Состояние здоровья, заболеваемость и травматизм у моряков в экипажах подводной лодки

4 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2015
УДК 613.62/.68
Состояние здоровья, заболеваемость
и травматизм у моряков в экипажах
подводной лодки
1МЫЗНИКОВ И.Л.; 2БУРЦЕВ Н.Н.; 3МИЛОШЕВСКИЙ А.В.; 1АСКЕРКО Н.В.; 4УСТИМЕНКО Л.И.;
2БОНДАРЕНКО Н.В.; 2ПОТЕРЯЕВ А.Е.
1ФГУП «Государственный научно-исследовательский институт прикладных проблем» ФСТЭК, г. Санкт-
Петербург; 2Медицинская служба Северного флота, г. Североморск; 3ФГКУ «1469 военно – морской клинический
госпиталь» Минобороны РФ; 4Отдел (военно-врачебной экспертизы) филиала № 1 ФГКУ «Главный центр воен-
но-врачебной экспертизы» Минобороны РФ, г. Североморск
Р е з ю м е: Проанализировано состояние здоровья военнослужащих (мужчин) Северного флота, проходивших
службу в плавсоставе на атомных подводных лодках (n ≈16 тысяч наблюдений) и дизельных подводных лодок (n ≈
3,1тысячи наблюдений) в межпоходовый период в условиях Кольского Заполярья за 12 лет наблюдений, которые
охватили военнослужащих. А также изучен анамнез 350 старших и высших офицеров-подводников, вся служба
которых прошла в плавсоставе в Кольском Заполярье.
Для сравнения темпов снижения уровня здоровья учтены полученные ранее авторами статьи многолетние дан-
ные за военнослужащих, проходивших службу по контракту в аналогичный период времени на надводных кора-
блях и в береговых воинских частях на Северном флоте.
К л ю ч е в ы е с л о в а: морская медицина, подводники, Кольское Заполярье, диспансеризации, коморбид-
ность, замкнутая экологическая система
1Myznikov I.L., 2Burtsev N.N., 3Miloshevskiy A.V., 1Askerko N.V., 4Ustimenko L.I., 2Bondarenko N.V., 2Poteryaev A.E.
STATE OF HEALTH, INCIDENCE AND TRAUMATISM AT SEAMEN IN CREWS SUBMARINE. The state of health
of the military personnel (men) of Northern fleet serving in crew personnel on nuclear submarines (n of ≈16 thousand
supervision) and diesel submarines (n ≈ 3,1tysyachi supervision) during the mezhpokhodovy period in the conditions of the
Kola Polar region in 12 years of supervision which captured the military personnel is analysed. And also the anamnesis of
350 seniors and highest officers-submariners which all service passed in crew personnel in the Kola Polar region is studied.
For comparison of rates of decrease in level of health articles obtained earlier by authors long-term data for the military
personnel serving under the contract during the similar period of time on surface ships and in coastal military units on
Northern fleet are considered. New approach to an assessment of a state of health and its forecasting on the basis of a
probabilistic assessment is offered.
K e y w o r d s: sea medicine, submariners, Kola Polar region, medical examinations, komorbidnost, the closed ecological
system
Прохождение военной службы в условиях
Кольского Заполярья связано с дополнительными
адаптационными нагрузками, которые испытывает
организм моряков от воздействия факторов северно-
го климата, а также от воздействия комплекса фак-
торов обитаемости корабля. Помимо этого, боль-
шинство военнослужащих является мигрантами
первого поколения на Европейский Север и адап-
тация к новым климатическим условиям с ярко
выраженной сезонностью и фотопериодичностью
затягивается у них на многие годы [5]. В условиях
Крайнего Севера ежегодные потери резервов ор-
ганизма достигают 10–15%, по сравнению с более
комфортными условиями средней полосы России,
что со временем приводит к клинической манифе-
стации патологических процессов скрыто протека-
ющей патологии [3].
Установлено, что здоровье человека зави-
сит от образа жизни и материального положе-
ния – на 51,2%, от наследственности на 20,4%,
от окружающей среды – на 19,9%, от эффектив-
ности медицинской службы – на 8,5% [8]. Воен-
но – профессиональная деятельность на Евро-
пейском Севере как минимум вовлекает не менее
70% веса всех факторов, негативно влияющих на
здоровье; суровые климатические условия и об-
раз жизни, сопровождающийся частыми стрес-
сами и физическими нагрузками, пребыванием
в специфических условиях объектов военной
техники (ОВТ).
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 5
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
В настоящей работе мы проанализировали со-
стояние здоровья военнослужащих (мужчин) Се-
верного флота, проходивших службу по контракту
в экипажах подводной лодки в условиях Кольского
Заполярья.
Объекты и методики их исследования
Изучены материалы ежегодного отчёта на-
чальников медицинской службы корабля по форме
3-мед, по разделам, характеризующим состояние
здоровья, показатели заболеваемости и диспансе-
ризации военнослужащих, проходивших службу
в плавсоставе на атомных подводных лодках (ПЛА)
за последние годы (n ≈16 тысяч наблюдений) и ди-
зельных подводных лодок (ДПЛ) (n ≈ 3,1 тысячи на-
блюдений) в межпоходовый период.
С целью построения динамической модели
формирования заболеваний с хроническим тече-
нием в условиях Крайнего Севера, нами проана-
лизирован анамнез 350 старших и высших офице-
ров-подводников, вся служба которых прошла
в плавсоставе в Кольском Заполярье.
Для сравнения темпов снижения уровня здо-
ровья учтены полученные нами ранее многолетние
данные военнослужащих, проходивших службу по
контракту (матросы и старшины, офицеры и мичма-
ны) в аналогичный период времени на надводных
кораблях (n≈25 тысяч наблюдений) и в береговых
воинских частях (n≈260 тысяч наблюдений) на Се-
верном флоте.
По итогам года военнослужащие при про-
ведении углублённого медицинского обследова-
ния (УМО) распределяются по группам здоровья.
К I группе здоровья отнесены военнослужащие,
признанные по результатам УМО «здоровыми, ко
II группе здоровья – «практически здоровые» и к III
группе здоровья – «имеющие хронические заболе-
вания».
Диагнозы, симптомы и признаки заболева-
ний распределены по классам Международной
статистической классификации болезней и про-
блем, связанных со здоровьем десятого пересмотра
(МКБ‑10).
Рассчитывали предложенный И. Л. Мызнико-
вым «коэффициент здоровья» (в усл. ед.) [7]: «КЗ»
= А·100 / (А + 2·Б + 3·В),
где А – доля лиц с I группой здоровья, в%;
Б – доля лиц с II группой здоровья, в%;
В – доля лиц с III группой здоровья, в%;
2 и 3 – коэффициенты.
Уровень заболеваемости в межпоходовый пе-
риод рассчитан в промилле (‰), структура заболе-
ваемости – в процентах (%).
Результаты и их обсуждения
Состояние здоровья военнослужащих из со-
става экипажей ПЛА за рассматриваемый период
времени представлено распределением по группам
здоровья: I группа – 74,2%, II группа – 21,1%, III
группа – 4,7%, «КЗ»=56,9 усл. ед. Подобная стати-
стика на ПЛА у матросов и старшин, проходящих
службу по контракту (МиСк): I группа – 78,1%, II
группа – 19,9%, III группа – 2,0%, «КЗ»=63,0 усл. ед.
Офицеры и мичманы (ОиМ) ПЛА: I группа – 72,4%,
II группа – 21,7%, III группа – 5,9%, «КЗ»=54,23
усл. ед.
За всю численность экипажей ДПЛ подобная
статистика выглядит следующим образом.: I груп-
па – 80,9%, II группа – 10,8%, III группа – 8,3%,
«КЗ»=63,5 усл. ед. У МиСк ДПЛ: I группа – 84,4%,
II группа – 9,8%, III группа – 5,8%, «КЗ»=69,5 усл.
ед.; ОиМ ДПЛ: I группа – 77,5%, II группа – 11,8%,
III группа – 10,7%, «КЗ»=58,2 усл. ед.
Динамика «КЗ» за 11 лет наблюдения в экипа-
жах обоих классов подводных лодок представлена
на рисунке 1. Положительная динамика величины
«КЗ» в экипажах ПЛА в 2003 → 2004 годах была
напрямую связана вступлением в действие новых
требований к состоянию здоровья отдельных кате-
горий военнослужащих, а в 2010 → 2012 годах –
с реформой Вооруженных Силах РФ, когда «фактор
здоровья» учитывался при сохранении в кадрах.
Полученные нами данные позволяют проде-
монстрировать, что темпы расходования резервов
на популяционном уровне отличаются в различных
родах сил у военнослужащих Северного флота.
Это можно продемонстрировать на примере дина-
мики величины «КЗ» в возрастных категориях во-
еннослужащих, проходящих службу по контракту
в береговых войсках и на кораблях (рис. 2). Здесь
уместно заметить, что для службы на корабле отби-
рают более здоровый в физическом и психическом
отношении контингент лиц. А темп утраты здоро-
вья в плавсоставе выше в силу того, что, помимо
неблагоприятных климатических условий Кольско-
го Заполярья, на человека оказывает влияние и сам
ОВТ, условия его обитаемости, формирующиеся,
в том числе, и под воздействием вредных и опасных
факторов, и складывающийся в этой обстановке со-
циальный континуум экипажа на всех этапах учеб-
но–боевой деятельности.
У МиСк ПЛА основной вклад в структуру
первичной заболеваемости вносит класс X (болез-
Рисунок 1. Динамика «коэффициента здоровья»
у подводников.
6 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
ни органов дыхания), его структуру формируют
преимущественно острая патология: респиратор-
но – вирусная инфекция (74,9%), острый тонзиллит
(10,3%), острая внегоспитальная пневмония (3,9%),
острый синусит (8,5%), острый бронхит (7,4%).
Близкая к этой статистика первичной заболеваемо-
сти по классу X и у ОиМ, соответственно: 67,3%,
7,7%, 3,9%, 5,1% и 9,0%.
Показатели первичной заболеваемости в эки-
пажах ПЛА и ДПЛ представлены в таблице 1.
На втором месте у МиСк ПЛА в последние
годы наметился рост впервые выявленных наруше-
ний рефракции (до 67,7% в структуре VII класса),
в то время как у ОиМ впервые выявленные наруше-
ния рефракции не превышают четверти структуры
класса, а сам класс занимает 7-е место.
На третьем месте у МиСк ПЛА – XII класс. Его
структура как и у ОиМ ПЛА формируется на ⅔ ин-
фекцией кожи и подкожной клетчатки.
У ОиМ ПЛА на третьем месте XIII класс, пред-
ставленный на ⅔ дорсопатиями (преимуществен-
но – остеохондроз позвоночника).
Класс I (некоторые инфекционные и парази-
тарные болезни) у всех подводников на ½ представ-
лен микозами, а вторую половину делят вирусная
инфекция, характеризующаяся поражением кожи
и слизистых оболочек, где в ⅔ случаев диагности-
рована ветряная оспа (17,4% класса у ОиМ, 13,3% –
у МиСк), а также инфекция, передающаяся преиму-
щественно половым путем (11,6% класса у ОиМ,
31,1% – у МиСк).
Класс IV (болезни эндокринной системы, рас-
стройства питания и нарушения обмена веществ)
у МиСк представлен на ⅔ заболеваниями щитовид-
ной железы, а у ОиМ – до 80% – алиментарно – кон-
ституциональное ожирение (АКО).
Таблица 1
Некоторые усредненные показатели первичной заболеваемости военнослужащих,
проходивших службу по призыву и по контракту на соединениях подводных лодок по
материалам 2006–2011 годов
Класс забо-
леваний по
МКБ‑10
ПЛА ДПЛ
матросы и
старшины
офицеры и
мичманы
матросы и
старшины
офицеры и мич-
маны
уровень струк-
тура уровень структура Уро-
вень
струк-
тура уровень струк-
тура
I класс 13,04 4,1 10,61 3,16 39,55 6,25 15,9 3,02
II класс 0,87 0,3 4,07 1,21 3,44 0,54 5,02 0,95
III класс – – 0,49 0,15 – – – –
IV класс 1,74 0,5 9,13 2,72 4,3 0,68 11,72 2,23
V класс 4,93 1,5 2,47 0,74 3,44 0,54 5,86 1,11
VI класс 2,32 0,7 6,78 2,02 2,58 0,41 5,02 0,95
VII класс 75,34 23,6 12,58 3,74 12,04 1,9 11,72 2,23
VIII класс 9,27 2,9 15,17 4,52 10,32 1,63 18,41 3,5
IX класс 3,19 1 20,97 6,24 20,64 3,26 24,27 4,61
X класс 113,01 35,4 143,44 42,7 252,79 39,94 205,86 39,11
XI класс 16,23 5,1 23,31 6,94 24,08 3,81 39,33 7,47
XII класс 39,41 12,4 30,46 9,07 68,79 10,87 34,31 6,52
XIII класс 3,77 1,2 27,87 8,3 84,26 13,31 67,78 12,88
XIV класс 6,66 2,1 11,47 3,41 21,5 3,4 8,37 1,59
XVIII класс 4,93 1,5 4,93 1,47 19,78 3,13 25,1 4,77
XIX класс 24,34 7,6 16,28 4,85 65,35 10,33 53,56 10,18
ВСЕГО 319,04 100 335,96 100 632,85 100 526,37 100
ПРИМЕЧАНИЕ: уровень заболеваемости – в‰, структура – в%.
Рисунок 2. Сравнительная характеристика усредненной
динамики величины «коэффициента здоровья» по
возрастным группам в этих категориях военнослужащих,
проходящих службу на Северном флоте экипажах ПЛА
и ДПЛ, по отношению к морякам надводных кораблей
(НК) и береговых воинских частей Северного флота
(СФ). «КЗ» – коэффициент здоровья. Сокращения – по
тексту.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 7
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
Класс V (психические расстройства и рас-
стройства поведения) у ОиМ подводников пред-
ставлен невротическими, связанными со стрессом
и соматоформными расстройствами (соматоформ-
ная дисфункция вегетативной нервной системы),
а у МиСк спектр расстройств шире (до ⅝ – анало-
гичная патология, а также расстройства личности
и поведения, расстройства поведения, связанные
с употреблением психоактивных веществ).
В классе VIII (болезни уха и сосцевидного от-
ростка) у подводников ⅔ – заболевания наружного
уха и ⅓ – внутреннего.
Класс IX (болезни системы кровообращения)
на 70% у МиСк и на 50% у ОиМ за счет болезней,
характеризующихся повышенным кровяным дав-
лением (впервые выявленная гипертензия). У ОиМ
в 20% случаев – ишемическая болезнь сердца.
Болезни органов пищеварения (класс XI без
группы 1) у подводников представлены в следу-
ющей структуре класса (соответственно МиСк
и ОиМ): язвенная болезнь (ЯБ) желудка 1,8%
и 5,3%, ЯБ 12пк 10,7% и 8,5%, гастродуоденит
25,0% и 37,6%, функциональное расстройство же-
лудка 23,2% и 7,9%, острый аппендицит 14,3%
и 8,5%, энтерит и колит 5,4% и 5,3%, трещины
и абсцессы заднего прохода и прямой кишки 8,9%
и 4,8%, болезни желчного пузыря 25,0% и 11,1%.
Болезни мочеполовой системы (класс XIV):
мочекаменная болезнь у МиСк не зарегистрирована
в последние 3 года ни разу, а у ОиМ – 29,0% в струк-
туре класса, болезни мочеполовой системы (цисти-
ты, уретриты) у МиСк – 39,1% и у ОиМ – 30,1%,
болезни мужских половых органов – 52,2% и 31,2%
соответственно.
У военнослужащих из состава экипажей ПЛА
38,0% травм лечилось стационарно, стационарные
случаи травм у ОиМ составили 38,8%, а у МиСк –
36,2%; 2,8% случаев травм закончились летальным
исходом на догоспитальном этапе (ОиМ – 1,4%
и МиСк – 5,8%). В экипажах ДПЛ около 39,0%
травм лечилось стационарно; стационарные слу-
чаи травм у ОиМ составили 31,8%, а у МиСк –
45,3%; 1,4% случаев травм закончились летальным
исходом на догоспитальном этапе (ОиМ – 1,6%
и МиСк – 1,3%).
Наиболее часто у подводников травмы отно-
сились к группе 1 «травмы головы» (S00-S09) –
МиСк – 19,1% структуры XIX класса (ОиМ –
13,6%); группе 9 «травмы колена и голени»
(S80-S89) – 22,6% (16,7%); группе 10 «травмы об-
ласти голеностопного сустава и стопы» (S90-S99) –
19,1% (21,7%); у ОиМ ПЛА также выделялись
группа 3 «травмы грудной клетки» (S20-S29) –
12,9%, а также группа 7 «травмы запястья и кисти»
(S60-S69) – 18,9%.
Как единичные случаи встречались термиче-
ские ожоги, отморожения, отравление лекарствен-
ным средством, поражение светом.
В структуре причин травм в экипажах ПЛА:
0,5% – нарушения техники безопасности; 92,4% –
личная неосторожность; 1,4% – нарушения правил
дорожного движения (ПДД); 2,4% – употребление
алкоголя и его суррогатов; 0,5% – употребление
наркотиков; 0,5% – суицидальные попытки; 2,4% –
прочие причины.
В структуре причин травм в экипажах ДПЛ:
1,1% – нарушение порядка организации вида дея-
тельности, производства работ; 5,6% – нарушения
техники безопасности; 61,1% – личная неосторож-
ность; 2,2% – ПДД; 6,7% – употребление алкоголя
и его суррогатов; 0,5% – употребление наркотиков;
1,1% – суицидальные попытки; 22,2% – прочие при-
чины.
Обстоятельства травм представлены в таблице 2.
Некоторые подводники состоят под диспансер-
ным динамическим наблюдением (ДДН) (табл. 3):
среди офицерского и мичманского состава –146,4‰,
а у МиСк – 59,11‰. Присутствуют лица, состоящие
под ДДН и в составе экипажей ДПЛ, но их уровень
ниже: ОиМ – 66,1‰, а МиСк – 47,3‰. Подобные
различия объясняются более возрастным составом
ОиМ в экипажах ПЛА.
Структура патологии, ставшей причиной на-
хождения моряков под ДДН врача экипажа и вра-
чей – специалистов гарнизонной поликлиники
представлена в таблице 3.
Из таблицы 3 видно, что ведущими в структуре
ДДН на ПЛА являются лица, перенесшие острые
заболевания органов дыхания (X класс), на втором
месте – XI класс (заболевания органов пищеваре-
ния), затем следуют болезни костно – мышечной
системы (преимущественно начальные явления
остеохондроза), болезни системы кровообращения,
характеризующиеся повышением кровяного давле-
ния (IX класс).
В экипажах ДПЛ среди ведущих в структуре
ДДН – XI класс (заболевания органов пищеваре-
ния), а также симптомы, признаки и отклонения от
нормы, выявленные при клинических и лаборатор-
ных исследованиях, не классифицированные в дру-
гих рубриках (XVIII класс).
Случаи ДДН в экипажах ПЛ по IV классу –
это алиментарно – конституциональное ожирение
у подводников.
Некоторые подводники, из числа состоящих
по ДДН, входили в состав экипажей кораблей, со-
вершивших морские походы. Общий уровень их
в составе экипажей составил 355,7‰ ИПЗ, где веду-
щими в структуре были: 48,8% – XI класс, 15,9% –
XVIII класс, 11,6% – XIII класс, 5,5% – IV класс.
В целях более системного изучения форми-
рования хронической патологии у моряков – под-
водников, влияющей на изменение категории год-
ности к службе на подводных лодках, нами были
проанализированы 245 свидетельств о болезни
офицеров (40,8%) и мичманов (59,2%) из состава
8 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
экипажей атомной подводной лодки, в отношении
которых было вынесено экспертное решение «В» –
ограниченно годен и «Д» – не годен к военной
службе. В 75,9% случаев подводники увольнялись
с военной службы досрочно, не достигнув предель-
ного возраста пребывания на действительной воен-
ной службе (офицеры – 79,0%, мичманы – 73,8%).
Практически во всех случаях причиной увольнения
стала сочетанная и комбинированная патология.
Оно и объяснимо. В организме все связано, ни одна
система органов не работает изолированно, именно
слаженность происходящих процессов поддержи-
вает оптимальные функциональные состояния. По-
этому нарушения в одном из сложных механизмов,
поддерживающих уровень адаптации к среде, ведёт
к напряжению других или их частичной или полной
декомпенсации, нарушению регуляторных процес-
сов и механизмов эффективной адаптации.
Обсуждая хроническую патологию уместно
обратить внимание на темпы нарастания патологии
отдельных систем органов у моряков-подводников
при практически постоянном проживании в Коль-
ском Заполярье, которые были получены нами
ранее в 1990-х годах при анализе документально
подтвержденных анамнестических данных у ко-
мандного состава на одном из объединений ПЛА
Северного флота (рис. 3).
Было установлено, что хроническая патоло-
гия в обследованном контингенте встречается у ⅓
военнослужащих, а её формирование завершается
к 17 году службы на Европейском Севере.
Эта патология формируется не изолированно,
а, как правило, в патологический процесс вовлека-
ются различные органы и системы органов, форми-
руя сложное явление болезни. Описать его можно
в рамках концепции коморбидности. Так как оценка
вероятности сопутствующих заболеваний [2, 4] по-
зволяет сформулировать индивидуальный подход
к оценке здоровья специалиста ВМФ, что требует
разработки информационной базы, которая бы по-
Таблица 3
Структура ДДН по классам МКБ‑10
военнослужащих, проходивших службу
в экипажах подводной лодки (в %)
Класс заболе-
ваний
военнослужащие по контракту
матросы
и старшины
офицеры
и мичманы
ПЛА ДПЛ ПЛА ДПЛ
I класс 2,9 1,8 0,3 1,3
II класс 0,5 3,6 1,4 2,5
III класс – 0,3
IV класс 4,4 9,1 4,8 16,5
V класс 4,9 1,6 3,8
VI класс 2,9 1,8 3,8 1,3
VII класс 3,9 3,0
VIII класс 2,0 1,3
IX класс 4,9 14,5 14,7 8,9
X класс 39,2 1,8 33,4 1,3
XI класс 14,7 21,8 16,0 36,7
XII класс 3,9 3,6 0,7 1,3
XIII класс 6,4 9,1 10,9 2,5
XIV класс 4,9 7,3 4,8
XVIII класс 4,4 21,8 2,8 24,1
XIX класс – 3,6 –
ВСЕГО 100,0 100,0 100,0 100,0
Таблица 2
Обстоятельства травм у военнослужащих (в % от общего числа травм по каждой
категории отдельно) по материалам 2006–2011 годов
матросы и старши-
ны офицеры и мичманы
ПЛА ДПЛ ПЛА ДПЛ
Доля в общем объеме травм,% в классе корабля 31,3 60,0 68,7 40,0
Боевое дежурство (служба) 1,5 – – –
Боевая
подготовка
Учения – – – –
занятия – – – –
физподготовка и спорт 1,9 – 3,0 –
другие мероприятия 13,0 – 9,1 –
Несение службы
гарнизонной – – – –
караульной – – – –
внутренней 1,9 – 3,0 –
Эксплуатация
ВВТ
на территории в/части 1,9 – – –
за пределами в/части – – – –
Хозяйственные работы 1,5 – 2,8 –
Строительные работы – – – –
Во внеслужебное время 50,0 50,0 56,6 66,7
Прочие 15,2 31,3 16,6 18,2
ПРИМЕЧАНИЕ: ВВТ – вооружение и военная техника
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 9
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
зволила просчитывать риски здоровью человека,
чей труд связан с большими физическими и психи-
ческими нагрузками.
Изучение свидетельств о болезни, состав-
ленных по результатам обследования с последую-
щим освидетельствованием подводников, вскрыло
структуру основной и сопутствующей патологии,
отнесенной к разным классам МКБ‑10.
Для обобщенной оценки сложности клиниче-
ского диагноза мы ввели величину, рассчитываемую
как отношение количества основных диагнозов за-
болеваний к количеству всех диагностированных со-
путствующих в исследуемой популяции лиц, и обо-
значаемую нами числом коморбидности (см. графу
6 таблицы 4). «Число коморбидности» («ЧК») – это
отношение сопутствующих заболеваний, приходя-
щихся на одно основное, в исследованной когорте
наблюдений. Например, для IV класса «ЧК»=4,62.
Наличие различных, выделяемых в литературе
форм коморбидности (транссиндромальная, транс-
нозологическая, хронологическая) [2] не исклю-
чают возможности рассмотрения основной и со-
путствующей патологии на основе вероятностной
модели [6]. Ведь, отсутствие единого комплексного
научного подхода к оценке коморбидности влечет за
собой некоторые пробелы в клинической практике.
Возможно, предлагаемый нами подход частично ре-
шает и эту задачу.
В рассматриваемом нами ракурсе коморбид-
ность позволяет оценивать влияние вида деятель-
ности на риски и темп утраты здоровья специали-
стами ВМФ.
Одно из перспективных направлений развития
этой работы – формирование медицинских баз дан-
Таблица 4
Распространенность коморбидности у офицеров и мичманов, проходивших службу по
контракту в экипажах атомной подводной лодки по материалам 2006–2011 годов
Класс забо-
левания по
МКБ‑10
Количество диагнозов
«ЧК»
встречаемость класса
как сопутствующего
заболевания
встречаемость класса
как основного
диагноза
общее число
сопутствующих
заболеваний
абс. % абс. % абс. %
1 2 3 4 5 6 7 8
I класс 5 2,04 5 0,53 1,0 1 0,11
II класс 6 2,45 20 2,12 3,33 14 1,48
III класс 1 0,41 4 0,42 4,0 1 0,11
IV класс 47 19,18 217 22,96 4,62 129 13,65
V класс 16 6,53 52 5,5 3,25 - -
VI класс 6 2,45 32 3,39 5,33 52 5,5
VII класс 10 4,08 18 1,9 1,8 74 7,83
VIII класс 3 1,22 7 0,74 2,33 14 1,48
IX класс 78 31,84 368 38,94 4,72 149 15,77
X класс 2 0,82 7 0,74 3,5 36 3,81
XI класс 15 6,12 37 3,92 2,47 212 22,43
XII класс 13 5,31 33 3,49 2,54 16 1,69
XIII класс 24 9,8 85 8,99 3,54 179 18,94
XIV класс 5 2,04 19 2,01 3,8 46 4,87
XVII класс 2 0,82 8 0,85 4,0 11 1,16
XIX класс 12 4,9 33 3,49 2,75 11 1,16
ВСЕГО 245 100 945 100 3,86 945 100
0
10
20
30
40
50
60
70
80
90
100
1 3 5 7 9 11 13 15 17 19 21 23 25 27 29
год службы на Кольском Севере
%
ЖКТ
ССС
КМ
ПРОЧИЕ
ВСЕ
Рисунок 3. Темп нарастания заболеваний с хроническим
течением у плавающего состава на объединении атомных
подводных лодок Северного флота. (ЖКТ – заболевания
органов пищеварения, ССС – заболевания системы
кровообращения, заболевания костно-мышечной
системы и соединительной ткани, КМ – костно –
мышечная система, ПРОЧИЕ – прочие заболевания,
не вошедшие в перечисленные классы, ВСЕ – все
заболевания с хроническим течением, выявленные при
сборе анамнеза)
10 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
ных военно – профессионального риска. Изучение
хронической патологии у плавсостава на больших
выборках даст возможность обеспечить достовер-
ность анализируемой информации, исследовать
процесс в динамике (на интервале времени), учесть
профессиональные особенности труда. Подобный
анализ целесообразно проводить по экспертным
историям болезни и свидетельствам о болезни,
представляемым на утверждение в штатную воен-
но-врачебную комиссию.
Рассмотрим вероятностные модели проявления
коморбидности на примере IV, IX и XI класса (та-
блица 4).
На 47 случаев основных заболеваний по IV
классу пришлось 217 сопутствующих: 2 – по II
классу, 28 – по IV классу, 6 – по VI классу, 15 по
VII – классу, 5 – по VIII, 38 – по IX, 6 – по X классу,
50 – по XI классу, 5 – по XII, 49 – по XIII классу,
11 – по XIV классу, одно – по XVII классу и одно –
по XIX классу.
Мы предлагаем ввести понятие «профиль ко-
морбидности» («ПК», – пропись установленным
порядком обозначения классификации и математи-
ческой символики основного заболевания и веро-
ятности не связанного с другими события сопут-
ствующего заболевания, отнесённого к одному из
выявленных классов болезней) и форму его записи:
основное заболевание и вектор сопутствующих за-
болеваний с вероятностью встречаемости послед-
него относительно основного; запись завершать
указанием редакции пересмотра международной
классификации болезней, по которой она произве-
дена:
«ПК» = IV класс {0,04·II + 0,6·IV + 0,13·VI +
0,32·VII + 0,11·VIII +
+ 0,81·IX + 0,13·X + 1,06·XI + 0,11·XII +
1,04·XIII + 0,23·XIV+
+ 0,02·XVII + 0,02·XIX}; МКБ‑10
На основе этой прописи можно дать комплекс-
ную клинико-экспертную оценку состояния здо-
ровья, под которой мы понимаем основанный на
результатах расширенного полноценного обследо-
вания прогноз динамики течения имеющихся за-
болеваний с учетом их взаимного отягощения при
соблюдении врачебных рекомендаций в условиях
конкретной профессиональной деятельности во-
еннослужащего на ближайшую перспективу. Как
первый шаг практического применения методи-
ки – оценка группы экспертных военнослужащих,
а в дальнейшем, – по мере накопления числа на-
блюдений, – выход и на индивидуальный прогноз,
а, следовательно, и на индивидуальную реабилита-
ционную программу.
Отдельного внимания заслуживает АКО, ко-
торое среди сопутствующих заболеваний у под-
водников встречалось в 14,9% свидетельств о бо-
лезни. Причем 44,7% от числа всех случаев АКО
пришлось как сопутствующее заболевание в IX
классе, 19,2% – в IV классе, 6,38% в XII классе. Из
числа лиц, основной диагноз которых был отнесен
к IX классу, АКО диагностировано у 80,8% человек.
Аналогичная статистика для IV класса составила
57,5%, а для XII класса – 69,2%. Эта сохраняюща-
яся неблагоприятная ситуация с ожирением у под-
водников требует своего дальнейшего комплексного
исследования, о чём мы уже говорили ранее.
Подобная клинико-экспертная оценка состоя-
ния здоровья моряка позволяет рассчитать вероят-
ности того или иного профиля коморбидности [5].
Например, вероятность полного профиля для ос-
новного заболевания, отнесенного к IV классу, со-
ставляет P(all) = 1,29·Е‑10, вероятность сочетания
других, наиболее часто упоминаемых сопутствую-
щих заболеваний при основном, отнесенном к IV
классу МКБ‑10, представлены ниже:
P1(IV класс; IX+XI) = 0,8586;
P2(IV класс; IX+XIII) = 0,1352;
P3(IV класс; IX+XI+XIII) = 0,8929;
P4(IV класс; IV+IX+XI+XIII) = 0,5358.
Аналогично составим пропись для IX класса
МКБ‑10:
«ПК» = IX класс{0,05·II + 0,73·IV + 0,32·VI +
0,28·VII + 0,08·VIII +
+ 0,83·IX + 0,17·X + 1,01·XI + 0,06·XII +
0,85·XIII + 0,24·XIV+
+ 0,05·XVII + 0,04·XIX}; МКБ‑10
P(IX класс; all) = 9,13·Е‑10;
P1(IX класс; IX+XI) = 0,8383;
P2(IX класс; IX+XIII) = 0,1445;
P3(IX класс; IX+XI+XIII) = 0,7126;
P4(IX класс; IV+IX+XI+XIII) = 0,5202.
Пропись профиля коморбидности в отношении
болезней органов пищеварения (класс XI без груп-
пы 1 «болезни полости рта, слюнных желёз и челю-
стей») выглядит следующим образом:
«ПК» = XI класс{0,07·II + 0,07·III + 0,07·IV +
0,27·VII + 0,47·IX +
+ 0,27·X + 0,87·XI + 0,07·XII + 0,2·XIII +
+ 0,07·XIV+ 0,07·XVII}; МКБ‑10
P(IX класс; all) = 7,01·Е‑10;
P1(IX класс; IX+XI) = 0,4089;
P2(IX класс; IX+XIII) = 0,054;
P3(IX класс; IX+XI+XIII) = 0,0818;
P4(IX класс; IV+IX+XI+XIII) = 0,0057.
Пропись профиля коморбидности в отношении
болезней, отнесённых к классу XIII МКБ‑10 («бо-
лезни костно-мышечной системы и соединительной
ткани»):
«ПК» = XIII класс{0,04·II + 0,29·IV + 0,33·VI
+ 0,33·VII + 0,04·VIII +
+ 0,5·IX + 0,38·X + 0,83·XI + 0,13·XII +
0,46·XIII +
+ 0,13·XIV+ 0,08·XIX}; МКБ‑10
P(XIII класс; all) = 4,96·Е‑9;
P1(XIII класс; IX+XI) = 0,415;
P2(XIII класс; IX+XIII) = 0,1748;
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 11
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
P3(XIII класс; IX+XI+XIII) = 0,1909;
P4(XIII класс; IV+IX+XI+XIII) = 0,0554.
Аналогично можно расписать, взяв в качестве
классификации, и отдельные нозологические фор-
мы. Все будет зависеть от поставленной задачи
и цели исследования.
На этой методической основе мы предлагаем
рассматривать сочетание основного заболевания
с сопутствующим при вероятности 0,4 и более как
неслучайную коморбидность, от 0,7 до 0,95 – как
взаимосвязанную патологию, а при 0,95 и более –
как конкурирующую патологию. Подобный подход
позволяет увидеть формирование профессионально
обусловленной патологии у подводников, а также
в клинических исследованиях формировать группы
не с отдельной рафинированной патологией, делая
коморбидность критерием исключения, а рассма-
тривать патологический процесс системно.
Заключение
Таким образом, регулярно проводимый со-
циально – гигиенический мониторинг состояния
здоровья подводников и исследование вопросов
формирования патологии в рамках специфики их
военно – профессиональной деятельности позво-
ляет моделировать процессы формирования уровня
и качества здоровья в экипажах подводной лодки,
а предложенные в настоящей работе новые методи-
ческие подходы дают инструмент исследования ин-
дивидуального уровня здоровья специалиста ВМФ,
на этой основе можно повысить эффективность
программы оздоровления как в рамках первичной,
так и вторичной профилактики, разрабатывать ор-
ганизационные и технические средства защиты
специалиста от воздействия внешних эффектов,
сопровождающих повседневную учебно – боевую
деятельность. Это позволяет предложить дополни-
тельные критерии отбора кандидатов на замещение
должностей, динамически адаптировать систему
медицинского обеспечения, в первую очередь, –
объем диспансеризации.
Военно – профессиональная деятельность эки-
пажей ПЛА и ДПЛ со свойственным им большим
спектром вредных факторов, оказывающим нега-
тивное влияние на здоровье моряков приводит к бо-
лее высокому темпу снижения качества здоровья по
сравнению с военнослужащими этого же региона,
проходящими службу в береговых частях.
Среди подводников, по причине перенесенных
острых и имеемых хронических заболеваний, под
ДДН может состоять до 14% численности экипа-
жей.
Существенное увеличение социальной
и страховой защищенности военнослужащего,
произошедшее в последнее время, выводит на
передний план организацию и проведение все-
стороннего исследования коморбидности у во-
еннослужащих, и в первую очередь, проходящих
службу в неблагоприятных условиях среды, а так-
же применения организационных мер для сохра-
нения и восстановления их военно – профессио-
нального здоровья.
Литература
1. Венцель Е. С. Теория вероятностей. М.: На-
ука. – 1969. – 576 с.
Ventsel’ E. S. Probability theory. – Moscow:
Nauka, 1969: 576 p. (in Russian).
1. Верткин А. Л. Коморбидность / А. Л. Верт-
кин, М. А. Румянцев, А. С. Скотников, Е. Д. Ларюш-
кина, И. В. Соколова, М. А. Фельдман, А. С. Русако-
ва, О. Ю. Шевцова, Е. Н. Шелягина, М. М. Боташева,
А. Д. Ягудаев // Вестник семейной медицины. –
2011. – № 3. – С. 40–47.
Vertkin A. L., Rumyantsev M. A., Skotnikov A. S.
et al. Comorbidity / / Vestnik semeynoy meditsiny. –
2011. –№ 3. – P. 40–47 (in Russian).
2. Деденко И. И. К вопросу о взаимосвязи функ-
циональных изменений и состояния здоровья с фак-
торами климата Крайнего Севера (обзор) / И. И. Де-
денко, Р. В. Борисенкова, Б. В. Устюшин и др. // Гиг.
и сан. – 1990. – № 7. – С. 4–9.
Dedenko I. I., Borisenkova R. V.,
Ustyushin B. V., Shmonin A. E., Sineva E. L.,
Rushkevich O. P., Marushkin V. E., Kagirov V. N.,
Ershova T. N. Interrelations between functional changes
and health status and climatic factors of Extreme North
(review). Gigiena i sanitariya. 1990; 7: 4–9. (in Russian)
3. Махов В. М. Коморбидность дисфункци-
ональных расстройств органов пищеварения/
В. М. Махов, Л. В. Ромасенко, Т. В. Турко // Русский
медицинский журнал. Болезни органов пищеваре-
ния. – 2007. – Т. 9., № 2. – С. 37–42.
Makhov V. M., Romasenko L.V, Turko TV.
Comorbidity of digestive dysfunctions / / Russkiy
meditsinskiy zhurnal. Bolezni organov pishchevareniya.
– 2007. – v. 9. – 2. – P. 37–42 (in
Russian).
4. Мызников И. Л. Медико – физиологические
особенности боевой подготовки экипажей атомной
подводной лодки / В. В. Довгуша, И. Л. Мызников,
С. А. Шалабодов, О. К. Бумай //Военно – медицин-
ский журнал, 2009. – № 10. – С. 46–53.
Myznikov I.L Dovgusha V. V., Shalabodov S. A.,
Bumay O. K. Medical-physiological characteristics of
combat training of nuclear-power submarine crews //
Voen Med Zh/ – 2009. –№ 10. – Р. 46–53.(in Russian).
5. Мызников И. Л. Исследование коморбид-
ности у моряков / И. Л. Мызников, Н. В. Аскерко,
Л. И. Устименко, А. В. Милошевский// X Всерос-
сийская НПК «Боевой стресс. Медико-психоло-
гическая реабилитация лиц опасных профессий»
29–30 ноября 2012 года/ под общ ред. В. В. Доб-
12 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
ржанского. – Москва: Б.и., 2012. – С. 278–279.
Myznikov I. L., Askerko N. V., Ustimenko L. I.,
Miloshevskiy A. V. Study of comorbidity in sailors.
In: W. Dobrzhanskyi, ed. Proc. of X Russian Research
and practical conference «Combat stress. Medical and
psychologic rehabilitation of risky occupations», 29–30
November 2012. – Moscow: B.i., 2012. – P. 278–279
(in Russian).
6. Мызников И. Л. «Коэффициент здоровья»
как инструмент сравнительной оценки качества
здоровья в воинских коллективах/ И. Л. Мызников//
Здоровье. Медицинская экология. Наука. – 2012. –
№ 1–2 (47–48) – С. 202.
Myznikov I. L. «Health coefficient» as a tool for
comparative evaluation of health quality in military
groups / / Zdorov’e. Meditsinskaya ekologiya. Nauka.
– 2012. – 1–2 (47–48) . – P. 202 (in Russian).
7. Федосеев Г. В. Актовая речь на I Конгрессе
терапевтов Санкт-Петербурга 20 февраля 2002 года.
Здоровый и больной человек, общество и здраво-
охранение (медико – социальные данные). Часть
первая. / Г.В Федосеев, Н. И. Вишняков, К. Н. Кря-
кунов // Врачебные ведомости. – № 2 (20). – 2002. –
С. 9–14.
Fedoseyev GV Acts of speech at the I Congress of
Physicians St. – Peter Burg February 20, 2002. Healthy
and sick people, society and sensibly-Saving (health –
social data). Part One. / GV Fedoseyev, N. I. Vishnyakov,
KN Kryakunov // Physician vedomosti. – № 2 (20). –
2002. – P. 9–14.
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2015
УДК 627.77
Эвакуация больных и пострадавших
с аварийных морских судов на берег
в поисково-спасательных районах
ответственности Российской Федерации
К.В. Логунов1, 2, Н.Н.Гурин1, О.К. Бумай3
1 Санкт-Петербургский клинический комплекс ФГБУ «Национальный медико-хирургический Центр им. Н. И. Пи-
рогова» Минздрава России, Санкт-Петербург, info@telemed-russia.com; 2 ООО «Медикон», Санкт-Петербург; 3
ФГУП НИИ промышленной и морской медицины ФМБА России, Санкт-Петербург
По материалам ГМСКЦ ФБУ «Морспасслужба Росморречфлота» о 20 случаях эвакуации пострадавших и забо-
левших с аварийных морских судов дана оценка структуры и основных причин нарушений здоровья плавсостава,
требующих неотложной эвакуации в береговые медицинские организации, и возможной фактической потреб-
ности морских спасательных служб, оперирующих в зонах ответственности Российской Федерации, в медицин-
ских услугах, в том числе в услугах скорой медицинской помощи.
Ключевые слова: авария морского судна; морская медицина; неотложная помощь; острые заболевания и травмы
у лиц плавсостава; медицинская эвакуация
Logunov K. V., Gurin N. N., Bumay O. K.
MEDEVAC OPERATIONS DUE TO SHIP ACCIDENTS IN RUSSIAN SAR REGION20 MRCC-Russia MEDEVAC SARoperations
due to ship accidents through 2009–2013 illustrate the structure and underlying causes of health problems in
seafarers and actualizes challenges, objectives and priorities for Russian Rescue and Emergency Services at Sea.
Key-words: ship accidents; maritime health; urgent care; acute illness and injury in seafarers; medical evacuation
Введение.
Международная конвенция по поиску и спасанию на море, ратифицированная нашей страной в 1988 г.,
создала глобальную систему поиска и спасания людей, терпящих бедствие на море: мировой океан по-
крыт сетью поисково-спасательных районов, в которых государства, в том числе и Российская Федерация,
взяли на себя ответственность за организацию поиска и спасания людей, независимо от их статуса, на-
циональной принадлежности и обстоятельств, при которых люди оказались в бедственном положении.
В России функции поиска и спасания на море возложены на Федеральное агентство морского и речного
транспорта (Росморречфлот), исполнителем является Морская спасательная служба с Государственным
морским спасательно-координационным центром (ГМСКЦ) в Москве и спасательно-координационными
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 13
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
центрами (МСКЦ) и спасательными подцентрами
(МСПЦ) на морских бассейнах. В настоящее вре-
мя функционируют шесть МСКЦ (в Мурманске,
Санкт-Петербурге, Калининграде, Новороссийске,
Астрахани, Владивостоке) и пять МСПЦ (в Архан-
гельске, Южно-Сахалинске, Петропавловске-Кам-
чатском, Тамани, Тикси). Планируется создание но-
вого МСКЦ в Диксоне и МСПЦ в Певеке. Ежегодно
российские морские спасательные центры прини-
мают и обрабатывают чуть более 700 аварийных
сигналов, каждый шестой из которых инициирует
поисково-спасательную операцию (около 120 в год).
Силы и средства Морской спасательной служ-
бы не имеют и не предполагают наличия в штате
спасательных центров медицинских работников.
Если при проведении морских поисково-спаса-
тельных операций возникает потребность в специ-
альной медицинской экспертизе, установленным
порядком организуется взаимодействие с ведом-
ственными или территориальными медицинскими
организациями. К сожалению, нормативные право-
вые акты, регламентирующие взаимодействие ор-
ганов исполнительной власти, аварийно-спасатель-
ных служб министерств, ведомств и организаций
при проведении работ по поиску и спасанию людей
на море и в водных бассейнах Российской Феде-
рации (Постановление Правительства Российской
Федерации от 26.08.1995 г. № 834 и др.), в вопросах
медицинского обеспечения не учитывают реалий
сегодняшнего дня.
Специальных лечебно-профилактических уч-
реждений на водном транспорте (бассейновых
больниц), с которыми как бы должны взаимодей-
ствовать морские спасательные центры, уже давно
нет. В случае необходимости дежурному капитану-
координатору просто негде получить грамотные ме-
дицинские рекомендации, т. е. не исполняется тре-
бование § 4 п. 6.1.3 гл. 6 Международной конвенции
по поиску и спасанию на море (о содействии оказа-
нию срочной медицинской помощи и предоставле-
нии консультаций судам, не имеющим врача, через
систему судовых сообщений). Сервис медицинской
поддержки морских спасательных операций необ-
ходимо создавать заново. [1]
Для организации полноценного медицинского
обеспечения морских поисково-спасательных опе-
раций в зонах ответственности Российской Феде-
рации необходим специальный профессиональный
медицинский анализ (анализ с точки зрения меди-
цинской науки и практики) фактического материа-
ла, характеризующего соответствующие направле-
ния работы Морской спасательной службы.
Цель исследования.
Оценить современный уровень медицинской
поддержки морских поисково-спасательных опе-
раций в зонах ответственности Российской Фе-
дерации и возможную фактическую потребность
российских морских спасательных центров в меди-
цинских услугах.
Материалы и методы.
Проанализированы данные Государственного
морского спасательно-координационного центра
Морской спасательной службы Федерального агент-
ства морского и речного флота Министерства транс-
порта Российской Федерации (ГМСКЦ ФБУ «Мор-
спасслужба Росморречфлота») о случаях эвакуации
с морских судов лиц плавсостава и пассажиров, за-
болевших и пострадавших при несчастных случаях
(эвакуации по состоянию здоровья или медицинской
эвакуации), в зонах ответственности Российской
Федерации за пять лет (2009–2013 гг.).[2] Данные,
полученные методом сплошного отбора основной
учетной информации, регистрируемой дежурными
капитанами-координаторами российских спаса-
тельных центров основных поисково-спасательных
районов, сведены в таблицу и в дальнейшем подвер-
гнуты анализу в программной оболочке Microsoft
Excel из пакета Microsoft Office 2013.
Результаты.
Всего состоялось 205 спасательных операций
по эвакуации больных и пострадавших с морских
судов на берег. Граждане РФ нуждались в спасании
в 169 случаях, в 36 – эвакуировали иностранных
граждан. На Балтийский бассейн (поисково-спа-
сательный район) пришлось 27 случаев, на Север-
ный – 50, на Азово-Черноморский – четыре, на
Каспийский – 70, на Дальневосточный – 54. Сред-
няя продолжительность спасательной операции,
связанной с медицинской эвакуацией, составила 14
час. (n=120, 1…91 час). В Северном бассейне она
занимала 10 часов (n=4, 3…20), в Азово-Черномор-
ском – 14 (n=2, 7…21), в Каспийском – 11 (n=67,
1…91), в Дальневосточный – 18 час (n=47, 2…66).
В 185 случаях необходимость эвакуации была
обусловлена острым (или обострением хроническо-
го) заболеванием или травмой (отравлением), никак
не связанными с аварией судна, средняя продолжи-
тельность спасательной операции в этих ситуациях
составила 13 час (n=107, 1…91 час). Следствием
аварии судна было 20 эпизодов медицинской эва-
куации: в Балтийском бассейне – один, в Север-
ном – четыре и в Дальневосточном – 15. Средняя
продолжительность спасательной операции – 22
часа (n=13, 2…63 часа), 15 происшествий произо-
шло с гражданами Российской Федерации (всего 23
человека), пять – с иностранцами (7 чел.).
Во всех 20 случаях, прямо обусловленных ава-
рией судна, потребовалась эвакуация 30 постра-
давших: три случая по три пострадавших, четыре
случая по два и 13 по одному, в среднем, 1,5 постра-
давших на каждую аварию. Иными словами, в 65%
аварий число пострадавших не превысило 5% чис-
ленности экипажа судна, в 20% случаев пострадало
14 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
до 10% личного состава, в 15% аварий число по-
страдавших составило 15% численности экипажа.
Девять раз эвакуацию проводили вертолетом
(всего 10 вылетов, один раз потребовалось выпол-
нить два рейса для вывоза трех пострадавших),
в семи случаях – попутными (проходящими) суда-
ми, в четырех – специально высланным катером.
В трех случаях из 20 эпизодов эвакуации (шесть
пострадавших из 30) спасательная операция завер-
шена передачей эвакуированных дежурной бригаде
прибывшей кареты скорой медицинской помощи,
в остальных 17 случаях судьба пострадавших про-
слежена до стационарного этапа.
В процессе эвакуации (вертолетом) умер один
больной (в коме).
На 30 эвакуированных в связи с аварией суд-
на обострения хронических заболеваний (острая
сердечная недостаточность) наблюдались у двух
человек, механические повреждения – у 25, пере-
охлаждения/отморожения – у двух, острые отрав-
ления – у одного человека. Подробнее структура
нарушений здоровья, зафиксированных в учетных
документах спасательных центров, выглядит следу-
ющим образом.
Механические повреждения потребовали эва-
куации в 85% случаев, холодовая травма (пере-
охлаждения/отморожения) – в 5%, обострения
хронических заболеваний – в 5%, острые отравле-
ния – в 5%, приблизительная нозологическая струк-
тура повреждений выглядит так:
• травмы конечностей – около 40%
• черепно-мозговая травма – около 25%
• повреждения позвоночника – около 10%
• травма груди – около 10%
• другие повреждения (обострения хрониче-
ских заболеваний, отравления, переохлаждения/от-
морожения) – около 15%
Обсуждение результатов.
Ситуации, требующие внимания специалистов
со специальным профессиональным медицинским
образованием, возникают в работе Морской спаса-
тельной службы достаточно часто. Операции по ор-
ганизации неотложной эвакуации больных и постра-
давших с морских судов составляют около трети всех
поисково-спасательных операций в зонах ответствен-
ности Российской Федерации. Каждая двадцатая из
всех операций помощи аварийным судам, координи-
руемых российскими спасательными центрами, тре-
бует одновременной организации эвакуации на берег
больных и пострадавших. Соответственно, проблему
специализированной медицинской поддержки мор-
ских спасательных операций в современных услови-
ях следует признать актуальной.
Частота аварий судов, сопровождающихся по-
явлением пострадавших, требующих неотложной
эвакуации в береговые медицинские учреждения,
и реальное число таких пострадавших вполне удов-
летворительно описываются известными простыми
математическими моделями. Выявленная выше за-
кономерность частоты аварий, требующих эвакуа-
ции различного числа пострадавших, укладывается
в так называемый принцип Парето (80:20), в 85%
случаев аварий число пострадавших не превышает
10% численности экипажа, в 15% случаев может
пострадать 15% или более.
Если заболевшего космонавта при необходимо-
сти можно вернуть с околоземной орбиты на родную
почву в течение нескольких часов, аналогичная эваку-
Таблица.
Способы эвакуации больных и пострадавших с аварийных судов
Способ эвакуации Гражданство Всего: Среднее время спасательной
РФ Иностр. операции, час.
Вертолет 8 1 9 17 (3…24)
Катер 2 2 4 14 (2…29)
Судно 5 2 7 31 (7…63)
Итого: 15 5 20 –
Среднее время спаса-
тельной операции, час. 19 (2…63) 25 (12…39) – 22 (2…63)
Диаграмма.
Структура поражений при авариях
морских судов, потребовавших
неотложной эвакуации в береговые
медицинские организации
повреждения
позвоночника
10%
травма груди
10%
травмы конечно-
стей 40%
черепно-
мозговая
травма 25%
другие
15%
холодовая
травма 5%
обострения
хр. заболе-
ваний 5%
отравле-
ния 5%
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 15
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
ация моряка с судна на берег в некоторых ситуациях
невозможна в течение многих дней. Средний срок
медицинской эвакуации пострадавших с аварийных
судов в нашем исследовании составил почти сутки –
22 часа. То есть при аварии на море пострадавшие,
нуждающиеся в специализированном лечении, в те-
чение суток остаются вообще без медицинской по-
мощи (на торговых судах нет медицинского персона-
ла). Поздняя госпитализация – очень важный фактор,
осложняющий организацию медицинской помощи.
В здравоохранении на водном транспорте это не де-
фект, а неустранимая особенность. И стационарные
этапы всех видов скорой медицинской помощи к тако-
му повороту событий должны быть готовы.
Длительный характер медицинской эвакуации
на море не только осложняет последующее лече-
ние в стационаре, но вносит в повестку дня слож-
нейшую для современного российского здравоох-
ранения юридическую и методическую проблему
организации само и взаимопомощи на борту судов.
Международные морские конвенции (MLC2006,
STCW 1995 и др.) и сложившаяся деловая прак-
тика полагают, что моряки торговых судов могут
и должны оказывать друг другу элементарное ме-
дицинское пособие, включающее применение по
жизненным показаниям лекарственных средств
и выполнение некоторых инвазивных лечебно-диа-
гностических вмешательств, в обыденной жизни
традиционно предполагающих наличие у исполни-
теля специального профессионального медицин-
ского образования (например, внутримышечные
и даже внутривенные инъекции и инфузии, само-
стоятельное введение наркотических анальгетиков,
катетеризация мочевого пузыря и мн. др.), при необ-
ходимости они пользуются сервисом медицинских
консультаций по современным каналам связи.[3]
Отечественное законодательство в области охраны
здоровья все эти возможности категорически от-
рицает, оставляя больных и пострадавших на бор-
ту судов без права на получение разумной и научно
обоснованной помощи.[4]
Вопреки сложившемуся обывательскому мнению
эвакуация вертолетом не имеет радикальных преиму-
ществ перед более традиционными «тихоходными»
средствами в плане возможного сокращения сроков
доставки пострадавших на берег, по крайней мере,
для случаев аварий на море. Спасательная операция
по неотложной эвакуации пострадавших с аварийного
судна на берег растягивается на полтора десятка часов
и при использовании вертолета, и в случае отправки
к месту происшествия катера (см. табл.). Наибольшей
длительностью отличаются операции с задействова-
нием попутно следующих судов.
Выявленная общая нозологическая структура на-
рушений здоровья, сопровождающих морские аварии,
соответствует представлениям, сложившимся в совре-
менной литературе. [5] Велика доля травм конечностей,
повреждений головы, тяжелых сочетанных травм.
При анализе оснований к эвакуации пострадавших
с аварийных судов обращает на себя внимание сле-
дующее. Формулировки наименований расстройств
здоровья, определивших необходимость проведения
спасательных операций, очень далеки от сложившей-
ся в практическом здравоохранении диагностической
номенклатуры. В учетных документах Морспасслуж-
бы коды МКБ‑10, конечно же, не используются, что
соответственно нивелирует ценность собираемой ин-
формации для прямого международного сравнения
(в медицинских целях) и осложняет научный анализ.
С врачебной точки зрения не всегда понятна
логика управленческих решений и логистические
схемы эвакуации. Нередко – до 15% случаев – ос-
нованием к проведению морской спасательных опе-
раций послужил весьма расплывчатый диагноз –
«травма». В эвакуации пострадавших с «травмой
пальца» (два чел.) были задействованы вертолет
и катер, а пострадавшего с «ушибом грудной клетки,
осложненным закрытым пневмотораксом и нарас-
тающей эмфиземой» эвакуировали проходившим
судном, следовавшим в попутном направлении.
Возможно, если бы дежурные капитаны-координа-
торы российских морских спасательных центров
имели полноценную медицинскую поддержку, при-
нимаемые решения были бы иными.
Кроме того, информация о нозологической
структуре повреждений здоровья, обусловивших
необходимость медицинской эвакуации постра-
давших с аварийных судов на берег, заслуживает
внимания при планировании и реализации прак-
тических мероприятий, связанных с медицинским
обслуживанием морского флота: при обновлении
отечественных норм по комплектованию аптечек
первой помощи для морских торговых и рыбопро-
мысловых судов,[6] при составлении программ под-
готовки врачей и среднего медицинского персонала,
при планировании взаимодействия территориаль-
ных служб скорой (в том числе скорой специализи-
рованной) медицинской помощи и ведомственных
спасательных подразделений и т. п. Сегодня они
опираются не столько на фактический материал
и практический опыт, сколько на субъективное мне-
ние отдельных экспертов, считающих себя специ-
алистами в указанных проблемах.
Выводы.
Практический опыт морских спасательных
операций, связанных с неотложной эвакуацией
больных и пострадавших с аварийных судов на бе-
рег, демонстрирует актуальность более широкого
использования специальных профессиональных ме-
дицинских знаний в работе Морской спасательной
службы Федерального агентства морского и реч-
ного флота Министерства транспорта Российской
Федерации. Дежурным капитанам-координаторам
морских спасательных центров необходима специ-
альная профессиональная медицинская поддержка.
16 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
Список литературы.
(Endnotes)
1. Будиев А. Ю., Лупачев В. В., Логу-
нов К. В. Медицинские проблемы Арктики // Вест-
ник Северного (Арктического) федерального уни-
верситета. Серия: Естественные науки. – 2013.
– № 3. – С. 163–165.
2. Иванченко А. В., Сосюкин А. Е., Бумай О. К.,
Верведа А. Б., Абакумов А. А. К вопросу об эваку-
ации по медицинским показаниям моряков с борта
судна // Морской вестник. – 2015. – Т. 53, № 1. –
С. 97–100.
3. Логунов К. В. Международное правовое ре-
гулирование медицинского обеспечения плавсоста-
ва морских торговых и рыбопромысловых судов. –
СПб: Изд-во СЗГМУ им. И. И. Мечникова, 2013.
– 35 с. 4 . Logunov K. V. Maritime medicine in Russia
// Int Marit Health. – 2001. – Vol.52, № 1–4. – P. 145–
147.
5. Синьков А. П. Медицинская помощь моря-
кам при авариях м катастрофах на море (клиника,
диагностика). – СПб: Издательский дом СПбМАПО,
2007. – 30 с. 6 . Логунов К. В. Судовая аптечка:
снабжение судов лекарственными средствами и из-
делиями медицинского назначения. – СПб: Изд-во
СЗГМУ им. И. И. Мечникова, 2013. – 15 с.
©В.С. Черный, М. В. Александров, 2015
УДК 614.8
Источники химической опасности
в приморских портовых городах
1ЧЕРНЫЙ В.С.; 2АЛЕКСАНДРОВ М.В.
1Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова, г. Санкт-Петербург, Россия, e-mail: 9297911@mail.ru; 2НИИ ско-
рой помощи им. И. И. Джанелидзе, г. Санкт-Петербург, Россия, e-mail: mdoktor@yandex.ru.
К л ю ч е в ы е с л о в а: химическая опасность, порт, Военно-морской флот, очаг химического поражения,
факторы химической обстановки.
Р е з ю м е. Проанализированы источники химической опасности в приморских портовых городах, где располо-
жены пункты базирования Военно-морского флота. Эти города насыщены потенциально опасными объектами
промышленности и Военно-морского флота, содержащими высокие объемы хранения токсичных химических
веществ. Аварии на указанных объектах могут стать причиной массового поражения населения и личного со-
става флота. В каждой конкретной чрезвычайной ситуации возможно свое сочетание факторов химической
обстановки: масштаб и стойкость химического заражения, скорость возникновения острого поражения, харак-
тер преимущественного токсического действия. Это необходимо учитывать при планировании медицинских
мероприятий ликвидации последствии аварийной ситуации.
Chernyy B. C., Aleksandrov M. V. SOURCES OF CHEMICAL DANGER IN SEASIDE SEAPORTS. Sources of chemical
danger in seaside seaports where points of basing of Navy are located are analysed. These cities are sated with potentially
dangerous objects of the industry and Navy containing high volumes of storage of toxic chemicals. Accidents on the specified
objects can become the reason of mass defeat of the population and staff of fleet. In each concrete emergency situation the
combination of factors of a chemical situation is possible: scale and firmness of chemical infection, speed of emergence
of sharp defeat, nature of primary toxic action. It needs to be considered when planning medical actions of elimination an
emergency consequence.
K e y w o r d s: chemical danger, port, Navy, center of chemical defeat, factors of a chemical situation.
Особенностью инфраструктуры приморских районов является высокая степень концентрации в портовых го-
родах предприятий пищевой и химической промышленности. Возникновение чрезвычайных ситуаций на таких
предприятиях могут приводить к воздействию на здоровье человека токсических веществ. Особую актуаль-
ность это приобретает для районов базирования Военно-морского флота (ВМФ), где также имеются потенци-
ально опасные химические объекты.
Целью исследования явилось определение ис-
точников химической опасности в приморских пор-
товых городах, где расположены пункты базирова-
ния ВМФ.
Под источниками химической опасности по-
нимаются объекты, содержащие аварийно опасные
химические вещества (АОХВ), при авариях или раз-
рушении на которых могут возникать очаги массо-
вых химических поражений и отравлений. Условно
потенциально опасные объекты могут быть разде-
лены на объекты промышленности и объекты ВМФ
с большими объемами хранения и использования
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 17
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
АОХВ.
В приморских портовых городах находится
большое количество промышленных объектов, со-
держащих АОХВ. К таким объектам могут быть
отнесены крупные хладокомбинаты, рыбоперера-
батывающие производства, станции обеззаражива-
ния воды и стоков, терминалы по перегрузке нефти
и нефтепродуктов и др. На этих объектах может соз-
даваться запас АОХВ в емкостях, рассчитанный на
несколько суток бесперебойной работы, что создает
высокий риск формирования очагов химического
поражения при авариях [4, 6].
На приморских территориях, где находятся
пункты базирования ВМФ, расположено более 2400
предприятий промышленности (таблица 1).
Как видно из данных таблицы 1, более 45%
всех предприятий – это предприятия пищевой, хи-
мической и фармацевтической отраслей, где скон-
центрированы основные запасы АОХВ.
Например, в непосредственной близости
к пунктам базирования Северного флота на терри-
тории Мурманской области насчитывается более 50
химически опасных промышленных объектов. Это
предприятия, использующие в своей работе хлор,
аммиак, концентрированные кислоты и щелочи. На
40 объектах экономики сосредоточены запасы хло-
ра общим объемом около 500 т, на 13 объектах эко-
номики используется аммиак (общий объем более
200 т), суммарные запасы серной кислоты оценива-
ются в 800 т.
Рассматривая объекты ВМФ, необходимо отме-
тить, что наибольшие запасы АОХВ сосредоточены
на Северном и Тихоокеанском флотах. В пунктах
базирования этих флотов в Мурманской и Архан-
гельской областях, Приморском и Камчатском краях
находится более 60% наиболее значимых потенци-
ально опасных химических объектов ВМФ. Многие
из таких объектов построены более 40 лет назад
и работы ведутся на них по устаревшим техноло-
гиям. В результате существенно возрастает вероят-
ность возникновения аварийных ситуаций.
Как показывает анализ, основными причинами
массового поражения личного состава ВМФ и насе-
ления флотских гарнизонов АОХВ могут стать:
– разрушение объектов, содержащих АОХВ,
в результате природных или техногенных ката-
строф;
– аварии при транспортировке и погрузке ракет
с проливом ракетного топлива или горючего;
– аварии при транспортировке, приеме, хране-
нии, выдаче и применении ядовитых технических
жидкостей;
– целенаправленное разрушение объектов, со-
держащих АОХВ в результате террористического
акта.
Таким образом, приморские районы, где рас-
положены пункты базирования ВМФ, насыщены
потенциально опасными объектами, содержащими
высокие объемы хранения АОХВ. Это предприятия
промышленности и объекты ВМФ, аварии на кото-
Таблица 1
Предприятия промышленности приморских регионов Российской Федерации,
на территории которых расположены пункты базирования ВМФ [3]

п/п Приморский регион Флот
Количество предприятий
по некоторым отраслям промышленности
Всего предприятий
угледобывающая
нефтедобывающая
пищевая
химическая и фармацев-
тическая
металлургическая
1 Мурманская область СФ 1 1 153 8 7 305
2 Архангельская область - 4 58 6 2 192
3 Калининградская область БФ 5 5 98 25 8 243
4 Ленинградская область 2 - 68 21 6 169
5 Приморский край ТОФ 11 1 116 28 16 435
6 Камчатский край 3 1 34 1 - 60
7 Краснодарский край ЧФ 1 4 275 14 66 722
8 Астраханская область КФл - 1 120 36 11 304
ИТОГО 2430
Примечание. СФ – Северный флот; БФ – Балтийский флот; ТОФ – Тихоокеанский флот; ЧФ – Черно-
морский флот; КФл – Каспийская флотилия.
18 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
рых могут стать причиной массового поражения на-
селения и личного состава ВМФ. Массовые пораже-
ния обуславливают необходимость взаимодействия
различных ведомств для оказания токсикологиче-
ской помощи [7, 10].
Характер токсического процесса при пораже-
нии АОХВ, т. е. клиническая картина острого по-
ражения (отравления), может быть определена ис-
ходя из преимущественного токсического действия
вещества на органы и системы. В самом общем виде
АОХВ можно разделить на несколько основных
групп в зависимости от картины острого отравле-
ния при ингаляционном или ингаляционно-перку-
танном пути поступления как наиболее вероятном
в условиях чрезвычайной ситуации [2, 5, 6]. По ме-
ханизму действия можно выделить вещества с пре-
имущественно пульмонотоксическим действием
(например, хлор, амил), преимущественно нейро-
токсическим действием (например, гидразины, ам-
миак) и прижигающим действием (соединения фос-
фора, азотная кислота).
Для большого числа АОХВ деление на группы
в зависимости от преимущественного механизма
весьма условно. Как правило, вещества, относя-
щиеся к АОХВ, обладают способностью поражать
несколько структур-мишеней (рис.). Так, классиче-
ским примером сочетания нескольких механизмов
действия являются ракетные топлива из класса ги-
дразинов. Клиническая картина острого ингаляци-
онно-перкутанного поражения гидразином склады-
вается из химического ожога кожи, токсического
отека легких, судорожного синдрома.
Характеристика вещества по преимуществен-
ному действию позволяет определить общие на-
правления лечебно-эвакуационных мероприятий,
сходные для большой группы веществ [9].
Возможные типы очагов поражения АОХВ,
представляющими опасность при разрушении
объектов промышленности и ВМФ, могут исчер-
пывающе описываться возможными сочетания-
ми параметров «токсический эффект» (опасность
смертельного поражения), «скорость действия»
и «стойкость» (табл. 2).
В случае аварии, сопровождающейся выходом
АОХВ в окружающую среду, будет формироваться
зона химического заражения, размер которой будет
зависеть от количества и свойств АОХВ, характера
местности и метеорологических условий. Если это
приведет к воздействию АОХВ в поражающих ко-
личествах на население, личный состав ВМФ, воз-
никнет очаг химического поражения.
К факторам химической обстановки, определя-
ющим медико-тактическую характеристику очага,
относятся следующие: масштаб химического за-
ражения, наиболее вероятный исход острого пора-
жения, стойкость химического заражения, скорость
развития острого поражения, характеристика токси-
ческого процесса (ведущих проявлений) [1, 6].
Масштаб химического заражения определяется
площадью зараженной территории и определяет об-
щее количество возможных потерь среди населения
и личного состава ВМФ.
По признаку «скорость развития поражения»
можно выделить АОХВ быстрого действия, замед-
ленного действия и крайне замедленного действия
[8]. При поражении веществами быстрого действия
картина поражения развивается практически не-
медленно (например, оксид углерода, фреоны).
Действие других АОХВ сопряжено с наличием
скрытого периода интоксикации. Для веществ за-
медленного действия скрытый период исчисляется
часами (например, фторэтанол), а поражение АОХВ
крайне замедленного действия развивается спустя
несколько дней после воздействия (например, те-
траэтилсвинец).
Анализ показывает, что источники химической
опасности, расположенные в портовых городах
и пунктах базирования флота, в подавляющем боль-
шинстве содержат вещества быстрого действия.
Так, к этой группе относятся компоненты ракетных
топлив, хлор, аммиак, сильные кислоты и щелочи.
По способности АОХВ сохраняться длитель-
ное время в окружающей среде в поражающих ко-
личествах, химические очаги условно делятся на
очаги, сформированные стойкими и нестойкими
АОХВ. Очаг поражения стойким АОХВ считается
очаг, в котором поражающие концентрации АОХВ
сохраняются от нескольких часов до нескольких су-
ток, в очагах поражения нестойким АОХВ – менее 1
ч. При возникновении очага со стойким заражением
в течение длительного времени сохраняется опас-
ность поражения как в районе заражения, так и за
его пределами.
Некоторые вещества могут сохраняться в пора-
жающих количествах длительно – месяцами и даже
годами. Очаги, создаваемые такими веществами,
могут быть обозначены как химические очаги дли-
Рис. Группы веществ, представляющих опас-
ность в приморских портовых городах, по механиз-
му токсического действия
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 19
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
тельного экологического неблагополучия [8].
Учет указанных признаков химического очага
позволит обосновать мероприятия медицинского
обеспечения ликвидации последствии аварийной
ситуации. Наибольшую опасность будут представ-
лять зоны химического заражения, образуемые бы-
стродействующими веществами, так как в этих ус-
ловия возможности медицинской службы к маневру
силами и средствами крайне ограничены.
Выводы
1. В приморских портовых городах опасность
формирования очагов массового поражения хими-
ческими веществами определяется большой плот-
ностью расположения предприятий промышленно-
сти и объектов ВМФ с запасами АОХВ.
2. Среди АОХВ, представляющих опасность
массовых поражений в приморских портовых горо-
дах, доминируют вещества, обладающие сочетан-
ным прижигающим, нейротоксическим и пульмо-
нотоксическим действием.
3. Возникновение массовых поражений в при-
морских портовых городах в первую очередь будет
определяться ингаляционным и (или) ингаляцион-
но-перкутанным действием АОХВ, что будет опре-
делять быстрое формирование потерь.
4. В каждой конкретной аварийной ситуации
в выбросом АОХВ возможно свое сочетание фак-
торов химической обстановки: масштаб, стойкость
химического заражения, скорость развития острого
поражения, преимущественное токсическое дей-
ствие.
Таблица 2
Возможные типы химических очагов при авариях
на объектах промышленности и ВМФ
Опасность АОХВ Скорость действия АОХВ
(скорость формирования потерь)
Стойкость
химического заражения
Вещества смертельного действия
быстрого действия стойкое
нестойкое
замедленного действия стойкое
нестойкое
крайне
замедленного действия стойкое
Вещества, вызывающие временную
утрату дееспособности быстрого действия не стойкое
Литература
1. Александров, М. В. Очаг химического по-
ражения / М. В. Александров, В. С. Черный – СПб.:
Индикатор, 2009. – 32 с.
2. Бадюгин, И.С., Экстремальная токсико-
логия: руководство для врачей / Ш. С. Каратай,
Т. К. Константинова // под ред. Е. А. Лужникова. –
М.: ГОЭТАР-Медиа, 2006. – 416 с.
3. Бизнес-карта: аналитический справочник.
Промышленность – СПб.: АДИ «Бизнес-карта»,
2009. – 392 с.
4. Богданов, Н. А. Патология, клиника и те-
рапия поражений жидкими ракетными топливами /
Н. А. Богданов – Л.: Изд-во ВМедА, 1970. – 148 с.
5. Богоявленский, В. Ф. Клиническая диагно-
стика и неотложная терапия острых отравлений /
В. Ф. Богоявленский, И. Ф. Богоявленский. – М.:
Медпресс-информ., 2002–126 с.
6. Бонитенко, Ю. Ю. Чрезвычайные ситуации
химической природы / Ю. Ю. Бонитенко, А. М. Ни-
кифоров – СПб.: Гиппократ, 2004. – 464 с.
7. Вальский, В. В. Опыт взаимодействия
медицинской службы Северного флота и служ-
бы медицины катастроф Мурманской области
в системе ликвидации медико-санитарных по-
следствий чрезвычайных ситуаций / В. В. Валь-
ский [и др.] // Воен. – мед. журн. – 2008. – № 7. –
С. 17–19.
8. Куценко, С. А. Основы токсикологии: на-
учно-методическое издание / С. А. Куценко – СПб:
ООО «Издательство Фолиант», 2004. – 720 с.
9. Сосюкин А. Е. Медицинская сортировка
в очагах полихимических и неизвестных химиче-
ских поражений / А. Е. Сосюкин, И. С. Бадюгин,
Ш. С. Каратай // Воен. – мед. журн. 2002. – Т. 323,
№ 10. – С. 18–23.
10. Черный, В. С. Особенности организации
оказания медицинской помощи при групповых
отравлениях в ВМФ в современных условиях /
В. С. Черный, М. Т. Топорков, М. В. Александров,
Ю. А. Саленко // Вестник Российской Военно-меди-
цинской академии, № 3–2011. – С. 202–205.
20 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
По мере усложнения техники, автоматизации
процессов управления судном и его техническими
средствами роль человека-оператора непрерывно
возрастает и соответственно увеличивается значи-
мость вопросов обеспечения условий труда и от-
дыха членов экипажей. Однако, формирование на
судне эколого-эргономической среды, обеспечива-
ющей полное санитарно-эпидемиологическое бла-
гополучие, практически невозможно по причине
ограничения объемов корпуса, массогабаритных ха-
рактеристик оборудования и технических средств,
их высокой или недостаточной энерговооружен-
ности, ограничения численности экипажа, наличия
шума, вибрации, электромагнитных полей, смены
климато-географических зон и многих других вред-
ных производственных факторов [1, 2, 3].
Комплекс вредных производственных факторов
может приводить к раннему снижению функцио-
нального состояния (ФС) и работоспособности (РС)
судовых специалистов и, как следствие, функцио-
нальной надежности их деятельности. Ошибочные
действия операторов являются причиной до 70–80%
аварий и техногенных катастроф. На ВМФ наиболь-
шее число аварии сложных систем (около 60%) про-
исходит по причине нарушения правил эксплуатации
(при обслуживании техники, проведении регламент-
ных работ и др.), причиной 40% из них становятся
ошибки специалистов операторского профиля [4].
© Коллектив авторов, 2015
УДК 613.6.02/.68
Использование оценки рисков
профессиональной деятельности
при проведении исследований
в области морской медицины
Ю. Р. ХАНКЕВИЧ, И. А. БЛОЩИНСКИЙ, Д. Ю. РОГОВАНОВ, Н. В. ЮРЧИК
Центр подготовки специалистов Министерства обороны Российской Федерации, г. Петергоф, Россия
Р е ф е р а т: Оценка влияния факторов профессиональной деятельности на здоровье, функциональное состо-
яние и работоспособность судовых специалистов в значительной степени затруднена в силу ограничений ис-
пользования методического и аналитического аппарата эпидемиологических исследований.
Ввиду отсутствия строгого количественного описания зависимости «воздействие-эффект» при возникновении
заболеваний, развитии утомления (острого и хронического) в отдельных профессиональных группах судовых спе-
циалистов, эта задача может быть решена только путем построения модельных зависимостей на основе ре-
зультатов медико-физиологических, гигиенических и эргономических исследований.
Для построения моделей оценки и управления рисками нарушения профессионального здоровья судовых специали-
стов необходимо синтезировать имеющиеся знания как по оценке условий их профессиональной деятельности,
показателей здоровья, функционального состояния и работоспособности, так и по теории регулирования рисков.
Технологической базой для этого может стать применение мета-анализа.
К л ю ч е в ы е с л о в а: судовой специалист, профессиональный риск, морская медицина, вредный производ-
ственный фактор, обитаемость, гигиеническое нормирование.
Khankevich Y. R., Bloschinsky I. A., Rogovanov D. Y., Yurchik N. V. THE USE OF OCCUPATIONAL RISK-ASSESSMENT
IN PROGRESS OF NAVAL MEDICINE RESEARC Impact assessment of occupational factors on health, functional status
and performance efficiency of marine specialists is largely constrained by the limit of use of methodological and analytical
tools of epidemiological studies.
Because of absence of a rigorous quantitative description of the link “impact-effect” at occurrence of diseases, development
of fatigue (acute and chronic) in certain occupational groups of marine specialists, this task can only be solved by modeling
the links of dependencies based on the results of medical and physiological, hygienic and ergonomic research.
For making occupational risk assessment models and managing risks of marine specialists’ occupational health it is needed
to synthesize existing knowledge of both evaluation of professional activities conditions, health indexes, functional status
and performance efficiency, and the theory of risk management.
The use of meta-analysis can become the technological base for this.
К л ю ч е в ы е с л о в а: судовой специалист, профессиональный риск, морская медицина, вредный производ-
ственный фактор, обитаемость, гигиеническое нормирование.
K e y w o r d t e r m s: marine specialist, occupational risk, naval medicine, occupational hazard, habitability, hygienic
rating.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 21
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
Это, в свою очередь, ведет к необходимости разра-
ботки принципиально новых методических подходов,
методов и средств, с помощью которых можно не толь-
ко качественно и количественно оценивать потенциал
здоровья судовых специалистов и риск его нарушений
в зависимости от воздействия факторов профессио-
нальной деятельности, но и осуществлять конкретные,
целенаправленные действия по сохранению здоровья
и поддержанию его на необходимом уровне [5, 6].
Проблема оценки допустимости или недопу-
стимости того или иного потенциально вредного
воздействия, в данном случае – условий професси-
ональной деятельности в период плавания, состоит
в поиске оптимальных соотношений между медико-
биологическими, социально-экономическими, тех-
нологическими и другими аспектами регулирова-
ния, что должно, в конечном итоге, создать условия
профессиональной деятельности, обеспечивающие
безаварийность по «человеческому фактору» и без-
опасность для здоровья экипажа.
В настоящее время при решении указанной про-
блемы практически всё внимание сосредоточено на
оценке факторов обитаемости судна и эргономич-
ности автоматизированных систем управления. При
создании санитарно-гигиенических и эргономиче-
ских нормативов, как правило, разработчики стре-
мятся к обеспечению максимально возможно бла-
гоприятного уровня параметров обитаемости судов
в зависимости от их класса и назначения. В тоже вре-
мя фактическая реализация разработанных гигиени-
ческих нормативов при проектировании конкретного
судна вызывает много трудностей и довольно часто
осуществляется далеко не полностью.
Общепринятую основу при обосновании гиги-
енических (эколого-эргономических) нормативов
в кораблестроении коротко изложил О. П. Ломов
[7]. Она заключается в проведении многоплановых
исследований включающих три основных этапа:
острые, подострые и хронические опыты на ла-
бораторных животных;
лабораторные и стендовые испытания с уча-
стием людей;
исследования в натурных (судовых) условиях
при проведении эксплуатации.
Основным критерием оценки допустимости
или не допустимости исследуемого фактора или их
комплекса при проведении исследований на людях
является степень изменения ФС и РС, определение
которой является одной из сложнейших проблем
гигиены и физиологии труда. Полученные таким
образом зависимости «воздействие-эффект» (ЗВЭ)
называют моделями оценки риска.
Принимая во внимание относительно неболь-
шую численность тех или иных групп судовых специ-
алистов, оценка влияния факторов профессиональной
деятельности на их здоровье, ФС и РС в значительной
степени затруднена в силу ограничений использова-
ния методического и аналитического аппарата эпи-
демиологических исследований. Ввиду отсутствия
строгого количественного описания ЗВЭ при возник-
новении заболеваний, развитии утомления (остро-
го и хронического) в отдельных профессиональных
группах судовых специалистов эта задача может быть
решена только путем построения модельных зависи-
мостей на основе результатов медико-физиологиче-
ских, гигиенических и эргономических исследований.
Обычно подобные задачи на практике решаются
с формированием двух групп – основной, на которую
воздействует фактор, и контрольной, на которую он не
влияет, с последующим изучением показателей здоро-
вья, ФС и РС, с целью обнаружения сильной значимой
корреляционной связи, выступающей индикатором
между фактором и негативными сдвигами в организме.
Другим вариантом является использование
методики, предложенной Е. А. Деревянко [8] более
полувека назад, которая, опираясь на приемы, при-
нятые в непараметрической статистике, дает воз-
можность получить количественное представление
о качественных признаках утомления. Для этого ав-
тор предложил использовать два показателя: обоб-
щенный (Коб) и интегральный (Кинт) коэффициенты.
Первый из них показывает соотношение между
общим числом обследованных и количеством пер-
сонала, у которых обнаружен отрицательный сдвиг
данной функции и рассчитывается по формуле 1.
,
(a b g )
b g
+ +

Ê îá =
(1)
где a – число лиц, у которых показатель функ-
ции практически не изменился;
b – число лиц с ухудшением показателя;
g – число лиц с улучшением показателя.
Второй представляет собой выраженную в от-
носительных единицах среднюю арифметическую
всех Коб, показавших наибольшие отклонения при
данной работе (2).
,
100
1
n
K
n
i
îá
Êèíò
×
=
Σ=
(2)
где n – число Коб.
Дальнейшим развитием этого подхода можно
с некоторым допущением считать мета-анализ – ста-
тистическую методику, используемую для получе-
ния и количественной оценки эффекта воздействия
изучаемого фактора на основании результатов не-
скольких независимых экспериментальных иссле-
дований, которые, по мнению исследователя, могут
быть объединены [9]. Мета-анализ является одной
из самых популярных и быстроразвивающихся ме-
тодик системной интеграции результатов отдель-
ных научных исследований, который в частности,
находит широкое практическое применение в дока-
зательной медицине и фармакоэкономике. К несо-
мненным преимуществам мета-анализа относятся
22 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
возможность увеличения статистической мощности
исследования и, как следствие, точности оценки эф-
фекта воздействия анализируемого фактора.
Объединяемые с помощью мета-анализа иссле-
дования должны быть проведены с формированием
основной и контрольной групп, описанных выше,
в каждой из которых определяют число случаев от-
клонения функции. После чего применяется одна
или несколько технологий мета-анализа. Однако, не-
смотря на описанные в доступной литературе [9, 10]
технологии мета-анализа применительно к биоме-
дицинским исследованиям и включение инструмен-
тов по его проведению в современные программные
статистические пакеты, в настоящее время в морской
медицине эта методика применяется редко.
Еще одним несомненным преимуществом
применения мета-анализа в медико-биологической
практике является возможность расчета и анали-
за показателей риска (доля состоявшихся событий
среди наблюдавшихся случаев), шансов (отношение
числа исследуемых с наступившим эффектом к чис-
лу исследуемых без эффекта в изучаемой группе)
и индексов (комбинаций рисков и шансов) [9]. В ка-
честве показателей риска рассматривают:
1. абсолютный риск;
2. разность рисков или увеличение риска;
3. снижение абсолютного риска;
4. относительный риск или отношение рисков;
5. увеличение относительного риска.
В качестве показателей шансов используют от-
ношение шансов – отношение шансов для основной
группы к шансам для контрольной группы.
Что же касается индексов, то наиболее распро-
страненными являются:
6. индекс потенциального вреда;
7. прогностическая ценность положительного
(отрицательного) решения, принятого по результа-
там апробируемого метода;
8. отношение правдоподобия положительного ре-
шения, принятого по результатам апробируемого метода;
9. отношение правдоподобия отрицательного ре-
шения, принятого по результатам апробируемого метода.
Таким образом, для построения моделей оцен-
ки и управления рисками нарушения профессио-
нального здоровья судовых специалистов необходи-
мо синтезировать имеющиеся знания как по оценке
условий их профессиональной деятельности, пока-
зателей здоровья, ФС и РС, так и по теории регу-
лирования рисков. Технологической базой для этого
может стать применение мета-анализа.
Литература // Literature
1. Маслов Н. Б., Блощинский И. А., Галушки-
на Е. А., Рогованов Д. Ю. Концептуальные подходы
к оценке функционального состояния специалистов
в процессе их профессиональной деятельности //
Экология человека. 2012. № 4. С. 16–24.
Maslov N. B., Bloschinsky I. A., Galushkina E. A.,
Rogovanov D. Y. Conceptual approaches to the assessment
of the functional status of specialists in their professional
activity // Ecologiya cheloveka. 2012. № 4. Pp. 16–24.
2. Мызников И. Л., Щербина Ф. А. Центральная
гемодинамика у моряков в длительном трансширот-
ном рейсе // Гигиена и санитария. 2004. № 1. С. 34–37.
Myznikov I. L., Scherbina F. A. Navy men central
hemodynamics during a long trans-latitude mission //
Gigiyena I sanitariya. 2004. № 1. Pp. 34–37.
3. Ломов О. П., Ахметзянов И. М., Соко-
лов М. О. и др. Физические факторы обитаемости
кораблей и судов. СПб, 2014.
Lomov O. P., Akhmetzyanov I. M., Sokolov M. O.
and al. Physical factors of ships and vessels habitability.
St. Petersburg, 2014.
4. Антонов Г., Курочкин В. Некоторые теоре-
тические аспекты аварийности с точки зрения прак-
тики // Морской сборник. 1994. № 6. C. 67–71.
Antonov G., Kurochkin V. Some theoretical
aspects of damage rate in terms of practice // Morskoy
sbornik. 1994. № 6. Pp. 67–71.
5. Рахманин Ю. А., Новиков С. М., Шаши-
на Т. А. Современные направления методологии оцен-
ки риска // Гигиена и санитария. 2007. № 3. С. 3–9.
Rahmanin Y. A., Novikov S. M., Shashin
T. A. Modern trends in risk assessment methodology
// Gigiyena i sanitariya. 2007. № 3. Pp. 3–9.
6. Ушаков И. Б., Богомолов А. В., Кукуш-
кин Ю. А. Паттерны функциональных состояний
оператора. М., 2010.
Ushakov I. B., Bogomolov A. V., Kukushkin
Y. A. Patterns of functional status of the operator.
Moscow, 2010.
7. Ломов О. П. Судовая гигиена. Л., 1993. 208 с.
Lomov O. P. Shipboard hygiene. Leningrad, 1993. 208 p.
8. Деревянко Е. А. К вопросу о количествен-
ной (постадийной) оценке утомления лётного со-
става // Авиационная и космическая медицина /
К. К. Платонов ред. М., 1963. С. 152–160.
Derevyanko E. A. To the question of quantitative
(stepwise) assessment of aircrew fatigue // Aviation
and space medicine / edited by K. K. Platonov Moscow,
1963. Pp. 152–160.
9. Максимов И. Б., Столяр В. П., Богомо-
лов А. В. Прикладная теория информационного обеспе-
чения медико-биологических исследований. М., 2013.
Maksimov I. B., Stolyarov V. P., Bogomolov
V. A. Applied theory of information support of
biomedical research. Moscow, 2013.
10. Реброва О. Ю. Статистический анализ ме-
дицинских данных. Применение пакета приклад-
ных программ Statistica. М., 2006.
Rebrova O. Y., Statistical analysis of medical data.
The use of the Statistica software package. Moscow,
2006.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 23
С целью разработки и внедрения в практику
медицинской службы современных надежных фи-
зиологических методик контроля и прогнозирова-
ния функционального состояния (ФС) организма
специалистов, связанных с экстремальными вида-
ми деятельности, были проведены исследования
воздействия измененного барометрического дав-
ления на состояние регуляции функций организ-
ма по показателям вариабельности ритма сердца,
психофизиологическим показателям и статокине-
тическую функцию методом компьютерной ста-
билографии. Декомпрессионная болезнь (ДБ) –
ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА
© КОЛЛЕКТИВ Авторов, 2015
УДК 612.014.4/274
Оценка устойчивости
к декомпрессионному газообразованию
ЖИЛЬЦОВА И. И.1, МЯСНИКОВ А. А.1, ГАНАПОЛЬСКИЙ В. П.1, КАГАРЛИЦКИЙ А. Н.1, МЯСНИКОВ А. АЛ. 2,
ЕМЕЛЬЯНОВ Ю. А.1, ИСРАФИЛОВ З. М.1, БОНДАРЕВ А. М.1, ГРИГОРАШ И. И.1
1Военно-медицинская академия, Санкт-Петербург, i. i.zhiltsova@mail.ru; 2Военно-морской институт ВУНЦ
ВМФ, Санкт-Петербург
Р е ф е р а т. Цель работы – исследование возможности диагностики устойчивости к развитию декомпресси-
онных расстройств косвенными методами.
Объектом исследования являлись здоровые люди в возрасте от 22 до 51 года. Из них 18 человек – водолазы-профес-
сионалы и 22 человека – аквалангисты-любители. На основании метода эхолокации после стандартного пересы-
щения организма азотом воздуха в барокамере ПДК‑2 была выявлена группа неустойчивых к декомпрессионному
газообразованию из 9 человек.
Установлено, что у неустойчивых к ДБ после декомпрессии по специальному режиму имеется тенденция к раз-
витию перенапряжения адаптационных механизмов за счет повышения уровня активности как парасимпа-
тической, так и симпатической систем, в то время как в группе устойчивых к ДБ усиливаются только па-
расимпатические влияния. Подобная направленность изменения регуляторных механизмов подтверждается
общепринятыми методами вариационной пульсометрии и психофизиологических исследований. Корреляцион-
ный анализ выявил связи сильной и средней силы между показателями этих методик и компьютерной стабило-
графии. Определение характера изменений показателей статокинетической функции человека данным методом
позволяет определять степень напряжения регуляторных механизмов, состояние неспецифической адаптации,
а также изменение функционального состояния организма на фоне действия изменяющегося барометрического
давления внешней среды.
К л ю ч е в ы е с л о в а: функциональное состояние, устойчивость к декомпрессионной болезни, вариацион-
ная пульсометрия, компьютерная стабилография, адаптационные реакции
Zhiltsova of I.I., Butchers of A.A., Ganapolsky V. P., Kagarlitsky A. H., Butchers An.An., Yemelyanov Yu.A., Israfilov Z. M.,
Bondarev A. M., Grigorash I. I. ASSESSMENT OF RESISTANCE TO DECOMPRESSIVE GAS GENERATION. . The
work purpose – research of possibility of diagnostics of resistance to development of decompressive frustration by indirect
methods.
Object of research were healthy aged people from 22 to 51 year. From them 18 people – professional divers and 22 persons –
amateur scuba divers. On the basis of an echolocation method after standard supersaturation of an organism air nitrogen
in a pressure chamber of PDK‑2 revealed group unstable to decompressive gas generation of 9 people.
It is established that at unstable to DB after a decompression on the special mode it is tended to development of an overstrain
of adaptable mechanisms due to increase of level of activity of both parasympathetic, and sympathetic systems while in group
steady against DB only parasympathetic influences amplify. The similar orientation of change of regulatory mechanisms
is confirmed by the standard methods of a variation pulsometriya and psychophysiological researches. The correlation
analysis revealed communications of strong and average force between indicators of these techniques and a computer
stabilografiya. Determination of nature of changes of indicators of statokinetichesky function of the person by this method
allows to define degree of tension of regulatory mechanisms, a condition of nonspecific adaptation, and also change of a
functional condition of an organism against action of the changing barometric pressure of environment.
K e y w o r d s: functional state, resistance to a decompressive illness, variation pulsometriya, computer stabilografiya,
adaptation reactions
24 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА
самая частая специфическая патология у людей,
находящихся в условиях изменяющегося давления
газовой среды. При каких условиях возникают
декомпрессионные расстройства. У космонав-
тов, летчиков и пассажиров самолетов при резкой
разгерметизации кабины и салонов, при полетах
в обычной кабине на высоте свыше 7000 м, водола-
зов и акванавтов при всплытии с глубины. Так, при
6-часовой экспозиции на глубине 7–8 м и быстром
всплытии – заболевают 5% испытуемых (они-то
и являются неустойчивыми к ДБ); с 16 м – 50% ис-
пытуемых; с глубины 24 м – 100% [1]. Наиболее
часто ДБ встречается при использовании вентили-
руемого и глубоководного снаряжения. Кессонные
рабочие (высокая влажность, тяжелый физический
труд, много вредных газообразных примесей, дли-
тельные смены) часто заболевают после деком-
прессии из-под давления 1,7–1,8 атм. (7–8 м). Под-
водники при самостоятельном спасении (выход по
буйрепу или свободное всплытие) из затонувшей
подводной лодки. Пациенты и медицинский пер-
сонал многоместных барокамер и бароопераци-
онных, так как давление в них поднимается воз-
духом, содержащим азот. Аквалангисты-любители
(дайверы) в современном снаряжении имеют воз-
можность длительно находиться на относитель-
но больших глубинах. Собственно говоря, резкое
повышение заболеваемости острой ДБ, имеющее
место в связи с развитием дайвинга и возродило,
утерянный было, научный и медицинский инте-
рес к декомпрессионной болезни (в девяностые
годы прошлого столетия в стране резко сократи-
лось количество погружений водолазов-профес-
сионалов, а кессонные работы практически пре-
кратились). При этом для дайвинга характерен не
только рост острой ДБ (к сожалению, статистики
заболеваемости дайверов практически не ведется),
но и перераспределение заболеваемости в сторону
увеличения тяжелых форм. Связано это с тем, что
аквалангисты-любители совершают значительно
больше ошибок при проведении спусков, погружа-
ются по несколько раз в сутки, плавают на разных
глубинах, (все это усложняет выбор оптимально-
го режима декомпрессии), иногда неудовлетвори-
тельно подготовлены по вопросам гипербариче-
ской физиологии и медицины (в связи с этим часто
слишком легко относятся к возникновению забо-
леваний на фоне действия изменяющегося бароме-
трического давления внешней среды), как правило
пользуются авиационным транспортом при воз-
вращении домой вскоре после погружения.
В настоящее время врачи, работающие в сфе-
ре авиационной медицины, в своей практической
деятельности могут сталкиваться с высотной де-
компрессионной болезнью (ВДБ) при осуществле-
нии медицинского обеспечения высотных полетов,
а также барокамерных испытаний и тренировок.
Этиология и патогенез этого заболевания
были достаточно хорошо изучены в ходе много-
численных исследований, активно проводивших-
ся во второй половине прошлого столетия [2,
3]. За этот период были разработаны основные
принципы и методы диагностики и профилактики
высотной декомпрессионной болезни [4]. Их вне-
дрение в повседневную практику медицинского
обеспечения позволило практически полностью
исключить вероятность возникновения высотных
декомпрессионных расстройств у летного соста-
ва. Вместе с тем статистика последних лет, как
в нашей стране, так и за рубежом демонстриру-
ет увеличение количества авиационных проис-
шествий, причиной которых прямо или косвенно
стала высотная декомпрессионная болезнь. Уве-
личению риска развития декомпрессионного вну-
трисосудистого газообразования (ДВГО) во время
авиационных полетов на протяжении последнего
десятилетия способствует возросшая интенсив-
ность их выполнения. Кроме того, в медицинском
обеспечении полетов возросла роль авиамедицин-
ской эвакуации, которая имеет свои особенности,
обусловленные влиянием на организм человека
пониженного атмосферного давления, и опасна
развитием ВДБ [5]. Помимо этого, увеличилась
частота использования частных самолетов с не-
герметичной кабиной, способных набирать вы-
соту более 5000 м. При выполнении полетов на
больших высотах в таких летательных средствах
имеется высокий риск развития высотной деком-
прессионной болезни [6], в том числе с леталь-
ным исходом [7].
Еще более важную роль играет декомпресси-
онная болезнь в морской медицине. В последние
годы интенсивность боевой подготовки флота не-
уклонно повышается, водолазные подразделения
стали активно функционировать не только во всех
видах и родах войск МО, но и в других силовых
ведомствах. Исследования последних лет пока-
зали, что практически каждое погружение при-
водит к появлению в тканях и кровотоке газовых
пузырьков. Чем больше такое бессимптомное газо-
образование (его интенсивность определяют с по-
мощью ультразвукового исследования), тем более
значимыми для организма будут негативные по-
следствия, развивающиеся непосредственно после
погружения (острая ДБ) или в отдаленном периоде
при систематических спусках под воду (хрониче-
ская ДБ). Интенсивность декомпрессионного газо-
образования зависит, при прочих равных условиях,
от индивидуальной устойчивости человека к де-
компрессионной болезни.
В настоящее время медицина располагает до-
статочно большим арсеналом методик и способов
оценки функционального состояния организма во-
енных специалистов. Однако, не все они достаточ-
но информативны, объективны и оперативны. Од-
ним из возможных и перспективных решений этого
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 25
ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА
вопроса является изучение и внедрение в практику
врача методов оценки функционального состоя-
ния организма по показателям статокинетической
функции. Последняя представляет собой результат
сочетанной работы вестибулярного, зрительного,
слухового, проприо- и интероцептивного анализа-
торов, а также центральной нервной системы, что
позволяет расценивать ее как интегральный пока-
затель функционального состояния организма че-
ловека [8, 9].
Современные технические решения в области
оценки статокинетической функции организма,
такие как компьютерная стабилография, имеют
ряд отличительных особенностей, необходимых
для повседневного применения в практике врача.
К ним относят: комфортность, малое время обсле-
дования, информативность и высокую чувстви-
тельность.
В настоящее время выявлено незначительное
количество объективных критериев, позволяющих
адекватно оценивать степень декомпрессионных
нарушений, за исключением, пожалуй, метода уль-
тразвуковой эхолокации декомпрессионных газо-
вых пузырьков.
Важным преимуществом этого метода явля-
ется его неинвазионность. С помощью этого мето-
да можно определять, как величину пересыщения
тканей индифферентным газом (величину, при ко-
торой регистрируются первые устойчивые газовые
пузырьки), так и контролировать безопасность де-
компрессии, непосредственно ориентируясь на ин-
тенсивность газообразования [10, 11].
Данный метод позволяет достоверно устано-
вить наличие внутрисосудистого газообразования,
оценить тяжесть заболевания, наличие так называ-
емых «немых» газовых пузырьков и эффективность
проведенного лечения [4, 12].
Однако его широкое использование ограниче-
но, т. к. кроме непосредственного оснащения при-
борами, требует специальной подготовки врача.
Поэтому поиск косвенных методов оценки устой-
чивости к ДБ является важной задачей физиологии
труда.
Исследование возможностей различных ме-
тодов для диагностики декомпрессионных рас-
стройств у человека представляется перспективным
направлением, позволяющем повысить результа-
тивность работы врача в решении основных задач
медицинской службы.
Материал и методы. Устойчивость к деком-
прессионной болезни исследовалась в гиперба-
рической барокамере ПДК‑2 провокацией деком-
прессионного внутрисосудистого газообразования
[13]. Компрессия воздухом до 0,4 МПа (30 м вод.
ст.) за 7 мин, изопрессия 60 мин, декомпрессия 63
мин. Давление в барокамере с испытуемыми повы-
шалось воздухом в течение 3 мин до 0,2 МПа, а за-
тем за 2–3 мин  до 0,4 МПа и поддерживалось на
этом уровне в течение 60 мин, считая от момента
создания давления 0,2 МПа. Декомпрессия про-
должалась 63 мин и проводилась по специальному
режиму.
Наличие декомпрессионного внутрисосудисто-
го газообразования определялось с помощью мето-
дики ультразвуковой локации газовых пузырьков
в кровотоке человека с помощью ультразвукового
допплеровского индикатора оперативной диагно-
стики скорости кровотока «Минидоп‑4», разрабо-
танного ЗАО «Научно-производственная фирма БИ-
ОСС». Индикатор работает на основе принципа
Доплера, оснащен накожным совмещенным датчи-
ком рабочей частоты ультразвука 4 МГц и слуховой
индикацией сигнала кровотока.
Проведено комплексное экспериментальное
исследование с участием 40 человек в возрасте от
22 лет до 51 года. На основании метода эхолокации
после стандартного пересыщения организма азо-
том воздуха в барокамере была определена группа
неустойчивых к декомпрессионному газообразова-
нию из 9 человек (группа 3). Среди них водолазов
оказалось 4 человека, а дайверов – 5 человек. Среди
устойчивых были выделены 2 группы: 14 человек 
водолазы-профессионалы (группа 1) и 17 человек –
аквалангисты-любители (группа 2).
Применялись физиологические и психофи-
зиологические методы оценки ФС организма до
и после барокамерного тестирования: артери-
альное давление по методу Короткова, частота
сердечных сокращений, вариационная пульсо-
метрия, компьютерная стабилография, простая
сенсомоторная реакция, реакция на движущийся
объект, критическая частота световых мельканий
и ультразвуковая диагностика внутрисосудистого
газообразования.
Статистическая обработка данных проводи-
лись с использованием пакета прикладных про-
грамм «STATISTICA 6.0» и процессора электрон-
ных таблиц MicrosoftТExcel‑2010. Использовались
критерии Манна-Уитни и Фишера. Кроме того, про-
водился корреляционный анализ с расчетом линей-
ного коэффициента корреляции Пирсона [14, 15].
Результаты и обсуждение. Аналитическая
работа с научной литературой по оценке функци-
онального состояния организма человека методом
компьютерной стабилографии позволила вынести
обоснованное заключение о том, что имеющийся
накопленный материал исследований в области
диагностики функциональных состояний организ-
ма человека методом компьютерной стабилогра-
фии показал его информативность и чувствитель-
ность. Показатели статокинетической функции
доказали свою эффективность для диагностики
адаптационных процессов организма не только на
фоне различных видов деятельности, таких как
операторская, физическая, интеллектуальная, но
и действия неблагоприятных внешних факторов,
26 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА
таких как измененное барометрическое давление,
содержание кислорода в воздухе, статокинетиче-
ские нагрузки и действие токсических веществ
[16,17]. Иными словами, статокинетическая
функция, в силу своей сложной, многоуровневой
организации является показателем функциональ-
ного состояния человека. Это в свою очередь,
обосновывает перспективность и необходимость
исследования и расширения возможностей ком-
пьютерной стабилографии, как меры статокине-
тической функции и функционального состояния,
в вопросах физиологии и психофизиологии труда
и, в частности, в разработке адекватных способов
определения устойчивости (предрасположенно-
сти) человека к декомпрессионному внутрисосу-
дистому газообразованию.
Нулевая гипотеза при выборе этой методики
исследования заключалась в том, что компьютерная
стабилография, позволяя оценить степень нейро-
гуморальной регуляции деятельности сердечно-со-
судистой системы и ЦНС, также может позволить
оценить изменения в регуляции кровоснабжения
головного мозга в ответ на избыточное поступле-
ние в организм индифферентного газа, что, в свою
очередь, должны отразить изменения показателей
статокинезиограммы. Было проведено комплекс-
ное обследование водолазов-профессионалов и ак-
валангистов-любителей до и после воздействия
повышенного давления воздуха. Статистически
значимые различия в показателях компьютерной
стабилографии между группами лиц устойчивых
и неустойчивых к ДВГО в исходном состоянии от-
сутствовали, что можно было предвидеть. В основе
данного предположения лежит понимание того, что
все лица, допускаемые к воздействию повышенно-
го давления воздуха не имеют противопоказаний
к этой процедуре и являются практически здоровы-
ми людьми. Однако отсутствие межгрупповых раз-
личий после воздействия повышенного давления
воздуха не подтвердило нулевую гипотезу. По всей
вероятности, объясняется это, в том числе, и тем,
что за весь период, отведенный для исследований,
было выявлено только 9 человек неустойчивых
к ДБ, поэтому в эту группу пришлось включить как
водолазов-профессионалов (4 человека), так и ак-
валангистов-любителей (5 человек), которые суще-
ственно различались между собой по физической
подготовке.
Исходным пунктом к пониманию различий
в реакции организма на действие повышенно-
го давления воздуха в отношении устойчивости
к ДВГО или отсутствия таковой в данном иссле-
довании в первую очередь явился сравнительный
анализ динамики вторичных показателей вариаци-
онной пульсометрии: индекса напряжения (ИН),
индекса вегетативного равновесия (ИВР) и вегета-
тивного показателя ритма (ВПР) между группами
устойчивых и неустойчивых к ДВГО испытуемых
Таблица 1
Сравнительная характеристика показателей вариационной пульсометрии у трех групп
испытуемых после декомпрессионного воздействия (ранговый метод Манна-Уитни)
Показатель
Описательная статистика Me [Q25; Q75] Расчетный уровни значений (р)
Группа № 1,
n=14
Группа № 2,
n=17
Группа № 3,
n=9
Группы
№ 1-№ 2
Группы
№ 1-№ 3
Группы
№ 2-№ 3
Мат. Ожидание
(RRNN, мс)
1141,0
[1100,0;
1200,0]
968,3
[830,0; 1000,0]
1019,0
[1000,0;
1100,0]
0,071 0,015* 0,686
Средн. – квадр.
откл. (SDNN, мс)
92,0
[85,0; 100,0]
58,0
[50,0; 70,0]
59,0
[51; 69,0] 0,0001* 0,0001* 0,893
Коэфф. вариации
(CV,%) 8,0 [7,0; 9,0] 6,6 [5,0; 7,0] 5,0 [5,5; 6,0] 0,003* 0,0005* 0,686
Амплитуда моды
(Амо,%)
27,0
[24,5; 30,0]
45,5
[37,0; 54,3]
41,0
[35,5; 46,0] 0,0001* 0,00017* 0,535
Индекс напряже-
ния (ИН отн. ед.)
26,0
[20,3; 35,0]
86,0
[56,0; 10,33]
63, 0
[41,0; 96,0] 0,0001* 0,0081* 0,808
Индекс вегетатив-
ного равновесия
(ИВР отн.ед.)
59,4
[48,9; 80,7]
161,0
[119,5; 237,9]
146,4
[87,2; 221,1] - - -
Вегетативный
показатель ритма
(ВПР отн. ед.)
2,0
[1,5; 2,5]
3,7
[2,7; 5,0]
3,2
[2,4; 4,9] - * *
Примечание: 1. Ме – медиана; – Q25 нижняя квадратиль, – Q75 верхняя квадратиль; 2. α=0,017 – порого-
вый уровень значимости; 3. * – расчетное р≤α – различия признаны статистически значимыми
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 27
ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА
(таблица 1).
Однако еще при анализе показателей централь-
ной гемодинамики в исходном состоянии (до воз-
действия повышенного давления воздуха) обратил
на себя внимание тот факт, что самое низкое значе-
ние вегетативного индекса Кердо (ВИК) было выяв-
лено в группе водолазов-профессионалов, устойчи-
вых к ДВГО (таблица 2). Это свидетельствует о том,
что у наиболее профессионально и физически под-
готовленных людей к воздействию повышенного
давления воздуха, организм которых способен рас-
сыщать перенасыщенные индифферентным газом
жидкости, находящиеся в тканях и органах, путем
диффузии без образования декомпрессионных га-
зовых пузырьков, еще в исходном состоянии имеет
место ваготония. Результаты исследования вариаци-
онной пульсометрии также подтверждают сдвиг ба-
ланса в вегетативной нервной системе (ВНС) в сто-
рону парасимпатической нервной системы. После
воздействия повышенного давления воздуха у водо-
лазов-профессионалов этот сдвиг увеличился в еще
большей степени.
Различия в значениях вторичных показателях
ВПМ (ИН, ИВР и ВПР) после декомпрессии у них
стали статистически значимыми. Принципиально
такое же соотношение симпатического и парасим-
патического отделов ВНС как в исходном состо-
янии, так и после декомпрессии было выявлено
и у аквалангистов-любителей. Сдвиг баланса в сто-
рону парасимпатического отдела нервной системы
также был статистически значимым, однако степень
выраженности ваготонии была несколько меньше.
В частности, медианное значение ВИК в группе
№ 2 после провокации ДВГО не возросло. Однако
в целом в группах лиц (группа № 1 и № 2), устой-
чивых к ДВГО, после воздействия повышенного
давления воздуха усиливается парасимпатическое
влияние ВНС. У представителей третьей группы
(неустойчивых к ДВГО) в исходном состоянии все
показатели центральной гемодинамики и вариа-
ционной пульсометрии были в пределах нормы.
Таким образом до провокации ДВГО у них отсут-
ствовали признаки ваготонии, которые имели место
в первых двух группах. После же воздействия по-
вышенного давления воздуха у лиц с низкой устой-
чивостью к декомпрессионному газообразованию
статистически значимо понизился только индекс
Кердо, а изменений величин вторичных показате-
лей вариационной пульсометрии (ИН, ИВР и ВПР)
в этой группе не произошло. Более того, целесоо-
бразно отметить, что при этом медианные значения
индекса напряжения (ИН) и индекса вегетативного
равновесия (ИВР) даже стали немного выше исход-
ных данных. Этот факт по результатам исследова-
ния ВПМ свидетельствует об отсутствии активации
парасимпатического отдела ВНС (как это имеет ме-
сто у лиц устойчивых к ДВГО) и возможно одно-
временном появлении признаков активности сим-
патического отдела вегетативной нервной системы.
Таким образом, выявленные изменения показателей
центральной гемодинамики и характер изменений
показателей ВПМ дают веские основания предпо-
ложить, что у лиц, у которых после воздействия по-
вышенного давления воздуха в жидких средах ор-
ганизма образуются декомпрессионные пузырьки,
имеются признаки одновременной активации пара-
симпатического и симпатического отделов вегета-
тивной нервной системы, что может свидетельство-
Таблица 2
Сравнительная частота произошедших после декомпрессионного воздействия
изменений показателей центральной гемодинамики у водолазов-профессионалов
(n=14), устойчивых к ДВГО (φ-критерий углового преобразования Фишера).
Показатель
Описательные статистики
Me [Q25; Q75] Количество лиц (%) Uрасч
До после возрос снизился
АДС, мм рт. ст. 133,0
[126,5; 143,3]
125,5
[123,3; 131,0] 3 (21%) 10 (72%) 1,60
АДД, мм рт. ст. 68,0
[67,0; 70,8]
70,0
[65,5: 74,3] 7 (50%) 7 (50%) 0,00
ЧСС уд./мин 59,5
[57,0; 61,8]
53,5
[51,3; 57,8] 2 (14%) 12 (86%) 2,08*
УО, мл 62,9
[57,2; 71,8]
57,5
[54,0; 64,5] 5 (36%) 9 (64%) 1,80*
МОК л/мин 3,9
[3,2; 4,3]
3,2
[2,9; 3,5] 3 (21%) 11 (79%) 3,22*
ВИК, усл.ед. -17,1
[–27,8; –11,8]
-32,4
[–39,1; –15,9] 3 (21%) 11 (79%) 3,22*
Примечания: 1 Ме – медиана; Q25 –нижняя квадратиль, Q75 – верхняя квадратиль; 2 U0,05=1,64 – та-
бличное значение на уровне значимости α=0,05; 3 * – Uрасч>U0,05, то есть различие признано статистически
значимым.
28 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА
вать о перенапряжении адаптационных механизмов.
На наш взгляд, динамика изменений психофи-
зиологических показателей после воздействия по-
вышенного давления воздуха закономерно отражает
характер изменений в нейрогуморальной регуляции
ВНС и ЦНС (таблица 3).
Так, повышение тонуса парасимпатического
отдела ВНС после декомпрессии у лиц, вошедших
в первую и вторую группы (устойчивых к ДВГО)
привело к увеличению среднего преобладания вре-
мени ошибки РДО. Средняя алгебраическая откло-
нений РДО в группе № 1 увеличилась с –9,0 мс до
–6,8 мс, а в группе № 2 с –7,1 мс до –5,1 мс, что
указывает на уменьшение выраженности преждев-
ременных реакций и свидетельствует об улучшении
уравновешенности нервных процессов. В группе
лиц, неустойчивых к ДБ, величина этого показате-
ля снизилась с –9,5 до –11,3 мс, т. е. возросло число
опережений в РДО и их выраженность, что свиде-
тельствует об усилении неуравновешенности нерв-
Таблица 3
Сравнительная характеристика психофизиологических показателей у трех групп
испытуемых после декомпрессионного воздействия (ранговый метод Манна-Уитни)
Показатель
Описательная статистика Me [Q25; Q75] Расчетный уровни значений (р)
Группа № 1,
n=14
Группа № 2,
n=17
Группа № 3,
n=9
Группы
№ 1-№ 2
Группы
№ 1-№ 3
Груп-
пы№ 2-№ 3
ПЗМР, мс 240,5
[229,0; 254,8]
237,5
[226,3; 250,5]
242,0
[229,0; 248,0] 0,955 0,935 0,851
РДО ср. алгебр.,
мс
-6,8
[–20,4; –2,4]
-5,1
[–10,4; 28,4]
-11,3
[–31,6; –0,2] 0,145 0,767 0,033*
РДО ср. арифм.,
мс
33,8
[28,0; 37,7]
41,3
[35,7; 53,9]
49,4
[38,1; 55,1] 0,012* 0,017* 0,935
КЧСМ,
Гц
36,0
[35,0; 37,8]
35,0
[34,0; 36,0]
35,2
[34,0;36,5] 0,065 0,267 0,767
Примечание: 1. Ме – медиана; Q25 –нижняя квадратиль, Q75 – верхняя квадратиль; 2. α=0,017 – порого-
вый уровень значимости; 3. * – расчетное р≤α – Различия признаны статистически значимыми.
Таблица 4
Сравнительная частота произошедших после декомпрессионного воздействия
изменений показателей компьютерной стабилографии у водолазов-профессионалов
(n=14), устойчивых к ДВГО (φ-критерий углового преобразования Фишера).
Показатель
Описательные статистики
Me [Q25; Q75] Количество лиц (%) Uрасч
до после возрос снизился
Площадь статоки-
незио-граммы
(S, мм2)
Проба
с ОГ
421,5
[326,8; 459,0]
383,5
[341,0; 461,3] 5 (36%) 9 (64%) 1,53
Проба
с ЗГ
842,0
[726,8; 1113,5]
750,5
[404,3; 1042,3] 3 (21%) 11 (79%) 3,22*
Средний радиус
откло-нения тела
(R, мм)
проба
с ОГ
4,4
[3,8; 5,1]
4,7
[3,5; 5,8] 7 (50%) 7 (50%) 0,00
проба
с ЗГ
5,5
[4,7; 7,6]
5,6
[4,4; 7,6] 6 (43%) 7 (50%) 0,38
Скорость пе-
ремещения центра
давле-ния (V, мм/с)
проба
с ОГ
10,9
[8,7; 10,8]
10,2
[9,1; 11,0] 7 (50%) 6 (43%) 0,39
проба
с ЗГ
15,6
[13,8; 16,8]
14,0
[11,7; 16,1] 4 (29%) 10 71(%) 2,34*
Качество фун-
кции равнове-сия
(КФР,%)
проба
с ОГ
78,5
[76,0; 81,0]
72,5
[71,3; 80,8] 5 (36%) 9 (64%) 1,53
проба
с ЗГ
59,0
[49,8; 71,3]
69,5
[55,0; 77,8] 12 (86%) 2 (14%) 4,21*
Примечания: 1 Ме – медиана; Q25 –нижняя квадратиль, Q75 – верхняя квадратиль; 2 U0,05=1,64 – та-
бличное значение на уровне значимости α=0,05; 3 * – Uрасч>U0,05, то есть различие признано статистически
значимым.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 29
ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА
ных процессов и является прямым подтверждением
активации симпатоадреналовой системы.
Выявлено, что показатели компьютерной ста-
билографии, так же, как и показатели вариабельно-
сти ритма сердца могут характеризовать развитие
общих неспецифических адаптационных реакций
организма на действие неблагоприятных факторов
труда [18]. Об этом свидетельствуют выявленные
корреляционные связи между показателями вари-
ационной пульсометрии и статокинезиограммы
(от r=0,44 до r=0,71, р<0,05).
Методика оценки статокинетической функции
методом компьютерной стабилографии включает
функциональную нагрузочную пробу с исключе-
нием зрительного анализатора (закрывание глаз) из
регуляции прямостояния.
Анализ показателей компьютерной стабило-
графии в группе водолазов-профессионалов после
декомпрессии свидетельствует о статистически зна-
чимом уменьшении площади статокинезиограммы
на 12,2% (р<0,05) в пробе с закрытыми глазами (та-
блица 4). Это обусловлено тем, что у подавляющего
большинства из них (у 79%) величина данного по-
казателя снизилась (р<0,05). В этой же пробе у 71%
водолазов-профессионалов уменьшилась скорость
перемещения центра давления (р<0,05), что законо-
мерно привело к статистически значимому увеличе-
нию показателя КФР у 86% представителей группы
№ 1 (р<0,05). Соответственно этому и медианное
значение КФР в пробе с закрытыми глазами увели-
чилось с 59% до 69,5% (р<0,05). В пробе с открыты-
ми глазами статистически значимых изменений не
последовало. Полученные данные свидетельству-
ют о статистически значимом улучшении значений
статических показателей статокинезиограммы, та-
ких как ее площадь и качество функции равнове-
сия в пробе с закрытыми глазами. Изменения этих
показателей произошли у 79% и 86% лиц данной
группы.
Анализ показателей компьютерной стабило-
графии в группе аквалангистов-любителей после
декомпрессии свидетельствует о статистически
значимом уменьшении скорости перемещения
центра давления на 11,3% (р<0,05) в пробе с от-
крытыми глазами. В этой же пробе имело место
увеличение показателя КФР на 6,9% (р<0,05). При
этом статистически значимо выше стал процент
лиц с уменьшением еще двух показателей стато-
кинезиограммы в пробе с открытыми глазами (S,
R). В отличие от водолазов-профессионалов в про-
бе с закрытыми глазами статистически значимых
изменений не последовало (таблица 5). Получен-
ные данные свидетельствуют о статистически зна-
чимом улучшении значений как статических, так
и динамических показателей статокинезиограммы,
таких как площадь статокинезиограммы, радиус
отклонения тела, скорость перемещения центра
давления и качество функции равновесия в пробе
Таблица 5
Сравнительная частота произошедших после декомпрессионного воздействия
изменений показателей компьютерной стабилографии у аквалангистов-любителей
(n=17), устойчивых к ДВГО (φ-критерий углового преобразования Фишера).
Показатель
Описательные статистики
Me [Q25; Q75] Количество лиц (%)
Uрасч
до после возрос снизился
Площадь статоки-
незио-граммы
(S, мм2)
проба
с ОГ
549,5
[429,5; 623,0]
445,5
[301,8; 636,3] 6 (35%) 11 (65%) 1,69*
проба
с ЗГ
963,0
[189,5; 1416,3]
1022,0
[889,3; 1543,3] 7 (41%) 10 (59%) 1,03
Средний радиус
откло-нения тела
(R, мм)
проба
с ОГ
5,3
[4,4; 5,8]
5,0
[3,3; 5,3] 5 (29%) 12 (71%) 2,47*
проба
с ЗГ
5,9
[5,3; 7,5]
6,8
[5,0; 7,8] 9 (53%) 8 (47%) 0,34
Скорость пе-
ремещения центра
давле-ния (V, мм/с)
проба
с ОГ
11,3
[10,0; 12,4]
10,0*
[9,4; 11,7] 6 (35%) 11 (65%) 1,69*
проба
с ЗГ
18,0
[15,7; 23,5]
18,6
[15,2; 21,4] 7 (41%) 10 (59%) 1,03
Качество фун-
кции равнове-сия
(КФР,%)
проба
с ОГ
72,0
[67,3; 78,8]
77,0*
[71,8; 79,0] 12 (71%) 5 (29%) 2,47*
проба
с ЗГ
45,0
[34,3; 55,5]
47,0
[36,3; 54,0] 10 (59%) 7 (41%) 1,03
Примечания: 1 Ме – медиана; Q25 –нижняя квадратиль, Q75 – верхняя квадратиль; 2 U0,05=1,64 – та-
бличное значение на уровне значимости α=0,05; 3 * – Uрасч>U0,05, то есть различие признано статистически
значимым.
30 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА
с открытыми глазами.
Анализ показателей компьютерной стабило-
графии показал, что ни один показатель статоки-
незиограммы после воздействия повышенного
давления воздуха у лиц, неустойчивых к ДВГО,
статистически значимо не изменился по отноше-
нию к исходному значению (таблица 6). В тоже
время у 7 из 9 человек (78%) этой группы значе-
ние показателя КФР в пробе с закрытыми глазами
увеличилось (р<0,05), что указывает на некоторое
улучшение качества функции равновесия после
провокации ДВГО. В отличие от других групп на-
блюдалась тенденция к увеличению площади ста-
токинезиограммы при открытых глазах. Однако
однозначная трактовка этих результатов при малой
выборке лиц, неустойчивых к ДВГО затруднитель-
на.
Можно предположить, что у лиц, устойчивых
к ДБ, динамика статокинетических показателей го-
ворит о некотором напряжении адаптационных ме-
ханизмов более выраженном у дайверов, тогда как
у неустойчивых выявлена скорее неудовлетвори-
тельная направленность адаптационных процессов.
Однако требуются дальнейшие исследования для
статистического подтверждения данных предполо-
жений.
Таким образом, результаты комплексного
обследования лиц из числа водолазов-профес-
сионалов и аквалангистов-любителей неустой-
чивых к ДВГО, выявило ряд принципиальных
отличий в их функциональном состоянии по-
сле воздействия повышенного давления воздуха
при сравнении их с представителями групп № 1
и № 2, устойчивых к декомпрессионному газоо-
бразованию. Эти различия заключались в следу-
ющем:
– в исходном состоянии (до провокации ДВГО)
отсутствовали признаки ваготонии, так как имело
место равновесие в балансе между двумя отделами
ВНС;
– после декомпрессии появились признаки ак-
тивации как парасимпатического (уменьшение ЧСС
и ВИК), так и симпатического (уменьшение CV
и увеличение ИН и ИВР) отделов ВНС, что соот-
ветствует неудовлетворительной стадии адаптации
по Р. М. Баевскому [19];
– после декомпрессии среднее преобладание
времени ошибки РДО (средняя алгебраическая
РДО) хотя и статистически не значимо, но все
же уменьшилось с –9,5 мс до –11,3 мс, что сви-
детельствует об усилении неуравновешенности
нервных процессов с преобладанием процессов
возбуждения. Об активации симпатического от-
дела ВНС свидетельствует также увеличение
КЧСМ более чем у 50% лиц с низкой устойчиво-
стью к ДВГО;
– после декомпрессии показатели статоки-
незиограммы статистически значимо не измени-
лись.
Таблица 6
Сравнительная частота произошедших после декомпрессионного воздействия
изменений показателей компьютерной стабилографии у группы лиц (n=9),
неустойчивых к ДВГО (φ-критерий углового преобразования Фишера).
Показатель
Описательные статистики
Me [Q25; Q75] Количество лиц (%) Uрасч
До После возрос снизился
Площадь статокине-
зио-граммы
(S, мм2)
проба
с ОГ
392,0
[336,0; 611,5]
446,0
[286,5; 604,0] 4 (44%) 5 (56%) 0,47
проба
с ЗГ
880,0
[600,5; 1072,0]
700,0
[586,5; 1067,0] 3 (33%) 6 (67%) 1,47
Средний радиус откло-
нения тела
(R, мм)
проба
с ОГ
4,3
[3,8; 5,6]
5,0
[3,8; 5,6] 4 (44%) 5 (56%) 0,47
проба
с ЗГ
5,7
[4,4; 6,7]
5,9
[4,9; 6,5] 3 (33%) 3 (33%) 0,00
Скорость пе-
ремещения центра
давле-ния (V, мм/с)
проба
с ОГ
9,6
[8,9; 10,9]
9,6
[8,5; 11,2] 5 (56%) 4 (44%) 0,47
проба
с ЗГ
16,2
[14,3; 19,5]
14,2
[12,5; 17,8] 3 (33%) 6 (67%) 1,47
Качество фун-кции
равнове-сия (КФР,%)
проба
с ОГ
80,0
[73,0; 84,0]
79,0
[75,5; 83,0] 5 (56%) 4 (44%) 0,47
проба
с ЗГ
54,0
[45,0; 59,5]
65,0
[49,5; 68,0] 7 (78%) 2 (22%) 2,50*
Примечания: 1 Ме – медиана; Q25 –нижняя квадратиль, Q75 – верхняя квадратиль; 2 U0,05=1,64 – та-
бличное значение на уровне значимости α=0,05; 3 * – Uрасч>U0,05, то есть различие признано статистически
значимым.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 31
ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА
Литература
1. Зверев Д. П. Состояние функций организма
человека при многократных гипербарических воз-
действиях / Д. П. Зверев Автореферат дис. … канд.
мед. наук СПб., 2011.  22 с.
2. Бресткин А. П. Опыт теоретического и экс-
периментального исследований механизма воз-
никновения и профилактики кессонной болезни
/ А. П. Бресткин дис. … д-ра биол. наук: в 2 ч Л.,
1952. – Т. 4.1. – 286 с.; Т. 4.2. – 126 с.
3. Граменицкий П. М. Декомпрессионные
расстройства // Проблемы космической биологии,
т. 25. / Под ред. В. Н. Черниговского. М.: Наука,
1974. – 350 с.
4. Катунцев В. П. высотная декомпрессионная
болезнь: экспериментальное исследование патоге-
неза и путей профилактики / В. П. Кутунцев дис. …
д-ра мед. наук. – М., 1996. – 304 с.
5. Боченков А. А., Авиационная медицинская
эвакуация на современном этапе /. А. А. Боченков,
В. В. Яменсков, А. М. Шелепов и др. // Воен. – мед.
журн. – 2010. – № 1. – С. 41–48.
6. Black W. R. Decompression sickness: An
increasing risk for the private pilot /W.R. Black,
R. L. De Hart // Aviat. Space Environ. Med. – 1992. –
Vol. 63 – P. 200–202.
7. Neubauer Y. C., Herndon C. M. Fatal
pulmonary decompression sickness: a case report /
Y. C. Neubauer, J. P. Dixon // Aviat. Space Environ.
Med. – 1988. – Vol. 59. – P. 181. –184.
8. Гурфинкель В. С. Стабилизация положения
тела основная задача позной регуляции / В. С. Гур-
финкель, М. И. Липшиц, С. Мори [и др.] // Физио-
логия человека. – 1981. – т. 7. – N3. – С. 400–410.
9. Kejonen, P. Body movements during postural
stabilization / P. Kejonen. – Oulu, 2002. – 78 p.
10. Дэвис Дж. Лечение декомпрессионных на-
рушений // Медицинские проблемы подводных по-
гружений: пер. с англ. / Под редакцией П. Б. Беннета
и Д. Г. Эллиотта. – М.: Медицина, 1988. – С. 608–
634.
11. Eftedal O. S. Ultrasonic detection of
decompression induced vascular microbubbles, thesis
for the degree of doctor philosophiae / O. S. Eftedal. –
Trondheim, NTNU, 2007. – P. 60.
12. Старовойт А. В. Клинико-лабораторная
оценка метаболических нарушений при воздей-
ствии повышенного и пониженного давления и под-
ходы к их коррекции / А. В. Старовойт, автореф. дис.
… канд. мед. наук – СПб., 2011. – 23 с.
13. Инструкция о порядке проведения меди-
цинского освидетельствования водолазного состава
Военно-морского флота. – М., 2003. –10 с.
14. Юнкеров В. И. Математико-статистиче-
ская обработка данных медицинских исследований
/ В. И. Юнкеров, С. Г. Григорьев. – СПб.: ВМедА.,
2002. – 268 с.
15. Реброва О. Ю. Статистический анализ ме-
дицинских данных / О. Ю. Реброва // Применение
пакета прикладных программ STATISTICA. – М.:
МедиаСфера, 2002. – 312 с.
16. Белевитин А. Б. Компьютерная стабилогра-
фия в системе медико-физиологического обеспече-
ния профессиональной деятельности авиационных
специалистов / А. Б. Белевитин, А. А. Благинин,
И. И. Жильцова [и др.] // Вестн. Рос. Воен. – мед.
акад. – 2010. – № 3 (31). – С. 108–111.
17. Жильцова И. И. Ранняя диагностика и про-
гнозирование функционального состояния лиц, под-
вергающихся воздействию неблагоприятных факто-
ров окружающей среды / И. И. Жильцова // Сб. тез.
докл. междунар. конф. «Научно-практические про-
блемы рационального потребления воздуха». – Ал-
маты. Казахстан, 2000. – С. 10–11.
18. Жильцова И. И. Новый подход к анали-
зу показателей компьютерной стабилографии для
оценки влияния экстремальных факторов профес-
сиональной среды на функциональное состояние
организма/ И. И. Жильцова, Мясников А. Ал. //
Материалы IX Всеармейской научно-практической
конференции с международным участием» Баро-
терапия в комплексном лечении и реабилитации
раненых, больных и пораженных. – СПб: ВмедА,
2015. – С. 53–54.
19. Баевский Р. М. Оценка адаптационных воз-
можностей организма и риска развития заболеваний
/ Р. М. Баевский, А. П. Берсенева. – М.: Медицина,
1997. – 236 с.
32 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
Основным направлением в деятельности спе-
циалистов медицинской и психологической служб
Вооруженных Сил РФ является поддержание вы-
сокой профессиональной работо- и боеспособно-
сти военнослужащих, что является необходимым
условием решения профессиональных задач. Про-
цесс адаптации к условиям военной службы и воен-
но-профессиональная деятельность в осложненных
условиях предъявляет повышенные требования не
только к состоянию здоровья и функциям организма
военнослужащих, но и к системе психической ре-
гуляции, обеспечивающей поддержание адекватно-
го психоэмоционального состояния и оптимальной
профессиональной надежности [1]. Универсальным
показателем, позволяющим прогнозировать успеш-
ность психической адаптации (регуляции) в раз-
личных условиях профессиональной деятельности
и выявлять возможные дезадаптационные наруше-
ния, является уровень нервно-психической устой-
чивости (НПУ) [1,2].
В настоящее время НПУ рассматривается как
центральный показатель индивидуально-психоло-
гических особенностей личности, определяющих
особенности регуляции системы психической адап-
тации, и как состояние устойчивого протекания
познавательных психических процессов, эмоцио-
нально-волевой регуляции и поведенческих реак-
ций в процессе профессиональной деятельности
[2]. Высокий уровень НПУ характеризует высокую
функциональную способность системы психиче-
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2015
УДК 159.922 (075.8) +615.8 (075.8)
Использование новых методов оценки
нервно-психической устойчивости
и склонности к аддиктивному поведению
в процессе профессионального отбора
и медико-психологического сопровождения
военнослужащих
ЮСУПОВ В. В., КОРЗУНИН В. А., ДОРОФЕЕВ И. И., КРАВЧЕНКО Ю. В., КУЗИНА Р. Х., ЛЕВИЧ С. Н.,
ФИЛИППОВА Е. О.
Военно-медицинская академия имени С. М. Кирова, г. Санкт-Петербург, Россия
Концепция оценки нервно-психической устойчивости за последние годы была существенно пересмотрена. С це-
лью создания новых методов оценки психического состояния военнослужащих, прогнозирования успешности
военно-профессиональной деятельности, выявления аддиктивной склонности и риска развития дезадаптаци-
онных нарушений были разработаны психодиагностические методики «Модуль» и «Аддиктивная склонность».
Предлагаемые методики соответствуют основным психометрическим требованиям построения методик,
характеризуются достаточным психометрическим обоснованием по критериям валидности и надежности,
прошли апробацию и могут быть рекомендованы к использованию в мероприятиях медико-психологического со-
провождения военнослужащих МО РФ.
К л ю ч е в ы е с л о в а: нервно-психическая устойчивость, психическая адаптация, профессиональный от-
бор, медико-психологическое сопровождение.
Using of new methods of nervous mental resilience assessment and propensity for addictive behavior in the process of
professional selection and medical-psychological support of military men
The concept of nervous mental resilience assessment in recent years has been substantially revised. To create new methods
to assess the mental state of military personnel forecasting the success of professional military activity, revealing addictive
propensity and risk of disadaptative violations, psychological screening methods “Module” and “Addictive tendency” have
been developed. The proposed methods meet the basic requirements of psychometric techniques, they are characterized
by a sufficient psychometric verification according to the criteria of validity and reliability, have been tested and can be
recommended for use in the activities of medical and psychological support of servicemen of Defense Ministry.
K e y w o r d s: nervous and mental resilience, mental adaptation, professional screening, medical and psychological
support.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 33
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
ской адаптации по сохранению устойчивости и вы-
сокой эффективности психической деятельности,
как в обычных условиях, так и в условиях воздей-
ствия экстремальных стрессовых факторов внеш-
ней (физической и социальной) среды. И, наоборот,
неудовлетворительная НПУ (нервно-психическая
неустойчивость, НПН), свидетельствует о низкой
функциональной способности системы психиче-
ской адаптации, о повышенном риске в отношении
развития дезадаптационных психических наруше-
ний не только в экстремальных, но и даже в обыч-
ных условиях профессиональной деятельности при
изменении ее отдельных параметров.
Основными факторами, вызывающими вы-
раженное напряжение психической адаптации,
а также определяющими скорость и глубину деком-
пенсации в неблагоприятных условиях военно-про-
фессиональной деятельности являются: выражен-
ность и длительность стрессогенного воздействия,
субъективно высокий уровень индивидуальной
опасности, степень сложности поставленной зада-
чи и лимит времени на ее выполнение. [3,4,5]. При
этом динамика снижения НПУ может рассматри-
ваться в качестве одного из основных критериев вы-
раженности стрессовых реакций и напряжения пси-
хической адаптации у военнослужащих. Наиболее
типичным проявлением поведенческих нарушений
в этих условиях является несоответствие реакций
на стимул, как по форме, так и по содержанию.
В связи с указанным, оценка выраженности
и динамики НПУ, а также и раннее выявление лиц
с нарушениями НПУ является одной из наиболее
важных задач в медико-психологическом (психофи-
зиологическом) сопровождении военнослужащих
по призыву и по контракту [3,6,7].
Основными причинами, формирующими не-
удовлетворительную НПУ являются:
– наследственные (генетические, конституци-
ональные) факторы, определяющие особенности
развития и соотношения нервных процессов, вли-
яющие на выраженность и проявление основных
свойств нервной системы, и приводящие к сниже-
нию эмоционально-волевой регуляции, а также –
к нарушению, асинхронности, дифицитарному
развитию познавательной сферы или умственной
отсталости;
– экзогенные факторы органической природы
(хронические соматические заболевания и нейро-
инфекции; злоупотребление алкоголем, наркомании
и токсикомании; закрытые травмы мозга), снижаю-
щие адаптационные возможности организма, при-
водящие к нарушению эмоционального регулирова-
ния и изменениям в познавательной сфере;
– факторы воздействия макро- и микросоци-
альной среды психогенной природы (психотравмы,
социальная и педагогическая запущенность, ошиб-
ки воспитания и формирования личности), приво-
дящие к развитию акцентуаций, психопатий, психи-
ческого инфантилизма [3].
До настоящего времени, методикой выбора,
наиболее полно отвечающей целям психофизио-
логической диагностики НПУ военнослужащих,
оценки адаптивных возможностей индивида к про-
фессиональному военному обучению и последу-
ющей деятельности, и определения причин, ле-
жащих в основе девиантного поведения, являлась
методика «Многоуровневый личностный опросник
(МЛО)«Адаптивность». Однако, дальнейшая тео-
ретическая разработка вопроса определения НПУ
привела к необходимости переработки психодиаг-
ностического аппарата по ее определению.
Коллективом сотрудников научно-исследо-
вательского центра ВМедА имени С. М. Кирова
(Баурова Н. Н., Кравченко Ю. В., Корзунин В. А.,
Овчинников Б. В., Чермянин С. В., Юсупов В. В.)
разработан новый психодиагностический опросник
«Модуль». Опросник предназначен для определе-
ния уровня НПУ, выявления акцентуаций характера,
симптомов пограничных психических расстройств
(невротических реакций, состояний, психопатий
и т. п.). Методика позволяет не только учесть риск
возможных дезадаптационных нарушений, но
и определить их характер в соответствии с диагно-
стическими критериями МКБ‑10.
Теоретической основой для создания методики
«Модуль» является представление о динамичности
фиксируемых характеристиках НПУ и непрерывно-
сти их изменения при переходе от нормы к патоло-
гии. По мнению большинства исследователей, про-
явления нарушений НПУ могут усиливаться, вплоть
до развития психосоматического и психического за-
болевания, при неблагоприятных воздействиях про-
фессиональной среды, стрессе, и т. д., и уменьшать-
ся при благоприятных условиях среды, проведении
психокоррекционных мероприятий [3,6,7].
Основной особенностью данной методи-
ки является ее универсальность. Опросник име-
ет три формы: краткую форму «Модуль-Отбор»
(Модуль-О), полную «Модуль-Сопровождение»
(Модуль-С) и «Модуль-Клиника» (Модуль-К), что
позволяет использовать его как при экспресс-диа-
гностике уровня НПУ, так и в процедурах скри-
нинг-обследований для выявления неудовлетвори-
тельной НПУ. Полная форма методики «Модуль-С»
содержит 232 вопроса, краткая форма опросника
«Модуль-О» содержит 84 вопроса, «Модуль-К» –
125 вопроса.
Методики «Модуль-О» и «Модуль-С» приме-
няются на этапах отбора и сопровождения военнос-
лужащих, а методика «Модуль-К» – на этапе расши-
ренного психолого-психиатрического обследования
узкими специалистами (психиатрами, клинически-
ми психологами) и позволяет уточнить регистр пси-
хических нарушений.
Для определения признаков, характеризую-
щих различные группы расстройств, выделены 6
34 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
основных психодиагностических модулей, которые
учитывают наличие наиболее часто встречающихся
психопатологических проявлений у лиц обследуе-
мых контингентов (симптомов и синдромов катего-
рий F0-F6):
M0 – «Органические, включая симптоматиче-
ские, психические расстройства», отвечающие кри-
териям диагностических рубрик F00-F09;
M1 – «Шизофрения, шизотипические и бредо-
вые расстройства», отвечающие критериям диагно-
стических рубрик F20-F29;
В норме модули M0 и М1 оценивают устой-
чивость протекания познавательных психических
процессов.
M2 – «Аффективные расстройства», отвечаю-
щие критериям диагностических рубрик F30-F39;
M3 – «Тревожно-фобические и другие тревож-
ные расстройства, изолированные фобии», отвеча-
ющие критериям диагностических рубрик F40–42;
В норме модули М2 и М3 оценивают устойчи-
вость в эмоциональной сфере.
М4 – «Конверсионные симптомы, психическая
и физическая астения, нарушения сна, пищевого
поведения, соматоформные расстройства», отвеча-
ющие критериям диагностических рубрик F44, F45,
F48, F50;
М5 – «Личностные расстройства», отвечаю-
щих критериям диагностической рубрики F60-F69;
В норме модули М4 и М5 отражают регуляцию
поведенческих реакций и волевые характеристики.
Данные диагностические модули позволяют
выявить психопатологические симптомы (единич-
ный, частный признак неблагополучия в психиче-
ской сфере человека), определить вектор возмож-
ных дезадаптационных нарушений, а так же дают
дополнительную информацию для последующего
углубленного психологического, патопсихологиче-
ского и психиатрического обследования.
Помимо диагностических модулей отдельно
выделена шкала лжи (12 утверждений). Все вопро-
сы, включенные в опросник «Модуль», имеют весо-
вое значение, соответствующее вкладу этого вопро-
са в определяемый синдром. Вынесение итогового
заключения по методике проводится на основании
интегрального показателя, как суммарного показа-
теля оценок по всем модулям. Интегральный пока-
затель отражает уровень НПУ: высокая, хорошая,
удовлетворительная, неудовлетворительная. Зна-
чения «сырых» баллов по диагностическим моду-
лям, находящиеся в интервале 1–2 стена, позволяют
определить вектор возможных дезадаптационных
нарушений, а так же дают дополнительную инфор-
мацию для последующего углубленного обследова-
ния.
Методики «Модуль-О», «Модуль-С» и «Мо-
дуль К» прошли первичную апробацию в ВМедА
имени С. М. Кирова. В ходе исследования была про-
ведена оценка психометрических качеств опрос-
ников. Опросники были нормированы и стандар-
тизированы. Нормативные значения в стандартной
стеновой шкале рассчитаны на выборке юношей
18–27 лет (1586 человек), поступавших на обучение
в военные учебные заведения, прошедших меди-
цинскую комиссию.
Проверка валидности и надежности опрос-
ников «Модуль О» и «Модуль С» проводилась на
выборке кандидатов, поступающих в Военно-меди-
цинскую академию имени С. М. Кирова. В обследо-
вании принимали участие 887 юношей, 205 девушек
в возрасте 17–26 лет, прошедших медицинскую ко-
миссию ВМедА.
Для определения критериальной валидности
обеих форм опросника «Модуль О» применялась
корреляция между числовыми значениями шкал,
входящих в опросник, и внешним критерием. В ка-
честве внешнего критерия использовались резуль-
таты стандартизированного метода исследования
личности (СМИЛ), МЛО «Адаптивность», показа-
телей общего интеллектуального развития батареи
интеллектуальных тестов (ОИР) и итоговой кате-
гории профессиональной пригодности (ПП), при-
меняемые при профессионально-психологическом
отборе (ППО) для прогноза эффективности профес-
сиональной деятельности. Для проверки прогно-
стической валидности использовались экспертные
оценки по дисциплине, военно-профессиональной
направленности (ВПН) и качеству выполнения слу-
жебных обязанностей.
Полученные результаты подтвердили высокую
валидность опросников «Модуль-С» и «Модуль-О».
В процессе исследования были установлены ста-
тистически значимые корреляционные связи (ко-
эффициент корреляции Спирмена r от 0,46 до 0,63,
p≤0,01) между числовыми значениями шкал опрос-
ников «Модуль-О» и «Модуль-С» и значениями
шкал методики МЛО «Адаптивность», отражающи-
ми уровень поведенческой регуляции (ПР) и нерв-
но-психической устойчивости.
Интегральный показатель опросника «Мо-
дуль», характеризующий уровень НПУ, имеет стати-
стически значимые корреляционные связи со всеми
показателями методик МЛО, ВПН, ОИР и итоговой
категорией ПП. Так же интегральный показатель
имеет значимые корреляционные связи (r от 0, 67 до
0,86, p≤0,01) с экспертными оценками по дисципли-
не, военно-профессиональной направленности, ка-
честву выполнения служебных обязанностей и ито-
говой категорией ПП. Полученные коэффициенты
корреляций в целом соответствуют рекомендуемой
тесноте корреляционной связи (r > 0,6 на выборке
более 100 человек) для определения критериальной
валидности теста в целях ППО.
В таблицах 1–3 представлены результаты кор-
реляционного анализа между оценками методик
«Модуль-О», «Модуль-С», «Модуль-К» и оценками
по методикам МЛО «Адаптивность», военно-про-
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 35
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
фессиональной направленностью (ВПН), интел-
лектуальной батареей (ОИР) и итоговой категорией
ПП.
Надежность методик «Модуль-О»
и «Модуль-С» оценивались при помощи распро-
страненной формулы определения суммарной
одномоментной надежности Кьюдера-Ричардсона
(KR‑20). Полученные коэффициенты внутренней
согласованности опросника соответственно равны
0,86 и 0,98, что подтверждает высокую надежность
опросника.
Как видно из таблиц 1–3 статистически зна-
чимые связи получены между нервно-психической
устойчивостью и интегральными показателями по
методикам «Модуль».
В настоящее время, в условиях военной служ-
бы значительно усилились социальные и психоген-
ные факторы негативной направленности, в связи
с чем, существенно возрос риск развития аддик-
тивного поведения, как проявление неудовлетвори-
тельной НПУ. В частности, возросло число случаев
употребления психоактивных веществ (ПАВ) среди
военнослужащих.
Для выявления аддиктивной склонности со-
трудниками ВМедА имени С. М. Кирова разрабо-
тан психодиагностический опросник «Аддиктивная
склонность», направленный на выявление наличия
и степени выраженности зависимости от ПАВ у во-
еннослужащих: аддиктивной предрасположенно-
сти, аддиктивной склонности, аддиктивного пове-
дения, аддиктивного расстройства.
Опросник разработан на базе «аддиктивных»
шкал опросников «Диагностика склонности к от-
клоняющемуся поведению», методики «ДАП‑2»,
«Патохарактерологического диагностического
опросника Шмишека», «Стандартизированного
многофакторного метода исследования личности».
С помощью математико-статистического модели-
рования из 182 утверждений (с использованием
частотного анализа) были выделены наиболее зна-
чимые вопросы, отражающие риск возникновения
аддиктивного поведения. Исследование проводи-
лось на выборке призывной молодежи в условиях
наркологического диспансера, исправительной ко-
лонии и кандидатов на обучение в академии в ко-
личестве 530 чел. Методика рекомендуется к при-
менению на этапе ППО для экспресс-оценки уровня
аддиктивной склонности и на различных этапах
военно-профессиональной адаптации. Психодиаг-
ностический опросник «Аддиктивная склонность»
может использоваться специалистами подразделе-
ний ППО, по работе с личным составом и медицин-
ской службы.
Методика содержит 40 утверждений: 10 ут-
Таблица 1
Коэффициенты корреляций между оценками методики «Модуль-О» и оценками по
методикам МЛО «Адаптивность», ВПН, ОИР и итоговой категорией ПП
Показатель M0 M1 M2 M3 M4 M5 Ложь
Интеграль-
ный показа-
тель НПН
Интеграль-
ный по-
казатель по
блоку ОИР
-0,298** -0,316** -0,344** -0,372** -0,280** -0,350** -0,136* -0,429**
Показа-
тель ЛАП
(МЛО)
-0,489** -0,671** -0,697** -0,644** -0,673** -0,758** 0,302** -0,848**
ВПН -0,310** -0,474** -0,518** -0,521** -0,435** -0,522** 0,126* -0,613**
Итоговая
категория
ПП
0,308** 0,449** 0,436** 0,450** 0,437** 0,503** 0,562**
НПУ -0,499** -0,666** -0,734** -0,691** -0,696** -0,753** 0,342** -0,876**
Показатель
по КП
(МЛО)
-0,342** -0,492** -0,433** -0,398** -0,491** -0,604** 0,164** -0,584**
Показатель
по МН
(МЛО)
-0,347** -0,502** -0,496** -0,419** -0,421** -0,503** 0,169** -0,580**
Примечания: 1 * – при p≤0,05; 2 ** – при p≤0,01
36 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
верждений – шкала достоверности («социальной
желательности») и 30 – основные вопросы. Каждое
утверждение относится к одной из четырёх шкал,
характеризующих клинические этапы формирова-
ния зависимости от ПАВ: «Аддиктивная предрас-
положенность» (АПр); «Аддиктивная склонность»
(АС); «Аддиктивное поведение» (АПв); «Аддиктив-
ное расстройство» (АР).
Шкала «Аддиктивная предрасположенность»
выявляет наследственную отягощённость.
Шкала «Аддиктивная склонность» определяет
отношение к дисгармоничной семье и сверстни-
кам с девиантным поведением (микросоциальный
риск).
В шкалу «Аддиктивное поведение» входят во-
просы, диагностирующие злоупотребление и поис-
Таблица 3
Коэффициенты корреляций между оценками методики «Модуль-К» и оценками по
методикам МЛО «Адаптивность», ВПН, ОИР и итоговой категорией ПП
Показатель M0 M1 M2 M3 M4 M5 Ложь
Интеграль-
ный показа-
тель НПН
Интеграль-
ный показа-
тель по блоку
ОИР
-0,212* -0,267** -0,206* -0,241**
Показатель
ЛАП (МЛО) -0,473** -0,389** -0,479** -0,633** -0,316** -0,748** 0,534** -0,829**
ВПН -0,324** -0,167* -0,292** -0,362** -0,180* -0,542** 0,194* -0,520**
Итоговая ка-
тегория ПП 0,179* 0,292** 0,236** 0,434** 0,325** 0,391**
НПУ -0,502** -0,378** -0,507** -0,634** -0,301** -0,672** 0,501** -0,802**
Показатель
по КП (МЛО) -0,290** -0,282** -0,227** -0,460** -0,257** -0,623** 0,331** -0,598**
Показа-
тель по МН
(МЛО)
-0,273** -0,319** -0,348** -0,311** -0,215* -0,567** 0,495** -0,558**
Примечания: 1 * – при p≤00,05; 2 ** – при p≤00,01
Таблица 2
Коэффициенты корреляций между оценками методики «Модуль-С» и оценками по
методикам МЛО «Адаптивность», ВПН, ОИР и итоговой категорией ПП
Показатель M0 M1 M2 M3 M4 M5 Ложь
Интеграль-
ный показа-
тель НПН
Интеграль-
ный по-
казатель по
блоку ОИР
-0,224** -0,165** -0,158* -0,270** -0,185** -0,174** -0,254**
Показатель
ЛАП (МЛО) -0,275** -0,510** -0,687** -0,681** -0,696** -0,775** 0,394** -0,793**
ВПН -0,158* -0,256** -0,425** -0,340** -0,443** -0,415** 0,219** -0,435**
Итоговая
категория
ПП
0,222** 0,323** 0,386** 0,456** 0,471** 0,457** -0,190** 0,496**
НПУ -0,243** -0,516** -0,704** -0,701** -0,716** -0,736** 0,450** -0,794**
Показа-
тель по КП
(МЛО)
-0,218** -0,349** -0,514** -0,488** -0,561** -0,605** 0,226** -0,597**
Показатель
по МН
(МЛО)
-0,250** -0,396** -0,483** -,454** -0,415** -0,604** 0,259** -0,560**
Примечания: 1 * – при p≤00,05; 2 ** – при p≤00,01
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 37
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
ковую активность в отношении ПАВ (доклиниче-
ский этап).
Вопросы, направленные на описание клиниче-
ских критериев сформированной зависимости, со-
ставляют шкалу «Аддиктивное расстройство».
Также, с помощью суммирования показателей
перечисленных выше четырех шкал, подсчитывает-
ся показатель по интегральной шкале (АДД).
Стандартизация и нормирование психодиагно-
стического опросника «Аддиктивная склонность»
проводилось на выборке кандидатов, поступающих
в Военно-медицинскую академию имени С. М. Ки-
рова (n=530).
Вынесение итогового заключения по методике
проводится на основании интегрального показате-
ля АДД, как суммарного показателя оценок по всем
шкалам опросника. Высокие значения по диагно-
стическим модулям, находящиеся в интервале 1–2
стена, позволяют определить наличие аддиктивно-
го расстройства в связи с приёмом психоактивных
веществ и/или эпизодическим употреблением алко-
голя, а так же дают дополнительную информацию
для последующего углубленного психологического,
патопсихологического и психиатрического обследо-
вания.
Предлагаемый опросник был проверен на ва-
лидность и надежность. Полученные результаты
подтвердили достаточно высокую надежность ме-
тодики (Кьюдера-Ричардсона rKR‑20 = 0,93).
Для определения критериальной валидности
опросника «Аддиктивная склонность» вычислялась
корреляция между баллами по шкалам методики
и внешним критерием. В качестве внешнего кри-
терия использовались показатели МЛО «Адаптив-
ность», методики СМИЛ, показатели тестов ОИР
и итоговая категория ПП.
Установлены значимые корреляционные свя-
зи между числовыми показателями шкал методик
«Аддиктивная склонность» и МЛО «Адаптив-
ность» отражающими уровень нервно-психической
устойчивости, моральной нормативности, коммуни-
кативного потенциала (r =0,363–0,683, p≤0,01). Так-
же выявлена отрицательная корреляционная связь
между показателями шкал опросника «Аддиктивная
склонность» и показателем тестов ОИР (r = –0,280,
p≤0,01). Положительные корреляционные связи вы-
явлены между показателями шкал опросника «Ад-
диктивная склонность» и показателями шкал Pd
«психопатия» (r = 0,379, p≤0,01) и Ма «гипомания»
(r= 0,208, p≤0,01) СМИЛ. Полученные результаты,
свидетельствуют о том, что лица с повышенной ад-
диктивной склонностью характеризуются низким
уровнем поведенческой регуляции, сниженными
морально-нравственными и коммуникативными
качествами, ослаблением эмоционально-волевого
контроля, склонностью к риску, сниженными пока-
зателями ОИР.
Статистически значимая корреляционная связь
с итоговой категорией ПП (r=0,244, p≤0,01) указы-
вает на достаточную прогностическую валидность
опросника «Аддиктивная склонность».
В ходе проведенных исследований было вы-
явлено, что предлагаемые методики имеют тесные
корреляционные взаимосвязи с другими методами
оценки НПУ, применяемыми в настоящее время
в соответствии с действующими руководящими до-
кументами (приказ МО РФ 2000, № 50) для оценки
НПУ у военнослужащих. В тоже время методики
«Модуль» и «Аддиктивная склонность» являют-
ся наиболее показательными именно для выявле-
ния поведенческих и эмоциональных расстройств
и психической дезадаптации.
Предлагаемые методики в целом соответству-
ют основным психометрическим требованиям по-
строения методик, характеризуются достаточным
психометрическим обоснованием по критериям ва-
лидности и надежности.
Методики «Модуль-С» и «Аддиктивная склон-
ность» уже включены в методические документы по
профессионально-психологическому сопровожде-
нию курсантов военных вузов МО РФ и в состав
специального программного обеспечения автома-
тизированных рабочих мест специалиста профес-
сионального психологического отбора «Отбор-В»
(АРМ СПО «Отбор-В»).
В целях совершенствования системы ППО
граждан, призываемых на военную службу и при-
нимаемых на военную службу по контракту, рассмо-
трен вопрос о целесообразности включения в состав
специального программного обеспечения автома-
тизированных рабочих мест специалиста профес-
сионального психологического отбора «Отбор-В»
(АРМ СПО «Отбор-В»), предназначенных для ос-
нащения отделов (муниципальных) военных комис-
сариатов субъектов Российской Федерации, данного
методического аппарата для использования врача-
ми-специалистами (психиатром и неврологом), уча-
ствующими в медицинском освидетельствовании
граждан Российской Федерации при первоначаль-
ной постановке на воинский учет и призыву на во-
енную службу.
Литература
1. Маклаков А. Г. Личностный адаптацион-
ный потенциал: его мобилизация и прогнозирова-
ние в экстремальных условиях // Психол. Журнал.
2001. Т. 22. № 1. С. 16–24.
2. Дорофеев, И. И. Состояние нервной систе-
мы у военнослужащих с признаками нервно-пси-
хической неустойчивости на начальном этапе воен-
но-профессиональной адаптации: дис … канд. мед.
наук // Санкт-Петербург: ВМедА, 2005. 169 с.
3. Чермянин С. В., Корзунин В. А., Юсу-
пов В. В. Методологические аспекты диагностики
нервно-психической неустойчивости у специали-
стов экстремальных видов деятельности // Медико-
38 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
биологические и социально-психологические про-
блемы безопасности в чрезвычайных ситуациях.
2008. № 6. С. 49–54.
4. Овчинников Б. В., Дьяконов И. Ф., Кол-
чев А. И., Лытаев С. А. Основы клинической пси-
хологии и медицинской психодиагностики // СПб.:
ЭЛБИ-СПб., 2005. 316 с.
5. Решетников М. М., Баранов Ю. А., Му-
хин А. П., Чермянин С. В. Уфимская катастрофа:
особенности состояния, поведения и деятельности
людей // Психол. Журнал. 1990. Т. 11. № 1. С. 95.
6. Чермянин С. В., Корзунин В. А., Юсу-
пов В. В. Диагностика нервно-психической неустой-
чивости в клинической психологии: Методическое
пособие // СПб.: Речь, 2010. 190 с.
7. Юсупов В. В., Корзунин В. А., Ко-
стин Д. В. Сравнительный анализ нервно-психи-
ческой устойчивости у призывного континента
и военнослужащих на начальном этапе военно-про-
фессиональной адаптации // Медико-биол. и соц. –
психол. пробл. безопасности в чрезв. ситуациях.
2014. № 4. С. 95–101.
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2015
УДК 159.9/316.6+613.67
Повышение адаптивного потенциала
у молодых моряков-подводников в условиях
крайнего севера
1Королева И.Н., 2Караяни А.Г., 3Закревский Ю.Н., 3Архангельский Д.А.
1 Военная прокуратура Северного флота. E-mail: yuliavoloshina@mail.ru; 2 Военный Университет МО РФ, г. Мо-
сква; 3 «1469 Военно-морской клинический госпиталь» Минобороны России, E-mail zakrev.sever@bk.ru.
Исследованы психологические показатели индивидуальных особенностей как определяющие факторы адапта-
ционного потенциала к особым условиям службы у молодых моряков-подводников, проходящих службу на подво-
дной лодке в сроки от 1 месяца до 3 лет с 2013 по 2015гг в условиях Крайнего Севера. Отмечается преобладание
высоких и средних показателей индивидуальных психологических особенностей: у 116(55,23±1,53%) выявлены
средние данные индивидуальных особенностей, высокий уровень индивидуальных особенностей зафиксирован
у 66(31,42±1,28%) моряков, низкий – у 28(13,34±0,76%). С целью повышения адаптационного потенциала исполь-
зовано применение социально-психологических тренингов (СПТ) 2 раза в неделю по 1,5 часа в течение 1 месяца.
Выявлено достоверное повышение уровня адаптационного потенциала у моряков – подводников с увеличением
средней величины коэффициента адаптивности с 0,86 до 1,12 (p<0,001) по сравнению с контрольной группой
(0,48 и 0,57). Основными индивидуальными психологическими качествами как факторами успешной адаптив-
ности моряков к специфическим условиям службы на подводной лодке являются высокая нервно-психическая
устойчивость, адекватная высокая самооценка, высокая эмоциональная устойчивость, низкий уровень тревож-
ности, хорошая коммуникативность, высокий мотивационный потенциал.
К л ю ч е в ы е с л о в а: адаптивный потенциал, индивидуальные психологические особенности, моряки-
подводники, особые условия службы, психология воинских коллективов, Военно-морской флот.
Koroleva I. N., Karajani A. G., Zakrevski U. N., Archangelski D.A INCREASE IN YOUNG adaptive potential of submariners
in the Far North
Researched psychological indicators of individual characteristics as determinants of adaptive capacity to the particular
conditions of service among young submariners, serving on a submarine in terms from 1 month to 3 years from 2013 to
2015 in the far North. Notes the predominance of high and average values of individual psychological characteristics:
116 (55.23%) 1.53 ± average data revealed individual features, a high level of individual characteristics have recorded 66
(± 1.28 31.42%) sailors, low-at 28 (13.34%) 0.76 ±. with a view to enhancing adaptive capacity used application of sociopsychological
trainings (TPB) 2 times a week for 1.5 hours for 1 month. a significant increase in the level of Identified
adaptation capacity of seafarers-divers with an increase in the average coefficient of 0.86, with adaptability to 1.12 (p <
0.001) compared with the control group (0.48 and 0.57). the main individual psychological qualities as factors of successful
adaptation to the specific conditions of seafarers submarine service are high nervous-mental stability adequate, high selfesteem,
high emotional stability, low anxiety level, good communication, high motivation potential.
K e y w o r d s: adaptive capacity, individual psychological characteristics, sailors-sailors, special conditions of service,
psychology of military bands, Navy.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 39
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
Введение
Военно-морские силы и подводный флот всег-
да играли важную роль в решении ключевых задач
государства в известные периоды истории и на со-
временном этапе развития Российской Федерации.
В силу специфики решаемых им задач, обладания
важной особенностью скрытного и недосягаемого
несения значительного стратегического оборони-
тельного потенциала, в том числе ядерного подво-
дный флот является одним из основных оплотов
безопасности государства (Королев В. И.,2015,
http://Interfax/Russia/416917; Лукин Ю. Ф.,2011,
Шойгу С. К.,2015) [1,4,8,9,10,13,14]. В условиях
сложной технической конструкции подводных ло-
док, замкнутости и ограниченности внутреннего
пространства при высокой насыщенности и кон-
центрации сложными техническими устройствами
и механизмами при информационной и социальной
изоляции, постоянной опасности для жизни, пси-
хологические условия деятельности моряков-под-
водников остаются крайне интенсивными и напря-
женными. В то же время, морякам-подводникам
приходится находиться в сфере непосредственных
военно-профессиональных и межличностных кон-
тактов [2,5,6,11,12,16]. Индивидуальные психоло-
гические особенности моряков подводников оказы-
вают существенное влияние на адаптацию к новым
условиям службы, формирование сплоченности
и благоприятного психологического климата в эки-
паже, которые способствуют современному и пол-
ному выполнению экипажем подводной лодки всех
поставленных боевых задач [3, 7, 9,11,15].
Целью исследования является улучшение
адаптации подводников к новым условиям службы
на основе улучшения индивидуальных психологи-
ческих особенностей молодых моряков-подводни-
ков, начинающих службу в специфических усло-
виях подводной лодки с постоянной и выраженной
опасностью для жизни, формирования сплоченно-
сти и благоприятного психологического климата
в экипаже для своевременного и полного выполне-
ния экипажем подводной лодки поставленных бое-
вых задач.
Методы. Исследована выборочная совокуп-
ность 35 молодых (офицеров) моряков-подводни-
ков, проходящих службу в экипаже подводной лод-
ки Подводных сил Северного флота в 2014–2015гг
в сроки от 2 месяцев до 3 лет. В исследовании ис-
пользованы экспериментально-психологическая
методика определения психологических особен-
ностей коллектива и определения коэффициента
адаптации. Для анализа полученных данных ис-
пользовался показатель дисперсии (M±m). Уровень
статистической значимости, при котором отклоня-
лись нулевые гипотезы, составлял менее 0,001. Ста-
тистический анализ данных проводился с исполь-
зованием программного обеспечения EpiInfo (TM)
3.4.1. и SPSS15.0 для Windows.
Результаты. С целью разработки психологи-
ческих программ по улучшению адаптации под-
водников к новым условиям службы проведено
исследование индивидуальных психологических
особенностей молодых моряков-подводников, начи-
нающих службу в специфических условиях подво-
дной лодки с постоянной и выраженной опасностью
для жизни, формированию сплоченности и благо-
приятного психологического климата в экипаже для
своевременного и полного выполнения экипажем
подводной лодки поставленных боевых задач. Воз-
раст моряков-подводников составил от 22 до 26 лет
и составил в среднем 23,7 ± 0,4 года. Преобладала
возрастная группа 31–35 лет (26%). Моряки в воз-
расте от 20 до 25 лет составили 6(8,6%), в возрасте
от 25 до 35 лет – 44(62,8%). В возрастном проме-
жутке от 36 до 40 лет – 17,1%. Лиц в возрасте от
41 до 50 лет на подводной лодке служило 8(11,5%),
что подчеркивает преобладание молодых возрастов
среди подводников (табл. 1).
Подводники в возрасте 22 года и со сроком
службы от 1 год составили 12(34,2%), возрастом
23 года со сроком службы 2 года – 15(42,8%), сро-
ком службы 3 года и возрастом 24 года – 8(22,9%).
Преобладали молодые офицеры со сроком служ-
бы на подводной лодке 2 года и в возрасте 23 лет-
15(42,8%).
Высокий уровень самооценки выявлен
у 12 (34,0±1,28%) подводников, средний – у 23
(66,0±1,56%) моряков. Высокий уровень мотивации
достижений представили 1(3,0±0,06%) молодых
моряков, средний – 14(40,0±1,13%) подводников,
низкий уровень мотивационных достижений пока-
зали 20(57,0±0,71%). Отмечается значительное пре-
обладание низких ожиданий мотивационных дости-
жений у молодых моряков-подводников в отличие
от других показателей индивидуальных психологи-
ческих личностных особенностей. Низкий уровень
тревожности (отсутствие тревожности) выявлен
у 25(71,0±0,24%), средний – у 10(29,0±0,18%), вы-
сокого уровня тревожного ожидания среди молодых
моряков-подводников, прибывших на подводную
лодку в течение 1–2 лет не зафиксировано. Высокая
нервно-психическая устойчивость (НПУ) диагно-
Таблица 1
Распределение молодых офицеров-
подводников по возрастным группам
и срокам службы на подводной лодке.
Молодые под-
водники
22
года
23
года
24
года Всего
Возраст
абс 12 15 8 35
% 34,3 42,8 22,9 100,0%
Срок службы 1
год
2
года
3
года 1–3 года
40 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
стирована у 7(20,0±0,09%) молодых подводников,
средняя – у 25(71,0±0,86%), низкая – у 3(9,0±0,63%).
Коммуникативный потенциал как высо-
кий показали при исследовании 16(45,7±0,17%),
средний – 18(51,4±0,29%), низкий –1(3,0±0,05%)
молодых моряков экипажа подводной лодки. По-
казатель уровня адаптации зафиксирован как вы-
сокий у 10(29,0±0,08%) членов экипажа, сред-
ний уровень адаптивных возможностей выявлен
у 21(60,0±0,47%) моряка-подводника. Низкий уро-
вень адаптации диагностирован у 4(11,0 ±0,09%)
подводников (табл. 2).
Отмечается преобладание средних показа-
телей индивидуальных психологических особен-
ностей среди молодых моряков-подводников:
111(52,9±1,53%) тестируемых ответов показали
средние данные уровней самооценки, достижения
мотивации, нервно-психической устойчивости,
тревожности, коммуникативного потенциала, адап-
тации. Высокие уровни индивидуальных особенно-
стей зафиксированы среди 71(33,8±1,28%) ответов
моряков. Низкий уровень – у 28(13,3±0,76%) (рис
1).
Рис. 1 Показатели индивидуальных психологических
особенностей у молодых офицеров-подводников.
Основными индивидуальными психологиче-
скими факторами успешной адаптивности моряков
к специфическим условиям службы на подводной
лодке в замкнутой обстановке, социальной и физи-
ческой изоляции с постоянной угрозой для жизни
являются 1) высокая нервно-психическая устойчи-
вость, 2) адекватная высокая самооценка, 3) высо-
кая эмоциональная устойчивость, 4) низкий уро-
вень тревожности 5) хорошая коммуникативность
6) высокий мотивационный потенциал (рис 2).
Рис. 2. Факторы успешной адаптации подводников
к службе на подводной лодке.
Разработана программа психологической адап-
тации подводников к службе на подводной лодке
в условиях Крайнего Севера на всех этапах адаптив-
Таблица 2
Психологические показатели индивидуальных особенностей группы
молодых моряков-подводников в особых условиях службы, n=35.

п\п
Индивидуальные
психологи-
ческие
показатели
Высокий Средний Низкий
абс % М(Х) абс % М(Х) абс % М(Х)
1. Уровень
самооценки 12 34,0
34,0
±
1,28
23 66,0
66,0
±
1,56
0 0 -
2. Мотивация дости-
жений 1 3,0 3,0 ±
0,06 14 40,0
40,0
±
1,13
20 57,0
57,0
±
0,71
3. Тревожность (отсут-
ствие тревожности) 25 71,0
71,0
±
0,24
10 29,0
29,0
±
0,18
0 0 -
4.
Нервно-психиче-
ская устойчиво-
сть (НПУ)
7 20,0
20,0
±
0,09
25 71,0
71,0
±
0,86
3 9,0
9,0
±
0,63
5. Коммуникативный
потенциал 16 45,7
45,7
±
0,17
18 51,4
51,4
±
0,29
1 3,0
3,0
±
0,05
6. Уровень адаптации 10 29,0
29,0
±
0,08
21 60,0
60,0
±
0,47
4 11,0
11,0
±
0,09
7. Всего ответов
N=210; M±m
71
33,8±1,28%
111
52,9±1,53%
28
13,3±0,76%
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 41
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
ного процесса подводников. Она включает в себя
психологическое исследование молодых моряков
в период подготовки перед прибытием на подво-
дную лодку в Высших военно-морских учебных за-
ведениях, в учебных центрах подготовки среднего
звена подводников, в Центрах переподготовки эки-
пажей подводных лодок, в период начала и развития
службы на корабле в течение всех этапов адаптации;
в период подготовки к автономному плаванию, во
время похода и в послепоходовый период, а также
в период завершения службы на подводной лодке.
После проведения определения уровня адаптаци-
онного потенциала проводится психологическая
коррекция экипажа (занятия, беседы, ситуационные
игры) по разработанной программе для моряков-
подводников. По завершении тренинговой програм-
мы вновь проводится психологическое тестирова-
ние с целью контроля уровня адаптивности.
Выполнено определение коэффициента адап-
тивности в группе 35 молодых моряков-подводни-
ков для последующей оценки его изменения после
проведения психокоррегирующих мероприятий.
Коэффициент адаптивности вычисляется по форму-
ле:
(A+C+H) – (L+O+Q4)
К ад. =
6 где: А

«
замкнутость –
общительность»
,
С

«эмоциональная неустойчивость – эмоциональная
устойчивость», Н – «робость – смелость», L – «до-
верчивость – подозрительность», О – «уверенность
в себе – тревожность», Q4- «расслабленность – на-
пряженность». При Кад.>1,5 – высокий уровень
адаптационных способностей; 1 <Кад<1,5 – удов-
летворительные адаптационные способности;
0,5<Кад<1 – низкие адаптационные способности;
Кад.<0,5 – неудовлетворительные адаптационные
способности.
В ходе второго этапа на молодых моряков- под-
водников (n= 35) было осуществлено воздействие
независимой переменной – социально-психологи-
ческого тренинга (СПТ). Тренинг проводился 2 раза
в неделю в течение месяца (в часы общественно-
государственной подготовки) по 1,5 часа в помеще-
нии кают-кампании подводной лодки.
После проведения СПТ, вновь были произве-
дены замеры показателей адаптационных способ-
ностей у военнослужащих обеих групп. Затем вы-
числили t-критерий Стьюдента для определения
достоверности разницы между показателями уров-
ня адаптационных способностей до воздействия не-
зависимой переменной и после (табл. 3).
Кад – коэффициент адаптационных способно-
стей до воздействия независимой переменной, Кад.
ср – среднее значение величины. Кад’ – коэффициент
адаптационных способностей после воздействия
методики ПСТ (для военнослужащих береговых
частей – повторное измерение), Кад.’ср среднее зна-
чение величины. d – разность между результатами
в каждой паре; åd – сумма этих частных разностей;
åd2 – сумма квадратов частных разностей.
Для молодых моряков- подводников t –кри-
терий Стьюдента (t = 3,512) больше того, уровень
вероятности для такого t будет меньше 0,001; та-
ким образом, разница между двумя выборками до
и после проведения СПТ достоверна. На фоне про-
веденного ПСТ- тренинга значение коэффициен-
та адаптивности в среднем измерении достоверно
увеличилось, т. е. адаптационный потенциал груп-
пы увеличился. Для военнослужащих береговых
частей значение t-критерия Стьюдента t = 0,786,
уровень вероятности для такого t будет выше 0,05;
разница между двумя выборками недостоверна.
При повторном измерении показателя адаптивного
потенциала у военнослужащих береговых частей он
достоверно не изменился (табл. 3).
Заключение
Основными индивидуальными психологиче-
скими факторами успешной адаптивности моряков
к специфическим условиям службы на подводной
лодке в замкнутой обстановке, социальной и физи-
ческой изоляции с постоянной угрозой для жизни
являются высокая нервно-психическая устойчи-
вость, адекватная высокая самооценка, высокая
эмоциональная устойчивость, низкий уровень тре-
вожности, хорошая коммуникативность, высокий
Таблица 3
Показатели адаптационных способностей моряков-подводников
до и после воздействия ПСТ
№ Коэффициент
адаптации Кад
Кад. ср Кад.’ср åD åd2
1 Военнослужащие берего-
вых частей, n=84 0,48 0,57 0,89 1,05
2 Моряки-подводники,
n=35 0,86 1,12* 2,71 0,91
Примечание:*- различия достоверны при p<0,001
42 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ И ПРОФОТБОР
мотивационный потенциал. Использование психо-
коррегирующего тренинга «Методика повышения
психологической устойчивости подводников и уси-
ления адаптивного потенциала к службе в условиях
ограниченного пространства и жизнеугрожающих
ситуаций» повышает уровень групповой сплочен-
ности, индивидуальных позитивных качеств, улуч-
шает психологический климат в коллективе и адап-
тационные возможности экипажа подводной лодки.
Психологический климат и сплоченность оказы-
вают существенное влияние на психологическое
состояние военных моряков, на адаптационный
потенциал и резервы каждого подводника и всего
экипажа и имеет ключевое значение при выполне-
нии поставленных задач и действиях в экстрималь-
ных условиях.
Список литературы
1. Агеев Б. А. Мотивационная готовность моло-
дых офицеров к военно-профессиональной деятель-
ности: Дис. канд. психол. наук. М., 1994., 206с
2. Амелин В. Я. и др., Психология и педагоги-
ка профессиональной деятельности: Курс лекций.
Ч. 1. – М: МПМ ФСБ РФ, 2013. – 312 с. 3. Бы-
стров С. А. Надежность совместной деятельности
дежурных смен подводных лодок ВМФ в экстре-
мальных условиях: Дис. … канд. психол. наук. М.,
1996.,234 с. 4. Берг Т. Н. Психологическая адапта-
ция младших специалистов подводного флота: Дис.
… канд. психол. наук: 19.00.03: Москва, 2003, 202 c.
1. 5. Булгаков А. В. Психология межгруппо-
вой адаптации на кораблях Военно-Морского Фло-
та России. Автореферат дисс… докт.психол.наук,
2007г, 463с.
6. Буянов В. И. Психологическая коррекция за-
труднений социально-психологической адаптации
молодых офицеров к условиям службы в воинской
части: Дис. … канд. психол. наук. М., 1996,273с
7.Зейда В. Ф. Психические состояния военнос-
лужащих ВМФ как потенциал адаптации к условиям
профессиональной деятельности / В. Ф. Зейда, Тка-
чук В. А.// Развитие системы уровневой подготовки
специалистов безопасности жизнедеятельности:
Материалы XII Всероссийской научно-практиче-
ской конференции. СПб,: РГПУ им А. И. Герцена, –
2008. С. 164–166.
8. Ивашов А. Г. Геополитическая доктрина Рос-
сии и перспективы развития Арктики // Междуна-
родная научная конференция «Россия в Арктике»
СПб, 04–08.12.2013. Ресурс портал: «Современ-
ная Арктика» http://www.modernary.ru/article/308/
arctica-zona strategicheskih-interesov-Rossii.
9. Королев В. И. Россия наращивает военную
мощь в Арктике. 2015 г. Интернет ресурс: http://
Interfax/Russia/416917.
10. Караяни А., Сыромятников И. Приклад-
ная военная психология: Учебно-методическое по-
собие. – СПб: Питер, 2010. – 389 с. 11.Маклаков
А. Г. Основы психологического обеспечения рофес-
сионального здоровья военнослужащих: Дис. …
докт. психол. наук. С-Пб., 1996.
12. Перевалов В. Ф. Персонализация процесса
подготовки офицеров к руководству: Дис. … докт.
психол. наук. М., 1995,512с.
13. Психология и педагогика. Военная психо-
логия: Учебник. / Под ред. А. Г. Макпакова. – М.,
2013. –438с.
14. Селезнев В. Н. Психологическое обеспече-
ние деятельности корабельных специалистов в осо-
бых условиях службы: Дис. … докт. психол. наук.
М., 1997.
15. Слаква С. Г. Стиль общения в социально-
психологической адаптации выпускников команд-
ных академий Вооруженных Сил: Дис. … канд.
психол. наук. М., 1996
16. Шапарь В. Б. Рабочий словарь психолога-
консультанта. – Ростов н/Д.: Феникс, 2005. – 496 с.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 43
В любой социальной организации – шайка ли
это разбойников, коллектив ли подростков-скаутов
или сообщество рыболовов-любителей – рано или
поздно возникает необходимость классификации
и квалификации ее членов. Разделительные крите-
рии могут быть самыми разными (рост, вес, цвет
глаз, стаж участия в рассматриваемом объединении,
устойчивость к действию алкоголя, выраженность
лидерских качеств, скорость чтения незнакомого
текста и т. д., и т. п.). Они всегда зависят от цели и от
конкретных задач группирования.
Водолазы – наемные работники, в силу долж-
ностных обязанностей вынужденные спускаться
под воду, получившие соответствующее професси-
ональное образование, годные по состоянию здо-
ровья к работам в условиях повышенного давления
и допущенные в установленном порядке к таким ра-
ботам. Водолаз – прежде всего, наемный работник.
Для целей регулирования трудовых отношений не-
обходимо систематизировать работников, занятых
на подводных (водолазных) работах, в зависимости
от их навыков и умений. Рассмотрим варианты по-
добной группировки.
В Российской Федерации в гражданском водо-
лазном деле сегодня еще продолжает действовать –
практически в неизменном виде – классификаци-
онный порядок, сложившийся в СССР в 50‑е годы
прошлого столетия. Он зафиксирован в документе
«Положение о порядке присвоения класса квалифи-
кации водолазов»1.
Под квалификацией водолазов понимают сте-
пень подготовленности работников к выполнению
водолазных спусков и проведению тех или иных
подводных (водолазных) работ. По общему прави-
лу квалификация водолазов определяется их тео-
ретической и практической подготовкой, обуслов-
ливающей возможность выполнения ими работ
определенной сложности. Документами, удосто-
веряющими квалификацию водолаза, являются до-
кументы об образовании (например, свидетельство
об окончании учебного заведения) и личная книжка
водолаза, в которую заносятся первоначальная ква-
лификация и последующие ее изменения. Следует
обратить особое внимание, вопреки распростра-
ненному заблуждению водолазная книжка, к кото-
рой все привыкли, отнюдь не является документом
о профессиональном водолазном образовании, это
документ, подтверждающий квалификацию работ-
ника.
Квалификации водолазов подразделяются на
основные и дополнительные. Дополнительная ква-
лификация предусматривает владение работником
некоторыми дополнительными навыками и уме-
ниями, требующими особой подготовки, – водо-
лаз-электросварщик, водолаз-взрывник, водолаз-
глубоководник, водолаз-машинист компрессора
1 Постановление Госкомтруда СССР и Секретариата
ВЦСПС от 25 августа 1980 г. № 256/14-56
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
© К. В. Логунов, 2015
УДК 62–05
Российские и международные
профессиональные квалификации водолазов
ЛОГУНОВ К. В.
Санкт-Петербургский многопрофильный центр Министерства здравоохранения РФ, Санкт-Петербург; ИУВ
НМХЦ им. Н. И. Пирогова, Москва; Университет морского и речного флота им. адм. С. О. Макарова, Санкт-
Петербург; ООО «Медикон», Санкт-Петербург
А н н о т а ц и я. В лекции разобраны основные принципы, критерии и порядок классификации профессиональ-
ных квалификаций работников, занятых выполнением подводных (водолазных) работ, как по основной, так и по
дополнительной профессии. Даны примеры практического использования системы квалификаций в тарифика-
ции оплаты труда водолазов. Сопоставлены зарубежные и отечественные классификационные модели профес-
сиональных водолазных квалификаций.
К л ю ч е в ы е с л о в а: Профессиональные водолазные квалификации, классы квалификации водолазов
K. Logunov Occupational Qualifications of Divers in Russia and Abroad. The author discusses basic principles and criteria
for occupational qualifications in underwater (diving) trade, illustrates main billing systems in diving industry, and provides
crossover into international classification models.
K e y w o r d s: Occupational diving qualifications, diver qualification class.
44 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
для подачи воздуха водолазам, водолаз-машинист
подъемной машины и др., т. е. речь идет о владении
одним работником несколькими профессиями (спе-
циальностями). При этом по каждой из профессий
(специальности) бывает предусмотрена самосто-
ятельная квалификационная градация. К примеру,
водолаз-электросварщик может быть электросвар-
щиком лишь ручной сварки, а может иметь специ-
альность электросварщика на автоматических и по-
луавтоматических машинах.
К числу дополнительных профессиональных
квалификаций условно можно отнести допуски во-
долазов к исполнению обязанностей по руководству
спусками под воду и в барокамере, по руководству
отдельными видами подводных (водолазных) работ,
по выполнению мер производственного контроля
безопасности, охраны труда и санитарно-гигиени-
ческого обслуживания2 и др. Процедура оформле-
ния подобного допуска достаточно строга, требует
обязательной дополнительной подготовки работни-
ка, подтверждается специальными документами.
Сотрудники, для которых занятие водолазным
трудом не является основной профессией, однако
вынужденные в силу должностных обязанностей
иногда спускаться под воду, имеют квалифика-
цию водолаз. В пример следует привести рабочую
профессию матрос-водолаз. Эпизодически могут
спускаться под воду, а значит должны иметь ква-
лификацию водолаза, некоторые категории инже-
нерно-технических работников (например, инжене-
ры по подводно-техническим работам, занятые на
осмотре и приеме строительных работ и объектов
под водой) или персонал, обеспечивающий водола-
зов (медицинские работники, занятые медицинским
обслуживанием водолазных спусков).
Водолазы, для которых водолазный труд явля-
ется профессией по основной квалификации, под-
разделяются на водолазов 3, 2 и 1-го класса и водо-
лазных специалистов. В последнем случае важно
отличать профессиональную квалификацию водо-
лазный специалист от наименования должности
служащих, имеющей аналогичное звучание.3
Класс квалификации водолазам присваивается
после их обучения (профессиональной подготовки
и переподготовки, повышения квалификации и про-
фессионального усовершенствования) по основным
и дополнительным программам профессионально-
2 До вступления в действие с 01 января 2013 г. 323-ФЗ
«Об основах охраны здоровья граждан в Российской
Федерации» последняя группа мероприятий неправильно
именовалась самостоятельным медицинским
обеспечением водолазных спусков, выполняемым
водолазами без специального профессионального ме-
дицинского образования
3 Общероссийский классификатор профессий рабочих,
должностей служащих и тарифных разрядов (ОК-ПДТР),
прин. постановлением Госстандарта России от 26
декабря 1994 г. №367 (с изм.), код должности 20430
го образования, реализуемым в соответствии с фе-
деральными государственными образовательными
стандартами и требованиями в образовательных
организациях (в водолазных школах, центрах или
на курсах), и по итогам сдачи соответствующих
экзаменов.4 Порядок приема экзаменов, связан-
ных с профессиональной аттестацией работников,
устанавливается органом исполнительной власти
в сфере образования и в общем случае включает
в себя оценку теоретических знаний (собеседо-
вание и тестирование) и практическое испытание
(проба умений). Присвоение класса квалификации
объявляется приказом руководителя организации на
основании протокола экзаменационной комиссии
о результатах экзаменов.
По сложившейся традиции экзаменационные
комиссии, присваивающие водолазам класс ква-
лификации, в профессиональной среде устойчиво
называют водолазными квалификационными ко-
миссиями (ВКК). Термин этот понятен и очевиден,
широко используется не только в повседневном
общении, но и в специальной литературе, откуда
перекочевывает в инструкции и другие документы
по охране труда. Однако нередко этим же термином
обозначают совсем иное, называя водолазной ква-
лификационной комиссией ту комиссию, которую
в соответствии с трудовым законодательством соз-
дает работодатель в своей производственной орга-
низации для проверки знаний работниками-водо-
лазами требований охраны труда (так называемый
ежегодный зачет-техминимум), подчеркивая тем
самым специфичность водолазной профессии.
При схожести названий следует понимать
отличия и разделять полномочия и правовые по-
следствия деятельности экзаменационных комис-
сий образовательных учреждений и комиссий по
проверке знаний работниками требований охраны
труда. Аттестация граждан для оценки уровня их
профессиональной квалификации, и выдача о том
соответствующих документов, дающих гражданам
право заниматься профессиональной деятельно-
стью, в том числе занимать должности, для которых
в установленном порядке определены обязательные
квалификационные требования,5 отнесены к об-
разовательной деятельности, предусматривающей
особые процедуры регулирования.6 То есть, при-
нять квалификационный экзамен и выдать работни-
ку документ о профессиональной водолазной ква-
лификации может исключительно образовательное
учреждение, имеющее соответствующую лицензию
4 См. приказ Министерства образования и науки РФ
от 28 сентября 2009 г. №354 «Об утверждении Перечня
профессий начального профессионального образования»
5 Трудовой кодекс Российской Федерации
(Федеральный закон №197-ФЗ, с изм.), ст.65.
6 Об образовании в Российской Федерации
(Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ),
гл.3.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 45
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
и государственную аккредитацию. Подобная атте-
стация возможна в водолазных школах, в образова-
тельных центрах или на соответствующих курсах.
Выполняемые же непосредственно на произ-
водстве периодические проверки знаний работни-
ками требований охраны труда относятся совсем
к другому роду деятельности.7 Это одна из обще-
отраслевых обязанностей работодателя – меропри-
ятия по обеспечению безопасных условий и охраны
труда.8 Частота и порядок проведения таких про-
верок регулируются специальными нормативными
правовыми актами в соответствии с требованиями
законодательства об охране труда.9 То есть правиль-
ное наименование комиссии, создаваемой на пред-
приятии для приема у водолазов так называемого
ежегодного зачета-техминимума, отражающее суть
ее работы, звучит так – комиссия для проверки зна-
ний работниками требований охраны труда на под-
водных (водолазных) работах.
Класс квалификации водолаза определяет го-
товность работника самостоятельно выполнять
производственные операции определенного уров-
ня сложности. В общем случае, в силу специфики
накопленного опыта работник может быть высоко-
классным специалистом в отношении одного спек-
тра производственных операций и весьма посред-
ственным исполнителем при участии в процессах
иного вида. Характер работ, реализации которых
водолаз обучен, отражает дополнительный квали-
фикационный критерий – группа специализации
работ. Таким образом, квалификацию водолаза фор-
мально определяют два параметра: группа специ-
ализации подводных работ и классность. Их обяза-
тельно указывают в документах, удостоверяющих
квалификацию водолаза.
Все многообразие производственных процес-
сов, выполняемых или обеспечиваемых водола-
зами под водой, принято делить на три условные
группы. К первой группе отнесены: а) все работы
по строительству и ремонту подводных частей ги-
дротехнических сооружений, бурового и нефтега-
зопромыслового оборудования; по прокладке и ре-
монту трубопроводов и кабелей; б) техническое
обслуживание подводных частей бурового и нефте-
промыслового оборудования на морских нефтяных
и газовых месторождениях, а также морских тру-
бопроводов и кабелей; в) судоремонтные и судовые
работы, водолазные работы по очистке корпусов
судов, в том числе монтажные и слесарные работы;
г) подводные судоподъемные и аварийно-спасатель-
7 Трудовой кодекс Российской Федерации
(Федеральный закон №197-ФЗ, с изм.), ст.225.
8 Трудовой кодекс Российской Федерации
(Федеральный закон №197-ФЗ, с изм.), ст.212.
9 Порядок обучения по охране труда и проверки знаний
требований охраны труда работников организа-ций, утв.
постановлением Минтруда России и Минобразования
России от 13 января 2003 г. № 1/29.
ные работы; д) дноуглубительные и дноочиститель-
ные работы; е) непосредственное участие в экспери-
ментальных водолазных спусках и их обеспечение.
Ко второй группе причислены работы водола-
зов: а) по эксплуатационному обслуживанию подво-
дных частей гидротехнических сооружений, водных
путей и каналов, б) по техническому обслуживанию
трубопроводов и кабелей (кроме морских); в) по вы-
ращиванию и добыче морепродуктов; г) по обслу-
живанию научно-исследовательских работ (кроме
экспериментальных спусков). Последняя третья
группа включает: а) спасательные водолазные ра-
боты на спасательных станциях; б) все работы по
обследованию и очистке дна водных объектов для
массового отдыха.
Таким образом, по названным выше квалифи-
кационным критериям работники-водолазы поделе-
ны на три группы специализации подводных (водо-
лазных) работ, в каждой из которых предусмотрено
дополнительное дробление по 4 уровням сложности
выполняемых производственных заданий (от низ-
шего 3 класса до водолазного специалиста) – всего
возможно максимум 12 кластеров. В действитель-
ности квалификационных членений меньше, их
всего семь (с учетом квалификации «водолаз» – во-
семь). Возможные формулировки, удостоверяющие
квалификацию водолаза, вносимые в документы
о профессиональном образовании и в водолазную
книжку, приведены в табл. 1.
Высшая водолазная квалификация – водолаз-
ный специалист – предполагает глубокую теоре-
тическую подготовку работника по всем разделам
специальности и свободное владение всеми видами
практических работ, поэтому группы специализа-
ции по этому классу не предусмотрены. При указа-
нии же других классов квалификации (1, 2 и 3) пер-
вую и вторую группы специализации работ обычно
не разделяют, а указывают совместно. Объединение
групп специализации при удостоверении классно-
сти носит условный характер. В некоторых случаях
(см. далее) разделение I и II групп носит принципи-
альный характер и группы указываются раздельно.
«Положением о порядке присвоения класса
квалификации водолазов» предусмотрены типовые
квалификационные характеристики по основным
профессиональным квалификациям водолазов,
приведенным в табл. 1. В характеристиках указа-
ны требования к знаниям и умениям работников
по категориям. Предусматривается, что водолазы
более высокой квалификации помимо работ, пере-
численных в квалификационных характеристиках
присвоенного им класса, должны обладать знания-
ми и навыками для выполнения всех работ, предус-
мотренных квалификационными характеристиками
водолазов низшей квалификации.
Каждый водолаз, независимо от квалификации,
должен знать общие правила безопасности на водо-
лазных работах, основные правила и порядок экс-
46 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
плуатации технических средств (водолазного сна-
ряжения, средств обеспечения водолазных спусков,
приспособлений и инструментов), используемых
в работе, правила и технологию выполнения водо-
лазных спусков, локальные нормативные акты по
охране труда и по безопасности труда (инструкции
по охране труда и правила безопасности), относя-
щиеся к объекту, в составе которого он работает
(порт, судно, строительная площадка и пр.), органи-
зацию своего рабочего места, правила внутреннего
трудового распорядка объекта работ.
Водолазы сохраняют присвоенные классы ква-
лификации только при выполнении установленных
обязательных годовых норм времени пребывания
под водой. В случаях, когда обязательные годовые
нормы времени пребывания под водой не обеспе-
чиваются фактическим объемом производственных
работ, выполненных предприятием, руководители
организаций должны организовывать для водолазов
тренировочные спуски под воду, и это время засчи-
тывается в обязательные годовые нормы времени
пребывания под водой.
Водолаз третьего класса должен знать основы
водолазной медицины, физические и физиологиче-
ские особенности водолазных спусков, правила хра-
нения, проверки, подготовки к работе и устранения
мелких неисправностей основных типов и образцов
водолазного снаряжения и средств обеспечения во-
долазных спусков (кроме устройств, обслуживае-
мых в особом порядке специально подготовленным
персоналом – мотористами, электриками и другими
специалистами). Он должен быть готов к обеспече-
нию всех видов работ, выполняемых водолазами бо-
лее высокой квалификации.
Второй квалификационный класс присваива-
ется водолазу третьего класса после прохождения
курса дополнительного профессионального об-
разования по специальной программе. При этом
водолаз должен проработать под водой с начала
водолазной практики установленное число часов
(в любых типах водолазного снаряжения). Работ-
ник такого уровня квалификации уже может быть
назначен старшиной водолазной станции (брига-
диром) и получить в установленном порядке по
специальным процедурам допуск к руководству
водолазными спусками, а также к осуществлению
производственного контроля безопасности, охра-
ны труда и санитарно-гигиенического обслужива-
ния спусков (см. ссылку 2). Водолаз второго класса
в дополнение к знаниям по предыдущей квалифи-
кации должен знать основные нормативные право-
вые акты по водолазному делу, организацию работы
водолазной станции на глубинах до 45 м, правила
ведения основных учетных и отчетных форм доку-
ментов по водолазному делу, методики и способы
обучения подчиненных ему работников по охране
и безопасности труда и по освоению новых приемов
выполнения подводных работ, правила техническо-
го обслуживания, способы выявления неисправ-
ностей и приемы проведения предупредительного
(текущего) ремонта водолазной техники своей во-
долазной станции (кроме устройств, обслуживае-
мых в особом порядке специально подготовленным
персоналом – мотористами, электриками и другими
специалистами), правила дезинфекции водолазного
снаряжения, порядок применения рабочих водо-
лазных таблиц и использования декомпрессионных
камер, способы оказания первой помощи при не-
счастных случаях, острых водолазных заболевани-
ях и травмах (до прибытия к месту происшествия
медицинского работника).
Квалификация водолаза второго класса пред-
полагает готовность работника самостоятельно осу-
ществлять зарядку водолазных аппаратов сжатым
воздухом. Он обязан знать правила и способы вы-
полнения этой процедуры. Следует учитывать, что
Таблица 1.
Основные профессиональные квалификации водолазов
в Российской Федерации
Уровень
квалификации
Характер профессии
Основная профессия Дополнительная
профессия
Специализация по виду работ
Низший 3 класс I–II группа специали-
зации водолазных работ
3 класс III группа специали-
зации водолазных работ
Средний 2 класс I–II группа специали- Водолаз
зации водолазных работ
2 класс III группа специали-
зации водолазных работ
Высокий 1 класс I–II группа специали-
зации водолазных работ
1 класс III группа специали-
зации водолазных работ
Высший Водолазный специалист
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 47
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
современные правила эксплуатации промышленно
опасных объектов требуют наличия у такого работ-
ника дополнительной профессиональной квалифи-
кации машинист компрессорных установок (код
профессии 13775, см. ссылку 3). Подобная дополни-
тельная квалификация сама по себе никак не связа-
на с классностью и не предусмотрена «Положением
о порядке присвоении класса квалификации водо-
лазов», однако ее отсутствие поражает работника
в правах при эксплуатации водолазной техники, так
как нарушает сегодняшние федеральные требова-
ния безопасности.10
Первый квалификационный класс присваива-
ется водолазу второго класса, проработавшему под
водой с начала водолазной практики установленное
число часов, после прохождения курса дополни-
тельного профессионального образования по специ-
альной программе. Водолаз первого класса должен
знать организацию работ и может руководить водо-
лазной станцией или группой водолазных станций
на глубинах до 60 м, кроме правил эксплуатации
и ремонта всех видов водолазной техники, исполь-
зуемых в производственных процессах на предпри-
ятии (кроме устройств, обслуживаемых в особом
порядке специально подготовленным персоналом),
ему следует знать принципы устройства и приме-
нения телевизионной и другой радиотехнической
аппаратуры, употребляемой на подводных работах.
Характеристика работ, выполняемых водола-
зом третьего класса I–II групп специализации ра-
бот, предполагает следующее. Во-первых, кроме
обеспечения всех видов аварийно-спасательных,
судоподъемных, судовых и подводно-технических
работ, выполняемых водолазами более высокой
квалификации – обслуживание научно-исследова-
тельских работ. Во-вторых, умения по самостоя-
тельному выполнению некоторых работ. Таких как
обследование акваторий, подводной части гидро-
технических сооружений, уложенных в подводные
траншеи трубопроводов и кабелей, имеется в виду
осмотр каменных откосов каналов, шлюзов, пло-
тин и дамб, опорных частей причальных стенок,
пирсов и других сооружений для швартовки судов,
плавучих знаков, обстановки пути и средств нави-
гационного оборудования; поиск трубопроводов
и кабелей (как с помощью специальных устройств-
трассоискателей, так и методом снятия попереч-
ников). Проведение профилактического осмотра
корпуса судна. Очистка подводной части корпуса
и кингстонных решеток судна от обрастаний и за-
сорений, очистка гребных винтов судов. Очистка
подводных путей слипов и эллингов. Выполнение
под водой простых монтажных, слесарных, плот-
10 Правила устройства и безопасной эксплуатации
стационарных компрессорных установок, воздухопро-
водов и газопроводов (ПБ 03-581-03), утв.
постановлением Госгортехнадзора РФ от 5 июня 2003 г.
№60
ничных и такелажных работ: разборка деревянных
настилов вручную; забивка и вытаскивание ершей,
скоб, костылей, гвоздей; постановка болтов и за-
вертывание гаек; перепиливание элементов дере-
вянных конструкций; устройство шипов на сваях;
постановка деревянных пробок в отверстия и про-
кладок в зазоры деревянных конструкций; обшивка
и конопачение щелей в шпунтовых рядах; выпили-
вание окон в шпунтовых стенках и рядах; остропка
(строповка и расстроповка) предметов под водой;
установка на постель оголовков и массивов массой
до 20 т. Разработка подводного грунта (с помощью
гидроразмывочных средств, водоструйного или
пневматического грунтососов и отбойного молотка)
с целью углубления и очистки дна, а также удале-
ния наносов из корпуса затонувшего судна. Бурение
шпуров под водой. Работы, связанные с отсыпкой
грунта и грубым равнением подводных каменно-
щебеночных и песчаных постелей под основания
гидротехнических сооружений или подводных объ-
ектов. Укладка бетонной смеси под водой (в меш-
ках, бадьях или ящиках-кюбелях). Наружное обсле-
дование корпуса затонувшего судна. Выгрузка из
корпуса затонувшего судна грузов, не требующих
балансировки. Остропка и подсоединение шлангов
к судоподъемным понтонам, а также выполнение
других аналогичных по характеру работ. Добыча
морепродуктов, проведение подводных наблюдений
за орудиями промышленного рыболовства.
Поэтому водолаз третьего класса I–II групп
специализации работ дополнительно к общим зна-
ниям, обязательным для водолазов третьего класса,
должен знать основы черчения (составление и чте-
ние схем, эскизов, простых чертежей, подготовка
актов по результатам обследований), устройство
и принцип действия контрольно-измерительных
приборов и инструментов, применяемых при рабо-
те под водой, основные правила, способы и приемы
производства слесарных, плотничных и такелаж-
ных работ, основные сведения об устройстве судов,
устройство (назначение конструктивных элементов
и оборудования) и принцип работы гидротехниче-
ских сооружений и судоподъемных сооружений,
технологию производственных процессов, соответ-
ствующих квалификационной характеристике. Он
должен знать правила, способы и приемы водолаз-
ных работ по обследованию акваторий, по поиску
и подъему из-под воды предметов, по обследова-
нию уложенных трубопроводов и кабелей, по раз-
работке подводного грунта, подсыпке и равнению
подводных каменно-щебеночных и песчаных по-
стелей, по укладке бетона под водой, по установке
и стыковке водозаборных и водовыпускных ого-
ловков, блоков и массивов, по выправке и подбивке
рельсовых путей судоподъемных сооружений, по
осмотру корпусов затонувших судов и замеру про-
боин, по обследованию повреждений гидротехни-
ческих сооружений. Водолазы, занятые на добыче
48 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
морепродуктов и наблюдающие за орудиями про-
мышленного рыболовства, должны знать основные
виды морепродуктов и опасных морских животных,
а также технологию добычи морепродуктов водо-
лазным способом и проведения наблюдений за ору-
диями промышленного рыболовства.
Для сохранения присвоенного класса квали-
фикации водолаз третьего класса, работающий по
I группе специализации, должен обязательно вы-
полнить годовую норму времени пребывания под
водой – не менее 180 часов. Водолаз третьего клас-
са, занятый на работах по II группе специализации,
должен набрать не менее 90 спусковых часов за год.
Водолаз третьего класса III группы специ-
ализации работ должен быть готов к выполнению
спасательных водолазных работ и оказанию пер-
вой доврачебной помощи терпящим бедствие на
воде и пострадавшим после извлечения их из воды,
уметь проверять и готовить к работе технические
спасательные средства. Поэтому в дополнение к об-
щим знаниям, обязательным для водолаза третьего
класса, по III группе специализации работ обяза-
тельны знания устройства и правил эксплуатации
технических спасательных средств; организации
работы спасательной станции; приемов и способов
плавания, ныряния, освобождения от захватов чело-
веком, терпящим бедствие на воде, и приемов его
буксировки; приемов и способов оказания первой
доврачебной помощи терпящим бедствие на воде
и после извлечения пострадавших из воды. Годовая
норма времени пребывания водолаза под водой, не-
обходимая для сохранения третьего класса квали-
фикации по III группе, – 60 часов.
Для получения права на присвоение второго
квалификационного класса по I–II группам специ-
ализации работник должен проработать под водой
с начала водолазной практики не менее 1000 часов.
Характеристика работ, выполняемых водолазом вто-
рого класса I–II группы специализации, кроме на-
выков по третьему классу предусматривает умения
выполнять следующие операции. Ремонт и очистка
подводных устройств судов от посторонних пред-
метов и другие аналогичные по характеру и слож-
ности судовые водолазные работы, в том числе ис-
правление лопастей гребного винта, исправление
рулевого устройства. Обследование судоподъемных
сооружений и весь спектр действий по установке
судов на судоподъемные сооружения. Обследова-
ние перекатов. Полное обследование и работы по
ремонту подводной части гидротехнических со-
оружений: замеры повреждений гидротехнических
сооружений, установка и разборка под водой всех
видов опалубки, установка арматуры на пробои-
ны, постановка стяжек и оттяжек, осмотр и ремонт
опорно-ходовых частей затворов и ворот на шлю-
зах, установка оголовков и массивов массой до 50
т, ряжей и других конструкций. Укладка дюкеров,
подводных трубопроводов и кабелей, установка
грузов на подводный трубопровод, монтаж и демон-
таж муфт, полумуфт и защитных решеток. Контроль
правильности укладки подводных трубопроводов
и кабелей, замеры прогиба уложенных в траншеи
трубопроводов. Заделка повреждений трубопрово-
дов. Работы в затопленном отсеке судна. Замеры
пробоин в корпусах затонувших судов. Выгрузка
из корпусов затонувшего судна грузов, требующих
балансировки. Промывка глубоких траншей и тун-
нелей под корпусом затонувшего судна, заводка
проводников в туннели. Подъем затонувших авто-
машин, тракторов, других транспортных средств
и иной техники. Выполнение водолазных работ на
пассивных орудиях рыболовства. Обслуживание на-
учно-исследовательских работ, выполняемых с бор-
та обитаемых подводных аппаратов и из подводных
лабораторий. Испытания новых образцов водолаз-
ного снаряжения, средств жизнеобеспечения водо-
лаза, подводного инструмента и средств механиза-
ции труда.
Соответственно, водолаз второго класса I–II
группы специализации обязан иметь дополнитель-
ные знания по черчению (чтение чертежей средней
сложности), по основам электротехники, по кон-
струкции корпусов судов и различных гидротех-
нических сооружений. Он должен освоить техно-
логию (правила, способы и приемы производства,
порядок контроля) установки судов на судоподъ-
емные сооружения, обследования и ремонта подво-
дной части гидротехнических сооружений, укладки
подводных трубопроводов и кабелей, рельсовых пу-
тей судоподъемных сооружений, подъема затонув-
шей техники. Ему необходимо знать, как обследуют
внутренние помещения затонувших судов, как об-
следуют перекаты, как балансируют грузы, как при
судоподъеме промывают траншеи и туннели и как
заводят проводники. Водолазы, занятые на добыче
морепродуктов и наблюдающие за орудиями про-
мышленного рыболовства, должны знать все виды
опасных морских животных и способы защиты от
их нападения, а также организацию работ по ре-
монту пассивных орудий лова. Участникам соот-
ветствующих исследований следует знать правила
водолазного осмотра подводных аппаратов и подго-
товки их к погружению под воду и к подъему их на
борт судна-носителя, приемы и способы проведе-
ния испытаний новых образцов водолазного снаря-
жения и средств обеспечения водолазных спусков.
Для сохранения присвоенного класса квали-
фикации водолаз второго класса, работающий по
I группе специализации, должен обязательно вы-
полнить годовую норму времени пребывания под
водой – не менее 120 часов. Водолаз второго клас-
са, занятый на работах по II группе специализации,
должен набрать не менее 60 спусковых часов за год.
Право на присвоение второго квалификацион-
ного класса по III группе специализации работник
получает, проработав под водой с начала водолаз-
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 49
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
ной практики не менее 300 часов. Водолаз второго
класса III группы специализации работ способен
выполнить самостоятельно и при необходимости
должен руководить подводными работами по обсле-
дованию и очистке акваторий, предназначенных для
массового отдыха трудящихся, всеми видами поис-
ковых работ, связанных с обнаружением и подъе-
мом пострадавших из воды, мероприятиями по ока-
занию помощи людям, терпящим бедствие на воде
(с использованием различных видов спасательных
средств). Он может руководить спасательной стан-
цией (маневрово-поисковой группой).
Поэтому водолаз второго класса III группы спе-
циализации работ дополнительно к общим знаниям,
обязательным для водолазов второго класса, и ко
всем знаниям предыдущей квалификации (по своей
группе) должен твердо знать требования норматив-
ных правовых и локальных актов по спасательной
службе, технологию (правила, способы и приемы)
выполнения водолазных работ по обследованию
и очистке акваторий, а также всех видов поисковых
работ. Годовая норма времени пребывания водола-
за под водой, необходимая для сохранения второго
класса квалификации по III группе, – 45 часов.
Для получения права на присвоение первого
квалификационного класса по I–II группам специ-
ализации работник должен проработать под водой
с начала водолазной практики не менее 2000 часов.
Характеристика работ, выполняемых водолазом
первого класса I–II группы специализации, кроме
навыков по третьему и второму классам предус-
матривает следующие умения. Самостоятельное
управление телевизионными установками при об-
следовании подводных объектов. Выполнение всех
сложных водолазных работ (аварийно-спасатель-
ных, судовых, судоремонтных, подводно-техни-
ческих и других). Производство сложных замеров
при обследовании затонувших судов и подводных
частей гидротехнических сооружений: снятие и из-
готовление контурных и объемных шаблонов про-
боин и повреждений, разметка мест расположения
туннелей, котлованов и носителей, составление
планшетов глубин с определением характеристи-
ки грунта. Установка оголовков и массивов массой
свыше 50 т. Все судовые и судоремонтные работы,
включая ремонт и смену датчиков электрорадиона-
вигационных и поисковых приборов, установлен-
ных на корпусах судов, смену гребных винтов или
их лопастей. Работы по устранению водотечности
подводной части корпуса аварийного судна, в том
числе и руководство постановкой пластырей на про-
боины. Весь спектр судоподъемных работ: остропка
судоподъемных понтонов и гаков гиней, крепление
судоподъемных стропов, полотенец и других подъ-
емных приспособлений, равнение и найтовка судо-
подъемных понтонов, подсоединение шлангов к су-
доподъемным понтонам.
Водолаз первого класса I–II групп специализа-
ции работ должен иметь достаточно глубокие пред-
ставления по черчению (чтение сложных чертежей),
знать конструкции сложных гидротехнических соо-
ружений и основные виды аварий их подводных ча-
стей, порядок и правила обследования технического
состояния, выполнения ремонтных и аварийно-вос-
становительных работ на этих сооружениях. Ему
должно быть хорошо знакомо назначение, устрой-
ство и способы применения электроизмерительных
приборов и дополнительных приспособлений, при-
меняемых для контроля выполняемых работ. Он
обязан хорошо знать характеристики грунтов и по-
рядок их определения, правила эксплуатации подво-
дных планировщиков постелей и откосов, освоить
технологию (правила, способы и приемы производ-
ства, порядок контроля) проведения в полном объе-
ме водолазных работ по подъему затонувших судов
и грузов, включая все основные понятия по теории
устройства судов и остойчивости судна, а также не-
обходимые расчеты по подъему затонувших судов
и размещению судоподъемных понтонов по длине
затонувшего судна.
«Положением о порядке присвоения класса
квалификации водолазов» предусмотрено, что водо-
лаз первого класса I–II групп специализации водо-
лазных работ должен уметь выполнять подводные
работы по одной из дополнительных профессий –
газорезчика, электросварщика, взрывника и др.
Следовательно, ему необходимы знания устройства
и принципов действия электросварочных машин
и аппаратов для сварки и резки металла под водой,
правил обслуживания электросварочных аппаратов,
понимание основных свойств свариваемых метал-
лов, особенностей газов и жидкостей, применяемых
при резке и сварке металла под водой (для газорез-
чиков, электросварщиков), а также устройства аппа-
ратуры, основных свойств и особенностей примене-
ния взрывчатых материалов, правил безопасности
на взрывных работах (для взрывников). По совре-
менным требованиям эти знания и умения в уста-
новленном порядке подтверждаются специальными
документами о дополнительной профессиональной
квалификации (электросварщик,11 взрывник12 и др.).
Аналогичная ситуация – с дополнительной профес-
сиональной квалификацией стропальщик (код про-
фессии 18897, см. ссылку 3).
Для сохранения присвоенного класса квали-
фикации водолаз первого класса, работающий по
I группе специализации, должен обязательно вы-
11 Правила аттестации сварщиков и специалистов
сварочного производства. ПБ 03-273-99, утв. постановле-
нием Госгортехнадзора России от 30 октября 1998 г.
№63.
12 Об организации выдачи Федеральной службой по
экологическому, технологическому и атомному надзору
Единых книжек взрывника (Единых книжек мастера-
взрывника), утв. приказом Ростехнадзора от 25 марта
2005 г. №177.
50 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
полнить годовую норму времени пребывания под
водой – не менее 100 часов. Водолаз первого клас-
са, занятый на работах по II группе специализации,
должен набрать не менее 50 спусковых часов за год.
Водолазы, время пребывания которых под водой
с начала водолазной практики составляет 3000 ч
и более, сохраняют присвоенный им класс квали-
фикации при пребывании под водой в течение года
не менее 50% годовой нормы.
Право на присвоение первого квалификацион-
ного класса по III группе специализации получа-
ют работники, проработавшие под водой с начала
водолазной практики не менее 400 часов. Водолаз
первого класса III группы специализации работ уже
может выполнять самостоятельно и при необходи-
мости руководить спасательными работами в слож-
ных условиях (при оказании помощи терпящим
бедствие на воде), осуществлять спасание людей
с затонувших речных катеров и судов маломерного
флота, автомашин, тракторов и другой техники. Он
не только руководит группой водолазных станций
(или спасательной станцией I–II разрядов), но орга-
низует и проводит практическую подготовку водо-
лазов по своей группе специализации работ.
Водолаз первого класса III группы специ-
ализации работ дополнительно к общим знаниям,
обязательным для водолазов первого класса, и ко
всем знаниям предыдущей квалификации (по своей
группе) должен знать технологию (правила, спо-
собы и приемы производства, порядок контроля)
проведения в полном объеме спасательных работ
в сложных условиях и водолазных работ по спаса-
нию людей с затонувших объектов. Ему следует ос-
воить методику и способы практической отработки
спасательных задач, проведения тренировок и под-
готовки подчиненных водолазов (по своей группе
специализации).
«Положение о порядке присвоения класса ква-
лификации водолазов» предполагает умение во-
долазов первого класса III группы специализации
самостоятельно управлять катером, для чего работ-
ники должны иметь представления об остойчивости
судов, знать правила управления катером и правила
плавания по внутренним водным путям. По совре-
менным требованиям эти знания и умения в уста-
новленном порядке подтверждаются специальными
документами о дополнительной профессиональной
квалификации (судоводитель маломерных катеров
и прочих судов).13 Годовая норма времени пребыва-
ния водолаза под водой, необходимая для сохране-
ния первого класса квалификации по III группе, – 30
13 Правила аттестации судоводителей на право
управления маломерными судами, поднадзорными
Государственной инспекции по маломерным судам
Министерства Российской Федерации по делам
гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям
и ликвидации последствий стихийных бедствий, утв.
приказом МЧС России от 29.06.2005 № 498 (с изм.)
часов.
Работник с квалификацией водолаза первого
класса, имеющий соответствующие допуски к руко-
водству водолазными спусками и водолазными ра-
ботами, может быть назначен на должность мастера
водолазных работ или на пост водолаза-инструк-
тора. Подобные назначения не следует относить
к дополнительным профессиональным квалифи-
кациям. Мастер водолазных работ (код должности
23817, см. ссылку 3) осуществляет непосредствен-
ное руководство водолазными работами, произво-
димыми предприятием, обучение водолазов, про-
водит текущие и иные инструктажи работников по
охране и безопасности труда. Водолаз-инструктор
(инструктор легководолазного дела), осуществляет
практическое обучение по водолазному делу в об-
разовательных и иных организациях, преподает без-
опасные приемы и методы выполнения работ под
водой (код должности 23090, см. ссылку 3).
Работник с квалификацией водолаз (как допол-
нительная профессия) спускается под воду эпизоди-
чески и выполняет работы по фотографированию,
кино- и телесъемкам, медицинским и научным ис-
следованиям, осмотру и приему строительных ра-
бот и объектов и др. В дополнение к общим знани-
ям и умениям, обязательным для всех водолазов, он
должен знать основы водолазной медицины, физи-
ческие и физиологические особенности водолазных
спусков, правила хранения, проверки, подготовки
к работе и устранения мелких неисправностей тех
образцов водолазного снаряжения, средств обеспе-
чения водолазных спусков, инструментов, прибо-
ров и дополнительного оборудования, которые он
использует в работе (кроме устройств, обслуживае-
мых в особом порядке специально подготовленным
персоналом), в том числе ему должны быть знакомы
принципы устройства и применения телевизионной
и другой радиотехнической подводной аппаратуры.
Он должен освоить технологию (правила, способы
и приемы производства, порядок контроля) всех ви-
дов работ, которые он выполняет по заданию рабо-
тодателя.
Квалификационные требования к данной ка-
тегории работников поставлены в прямую зависи-
мость от особенностей организации производства
и проведения водолазных спусков в конкретном
учреждении. Например, в научных организациях
нередки ситуации выполнения спусков под воду
силами водолазных станций, укомплектованных
исключительно персоналом, имеющим профессио-
нальную квалификацию водолаз как дополнитель-
ную профессию. В таких случаях знания и умения
работников в области водолазного дела должны
быть достаточны для планирования, подготовки,
исполнения и контроля всех необходимых меропри-
ятий по проведению и обеспечению спуска в соот-
ветствии с установленными требованиями безопас-
ности и охраны труда.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 51
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
Водолазу могут оказаться необходимы знания
основных нормативных правовых актов по водо-
лазному делу, он должен понимать организацию
работы водолазной станции на глубинах до 20 м,
владеть правилами ведения основных учетных и от-
четных форм документов по водолазному делу, ус-
воить методики и способы обучения подчиненных
ему работников по охране и безопасности труда,
изучить правила технического обслуживания, спо-
собы выявления неисправностей и приемы прове-
дения предупредительного (текущего) ремонта всех
видов техники своей водолазной станции (кроме
устройств, обслуживаемых в особом порядке специ-
ально подготовленным персоналом), правила дезин-
фекции водолазного снаряжения, порядок примене-
ния рабочих водолазных таблиц и использования
декомпрессионных камер, способы оказания первой
помощи при несчастных случаях, острых водолаз-
ных заболеваниях и травмах (до прибытия к месту
происшествия медицинского работника).
Квалификация водолаза в некоторых случаях
предполагает готовность работника самостоятель-
но осуществлять зарядку водолазных аппаратов
сжатым воздухом. Тогда он не только обязан знать
правила и способы выполнения этой процедуры, но
должен получить дополнительную профессиональ-
ную квалификацию машинист компрессора. Для со-
хранения профессиональной водолазной квалифи-
кации работники должны ежемесячно совершать не
менее двух спусков под воду (продолжительностью
0,5 часов каждый). Для медицинских работников,
обслуживающих водолазные спуски, предусмотре-
на обязанность прохождения тренировок в деком-
прессионных камерах – два раза в месяц при наи-
большем давлении 1 МПа (10 кгс/см2) и времени
пребывания под наибольшим давлением до 10 мин.
По определению водолазный специалист –
высшая водолазная квалификация, присваиваемая
работникам, прошедшим специальную дополни-
тельную подготовку по водолазному делу, освоив-
шим все виды подводных (водолазных) работ, спо-
собным организовать правильную эксплуатацию,
обслуживание и ремонт всех видов водолазной тех-
ники, используемой в основных производственных
процессах. Водолазный специалист может руково-
дить всеми видами водолазных спусков, в том числе
спусками при проведении подводно-технических
работ методом длительного пребывания в глубоко-
водном водолазном комплексе на глубинах более
60 м, при выполнении экспериментальных водолаз-
ных работ и испытании новых образцов водолазно-
го снаряжения и технических средств, предназна-
ченных для работы под водой.
Действующим положением не установлен обя-
зательный норматив выработки часов под водой для
получения работником права на присвоение квали-
фикации водолазный специалист, поэтому оценка
достаточности производственного опыта соискате-
лей проводится в индивидуальном порядке по со-
гласованию с работодателем (в отличие от порядка,
принятого в гражданских ведомствах, предусматри-
вающего подготовку водолазных специалистов из
водолазов первого класса, в Военно-морском флоте
распространена практика первичного присвоения
квалификации водолазного специалиста инжене-
рам-кораблестроителям и инженерам-океанотехни-
кам по итогам обучения в ВУЗе).
В связи с тем, что оговоренные «Положением
о порядке присвоения класса квалификации водо-
лазов» квалификационные характеристики водола-
зов заведомо не охватывают всех водолазных работ,
встречающихся в реальных отраслях промышлен-
ности, предусмотрена возможность их корректи-
ровки. В необходимых случаях заинтересованные
ведомства или производственные организации мо-
гут в установленном порядке разрабатывать и ут-
верждать дополнительные перечни работ, которые
по сложности исполнения должны соответствовать
работам, предусмотренным квалификационными
характеристиками водолазов соответствующего
класса и группы специализации работ. И тогда про-
фессиональная аттестация работников-водолазов
проводится с учетом дополнительных перечней.
Допускается переход водолазов всех классов
из I–II групп специализации водолазных работ в III
группу специализации водолазных работ и обрат-
но. При этом следует иметь в виду, что аттестация
граждан для оценки уровня их профессиональной
квалификации, и выдача о том соответствующих
документов отнесены современным законодатель-
ством к образовательной деятельности, подлежащей
государственной аккредитации и лицензированию
в установленном порядке (см. ссылку 6). Соответ-
ственно, изменение работнику группы специали-
зации водолазных работ по классу квалификации
возможно исключительно через процедуру квали-
фикационного экзамена в специальном учреждении
профессионального образования. Аналогичная си-
туация – с возможным снижением класса квалифи-
кации и с дисквалификацией работников.
Таковы общие требования «Положения о по-
рядке присвоения класса квалификации водолазов»,
регулирующие профессиональные квалификации
водолазов в Российской Федерации. Подчеркнем
еще раз, основное назначение сложившегося поряд-
ка деления работников-водолазов (по признаку ос-
новной и дополнительной водолазной профессии,
по классам квалификации и группам специализации
водолазных работ) состоит в регулировании трудо-
вых отношений при оценке достаточности уровня
подготовки работников степени сложности произ-
водственных операций, которые им поручают.
Наглядной иллюстрацией практического ис-
пользования указанного классификационного по-
рядка может служить система тарификации оплаты
труда водолазов по тарифным разрядам так называ-
52 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
емой Единой тарифной сетки (ЕТС),14 широко ис-
пользовавшаяся до недавних пор в бюджетных ор-
ганизациях нашей страны. Выполнение работ,
предусмотренных квалификационной характери-
стикой водолаза третьего класса III группы специ-
ализации, предполагало оплату труда по 4 разряду
ЕТС. Труд по характеристике второго класса III
группы или третьего класса I–II группы специали-
зации оплачивался по 5 разряду. Для оплаты труда
работников, выполнявших задачи, свойственные
первому классу III группы специализации или вто-
рому классу I–II группы назначался 6 тарифный
разряд. Водолазы первого класса I–II группы тари-
фицировались по 7 разряду, а в отдельных случаях –
по 8 разряду ЕТС. Соответствия тарифных разрядов
ЕТС классификационным категориям водолаз (как
дополнительная профессия) и водолазный специ-
алист в приведенной схеме нет, потому что в основу
системы оплаты труда этих категорий работников-
водолазов были положены иные принципы.
В настоящее время система оплаты труда ра-
ботников бюджетной сферы изменилась, состоялся
переход от ЕТС к отраслевым, региональным и др.
нормам. Большое значение в определении должно-
го соответствия квалификации работников уровню
сложности труда имеют общепринятые професси-
ональные квалификации водолазов.15 Кроме того,
классы квалификации работников обязательно от-
ражаются при экспертной оценке и аттестации про-
изводственных организаций на соответствие госу-
дарственным нормативным требованиям охраны
труда.16
Учитывая возрастающий интерес российской
экономики к международному сотрудничеству, по-
лезно разобрать зарубежные классификационные
модели профессиональных водолазных квалифика-
ций. Рассмотрим рекомендации Международной ас-
социации водолазных школ,17 объединяющей учеб-
ные водолазные центры, ориентированные, прежде
всего, на потребности водолазных компаний, при-
держивающихся при выполнении подводных работ
американских стандартов ADCI (the Association of
Diving Contractors International). Аналогичных взгля-
дов о целесообразном квалификационном делении
14 Тарифно-квалификационные характеристики по
общеотраслевым профессиям рабочих, утв. постановле-
нием Министерства труда Российской Федерации от 10
ноября 1992 г. №31 (с дополнен.)
15 Рекомендации Министерства труда Российской
Федерации по разработке внутрипроизводственных та-
рифных условий оплаты труда работников предприятий /
4-е издание, переработанное и дополненное. – М., 2009.
16 О создании системы сертификации работ по охране
труда в организациях, утв. постановлением Мини-стер-
ства труда Российской Федерации от 24 апреля 2002 г.
№28.
17 The International Diving Schools Association (IDSA),
47 Faubourg de la Madeleine, 56140 Malestroit, Brittany,
France. Tel.:+332 9773 7261
работников-водолазов придерживаются и экспер-
ты из Европейского комитета по водолазным тех-
нологиям EDTC (the European Diving Technology
Committee) и международной ассоциации IMCA
(The International Marine Contractors Association).
Основные положения сведены в таблицу 2.
В таблице 3 приведено условное соответствие
российских профессиональных квалификаций во-
долазов общим классификационным группам, реко-
мендуемым иностранными экспертами. Для облег-
чения восприятия в таблице разделены I и II группы
специализации подводных работ.
Из приведенных таблиц видно, что в основу за-
рубежных профессиональных классификационных
требований положены несколько иные принципы,
нежели принятые в нашей стране. Иностранные
нормативы воспроизводят, прежде всего, академи-
ческие успехи соискателя в освоении собственно
водолазной техники и правил ее безопасной экс-
плуатации. Привычные же для нас отечественные
квалификационные характеристики в гораздо боль-
шей степени ориентированы на нужды подводного
производства, отражая навыки и умения работни-
ков в исполнении практических задач, решаемых
водолазным предприятием. При этом адекватное
владение всеми типами водолазного снаряжения,
используемого в работе, предполагается априори
и практически не обсуждается.
В целом, российская система профессиональ-
ных водолазных квалификаций более дифференци-
рована и детализирована в оценке работников, так
как предполагает комплексную оценку большего
числа параметров, включая стаж практической ра-
боты.
Таким образом, в Российской Федерации сло-
жился и устоялся порядок деления работников-во-
долазов по признаку основной и дополнительной
водолазной профессии, по классам квалифика-
ции и группам специализации водолазных работ.
В целом, такой подход демонстрирует жизнеспо-
собность и неплохое соответствие требованиям
сегодняшнего производства. Несмотря на тридца-
тилетний возраст, порядок эффективно решает ос-
новную задачу – регулирование трудовых отноше-
ний при оценке достаточности уровня подготовки
работников степени сложности производственных
операций, которые им поручают. Зарубежные про-
фессиональные классификационные требования не
могут в полной мере заменить привычную россий-
скую систему профессиональных водолазных ква-
лификаций, поскольку построены на совершенно
иных началах.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 53
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
Таблица 2.
Рекомендуемые профессиональные квалификации IDSA
Квалификация
IDSA
Обяза-
тельные
модули
учебной
про-
граммы
Характеристика профессиональной компетентности и основ-
ных навыков
Рабочая
глубина
спусков
под воду
(макси-
мальная)
1 2 3 4
Уровень 1
Commercial
SCUBA Diver
Легководолаз-
ное дело
A + B
Использование водолазного снаряжения с открытой схемой
дыхания в автономном варианте. Знание основ такелажного
дела, методов поиска объектов под водой, правил и способов
подъема предметов на поверхность, умение работать под
водой с использованием ручного инструмента, навыки вы-
полнения инспекционных осмотров подводных объектов
Competent to dive safely using open circuit self-contained air
breathing equipment. Has a working knowledge of the following
tasks: Elementary rigging, the Use of Lifting Bags, Diver search
Techniques, the Use of Hand Tools and Visual Inspection
30 м
Уровень 2
Surface
Supplied
Inshore Air
Diver
Спуски на
внутренних
водных путях
в шланговом
снаряжении
с использо-
ванием для
дыхания воз-
духа
A + B
+ C
Спуски на внутренних водных путях и в прибрежных водах
(в порту) в автономном водолазном снаряжении с открытой
схемой дыхания и в снаряжении с подачей воздуха с поверх-
ности. Дополнительно к знаниям и навыкам по 1 квалифика-
ционному уровню должен уметь обращаться с барокамерой,
пользоваться подводным электрическим и механизирован-
ным инструментом и оборудованием для электрической под-
водной резки, владеть технологией применения судоподъем-
ных понтонов, оборудования для размыва грунта и другими
простейшими технологиями, применяемыми в подводном
строительстве. Должен быть ознакомлен (самостоятельные
умения не обязательны) с основными принципами исполь-
зования подводных строительных пистолетов, взрывчатых
веществ, оборудования для мокрой подводной сварки, иметь
представления об организации водолазных спусков в загряз-
ненных водах
Competent to dive safely both inland & inshore using open circuit self-contained
air breathing equipment and surface orientated air diving equipment. Has a working
knowledge of the Level 1 tasks plus Chamber Operations, the use of Power
Tools, thermal Arch Cutting equipment, Air Lifts and Jetting equipment, simple
Underwater Construction tasks – see Note 2. The principles of the following
subjects are also taught, but in-water experience is not mandatory – Bolt Guns,
Explosives, Wet Welding, Diving in Polluted Waters
30 м
Уровень 3
Surface
Supplied
Offshore Air
Diver
Спуски в от-
крытом море
в шланговом
снаряжении
с использо-
ванием для
дыхания воз-
духа
A + B +
C + D
Спуски на внутренних водных путях, в прибрежных водах
(в порту) и в открытом море в автономном водолазном сна-
ряжении с открытой схемой дыхания и в снаряжении с по-
дачей воздуха с поверхности при использовании водолазных
спуско-подъемных устройств. Умение пользоваться костю-
мом с водяным обогревом. Знания и рабочие навыки по 1 и 2
квалификационным уровням
Competent to dive inland, inshore & offshore using, open circuit self-contained air
breathing equipment, surface orientated air diving equipment, and from an open
bell. Able to use a hot-water suit. Has a working knowledge of the work tasks
listed in Levels 1 & 2
50 м
54 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
Таблица 2-А
Обязательные модули (курсы) учебной программы профессиональной подготовки
водолазов по квалификациям IDSA
Шифр
Наименование
курса и продолжи-
тельность, час
Общее содержание курса
Глубина прак-
тических спу-
сков под воду
1 2 3 4
A
Введение в специ-
альность
80 час
Основы водолазного дела, принципы работы под-
водных дыхательных аппаратов, автономное водо-
лазное снаряжение и снаряжение с подачей воздуха
с поверхности. Курс самостоятельного значения не
имеет, предваряет курсы B или C
Diving principles and theory common to both SCUBA
and Surface Supply. Must be combined with either the
Scuba or Standard Surface Supply Modules.
Теоретическая
подготовка
B
Легководолазное
дело
120 час
Обучение и аттестация по безопасной эксплуатации
автономных подводных дыхательных аппаратов и по
выполнению простейших работ под водой
Training and assessment in the use of SCUBA and
simple work tasks
30 м
C
Спуски на вну-
тренних водных
путях в шланговом
снаряжении с ис-
пользованием для
дыхания воздуха
200 час
Обучение и аттестация по безопасной эксплуатации
водолазного снаряжения с подачей воздуха с поверх-
ности и по выполнению распространенных работ
на внутренних водных путях и в прибрежных водах
(в порту)
Training and assessment in the use of Surface Orientated
Air Diving Equipment and common inland/inshore work
tasks
30 м
Квалификация
IDSA
Обяза-
тельные
модули
учебной
про-
граммы
Характеристика профессиональной компетентности и основ-
ных навыков
Рабочая
глубина
спусков
под воду
(макси-
мальная)
1 2 3 4
Уровень 4
Closed Bell/
Mixed Gas
Diver
Насыщенные
погружения
и/или ис-
пользование
искусственно
приготовлен-
ных дыхатель-
ных газовых
смесей
A + B +
C + D
+ E
или
A + C +
D + E
Полноценное участие в производственных операциях с ис-
пользованием специальных технологий метода ДП (насыщен-
ных погружений). Применение искусственно приготовлен-
ных дыхательных газовых смесей
Competent to take part in closed bell operations, acting as
Bellman and Diver, using the appropriate breathing gas mixture
100 м
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 55
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
Шифр
Наименование
курса и продолжи-
тельность, час
Общее содержание курса
Глубина прак-
тических спу-
сков под воду
1 2 3 4
D
Спуски в открытом
море в шланговом
снаряжении с ис-
пользованием для
дыхания воздуха
48 час
Обучение и аттестация по безопасному пользованию
специальными водолазными спуско-подъемными
устройствами при выполнении водолазных спу-
сков с применением для дыхания воздуха. Работа
и обеспечение работающего водолаза с водолазной
беседки, организация спусков при расположении
страхующего водолаза на спуско-подъемном устрой-
стве. Эксплуатация водолазного снаряжения с водо-
обогревом
Training and assessment in air diving operations using
an open (wet) bell acting as Bellman and Diver and/or
using a Hot Water suit
50 м
E
Спуски в закрытом
колоколе и/или
с использованием
искусственно при-
готовленных ды-
хательных газовых
смесей
Обучение и аттестация по безопасному применению
технологий метода ДП (насыщенных погружений):
эксплуатация закрытого водолазного колокола, ор-
ганизация и должностные лица водолазного спуска
методом ДП и др. Приготовление и использование
искусственных дыхательных газовых смесей
Training and assessment in the use and operation of
a closed bell – acting as Bellman and Diver using the
appropriate breathing gas mixture
100 м
Таблица 3.
Соответствие российских профессиональных квалификаций водолазов иностранным
классификационным группам
Характер работ
Уровень
квалификации
3 класс
2 класс
1 класс
Водолазный
специалист
IDSA-1
IDSA-2
IDSA-3
IDSA-4
Diving Supervisor
I II III Водолаз
56 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
В 2000 году командующим Северным флотом
был издан приказ (№ 2), вводящий в действие «Ме-
тодические указания по исследованию и докумен-
тированию телесных повреждений в частях и ме-
дицинских учреждениях СФ». Этот документ был
инициирован и подготовлен в нашем учреждении.
В нем рассматривались только повреждения мягких
покровов, не затрагивая вопросов исследования по-
вреждений внутренних органов, костей. При этом
целью создания документа была необходимость
повышения качества такой работы во всех звеньях
медицинской службы флота. Результат не заставил
себя ждать – качественно улучшились сбор и фик-
сирование данных обследования пациентов по во-
просам телесных повреждений. Полагаем целесо-
образным познакомить более широкую аудиторию
с содержанием упомянутых Методических указа-
ний.
Важность рассматриваемого вопроса состоит
в унификации, приведении к единообразию подхо-
дов к исследованию и документированию обнару-
женной патологии, с учетом юридического значе-
ния медицинских документов. Врач, помимо других
своих функций, исследуя телесные повреждения,
по сути, собирает медицинские факты. В дальней-
шем эти факты подвергаются судебно-медицинской
оценке и используются в качестве доказательств
при проведении предусмотренного законом рассле-
дования. Понятно, что от качества сбора первичной
информации во многом зависят перспективы след-
ственного и судебного разбирательств. В практике
судебных медиков флота неоднократно встречались
случаи, когда при производстве экспертиз была до-
казана невиновность подозреваемого. Но, одним
важнейшим из условий в таких случаях было вы-
сокое качество первичной информации, содержа-
щейся в медицинских документах. Известны и про-
тивоположные случаи, когда из-за недопонимания
врачами важности этой части своих обязанностей,
небрежного оформления результатов обследования
подозреваемым (причем обоснованно подозревае-
мым) удавалось уйти от ответственности.
Уголовно-процессуальный кодекс РФ устанав-
ливает возможность участия врача любой специ-
альности в следственных действиях в качестве экс-
перта или(и) в качестве специалиста (ст.ст. 57–58,
161, 164, 168, 178, 195–207, 269–270, 282–283) [4].
Так, врач может участвовать в осмотре трупа, эксгу-
мации трупа, в освидетельствовании живого лица,
в производстве судебной экспертизы, он может быть
допрошен на этапе предварительного следствия или
в суде. При этом, ответственность врача определя-
ется ст.ст. 307, 308 и 310 Уголовного кодекса РФ.
В настоящей публикации считаем необходи-
мым дать определения повреждениям мягких по-
кровов и, в некоторых случаях, их краткие морфо-
© Ш. А. Шамшутдинов, 2015
УДК 611.08
ИССЛЕДОВАНИЕ ТЕЛЕСНЫХ ПОВРЕЖДЕНИЙ
И ДОКУМЕНТИРОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ
ШАМШУТДИНОВ Ш. А.
Судебно-медицинская лаборатория (г. Североморск) филиала № 1 ФГКУ «111 Главный государственный центр
судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» МО РФ, г. Североморск, Российская Федерация
Р е з ю м е: В 2000 году командующим Северным флотом был издан приказ, вводящий в действие «Методические
указания по исследованию и документированию телесных повреждений в частях и медицинских учреждениях
СФ». Этот документ был инициирован и подготовлен в нашем учреждении. В нем рассматривались только
повреждения мягких покровов, не затрагивая вопросов исследования повреждений внутренних органов, костей.
При этом целью создания документа была необходимость повышения качества такой работы во всех звеньях
медицинской службы флота. Результат не заставил себя ждать – качественно улучшились сбор и фиксирование
данных обследования пациентов по вопросам телесных повреждений. Полагаем целесообразным познакомить
более широкую аудиторию с содержанием упомянутых Методических указаний.
Важность рассматриваемого вопроса состоит в унификации, приведении к единообразию подходов к исследова-
нию и документированию обнаруженной патологии, с учетом юридического значения медицинских документов.
Предлагаемые рекомендации соответствуют требованиям федеральных документов и методическим указани-
ям кафедры судебной медицины ВМедА.
К л ю ч е в ы е с л о в а: Телесные повреждения, вред здоровью, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Уголов-
ный кодекс РФ, ссадина, рана, кровоподтек.
Shamshutdinov Sh.A. RESEARCH OF INJURIES AND DOCUMENTING OF RESULTS
K e y w o r d s: Injuries, harm to health, Code of criminal procedure of the Russian Federation, Criminal code of the
Russian Federation, graze, wound, bruise.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 57
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
логические характеристики, классификацию.
Повреждением или травмой называется
нарушение структуры и функции организма
в результате действия одного или нескольких
повреждающих факторов [2]. Это определение
принято в судебной медицине, в частности, в систе-
ме военной судебно-медицинской экспертизы. Об-
щебиологическое понятие повреждения (alteratio)
охватывает любые нарушения структуры и функ-
ции, вызванные как внешними, так и внутренними
причинами. В юриспруденции под повреждением
понимают действие (неправомерное, умышленное,
неосторожное), приведшее к расстройству здоровья
[2].
В настоящее время, согласно действующему
уголовному законодательству, термин «телесное
повреждение» поглощается более широким право-
вым понятием «вред здоровью». Здоровье любого
человека является объектом правовой охраны. По-
этому, противоправные действия, влекущие возник-
новение вреда здоровью, подлежат юридической
оценке.
Объективным проявлением причинения вреда
здоровью являются телесные повреждения, нару-
шения психической деятельности человека, а также
иные нарушения здоровья (например, заболевания).
Выявлением и документированием объектив-
ных проявлений вреда здоровью занимаются меди-
цинское работники, в первую очередь, врачи.
Телесные повреждения могут исследоваться
у живых лиц, а также на трупе. Исследование и до-
кументирование повреждений у живых лиц осу-
ществляется врачами любых специальностей на
всех этапах оказания медицинской помощи, а также
при проведении телесных осмотров, освидетель-
ствований. Труп исследуется судебно-медицин-
ским экспертом (по процессуальному положению)
либо патологоанатомом. Диагностику психического
расстройства и установление его причинной связи
с полученным воздействием производит психиатр.
В случае выявления телесных повреждений
производятся записи в соответствующих докумен-
тах (журнал телесных осмотров, амбулаторный
журнал, медицинская книжка, история болезни,
медицинская карта, акт, протокол, заключение).
Предусмотрено также специальное действие с це-
лью обнаружения повреждений – освидетельство-
вание живого лица.
Морфологические характеристики повреж-
дений должны быть зафиксированы в документах
максимально полно, с учетом всех особенностей.
В документах указываются дата и время осмотра.
Виды внешних воздействий и сами повреж-
дения чрезвычайно разнообразны. Принят сле-
дующий порядок исследования и описания
в медицинских документах каждого телесного
повреждения. Указываются:
–– вид повреждения (кровоподтек, ссадина
и т. д.);
–– точная локализация повреждения (с ука-
занием части тела, области, поверхности, а также
расположение относительно анатомических линий
и образований);
–– форма повреждения (например, неопре-
деленная, округлая, неправильная прямоугольная,
веретенообразная, линейная и т. д.);
–– размеры повреждения (возможно указа-
ние размеров прямоугольника, в который вписыва-
ется повреждение), включая его глубину;
–– ориентирование повреждения (например,
относительно горизонта, продольной оси тела);
–– характер краев (ровные, мелконеровные,
крупнонеровные), для кровоподтеков и ссадин –
с указанием четкости (четкие, трудно различимые
и пр.);
–– характер концов (например, острые, за-
кругленные, П-образные, М-образные и т. д.);
–– характер и окраска дна (для ран и сса-
дин), поверхности (для кровоподтеков), характер
стенок (для ран), наличие инородных включений
в глубине повреждений;
–– результаты пальпации повреждения
и окружающих тканей (наличие уплотнений, бо-
лезненности и т. д.);
–– состояние тканей, окружающих повреж-
дение (в том числе, наличие или отсутствие инород-
ных тел, загрязнений вокруг повреждения).
Примечание: вполне допустимо группирование
однотипных повреждений, но с обязательным ука-
занием их взаиморасположения и расстояний меж-
ду ними. При этом обычно перечисляются общие
признаки, присущие всем повреждениям группы,
затем признаки отдельных повреждений, которые
отличают их друг от друга.
Последующий диагноз врача должен вы-
текать из описания каждого из повреждений,
поэтому вышеприведенный список признаков
повреждения не является исчерпывающим. На-
пример, иногда необходимо в исследовательскую
часть включить данные о характере ответной
реакции организма на травму, о виде воспали-
тельной реакции, степени заживления и т. д.
Виды повреждений мягких покровов
тела.
Ссадина – нарушение целости эпидермиса
(а иногда и кожи, но не глубже ее сосочкового слоя)
или эпителия слизистой оболочки [1, 2].
Кровоподтек – кровоизлияние, пропитываю-
щее кожу и подлежащие мягкие ткани. Часто врачи
подменяют термин «кровоподтек» термином «ге-
матома», что, на наш взгляд, не вполне корректно,
поскольку гематома – это отграниченное скопление
крови, а не пропитывание ею тканей.
Рана – нарушение целостности мягких покро-
вов, распространяющееся глубже сосочкового слоя
58 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
кожи.
Приводим общепринятую классификацию ран
в зависимости от характера травмирующего воз-
действия, с указанием краткой их морфологической
характеристики:
–– ушибленная – неровные, осадненные, кро-
воподтечные, нередко размозженные края, соедини-
тельнотканные перемычки в глубине раны;
–– рваная – неровные, неосадненные (как пра-
вило) края, отслоения покровов;
–– рвано-ушибленная (сочетание признаков
ушибленной и рваной ран);
–– колотая – края ровные или мелконеров-
ные, по краям узкое осаднение, стенки гладкие,
без тканевых перемычек, глубина раневого канала
преобладает над длиной и шириной кожной раны,
наружное кровотечение из раны, как правило, не
обильное;
–– резаная –часто имеет веретенообразную
форму, зияет, после сведения краев имеет линейную
или дугообразную форму; длина раны существенно
превышает ширину, а нередко и глубину; края раны
ровные; концы раны острые;
–– колото-резаная – форма линейная, вере-
тенообразная или серповидная, возможны допол-
нительные разрезы (надрезы), отходящие от краев
вблизи одного из концов раны; края ровные; один
или оба конца заострены, один из концов может
быть закругленным, П-, М-образным; глубина ране-
вого канала, как правило, превышает длину и шири-
ну кожной раны;
–– рубленая – форма веретенообразная или
полулунная, при сведении краев – прямолинейная
или дугообразная; края могут быть как ровными так
и мелконеровными, в бóльшей или меньшей степе-
ни осаднены; концы могут быть заострены, но мо-
гут быть и М-образными; раны, как правило, глубо-
кие, распространяются и на костную ткань;
–– пиленая – раны продолговатой формы с не-
ровными мелколоскутными краями, нередко с од-
ним или двумя острыми раздвоенными концами;
при полных распилах конечности или ее части ха-
рактер поврежденных краев сохраняется;
–– огнестрельная пулевая (дифференциально-
диагностические признаки типичных входной и вы-
ходной пулевых ран на коже даны в таблице 1; [2]):
–– ожоговая – морфологические признаки
чрезвычайно вариабельны в зависимости от вида
повреждающего фактора (ожог термический пламе-
нем или разогретым предметом, химический, элек-
трический и др.).
На практике встречаются и редкие виды ран,
такие как ушиблено-резаная (например, при ударе
бутылкой с ее разрушением), колото-рубленая (при
травмировании нетипичным рубящим предметом,
например, стамеской) и др.
Считаем недостаточным указание только на ха-
рактер раны, без отметок ее признаков. Например,
Таблица 1
Признак Входная рана Выходная рана
Форма раны
и наличие де-
фекта («ми-
нус-ткани»)
Круглая, овальная, изредка полулунная,
с дефектом кожи
Неправильно-звездчатая, щелевидная, ду-
гообразная, иногда круглая или овальная,
нередко с дефектом кожи
Форма дефек-
та
Конусовидная с вершиной, обращенной
внутрь, либо неправильная цилиндри-
ческая
Конусовидная с вершиной, обращенной
наружу
Размеры Размеры кожного дефекта всегда мень-
ше диаметра пули
Рана часто больше размеров входного от-
верстия, иногда равная ему или меньше
Края дефекта
Края дефекта в коже часто мелкофе-
стончатые, иногда относительно ровные
и покатые
Обычно неровные, часто вывернуты на-
ружу
Поясок осад-
нения
Обычно хорошо выражен, шириной
1–3 мм
Часто отсутствует, иногда хорошо вы-
ражен (вследствие удара краев о плотный
предмет, например, о ткань плотной одеж-
ды, ремень и пр.)
Примечание: обязательно указывается наличие (или отсутствие) в ране дефекта ткани (легко обнару-
живается при сведении краев раны); следует учитывать, что приведенные особенности входной и выход-
ной огнестрельных пулевых ран характерны лишь для выстрелов с неблизкой дистанции. При выстрелах
с близкой дистанции, в первую очередь – при выстрелах в упор, морфологические признаки ран могут
резко отличаться от описываемых (например, при выстреле в упор размеры входной раны могут быть
много больше размеров выходной раны, края входной раны в этом случае могут быть с дополнительными
разрывами и т. д.);
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 59
МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
скальпированная рана – это рана, одним из призна-
ков которой является лоскутная отслойка покровов.
Отслойка может возникать при действии самых раз-
ных травмирующих факторов, а также при их соче-
тании.
Кожный рубец исследуется и документируется
по тем же правилам, что и телесные повреждения.
Записи в медицинских документах, соответ-
ствующие осмотру, должны быть скреплены подпи-
сью проводившего осмотр с обязательным разбор-
чивым указанием его должности и фамилии.
Примеры описания повреждений мягких по-
кровов в медицинских документах:
– на левой половине груди, на уровне 3-го меж-
реберья по среднеключичной линии ссадина непра-
вильной овальной формы, размерами 3×2 см, гори-
зонтальная по длиннику, края ее мелконеровные,
четкие, дно выполнено слегка западающей, бурова-
то-красной коркой без признаков отслоения, окру-
жающие ткани не изменены, незначительно болез-
ненные при ощупывании;
– на сгибательной поверхности нижней тре-
ти правого предплечья кровоподтек неправильной
овальной формы, 6×3,5 см, его длинник совпадает
с продольной осью предплечья, края кровоподтека
крупнонеровные, нечеткие, поверхность слегка при-
пухшая, буровато-синюшная в центре, синеватая
по периферии; ткани предплечья болезненны при
пальпации;
– в поясничной области, на уровне остисто-
го отростка 2-го поясничного позвонка кнаружи
от левой паравертебральной линии поверхностная
рана веретенообразной формы, длиной 3 см, ши-
риной до 0,4 см, глубиной до 0,3 см, расположена
горизонтально, края ровные, не осадненные, концы
острые, просвет раны зияет, дно представлено
пропитанными кровью мягкими тканями без по-
сторонних включений, признаков заживления нет,
стенки отвесные, ровные, окружающая кожа бо-
лезненная при ощупывании; при сведении краев
форма раны линейная, длина 3,5 см, дефект кожи
отсутствует;
– в теменной области, на 2,5 см слева от сре-
динной лини и в 3 см кпереди от центра левого те-
менного бугра рана неправильной веретенообразной
формы, длиной 2 см, шириной до 0,4 см, глубиной до
0,4 см, передним концом обращена к срединной ли-
нии под углом 30º; рана умеренно кровоточит, края
неровные, осаднены и кровоподтечны на площади
4×3 см; концы слегка закруглены, передне-наруж-
ная стенка подрыта, противоположная – полого
скошена, в углах раны белесоватые соединитель-
нотканные перемычки, область раны припухшая,
резко болезненная при ощупывании; дном раны яв-
ляется апоневроз, пропитанный кровью, кости че-
репа на ощупь целы;
– в области верхне-наружного квадранта пра-
вой ягодицы рубец вытянутой веретенообразной
формы, 4×0,4 см, верхним концом обращен к сре-
динной линии под углом, примерно, 30º, края мелко-
неровные, концы слегка закруглены, поверхность бе-
лесоватая с синюшным оттенком, морщинистая,
выступает над окружающей кожей; при пальпации
рубец плотный, подвижный, безболезненный.
Предлагаемые рекомендации соответствуют
требованиям руководящих документов [3], мето-
дическим указаниям кафедры судебной медицины
ВМедА.
Литература:
[1]. АВДЕЕВ М. И. Курс судебной медицины. –
М., Гос. изд-во юрид. лит-ры, 1959. – С. 109. [2].
ПОПОВ В. Л. Судебная медицина/Учебник. – Л.,
Изд. ВМедА им.Кирова, 1985. – С. 17–18, 61. [3].
Руководство по медицинскому обеспечению Воору-
женных Сил Российской Федерации на мирное вре-
мя. – М., Военное изд-во, 2002. – 350 с. [4]. «Уголов-
но-процессуальный кодекс Российской Федерации»
от 18.12.2001 N174-ФЗ (ред. от 29.06.2015). URL:
http://www.consultant.ru/popular/upkrf/ (дата обраще-
ния: 14.08.2015).
60 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
В НИИ кораблестроения и вооружения ВМФ
ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» прошла
Межотраслевая научно-практическая конферен-
ция «Кораблестроение в XXI веке: состояние, про-
блемы, перспективы». В рамках этой конференции
работала Секция № 4 «Обитаемость кораблей. Обе-
спечение радиационной и токсикологической без-
опасности», которая была организована с целью
обобщения опыта, накопленного при решении во-
просов, касающихся оптимизации обитаемости на
кораблях и судах ВМФ. Работа этой секции отража-
ет современное состояние и перспективы развития
военно-морской медицины.
В работе секции приняли участие ведущие
специалисты отраслевых научно-исследователь-
ских организаций и учебных заведений Российской
Федерации, а также представители флотской воен-
но-морской медицины, что подтверждает важность
и актуальность проблем и доказывает необходи-
мость продолжения исследований в этой области
знаний.
В настоящее время военно-морская медицина,
опирающаяся на фундаментальные исследования
и результаты практической деятельности в медико-
биологических, клинических и медико-социальных
дисциплинах, рассматривается как самостоятельная
отрасль знаний.
На протяжении всей своей истории военно-
морская медицина решала широкий круг задач,
касающихся организации и тактики медицинской
службы ВМФ в мирное и военное время, принци-
пов осуществления лечебно-профилактических
и противоэпидемиологических мероприятий в море
и в пунктах базирования кораблей. Вместе с тем,
именно в последние годы благодаря усилиям ве-
дущих специалистов военно-морской медицины
удалось поднять авторитет и вернуть престиж про-
фессии военно-морского врача, а также добиться
с помощью современных технологий и оборудова-
ния существенных результатов в деле сохранения
жизни, здоровья и профессиональной работоспо-
собности личного состава флота.
В то же время, очевидно, что проблемы, стоя-
щие перед военно-морской медициной ещё далеки
от своего окончательного решения. В связи с этим
в рамках конференции состоялся заинтересованный
обмен мнениями по ключевым вопросам военно-
морской медицины:
1. Обитаемость как боевое свойство корабля.
Концептуальные вопросы оптимизации обитаемо-
сти кораблей ВМФ и других объектов военной тех-
ники.
2. Особенности обеспечения токсикологиче-
ской безопасности кораблей ВМФ.
3. Организация оказания медицинской помощи
при авариях и катастро-фах. Профилактика, диагно-
стика, клиника и лечение профессиональных забо-
леваний военнослужащих.
4. Особенности обеспечения радиационной
безопасности личного состава ВМФ и населения.
5. Корабельная эргономика и медицинский кон-
троль за состоянием здо-ровья военно-морских спе-
циалистов. Проблемы медицинского обеспечения
личного состава ВМФ на современном этапе.
По всем вышеперечисленным проблемам
с докладами выступили ведущие специалисты от-
ХРОНИКА СОБЫТИЙ
© А.М.ВАСИЛЬКОВ, 2015
Межотраслевая научно-практическая
конференция «кораблестроение в xxi веке:
состояние, проблемы, перспективы»
ВАСИЛЬКОВ А.М
НИИ кораблестроения и вооружения ВМФ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», г. Санкт-Петербург
VASILKOV A. M.
INTERINDUSTRY SCIENTIFIC AND PRACTICAL CONFERENCE “SHIPBUILDING IN THE XXI CENTURY:
STATE, PROBLEMS, PROSPECTS”
scientific research institute of shipbuilding and arms of the Navy of VUNTs Navy “Naval academy”, St. Petersburg
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 61
ХРОНИКА СОБЫТИЙ
раслевых научно-исследовательских организаций
и учебных заведений Российской Федерации: Бари-
нов В. А., Блощинский И. А., Богданов А. А., Боро-
давко В. К., Бучнов А. Д., Васильков А. М., Гроши-
лин С. М., Зайцев А. Г., Иванов А. О., Касаткин В. И.,
Кулешов В. И., Лупанов А. И., Мотасов Г. П., Мыз-
ников И. Л., Мясников Ал.Ан., Нефедович А. В.,
Плахов Н. Н., Попов В. И., Чумаков В. В.
Значительный вклад в работу конференции
внесли сообщения представителей военно-мор-
ской медицины с флотов: Балахнова, Д.О., Закрев-
ского Ю. Н., Милошевского А. В., Ханкевича Ю. Р.
и других.
© К.В.ЛОГУНОВ, 2015
23 апреля 2015 г. исполнилось 85 лет доктору
медицинских наук профессору Н. Н. Гурину.
Николай Николаевич посвятил морской ме-
дицине более 65 лет – немного найдется в нашей
стране специалистов, способных предъявить по-
добный счет. В далеком 1949 г. он поступил учиться
в Военно-морскую медицинскую академию (гор.
Ленинград) и с тех пор неразрывно связан с про-
блемами медицинского обслуживания моряков:
и в процессе службы на Черноморском и Северном
флотах, и в стенах Военно-медицинской академии
им. С. М. Кирова, и в Ленинградском ГИДУВе,
и в Санкт-Петербургской МАПО, и в СЗГМУ им.
И. И. Мечникова.
Николая Николаевича можно смело назвать ос-
новоположником клинического направления меди-
цины водного транспорта в нашей стране. Вместе
с учениками он глубоко изучил особенности меди-
цинского обеспечения на море, предложил уникаль-
ные методики лечения острых, в том числе и хирур-
гических заболеваний в условиях недоступности
традиционных видов квалифицированной и специ-
ализированной помощи, у врачей популярны его
книги о возможностях консервативного лечения
острого аппендицита и острого холецистита. Нико-
лай Николаевич – основатель уникальной кафедры,
осуществлявшей подготовку и усовершенствование
судовых и водолазных врачей, при его непосред-
ственном участии полтора-два десятка лет назад
складывалась система профессионального обуче-
ния лиц плавсостава основам первой (медицинской)
помощи и азам медицинского ухода за больными
и пострадавшими на борту судов, формировалась
система радиотелефонных медицинских консульта-
ций для кораблей с российскими экипажами.
Из-под пера Николая Николаевича вышло бо-
лее сотни публикаций в ведущих отечественных
и международных специализированных журналах,
он – лауреат Премии Правительства Российской Фе-
дерации в области образования, постоянный участ-
ник крупнейших российских и международных
научных форумов, автор нескольких руководств,
ставших библиографической редкостью: Морская
медицина (1989 г.), Общая врачебная практика
(1996 г.) и др.
К радости всех, кому посчастливилось знать
его лично или по научным публикациям, Николай
Николаевич продолжает активно трудиться в сте-
нах бывшей Балтийской бассейновой больницы –
Санкт-Петербургского многопрофильного центра
Министерства здравоохранения Российской Феде-
рации. Только что он завершил титаническую ра-
боту по подготовке к публикации исправленного
и переработанного второго издания руководства
«Морская медицина».
Родные, близкие, коллеги и ученики от всей
души поздравляют Николая Николаевича с днем
рождения, желают ему еще многих лет активной
лечебной, научной и педагогической деятельно-
сти.
62 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
История гарнизонной Видяевской поликлини-
ки неразрывно связана с военными частями и со-
единениями в Видяевском районе базирования.
1965 год. Мурманская область. Уже 4 года про-
шло с формирования в губе Урица 9‑й эскадры ди-
зель-электрических подводных лодок второго по-
коления (проекта 613 и 633). Продолжает расти не
только количество субмарин, но и интенсивность
боевых служб. В море одновременно находились
5–6 экипажей, а количество выполненных основных
мероприятий в год превышает несколько десятков.
В это время остро встали вопросы медицинского
обеспечения моряков и членов их семей, контроля
и организации послепоходового отдыха экипажей
подводных лодок. Для этих задач Командовани-
ем принимается решение о создании в гарнизоне
Видяево военно-медицинского учреждения с эле-
ментами специализированной медицинской помо-
щи – военной поликлиники. И 1 апреля 1965 года на
основании директивы начальника штаба Северного
флота № 9/1/0416 от 06.03.1965 года формируется
47 поликлиника, штат 85/9«Е». Первым начальни-
ком поликлиники был назначен подполковник м/с
Румянцев Владимир Иванович (рис.)
Временно поликлиника была развёрнута в при-
способленных помещениях жилых домов – дома
по улице Центральная № 13 и № 15. А уже летом
1965 года по заданию войсковой части 69007 от
19.06.1965 года № 1336/3, на основе типового про-
екта серии 1–447С‑5/6 войсковой частью 30870
проектируется здание со встроенной поликлиникой
на 250 посещений в смену. Здание было построено
в 1968 году, но по ряду причин поликлиника остава-
лась по временному расположению на протяжении
40 лет и переехала в построенное для неё здание
только 1 декабря 2009 года.
В конце шестидесятых годов происходит рез-
кое увеличение контингента, прикреплённого на
медицинского обеспечение, в связи с прибытием
в район новых соединений. В 1967 году в губу Ара
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
© Н. Н. Бурцев, Д. Г. Перминов, 2015
Военной поликлинике
гарнизона Видяево – 50 лет
БУРЦЕВ Н. Н., ПЕРМИНОВ Д. Г.
Медицинская служба Северного флота, г. Североморск, ЗАТО пос, Видяево
Burtsev N. N., Perminov D. G. Vidjaevo military polyclinic – 50 years
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 63
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
переходят сторожевые корабли 130 бригады, про-
ектов 1135 и 1135М, а в конце 1969 года в состав
эскадры вошла 35 дивизия дизель-электрических
подводных лодок с крылатыми ракетами, проекта
651. Кроме этого, в связи с высокой профессиональ-
ной подготовкой, врачи поликлиники привлекаются
к проведению медицинского обеспечения личного
состава 9-го гвардейского Виленского истребитель-
ного авиаполка базирующегося в зоне территори-
альной ответственности медицинской службы гар-
низона Видяево – в посёлке Килпъявр, имеющего
на вооружении истребители-перехватчики второго
поколения Миг‑19, Су‑9, а позже – и третьего по-
коления МиГ‑23М.
В 1972 году поликлинику возглавил подпол-
ковник м/с Ивашкевич В. И. (1972–1977 гг.), под его
руководством коллектив поликлиники продолжил
совершенствование боевой и специальной подго-
товки, под его руководством 47 поликлиника пять
лет подряд получала переходящий кубок по итогом
боевой и специальной подготовке среди военно-ме-
дицинских учреждений гарнизона. Впоследствии
офицер успешно исполняд обязанности флагман-
ского врача 4 эскадры подводных лодок СФ.
Еще более значительные качественные измене-
ния в медицинском обеспечении войсковых частей,
происходят в первой половине 80-х годов, когда в со-
став 9-й эскадры вошли соединения атомных подво-
дных лодок (ПЛА) с крылатыми ракетами проекта
949 и 949А. В 1980 году в губу Ара перебазирована
7 дивизия с атомными подводными лодками перво-
го поколения проекта 675, а в 1984 году 50 диви-
зия с модернизированными атомными подлодками
второго поколения проекта 670М. С этого момента
по настоящее время военная поликлиника выпол-
няет и функции специальной поликлиники ВМФ.
Также с 1985 года врачебный состав поликлиники
начал привлекаться к вопросам медицинского обе-
спечения личного состава, в то время новейших ис-
требителей четвёртого поколения Су‑27 и СУ‑27УБ,
которые базировались на авиационной базе в пос.
Килпъявр. В этот период поликлиникой руководили
подполковник м/с Лысак А. В. (1977–1982 гг.), под-
полковник м/с Юдин Ю. Н. (1982–1985 гг.), майор
м/сл. Ломовцев В. С. (1985–1988 гг.).
В начале девяностых годов, в связи с вхожде-
нием в состав 9-й эскадры 6 дивизии ПЛА, на ме-
дицинское обеспечение к военной поликлинике
прикрепляются экипажи новейших и уникальных
титановых подлодок третьего поколения, проекта
945, 945А, а так же атомных подводных крейсе-
ров с крылатыми ракетами, проекта 949А. В со-
став дивизии вошли и модернизированные подлод-
ки второго поколения проекта «Чайка-Б», проекта
671РТМК. В декабре 1991 года к специально вы-
строенному причалу в губе Ура пришвартовался
флагман Российского флота – первый отечествен-
ный тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал
64 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
Кузнецов». И именно специалисты военной поли-
клиники с участием медицинской службы корабля
провели весь комплекс мероприятий перед выходом
корабля в первую боевую службу. Поликлинику
в это время возглавлял опытный врач и талантли-
вый организатор подполковник м/с Морозов Ю. Н.
(1988–1997 гг.), благодаря его организаторским спо-
собностям произошло качественное улучшение ма-
териально-технической базы поликлиники.
Но с середины 90-х годов, в связи с сокраще-
нием Вооружённых Сил приоритеты изменились,
количество военнослужащих в зоне ответственно-
сти неуклонно снижалось, но нагрузка на поликли-
нику не уменьшалась, так как возросло количество
проводимой военно-врачебной и медико-социаль-
ной экспертизы военнослужащих при увольнении.
В структуре прикреплённого контингента проис-
ходит резкое увеличение военнослужащих прохо-
дящих военную службу на кораблях, переданных
в отдел фондового имущества и поставленных
в технический отстой перед утилизацией в про-
мышленности, увеличивается количество прикре-
плённых пенсионеров Министерства обороны РФ.
Наряду с этим, в связи с ухудшением материально-
го положения служащих МО РФ происходит отток
квалифицированных медицинских кадров с Севера,
в это трудное время начальником поликлиники на-
значается Мамаев А. В. (руководил учреждением
в 1997–2005 гг.)
В 2000 году с назначением начальником меди-
цинской службы гарнизона кандидата медицинских
наук Игоря Леонидовича Мызников происходит
постепенное качественное улучшение оказания ам-
булаторно-поликлинической помощи. Под руковод-
ством заместителя начальника поликлиники м-ра
м/с Перминова Д.Г. (с 2007 года по настоящее время
– начальник поликлиники) начинают работать шко-
лы по нозологиям, по здоровому образу жизни, ак-
тивизируется работа врачей поликлиники.
Взятый с первых дней вступления в должность
начальника медицинской службы Видяевского рай-
она базирования подполковником м/с И.Л. Мыз-
никовым курс на строгое выполнение требований
федерального законодательства и ведомственных
нормативных документов уже к 2003 году вывел ви-
дяевскую поликлинику в число одной из лучших в
Медслужбе СФ, что неоднократно подтверждалось
при проверках и инспекциях.
Возглавляемая п/п-ком м/с Д. Г. Перминовым
в 2007 году при инспектировании гарнизона Видя-
ево председателем инспекции Главного военно-ме-
дицинского управления, главным терапевтом Во-
оружённых сил Российской Федерации, доктором
медицинских наук, генерал-майором м/с Раковым
Анатолием Леонидовичем работа врачей поликли-
ники в войсковых частях и организация диспансер-
но-динамического наблюдения признана образцо-
вой и одной из лучших в Вооружённых силах среди
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 65
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
гарнизонных поликлиник.
В 2007 году гарнизонная поликлиника вошла
в состав госпитально-поликлинического комплекса
436 военно-морской госпиталь, а в конце 2009 года
в состав 1469 военно-морского клинического го-
спиталя (1469 ВМКГ) под названием «Поликлиника
(со стационаром) ФГКУ «1469 ВМКГ» Минобо-
роны России». Вхождение в состав одного из луч-
ших медицинских учреждений Мурманской обла-
сти – 1469 ВМКГ – значительно улучшило качество
оказания медицинской помощи, сократило сроки
оказания высокотехнологичной помощи для воен-
нослужащих в отдалённом гарнизоне.
В 2013 году на базе поликлиники, под руко-
водством специалистов Военного института физи-
ческой культуры и Военно-медицинской академии
имени С. М. Кирова, проводились научно-исследо-
вательские работы по совершенствованию физиче-
ской подготовки военнослужащих отдельных родов
сил и специальных подразделений ВМФ.
За историю своего существования коллектив
военной поликлиники неоднократно показывал
высокий профессионализм при медицинском обе-
спечении чрезвычайных ситуаций, связанных с экс-
плуатацией ядерных энергетических установок
подводных лодок. Врачи поликлиники продемон-
стрировали свою профессиональную подготовку
и справились со своими задачами при ликвидации
последствий трагедии в 1984 году на подводной
лодке «К‑131» и в 1989 году при ликвидации по-
следствий радиационной аварии на «К‑192». Гибель
12 августа 2000 года атомного подводного крейсера
«К‑141» «Курск» стала испытанием на прочность
коллектива поликлиники и всей медицинской служ-
бы гарнизона Видяево, принявшей самое активное
участие в медицинском обеспечении этих трагиче-
ских событий и последующей работе с семьями по-
гибших моряков.
По итогам проделанный работы в 2000 году
троим сотрудникам поликлиники были вручены
медали «За трудовую доблесть», позже аналогично
был отмечен труд еще четырёх специалистов.
Добросовестный труд персонала поликлиники
отмечен наградами командования. На сегодняшний
день в поликлинике трудятся: семь сотрудников на-
гражденных грамотой Министра обороны Россий-
ской Федерации и медалью Министерства обороны
Российской Федерации «За трудовую доблесть», 22
сотрудника награждены грамотами Главкома ВМФ,
34 имеют звание «Ветеран военной службы» или
«Ветеран труда», 1 поощрён Грамотой Губернатора
Мурманской области и один – Грамотой Минздрава
области.
В настоящее время поликлиника является ве-
дущим лечебным учреждением Видяевского райо-
на медицинского обеспечения, обслуживает четыре
военных городка и прикреплённый контингент на
территории ЗАТО Видяево и в сельских поселени-
ях Кольского района Урагубское и Междуречье. Её
коллектив продолжает совершенствовать своё ма-
стерство в медицинском обеспечении соединений
и войсковых частей, в своём развитии опираясь на
полувековой опыт своих предшественников.
66 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
Литература:
1. Довгуша В. В., Жеглов В. В., Мызни-
ков И. Л., Осокин М. В. Роль научно – исследова-
тельской деятельности в становлении и развитии
медицинского обеспечения атомного подводного
флота СПб: «Пресс-Сервис». – 2015. – 235 с.
Dovgusha VV VV Zheglov, Myznikov IL, Mikhail
Osokin The role of scientific – research activities in the
development of medical support nuclear submarine
fleet of St. Petersburg: “Press Service”. – 2015. – 235 p.
2. Дороничева Е. А. Благодарный труд. //
Вестник Видяево – 2012. – N12(359). – С. 1–2.
EA Doronicheva Rewarding work. // Herald
Vidjaevo – 2012. – N12 (359). – C1–2.
3. Материалы научно-практической кон-
ференции медицинской службы Видяевско-
го района базирования (с международным
участием)«Медицинское обеспечениесил флота
в условиях Кольского Заполярья», посвященной
Международному полярному году, 25 сентября
2008 года // Морской медицинский журнал – 2008. –
N5–6. – С. 2–103.
Proceedings of the Conference of the Medical
Service Vidyaevskogo basing area (with international
participation), “Medical obespecheniesil fleet in the
Kola Polar region”, dedicated to the International Polar
Year, September 25, 2008 // Naval Medical Journal –
2008. – N5–6. – C. 2–103.
4. Медицинское обеспечение сил флота в ус-
ловиях Кольского Заполярья / Материалы 2-й на-
учно-практической конференции, посвященной
10-летию со дня образования Видяевского райо-
на базирования сил Северного флота и Медицин-
ской службы района базирования, ЗАТО Видяево,
28 апреля 2004 года // под общ. ред. И. Л. Мызни-
кова, Е. Ю. Соколовой. – СПб: Из-во ООО «Пресс-
Сервис», 2004. – 149 с.
Medical support of naval forces in the conditions
of the Kola Polar region / Proceedings of the 2nd
scientific and practical conference dedicated to the
10th anniversary of the founding of Vidyaevskogo
base area of??the Northern Fleet and the Medical
Service District based BUT Vidjaevo, April 28, 2004
// by Society. Ed. I. L. Myznikova, E. Yu.Sokolovoy. –
St. Petersburg: Because of LLC “Press Service”, 2004.
– 149 p.
5. Мызников И. Л. Организация научной
и научно-исследовательской работы в медицин-
ской службе флота /В.В. Гаврилов, И. Л. Мызни-
ков, О. В. Кузьминов, С. В. Шмелёв, М. Ю. Опарин.
// Военно – медицинский журнал. – № 3–2013. –
С. 41–47.
Gavrilov V. V., Myznikov I. L., Kuzminov O. V.,
Shmelyov S. V., Oparin M. Yu. – Organisation of
scientific and research work of medical service in the
navy. // Voen. Med. Zhurn. – 2013. – № 3. – Р. 41–47.
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 67
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
Более чем 300-летняя история отечественной
военно-морской медицины неразрывно связана
с созданием и развитием Военно-Морского Флота
России. Военно-морские врачи накопили большой
опыт сохранения и укрепления здоровья военных
моряков в дальних морских походах, оказания меди-
цинской помощи в экстремальных ситуациях, в том
числе при радиационных поражениях и острых от-
равлениях, а так же при проведении аварийно-спа-
сательных работ. Военно-Морской Флот России по
праву является гордостью нашего народа. Великие
морские победы, подвиги моряков овеяны неувяда-
ющей славой.
Развитие военно-морской медицины в после-
военный период обусловлено созданием океанского
ракетно-ядерного флота. В этот период была соз-
дана система медицинского обеспечения атомных
подводных лодок и надводных кораблей с ядерными
энергетическими установками (ЯЭУ). Современная
военно-морская медицина приобрела неоценимый
опыт в медицинском обеспечении кораблей, несу-
щих боевую службу, и при ликвидации последствий
катастроф и аварий, в том числе в условиях опасной
радиационной и химической обстановки. Поэтому
нельзя забывать, каким трудом и мужеством это до-
ставалось.
Недавно вышла книга Довгуши В. В., Жегло-
ва В. В., Мызникова И. Л., Осокина М. В. «Роль
научно – исследовательской деятельности в ста-
новлении и развитии медицинского обеспечения
атомного подводного флота» СПб.: 2014 г. Авторы
являются непосредственными участниками меди-
цинского обеспечения сил флота тех лет. Их опыт
актуален и в настоящее время. В сборнике освеще-
ны вопросы развития отечественной военно-мор-
ской медицины при освоении совершенно нового
для тех лет направления – медицинского обеспече-
ния атомного подводного флота. Великолепно пред-
ставлена динамика движения вперёд! Этот опыт
не должен быть забыт! Книга состоит из разделов
(глав), схем, иллюстраций и приложений, большого
количества фотографий в рассматриваемый пери-
од из личного архива. Представлены основопола-
гающие доклады из анализируемых конференций
с тем, чтобы показать нарастающим итогом этапы
становления медицинской службы ВМФ в отно-
шении атомного подводного флота. Подробно рас-
крыты вопросы совершенствования организацион-
но-штатной структуры медицинской службы ВМФ
тех лет, развития материальной базы медицинских
учреждений, подготовки военно-морских врачей,
становления и развития медицинского обеспечения
личного состава, боевой подготовки и деятельности
© В. В. Довгуша, 2015
Роль научно – исследовательской
деятельности и медицинской службы
в становлении и развитии отечественного
атомного подводного флота
dovgusha V. V. Role scientifically – research activity and a health service in formation and development of domestic nuclear
underwater fleet
Посвящается 70 –летию Победы в Великой Отечественной войне и 75 – летию Военно – Мор-
ской медицинской академии, её выпускникам, вынесшим на своих плечах и годы войны, и два
труднейших первых этапа становления и развития
68 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
моряков атомного подводного флота. В приложе-
ниях приведены сведения о руководящем составе
Медицинской службы Северного флота, важнейшие
научные события в проведении научно – практиче-
ских конференций. Предлагаемая книга существен-
но дополняют исторические сведения о развитии
военно-морской медицины и предназначена для во-
енно-морских врачей, слушателей и курсантов во-
енно-учебных медицинских заведений, готовящих
врачей для ВМФ. Она может быть полезной всем
тем, кто интересуется историей и современным со-
стоянием военно-морской медицины.
Историческое предисловие. Военно-Мор-
ской Флот по праву является гордостью нашего
народа. Более чем 300-летняя история отечествен-
ной военно-морской медицины неразрывно свя-
зана с созданием и развитием Военно-Морского
Флота России. Военно-морские врачи накопили
большой научно-практический опыт сохранения
и укрепления здоровья военных моряков в даль-
них морских походах, при освоении новой тех-
ники, оказания медицинской помощи в боевых
и экстремальных ситуациях, в том числе при ради-
ационных поражениях, острых отравлениях, а так
же при проведении аварийно-спасательных работ.
Развитие военно-морской медицины в послево-
енный период обусловлено созданием океанского
ракетно-ядерного флота. В этот период была соз-
дана система медицинского обеспечения атомных
подводных лодок и надводных кораблей с ядер-
ными энергетическими установками (ЯЭУ). Со-
временная военно-морская медицина приобрела
неоценимый опыт в медицинском обеспечении
кораблей, несущих боевую службу, и при лик-
видации последствий катастроф и аварий, в том
числе в условиях опасной радиационной и хими-
ческой обстановки. В данной монографии пред-
ставлены свидетельства того, что было сделано
страной, ее народом, научными организациями
и медицинской службой ВМФ, рядовыми врачами
в послевоенные годы в создании океанского атом-
ного ракетно-ядерного Военно-Морского флота.
В течение 20-ти лет в Советском Союзе был создан
океанский, атомный, ракетно-ядерный флот, обе-
спечивший ядерный паритет ВМС США и НАТО.
Создана и надёжная инфраструктура для его обе-
спечения. Появились совершенно новые классы
и типы подводных лодок, надводных кораблей,
самолетов, систем управления, средств боевого
и технического обеспечения сил флота, защитив-
шие государственные интересы нашей Родины,
с гордостью неся флаг великой морской державы.
В приказе Верховного Главнокомандующе-
го И. В. Сталина № 371 от 22 июля 1945 г. было
сказано: «Советский народ хочет видеть свой флот
более сильным и могучим. Наш народ создает для
флота новые боевые корабли и новые базы». И уже
в первом послевоенном пятилетнем плане 1946–
1950 гг. законом, принятым 18.03.1946 года, ска-
зано: «Увеличить судостроение в 1950 году вдвое
по сравнению с 1940 годом. Обеспечить строи-
тельство в СССР сильного и могучего флота. По-
строить для флота новые корабли и новые морские
базы». А 9 сентября 1952 года Советом Министров
СССР № 4 098–1616, подписанным И. В. Сталиным
«О проектировании и строительстве объекта 6272»
был дан старт строительству и развитию атомного
подводного флота страны. Мы, старшее поколение,
были свидетелями, а многие и участниками в обе-
спечении строительства легких крейсеров, эсмин-
цев, сторожевых кораблей, тральщиков, ракетных
катеров, более совершенных подводных лодок.
Причем строительство дизельных подводных лодок
(проект 613), крейсеров (проект 68), эсминцев (про-
ект 56) велось крупными сериями. Были перерабо-
таны устаревшие и разработаны новые единые руко-
водящие документы, уставы, наставления, учебные
пособия. В этой программе строительства кораблей
активно участвовала и медицинская служба ВМФ,
в частности, научно-исследовательские лаборато-
рии и кафедры ВММА и ВМедА им. С. М. Кирова,
НИИ ВМФ, на всех этапах проектирования, строи-
тельства и последующей эксплуатации. В изучении
обитаемости вступающих в боевой состав флота
кораблей принимали самое непосредственное и ак-
тивное участие врачи подводных лодок, надводных
кораблей, а также главные специалисты медицин-
ской службы ВМФ, медицинских служб флотов,
флагманские врачи соединений и объединений. Эта
первая программа была выполнена. С появлением
ракетно-ядерного оружия, появилась новая 10-лет-
няя программа строительства Военно – морского
флота 1950–60 гг.
В 1953 г. началось строительство первой
атомной подводной лодки «Ленинский комсо-
мол» (командир капитан 2 ранга Л. Г. Осипенко).
В 1955 году впервые в мире осуществлен пуск
баллистической ракеты с борта подводной лод-
ки «Б‑67» проекта 611(командир капитан 2 ранга
Ф. И. Козлов). В 1962 г. с подводной лодки «К‑102»
проекта 629А (командир капитан 2 ранга С. И. Боч-
кин) осуществлен пуск ракеты из-под воды. Пер-
вый этап создания атомных подводных сил СССР
начался в 1952 и продолжался по 1968 год. Второй
этап развития атомного подводного флота – это
создание ракетных подводных крейсеров страте-
гического назначения (РПКСН) – поколения ПЛА
и приходится на период 1967–1992 гг. Третий этап
развития российского атомного подводного фло-
та начался с 1980 года и продолжается до сих пор.
Если в 1959 году в состав ВМФ СССР была при-
нята первая атомная торпедная подводная лодка 627
проекта, то через 7 лет со стапелей сошли атомо-
ходы второго поколения, которые по своим такти-
ко-техническим характеристикам догнали амери-
канские. Ещё 8 лет, и на вооружении ВМФ нашей
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 69
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
страны пришли корабли третьего поколения. Не за
горами, появится и четвёртое… В течение 1950–
1994 годов было построено: 261 атомная подводная
лодка, 428 дизельных и 61 глубоководный аппарат.
На первом этапе становления мы все привыкли
считать, что первыми врачами на ПЛА были: на
К- 3 Бечик И. И., К –8 Виноградов Ю. И., на К – 5
Корчагин Б. Ф. В это мнение необходимо внести
ясность и историческую справедливость. Пере-
численные выше врачи были назначены врачами
экипажей ПЛА. До начала ходовых испытаний Бе-
чик И. И. был списан по состоянию здоровья и при-
знан негодным к службе на подводных лодках. Не
умаляя его заслуг, необходимо отметить, что сво-
ей деятельностью он принёс достойный научный
вклад в одном из НИИ. Ю. И. Виноградов пере-
дал дела и обязанности начальника медицинской
службы Мазюку И. А. Корчагин Б. Ф. погиб в ав-
токатастрофе. На период ходовых и государствен-
ных испытаний Мазюк И. А. с ПЛА К‑8 был при-
командирован на К‑3. Это первый врач, вышедший
в море на атомной подводной лодке в нашей стране!
В четвёрку первых врачей атомных подводных
лодок входили: К‑3 Долганов В. С., на К‑5 Блаж-
ков И. Н., К‑14 Косач В. А., К‑8 Мазюк И. А., кото-
рые и прибыли в пункт постоянного базирования
на Северном флоте – Западную Лицу на рубеже
1959–1960 гг. В последующем (1961–1963) на пер-
вые ПЛА были назначены: К‑8 Савченко Е. В., К‑21
Овчинников А. Е., К‑3 Горбатенко С. И., на К‑181
Шмидт М. Я. Первопроходцами медицинского
обеспечения ПЛА на Тихоокеанском флоте были
М. И. Лукавский, Ю. А. Савицкий, Е. М. Шепилов.
Первым флагманским врачом 150 –го дивизиона,
а с 1960 года 206 Отдельной бригады ПЛА был под-
полковник м/с Булыгин А. А. В конце 1961 года на
базе 206 Отдельной бригады была создана 1-я Фло-
тилия атомных подводных лодок Северного флота.
Начальником медицинской службы флотилии был
назначен подполковник м/с Зуихин Д. П. Именно
он стал основоположником школы врачей атомного
подводного флота! Так вылито и на медали в честь
его 80-летия, выпущенной его последователями
и учениками. Ф. И. Комаров, генерал-полковник м/с
в отставке, бывший начальник ЦВМУ МО СССР
при вручении ему этой медали генерал-майором м/с
Жегловым В. В., отметил, что это самая дорогая на-
града на его юбилее!
Медицинскую службу первых соединений
атомных подводных лодок на Тихоокеанском
флоте возглавили В. М. Розбаш и В. В. Сосин.
На различных этапах становления и развития ме-
дицинского обеспечения личного состава атомного
подводного флота последовательно возглавляли:
на Северном Флоте – генрал-майоры медицинской
службы Цыпичев (1958–1961 гг.), Семёнов В. В.
(1961–1965 г. г.), Занданов А. Б., Жеглов В. В., Стро-
ганов В. М. На Тихоокеанском Флоте – генерал-
майоры медицинской службы Синельников Г. В.
(1958–1963 гг.), Горбатых П. И. (1963–1970 гг.),
Потёмкин Н. Т. (1970–1974 гг.), Макаренко Б. Г.
(1974–1984 гг.), Гришаев Л. И. (1984–1989 гг.)
Решение медико-биологических проблем ос-
воения кораблей с ядерными энергетическими
установками связано с именами многих воен-
но-морских врачей: А. А. Бескова, Е. В. Велички-
на, Е. А. Жербина, И. Ф. Жильцова, Д. Н. Здрецо-
ва, Д. П. Зуихина, Е. М. Иванова, С. А. Кейзера,
С. В. Толоконцева, А. В. Миртова, Э. Д. Руказен-
кова, И. А. Сапова, Л. А. Тиунова, В. Г. Чвырё-
ва, А. А. Шереметьева-Самусюка, В. В. Довгуши,
В. В. Сосина, О. И. Петрова и многих других. Боль-
шой вклад в обеспечение радиационной безопас-
ности личного состава атомного флота внесли
заместитель Министра здравоохранения СССР
генерал-лейтенант медицинской службы в отстав-
ке А. И. Бурназян, директор Института биофизики
Минздрава СССР академик Л. А. Ильин, первый
директор НИИ гигиены морского транспорта, быв-
ший радиолог ВМФ А. А. Шереметьев – Самусюк.
С 1960 года число походов на боевую служ-
бу подводных лодок постоянно нарастало.
Так, если в 1968 году было совершено похо-
дов: РПКСН – 1, ПЛА – 12, дизельных – 88, то
в 1984 – на счету РПКСН числилось 89 похо-
дов, ПЛА – 85, дизельных – 72. Пространствен-
ный размах действия наших подводных сил ох-
ватывал почти 70% акватории Мирового океана!
Исходя только из количества врачей подводных ло-
док, среднего срока службы на них (6 лет, с учётом
вторых экипажей) и пятидесятилетнего периода
можно сказать, что более 3-х тысяч врачей выпол-
няли свой воинский долг в первичном звене обеспе-
чения личного состава атомных подводных лодок.
Годы труда, совершенствования и гордости, что
каждый внёс свой вклад в поддержание могуще-
ства и морского авторитета свой Родины, каждый
из них может сказать: «Честь имею!». Читая мему-
ары адмиралов и командиров, анализируя сборни-
ки историй дивизий, флотилий, флотилий и флотов
с обидой можно констатировать, что о врачах, на-
чальниках медицинских служб подводных лодок,
врачах медицинских учреждений вспоминают
очень редко (Михайловский А. П., Мормуль Н. Г.).
Забыта напрочь, и недооценивается та роль, ко-
торую медицинская служба кораблей вложила
в рост, карьеру, адмиральские звания и поддержа-
ние боевой готовности. Только в море за период
с 1960 года по 1995 год было проведено около 135
тысяч хирургических вмешательств, из них более
9 тысяч полостных, а в 1963 году врач С. А. Бо-
рисов выполнил нейрохирургическую операцию
и успешно пролечил больного в течение всего даль-
него похода, обеспечив выполнение боевой задачи.
Ликвидация последствий любой аварии требовала
обязательного участия медицинской службы. А ос-
70 «Морской-медицинский журнал», 1`2015
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
военный и внедрённый врачами-подводниками
метод оксигенобаротерапии спас десятки жизней
моряков. К сожалению, часто медицинская служба
«назначалась» крайней или виновной в тех беспо-
рядках, за которые по должности и организационно
несут ответственность другие службы и структу-
ры (у «сильного» всегда «бессильный» виноват!).
В сентябре 1960 г. проходило учение «Метеор»
и впервые наша атомная подводная лодка вышла
в Атлантику. С этого дня начинается освоение
Мирового океана. 17 июля 1962 г. атомная под-
водная лодка «Ленинский комсомол» – первенец
советского атомного кораблестроения всплыла
в районе Северного полюса, где был водружен Го-
сударственный флаг СССР (командир капитан 2
ранга Л. М. Жильцов, руководитель похода контр-
адмирал А. И. Петелин), врач – майор медицинской
службы Валентин Семёнович Долганов. В августе
1963 г. атомная подводная лодка (командир капи-
тан 1 ранга А. П. Михайловский), совершив всплы-
тие в полыньях и разводах, вышла в Тихий океан.
Подлёдное плавание становится обычным делом.
В 1963 году в ВМФ была введена боевая служ-
ба, как вид боевой деятельности сил флота в мир-
ное время, а затем она стала постоянной. Боевая
служба – это совокупность мероприятий и дей-
ствий, проводимых силами флота в мирное время
по единому замыслу и плану с целью предотвра-
тить внезапное нападение агрессора в строгом
соответствии с нормами международного права.
В феврале-марте 1966 года группа атомных подво-
дных лодок Северного флота под командованием
контр-адмирала А. И. Сорокина успешно совер-
шила кругосветный поход в подводном положении
(25 тысяч миль). В эти годы в состав ВМФ стали
поступать современные подводные ракетоносцы,
практически неограниченной дальности плава-
ния, в том числе и подо льдами, на высоких скоро-
стях. Они стали главным родом сил нашего флота.
Трудная задача легла на плечи военных строителей
флота по обеспечению создания объектов базирова-
ния и пунктов управления силами ВМФ. Качествен-
ные, коренные изменения произошли в органах
и частях тыла. Тыл вышел на просторы Мирового
океана для всестороннего обеспечения сил в мо-
рях и океанах. Районами выполнения задач боевой
службы стали все океаны, Средиземное, Карибское
и Филиппинское моря. Формируются постоянно
действующие Атлантическая, Тихоокеанская, Ин-
дийская и Средиземноморская эскадры. Это по-
требовало серьезно пересмотреть организационно-
штатную структуру медицинских служб флотов.
Медицинской службой был разработан целый
комплекс мероприятий при подготовке в походе
и в послепоходовый период, с тем, чтобы обеспечить
своевременное оказание всех видов медицинской
помощи на кораблях в океане и морях, послепоходо-
вый отдых, медицинское снабжение и поддержание
устойчивого санитарно-эпидемического благопо-
лучия. Например, был отменён Приказом ГК ВМФ
скользящий график несения в море боевых смен, не
менявшийся со времён войны и наносивший огром-
ный вред при адаптации организма к условиям по-
хода. В медицинской службе ВМФ были проведены
организационно-штатные мероприятия. Произошли
изменения в медицинской службе флота. Появились
новые должности (радиологи, токсикологи-радио-
логи и др.), созданы новые медицинские учреж-
дения (специальная поликлиника в соединениях
атомных подводных лодок, медицинская лабора-
тории подводного плавания и даже цито-генети-
ческая лаборатория для определения воздействия
на организм подводников малых доз ионизирую-
щих излучений (хромосомные аберрации), создан-
ная в медицинской службе 1 Флотилии ПЛА пол-
ковником медицинской службы Д. П. Зуихиным.)
В это же время были пересмотрены комплекты
медицинских средств, были созданы новые меди-
цинские формирования (ОМОСН, ГТВМГ, спец-
отделения в госпиталях флотов и в Лен ВМБ).
Были сформированы корабельные группы спе-
циализированной медицинской помощи, от-
дельные отряды специализированной медицин-
ской помощи, санитарно-эпидемиологические
отряды соединений кораблей и многое другое.
В 70–80 -ые годы были построены и вошли в со-
став ВМФ новые типы подводных лодок: тя-
жёлые ракетные подводные крейсеры страте-
гического назначения «Тайфун» (проект 941),
автоматизированные атомные подводные лодки
«Альфа» (проект 705), имеющие ядерные реактор
с жидкометаллическим теплоносителем, высо-
коскоростная ракетная атомная подводная лодка
«Папа» (проект 661), глубоководная атомная тор-
педная подводная лодка «Комсомолец» (проект
685), малошумные дизельные подводные лодки
типа «Варшавянка» (проект 877). Программы стро-
ительства ВМФ выполнялись до начала 1980 года.
На атомных подводных лодках третьего поколе-
ния был построен «профилакторий», где предус-
мотрены сауна, бассейн, основное помещение для
отдыха с растениями, светомузыкой, фонтаном,
аттракционом-тренажером, физкультурным залом
со спортивными снарядами, бегущей дорожкой
с датчиками и др. Газовоздушная среда в отсеках –
близкая атмосферной. Бодрствующая смена могла
отдыхать активно в течение 4-х часов ежесуточно.
Проведение научно-исследовательской работы ста-
ло неотъемлемой составляющей военно-морского
врача. Многие врачи кораблей защитили кандидат-
ские диссертации, а Д. П. Зуихин один из первых
защитил докторскую диссертацию, выполненную
на Северном флоте. На Тихоокеанском флоте с 1964
по 1970 гг. было представлено к защите и присвое-
на ученая степень кандидата наук 41-му человеку,
а 5-ти офицерам-медикам – доктора медицинских
«Морской-медицинский журнал», 1`2015 71
ИСТОРИЯ МОРСКОЙ И ПОЛЯРНОЙ МЕДИЦИНЫ
наук: А. С. Солодков, В. А. Матюхин, И. И. Шапиро,
М. В. Портной, В. А. Знаменский. В. А. Знаменским
было сделано открытие в медицине. Он обнаружил
возбудителя дальневосточной скарлатиноподоб-
ной лихорадки. Путем самозаражения доказал, что
псевдотуберкулезная палочка именно и есть источ-
ник этого заболевания. Это еще раз доказало, что
живы лучшие традиции отечественной медицины.
За заслуги в решении задач при проектирова-
нии, строительстве и эксплуатации трех поко-
лений кораблей в области обитаемости, группа
специалистов-медиков была удостоена высокой
награды. В 1972 году за эти работы группа уче-
ных Военно-морского флота была удостоена Го-
сударственной премии СССР. Среди награжден-
ных были: начальник медицинской службы ВМФ
Е. М. Иванов, директор НИИ ГМТ МЗ СССР
А. А. Шереметьев – Самусюк, главный токсиколог
ВМФ О. В. Варнаков, профессора А. Н. Бухарин,
И. Ф. Жильцов, А. В. Миртов, И. А. Сапов, Л. А. Ти-
унов, а также кандидаты медицинских наук С. А. Ке-
рим-Мариус, С. В. Миропольский, П. Г. Ходин.
Медицинская служба ВМФ осуществляла ру-
ководство и оказывала помощь IV управлению
1-го НИИ ВМФ в разработке требований к оби-
таемости подводных лодок, надводных кораблей
(ГНТО‑68 и ГНТО‑76) и других судов флота, и их
согласованию с промышленностью и утверж-
дению как у заместителя Главнокомандующего
ВМФ по кораблестроению, так и у заместителей
министра судостроительной промышленности.
В 1987 г. Была принята новая советская доктрина.
Новое политическое мышление в вопросах войны
и мира. Советский Союз с тех пор начал утрачивать
свои позиции на мировой арене, а затем потерял
государственную целостность, распался. А ВМС
США и НАТО продолжают строительство и подго-
товку флота. В США уже имеется 26 ПЛАРБ с 4600
боеголовками стратегических ядерных сил, 15 удар-
ных авианосцев, в том числе 5 атомных. Флот Рос-
сии уменьшился более чем на 500 кораблей. Только
в 1990–1991 гг. из состава флота было исключено
более 260 кораблей. Списываются на металлолом
142 атомные подводные лодки, из них 18 – с не вы-
груженными реакторами. К 2010 году было раздела-
но и утилизировано более 200 ПЛА.
Недавно конгрессмен США Рон Пол выступил
с такими словами: «Я аплодирую тому, как Путин
смог поднять патриотический дух своей страны.
Я думаю, русские проснулись. Не просто просну-
лись, а стряхнули с себя весь пепел своей прошлой
истории. Забыли политиков-предателей … и просто
живут заново. Знаете, вот эта новая русская армия,
которую мы все видели в Крыму – я должен при-
знаться, это нечто. Русские демонстрируют обра-
зец собранности и сосредоточенности. Обеспечи-
ли целому полуострову безопасность без единого
выстрела, как вам это? Я уверен, что сейчас штаб-
ные генералы НАТО и в Пентагоне сидят и теребят
стопки бумаг с отчетами, пытаясь понять, как це-
лый регион ушёл у них из – под носа. Я уверен, что
русские начинают обретать ту уверенность, которая
была у них раньше. Я говорю не о Советском Со-
юзе, я говорю о Российской Империи, государстве,
которого в мире боялись и били только толпой. Вот
такая Россия возвращается.
В настоящее время происходит постепенное
восстановление былой военно-морской мощи на-
шей страны. Своей книгой мы, ветераны военно-
морской медицины, хотели бы напомнить своим
товарищам-ветеранам о пройденном славном пути,
с благодарностью вспомнить тех, кого уже нет
с нами, а молодым военно-морским врачам посове-
товать изучить опыт, накопленный их предшествен-
никами. В заключение хочется дать ряд практиче-
ских советов тем, кто начинает свой путь в очень
сложной, но очень нужной, интересной и перспек-
тивной службе военно- морского врача! Нам есть,
что Вам подсказать и посоветовать. СЧАСТЛИВО-
ГО ПЛАВАНИЯ!

Email: vit130144@yandex.ru

V.V.Dovgusha