г.Б. Скляров – полковник медицинской службы, руководивший до этого Главным госпиталем Северного Флота. Он имел огромный опыт медицинского обеспечения моряков, в том числе и моряков с атомных подводных лодок. Он успешно руководил госпиталем до 1984 года, провёл большую работу по вводу в строй нового корпуса и развёртыванию там функциональных подразделений госпиталя. Имена этих людей не должны быть забыты – они заслужили нашу глубокую благодарность и уважение.

В 1961 г. в I Ленинградском военно-морском госпитале развернулись отделения: хирургическое, терапевтическое, урологическое, инфекционное, неврологическое, кожно-венерическое, ЛОР-отделение, глазное, психиатрическое. Развернулись лечебно-диагностические отделения: приёмное, рентгенологическое, лечебной физкультуры, патологоанатомическое, лаборатории (клиническая, биохимическая, бактериологическая, радиологическая, функциональных методов исследования), отделение переливания крови, физиотерапевтическое отделение с хорошей водолечебницей, аптека и подразделения административно-хозяйственной службы. Были отремонтированы палаты для больных, организованы современные операционные и перевязочные.

В 1959 г., учитывая новые задачи, поставленные перед Военно-Морским Флотом страны, в госпитале было создано отделение под названием «специальное». Отделение это было предназначено для изучения профессиональной патологии, и прежде всего среди лиц, подвергающихся воздействию повышенного давления воздуха, ионизирующих излучений, электромагнитных полей и компонентов ракетного топлива. Отделение осуществляет обследование и лечение больных с профессиональной патологией, и их военно-врачебную экспертизу. В 1961 г. отделение, руководимое С.И. Титковым, совместно со специалистами Военно-Медицинской академии им. С.М. Кирова и Институтом биофизики, приняли на лечение значительную часть моряков-подводников-североморцев с атомной подводной лодки «К-19» (получившей печальное наименование «Хиросима»), облучённых в результате тяжёлой аварии ядерно-энергетической установки в море. Это был первый печальный опыт отечественной морской медицины.

В 1965 г. состоялось торжественное празднование 250-летия госпиталя. К юбилею был подготовлен и впервые издан массовым тиражом «Краткий исторический очерк I-го ВМГ», а также сборник научных работ врачей госпиталя, в котором обсуждались актуальные для военно-морских врачей заболевания и поражения личного состава мирного и военного времени. К юбилею прославленного медицинского учреждения страны ему было присвоено звание «госпиталь коммунистического труда».

Объём медицинской помощи, оказываемый в госпитале непрерывно увеличивался. Совершенствовалась оргштатная структура госпиталя, осваивались новые методики обследования и лечения больных. Проводилась большая научно-практическая работа. Был развёрнут и успешно работал отдел профзаболеваний под руководством доктора медицинских наук профессора Н.А. Толоконцева. Одним из «питомцев» отдела является член-корреспондент Академии медицинских наук, профессор, доктор медицинских наук, директор Санкт-Петербургского НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера, член Совета директоров Международных институтов Пастера Анатолий Борисович Жебрун.

Коллектив госпиталя работает в тесном рабочем контакте с кафедрами Военно-Медицинской академии им. С.М. Кирова.

Так, с 1968 г. госпиталь стал основной клинической базой для кафедры терапии № 2 (усовершенствования врачей) во главе с известным морским врачом-терапевтом профессором, генерал-майором медицинской службы В.А. Лисовским. В то время кафедра активно проводила консультативную работу, оказывала консультативную работу специализированным терапевтическим отделениям госпиталя, участвует в системе повышения квалификации врачей-терапевтов, возглавляет совместную научно-практическую деятельность. Издано несколько научных работ и госпиталя.

Отделение полостной хирургии было создано по штату 1986 г. и начало функционировать под руководством К.А. Харабова, ставшим впоследствии ведущим хирургом госпиталя.

В 1986 г. создано отделение неотложной хирургии во главе с А.В. Кукушкиным.         В 1989 г. главным хирургом госпиталя назначен доктор медицинских наук полковник медицинской службы Н.В. Фухляда – впоследствии начальник кафедры военно-морской и общей хирургии Военно-Медицинской академии.

Специализированная нейрохирургическая помощь в 1978 г. оказалась во вновь созданном отделении, которым до 1986 г. руководил В.С. Колупаев, затем до 1989 г.          Е.А. Панченко, а после него И.В. Артёмов. Нужно отметить, что ещё в суровые годы блокады нейрохирургическую помощь раненым начал оказывать выдающийся нейрохирург В.С. Галкин.

Освоила новые методики лаборатория (В.Р. Веснин), отлично работала радиоизотопная лаборатория (Ю.В. Жуков, В.Ч. Касилица, В.М. Грудин). Была внедрена в практику работы иглорефлексотерапия, широко использовались лечебная физическая культура и аутогенная тренировка.

В 1986 г. был открыт штат отделения оксибаротерапии. Его первый начальник        А.Н. Клиентов – опытный врач-спецфизиолог, очень качественно провёл работы по оснащению, выработке методологии в отборе больных и технике проведения лечебных сеансов, подбору и обучению обслуживающего персонала.

С полной нагрузкой работали хирургические отделения – А.Ф. Кондратюк, Кривошеев, М.С. Мухин, А.Ф. Черёмухин и другие.

В травматологическом отделении в 60-е годы помимо лечения больных собственно – ортопедического профиля, оказывали специализированную медицинскую помощь больным нейрохирургического, сосудистого и проктологического профиля, а так же с гнойной инфекцией. С 1976 по 1989 гг. отделение возглавлял Заслуженный врач РСФСР, травматолог-ортопед высшей категории полковник медицинской службы В.К. Тимофеев. Потомственный моряк (его отец –Константин Васильевич Тимофеев, командир тральщика – геройски погиб в морском бою в Балтийском море в августе 1941 г.). Сын решил идти по стопам отца – стать моряком и врачом. Он выполнил поставленную цель, ходил на подводных лодках, а затем, служа в отдалённом гарнизоне в 100-коечном госпитале, выполнял такие оперативные вмешательства, которые, откровенно говоря, далеко не по силам хирургам г. Санкт-Петербурга; поэтому он смело взялся за порученную ему очень нелёгкую и ответственную работу, блестяще справился с ней, внедрил ряд новых методик, написал ряд интересных и очень ценных научно-практических работ, и работал буквально до последнего дня своей жизни. В отделении лечились раненые бойцы из контингента войск в Афганистане. Лично В.К. Тимофеев отдал этим молодым ребятам огромную долю своего сердца, души, нервов, знаний и искусства. Его огромный авторитет и уважение, которое он внушал раненым, во многом способствовали их выздоровлению и восстановлению сил.

В связи с реализацией совершенно верной и грамотной тенденции по дальнейшей специализации терапевтической помощи, в 1968 г. было открыто гастроэнтерологическое отделение, которым руководили талантливые, грамотные врачи. Один из них, И.Ф. Андреев, руководивший отделением 8 лет, сумел создать сильный, грамотный, работоспособный коллектив, служащие которого вернули здоровье многим и многим больным.

В 1975 г. в госпитале было создано кардиологическое отделение. Его последовательно возглавляли Ф.П. Лемешко, Ю.Д. Павлов, А.В. Коваленко, Заслуженный врач РСФСР     С.М. Казалымов, А.А. Павлюченко, В.А. Кордюков. Отделение выполняет значительный объём лечебно-диагностической работы, обследуя и пролечивая ежегодно 900-1000 больных. Наряду с традиционными методами исследования, широко применяются такие методы как двойная велоэлектрометрия, зондирование камер сердца, почечная ангиография, ультразвуковые исследования сердца и крупных сосудов.

В сентябре 1986 г. произошли значительные изменения в организационно-штатной структуре госпиталя, обеспечивающие дальнейшие расширения специализированной медицинской помощи. В составе госпиталя были сформированы новые лечебно-диагностические отделения и филиал, размещённые в загородной зоне. Количество коек достигло 1000, а число сотрудников превысило 800 человек. Развёртывание 1000-коечного госпиталя в I-ом Военно-Морском ордена Ленина Госпитале с образованием филиала в загородной зоне на базе 37-го ВМГ явилось ярким свидетельством правительственной заботы о здоровье моряков, глубокой заинтересованности в дальнейшем развитии военно-морской медицинской науки для ещё более качественного решения задач, стоящих перед государством.

До образования филиала госпиталя, он представлял собой самостоятельное, с большой историей, медицинское учреждение. 27 сентября 1939 г. в Кронштадтской колонии был создан Ижорский военно-морской госпиталь на базе санатория «Страховик». Этот госпиталь в период советско-финляндской войны был единственным лечебным учреждением на южном берегу Финского залива. Он работал интенсивно, принимал ежедневно 40-60 раненых и больных. Из сотрудников госпиталя формировались хирургические группы и бригады для медобеспечения частей морской пехоты и Красной Армии при ведении ими боевых действий.

После войны в госпитале открыли инфекционное отделение. С началом Великой Отечественной войны госпиталь первое время выполнял функции эвакогоспиталя, где раненым оказывалась хирургическая помощь, а затем они направлялись в Ленинград. После занятия фашистами Петергофа, Стрельны связь с городом почти прекратилась. Линия фронта проходила в 7-8 километрах от госпиталя. Госпиталь стал единственным лечебным учреждением на «Ораниенбаумском пяточке», принявшим на себя функции медсанбата с высококвалифицированными кадрами.

Большинство раненых поступали прямо с поля боя, хирурги работали при свете свечей и керосиновых ламп, не отходя от операционного стола по 16-18 часов, производя до 20 операций. Воду возили в бочках, дрова добывали в лесу. Госпиталь непрерывно подвергался артиллерийским обстрелам и бомбёжкам с воздуха. Питание было более чем скромным: сотрудники получали в день тарелку жидкого супа и 185 граммов хлеба. И в таких условиях более 100 человек сотрудников стали донорами.

Госпиталь дважды награждался переходящим Красным Знаменем, 181 человек награждены  правительственными наградами. За время войны в госпитале лечились около 17000 человек (по штату в нём 400 коек), около 25000 человек получили амбулаторную помощь и вернулись в строй. Хирурги госпиталя произвели около 11000 операций, 1500 переливаний крови, десятки тысяч рентгеновских и лабораторных исследований.

В 1944 году в связи с полным снятием блокады и стремительным продвижением наших войск на запад, поток раненых значительно снизился и в октябре 1944 г. в госпитале было открыто инфекционное отделение, а в январе 1945 г. – туберкулёзное отделение. Затем в нём были открыты психиатрическое и кожно-венерическое отделения. В 1945 г. госпиталь получил наименование 37-го военно-морского госпиталя.

В 37-ом ВМГ было развёрнуто терапевтическое отделение, предназначенное не только для лечения больных, но и для проведения реабилитационных мероприятий больным кардиологического, неврологического, гастроэнтерологического, пульмонологического профиля. Кроме того развёрнуты две палаты, предназначенные для проведения реабилитации больных, перенёсших инфекционный гепатит, и палата интенсивной терапии под руководством Г.Е. Закржевского.

Объединение I и 37 Военно-Морских госпиталей, имевших огромный клинический и научный опыт было очень полезным для обеих учреждений, а больные получили ещё и возможность проходить реабилитацию после перенесённых заболеваний в загородной зоне под наблюдением опытных специалистов.

В 1986 г. было создано отделение неотложной терапии. Вначале им руководил       Ю.Я. Достанко, затем Б.Н. Носов, которого сменил кардиолог высшей категории подполковник медицинской службы В.Н. Киселёв. Сейчас нет человека, который не знал бы, что заболеваемость сердечно-сосудистой системы и смертность от неё занимают печальное первое место в ряду заболеваний человека – пожилого, среднего и даже молодого возраста. В отделение неотложной кардиологии поступают больные, состояние которых оценивается как «острое» - все виды тяжёлой патологии сердечно-сосудистой системы. И от того, насколько быстро, грамотно и чётко сработает персонал отделения зависит жизнь больного. Так вот, в отделении отработана именно грамотная, именно чёткая и быстрая диагностика и помощь больным. В отделении проводится необходимое обследование, комплексное лечение, а затем и реабилитация больных.

            До последнего времени госпиталь представлял из себя старинное, прославленное, мощное медицинское учреждение, располагающее, кроме вышеперечисленных, пульмонологическим, урологическим, кожно-венерическим, неврологическим, туберкулёзным, стоматологическим, анестезиологии и реанимации, глазным, ЛОР-отделением, отделением переливания крови, инфекционным отделением. В госпитале освоены и внедрены самые современные методы диагностики и лечения. Отработаны современные методы обезболивания, аутогенной тренировки, иглорефлексотерапии, широко применяется фиброгастроскопия, радиоизотопные методы исследования, рентгенологическое отделение освоило и внедрило в практику работы компьютерную, томографическую и много-много других методов, о которых речь шла выше и которые являются предметом специального разговора.

            К сожалению, не только в госпитале, но и в других лечебных учреждениях, несмотря на ХХI век приходится видеть на каждом шагу героическую работу младшего медицинского персонала по наведению и поддержанию чистоты и порядка. А госпиталь сверкает чистотой! Пожилые, уже явно нездоровые женщины и выздоравливающие матросы как и 100 лет назад таскают вёдра с водой, маркированные швабры и тряпки и моют полы, стены, окна, лестницы. Ну и где же эти самые моющие пылесосы, активно рекомендуемые средствами массовой информации?! А персонал очень ревностно относится к своему учреждению.

Ещё в декабре 1913 года в госпитале была установлена мраморная мемориальная доска, на которую золотыми буквами были нанесены имена врачей, фельдшеров и санитаров, погибших в Цусимском бою. (Доска давно утрачена, но память об этих людях свято хранят документы архива). Вот их имена.

Эскадренный броненосец «Император Александр III»

Врачи    -   Юрьев и Бертенсон

Фельдшера    -   Гржендзинский и Николаев

Санитары    -    Гольбух, Веселков, Галлиев, Лавренюк, Лесков

Эскадренный броненосец «Бородино»

Врачи    -    Лукин и Гнадеберг

Фельдшера    -    Михайлов и Акимов

Санитары    -    Ходаков, Юшкевич, Янковский

Транспорт «Камчатка»

Врач    -    Обнинский

Фельдшера    -    Фёдоров и Самойловский

Санитары    -    Боенко и Челышев

Миноносец «Громкий»

Фельдшер    -   Боровиков

Санитар    -    Костин

После Великой Отечественной войны по решению Городского Совета Народных депутатов и Главнокомандующего ВМФ были открыты две мемориальные доски с указанием на одной из них даты основания госпиталя (на фасаде главного здания) и на другой (в холле) – фамилий выдающихся сотрудников.

Видные военно-морские врачи, работавшие в госпитале

 

Бахерахт А.Г.

1758-1760 гг.

Самойлович Д.С.

1775-1786 гг.

Мудров М.Я.

1800-1802 гг.

Кравченко В.С.

1908-1922 гг.

Аннин В.П.

1910-1924 гг.

Засосов Р.А.

1920-1924 гг.

Лубо В.К.

1939-1945 гг.

Сорокин С.И.

1917-1950 гг.

     

 

7 мая 1975 г. на территории госпиталя был открыт памятник медикам-балтийцам, павшим в боях за Родину в 1941-1945 гг. Автор памятника Член Союза Художников СССР скульптор Г.А. Черниенко. Ежегодно в дни, посвящённые празднику Великой Победы, у памятника проводятся митинги, собираются ветераны войны и труда. Сотрудники госпиталя, курсанты и слушатели Военно-Морского Факультета Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова, студенты медицинских учебных заведений и учащиеся некоторых школ города возлагают к памятнику венки и цветы.

В 1985 г. был создан и открыт госпитальный музей. Его открытие было приурочено к 40-летию Победы в Великой Отечественной войне и 7 мая 1985 г. он распахнул свои двери для посещений. В трёх комнатах первого этажа старейшего здания госпиталя с видом на реку Фонтанку и Калинкин мост в украшенных флагами – Андреевским, Красного Креста, Военно-Морским Флагом СССР и Гюйсом в хронологическом порядке экспозиция музея освещала период его создания и развития от размещённого на выборгской стороне помещения, а затем и до наших дней.

Скульптурная фигура Петра I, медная доска с записью его речи, фотографии инструментов, принадлежащих основателю госпиталя, и другие экспонаты свидетельствуют о большой роли Петра I в формировании медицинской службы флота и его первого лечебного учреждения.

Подлинные документы, журналы, книги, фотографии, предметы врачебного обихода и другие исторические материалы убедительно доказывают первенство госпиталя в истории отечественной военно-морской медицины не только как лечебного, но и учебного, научного учреждения. Отражена деятельность сотрудников госпиталя в годы Февральской, Октябрьской революции, в годы гражданской войны.

Широко иллюстрирована подлинными документами, боевыми орденами и медалями сотрудников, личным оружием героическая деятельность сотрудников госпиталя в годы Великой Отечественной войны, в годы блокады Ленинграда.

Имеется портретная галерея, насчитывающая более 30 фотографий наиболее выдающихся сотрудников госпиталя, работавших в нём в разное время.

Центральным экспонатом является Указ Президиума Верховного Совета СССР от     31 мая 1944 г. о награждении госпиталя орденом Ленина. Здесь же помещён список всех сотрудников госпиталя, работавших в нём в годы войны.

Празднование 250-летия замечательного учреждения представлено различными памятными адресами, приветствиями, грамотами, подарками и т.д., полученные госпиталем и его сотрудниками к юбилею.

В госпитале имеется хорошая художественная и научная библиотеки.

Музей используется как учебно-воспитательная база для изучения истории военно-морского госпиталя и военно-морской медицины в целом.

Знаменательные даты в истории госпиталя после 1965 года

1967

-

присвоение госпиталю за высокие показатели, достигнутые в работе, почётного звания «Учреждение высокой культуры».

1975

-

открытие памятника героям-медикам балтийцам, павшим в боях за Родину в 1941-1945 гг. (автор Г.А. Черниенко).

1981-1989

-

оказание медицинской помощи лечение 360 воинов-интернационалистов.

1985

-

 

-

завершение строительства семиэтажного лабораторно-диагностического здания.

открытие музея 1-го Военно-морского ордена Ленина госпиталя.

1986

-

введение штата 1000-коечного госпиталя с включением в его состав 37-го Военно-морского госпиталя. На базе госпиталя развёрнута кафедра терапии усовершенствования врачей № 2 Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова.

1990

-

на базе госпиталя развёрнута кафедра военно-морской и общей хирургии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова.

1991

-

1 июля госпиталю присвоен статус клинического военно-морского госпиталя.

1995-2002

-

оказание медицинской помощи и лечение 430 военнослужащих, получивших ранения в чеченской Республике.

1999

-

с 1 января коечная ёмкость составляет 675 коек. Сокращён филиал госпиталя. В госпитале развёрнуто 2 центра (кардиологический и реанимационный), 22 лечебных, 9 диагностических отделений и отделение медицинского страхования.

2003

-

23 января проведена первая эндовидеохирургическая операция.

2003

-

введение рентгеновского отделения компьютерной томографии.

2004

-

с 1 августа коечная ёмкость составляет 625 коек.

2005

-

27 октября. Празднование 290-летия со дня основания госпиталя.

Начальники госпиталя с довоенного времени

№№ п/п

Воинское звание

Фамилия, имя, отчество

Период службы      в должности

1.

полковник  м/с

Смольников А.В.

1936-19382 гг.

2.

полковник  м/с

Гонтарев Г.Е.

1940-1949 гг.

3.

полковник  м/с

Синенко Ф.И.

1949-1954 гг.

4.

полковник  м/с

Полищук Е.Е.

1954-1960 гг.

5.

полковник  м/с

Артеменко К.С.

1960-1973 гг.

6.

полковник  м/с

Скляров Г.Б.

1973-1984 гг.

7.

полковник  м/с

Егоренков В.А.

1984-1986 гг.

8.

полковник  м/с

Якимов Б.Л.

1986-1991 гг.

9.

полковник  м/с

Храпатый Н.М.

1991-1999 гг.

10.

полковник  м/с

Караулов О.А.

1999-2004 гг.

11.

полковник  м/с

Пьянов В.И.

2004-2006 гг.

12.

полковник  м/с

Егоренков М.В.

2006-2009 гг.

            Наиболее сложный, трудный период выдался Николай Михайловичу Храпатому (1991-1999 гг.) – так называемый период демократизации и перехода к рыночной экономике, когда разрушались вертикальные и горизонтальные связи управления, финансирования. Снабжения и т.п.. Совершенно отсутствовали средства на ремонт и приобретение медикаментов и аппаратуры. Огромную помощь в этот непростой период госпиталю оказывал генеральный директор Адмиралтейских верфей Александров В.Л.. Именно этим людям нужно быть благодарными за сохранность и деятельность Военно-морского госпиталя в эти годы.

Ежегодно в госпитале проводилось лечение многих тысяч людей. Среди них ветераны и воины флота. Авторитет и популярность госпиталя настолько велики, что многие представители науки и искусства города стремятся в его стенах восстановить своё здоровье. Медицинский персонал госпиталя прекрасно выполняет свой профессиональный долг.         И будет очень уместно вспомнить слова Н.Г. Чернышевского: «Труд доктора – действительно самый производительный труд; предохраняя или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все те силы, которые погибли бы без его забот».

За свою многолетнюю, многотрудную работу госпиталь вернул здоровье, спас жизнь многим сотням тысяч защитников Родины. Сейчас приближается его 300-летний юбилей, ведь госпиталь почти ровесник нашего города. К сожалению, он встречает свой юбилей не в лучшие времени и не в лучшем состоянии. «Реформы» серьёзно сказались на нём, как на центре морской медицины страны. Сокращение коечной мощности, уход многих высококвалифицированных специалистов, ограничения в лечебно-диагностических мероприятиях, потеря воинских званий молодыми, сильными, грамотными специалистами болью отразились на моральном состоянии врачей и больных. Да и непонятно, неужели такой медицинский гигант, как I Военно-Морской госпиталь не нужен флоту, городу, наконец?! Успокаивает мысль, что мы это уже «проходили» - был хрущёвский 1200000, были разрезанные новые крейсера, много чего было. Но ведь всё пришлось восстанавливать!

Надеемся, что придёт время и наш знаменитый, первый в России  I ВМОЛГ выстоит, не потеряет свой потенциал и по-прежнему будет служить Родине, её Военно-Морскому Флоту, её верным защитникам – военным морякам! 

5. Научно-исследовательский институт промышленной и морской медицины

В разработке проблем обитаемости современного боевого Флота, во внедрении в практику медицинских служб кораблей, подводных лодок, береговых медицинских учреждений последних достижений науки и техники, направленных на профилактику заболеваний, на сохранение и укрепление здоровья личного состава Военно-Морского Флота, на обеспечение радиационной безопасности оказывал и оказывает Научно-исследовательский институт промышленной и морской медицины. Это учреждение по праву может считаться одним из лидеров нового направления в науке – военной экологии. Сотрудники Института всегда оказывали большую научно-практическую, консультативную помощь конструкторам новых проектов военно-морской техники, морским врачам, осуществляющим медицинское обеспечение личного состава флота, работникам предприятий, занятых на утилизации радиоактивных отходов.

История Института очень интересна. В связи с появлением ядерного оружия массового поражения в АМН СССР Постановлением СМ СССР от 29.06.1946 г. была организована радиационная лаборатория. В связи с возросшим объёмом работы эта лаборатория уже через два года была преобразована в Институт биофизики АМН СССР, первым директором которого был крупный биофизик член-корреспондент АМН СССР, а позже академик АН СССР Г.М. Франк. В последующем Институт биофизики возглавляли академик АМН СССР А.В. Лебединский, академик АМН СССР П.Д. Горизонтов, а с 1968 г. Институтом руководит академик АМН СССР Л.А. Ильин.

29 августа 1949 г. в Советском Союзе на Семипалатинском полигоне было произведено испытание ядерного оружия. Возглавить медицинские исследования, направленные на создание атомной бомбы, было поручено генерал-лейтенанту медицинской службы А.И. Бурназяну.

Крупные успехи в изучении и освоении атомной энергии позволили не только создать ядерное оружие, но и использовать её в мирных целях – строить атомные электростанции. Дальнейшее изучение возможностей использования атомной энергии привели к разработке, строительству и вводу в эксплуатацию атомных ледоколов, атомных подводных лодок.

Следует напомнить, что создание атомного подводного флота нашей страны началось с Постановления Совета Министров СССР от 9 сентября 1952 года № 4098-1616 «О проектировании и строительстве объекта 627», подписанного И.В. Сталиным. А 17 января 1959 г. была принята в опытную эксплуатацию первая в составе ВМФ СССР атомная подводная лодка «К-3» под командованием капитана I ранга Л.Г. Осипенко; первым врачом был назначен И.И. Бечик.

В это время Правительством страны был взят курс на строительство океанского флота, способного решать стратегические задачи.

Вступление в строй всё новых подводных лодок различных проектов, способных длительное время находится в море, не всплывая при этом на поверхность, при полной автономности плавания, потребовало от моряков большой физической и психологической выносливости, а от проектировщиков и строителей атомного флота – значительно большего внимания к решению задач совершенствования условий обитания кораблей, условий жизни и деятельности экипажа. Сама жизнь, морская практика полностью подтвердили положение, выдвинутое профессором генерал-майором медицинской службы И.А. Саповым о том, что обитаемость корабля составляет один из основных его тактико-технических элементов. Дальность и длительность походов потребовали от врача ещё большего профессионализма, готовности принимать решения и действовать, умело проводя профилактику заболеваемости, переутомления личного состава, а если потребуется, то и оказать медицинскую помощь при заболевании, травме или в аварийной ситуации.

В этих условиях возникла необходимость создания специализированного научного учреждения, которое имело бы главной задачей медицинское обеспечение перспективного военного кораблестроения. В 60-х годах по инициативе заместителя министра здравоохранения СССР А.И. Бурназяна было принято решение о создании в системе Третьего управления при Минздраве СССР Филиала Института биофизики.

В состав Филиала № 6 Института биофизики вошли: НИИ радиационной гигиены Минздрава РСФСР, в котором была создана лаборатория радиационной безопасности под руководством доктора технических наук В.П. Шамова и биофизический отдел, сформированный в НИИ гигиены труда и профзаболеваний Минздрава РСФСР под руководством кандидата медицинских наук А.Е. Никифоровой.

Организационное создание Филиала № 6 Института биофизики было закреплено 6 мая 1966 г. приказом по Минздраву СССР. Организатором Филиала № 6 ИБФ и его заведующим стал А.А. Шереметьев-Самусюк, бывший главный радиолог ВМФ.

К 1969 году было закончено строительство двух новых корпусов, в которых разместились администрация, научные подразделения, научные лаборатории, поликлиника, клиника, клинико-диагностические лаборатории и другие научно-исследовательские учреждения.

Успешная научно-практическая деятельность Филиала № 6, необходимость решения постоянно возникающего круга задач и расширения материальной базы привели к преобразованию его в Научно-исследовательский институт гигиены морского транспорта Минздрава СССР (приказ Минздрава СССР № 151 от 22.08.1974 г.). Постоянно совершенствуется материально-техническая база исследований. Построен новый, третий корпус, в котором был создан уникальный стенд. Введён в строй больничный комплекс.

 В связи с постоянно расширявшимся кругом проблем, решаемых Институтом 18 мая 1992 г. приказом по Главному управлению медико-биологических и экстремальных проблем при Минздраве РФ № 31 Институт был переименован в Научно-исследовательский институт промышленной и морской медицины. Такое наименование более полно отражает профиль деятельности Института.

В 1989 г. директором Института по конкурсу был избран профессор, академик РАЕН, доктор медицинских наук, полковник медицинской службы в запасе В.В. Довгуша. Он принял Институт в очень тяжёлое время. Ему помогли огромный служебный  опыт на Северном Флоте, где он прошёл путь от начальника медицинской службы атомной подводной лодки до заместителя начальника медицинской службы Северного Флота. Кроме этого, он два года был старшим преподавателем кафедры Организации и тактики медицинской службы ВМФ, защитил кандидатскую, а затем и докторскую диссертации по актуальнейшим медицинским проблемам. Словом, Институт возглавил молодой, но очень опытный руководитель и учёный, человек, умеющий работать сам и способный мобилизовать на работу подчинённых, прекрасно умеющий строить отношения с людьми, которых всегда ценил и уважал.

И вот в совершенно новой для себя обстановке, в обстановке недофинансирования, в обстановке «перестройки мышления» совсем не в том направлении, куда нужно для дела и в то же время в обстановке острой необходимости решать не только не снизившееся, а увеличившееся количество научных проблем, молодой директор, сохраняя внешнее спокойствие, вселяя уверенность в своих подчинённых, «входит» в обстановку и, используя весь свой авторитет и известность, налаживает дела с финансированием, сохраняет коллектив и организует решение стоящих перед Институтом вопросов государственной важности. В обстановке глубокого кризиса сотрудники Института публикуют одну за другой работы, посвящённые острейшим проблемам экологии человека, проблемам радиационной безопасности, последствиям захоронения радиоактивных отходов в моря и океаны, обеспечению обитаемости объектов военной техники и  жизнедеятельности личного состава на них и т.д. Эти работы были и остаются ярким свидетельством того, что возможности были и остаются ярким свидетельством того, что возможности Института далеко не исчерпаны.

Работы Института по вопросам обитаемости и экологии привлекли внимание специалистов Отряда космонавтов, с которыми были установлены тесные рабочие контакты (Следует напомнить, что эти контакты начались у В.В. Довгуши на Северном Флоте, во время его службы в должности начальника медицинской службы Iфлотилии атомных подводных лодок, когда в медицинскую службу флотилии часто приезжали врачи отряда космонавтов, и регулярно присутствовали на научно-практических конференциях, традиционно проводившихся в медицинской службе Флотилии).

В.В. Довгуша и руководимый им коллектив работали не только в научных лабораториях. Для них характерны регулярные выезды на производство, на корабли, на подводные лодки. Врачебные бригады Института ездили на периферию страны для проведения диспансеризации и оказания лечебной помощи населению. Огромное значение имели постоянные выездные учебные циклы с целью повышения квалификации медицинских работников, морских врачей.

Сильный, высококвалифицированный коллектив возглавил профессор В.В. Довгуша. Такие сотрудники, как В.М. Баранова, Р.Ю. Аббасов, Л.И. Болотова, А.К. Журкович, полковник медицинской службы в отставке В.Ф. Жерновой, Герой Советского Союза контр-адмирал Холод В.В., капитан I ранга в запасе Румянцев С.П. и многие другие поверили в своего директора, увидели его добросовестность и способности руководителя и учёного, и активно продолжили свою крайне нужную для страны работу, несмотря на все трудности.

Институт располагает отлично оборудованной клинической базой, где работают высокопрофессиональные врачи-профпатологи. Отделение возглавляет врач-профпатолог высшей категории, кандидат медицинских наук Довгуша Л.В. В отделении проводится не только лечение больных на самом высоком профессиональном уровне, но осуществляется и профилактическая работа, включающая в себя выявление и лечение так называемых преморбидных (предболезненных) состояний (нужно вспомнить, что этими вопросами начал заниматься ещё слушатель Военно-Медицинской Академии и занимается ими в течение всей своей жизни – его диссертации, кандидатская и докторская, как раз и посвящены выявлению ранних нарушений и сдвигов в состоянии здоровья, их своевременной профилактике, диагностике, лечению, восстановлению).

Для лечения больных применяются новые методы обследования и лечения (например, ксеноновая терапия, метод «обратной волны»). Коллектив Института уделяет очень большое внимание воздействию электромагнитных излучений на человека. Разрабатываются и внедряются средства и способы мониторинга основных функций организма в диапазоне глубин до 500 метров, что позволило выявить особенности деятельности ряда систем организма при различных условиях гипербарии, а также определить пределы минимально допустимых концентраций всевозможных токсических веществ, образующихся и накапливающихся в замкнутых герметических объектах.

В Институте определены перспективные направления дальнейших исследований в области медицинского обеспечения освоения подводного континентального шельфа             (в интересах нефтегазообрабатывающей отрасли).

Коллектив института во главе с профессором В.В. Довгушей активно участвует в создании научной школы «Космическая безопасность» и «Международные Репьевские чтения».

Проводится большая работа, потребовавшая больших личных усилий от самого профессора В.В. Довгуши, дело в том, что коллектив Института готовил комплексную программу работ по метрологическому обеспечению. Для того, чтобы организовать и возглавить эту в общем-то новую для себя работу, ему пришлось закончить соответствующие курсы и стать экспертом системы сертификации ГОСТ Р в области медицинских приборов, аппаратов и оборудования.

Чрезвычайно интересны монографии В.В. Довгуши. О них будет сказано в главе, посвящённой военно-морским врачам, каковым профессор В.В. Довгуша был и остаётся по сей день. Уместно будет вспомнить монографию, написанную В.В. Довгушей в соавторстве с профессором А.И. Кудриным «Военная медицина и боевая подготовка войск» в 1998 г. В этой монографии, содержащей сведения об очень ценных исследованиях и рекомендациях, выполненных военными врачами непосредственно в Вооружённых Силах, содержится и напоминание об уже упоминавшейся нами серьёзной проблеме – до последнего времени войсковые врачи считают военнослужащих с пограничными состояниями здоровья «практически здоровыми», в то время, как они нуждаются в проведении целого комплекса лечебно-профилактических мероприятий.

Авторы монографии обоснованно поставили вопрос о необходимости создания в Военно-Медицинской Академии специальной кафедры медицины экстремальных состояний с клиникой «пограничных» состояний. Знания, полученные слушателями на этой кафедре, значительно расширили бы кругозор выпускников, позволили бы им более качественно осуществлять лечебно-профилактическое обследование военнослужащих, более своевременно диагностировать, лечить и восстанавливать развивающиеся под влиянием неблагоприятных факторов военного труда предпатологические и патологические состояния.

Профессор И.Д. Кудрин так отзовётся об этой книге «Мал золотник да дорог!» и порекомендует включить её в учебник физиологии военного труда. Такая рекомендация как нельзя более своевременна – срок службы в Вооружённых Силах сокращён, боевая техника стала ещё сложнее, для её освоения и надёжной эксплуатации военнослужащим придётся приложить значительные психологические и физические усилия, что и может отрицательно сказаться на их здоровье. К тому же физическое состояние современной молодёжи оставляет желать лучшего. Поэтому рекомендации, содержащиеся в монографии, очень ценны и своевременны.

Полковник медицинской службы В.В. Довгуша, находясь в запасе, постоянно поддерживает связь с Военно-Морским Флотом России. К 100-летию подводного флота России совместно с начальником медицинской службы Видяевского района базирования Северного Флота кандидатом медицинских наук И.Л. Мызниковым он выпустил пособие для врачей Военно-Морского Флота: «Отдых на этапах учебно-боевой деятельности подводников». Авторы, сам имеющие огромный личный опыт врачей-подводников, убедительно показали значение профилактического предпоходового отдыха в рамках первичной профилактики переутомления в предстоящем автономном походе. А переутомление – это уже преморбидное состояние, которое в связи с необходимостью постоянно длительное время обслуживать боевые посты, участвовать в общекорабельных учениях. Подниматься и действовать по боевой тревоге, может привести к формированию у моряков-подводников хронического стресса, как системной реакции человека на военно-профессиональную деятельность в экстремальных условиях рабочей среды при прогрессивном снижении физиологических возможностей. В пособии приводятся данные о том, что более половины аварийных происшествий на Военно-Морском Флоте происходит по причине «человеческого фактора» (А.А. Крылов с соавт., 1996 г.), а качества профессиональной деятельности моряка-оператора неразрывно связаны с изменениями в его физическом состоянии.

Пособие написано простым языком, доступно, очень информативно. Его необходимо изучить не только врачам, но и командному составу. В нём ещё раз доказательно подчёркнуто, что организованный отдых у подводников входит в понятие физиологического обеспечения морских походов (Зуихин Д.П., 1968 г.).

В существующих руководящих документах организация профилактического отдыха экипажей подводных лодок возложена на их командиров и на штабы соединений. При этом медицинской службе поручается функция контроля.

В пособии подробно изложено: что такое отдых подводников; даётся характеристика периодизации их рабочего цикла; подробно разъясняется содержание и организация предпоходового, внутрипоходового, послепоходового, межпоходового отдыха моряков; даётся методика экспресс-диагностики функционального состояния членов экипажа; предлагается возможность прогнозирования их боеспособности.

В пособии даётся список литературы, необходимой морским врачам и приводится список руководящих документов для командиров и врачей по организации контроля за состоянием здоровья военнослужащих.

В пособии представлены так же приложения, содержащие специальные методики для оценки физического и психического состояния моряков: шкала самооценки, личностная шкала проявления тревоги, шкала депрессии, тестовая карта «Шкала астении».

Пособие является хорошим помощником для морского врача и может быть отнесено к руководящим документом медицинской службы Военно-Морского Флота.

В Институте регулярно проводятся научно-практические конференции, которые являются хорошей школой для морских врачей ВМФ, врачей гражданского флота, врачей-космонавтов, врачей, работающих с радиоактивными веществами и профессиональными вредностями.

На сегодняшний день основными проблемами, решаемыми Институтом промышленной и морской медицины, являются:

- научно-практические работы в области обитаемости и радиационной безопасности кораблей и судов с атомными энергетическими установками;

- продолжение работ по проблеме гигиены труда и профпатологии на предприятиях по добыче, получению бериллия и производству изделий из него;

- медицинское обеспечение радиационной и химической безопасности на предприятиях развивающейся атомной промышленности;

- разработка медико-биологических, медико-технических проблем создания обитаемых объектов для освоения глубин мирового океана;

- работы в области гипербарии (медицинское обеспечение сверхглубоких погружений водолазов). Программа освоения глубин континентального шельфа в интересах народного хозяйства и обороны страны.

Кроме этих проблем глобального характера, выполняемых в плане научно-исследовательских работ страны, профессор В.В. Довгуша дополнительно проводит серьёзные научные исследования по личному плану: это и решение вопросов о защите от электромагнитных излучений, это и вопросы космической безопасности, это и разработка новых методик лечения больных, за что В.В. Довгуша в числе группы авторов представлен к премии Правительства, это и решение экологических проблем питания населения Россия, это и организация полноценного питания войск, и ещё целый ряд очень актуальных и важных проблем.

Успехи коллектива Института очевидны. Одним из показателей его деятельности являются результаты работы его директора. В.В. Довгуша автор 24 монографий и более 650 научных работ. Он профессор, академик РАЕН, член Учёных советов Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова и I-го Центрального Научно-исследовательского института кораблестроения Министерства обороны Российской Федерации. Он является главным редактором «Морского медицинского журнала им. Д.П. Зуихина», бюллетеня «Радиационная и химическая безопасность кораблей и судов», членом Попечительского совета журнала «Жизнь и безопасность» и др.

В 2010 году В.В. Довгуша стал лауреатом премии Правительства РФ по науке и технике за разработку ксеноновой проблематики.

Институт выполняет задачи государственной важности. Морские врачи получают из этого учреждения постоянную помощь и поддержку, в любое время и по любому специальному вопросу могут получить там высококвалифицированную консультацию.   

После ухода В.В. Довгуши с поста директора института наступил тёмный период проявления человеческих и моральных качеств в коллективе – предательство, пьянство, безудержное оскорбление человеческого достоинства. Вот и роль  человека в истории…

6. Военно-Медицинский Музей Министерства Обороны Российской Федерации

            Знание об истории своей Родины и своей профессии необходимы любому специалисту, поскольку являются важной составной частью культуры человека. Они помогают любому специалисту в его профессиональной деятельности.

«История, - писал Сервантес, - сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего».

            Незнание прошлого – источник различных ошибок, которых можно было бы избежать. Знание истории своей специальности – не только дань прошлому, но и уроки для будущего.

Поэтому так важен для становления современного врача Военно-Медицинский Музей Министерства Обороны Российской Федерации.

Основным фактором, определившим возникновения Военно-Медицинского Музея, стала Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Очень характерно, что решение об организации музея было принято в тяжелейшее для страны время – за неделю до исторического начала Сталинградской операции, 12 ноября 1942 года. Первым начальником музея, руководившим им в течение десяти лет, стал талантливый профессор-хирург Военно-Морской Медицинской Академии А.Н. Максименков. Хочется отметить, что в дни организации музея на Сталинградском фронте в составе 252-й стрелковой дивизии доблестно сражались курсанты «Сталинградского» курса Военно-Морской Медицинской Академии.

Музей сформировался как преемник первых медицинских музеев Российской империи и Советского Союза. Хранителем их раритетов были – хирургический музей Медико-хирургической академии, Музей Хирургического общества Пирогова, Военно-санитарный музей.

 К моменту открытия Музея российская и советская военная медицина накопила такой опыт, который нуждался в систематизации и давал повод для очень серьёзных выводов и прогнозов. К тому же музей играл огромную воспитательную и образовательную роль.

Уже в апреле 1943 г. в музей, который вначале располагался в Москве, пришли первые посетители. А на фронты Великой Отечественной войны были направлены бригады известных врачей, паталогоанатомов, хирургов, художников, фотографов, муляжистов и в музей начала поступать огромная информация, свидетельствующая о боевых травмах, о героическом труде медиков и зверствах оккупантов. Очень многие материалы были использованы в последующем для многих томов «Опыта советской медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Вскоре после снятия блокады 01 апреля 1945 года музей был переведён в Ленинград. Музей, здание которого было предоставлено музею, в прошлом являлся госпиталем лейб-гвардии Семёновского полка, в котором начинал военную службу русский легендарный полководец А.В. Суворов. В 1946-1951 гг. по проекту архитекторов Б.Н. Журавлёва и       И.М. Чуйко здание Военно-Медицинского музея было капитально перестроено, фасад украшен колоннами и скульптурными портретами Н.И. Пирогова, С.П. Боткина,                  И.П. Павлова, З.П. Соловьёва, Н.Н. Бурденко.

Военно-Медицинский Музей является многопрофильным учреждением, которое выполняет научно-просветительную, научно-исследовательскую и архивную работу. В музее собраны и продолжают собираться материалы, отражающие историю, теорию и практику военно-медицинской службы русской и советской армии и Военно-Морского Флота.

В непрерывно пополняющихся фондах музея собрано более 75 тысяч экспонатов, 80 тысяч фотоснимков, большое количество документов медицинской службы, художественных произведений, картин, отражающих героическую работу отечественных военных врачей, медицинских сестёр, санитарок. Представлены и самодельные устройства, использовавшиеся во время войны для поиска, для оказания помощи и эвакуации пострадавших с поля боя или с боевого поста.

Экспозиция музея была открыта 25 сентября 1951 г. и размещалась в 36 залах и трёх галереях. Основную часть экспозиции музея, которую оформили сотрудники музея, среди которых было много выдающихся врачей, составила Великая Отечественная война и демонстрация деятельности военных медиков по спасению жизни раненых от поля боя до госпитальных баз тыла страны.

В залах музея была отражена военная медицина городов героев – Ленинграда, Сталинграда, Севастополя, Одессы. Особый интерес представлял небольшой зал, где демонстрировались злодеяния немецко-фашистских захватчиков, и экспонаты которого были представлены на Нюренбергском процессе над главными фашистскими преступниками.

Военно-медицинский музей является неотъемлемой частью культурной среды             г. Ленинграда.

Собрание музея включает в себя уникальные материалы, отражающие историю развития медицины России с древнейших времён, показывающие особенности деятельности военно-медицинской службы в период боевой деятельности и в мирное время. Музей имеет редчайшие коллекции и собрания, осуществляя тем самым важнейшую функцию по сохранению исторических, а также музейных традиций. В его фондах собраны сотни тысяч предметов и коллекций, отражающие историю развития отечественной медицины. Это произведения живописи, графики, скульптуры; наборы хирургических инструментов; рукописи; альбомы и много других ценных экспонатов.

Музей является хранителем ценных раритетов, которые представляют собой историко-медицинское значение. Это «Сочинения Амбруаза Паре о лечении огнестрельных ран, переломов…», учебный атлас доктора медицины и хирургии Годфрида Бидлоо «анатомия человеческого тела», диссертация Н.И. Пирогова «Является ли перевязка  брюшной аорты паховой области легко выполнимым и безопасным вмешательством?, диссертация С.П. Боткина «О всасывании жира в кишках» с автографом. Большой практический и исторический интерес представляют из себя атлас Н.И. Пирогова «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций», «Полный курс прикладной анатомии», «Анатомические изображения наружного вида и положение органов» и другие.

Особое место в музейном собрании занимают персональные фонды более 300 видных деятелей российской медицины, в основном военной, внесших значимый вклад в развитие российской медицинской науки и практики. Среди них фонды Н.И. Пирогова,                    И.М. Сеченова, С.П. Боткина, И.И. Мечникова, И.П. Павлова и многих других. Постоянное пополнение происходит в составе персональных фондов руководителей центрального органа управления военно-медицинским делом в России – Я.В. Виллие, Н.Н. Бурденко,                  З.П. Соловьёва. Е.И. Смирнова, Ф.И. Комарова и других.

Большая работа проводится по исследованию деятельности российских и советских военно-морских врачей. Очень многое сделал в этом направлении старший научный сотрудник музея, в прошлом сам известный организатор здравоохранения моряков дизель-электрического и атомного подводного флота полковник медицинской службы в отставке В.В. Сосин. Он исследовал зарождение и развитие русской военно-морской медицины, как науки, является автором большого количества военно-исторических работ. Очень ценны его исследования о I Санкт-Петербургском Адмиралтейском госпитале, основанном по личному приказу Петра I в 1715 году. Он исследовал организацию медицинского обеспечения морских операций. Большой помощью для изучающих историю флотской медицины является его книга «История Отечественной военно-морской медицины в датах и фактах», книга, которую В.В. Сосин посвятил 300-летию Российского Флота.

В фондах музея имеются материалы, посвящённые Военно-Морской Медицинской Академии – её короткой, но очень яркой и славной истории.

Имеются материалы, посвящённые организаторам медицинского обеспечения современного атомного подводного флота – докторам медицинских наук полковникам медицинской службы Д.П. Зуихину, В.В. Довгуше. Флотские врачи найдут здесь чрезвычайно для себя полезные сведения об организации первого похода подо льдом и всплытия в точке Северного Полюса атомной подводной лодки «К-3» («Ленинский комсомол») – врач Долганов В.С., узнают о полной драматизма судьбе атомной подводной лодки «К-19», о героической работе врачей – Косача И.А., Пискунова М.И., Салиенко О.А., узнают о героической и грамотной работе врача атомной подводной лодки «К-19»             И.А. Кочергина, узнают о героической гибели врача атомной подводной лодки «К-8» капитана медицинской службы А.М. Соловья, ценой своей жизни спасшего прооперированного им больного, вместе с которым он оказался в тяжелейшей аварийной ситуации.

Познакомившись ещё раз с трагедией атомной подводной лодки «Комсомолец» флотские врачи с гордостью вспомнят фамилию врача А.Д. Улитовского, который сделав всё, что может сделать врач для своих тяжело поражённых товарищей, сам будет держаться в ледяной воде Норвежского моря более часа и не поднимется на спасательный плот, уступив своё место более ослабленным.

Изучив послепоходовые отчёты врачей И.А. Кочергина, А.Д. Улитовского, будет ясно, что нужно делать в обстановке крайней опасности, когда нужно ещё и спасать товарищей. Очень важное наблюдение сделал А.Д. Улитовский – физически сильные, ранее занимавшиеся спортом моряки, сумели преодолеть последствия аварии, остались в живых. Отсюда – огромная роль физической подготовки военных моряков.

На протяжении всей своей многолетней истории Военно-Медицинский Музей выполнял чрезвычайно важную миссию – изучение и обобщение опыта медицинского обеспечения войск. С первых дней существования музея научно-исследовательская работа стала определяющей в деятельности его основных подразделений. Это отвечало замыслу основателей музея – ведущих учёных-медиков с мировыми именами, которые видели в нём, прежде всего, научно-исследовательское учреждение с широким кругом изучаемых проблем, как «… институт по изучению опыта Отечественной войны, а, следовательно, и последующих войн».

Постановлением Совета Министров СССР от 26 марта 1946 года труд научных сотрудников музея был приравнен к деятельности научных сотрудников Академии медицинских наук СССР. В 1946-1955 гг. на базе Военно-Медицинского Музея был создан колоссальный труд не имеющий аналогов ни в российской, ни в мировой истории – «Опыт советской военной медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Главным редактором этого труда был академик АМН СССР генерал-полковник медицинской службы А.Н. Максименков. В выполнении этой работы приняли участие 230 сотрудников Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова. В дальнейшем материалы музея широко использовались при подготовке шеститомника «Энциклопедического словаря военной медицины» и других фундаментальных трудов.

Одно из важнейших подразделений Военно-Медицинского Музея – его архив военно-медицинских документов, «уникальный памятник защитникам Отечества». В нём собрано свыше 60 миллионов единиц хранения (15 км условных стеллажей). Среди них основное место занимают материалы, относящиеся к событиям Второй мировой войны 1939-1945 гг.

Примером осуществления гуманитарной миссии, ставшей возможной благодаря широкому использованию музейного собрания, является деятельность музея по обеспечению социально-правовой поддержки ветеранов, инвалидов и участников Великой Отечественной войны, локальных войн и вооружённых конфликтов. Музей выполняет важнейшую государственную задачу. С 1946 г. в архиве отработано более 8 млн. запросов, касающихся судеб участников Великой Отечественной войны и других войн. Для Книги Памяти в архиве найдены данные на более чем 1 млн. граждан СССР, погибших или умерших в период Великой Отечественной войны. При этом музей работает не только с ветеранами нашей страны и стран бывшего СССР, но и с гражданами всего мира. Архив музея ведёт активную международную деятельность в странах СНГ и дальнего зарубежья.

Активная научно-исследовательская деятельность сотрудников музея находит отражение на страницах изданий, выпущенных в его стенах. За последние годы на базе музея подготовлен целый ряд изданий, посвящённых различным аспектам истории военной медицины: «История военной медицины России», «История медицины Санкт-Петербурга», «Медицинское обеспечение Советской Армии в операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», «Медицина зимней войны 1939-1940 гг.», «Семёновский – Александровский военный госпиталь», «Великий Боткин. Сердце, отданное людям» и другие.

Для своевременного научного информирования медицинской общественности по актуальным вопросам зарубежной военной медицины ежегодно, начиная с 1946 года, выходит информационный бюллетень «Зарубежная военная медицина», с 1996 г. – сборник Вестник истории военной медицины», а с 1991-го – справочник «Памятные даты военной медицины».

Большую роль в работе музея играет библиотека, насчитывающая более 45 тысяч экземпляров книг.

Военно-Медицинский Музей постоянно участвует в международных и отечественных проектах, выставках, представляя на них медицинскую тематику. Музей активно участвовал в выставках: «Мировая война 1914-1918 гг. Опыт – Воспоминания – Память»; «Блокада Ленинграда 1941-1944. Досье»; «Милосердие без границ».

Заслуги Музея отмечены: в июне 2005 года он был отмечен специальным призом фестиваля «Интермузей-2005». В 2006 году музей также отмечался ведущими специалистами в музейной сфере на форуме в Москве.

В Военно-Медицинском Музее проводятся тематические занятия по широкому кругу вопросов, связанных с историей медицины: «История медицины России (с древнейших времён до наших дней)», «Военно-Медицинский Музей – хранитель и продолжатель традиций медицинских музеев города», «Российская военная медицина в ХХ в.», «Развитие Российской военной медицины в начале ХХ в.», «Петербург в истории медицины», «На всю оставшуюся жизнь», «История лейб-гвардии Семёновского полка» и другие. Регулярно читается курс лекций «История медицины России». На базе Музея более 60 лет работает Санкт-Петербургское научное общество историков медицины.

Плодотворная деятельность музея в области социальной гигиены отмечена премией имени Е.И. Смирнова. А «за большую работу по оказанию социально-правовой поддержки и помощи в получении заслуженных льгот для инвалидов, ветеранов и участников Великой Отечественной войны, проживающих в государствах-участниках СНГ», Председатель Совета Федерации Российской Федерации, Председатель парламентской Ассамблеи государств-участников СНГ наградил Музей Почётной грамотой.

Президент Российской Федерации В.В. Путин своим распоряжением от 27 августа 2001 года № 450-РП за большой вклад в развитие музейного дела и сохранение исторических традиций отечественной медицины объявил коллективу Военно-Медицинского Музея Министерства обороны Российской Федерации благодарность.

Коллектив музея продолжает напряжённо трудиться – пополняются его фонды, ведётся научно-исследовательская работа.

Постоянными посетителями Музея являются слушатели Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова, студенты медицинских ВУЗов, научные работники и преподаватели, которые прекрасно понимают роль и значение знания родной истории для профессионального роста.

Часто в Музее можно видеть экскурсии школьников старших классов, для некоторых из них знакомство с Музеем станет определяющим моментом в выборе будущей профессии.

К большому сожалению, Музей нуждается в ремонте. Великолепное, красивое здание, обращённое на Загородный проспект, находится в плачевном состоянии – о былом госпитале лейб-гвардии Семёновского полка и о Военно-Медицинском Музее сегодня напоминает только старинный крепкий фасад здания. А сам Музей вынужден ютиться в большом сером здании, выходящем на Введенский канал (ныне засыпанный) и в хранилищах, находящихся во дворе. Поэтому экспозиция Музея расположена в очень стеснённых помещениях и показать людям всё, чем располагает Музей, сегодня невозможно.

  Но Музей живёт и работает. И, конечно, настанет день, когда он будет, наконец, отремонтирован и раскроет свои двери целому потку посетителей. В Музее есть, что посмотреть, есть, чему поучиться!

Вообще, следует отметить большой интерес наших граждан к своей истории, к музейному делу. Даже не говоря о таких титанах культуры и науки, как Государственный Эрмитаж, Русский Музей, Третьяковская галерея, следует вспомнить, что существует масса небольших музеев, хранящих память о героическом прошлом Родины и, в частности, медицины России – это с большой любовью и грамотностью сделанный Музей Военно-Медицинской Академии им. С.М. Кирова, это Музей Кафедры военно-морской и госпитальной хирургии Академии в I ВМГ, это уже упоминавшийся нами Музей I Санкт-Петербургского Адмиралтейского госпиталя (I ВМГ), это и с большим вниманием и любовью сделанный Музей медицинской службы I флотилии атомных подводных лодок Северного Флота, куда поместили и бутылку с водой Северного Ледовитого Океана, которую «привёз» с собой из похода на Северный Полюс полковник медицинской службы Д.П. Зуихин, и много-много других известных и малоизвестных музеев и экспозиций, посвящённых славной истории Отечественной военно-морской медицины! Все они выполняют роль хранителей истории, учителей и воспитателей! Все они заслуживают глубокого уважения, благодарности и бережного отношения!

7.  О «медицинских династиях» выпускников

Военно-Медицинской Академии имени С.М. Кирова

            Борьбой с болезнями, их профилактикой человечество занимается с незапамятных времён. Тогда же появились и люди, для которых лечение больных, уход за ними стало делом жизни. Со временем они стали называться докторами («доктор» - по греч. «учитель»). Доктора всегда пользовались исключительным уважением и доверием своих сограждан. Правда, и требования к ним предъявлялись разные: если древние жрецы, которые, в основном, и занимались лечением людей, пользовались непререкаемым авторитетом, то в древней китайской общине существовал такой обычай – община содержала врача до тех пор, пока люди не болели (т.е. врач, в буквальном смысле слова, занимался профилактикой). Но как только начинались болезни, община отказывалась от услуг врача, как не выполнившего свою основную задачу – не допускать болезни в общину, не остановившего их в самом начале. Сейчас, конечно, очевидна наивность такого подхода. «Полезнейшая роду человеческому есть медицина» - писал наш великий соотечественник М.В. Ломоносов.         А замечательный русский хирург и учёный Н.И. Пирогов чётко определил, что «будущее принадлежит медицине предохранительной». И вот как охарактеризовал работу врача       Н.Г. Чернышевский: «Труд доктора – действительно самый производительный труд: предохраняя или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все те силы, которые погибли бы без его забот».

            Одно время у нас было модно перечислять, от чего зависит здоровье и считать, сколько процентов приходится на обеспечение здоровья человека от различных причин – социальных, производственных, медицинских и т.д. И роль медицины была сведена к очень скромным цифрам – около 10 %. С этим решительно не следует соглашаться. Человек появился на свет Божий с определённым запасом прочности и его активное долголетие во многом зависит от того, как он этот запас будет тратить. Да, можно использовать резервы организма и человеку часто приходиться это делать, но они далеко не безграничны. Возьмём спорт, которым занимаются миллионы, а чемпионов-то единицы. Но человек живёт, трудится, переносит стрессы, оказывается нередко далеко не в благоприятных условиях.       И он «тратит» и будет тратить при этом своё здоровье. А многие ли из нас в молодые годы и даже в среднем возрасте задумываются о своём здоровье? Как сказал Н.М. Карамзин: «Здоровье, столь мало уважаемое в юных летах, делается в летах зрелости истинным благом, самое чувство жизни бывает гораздо милее тогда, когда уже пролетела её первая половина». И тут вполне уместно вспомнить о том, что именно после «первой половины» человек приобретает жизненный и профессиональный опыт, становится высококлассным специалистом. И нам просто необходимо бороться за активное долголетие наших граждан. Но ведь в молодости-то граждане не хотят уделять должное внимание своему здоровью. Значит, этим должны заниматься мы – медицинские работники. Сейчас, как никогда ранее необходимы: грамотно, интересно и профессионально проводимая санитарно-просветительная работа, обязательная диспансеризация всех слоёв населения, реабилитационно-восстановительные мероприятия. Очень нужна активная работа средств массовой информации: не бесконечное проведение «навязшей в зубах» рекламы, а грамотное санитарное просвещение населения. Нужно вспомнить, каких колоссальных успехов добилась в своё время советская медицина. Именно в те годы Нарком здравоохранения     Н.А. Семашко сказал: «Профилактика – наше общее государственное дело».

            Наша страна, её Вооружённые Силы располагают большим количеством высококвалифицированных, добросовестных, ответственных медицинских работников. Многие из них являются достойными питомцами прославленной Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова. Очень много сделали они, продолжают делать и ещё сделают для сохранения, укрепления здоровья наших граждан, наших военнослужащих. Перечисление их заслуг не является темой этой статьи, да и бесполезное это занятие – они бесчисленны. Но одну заслугу хотелось бы выделить – наши врачи часто сами являются потомками медицинских работников, и так сумели воспитать своих детей, внуков, что и они избрали для себя благородную специальность врача, фельдшера, медицинской сестры, фармацевта, биолога. Ибо, как сказал отец медицины Гиппократ: «Из всех наук, без сомнения, медицина самая благородная». Мы можем с гордостью сказать, что у нас есть медицинские династии. И это является очень характерным для России – достаточно вспомнить прославленные на весь мир фамилии Боткиных, Чистовичей, многих других, давших целую плеяду замечательных врачей, учёных, патриотов своей Родины, наделённых высокими чувствами чести и долга. Хочется вспомнить несколько примеров и из нашего поколения:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Медицинская семья Зуихиных:

Дмитрий Пармёнович, Анна Павловна, Елена, Никита, Михаил

- Доктор медицинских наук, полковник медицинской службы Зуихин Дмитрий Пармёнович – фронтовик, бывший курсант прославленного «Сталинградского курса», выпускник Военно-Морской Медицинской Академии 1947 г., начальник медицинской службы самой первой в стране флотилии атомных подводных лодок Северного Флота. Он практически создал медицинскую службу принципиально нового грозного вида боевой техники.

            - Его жена – Анна Павловна – фельдшер, фронтовик Великой Отечественной войны.

            - Дочь – Елена – врач-стоматолог.

            - Сын Никита – выпускник Факультета подготовки врачей для ВМФ ВМедА             им. С.М. Кирова 1977 г. Служил на Северном Флоте. В настоящее время, защитив кандидатскую диссертацию, работает заведующим амбулаторией в Краснодарском крае.

            - Сын Михаил - выпускник Факультета подготовки врачей для ВМФ в 1983 г. Служил на Северном Флоте. После увольнения в запас работал врачом-психиатром.

            Внуки:

            - Попов Фёдор – после окончания медицинского колледжа служит фельдшером большого десантного корабля Северного Флота.

            - Аристова Мария – закончила биологический факультет Университета по специальности – биохимия.

            - Зуихина Зинаида – заканчивает 1 Санкт-Петербургский медицинский университет им. акад. И.П. Павлова.

            Только одна семья Зуихиных дала стране восемь медицинских работников!

В 1958 году с золотой медалью закончил Военно-Медицинскую Академию               им. С.М. Кирова Виктор Петрович Кузнеченков. На его желание стать военно-морским врачом оказало влияние общение с его дядей – профессором физиологом Макаровым, человеком авторитетным и уважаемым. Впоследствии и младший брат Виктора – Эдуард – станет военным врачом.

Талантливый врач, перспективный молодой учёный, признанный (несмотря на молодость) педагог, успешно продвигался по службе. Защитил кандидатскую диссертацию, стал доцентом кафедры «Военно-морской и госпитальной терапии» в родной Академии. Все, кто знал этого замечательного врача, отмечали его высочайший профессионализм, гуманность, высокие человеческие и моральные качества.

В 1978 году он был направлен в Афганистан на должность главного терапевта Афганской армии.

27 декабря 1979 г. В.П. Кузнеченков был срочно вызван во дворец Амина. Он оказался там тогда, когда начался штурм дворца. Он вёл себя мужественно и отважно, не прятался, а продолжал оказывать медицинскую помощь людям. И в этот момент шальная пуля оборвала жизнь врача. Эта пуля, сразившая В.П. Кузнеченкова, очень больно ударила во все сердца, знавшие врача-героя. Память о нём вечно будет жить не только среди родных и близких, но и в стенах Академии, выучившей и воспитавшей врача-бойца. Будут помнить о нём и в Суворовском училище, которое он так же закончил с медалью и поступил в Академию.

• Доктор медицинских наук, академик РАЕН, полковник медицинской службы Довгуша Виталий Васильевич – выпускник Факультета подготовки врачей для в 1968 г., прошёл военную службу от начальника медицинской службы атомной подводной лодки до заместителя начальника медицинской службы Северного Флота. В настоящее время возглавляет НИИ промышленной и морской медицины.

• Дочь – Довгуша Лилия Витальевна, в 1993 г. закончила 1 Санкт-Петербургский медицинский университет им. акад. И.П. Павлова. Кандидат медицинских наук. Врач-терапевт высшей категории, профпатолог, главный врач Центра профпаторлогии ФМБА России.

▪ Полковник медицинской службы Андреев Игорь Фёдорович – выпускник Факультета подготовки врачей для ВМФ в 1961 г., является наследником по специальности своего отца – Фёдора Петровича – выпускника ВМА 1927 г., прошедшего большой и сложный жизненный и служебный путь. Сам Игорь Фёдорович служил в плавсоставе, закончил клиническую ординатуру по терапии, продолжил службу в госпитале на Тихоокеанском Флоте и закончил её в должности начальника гастроэнтерологического отделения 1 ВМГ в г. Ленинграде. После увольнения в запас продолжает работать в учреждениях гражданского здравоохранения.

▪ Его сын – полковник медицинской службы Андреев Сергей Игоревич – после окончания Факультета подготовки врачей для ВМФ служил на подводной лодке Балтийского Флота. Помня слова выдающегося врача Галена: «Хороший врач должен быть философом», он поступил и успешно закончил адъюнктуру по философии в ВМА. В настоящее время – кандидат наук, доцент, заместитель начальника кафедры общественных дисциплин Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова.

▫ Заслуженный врач Российской Федерации, полковник медицинской службы Мороз Виталий Степанович закончил Факультет подготовки врачей для ВМФ в 1961 г. Наследственный медицинский работник – его мать была медицинской сестрой в партизанском отряде, отчим – участковый врач. После окончания ВМА он связал свою жизнь с Северным Флотом – служил в плавсоставе, получил специализацию, являлся главным акушером-гинекологом Северного Флота. Он и сейчас живёт в Североморске, продолжая работать по специальности.

▫ Дочь Валерия – выпускница 1 Ленинградского  медицинского института им. акад. И.П. Павлова. Врач-кардиолог высшей категории, работает на скорой помощи в г. Санкт-Петербурге (из них – 16 лет на машине скорой помощи).

▫ Внучка Юлия – в 2006 г. закончила 1 Санкт-Петербургский медицинский университет акад. И.П. Павлова. В настоящее время – клинический ординатор.

– полковник медицинской службы Галкин Николай Борисович – выпускник Факультета подготовки врачей для ВМФ. Служил на Балтийском Флоте на подводной лодке, а затем научным сотрудником, старшим преподавателем кафедры медико-биологических дисциплин Военного института физической культуры. После увольнения в запас много работал по медицинской реабилитации и медицинскому обеспечению физической культуры и спорта.

– Его дядя – известнейший учёный – доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы Галкин Всеволод Семёнович (1898-1957 гг.) – нейрохирург, являлся создателем патофизиологической школы и основателем Ленинградского научного общества нейрохирургов.

– Сын – доктор медицинских наук, подполковник медицинской службы Всеволод Николаевич Галкин, выпускник Факультета подготовки врачей для ВМФ 1990 г. После службы в войсковой части продолжил службу в Военно-медицинской академии на кафедре абдоминальной хирургии, где одним из первых освоил методику лапороскопических операций. Преподавал. Защитил кандидатскую и докторскую диссертации. В настоящее время является главным врачом крупного медицинского объединения в г. Москве. (Появились интересные данные о том, что медик-хирург первой русской экспедиции 1819-1821 гг. под руководством капитана 2 ранга Ф.Ф.Беллинсгаузена и лейтенанта                   М.П. Лазарева, открывшей материк Антарктиду и ряд островов, Галкин Николай Алексеевич, является далёким предком ныне здравствующих выпускников ВМА – отца и сына Галкиных. Н.А. Галкин «за неутомимые труды и успехи в пользовании больных во время похода» был избран членом-корреспондентом Медико-хирургической академии. Сейчас ведётся работа по поиску материалов о жизни и деятельности Н.А. Галкина).

• Кандидат медицинских наук, доцент, полковник медицинской службы Решетнёв Владимир Григорьевич – выпускник Факультета подготовки врачей для ВМФ 1966 г.,            в 1973 г. закончил клиническую ординатуру по терапии. Врач-терапевт высшей категории, служил и продолжает работать на Кафедре военно-морской и госпитальной терапии.

• Его жена – Елена Матвеевна – в 1974 году закончила 1 Ленинградский медицинский институт им. акад. И.П. Павлова. Врач-терапевт, кандидат медицинских наук, доцент, работает на одной из терапевтических кафедр ВМА.

• Дочь Татьяна – выпускница 1 Ленинградского медицинского института им. акад. И.П. Павлова после окончания ординатуры работает в одном из медицинских учреждений     г. Санкт-Петербурга.

• Внук Максим – студент II курса 1 Санкт-Петербургского медицинского университета    им. акад. И.П. Павлова.

▪ Полковник медицинской службы Егоренков Вадим Анатольевич – выпускник Факультета подготовки  врачей для ВМФ. После службы в войсковых частях последовательно занимал должности начальника поликлиники, 1 ВМГ в г. Ленинграде, начальника медицинской службы Ленинградской Военно-морской базы, начальника Факультета подготовки врачей для ВМФ Военно-медицинской академии. После увольнения в запас длительное время возглавлял крупное медицинское учреждение.

▪ Его сын – подполковник медицинской службы Егоренков Максим Вадимович, после окончания Факультета подготовки врачей для ВМФ и службы в войсковой части, служил на Кафедре Военно-морской и госпитальной хирургии, защитил кандидатскую диссертацию.              В недавнем прошлом возглавлял 1 ВМГ в г. Санкт-Петербурге.

 

Начальник отделения неотложной кардиологии I Военно-Морского госпиталя

врач-кардиолог высшей категории подполковник медицинской службы Киселёв В.Н.

 

▫ Подполковник медицинской службы Киселёв Валерий Николаевич – в 1987 г. закончил Факультет подготовки врачей для ВМФ. Служил в плавсоставе, в морской пехоте. В настоящее время врач высшей категории В.Н. Киселёв возглавляет отделение неотложной кардиологии в 1 ВМГ г. Санкт-Петербурга. На выбор профессии оказал влияние пример его деда – медицинского работника.

- Авдонина Наталья Георгиевна – в 2003 г. закончила 1 Санкт-Петербургский медицинский университет им. акад. И.П. Павлова. После окончания клинической ординатуры на Кафедре  Военно-морской и госпитальной терапии работает в НИИ кардиологии им. проф. Амазова. Добросовестный, внимательный клиницист. Активно ведёт научно-исследовательскую работу, посвящённую вазоренальной гипертензии.

- Её отец – профессор, полковник медицинской службы Цыбуляк Георгий Николаевич – в 1956 г. с золотой медалью закончил ВМА, проходил службу на кафедре Военно-полевой хирургии. Автор более 200 научных работ, в т.ч. 5 монографий.

- Брат профессора Цыбуляка Г.Н. – Виктор Николаевич – профессор-реаниматолог; его дочь Мария – врач-специалист по УЗИ-исследованиям; сын – после окончания ординатуры так же работает в НИИ кардиологии им. проф. Амазова.

• полковник медицинской службы Сельцовский Андрей Петрович – выпускник ВМА 1962 г., прошёл сложный служебный путь. Неоднократно выполнял ответственные задания. Награждён двумя орденами Красной Звезды. В настоящее время является руководителем Департамента здравоохранения г. Москвы.

• Его отец – профессор Сельцовский Пётр Лазаревич, заведовал Кафедрой хирургии в одном из медицинских ВУЗов г. Москвы.

Этот список можно продолжать очень долго, да и нужно было бы продолжить список медицинских династий, получивших «путёвку в жизнь» в стенах нашей Академии. Это и Н.М. Храпатый, Ю.В. Лобзин, О.Л. Евланов, М.И. Емельяненко, А.А. Мясников и многие, многие другие. Но это тема целого исторического исследования, а не короткой статьи. Хочется отметить, что, видимо, медицина – специальность очень притягательная, а генетика – вещь великая.

Как следует из этого короткого сообщения, в нашей медицине есть головы, есть таланты, есть сердца! И страшно обидно бывает слышать, что у этих людей нет медикаментов, нет того, нет другого, что операция стоит дорого, а зубы вылечить ещё дороже. Стыдно смотреть на санитарок – пожилых, часто нездоровых женщин – с традиционной шваброй, тряпкой, тяжёлым ведром с водой в руках. Ведь ХХI век на дворе! Одна занудная песня – «Денег нет»!  Есть они, отпускаются. Другое дело, кто и как их тратит. Впрочем, на обеспечение здоровья народа должна идти львиная доля бюджета. И недаром великий учёный А.Л. Чижевский сказал: «Нет таких средств, которые было бы жалко мобилизовать и истратить, чтобы спасти человека от угрожающей ему смерти».

Неужели непонятно депутатам, правительствам (которые сами являются людьми и могут быть настигнуты болезнями, как и все «простые смертные»), что если мы хотим добиться процветания страны, то население должно быть здоровым. А мы постоянно слышим о серьёзнейших проблемах со здоровьем граждан, достаточно послушать информации о состоянии здоровья школьников, призывников. И кому не понятно, что люди, стоящие на страже здоровья, борющиеся за его укрепление, должны оплачиваться по самому высокому разряду! Они должны иметь возможность спокойно и внимательно работать, совершенствовать свои знания. Правда, тогда и спрашивать надо будет намного строже и требовать, соответственно зарплате (если уж «вышли на рынок»!). И медицинская техника, аппаратура, медикаменты должны поступать своевременно, в должных количествах и по нормальным ценам, и нужно строить реабилитационные центры для укрепления и восстановления здоровья («развлекательных» у нас более, чем достаточно). Когда будем здоровы, справимся со всеми трудностями. И пусть у нас будет больше «медицинских династий», пусть будет Государственная программа оздоровления народа. Её есть кому выполнять!

Email: vit130144@yandex.ru

V.V.Dovgusha